Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

НЕЛЮДЬ


НЕЛЮДЬ
                                                                  Девушка на дороге

      Было довольно поздно. Шоссе уже опустело - редкие встречные машины проносились мимо, мимолетно ослепляя светом фар. Все спешили домой. По обочине шла девушка. Шла легко, несмотря на высокие каблуки. Она не делала никакой попытки остановить спешащие мимо машины.

      Как я заметил ее на темной обочине? Сначала-то я тоже было проехал, но вдруг затормозил. Так, мелькнула мысль: "Поздно уже. Девушка одна - мало ли что". Я не считал себя спасителем одиноких заблудших девушек. Наверняка поцапалась со своим парнем так, что ее выставили из машины. Поступок, конечно, не джентльменский, но не мне судить.

      Девушка подошла к машине, и я, перегнувшись через сиденье, открыл дверь. Она молча села, я тронул машину, плавно набирая скорость. Я покосился на нее. Ого! Она была чертовски хороша собой. У меня были разные девушки и красивые, разумеется, тоже. Но на мою пассажирку можно было глазеть не отрываясь, даже в попытке понять, что же в ней такое есть... Точеный, чуть вздернутый носик? Красиво очерченные, чувственные губы? Мягкие черты лица... Она неожиданно повернулась ко мне, и я встретил насмешливый взгляд каких-то колдовских глаз, это была бездна, в которую я ухнул сразу и навсегда. С трудом оторвавшись от ее глаз, я уставился на дорогу. В голове был полный сумбур. Почему она молчит? Почему молчу я сам?.. Ей что, неинтересно, куда я ее везу? Было странное ощущение – как будто подобрал кошку: беспокоишься, как она там, все ли с ней в порядке, но не приходит в голову заговорить, спросить о чем-то…

      Уже подъезжая к дому я подумал: "Ну и что дальше? Вести к себе? А потом? Что потом?"

      - А вы, вообще-то, где живете?" - (Кретин! Не мог спросить раньше...)

      - Сейчас, по-видимому, придется попроситься к вам. Вы же не спросили, куда меня отвезти. Мне самой было неловко... Ведь вы так галантно подобрали меня на дороге...

      Она рассмеялась так естественно и заразительно, что я тоже засмеялся и еще даже извинился за свою промашку.

      ...Она вошла в мою квартиру как к себе домой, так легко и непринужденно, как будто все время жила здесь.

      Вот так же она вошла в мою жизнь, чтобы превратить ее в ад...

      Я протянул ей шлепанцы, оставшиеся от Наташки, и она скользнула в них как-
то по-свойски, даже не спрашивая, чьи это. Обычно, все спрашивали... Мягким движением поправила волосы, слегка откинув назад челку. Я заметил, что стою столбом и, быстро сбросив кроссовки, сделал приглашающий жест в сторону кухни.

      - Вы не против перекусить? Я чертовски голоден.

      - Было бы неплохо. Чем у вас тут кормят? На три корочки хлеба можно рассчитывать? Или просто съедим вашу кошку? - и девушка плотоядно потерла руки. (Как она узнала, что у меня есть кошка? Маська ведь дрыхнет где-то в шкафу, и наплевать ей, что хозяин пришел).

        - Ну зачем же так кровожадно! Сейчас сообразим что-нибудь.

      Швырнув пиццу в микроволновку и включив чайник, я показал девушке, где находится ванная и туалет. А сам пошел в комнату, соображая, где ее устроить. Она вошла в комнату вслед за мной и спросила:

      - Вы не против, если я посплю на диване?

      Конечно, я был не против, но обычно я сам предлагал, где расположиться моей гостье. Было странное чувство, что не я теперь распоряжаюсь здесь. Мной руководили, вежливо, ненавязчиво, разумно. И было бы странно протестовать и указывать ей на то, что хозяин здесь я. Как-то глупо. Удивительная девушка вписалась в мою квартиру, как кошка - сразу признав все здесь своим.

      ...Ела она как-то вкусно и аккуратно, и было приятно смотреть на это. Ну точно - кошка. И когда челка падала ей на глаза, гостья небрежным жестом отбрасывала ее, откидывая голову назад, и ее шея красиво изгибалась. Опять я, как дурак, таращусь на нее!

       ...На кухню, щурясь и потягиваясь, не спеша, вплыла Маська. Тут же она направилась к гостье и, обнюхав ее, вспрыгнула на колени. Предательница! На меня даже внимания не обратила! Кто здесь хозяин, в конце концов?

      Девушка лукаво посмотрела на меня и улыбнулась. Какая же она милая! Ну разве можно сердиться на нее? Я улыбнулся в ответ и почувствовал, как в груди растекается горячее тепло. Конечно, она здесь хозяйка, я, что, был против?

      - Я устала и, думаю, вы - тоже. Пойдем спать?

      Гостья открыла шкаф и достала оттуда мою рубашку. - Вы не против? - и в ожидании посмотрела на меня. Я только головой замотал и торопливо вышел из комнаты.

      Дав ей достаточно времени переодеться, вошел и замер на пороге. Девушка, облаченная в мою рубашку, уютно поджав ноги, расположилась в кресле и распускала свои волосы, освобождая их от каких-то заколок. Господи, как были грациозны и легки ее движения! Мне захотелось сжать ее в объятиях, припасть к ней жадно и безумно... Стоп! Неловко потоптавшись, прошел в комнату к своей кровати и, усевшись, стянул с себя футболку. С радостью подумал, что у меня отличная фигура, и стыдиться мне нечего. Немного помедлил. Снимать брюки было как-то не очень. Мы еще не настолько знакомы, чтобы разоблачаться при свете.

      И только сейчас, когда появилась необходимость обратиться к гостье, сообразил, что я даже не спросил ее имени! А она, по всей видимости, не испытывала никакой неловкости. Ну как теперь спросить ее имя, когда столько всего уже произошло? Надо быть решительным! Это она у меня в гостях, я ее спас (или не спас?)!

      - А мы ведь даже не познакомились! - В самом деле? - девушка насмешливо взглянула на меня. - Ну, тогда будем знакомы - Елена.

      Я ожидал чего-то необыкновенного, и так просто - Елена...

      - Очень приятно, - церемонный поклон. - Виктор. Лена, скажете, когда гасить свет?

      - Елена, - поправила она и, встав с кресла, направилась к дивану. - Уже можно.

      Я смотрел на ее длинные ноги, как под гипнозом. Да что это в самом деле! Что я, баб не видел? Решительно прошел к выключателю и нажал клавишу. И сразу в голову полезли непрошенные мысли. Она там, на диване. Как она лежит... Ждет ли? Я обернулся и посмотрел в темноту комнаты в сторону дивана. Ее глаза по-кошачьи мерцали, их было видно даже отсюда. Бред! Я просто устал. Стараясь ни о чем не думать, быстро прошел к кровати, разделся и лег. Ну что я за скотина - сам лежу здесь, а она там, на узком неудобном диване.

      - Может, вы ляжете на кровать, а я устроюсь на диване? - неловко спросил я.

      Чего это мне неловко? С какой стати?

      Елена легко (все-то у нее получается легко) соскользнула с дивана и подошла ко мне. Она, что, ждала этого? Я встал и хотел уже отойти в сторону, но она была так близко, теплая, зовущая. Ее прерывистое дыхание мгновенно завело меня, и я, ожидая в общем-то сопротивления, порывисто обнял и впился в ее губы. Вихрь просто подхватил меня, и ничего уже не соображая, понимая только, что гостья и не думает сопротивляться, повалился с ней на кровать...

      Что это было? Я в первый раз не отдавал себе отчета в своих поступках. Она была податлива, как рабыня, свирепа, как львица, и требовательна, как госпожа. Безумие страсти. Никогда раньше... Ну, разве что, по фильмам...
      Я был так измотан, что провалился в сон, еще целуя ее в шею...

      Проснулся в ужасе. Я один?! Мне это все приснилось? Вскочив с кровати, огляделся. Никого. Вон моя рубашка валяется на диване, Наташкины шлепки. Нет! Только не это! Я рванул в коридор и уже оттуда услышал шум льющейся воды из душа. Обессиленно я привалился к стене, только сейчас почувствовав свое усталое, измученное тело. Как катком прошлись. А как же она, Елена? (теперь я смог произнести внутри себя ее имя - Елена. Елена...)

      Дверь ванной открылась, и она появилась из душа, свежая, бодрая, смеющаяся. Замотанная в мое большое полотенце. На плечах еще блестели капли воды. Мокрые волосы высоко заколоты на ее прелестной головке. И сознание мое поехало куда-то. И я бы, наверное, опять бросился на нее как зверь. Но Елена, приложив свой пальчик к моим губам, мгновенно установила дистанцию, и я, как послушный мальчик, покорно отступил. Осталось только пройти в ванную и заняться приведением себя в порядок. Я должен соответствовать!

      Меня не удивило, что завтрак буду готовить я. Непривычно, но порядок был установлен сразу и обсуждению не подлежал.

      Когда я заглянул в комнату, Елена сидела в кресле в моих наушниках и нажимала кнопки моего плеера. Маська, даже не думая идти на кухню за своей порцией корма, расположилась у нее на коленях и счастливо мурлыкала. В тот момент у меня мелькнула мысль, а не лучше ли как-нибудь деликатно спровадить мою гостью? Мелькнула и пропала - Елена с улыбкой посмотрела на меня и мягко произнесла:

      - Мне пора уходить? (Она что, мысли читает?) Я могу рассчитывать на чашечку кофе? Ну, может, немного воды и кошачий сухарик?

      ...Мы сидели за столом и уминали яичницу с колбасой. Это единственное блюдо, которое я умею прилично готовить. Елена была само очарование. Я опять был готов на немыслимые подвиги ради нее.

                                                             Драка

      - Виктор, - это было ее первое обращение ко мне, - а не сходить ли нам куда-нибудь? Я вижу, вы сегодня свободны?

      Пойти с такой девушкой? Да куда угодно!

      Сначала я сводил Елену в магазин, где она выбрала себе другую одежду. Не может же моя девушка ходить в одном и том же? Хотя, на мой взгляд, она была изумительна и в этой. Скромное коротенькое платье, босоножки и прочая мелочь пробили, однако, изрядную брешь в моем кармане. Никак не думал, что эти, на первый взгляд, непритязательные шмотки так дорого стоят! Но всё искупали восторженные взгляды мужиков, которые буквально сворачивали шеи, провожая Елену глазами.

      Как она оказалась той ночью на шоссе? Отпустить такую девушку - только последний дурак на это способен!

      Надо бы созвониться с Димоном - пусть отдаст должок. За ним немало... Где еще?.. Потребовать премию на работе? - есть за что. А там посмотрим.

      Вечером в баре я то и дело ловил взгляды, которые бросали в нашу сторону посетители. Мы сидели за столиком в углу. Я не имел никаких прав на эту девушку и чувствовал себя крайне неуютно и напряженно. А Елена непринужденно сидела, закинув ногу на ногу и с комфортом откинувшись на спинку сиденья. Ее длинные красивые ноги соблазнительно виднелись из-за края стола. Изящно держа в руке рюмку ликера, она смотрела на игру света в напитке, и временами оглядывала зал. Было дикое желание спрятать мою спутницу от всех, или хотя бы заставить ее сесть поприличнее. Заметив мой взгляд и правильно оценив его значение, Елена внезапно предложила: "Давай потанцуем?". Черт! Не очень-то я был уверен в своей способности хорошо танцевать. Так, потоптаться, пообниматься, еще куда ни шло. Но при такой девушке было бы неприятно оскандалиться. Отказывать тоже было нельзя. Здесь и без меня было полно желающих провести время с моей спутницей. И уж куда более способных сбацать что-либо под музыку. Подавив вздох, я встал и помог встать своей даме, предложив ей руку. Пройдя на свободное место посреди зала, мы начали танцевать. Елена приникла ко мне, обхватив мою шею и прижавшись лицом к груди. Я забыл про все, обнимая ее и наслаждаясь запахом волос и тонким ароматом каких-то духов. Она моя! Только моя! И мне наплевать на всех, кто скажет, что это не так!..

      Вернувшись за столик, я обнаружил там букетик цветов, лежащий рядом с ее сумочкой.

      - Какая прелесть! - она быстро обежала глазами зал в поисках дарителя. Ей откуда-то помахали рукой, и Елена послала туда воздушный поцелуй. Мне было чертовски неприятно. Почему я не догадался сделать такой подарок? Да я никогда так не делал!

      - Можно пригласить вашу девушку? - задавая вопрос, парень даже не глядел на меня. И вот тогда я понял, что с меня хватит.

      Елена уже встала, принимая приглашение, но крепко и решительно взяв ее за плечо, я сквозь зубы произнес: "Нет. Мы уже уходим!". Моя спутница с извиняющейся улыбкой пожала плечами, давая всем своим видом понять, что она бы осталась, но вот ее спутник...

      Конфликт вспыхнул, как сухая спичка. Мне ничего не оставалось делать, как отбивать мою девушку от наглых притязаний парня, который верно понял ее улыбку.
К нам поспешили его друзья. Как водится, нашлись и те, кто не против просто почесать кулаки, к счастью, приняв мою сторону. Подоспела охрана...

      Избитый, в порванной рубашке, я, привалившись к перилам импровизированного мостика у бара, оглядывался в поисках моей спутницы. Там же приходили в себя и другие участники безобразной драки. "Брось ты ее, хлебнешь ты с ней горя, парень..." - услышал я. Было горько и, как-то по-детски, обидно. Зачем она так? Могла ведь ... И тут появилась Елена. Танцующей походкой, вся такая чертовски сексуальная и непринужденная, она подошла ко мне и, поднявшись на цыпочки, поцеловала меня в мои, разбитые в драке, губы. Долго и жадно, слизывая кровь. Боль улетучилась, как не бывало, жаркая волна прошла по телу. Моя! Моя! Боже, как я хочу тебя!

      - О, мой герой! Ты дрался, как свирепый тур! Виктор, мой победитель, я люблю тебя!

      Кровь вскипела во мне, и адреналин тугой силой налил мышцы - я был готов к любой драке за свою женщину! Подхватив ее на руки, донес до машины. Никто больше не препятствовал нашему уходу.

      Дома, кряхтя и постанывая сквозь зубы, в ванной я стягивал с себя одежду. Горячий душ немного привел меня в чувство. Хотелось лечь и умереть.

      Сил хватило только на то, чтобы звякнуть в соседнее кафе и заказать пиццу и прочую жратву. Елену, похоже, не интересовало, будем мы что-нибудь есть или нет. И позаботиться обо мне ей тоже не приходило в голову. Эта мысль разозлила меня, я направился в комнату с намерением разобраться с ней в этом вопросе…

      Она лежала на кровати, уютно устроившись, и гладила мою Маську. В моей рубашке. С распущенными волосами. Нежная, красивая, беззащитная. Да что, в конце концов, страшного произошло? Подумаешь, подрался. С кем не бывает.

      В последний раз я дрался, кажется, в классе пятом...

                                           Познакомь меня с ней

      Весь день я не мог сосредоточиться на работе. События, произошедшие накануне, не шли у меня из головы. Все это было слишком невероятно, и так выбивалось из жизненной рутины, что, казалось, произошло с кем-то другим. Не мог я совершить все это! Я ни минуты не сомневался, что, вернувшись домой, обнаружу квартиру пустой… Елена. Кто она? Почему за все это время я ни разу не спросил ее ни о чем? И, вообще, какого цвета у нее глаза? Каждый раз, глядя в них, я не мог уловить их цвет. Я сразу тонул в глубине, погружался в бездну, выныривая из которой, на какой-то миг терял себя. А волосы? Ночью на подушке они были почти черными. А потом? Утром? Я вообще ничего не смог бы сказать о ее облике. Находясь рядом, я просто не видел ее. Только издали – просто обалдевал от того, насколько шикарно она смотрелась. Эти длинные, струящиеся волосы… Так какого же они цвета?

      - Вить, ты опять витаешь в облаках. Шеф уже недоволен. Ты тормозишь всю нашу работу. Что с тобой происходит? Тебя по голове мешком не били? Помятый какой-то. А финик где схлопотал? – мой лучший друг Пашка. Еще со студенческой скамьи. Вместе зашибали, вместе ходили по бабам. Чудом удержались и не вылетели из института. Он знает меня, как облупленного. И я его тоже.

      Что я могу ему сказать? Что подобрал на дороге какую-то девушку, провел с ней ночь, потом подрался из-за нее в баре? Я же не зеленый пацан, чтобы совершать такие подвиги!

      - Да так, об шкаф ударился, - смешнее причины не придумаешь.

      Пашка хмыкнул и протянул: «Ну, ну… Не хочешь сегодня зайти? Программку классную раздобыл, посмотрел бы, ты у нас спец». Я сразу вскинулся: «Класс! Обязательно. А твой точно ее потянет?»

      И тут обухом по голове – Елена. Она же ждет меня! И сразу мелькнуло воспоминание: когда уходил, она лежала полунакрытая одеялом – такая сладостная, манящая, волосы змеями рассыпались по подушке. И моя Маська, лениво поднявшая голову и не пожелавшая покинуть Елену, чтобы проводить меня до двери.

      Еще недавно я считал, что моя гостья ушла от меня…

      - Нет, знаешь, не сегодня. Совсем забыл… - предлог для не обидного отказа упорно не находился.

      - У тебя, что новая пассия? – Пашка как-то странно и озадаченно смотрел на меня. Он уже сложил в уме мой вид, рассеянность, жалкие попытки соврать.

      - Ну, ты того… не очень зарывайся. Может, меня в гости пригласишь, познакомишь?

      Чтобы Пашка увидел мою Елену?! Выражение моего лица было весьма красноречиво.

      - Ну и черт с тобой! Жениться тебе надо, вот что! – и, постучав пальцем по клавиатуре, напомнил: «Арбайтен!..»

      Домой я несся, как будто за мной гнались… Ее нет, она ушла! Конечно, ушла. Что я ей? А вдруг… Елена…

      Когда я отпирал дверь, руки тряслись. Так. Надо немедленно успокоиться, я что – псих?.. Псих, да, псих! – пинком распахнув дверь, вбежал в комнату, едва не зацепившись в коридоре ногой за коврик… Она была там!!!

      Елена медленно кружилась по комнате в танце. Ее волосы то летели вслед, то мягко обнимали ее стан. Руки взлетали, как птицы, и, казалось, что она вот-вот взлетит, подхваченная мелодией. Неизвестная мне музыка, только сейчас ворвавшаяся в сознание, обволакивала и опьяняла, звала за собой в неведомое наслаждение…
 
     Я очнулся, потому что Елена остановилась и не спеша пошла ко мне. Застыв, как под гипнозом, я ждал. Ее мягкое, податливое тело прильнуло к моему. И, когда наши губы встретились, все потеряло свое значение. Мы были одни в этом мире. Я бы не смог сказать, где я, мое тело, а где она. Мы были едины: одно дыхание, один круг кровообращения, одно сердце.

      - Я люблю тебя, Елена. Я тебя люблю. Только тебя. Никого не было прежде, и никого не будет потом!

      Я посмотрел на ее лицо, лежащее передо мной на подушке в обрамлении волос. Глаза были бездонны. Мягкая улыбка мелькнула на ее губах. Она серьезно ответила: «Я тоже люблю тебя, Виктор. Ты – мой единственный, мой потрясающий мужчина!»

      Я был так голоден, что мы, быстро одевшись, спустились в ближайшую кафешку… Много усилий уходило на то, чтобы прилично есть, а не пожирать еду. Только утолив первый голод, я взглянул на свою спутницу. Елена изящно ковырялась вилкой в тарелке (она, вообще, бывает голодной?), со вкусом запивая все вином, глядя вокруг и болтая при этом ногами, благо высокий табурет это позволял. Да это же девчонка! Совсем молоденькая! Я чуть рот не разинул. Куда девалась та, с кем я сейчас занимался любовью? Томная и страстная, искушенная в любви, женщина? Что за наваждение? Я огляделся. Посетителей было немного. На нас никто не смотрел, никто не пялился на мою спутницу.

      Все! Сейчас расплачусь и - адью! У каждого своя дорога. Мне завтра рано вставать…

      И снова она как будто прочитала мои мысли! Девушка легко соскочила с табурета и вдруг протянула мне свой бокал: «Давай выпьем на брудершафт на прощание?». Ее рука обвилась вокруг моей и заставила взять мой бокал. Я слез с табурета, чтобы было удобнее пить, перекрестив руки. Вино вдруг показалось необыкновенно вкусным. Лицо Елены так близко, ее носик, губы, глаза…

      Я донес ее до квартиры на руках…

      … В конце недели Пашка подошел ко мне и, внимательно глядя на меня, серьезно сказал: «Слушай, познакомь меня с ней!»

      - С кем?

                                                  Вечеринка

      - Это просто свинство с твоей стороны! Я всю неделю вкалывал за тебя, обманывал шефа. Ты же совершенно невменяемый! Что это за девушка? Анжелина Джоли? Анфиса Чехова? – Пашка был прав. Он имел право увидеть девушку, из-за которой так старательно выгораживал меня перед шефом и реально мог нарваться на неприятности. – У меня завтра небольшая вечеринка планируется, приходи. Посидим.

      Я промямлил нечто невразумительное и поспешно ушел. У меня и в мыслях не было знакомить Елену со своими друзьями. Почему? Раньше я от них не скрывал своих девушек.

      Когда мы возвращались из кинотеатра, Елена вдруг спросила: «Виктор, когда ты познакомишь меня со своими друзьями?»

      Я невольно вздрогнул, появилось ощущение, что Елена знает о моем разговоре с Пашкой. Увиливать было бессмысленно, и я сказал о приглашении на вечеринку. Моя спутница восприняла мое сообщение со спокойным удовлетворением. Я и не ждал бурной радости, но ее реакция все-таки меня смутила.

      Когда мы пришли к Пашке, веселье было в разгаре. Гремела музыка, слышался звон бокалов, женский смех и гомон голосов.

      - Кто пришел? Эй, эй, давайте знакомиться. Вить, представь обществу свою девушку! – я заметил, что Паша несколько растерялся при виде Елены. Однако галантно поцеловал ее протянутую руку.

      Появление Елены произвело фурор среди гостей. Девушки как-то поутихли, а мужики, наоборот, оживились. Пашка задержал меня в коридоре. «Слушай, эти шмотки на ней, надеюсь, не ты купил? Ты что, выиграл в рулетку или ограбил банк?» - шепотом поинтересовался он. «Да так, взял одну халтурку, заплатили по–царски» - промямлил я.

      Когда мы вошли в комнату, то обнаружили, что обстановка переменилась. Там царила Елена. Она непринужденно сидела в кресле, держа в руках наполненный бокал, а вокруг нее толпилось все мужское общество. Дамы сидели отдельной кучкой и, видно, обсуждали ее. Мне просто не было места около моей же девушки. Пашка плеснул мне что-то в фужер и, взглянув на выражение моего лица, потянул меня на балкон – «проветриться», - как он выразился. Я вяло отпивал из фужера, прислушиваясь к голосам, доносящимся из комнаты. Мой друг пытался растормошить меня. Спрашивал про Елену. Травил анекдоты. И вдруг мы услышали звон бьющегося стекла, крики, шум сдвигаемой мебели. Я, оттолкнув Пашку, бросился в комнату.

      Атмосфера комнаты была крайне напряженной. Олег и незнакомый мне парень стояли, вцепившись друг в друга. Девушки что-то возмущенно кричали, мужики столпились вокруг драчунов, пытаясь их разнять. Полная неразбериха и неприятное ощущение причастности ко всему этому моей спутницы. Я, обойдя сторонкой компанию, быстро вышел из комнаты, в поисках Елены. Ее нигде не было. В растерянности открыл входную дверь и вышел… Елена была там. Она взасос целовалась с Андреем, прижимаясь к нему всем телом. Парочка была так занята собой, что даже не услышала шума открываемой двери. С минуту я стоял, не веря в то, что видел. Потом душная волна гнева захлестнула меня, и я бросился на Андрюху (ну как он мог так поступить со мной?). Я вложил в удар все бешенство и обиду, и он отлетел к стене. Потом, пошатываясь, поднялся и вдруг с каким-то рыком бросился на меня. С маху припечатав к двери, двинул мне по челюсти, потом в живот. Задыхаясь и хрипя, я размахивал кулаками, пытаясь превратить его лицо в кровавое месиво…

      Когда нас разняли, разобрались в чем дело, привели в более-менее приличный вид, оказалось, что моя девушка куда-то пропала. Все чувствовали себя неловко. Желания продолжать вечеринку ни у кого не было…

      Я плелся к дому, то и дело сплевывая кровь. Зубы, хотя некоторые и шатались, вроде были целы. В горле саднило, в животе тупо пульсировала боль. Ни о чем не хотелось думать, просто прийти домой и лечь. Дверь квартиры была чуть приоткрыта. Я тупо удивился и, толкнув ее, вошел.

      Она лежала на кровати, и при свете ночника казалась трогательной и беззащитной. Глаза Елены неотрывно смотрели на меня и были огромны, как у кошки. Шатаясь, я подошел к постели. «Как ты попала в квартиру?» И тут моя Маська, лежащая рядом с ней, приподнялась с угрожающим видом, вздыбила шерсть и зашипела на меня. Несмотря на изматывающую усталость, я начал закипать от гнева. «Брыыысь!!!» - заорал я. Успокаивающим жестом, Елена придержала МОЮ кошку и, улыбнувшись, сказала: «Ты же сам дал мне ключи и велел идти домой без тебя. Сказал, что хочешь решить пару вопросов и придешь позже». Абсурдность заявления совершенно сбила меня с толку. Когда я мог дать ей ключи? Как мог отпустить ее одну поздним вечером? Выгнать ее к чертовой матери, хватит мне проблем!.. Молча смотрел я на Елену. Гибким движением она поднялась с кровати и, шагнув ко мне, ласково провела рукой по лицу. Боль отступала, оставляя расслабленность и негу. «Я люблю тебя, Виктор!». Мягкая хрипотца ее голоса заставляла трепетать мое сердце.

      «Как я мог забыть про ключи? Сделал глупость – отпустил одну, что, не мог решить все на работе?»

      Ночь была нежна…

                                                     Я УБЬЮ ТЕБЯ!

Утром, нежась в постели рядом со спящей Еленой, я пытался вспомнить вчерашний вечер. Мы, кажется, заходили к Пашке. Он хотел мне показать новую программу, которую приобрел у одного знакомого. Только я что-то не мог вспомнить, смотрел я ее или нет? Какая-то заноза сидела в голове, не давая покоя. А потом позвонил Пашка.

- Витя, поговорить бы надо.

Мне очень не понравился его голос, он прямо звенел от напряжения.

- Что-то случилось? – напрягся я. В трубке какое-то время молчали, потом Паша сказал со странной интонацией: «Знаешь, что, Витя, выходи-ка ты во двор и жди меня в скверике. Я сейчас подскочу».

Я оглянулся на Елену. Она пристально смотрела на меня, и вдруг, выгнувшись дугой, сладко потянулась. Не выдержав этого завораживающего зрелища, я потянулся губами к ее нежному, упругому телу. Кожа у нее была удивительно шелковистой и чистой. Прижавшись к ней лицом, я стал целовать Елену со все разгоравшейся страстью. Как же она была хороша! Я любил ее до умопомрачения, до полной потери себя.

Яростный звонок в дверь будто пронзил электрическим током и вырвал из любовного морока. Вскочив с кровати, запутавшись в простыне, я чуть не свалился на пол. Пытаясь быстро натянуть брюки и рубашку, я бестолково метался по комнате. Потом метнулся к двери и, открыв ее, выпустил Елену и впустил Пашку…
Мы стояли в коридоре, молча уставившись друг на друга. «Это что, была она?» - спросил, наконец, он. Ничего уже не соображая, я вбежал в комнату – Елены не было.

Так это она сейчас вышла из квартиры? Как она смогла одеться быстрее меня? И ведь я даже не видел, чтобы девушка одевалась! Не видел, или не замечал? Наверное, мои попытки сообразить, что произошло, затянулись бы надолго, если бы не мой закадычный друг. Паша подошел ко мне, взял меня за ворот рубашки и хорошенько встряхнул. Он заглянул мне в глаза и спросил: «Почему ты не пришел? Я тебе звонил минут 10–15 тому назад, ты был готов выйти. Насколько я знаю, наркотой ты не балуешься. Но ведешь себя так… Ты хоть помнишь, что было вчера?» Воспоминания вчерашнего вечера обрушились на меня с такой силой, что я стоял столбом, не в силах поверить в произошедшее. Словно издалека услышал я Пашкин голос: «Ты сломал нос Андрюхе и, кажется, пару ребер». «Не может быть! Ты уверен? Тут нет никакой ошибки?»

Паша обошел меня, будто я был предметом обстановки, и прошелся по комнате. Он так внимательно все осматривал, как будто никогда не был здесь. Зачем-то провел рукой по тумбочке, оставив следы в пыли, покрывавшей ее. Посмотрел на меня. «Твоя девушка ведь недели две точно у тебя живет? Она хоть раз убралась в доме?» Он открыл шкаф, с удивлением перебрал пару вешалок с вещами Елены. «Это что, все ее вещи? Моя Наташка уже полгардероба у меня заняла. Правда, шмотки не такие роскошные, как эти…»

Он пошел на кухню, а я, как баран, плелся за ним. Что он имеет в виду?
Пашка быстро оглядел кухню, открыл холодильник, хмыкнул: «А чем же, интересно, вы питаетесь?» Я неопределенно пожал плечами: «Да так, как-то…» «Тебе, я вижу, все это не кажется странным. Витя, очнись, скажи мне, кто она? Ты фамилию ее хоть знаешь? Где вы с ней познакомились? Твоя девушка уже достаточно долго живет у тебя, но, кроме пары вещей в шкафу, невозможно сказать, что здесь кто-то живет, кроме тебя. Она же человек, не кошка какая-нибудь: пришла, пожила, ушла и никаких следов?»

Мне нечего было ему ответить. Я просто ждал, когда он уйдет. Тоска сжимала сердце. Куда ушла Елена? А вдруг она больше не придет? Из-за него не придет. Я исподлобья смотрел на моего друга. Тяжелая, глухая ненависть поднималась во мне. Медленно пошел я на него, вытесняя в коридор. Пашка пятился, не сводя с меня испуганного взгляда. «Ты что, сдурел?!» И тут я ударил его в лицо, сильно и страшно, потом бил, уже не разбирая куда, мне хотелось раздавить его, уничтожить. Сволочь, гад, не смей лезть в мою жизнь! Я убью тебя!.. Остановило меня мяуканье Маськи, странно, как я вообще его услышал. Тяжело дыша, привалился к стенке и посмотрел на кошку. Она сидела на пороге комнаты и внимательно смотрела на меня. Черт! Черт! На мгновение мне показалось, что на меня смотрит Елена! Тяжело вздохнув, я взвалил тело моего лучшего друга себе на плечи и потащил из квартиры. В голове было пусто, все делал, как во сне: втащил его в лифт, нажал кнопку первого этажа.

Просто удивительно, что мне никто не встретился. Хотя, в том состоянии, в котором я находился, мне было абсолютно все равно. И ни о каких последствиях своего поступка я не думал.

Вернувшись в квартиру, я, как маятник, стал шататься туда-сюда. Бесцельно кружился по комнате, садился, вставал, и вдруг понял, что вою, как волк, тоскливо и надрывно. Лишь одна неотступная мысль билась в голове: «Где Елена? Где Елена?..»

Мне стало ясно, что я долго не выдержу и помчусь ее искать. Где? Как? Куда?..

Дверь открылась, я кинулся в прихожую… Она невозмутимо оглядывала коридор: беспорядок, пятна крови. Потом, легко ступая, обошла кровь, подошла ко мне и ласково спросила: «Как ты тут без меня? Скучал? Виктор, помни, что я люблю тебя. Пойдем в ванную, тебе надо привести себя в порядок. Мне не нравятся грязные и потные мужчины».

В полной эйфории я принимал душ и неотступно думал о моей Елене.
Она была как всегда нежна и прохладна. Она дарила мне покой и иступленное сладострастие, негу и яростный всплеск любви.

Пиццу я заказал по телефону…

                                                                  ОГРАБЛЕНИЕ

Понедельник. Когда я появился на работе, шеф вызвал меня к себе. Сидя в кресле напротив, он задумчиво постукивал ручкой по листу бумаги, изредка поглядывая на меня.

- Виктор, за все время, что вы у нас работаете, вы показали высокий профессиональный уровень. Более того, ваши идеи принесли фирме немалую прибыль. Вы у нас – высокооплачиваемый специалист. До сего времени я собирался продвинуть вас по служебной лестнице. Но тут… ряд обстоятельств… Может, вы проясните картину? Если у вас какие-то трудности, ну, там, в личной жизни, или еще где, так вы скажите, руководство всегда пойдет вам на встречу.

- …

- Вы не хотите говорить? Виктор, давайте поступим так – вы возьмете отпуск, отдохнете, решите свои проблемы. Все мы люди. Потом придете и, надеюсь, начнете работать с новыми силами. Ну так как?

- Да. Благодарю вас. Думаю, так будет лучше, - пробормотал я.

- И, кстати, вы не в курсе, где Павел? Он ведь, кажется, ваш друг? Он не вышел на работу, к телефону не подходит…

Я отрицательно мотнул головой. Шеф неодобрительно посмотрел на меня, вздохнул и взмахом руки отпустил.

Вернувшись за свой стол, я задумался. Сегодня уже неоднократно у меня интересовались, где Пашка, почему не пришел и т.д., чем совершенно меня достали. Я быстро набросал заявление об отпуске и, не в силах нести его на подпись к начальству, трусливо оставил на столе и сбежал.

Мне необходимо было все обдумать. События накатывались на меня такой лавиной, что мой мозг уже не справлялся с потоком информации. Сев в ближайшем кафе, я попытался разложить все в порядке следования. Я всегда гордился своими аналитическими способностями, умениями выделить главное и спрогнозировать последствия. За что, собственно, и ценили на работе. Но теперь моя голова была как в тумане. Я плохо помнил, или вообще забыл многие произошедшие события. И главный вопрос: где Пашка? Смутные воспоминания меня просто пугали. Произошло что-то страшное, чему я был виной, но что? И тут зазвонил телефон. Поспешно пошарив по карманам, я выудил мобильник, быстро нажав на кнопку ответа, поднес его к уху. Невольный вздох облегчения вырвался у меня, когда я услышал голос моего друга. Говорил он почему-то тихо и как будто издалека. Пашка просил меня приехать к нему и назвал адрес больницы. Больницы? «Ты в больнице? Почему? Тебе плохо? Да-да, конечно, уже еду!» Я сорвался из-за столика кафе и опрометью кинулся к машине…

Проезжая мимо больничной ограды и ища место для парковки, я вдруг увидел девушку, очень похожую на Елену. Она шла легкой, гарцующей походкой, на ходу пиная камушек и помахивая маленькой изящной сумочкой. В некотором отдалении шли двое парней, с явным намерением познакомиться. Проезжающая мимо машина приветственно бибикнула красивой, веселой девушке, и Елена (Господи, это была она!) легко помахала рукой. Я поравнялся с ней и, подрулив к тротуару, распахнул дверь с ее стороны. Она, улыбнувшись, изящно впорхнула внутрь, вызвав недовольный свист у шедших за ней парней. Я не успел ничего спросить, как Елена жизнерадостно воскликнула: «Виктор, чертовски хочется мороженого! Здесь есть, где получить это холодное наслаждение?»

Отлично! Как она угадала, что я уже полдня хочу именно мороженого? Какая умница!

Развернувшись, мы поехали искать кафе. Мне, разумеется, не пришло в голову спросить, как она сюда попала и что здесь делала? Я почему-то не сомневался в том, что у нее нет денег, и даже в том, что они ей вообще не нужны. Звонка мобильника я не услышал, а позже обнаружил, что он вовсе разряжен. И неприятной новостью для меня стало то, что денег в бумажнике оказалось меньше, чем я рассчитывал. И на карточке осталось мало средств. Что-то я в последнее время повадился транжирить деньги. Ну и где их теперь взять? Я теперь в отпуске за свой счет. Все возможные должники уже расплатились, хоть и со скрипом. Где взять деньги?..

Возвращались мы поздно вечером. Моя спутница предложила прогуляться пешком. Это была хорошая идея, как и всё, что исходило от Елены. Улица почему-то была плохо освещена. Навстречу нам усталой походкой шел мужчина. Он нес дипломат. Моя спутница тихо шепнула мне: «А вот и деньги!» Я сначала не понял, что она имеет ввиду, а Елена уже шагнула к прохожему и нежным голосом попросила закурить. Мужчина, посмотрел на нее, поставил дипломат между ног и полез в карман пиджака за сигаретами. Он достал пачку и протянул ей. Мило улыбнувшись, Елена, вынула сигаретку и выжидающе взглянула на него. Тот достал зажигалку и несколько раз чиркнул. Зажигалка почему-то не желала загораться и, досадуя на это обстоятельство, мужчина, с извиняющейся улыбкой, стал терзать зажигалку. Елена кивком головы указала мне на дипломат. Это было дико. Это шло вразрез с моими жизненными установками… Резким движением схватив дипломат, я рванул в сторону машины.

Только через два квартала я заставил себя остановить машину. Сидя в полном отупении, чего-то ждал. Где в этот момент была моя девушка, что она делала? Может отбивалась от разгневанного прохожего, или ее уже забрали в милицию? Со стороны пассажирского сиденья в стекло машины постучали. С ужасом взглянул я в окно. Там стояла Елена и улыбалась. Я рывком распахнул дверь. «Поехали, мой дорогой. По-моему, нам пора домой».

Сидя на диване и стараясь ни о чем не думать, я пытался открыть дипломат. Елена валялась на кровати в обнимку с Маськой и, казалось, мурлыкала вместе с ней. Когда ей надоела моя возня с дипломатом, она отобрала его у меня и открыла своим длинным, острым ногтем. Я пораженно уставился на аккуратные пачки денег. На месяц безбедной жизни точно хватит.

Все это напоминало какой-то боевик, и где-то на километр отстояло от обычной нормальной жизни. Но я уже понимал, что возврата к прошлому быть не может. Я перешел некую грань, за которой меня не ждало ничего хорошего…

                                                                     В ПЛЕНУ МОРОКА

На следующий день возникла необходимость купить, наконец, новую бритву, крем для бритья и прочие необходимые для мужчины предметы гигиены. Елена почему-то не хотела отпускать меня одного, но и тащиться со мной по моим нуждам тоже. Когда я вышел из подъезда, то невольно задержался на крыльце – погода была обалденно хороша, не хотелось никуда торопиться. Было такое ощущение, какое бывает после долгой болезни, когда радуешься и солнышку, и небу, и свежему воздуху. Казалось еще немного, и я сброшу со своей души тяжелый камень. Неторопливо дошел до детской площадки. Там вовсю копалась малышня под бдительным присмотром бабушек и мамаш.

Подумав, что спешить, собственно говоря, некуда, я уселся на скамейку, блаженно вытянув ноги и снисходительно глядя на детскую колготню вокруг. И невольно прислушался к возбужденному разговору взрослых представителей местной фауны. Чем больше слушал, тем больше сжималось что-то внутри и нарастал иррациональный страх. Обсуждали вчерашнее происшествие, которое передавали в последних новостях, и случившееся в соседнем районе. О каком-то пожилом мужчине приличного вида, который найден в весьма плачевном состоянии и в явном умственном расстройстве. На открытых частях тела (лице, шее, руках) видны глубокие кровоточащие раны неясного происхождения. Он находится в сильнейшем стрессе, не может сказать ничего вразумительного. Документов при нем не найдено. Судя по тому, что показали видеокамеры, мужчину драло когтями какое-то животное.
Как в дурном сне встал я со скамейки и медленно потащился куда-то по улице. На душе было тяжело и муторно. И страшно. Позади себя я услышал дробный стук каблучков, который догонял меня, и мне захотелось помчаться от него сломя голову.

Я судорожно обернулся, подумав - вдруг это Елена!... И с облегчением увидел Елену. Она, смеясь, подбежала ко мне. «Виктор, я не могла дождаться тебя – так соскучилась! Ты ведь помнишь, что я люблю тебя?!» Она подхватила меня под руку, и мы весело зашагали в универмаг. И вдруг проезжающая мимо нас машина резко затормозила. Из машины выскочила женщина и бросилась к нам. Это была Наташа – Пашкина любовь. Она подлетела ко мне, вцепилась в мою рубашку и закричала: «Ты, ты во всем виноват! – в голосе ее слышалась истерика. – За что ты избил его?! Что он тебе сделал? Он – твой лучший друг! Что ты с ним сделал?! Пашка лежит в больнице под капельницей, а ты разгуливаешь по улице со своей девкой! И заявление в полицию не хочет писать, ему, видите ли, стыдно за своего друга. Боится, что посадят тебя, сволочь!» Наташка зарыдала. Сквозь всхлипывания она жаловалась, что от неё полиция заявления не принимает. Растерянно слушал я ее рыдания, но до сознания они не доходили. С недоумением я посмотрел на Елену. Спокойными и сильными движениями она оторвала Наташины руки от моей рубашки и с размаху залепила той пощечину. В ошеломлении Наташка схватилась за щеку, располосованную до крови. А моя спутница, пристально глядя ей в глаза, процедила: «Запомни, накрепко запомни – Виктор тут не при чем! И если еще раз ты припрешься сюда, сынишка твой увечный не проживет и дня!»

Наташа в ужасе прошептала: «Откуда ты знаешь…» Конец фразы я не услышал, потому что Елена резко развернула меня и увела прочь, негромко напевая легкомысленную песенку про львенка и черепаху. Эта песенка всю дорогу крутилась в моей голове.

Мы отлично провели время, заскочив еще и в боулинг. Я был там в первый раз в жизни. Все мои познания в этом виде спорта исчерпывались тем, что я видел в кинофильмах. Оказалось, что это жутко увлекательно! А моя девушка играла просто потрясающе. Вокруг нас собралась неплохая компания, мы пили, играли, снова пили. И я не понял, как очутился дома. В комнате горел ночник, голова раскалывалась от боли, в горле пересохло. Со стоном я сполз с кровати, прошлепал в ванную и долго пил из крана холодную воду. Немного придя в себя, я обнаружил, что Елены нет.

Мною овладело чувство покинутости и неуверенности. Сев в кресло, я начал убеждать себя, что она скоро придет. Конечно придет. Нужно только немного подождать. Маська вспрыгнула ко мне на колени, чего она давно уже не делала. Я гладил ее нежную шкурку, а перед глазами неотступно стояла Елена. Не знаю, сколько мы просидели так. Постепенно во мне окрепла уверенность, что пора идти на поиски. Хотя я по-прежнему не знал, где ее искать.

А мысль, что она в этот момент может заниматься любовью с другим, приводила меня в исступление. С твердым намерением найти свою девушку во что бы то ни стало, я вышел из квартиры. Услышал, как открылась дверь лифта, смех, быстрые поцелуи и «пока-пока». С закипающим, как вулкан, гневом, рванулся в сторону лифта. Навстречу мне вышла, конечно, она, Елена. С нежной улыбкой кинулась в мои объятия и, страстно целуя меня в губы, прошептала: «Что же ты ушел так рано? Я без тебя соскучилась! Ты ведь помнишь, что я люблю тебя?!» …

                                                                     Я СОШЕЛ С УМА?

Это была странная ночь. Может, и в остальные ночи так было, просто я спал. А тут вдруг проснулся. Сначала не понял, что же меня так испугало. А потом… Слева от меня лежала не Елена. Рядом со мной вытянулась и сладко спала здоровая кошка. Сквозь щель в шторах пробивался яркий лунный свет. И в этом свете шерсть кошки сверкала и переливалась колдовским сиянием, а там, где была тень – она была густого черного цвета. Волосы у меня на голове зашевелились. Чуть поодаль лежала моя Маська, и она почувствовала, что я проснулся, подняла голову и посмотрела на меня. Ее глаза поблескивали в лунном свете. Она мяукнула, и я не сомневался, что это было предупреждение. Но не мне. Кошка, лежащая рядом со мной, зашевелилась и мягким, утомленным голосом произнесла: «Виктор, ночью надо спать. А то привидится что-нибудь». Она, как и моя Маська, подняла голову и пристально посмотрела на меня. Глаза ее были огромны и сверкали… Елена повернулась ко мне и мягко обняла меня: «Не спится, любимый?» Прикосновение ее нежной кожи (шкурки?) было приятно и успокаивало.

Не знаю, и чего я встревожился? Все, как обычно – со мной моя любимая женщина…

Круговерть последующих дней не оставляла времени на раздумья. События неслись, как поезд под откос. Казино, бары, рестораны, какие-то поездки с шумной компанией неизвестных мне людей. Елена периодически пропадала куда-то, и это приводило меня в отчаяние. Но всегда, стоило мне кинуться на поиски, она появлялась, и все вставало на свои места. Ни разу она не опоздала, как будто чувствовала меня на расстоянии.

Деньги кончились внезапно и быстрее, чем я рассчитывал. И это напомнило мне, что я где-то работаю, или работал? Сидя в машине, я ожидал свою девушку, которая пропадала в бутике и примеряла очередные шмотки. И вдруг сорвался, и, стараясь ни о чем не думать, помчался прочь. Приехал туда, где, по моим предположениям я работал. Вошел в офис. Сотрудники с недоумением уставились на меня. Я почувствовал некую неловкость в их поведении. Они явно не знали, как реагировать на мое появление. Здороваясь и кивая, прошел в свою (?) комнату. Там сидел незнакомый мне парень. Он поинтересовался, что мне нужно, ищу ли я кого-то? Я растерянно молчал. В комнату за мной вошел мой шеф. Мы поздоровались, и он предложил пройти в его кабинет. Там, после непродолжительного молчания, шеф спросил, где я пропадал все это время. Ответить я не смог. Тогда он сухо и спокойно поставил меня в известность, что после окончания моего отпуска, мне неоднократно звонили, посылали сотрудников ко мне домой (!). И вдруг я появляюсь, ничего не могу объяснить и веду себя довольно странно. Может мне следует обратиться к психиатру? В любом случае, я могу считать себя уволенным.

Тяжело поднявшись и не произнеся ни слова, я вышел из кабинета.
Как потерянный, шел я по коридору. Итак, я остался без работы. Работы, на которую я ходил с удовольствием, и которая была мне интересна. Более того, за которую мне платили очень хорошие деньги. Почему так произошло, кто виноват в этой череде несчастий, из-за которых я остался без средств к существованию? Что же теперь делать? Видимо, придется искать другую работу. Как хорошему специалисту, найти ее будет не очень трудно, но на это уйдет много времени. А я без денег. И главное, у меня не было уверенности, что и на новой работе не случится то же самое.

Открылась дверь, мимо которой я проходил в этот момент. И я нос к носу столкнулся с Пашкой! Я остолбенел. А Пашка, криво улыбнувшись и стараясь не встречаться со мной глазами, сказал: «Мне передали, что ты здесь». Мы стояли в коридоре и не знали, о чем говорить. Потом он тихо спросил: «Вить, ты как? Она все еще с тобой?» Кажется, хуже, чем тогда, я себя никогда не чувствовал. Я был так виноват перед ним, что просить прощения было бессмысленно. И, даже умирая от голода, я бы не смог попросить у него в долг. Потоптавшись, мы расстались, как чужие. Уходя, я чувствовал спиной его взгляд. И услышал его слова, сказанные негромко и с горечью: «Терпеть не могу кошек, на редкость бессовестные создания». На мгновение я замер, но так как ответить мне было нечего, пошел дальше к выходу из офиса. Я всегда знал о его неприязни к этим животным. Приходя ко мне, он всегда пшикал на Маську, и она убегала от него. Но что он имел в виду, сказав мне вслед эти слова?

Итак, я потерял и друга. Моего единственного друга. Остальные не в счет, так – хорошие знакомые. Что будет дальше со мной? Кто-то вдруг взял и перевернул всю мою жизнь. Я чувствовал себя вырванным из привычного мне мира, все было зыбким и неверным. Не на что было опереться. Я не знал, что произойдет в следующий момент, где я окажусь, что сделаю. Нарушу закон? Украду, убью кого-нибудь? Бог ты мой, выходит, что я за себя уже не отвечаю? А кто отвечает?

Я шел по улице неизвестно куда, потерянный, слепо глядя перед собой. Дорогу мне перебежала рыжая кошка. Я остановился и посмотрел на нее. Кошка сидела на обочине и тоже смотрела на меня. И мне показалось, что я узнаю этот взгляд. Тогда я огляделся в поисках своей машины, определился, куда забрел, и побежал к ней. Сев за руль, поехал в ближайшую больницу, которую помнил. Машин было, на удивление, мало. Женщина, шедшая по тротуару, оглянулась на меня и вдруг кинулась под мою машину. В ужасе я затормозил, кинулся из машины посмотреть и увидел кошку, придавленную колесом...

                                                         НОВАЯ ЖИЗНЬ?

Я очумело уставился на погибшее животное. Колени мои ослабли, и я привалился к машине. Я услышал гудок машины, которой я преграждал путь, но, конечно, мне было не до нее. Вскоре собралась небольшая толпа: некоторые жалели кошку, некоторые недоумевали, что же привело меня в такой ступор. "Ну кошка, и кошка - не человек же! Ехал бы дальше, не преграждал дорогу машинам". Под давлением общественного мнения я сел в машину, впрочем, мало что соображая, и отъехал чуть назад, чтобы развернуть колеса и объехать несчастную кошку. Не оставалось никаких сомнений, что мне необходимо попасть к врачу. Подъезжая к больнице, как и в прошлый раз, я увидел девушку, похожую на Елену. Я увеличил скорость и попытался проехать мимо. Внезапно девушка шагнула к тротуару и махнула мне рукой, прося остановиться.
Это была не Елена. Я остановился и посадил пассажирку, надеясь заработать немного денег, хотя не имел привычки брать деньги с женщин. "Куда вам" - спросил я и посмотрел на неё. Увидев её взгляд, я резко остановил машину. На меня смотрела рыжая кошка. Я сидел, не в силах пошевелиться, руки похолодели. С большим усилием я заставил себя встать и выйти из машины. Бросив машину, я пошел вдоль ограды больницы, ища вход. За своей спиной я услышал вопросительное мяуканье. Не останавливаясь и не оглядываясь, я шел на ватных ногах, как против сильного ветра.

Толкнув калитку, я почувствовал некоторое облегчение, как если бы достиг земли обетованной, и побежал по дороге, на ходу читая таблички на корпусах. Я вбежал в приемное отделение и осел на пол. Силы оставили меня. Ко мне подошла медсестра и участливо спросила: "Что с вами?" Сзади я услышал удивленный шепот сидящих в коридоре людей, ожидающих своей очереди. "Какой молодой, а уже седой!". "Интересно, про кого они говорят" - отстраненно подумал я. Наверное, вид у меня был настолько неважный, что медсестра сказала мне: "Пройдемте". И, взяв под руку, помогла встать с пола. "Мне нужен врач. Мне очень срочно нужен врач. Кажется, я схожу с ума". Медсестра вела меня по коридору, мягко успокаивая, разговаривала, как с маленьким ребенком. Проходя мимо висевшего на стене зеркала, я внезапно увидел себя и остановился, не веря своим глазам. Да, несомненно, это был я - этот встрепанный седой молодой парень с безумными глазами. "Пойдемте, пойдемте" - скороговоркой забормотала медсестра и ввела мне в какой-то кабинет.
Сидящий за столом мужчина в белом халате благожелательно посмотрел на меня, предложил сесть и спросил: "На что жалуетесь, молодой человек?" Сбивчиво, перескакивая с одного на другое, я начал рассказывать всё с самого начала. Он внимательно меня выслушал, передал медсестре какую-то записку, и она вышла. Он сказал: "Ну что ж, будем оформляться?"

Дверь открылась, и вместо медсестры в кабинет вошла Елена. Она легко поздоровалась с врачом и сказала: "Дорогой, я рада, что тебя уже приняли, но не стоило убегать от меня". "Вы с ним?" - приветливо улыбаясь Елене, спросил тот. "Да, конечно, я не рискнула отпустить его одного. Я думаю, вы видите, что он нуждается в сопровождении". Елена подошла к врачу и почему-то между ними завязался разговор, совершенно не имеющий отношения к происходящему. Я беспомощно наблюдал за тем, как моя девушка опять распоряжается моей судьбой, необъяснимым образом влияя на ход событий...

Мы ехали домой. Я вел машину как во сне. Около небольшого магазинчика Елена велела остановить машину. Мы вошли внутрь, и она попросила у продавщицы бутылку вина. Затем моя спутница выжидательно посмотрела на меня. Я сунул руку в карман и выгреб какую-то мелочь. Мило улыбаясь и пристально глядя на продавщицу, Елена сказала: "Постарайтесь дать сдачу крупными купюрами. Я не люблю мелочь". Та открыла кассу и стала отсчитывать деньги... Забрав всё, мы уехали.

Утром, когда я проснулся, Елены не было. Все вчерашние события казались дурным сном. Приводя себя в порядок, я, по возможности, старался не смотреть в зеркало, боясь увидеть себя вчерашнего.

Я был один. И это удивительным образом возвращало меня в прежнее, давно забытое, состояние нормальной жизни. Спокойно всё обдумав, я пришел к мысли, что, вероятно, был психически болен. Иначе просто не мог объяснить себе всё безумие моих поступков.

Итак, всё забыть! Первое - позвонить Серёге, он звал к себе на работу. Неплохое место, зарплата меньше, но на первое время сойдет. Второе - поехать к Пашке. Он мой друг, и никакой стерве не разрушить нашу давнюю крепкую дружбу. Я был полон оптимизма. Я собирался склеить свою жизнь, как разбитую чашку, собирая её по кусочкам. Мужик я или нет? Дать заморочить свою голову какой-то девке, подобранной на дороге?

Бодро насвистывая, скорее, для того, чтобы поддержать в себе настрой, я ехал к Серёге, знакомиться с новой работой.

Не ближний свет, но коллектив, вроде, неплохой: ребята весёлые, и девчонки подобрались ничего. Две пожилые мымры и начальник картины не портили. Обо всём договорились и, даже получив небольшую сумму вперед, я решил не откладывать визит к Пашке. Купил бутылку вина и закусь, и бодро покатил к его дому...

                                                               ВСТРЕЧА

Проезжая мимо казино, в которое наведывались когда-то с Еленой, я увидел шикарный лимузин, подъезжающий к его входу. Я притормозил посмотреть, кто выйдет из такой машины. Может, какая-нибудь знаменитость, которую в нашей обычной жизни-то и не увидишь. Какой черт меня дернул сделать это? Когда служащий казино распахнул дверцу машины, из нее выпорхнула Елена, одетая как девушки с обложки модных журналов. Следом за ней вышли крутые парни в соответствующем прикиде. Моя бывшая девушка выглядела просто потрясающе! Она вся сверкала. Она покоряла. Она была пленительна. Не я один обалдело таращился на нее. Сердце мучительно сжалось. Как я мог прошляпить такую девушку? Даже не верилось, что когда-то мы занимались с ней любовью, ели пиццу из ближайшей кафешки, ходили в кино.

Елена надменно огляделась вокруг и увидела мою, хорошо знакомую ей машину. Ее губы презрительно поджались, она что-то со смехом сказала своим кавалерам. Они обернулись, посмотреть о ком она говорит. Черт, это было очень обидно. Как-будто грязью облили. За что? Я в лепешку расшибался для нее, дрался за нее... Я вышел из машины и направился к ним. Зачем? Я не смог бы ответить. Увидев, что я иду к ней, Елена с любопытством взглянула на меня и улыбнулась. Остановившись рядом, я увидел, как напряглись сопровождающие ее и встали ближе к ней. Я посмотрел в глаза Елене. Они завораживали и покоряли. "Я люблю тебя!" - с тихим отчаянием прошептал я. Она была так близко от меня, что я невольно потянулся к ней, не в силах совладать со вспыхнувшей страстью. Она была моя! Моя! Она делила со мной постель, жила в моей квартире...

Елена чмокнула губками и как-то глумливо сказала: "Я люблю тебя, Виктор!" Это было ничем не прикрытое издевательство. Не выдержав, я размахнулся и залепил ей пощечину. Мой удар был моментально блокирован одним из ее парней. Меня отшвырнули в сторону и начали методично избивать. Наверное, они были профессионалы в этом деле. Я не успевал прикрываться руками, а потом уже и не мог... Пришел в себя я в какой-то подворотне, лёжа ничком на вытоптанной земле. Сломанный нос с трудом втягивал воздух, глаза заплыли и ничего не видели. Избитое тело болело так, что я не мог определить, осталось ли что-нибудь неповрежденным. Довольно долго я провалялся там, боясь даже пошевелиться. Позвать на помощь я тоже не мог - крошево во рту пополам с кровью и желчью мешало открыть рот. Мне просто повезло, когда чья-то шавка учуяла меня и залаяла. Свет фонарика ударил в лицо и испуганный женский голос произнес: "Кто здесь?" Ее крик всполошил всю округу.

Мне показалось, что карета скорой помощи везла меня мучительно долго. Еще хуже, что меня долго не оставляли в покое, проводя какие-то процедуры, обследования и пр., и пр. Весь исколотый, в бинтах и гипсе, с капельницей, я, наконец-то, забылся дурманящим сном. И там, в этом сне, полном боли и муки, я помнил слова Елены, которые она прошипела мне: "Береги Маську, Виктор. Очень она полюбилась мне! Обидишь - узнаю. Тогда убью. Помни, Виктор!"... Вся моя новая жизнь длилась ровно один день.

Когда меня перевели в общую палату, меня навестил Пашка. До которого я так и не доехал. Чтобы найти меня, он обзвонил кучу больниц и моргов в том числе. Глядя на меня, Пашка сказал: "Знаешь, Вить, эта страшная девушка. День, когда ты посадил ее в свою машину, перевернул всю твою жизнь, неужели ты все еще любишь ее?" "Ненавижу! Я убить её готов!" Мой друг с сомнением посмотрел на меня и спросил: "Это сейчас. А когда снова увидишь ее?" И опять у меня не было ответа.

Я приехал домой, как будто выбрался из ада. Спасибо Пашке, который забрал мою машину со штрафстоянки. Не знаю, как бы иначе я добрался бы до дома. Квартира встретила меня пылью и запустением. Маськи не было. И я понял, что очень боялся встречи с ней. Теперь для меня она была воплощением Елены. Куда она пропала из закрытой квартиры? Я обыскал все закоулки, думая, что она сдохла от голода. И то, что ее нигде не оказалось, напугало меня еще больше...

                                                                        НЕЛЮДЬ

Не зная, что делать, я позвонил в квартиру, напротив. Там жила пожилая женщина, которая вроде бы неплохо ко мне относилась. Иногда, по моей просьбе она даже кормила мою Маську, если меня долго не было. Соседка открыла дверь и в ужасе уставилась на меня. «Виктор, что с вами случилось? Вы не похожи сами на себя». Я совсем забыл, что после всего того, что со мной произошло, я сильно поседел и как-то сдал. Да еще и передние зубы выбиты. Я уже не похож на бесшабашного веселого парня, которого она знала. Пришлось сказать, что был сильно избит хулиганами. После «охов» и «ахов», наконец смог спросить про Маську. Нет, она не видела мою кошку. Соседка поинтересовалась, а не могла ее забрать девушка, которая заходила ко мне в мое отсутствие. Ко мне заходила девушка? Когда меня не было? Женщина кивнула и добавила, что эта та самая, с которой она не раз меня видела. Очень красивая, но лучше бы я с ней расстался. «Почему?» - хмуро спросил я. Мне было неприятно говорить о Елене. «Она нехорошая, - и соседка жалостливо посмотрела на меня. - Извините меня, Виктор, за такие слова, но она – нелюдь.» В полном обалдении я глядел в доброе и понимающее лицо пожилой женщины. Откуда она поняла это? Ах, если бы я узнал это раньше! Хотя, что говорить, если я не мог ни о чем и ни о ком думать, кроме Елены!

Попрощавшись с соседкой, поплелся в свою квартиру. Мне было страшно. Я сел в кресло и стал думать. Мне вспомнилась та поездка, когда я подобрал девушку на дороге. Ночь. Свет фар встречных машин. Изредка меня тоже обгоняли. Стоп. Кроме меня, на дороге все проезжающие должны были видеть девушку, одиноко идущую по шоссе. Почему никто не остановился? Или останавливались, а она отказывалась? Но Елена села в мою машину, ничего не спрашивая и даже не глядя на меня. Значит, она ничего не боялась. Я остановился, позвал - она села. Снова и снова я прокручивал в голове ту поездку. Я чувствовал, что должен что-то вспомнить или понять...

Господи! На дороге не было девушки! По обочине бежала большая черная кошка. Кто же остановится, увидев животное, бегущее по дороге? А я увидел девушку. Почему?!! Значит, уже в тот момент она выбрала для себя наиболее подходящую кандидатуру. И легко навела на меня морок, или как это еще называется?
Зачем же она приходила сюда? Могла ли Елена забрать с собой мою кошку? Что-то я сомневался в этом. А то, что грозилась меня убить, если с Маськой что-нибудь случится, приводило меня в ужас. Я нисколько не сомневался в том, что угроза будет выполнена. После того, как меня так сильно избили, и я чудом выжил, что-то надломилось во мне. Мрачно сидел я в кресле и думал о том, что сказала соседка. Что значит «нелюдь»? И тут я понял, что должен убить Елену. Или она убьет меня. Она ни в грош не ставит чью-либо жизнь. И как же я собрался убить свою девушку? Раньше такие мысли даже и не могли прийти мне в голову… Нет. Нет! Я опять схожу с ума. Все, пора спать, а то лезет всякая чушь в голову.

Всю ночь меня мучили кошмары. Я убивал Елену бессчетное число раз и разными способами. То давил ее машиной, а под колесами оказывалась кошка. То душил ее, а Елена смотрела на меня огромными глазами и хищно улыбалась, показывая острые кошачьи клыки...

Утром, проснувшись разбитым и не отдохнувшим, в полном отупении вышел из дома. В кармане оставалось немного денег, которые насильно засунул мне Пашка. Что можно приобрести и где, чтобы защитить свою жизнь? Сколько стоит такая штуковина? Оружие, баллончик, дубинка, или еще что? Раньше я никогда не задавался таким вопросом. Но раньше я и не чувствовал себя в опасности. Я брел по улице, постоянно оглядываясь, пугаясь резких звуков. Моя голова уже ничего не соображала и была какой-то чугунной, после такой ночи. Так я мотался весь день, как неприкаянный, не зная куда приткнуться, боясь возвращения домой. Наступил вечер. Может, к Пашке? Но там Наташа. Нет, нельзя. Я не могу показаться ей на глаза, тем более с просьбой переночевать. И одна ночь не решит проблему.

А вдруг Елена забыла про меня? Просто забыла? Подумаешь, один из многих, которому она морочила голову! Только кажется мне, что Елена никогда ни о чем не забывала.

                                                                           РОЛЬ УБИЙЦЫ

Стемнело. Не знаю, куда я забрел в своих скитаниях по городу. Мучили сильный голод и жажда. Неподалеку я увидел какой-то парк. Около входа светились ларечки и магазинчики. Здесь вполне можно было перекусить, что я и сделал, сев с едой на ближайшую лавочку. После перекуса и небольшого отдыха я почувствовал себя намного лучше. В парке гуляли счастливцы, которых не заботили проблемы, они жили спокойной и размеренной жизнью. А все неприятности, которые подкидывала им жизнь, решались в порядке очередности. Когда-то и я жил так же. И понятия не имел, что бывает и по-другому. Что жизнь может измениться в любой момент. Что, из нормального человека можно превратиться в неврастеника без работы и безопасного жилья. И так захотелось вернуться в обыденность, побродить среди других людей, услышать их смех и разговоры, что я решительно направился в парк.

Я, не спеша, бродил по дорожкам парка, освещенных неярким светом желтых фонарей. Проходя мимо темной беседки, полускрытой листвой деревьев, я услышал звук страстных поцелуев, горячечного любовного бреда, полного признаний в любви. Я застыл, слыша томные вздохи невидимых влюбленных. И дикая боль, разрывающая мое сердце, пронзила меня. «Я люблю тебя, солнышко мое! Как я люблю тебя!» - эти слова мукой ворвались в мое сознание, и из груди вырвался крик, полный отчаяния. Ах, Елена, что же ты сделала со мной? «Я люблю тебя, Виктор!» - говорила ты мне, глядя на меня своим непостижимым завораживающим взглядом. Ты околдовала меня, опутала мое сознание. Ненавижу! Я НЕНАВИЖУ СЛОВО «ЛЮБОВЬ»! Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ! Я УБЬЮ ТЕБЯ, Я УБЬЮ ТЕБЯ НАСМЕРТЬ!.. Нелюдь…

Где Елена, как найти ее? А где ищут пропавших, сбежавших кошек? Там, где собираются все они, на свои кошачьи посиделки – в подвалах. Значит, Елену надо искать в каком-нибудь казино, где без конца тусуются эти кошки, лишенные привязанностей, чувства ответственности, ищущие легкой и необременительной жизни. Стервы.

И все в этом мире потеряло значение, кроме одного - уничтожить свою любовь, как она уничтожила меня. Я стал действовать с целеустремленностью убийцы. Отбросив лишние мысли и чувства. Быстро нашел наиболее эффективную дорогу к своей машине - просто взял такси. Меня не беспокоило, останутся еще какие-то деньги в кармане или нет. Я чувствовал себя, как герой боевика, который, под давлением обстоятельств, вынужден действовать в одиночку. Среди сотен казино и других злачных мест, найти Елену и, каким-то образом, убить ее? - не вопрос. Уверенность, что это получится не покидала меня. Все это - кино, снятое идиотом - режиссером, и моя роль - главная.

Я подъехал к своему дому и, прежде всего, пошел искать подвал. Не рассуждая, не задумываясь над рациональностью своих поступков, делал то, что считал нужным в данный момент.

Из дыры подвала на меня пахнуло затхлым, сырым запахом. Там было темно и неприятно. Я позвал: "Кис-кис-кис! Маська-Маська!" Настойчивость зова принесла свои плоды. Моя кошка вышла ко мне! Тощая, облезлая какая-то, но живая. Как она выбралась из квартиры? Выпустила Елена? Маська выпрыгнула из дыры подвала и шмыгнула в сторону. Сев неподалеку, она уставилась на меня. Почему она не подходила, ведь вышла же на мой зов? Одичала так, что не верит мне? Я протянул к ней руку, ласково уговаривая подойти. Маська зашипела, выгнулась вся и вдруг бросилась на меня! С диким мявом она сначала рванула когтями руку, потом метнулась к лицу. Но я уже вскочил и сумел отшвырнуть ее в сторону, не дав добраться до лица.

Раньше я был бы в шоке от такого поведения своей кошки. Теперь я был уверен, что это влияние Елены. Но это не важно. Их явно объединяла какая-то связь. Значит, Елена будет знать, что я нашел Маську. На мгновение я подумал, что все это игра, бред больного разума. Отметя в сторону это соображение, направился в квартиру.

Внимательно изучив все ножи, имеющиеся в наличии, от кухонных до перочинных, пришел к неутешительному выводу, что ничего подходящего для убийства у меня нет. Как же я был не предусмотрителен в жизни! Так сплоховать в решающий момент. Ладно. Обойдусь тем, что есть. Нашел прочную веревку, выбрал нож покрепче. Поискал, что еще могло бы пригодиться. Перчатки? Обычно у убийц есть перчатки (я точно сумасшедший). Взял свои кожаные. Чем-то закрыть лицо? От кого? Могут быть свидетели? Можно подумать, меня не опознают. Или...

Нашел вязаную шапочку и прорезал в ней корявые дыры для глаз и носа. Потом сел на пол и начал смеяться. До слез и истерики. Психика не выдерживала всего этого кошмара. Я готовлюсь к убийству! Какой из меня убийца?!!

                                                                         ПОШЁЛ НА ДЕЛО

Выйдя на улицу, я увидел нашего бомжа - сущее наказание окрестных домов. Бомж, а звали его Федюня, часто, найдя на помойке некую вещь, ценную по его понятию, предлагал ее проходящим мимо жильцам. Конечно, надеясь на вознаграждение. Увидев меня, Федюня радостно шмыгнул ко мне и протянул какой-то баллончик. Я брезгливо отшатнулся. Но так как в столь поздний час кроме меня на улице никого не было, бомж был особенно настойчив. Решительно повернувшись, я уж было зашагал прочь, но тут вдруг подумал, что вид у баллончика знакомый. Это точно не дезодорант и не репеллент. Я такой уже видел и, кажется, у моей бывшей - Светки.

Повернувшись к бомжу, я взял протянутый баллон и внимательно рассмотрел его. Точно. Светка тогда хвасталась, что достала его по знакомству - в нем не слезоточивый газ, как у всех, а нервнопаралитический. Она все хотела опрыскать им мужика с первого этажа. Вечно пьяный, он часто приставал к женскому населению нашего дома. Некоторые грозились вызвать участкового, но как-то до этого все не доходило. Я потряс баллончик. Кажется, там осталась примерно половина. Пригодится, решил я. С моими скудными средствами убийства - и это может помочь. Отдав мелочь Федюне, сунул баллончик в карман и поспешно зашагал к машине. Кинув собранный пакет на переднее сиденье, задумался - куда теперь?. . Была ночь. На улице безлюдно и тихо. Только в отдалении шумели машины. Я сел в свою и завел двигатель.

Ехал по городу, глядя по сторонам. Нет, я не думал таким образом наткнуться на Елену. Надеялся, что что-нибудь подскажет мне, куда держать путь и где ее найти. Где-то на окраине я увидел светящиеся огни игорного заведения.

Возбуждение охватило меня. Резко вдавив педаль газа, рванул к нему. Подъехав к парковке, не сразу нашел свободное место, так много было желающих испытать свою удачу. Но проезжая ряд машин, увидел знакомый кадиллак. Если Елена еще разъезжает в нем, то мне крупно повезло. Критически посмотрел на взятый с собою пакет. Представил, как вхожу в казино, напялив самодельную маску из вязаной шапочки, с кухонным ножом в руке. Вряд ли удастся далеко пройти. И, думаю, все просто полягут со смеху. Выглядеть таким дураком что-то не хотелось. Поэтому все оставил в машине.

Подходя ко входу в казино, я подумал, что меня могут не пропустить из-за не подходящего для этого заведения вида. Как оказалось, на первом этаже был зал игровых автоматов. Туда я прошел легко. Побродил по залу, делая вид, что ищу, во что бы сыграть. Увидел лестницу на второй этаж. Внутри меня что-то вздрогнуло, и появилось ощущение, что я не ошибся - Елена там. Уверенно стал подниматься по лестнице, но наверху был остановлен секьюрити. Разумеется, я предполагал нечто подобное, но все равно не знал, как убедить пропустить меня, что придумать. Пришлось спуститься вниз, чтобы не привлекать к себе особого внимания. И что теперь? Даже если Елена спустится, то наверняка не одна. Да и у меня ничего нет с собой. Дурак я совсем, на что надеялся?

Уныло подходя к своей машине, я вспомнил, что недалеко стоит кадиллак, в котором приехала Елена. И у меня возник безумный план. Плохо освещенная парковка и давала шанс его провернуть. Только бы в это время никто не вышел из казино. Завел двигатель и медленно поехал по проходу, ища машину Елены. Проезжая мимо, заглянул в кабину. Повезло. Внутри дремал водитель. Сдав задним ходом, слегка задел черную машину бампером и остановился. Разумеется, разъярённый водитель кадиллака бросился ко мне разбираться. Выйдя из машины, я сходу брызнул из баллончика в лицо водилы. Изрядно помучившись, втащил его в свою машину. Стянул с него куртку и кепку. Все это не заняло много времени. Молясь всем богам, отогнал машину подальше и бросил ее на обочине, вытащив ключ зажигания. Пришлось пробежаться до казино. Адреналин бурлил в крови и требовал выхода. Добежав до кадиллака, убедился, что к нему еще никто не подходил. Все было спокойно. Если кто и уехал за это время, то ничего не заметил. Накинув чужую куртку и кепку, сел в машину Елены и стал ждать.

                                                          И ЖИЗНЬ ЗАКОНЧИЛАСЬ АДОМ

Я надеялся, что меня не сразу распознают, и хоть какое-то время у меня будет. На что? Там соображу. Только бы водила побыл в отключке подольше. Понятия не имею, сколько действует нервнопаралитический газ. Я был как в лихорадке. То готов бежать отсюда куда глаза глядят, то жаждал схватки с противником. Время тянулось, как нудный фильм. Из дверей казино иногда выходили люди и уезжали на своих машинах. Стоянка пустела. Елены всё не было. Но всё когда-нибудь кончается - появилась и она в компании двух подвыпивших мужчин. Они, весело переговариваясь, брели в мою сторону. Я приготовился.

И тут мне здорово повезло, но может и потому, что был готов к любому повороту событий. Пьяно качнувшись к дверце машины, один из сопровождающих распахнул ее для Елены, а другой, пошатываясь, ждал, когда не менее пьяная девушка залезет внутрь. Как только она оказалась в салоне машины, я резко нажал педаль газа. Дверца хлопнула, не закрывшись до конца, но и фиг с ней. Под вопли мужиков, я увозил свою добычу неведомо куда.

Я гнал в сторону пригорода. Елена, сидя на заднем сиденье, молчала. Я взглянул в зеркало заднего вида и мурашки пошли по коже. Она смотрела на меня, странно улыбаясь. Я не сомневался, что ей всё уже стало понятно. Почему эта странная девушка не делала никаких попыток остановить меня, заговорить? Я боялся опять попасть под колдовские чары, и вновь сделаться послушным рабом. Глаза Елены загадочно мерцали. В неверном свете огней приборов её лицо было фантастически красивым, украшения сверкали и переливались. И всё это постепенно стало сливаться в одно светящееся пятно, и я с силой нажал на тормоз. Как я не врезался ни во что, просто удивительно. Выскочив из машины на свежий ночной воздух, пытался прийти в себя.

Дверца машины открылась, Елена грациозно вышла и подошла ко мне. Всё. Если я опять попаду под ее влияние... И вдруг она хищно оскалилась и набросилась на меня. Сразу вспомнилась моя Маська, которая атаковала таким же образом. Я шарахнулся в сторону, но на этот раз не сумел избежать нападения. Она полоснула меня по лицу и шее длинными, острыми когтями, и кровь сразу залила глаза. Острые зубы вонзились мне в шею, и я услышал мерзкое хлюпанье и рычание. Вслепую отбиваясь от этой стервы, пытался оторваться от нее. Но Елена вцепилась в меня с нечеловеческой силой. Кое-как смахнув кровь с лица плечом, повалился на землю, увлекая ее за собой и пытаясь подмять под себя.

Схватка была страшной. Не я убивал свою девушку, убивали меня! Ужас придал мне силы. Я буквально отшвырнул Елену от себя и кинулся к машине. Слава богу, дверь была открыта! Доставать что-либо из пакета не было времени, но баллончик лежал рядом с креслом водителя. Я предусмотрительно положил его туда еще на стоянке, не зная, как обернется дело.

Елена прыгнула на меня сверху, уцепившись за плечи. Резко обернувшись, не глядя, брызнул спрей за спину. Хватка на мгновение ослабла. Рывком освободившись от нее, я втянул ноги и захлопнул дверь, сразу включив блокировку. Тут же услышал скрежет когтей по стеклу. Бросив взгляд в окно, увидел оскаленную морду огромной кошки. На стекле остались глубокие борозды. Она упорно пыталась добраться до меня, и я уже начал бояться, что это получится. Наконец, трясущимися руками мне удалось завести двигатель кадиллака, и машина рванулась с места. Гигантскими скачками за машиной мчалась черная кошка. С трудом мне удалось оторваться от нее. Отъехав на приличное расстояние, быстро развернулся и помчался обратно...
По обочине грациозно и легко шла девушка. Едва не затормозил, увидев её, но сумел подавить в себе это желание и надавил педаль газа... С силой я врезался в нее. Тяжелая машина на миг остановилась, а потом перевалилась через тело. Я снова развернул машину и подъехал к лежащей девушке. Какое-то время сидел, не в силах выйти и посмотреть на неё. Потом заставил себя вылезти из машины. Когда я подошел к телу, то увидел лежащую в луже крови большую черную кошку. Дрожь прошла у меня по спине. Я уже ничего не понимал. Я просто измучился от всего этого. На миг меня ослепил свет фар приближающейся машины. Она резко затормозила и из нее выскочил мужчина. "Что случилось? Э, как же ты, приятель, девушку-то сшиб?" Девушку? Ну да, конечно. Елена решила обернуться девушкой. Должен же я понести наказание за ее убийство! Стерва!

Мой случайный свидетель названивал по мобильнику, вызывая всех по максимуму: полицию, ГИБДД, скорую, своих друзей и т.д. Потом, на время успокоившись, посмотрел на меня. И тут его пробрало! Он шарахнулся в сторону и закричал. А! Да. Я же был весь располосован когтями и залит кровью!

Медленно и угрожающе я пошел на него. Мужик попятился, круто развернулся и быстро шмыгнул в кабину. Меня, наверное, совсем переклинило, так как я, сев за руль, направил кадиллак на его машину. Сделав правильный вывод, мой свидетель так газанул, что завизжали покрышки, и скрылся с глаз. Я тоже не стал терять времени и ждать, когда меня повяжут, и поехал в сторону города...

По обочине шла девушка. Она обернулась на свет фар. Повторения кошмара я уже не выдержал и с ходу врезался в нее...

"...Интересный случай произошел сегодня (как описывает его "МК") на юго-востоке столицы. В клинику им. Кащенко поступил мужчина с острым психическим расстройством. По словам его соседки Марии Петровны, (имена изменены), которая и вызвала медиков, Сергей пришел к ней среди ночи, в рваной, грязной одежде, весь в крови и страшных ранах на лице и шее. На руках он держал свою кошку Маську, которая пропала несколько дней назад. Сосед ее долго искал и очень переживал по этому поводу. Он утверждал, что сбил свою кошку машиной, но почему-то все время называл ее Еленой. Сергей просил Марию Петровну помочь, так как не знает, как готовят к похоронам тело умершего человека. Прогноз врачей неутешительный. Вероятнее всего, Сергею придется провести в клинике остаток жизни.

Квартиру его теперь занимает девушка, с которой (по словам соседки) он проводил время незадолго до того, как повредился рассудком..."






Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 248
© 03.07.2015 Cross time
Свидетельство о публикации: izba-2015-1375896

Рубрика произведения: Проза -> Мистика


Юлия Моран       23.05.2016   00:30:42
Отзыв:
Вот так плавно удовольствие может превратиться в проблему.И об этом нужно задумываться до,а не после.:)
Cross time       23.05.2016   13:12:35

Когда бы знать, что ждет нас впереди...
Не лучше бы тогда свернуть с пути?
Юлия Моран       23.05.2016   16:04:04

Не знаю как Вы.Я бы все равно из любопытства прямо пошла.:)
Cross time       24.05.2016   18:33:07

Ха! Я бы тоже. Вот так и попадают в неприятности. Ваш первый отзыв противоречит последнему. На каком высказывании вы остановитесь?
Юлия Моран       24.05.2016   19:57:10

Именно поэтому я все время и попадаю в неприятности.:)
















1