Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ОЛЬГА КОРМУХИНА: "ПОСЛЕ БОГА И РОДИНЫ - ТОЛЬКО МУЗЫКА!"


ОЛЬГА КОРМУХИНА: "ПОСЛЕ БОГА И РОДИНЫ - ТОЛЬКО МУЗЫКА!"
Известная рок-­певица выступила в Тюмени с концертной программой «Падаю в небо»
Непревзойденное исполнение рок-баллад, романсов, мировых хитов — это все она, обладательница национальной музыкальной премии «Овация» и титула «Лучший голос России» Ольга Кормухина.

Певица пропала в начале 1990-х. Поговаривали, ушла в монастырь. Но в позапрошлом году она дала сольный концерт после 15-летнего молчания. А недавно появилась в телепроекте Первого канала «Две звезды» и стала его победительницей. После концерта в Тюменской филармонии мы говорили с нею о музыке, о жизни, о культуре.
— Ольга, мое впечатление от вашей музыки такое — это нечто сверкающее, слепящее, пронизывающее… А сами вы говорили, что у вас непростая музыка…
— Все прекрасное, что дает нам жизнь, природа, вселенная, невозможно постичь умом, но можно постичь духом — через музыку. Это самая мощная подпитка для человеческой души. Она не требует перевода, ее язык понятен всем. Когда мы писали в Лондоне наш альбом «Падаю в небо», люди, которые занимались его звучанием, говорили: «Вот такой музыки от русских ждет мир!» Почему? В ней слышны корни, идущие от Чайковского, Стравинского, Рахманинова. Мы выросли с этим. Это над нами! Вокруг нас! В наших родителях, друзьях, педагогах. Смотрите, слабенький росток пробивает асфальт. Вот такая же сила у музыки. Она может пробить самое черствое сердце! Мне бы очень хотелось, чтобы представители так называемой массовой культуры почаще задумывались об этой ответственности.
Да, мы не сразу приходим к пониманию высшей математики. Постижение высших музыкальных форм начинается с песен Шаинского. Хорошо, если человек дорастает до Стравинского. Но иногда он на Шаинском так и останавливается. Может, я говорю какие-то заумные вещи. Но, думаю, меня простят. Об этом мало кто говорит, а говорить нужно.
Русские люди сегодня как никогда начинают ощущать опустошенность нашей так называемой большой эстрады. После проекта «Две звезды» наши песни «Путь», «Падаю в небо», «Ждать», не имея ротации на радио, тут же пробили себе дорогу, приобрели популярность, их выкладывают в Интернете. О чем это говорит? Есть определенный голод на такую музыку. Можно сколько угодно влюбляться в торт с вишенкой, но если вы три раза в день будете слизывать эту вишенку, вас стошнит. Вы захотите кусок черного хлеба с солью. У нас именно такая музыка. Она не лучше другой, но без нее нельзя.
— Несмотря на ваш громкий титул «Лучший голос России», в народе все-таки популярны совсем другие исполнители…
— Многим людям надо расти. Заставлять себя делать трудные вещи, непростые, но очень важные и нужные. Иногда читать трудные книги. Вникать в глубокую поэзию. Смотреть серьезное кино. Только прорабатывая внутри себя какой-то важный материал, мы поднимаемся над собой. Человеку, который идет вверх, всегда труднее. Но когда он останавливается передохнуть и видит, из какого мрака он поднялся, это всегда вызывает бурю эмоций, чувство надежды, счастья, радости. Нужно взращивать себя, как культурное растение, и помнить, что сорняки сами вырастут.
Еще в детстве я карабкалась по горам, держалась за кустики и лезла. Я боюсь высоты, но заставляла себя преодолевать этот страх. И когда поднималась на самый верх, лишь тогда смотрела вниз, и у меня кружилась голова, с одной стороны, от высоты, а с другой — от непередаваемого счастья, что я преодолела себя и эту высоту, которую я взяла, у меня никто не отнимет. Она — моя! Я сама ее заработала и заслужила. Надо заслужить самих себя — каждодневным трудом. Надо подниматься над суетой, мещанством, безотрадностью.
На мой взгляд, важна не только телесная пища, но и духовная. И вторая даже важнее, чем первая. Музыкальный ширпотреб — не тот продукт, который нужно употреблять человеку, желающему нести по жизни свое человеческое достоинство, несмотря на трудности и препятствия. Мне в «Фейсбуке» одна девушка недавно написала: «Я слушаю непростую музыку. Подруги говорят, мол, у тебя в жизни все хорошо сложилось, у нас все по-другому, потому и песни у нас попроще». Девушка ответила: «А может, поэтому у вас такая жизнь, что вы слушаете такие песни?» Я готова под этим подписаться.
В ближайшее время мы с Алексеем (Алексей Белов, композитор, муж Ольги Кормухиной. — Авт.) хотим обнародовать новые песни, и это только начало. Обидно то, что ширпотреб у нас может позволить себе возить с собой оркестры и петь «два притопа, три прихлопа», а исполнители серьезной музыки, которая требует оркестрового звучания, не могут себе этого позволить.
Недавно один известный автор-исполнитель мне говорит: «Чего ты паришься? Я вот отработал на Дне города, сел в самолет, прилетел на морское побережье — там у бассейна пять бандитов с телками. Отпел ту же программу — и получил точно такой же гонорар!» Ну, вот я не представляю, как я свои песни буду петь у бассейна пяти бандитам с телками. Понимаете, да? Наверное, если бы не вся моя предыдущая жизнь и мой опыт, у меня руки бы опустились.
Мне часто говорят: «Ты могла бы стать суперзвездой, мега-перемега!» Конечно, могла бы! Но зачем? У меня есть несоизмеримо большее. Я как тот скупец, который ходит, может быть, в рубище, но приходит домой, а там у него самый большой бриллиант. Только я не держу его в сундуке, а отламываю по кусочку и раздаю людям. Есть драгоценные вещи, которые ты однажды нашел, и весь хлам можно выбросить. Так сиюминутная популярность никогда не заменит мне того драйва, который мы ощущаем вместе с моей публикой.
— В ваших словах столько азарта! Вам, наверное, очень интересно жить?
— Конечно, интересно! А когда трудно, то даже интересней, чем в обычные дни. Именно в эти моменты приходят самые сильные образы, слова, идеи, которые затем выливаются в музыку. Вы знаете, человек живет себе, живет, день изо дня ходит на одну и ту же работу, ездит на одном и том же транспорте. У него десятилетиями одна и та же квартира. Одни и те же близкие люди рядом. И, казалось бы, жизнь однообразна и скучна. Но ведь на самом деле это не так! Внутри у каждого свой мир. И все твои близкие заселяют этот мир, сосуществуют в нем.
На свете много одиноких людей, непонятых, непризнанных. Они живут, может быть, незаметной для окружающих, но очень важной жизнью. Вот вы можете море разделить на капельки? Не можете! Но оно состоит из капелек. И когда люди, словно капельки, собираются на концерте, то в зале появляется энергетика целого моря! Она ведь не только от меня зависит. Но и от публики, от тех людей, которые приходят в зал.
На каждом концерте я благодарю свою публику, она у меня действительно замечательная, думающая, понимающая. Она не просто разбирается в жизни, но и желает жить, гореть, мыслить! Это огромное счастье! Я уверена, о наших встречах многие будут вспоминать. Вспоминать ту совместную синергию, вызванную музыкой. Только две-три песни я вбрасываю в пустой зал. Но потом я почти физически чувствую, как к моим пальцам прилипают некие нити, идущие из темноты. И меня как будто втягивает туда. Вот потому я всегда спускаюсь со сцены и иду к людям. Моя задача только сохранить эту чашу. Не расплескать, не растерять, не променять на чечевичную похлебку.
Каждый день все мы переживаем кучу эмоций, встречаем многих людей. Но мало что застревает в нас. И очень мало того, что оказывает на нас глубокое позитивное влияние. Мне бы хотелось быть одной из этих «малостей». Чтобы люди знали: их любят, они не одиноки. Чтобы они почувствовали единение с чем-то большим и прекрасным, к чему мы, музыканты, сами тянемся.
— Недавно вы пришли в документальное кино как режиссер. Для вас это грань одного и того же или это некая новая ипостась?
— У меня с детства так: я не могу заниматься чем-то одним. Я должна делать одновременно два-три дела. У меня так лучше получается. Почему? Наверное, чтобы не застояться. Я очень быстрый человек по натуре. У меня такой темп, что за мной трудно угнаться директору, музыкантам. Поэтому я всегда погружаюсь в две-три истории, чтобы как-то замедлиться. При этом музыка питает кино. Кино питает музыку. И наоборот.
— У вас образ сильной женщины. Знакомо ли вам чувство страха?
— Конечно! Но оно у меня очень глубоко запрятано. Отсюда все мои болячки. Все страхи связаны с людьми. Я очень переживаю за людей, за страну. Мы живем в непростое время. О многом нужно успеть задуматься, многое переосмыслить. Жители Украины, например, однажды могут проснуться просто в другой стране, не в той, которую они строили для себя и своих детей. Можно упустить что-то главное, и потом будет трудно остановить процесс, который может стать необратимым. Я все время об этом думаю. Может быть, я много на себя беру. Но мне просто приходится брать на себя думку тех, кто не думает вообще.
А та сила, о которой вы говорите, она — не моя. Это как раз та наполненность, которую мне дают музыка, литература, молитва, прекрасные люди, с которыми я стремлюсь общаться. Они доступны абсолютно каждому, независимо от возраста, профессии и того, как сложилась жизнь. Если кто-то заблудился, никогда не поздно найти кратчайший путь, воскреснуть духовно, оживить того человека, которого мы растим внутри себя самих. В чем моя самая главная радость, за которую я благодарна Создателю, своим предкам, педагогам? У меня всегда есть это желание — возвращаться, воскресать, возрастать в ту меру, которую я вижу. От всей души желаю того же всем своим слушателям и поклонникам!
2014 г.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 246
© 16.06.2015 Вячеслав Девятков
Свидетельство о публикации: izba-2015-1363121

Рубрика произведения: Разное -> Интервью


















1