Весеннее путешествие



Весеннее путешествие в Дорсет.

Из Википедии:
«…До;рсет (англ. Dorset, /;d;rs;t/; послушать (инф.)) — церемониальное неметропольное графство Англии, расположенное в юго-западной части страны на побережье пролива Ла-Манш. Состоит из неметропольного графства Дорсет и двух унитарных единиц: Пула и Борнмута. Занимая территорию в 2653 квадратных километра, Дорсет граничит с четырьмя другими английскими графствами: с Девоном на западе, Сомерсетом на северо-западе, Уилтширом на северо-востоке и Хэмпширом на востоке. Столицей графства является город Дорчестер, расположенный в его южной части. Население Дорсета — 744 тысячи жителей (по данным переписи населения 2011 года). Около половины из них проживает на территории юго-восточной агломерации, остальное население графства в основном распределено по сельской местности с низкой плотностью.
Заселение территории современного графства первобытными племенами происходило начиная с эпохи неолита. В первом столетии нашей эры в ходе вторжения на остров римляне завоевали древнее племя дуротригов, обитающее на юге Великобритании. Во время раннего Средневековья в регион вторгались англосаксы. В VII веке Дорсет становится графством. Первое засвидетельствованное нападение викингов на британские острова произошло на территории графства в VIII веке. Бубонная чума, впервые добравшаяся до Англии в 1348 году, начала своё распространение с небольшого портового городка на юге Дорсета. В графстве неоднократно происходили различные гражданские беспорядки, в том числе восстания крестьянских отрядов во время Английской революции; восстание Монмута, начавшееся на западе графства; участие группы батраков в формировании рабочего движения. Во время Второй мировой войны Дорсет активно участвовал в подготовке к Нормандской операции, вторжениям в гавани Портленда и Пула — главным направлениям операции «Нептун».
География графства весьма разнообразна: это и возвышающиеся меловые скалы, и крутые известняковые хребты, и низменные глиняные долины. Более половины территории Дорсета состоит из охраняемых государством заповедников, три четверти побережья относятся к объектам Всемирного наследия. Сельское хозяйство традиционно являлось основой экономики графства, однако, в настоящий момент его роль снижается, в то время как туризм приобретает все большее значение. Через Дорсет не проходят крупные автомагистрали. Территорию графства пересекают две железные дороги в Лондон. На побережье расположено несколько крупных портов: в Уэймуте, Пуле и Портленде. В Борнмуте находится международный аэропорт. Культурная сторона жизни Дорсета представлена разнообразными музеями, театрами и фестивалями…»

Выехали на нашем «Пассате» во вторник, часов в десять утра…
Был сильный ветер и нашу машину, особенно в открытых местах немного «возило» по трасе, заставляя Су напрягаться, по временам, и крепче держать руль.
А я сидел рядом, смотрел по сторонам и радовался всему увиденному, чувствуя наплывы радости и восторга, присущие особенному весеннему настроению, которое охватывает меня при каждой нашей поездке на природу.
А природа, несмотря на холодную погоду приготовилась к началу нового сезона, к весеннему празднику жизни и потому, часть этого природного оптимизма распределялась и среди людей, тоже уставших от зимы и ожидающих тепла и зелени, уже в который раз в жизни!
Несмотря на одиннадцатый час дня, на улицах Лондона, было ещё много пробок и мы медленно приближались к границе города. Так всегда в Лондоне и бывает. В любой поездке для нас, самая сложная часть путешествия на машине – это выезд из огромного, наполненного машинами города, растянувшегося на десятки миль!
Я ехал и удивлялся переменам в городском ландшафте. То тут, то там строились и уже были подведены под крышу, всё новые и новые здания. В Лондоне, где земля необычайно дорога, новое всегда возникает на месте, часто ещё не старых зданий. Денег в этой мировой финансовой столице столько, что кажется их девать некуда, а строительство новых зданий здесь, очень прибыльный бизнес.
И строят быстро и аккуратно, - ни пыли ни грязи. Забор часто с картинками или увеличенными фотографиями городского пейзажа, окружает стройку, а сверху леса обмотаны марлей. Это особенно важно при застройке плотно заселённых районов города…
В начале мы ехали вдоль Темзы, по красивой набережной, потом миновали окрестности больших парков, в том числе, особенно любимого мною Ричмонд-парка и наконец, через полтора часа выехали на хайвэй номер три и помчались в сторону побережья Ла-Манша…
Вокруг природа приготовилась к началу тепла и лета и пока стояла в деятельном ожидании, чистая и прозрачная, чуть утяжелённая мириадами почек и бутонов, ожидающих благодатных перемен, для того чтобы раскрыться, зацвести и начать радоваться восторгу настоящей весны.
Зима в этом году была тёплая и я вспомнил что видел расцветшие в скверах на набережной Темзы, дафоделс, ещё в начале марта. А эти цветы в Англии – символ весны и окончания зимы…
Через три часа мерного движения по трёх полосному, в одну сторону, шоссе, приехали в Дорсет и вскоре, с большой дороги, свернули налево, к морю и стали спускаться на побережье в нашу деревню Абботсбери, где мы и предполагали жить в течении этой короткой поездки. По-прежнему ветер дул с большой силой и деревья растущие вдоль дороги качали своими ещё голыми безлистыми ветвями…
По глубокой долине среди зелёных округлых холмов, петляя спустились почти к морю и въехали в живописную деревню, состоящую из двухэтажных каменных домов, часто с камышовыми крышами, красиво укрывающих деревянные стропила.
В этой части Англии, камышового покрытия для крыш, сегодня почти не применяют. Но придя из столетнего прошлого – такие крыши сохранились во многих сельских районах и потому, придают деревенским пейзажам особую прелесть!
Проехав по узким извилистым улицам деревни, мы свернули во двор большого частного дома с садом и здесь увидели пожилую хозяйку, встретившую нас с добродушной улыбкой.
Барбара – так звали хозяйку, провела нас в нашу комнату на втором этаже и потом показала дом и стала советовать куда сходить и что посмотреть в этом районе…
Наскоро разместившись, мы торопливо оделись потеплее и пошли осматривать окрестности. На холме, над деревней, видна была небольшая церковь, куда мы и отправились, пройдя через зады запущенного хозяйского сада.
На луговине пологого склона, нас подхватил сильный ветер и стал сбивать с ног. Я раскрыл руки и почти полетел над зелёной травой укрывающей холмы. Вернулось детское ощущение «полёта» и мы, весело смеясь, преодолевали упругие порывы ветра, заставляющие нас пригибаться и задерживать дыхание.
Только войдя в церковь, мы очутились в тишине и безветрии. Невольно, мне вспомнилось русское выражение - «Как у Бога за пазухой».
Церковь Святой Екатерины, была построена почти шесть столетий назад и предназначалась для паломников в большой доминиканский монастырь существовавший здесь, вблизи от берега моря, с начала второго тысячелетия. Во времена Генриха Восьмого монастырь разогнали и местные жители, постепенно, стали разбирать на строительный материал стены этого большого аббатства.
Кстати, так делалось везде и всегда. Может быть поэтому многие исторические постройки, так разломаны и разрушены – нет не временем и погодой, а людьми. Для простых людей, эти древние стены всегда были только бесплатным материалом для хозяйственного строительства. Ведь интерес к истории и культурный туризм, возник уже в наше время, то есть совсем недавно!
… Но эта церковь на холме, странным образом сохранилась почти нетронутой. Хотя службы здесь, уже давно проходят только несколько раз в году и всё церковное имущество привозится сюда на эти дни.
Мы постояли внутри, послушали тишину вечности, и пошли дальше – вниз по склону в сторону прибрежной косы, под названием Чезл-Бич. Эта коса состоит из мелкой, словно просеянной гальки и производит сильное впечатление, потому что непонятно кто и как сумел просеять это бесчисленное множество округлых камешков. Ничего подобного прежде я не видел, хотя успел побывать на множестве морских пляжей во многих уголках земли.
И идя по этой высокой косе, образовавшейся здесь несколько тысяч лет назад, я не удержался и стал собирать разноцветные камешки. Дома у меня их целая коллекция, в чашках и плошках на окне спальни.
Ещё одна достопримечательность Чезл Бич – это старые бетонные доты стоящие криво и косо на нестойком галечном основании. Во Вторую мировую, англичане сделали здесь укрепления на случай высадки гитлеровских войск. И эти сооружения сохранились здесь во многих местах…
Море под сильным ветром бугрилось пенистыми волнами и они, обрушиваясь на берег, поднимали каскады пены. Зрелище бушующего моря завораживало и пугало. И потому, ближе чем метров на двадцать мы к прибою не подходили!
…Возвратились в дом, уже вечером, по пути осмотрев остатки стен монастыря, церковь и красивое кладбище с большими могильными плитами, установленные правильными рядами и словно вырастающими из зелёного, стриженого газона.
В постели легли пораньше, приняв душ и спали до рассвета, убаюканные непривычной деревенской тишиной…
Брекфаст - английский завтрак, ели вместе с хозяевами, с которыми быстро познакомились и разговорились. Хозяин, оказался известным английским писателем и журналистом Питером Лаури, который написал и издал в известном издательстве «Пингвин», более пятнадцати научно-популярных книг.
После этого разговора, я просмотрел несколько его книг и подумал, что хорошо бы издать хотя бы часть из них в русском переводе. Например книгу о истории Скотланд Ярда, или о наркотиках…
После завтрака и почти часовой оживлённой беседы с хозяевами. Мы собрались и пошли в поход по «местам боевой римской славы». Римляне, высадились здесь почти две тысячи лет назад и их колонии и военные лагеря стояли на этой земле более трёх столетий. Вот по этим памятным местам мы и решили пройти торной тропой, идущей по гребню высоких, приморских холмов…

Из Википедии:

"Вторжение Юлия Цезаря в Британию
Император Клавдий.
В 41 году был убит Калигула. На трон взошёл его дядя — Клавдий (41—54 гг.). Последний не пользовался уважением в императорском доме и оказался у власти неожиданно даже для самого себя. Укрепить свой авторитет Клавдий задумал с помощью удачного военного похода. Своей целью он выбрал Британию.
Такому выбору могли быть, как минимум, две причины. Первая — вопрос престижа: надёжно закрепиться на острове не удалось даже Юлию Цезарю. Вторая — экономическая: Британия являлась поставщиком металлов, рабов, зерна и охотничьих собак; так что покорение острова сулило большие экономические выгод.
Начало завоеваний.
В 43 году четыре римских легиона высадились в Британии. Одним из легионов командовал будущий император Веспасиан. Легионеры высадились в Кенте, возле Ричборо (англ.)русск. (в то время — Рутупиэ (лат. Rutupi;)), и в течение короткого времени захватили юго-восток острова. Кельты пытались оказать сопротивление, но римская армия оказалась сильнее. Клавдий лично прибыл в Британию в июне того же года и принял капитуляцию двенадцати местных правителей.
Дальнейшее покорение острова
Завоевание Британии римлянами растянулось на 40 лет. Ряд земель, такие, как, например, Дорсет, долго не желали покоряться завоевателям. К тому же на захваченных территориях нередко вспыхивали восстания, вызванные жестокостью завоевателей, введением воинской обязанности для кельтов и др.
Восстание Боудикки
Норфолк — регион, в котором проживали ицены.
Боудикка призывает к восстанию против римлян.
Одним из самых крупных стало восстание под предводительством королевы Боудикки, произошедшее во время правления Нерона. Боудикка (неточная латинская передача её имени — Боадицея (лат. Boadicea)) была женой Прасутага, вождя племени иценов, находившихся в зависимости от Римской империи. После смерти Прасутага земли иценов были захвачены римской армией. Очередной управляющий, назначенный из Рима, приказал высечь Боудикку и обесчестить двух её дочерей. Это привело к восстанию (61 г.), во главе которого стала Боудикка. Восставшие перебили римлян, а также их сторонников из числа кельтов. Ицены захватили Камулодунум (ныне Колчестер), бывший ранее столицей племени триновантов. Затем ими были взяты Лондиниум (лат. Londinium, ныне — Лондон) и Веруламиум (ныне — Сент-Олбанс). Однако устоять против мощи римской армии ицены не смогли, восстание было подавлено в том же году, а сама Боудикка покончила с собой, не желая попасть в руки к римлянам."

…Я специально привёл такие длинные цитаты из Википедии, чтобы показать, как долго древние римляне владели островом!

Вот, по одному из мест пребывания в своё время римлян, мы и шли тропой по гребню холма. Вид сверху замечательный и мне всё время казалось, что я вот-вот увижу отряд римских легионеров с длинными копьями в блестящих доспехах, поднимающихся по луговине в нашу сторону...


И вновь цитата из Википедии:

"Военная кампания Агриколы.
Гней Юлий Агрикола.
В 78 году консульским легатом в Британии был назначен Гней Юлий Агрикола. В 79 году он совершил поход к Ферт-оф-Тей, в 81 г. — в Кинтайр. За шесть лет он покорил значительную часть Шотландии (римляне называли её Каледонией). Однако, на стороне бриттов было численное превосходство и хорошее знание местности.
Агрикола, опасаясь, что бритты смогут окружить его армию, приказал разделить войско на три части (82 год). Но бритты воспользовались этим, внезапно атаковали один из легионов, убили часовых и ворвались в лагерь. Заранее зная о готовящемся нападении, Агрикола отправил в лагерь два отряда — пеший и конный. Римляне атаковали бриттов с тыла и заставили их отступить. Однако Агриколе со своей потрёпанной в боях армией пришлось вернуться в укреплённые районы.
Почти год понадобился полководцу для того, чтобы пополнить сильно поредевшие легионы и разработать новую тактику войны. Летом 83 года Агрикола выслал на север военный флот с задачей очистить от восставших племён прибрежную полосу. Сам полководец направился к Граупийским горам, где состоялось сражение, в котором Агрикола одержал уверенную победу.
Также под его руководством были проложены дороги и возведены защитные сооружения от нападения непокорных кельтских племён.
Противостояние кельтов и римлян после завоевания Британии
В 117 году римским императором стал Адриан. Он был сторонником идеи укрепления существующих границ с отказом от дальнейшего расширения империи[1]. В 122 году на севере Британии вспыхнуло восстание против римского владычества. Восставшим удалось оттеснить римлян немного к югу. По приказу Адриана, прибывшего на остров, в 123 году началось возведение каменной стены, перегородившей Британию от реки Тайн до залива Солуэй-Ферт (т. н. «Адрианов вал»)[1][2]. В период со 143 по 164 годы римляне строили новый вал, призванный защитить территории, завоёванные ими к северу от стены Адриана уже после её постройки. Однако закрепиться на новых рубежах римлянам не удалось, и они были вынуждены отступить к прежней границе[1].
Конец римского владычества
Британия оставалась частью Римской империи на протяжении нескольких столетий. Однако в IV веке началось ослабление империи. В 395 году она распалась на две части — Западную и Восточную Римскую империи. Власть римлян на окраинах становилась всё более нестабильной, и в 407 году они вынуждены были покинуть остров…»

Вот краткая история завоевания и правления римлянами британских островов. Думаю, что в становлении английской государственности владычество Рима сыграло значительную роль!
Но возвратимся в наши дни и к нашему путешествию…

…Навстречу нам попадались одиночки и группы туристов, как и мы, идущих по этой известной со времен Цезаря, тропе. Ощущения возникали самые фантастические.
Какой-то отряд пенсионеров – туристов с рюкзаками за спиной, благодаря воображению, вдруг превращался в отряд римских солдат и издали, действительно было трудно разобрать, кто идёт по нашим следам – римские воины или вполне благообразные пожилые англичане, интересующиеся своей историей…
Слева, под луговыми склоном плескалось море, уже не такое страшное как вчера, а справа, расстилались холмы с коровами и овцами, пасущимися на них. То тут, то там видны были большие фермерские дома и надворные постройки. Вся земля здесь давным-давно принадлежит конкретным владельцам и потому, обработана и ухожена. Особенно это заметно сверху и из самолёта, когда земля внизу похожа на одеяло составленное из заплаток больших и маленьких.
Между участками изгороди, - в одних местностях они кустарниковые, в других каменные, тянущиеся на многие километры. Эти каменные изгороди-границы участков, свидетельствуют тоже, о каменной культуре, распространенной здесь уже многие тысячелетия.
В России, как известно, в основном культура строений деревянная и этим, Англия разительно отличается от нашей родины…
Ветер сегодня, был заметно тише чем вчера, но всё-таки дул изрядно.
Чтобы пообедать бутербродами с чаем из термоса, мы спрятались от ветра в глубокий ров, охранявший здешнюю крепость, ещё около двух тысяч лет назад, во времена первых военных кампаний римлян, против местных племён.
Здесь, на вершине холма была крепость окружённая глубоким рвом и высоким валом, которые сегодня заросли зелёной травой.
Отдыхая, мы думали каждый о своём. Я представлял себе драматизм борьбы аборигенов с захватчиками, кровопролитные битвы с пришельцами, которых нельзя было победить. Ведь римские легионы, в те далёкие времена были неотвратимы и непобедимы, как удар несчастной судьбы.
Вот эта историческая обречённость на поражение, как феномен, давно меня тревожит. И в жизни отдельного человека, тоже есть место таким трагическим угрозам, к которым никто не может приготовиться или защититься от них.
В определённом смысле нашествие на Русь татаро-монголов, было такой же трагедией, какую пережил Альбион, две тысячи лет назад!
…После «пикника», мы пошли дальше и вскоре спустились к морю, в небольшую, но ухоженную современную деревню с пабом, детской площадкой и большим причалом, выходящим в море.
Оттуда, мы повернули в сторону дома и пошли по тропе, вдоль галечной косы. По косе идти очень трудно - ноги погружаются в мелкие камешки и каждый шаг даётся с трудом. А по тропе, вдоль зарослей камыша, идти намного легче.
Навстречу нам попалось несколько туристов, и даже отряд школьников, отдыхавших здесь на каникулах, под водительством учителей.
Ближе к вечеру, мы подошли к нашей деревне, со стороны моря и прошли мимо «Свонери» - заповедника для лебедей, а потом и мимо развалин древнего монастыря, который разогнали и стали разрушать по приказу Генриха Восьмого.
Надо отметить, что в те давние времена церковь и монастыри, по сути были государством в государстве и Генрих Восьмой, король, который обиделся на Папу по личным мотивам, решил разрушить влияние церкви на жизнь королевства. И это у него получилось!
И по сию пору и в сельской местности встречаются монументальные останки монастырей. Но в городах, да и в каждой деревне, почти на каждом углу стоят красивые и мощные церкви.
В Лондоне, особенно в центре, многие церкви были уничтожены знаменитым, страшным пожаром 1666 года. Но на их месте, уже позже, часть из них была восстановлена, а названия части из них, до сих пор звучат, внушительно и современно…
Мы конечно устали и когда пришли в дом, то пошли в местный паб, поужинать и просто посидеть. Паб старый, принадлежит одной семье и в нем работают члены семьи от мала до велика.
В этот паб приходят вечером после работы выпить пива и поболтать, местные жители. Для них это своеобразный клуб.
Но тут ужинают и туристы приезжие, - приходят сюда тоже семьями и часто со своими собаками.
Мы ужинали не спеша, обмениваясь с Су впечатлениями от похода и между делом, хвалили еду. Готовили здесь хорошо, к тому же, я выпил пинту «Гиннеса» - и мне стало совсем покойно и уютно…
Вернувшись в дом, легли спасть после душа и сразу крепко уснули, убаюканные тишиной, которой совсем не бывает в Лондоне – ни днём, ни даже ночью…
Назавтра, мы пошли с утра, на экскурсию в лебединый заповедник!

Свонери – это по русский - лебединый заповедник. Свон – по-английски лебедь.
Пришли туда из деревни пешком. Погода стояла хмурая, но пока без дождя. Прошли внутрь заповедника и попали в царство водоплавающей дичи, где главными жителями были конечно лебеди. Разводить их в здешних местах стали монахи из доминиканского монастыря, который, как я уже говорил был основан в 1040-м году. Потом, этот монастырь разогнали, а стены, постепенно разбирали на крестьянские дома и постройки. Так всегда и бывает с памятниками старины, которые тогда, ещё не стали памятниками.
Как все натуральные заповедники открытые для туристов, тут организована целая структура с магазином, кафе, детской площадкой, большим персоналом служащих, включающих экскурсоводов.
По песчаным дорожкам вошли на территорию и сразу увидели по обе стороны от нас, несколько белоснежных лебедих, сидящих на гнёздах и их лебедей, который подняв оперение дыбом,перваливаясь с боку на бок, прохаживались неподалеку, каждый охраняя свои владения.
Эта большая птица производит впечатление экзотической, эстетической натуры, - свидетельства красоты земной природы. А когда их много – а в заповеднике живёт одновременно до шестисот лебедей, - это производит сильное впечатление. Хотя, к этой красоте быстро привыкаешь и перестаёшь удивляться.
Территория заповедника огорожена сеткой, но здесь, много и пришлых гостей: гусей, уток и водных курочек. Они тоже получают тут часть питания, предназначенного для основных жителей заповедника – лебедей.
Этот «свонери», расположен на берегу лагуны, образованной речкой, отграниченной от океана «чезл бичем», то есть гравийным пляжем…
Мы удачно попали на кормление лебедей, когда сотни и сотни белых грациозных птиц в беспокойстве снуют в небольшом заливчике, в ожидании служащего с тачкой наполненной кормом,- зерном вперемежку с овсом.
Наконец, он пришёл, катя тачку и тут же самые сильные лебеди не обращая внимания на человека, совком набирающего корм в ведра, стали кормиться прямо из тачки. Остальные нервничали в ожидании, на воде. Наконец служитель бросил несколько совков прямо в мешанину птичьих спин и кормление началось.
Потом, служитель предложил покормить птиц детям и взрослым. Дети проделывали это с волнением и часто неловко, а взрослые совсем, как служитель. Я тоже скормил пол ведра зерна птицам и видел, как привыкли лебеди к этому трёхкратному ежедневному питанию, раздаваемого человеком, для которого, некогда, во времена монастырские, сами лебеди служили пищей.
Сегодня, все лебеди Англии принадлежат королеве и за их убийство полагается тюремное заключение. Лебедей в Англии много и они являются обязательным украшением парков и скверов, с прудами в них.
Вспомнилось, как в Ридженс-парке, я с руки кормил хлебом крупного лебедя, голова которого находилась на уровне моей груди, когда он тянулся за угощением…
Лебеди, как я говорил – крупные птицы и весят - лебёдушки до девяти, а лебеди до двенадцати килограммов. Средняя продолжительность жизни достигает десяти-пятнадцати лет, но бывают и долгожители живущие до двадцати – двадцати пяти лет…
Потом, мы долго сидели на деревянной лавочке рядом с большим гнездом и наблюдали за лебедихой, которая дремала, сидя на яйцах, спрятав клюв в перья на спине. Потом она встала, поменяла позу и мы увидели шесть больших белых яиц, на которые она осторожно села, прикрывая оперением, будущих своих лебедят.
Потом, не вставая, стала захватывать клювом травку рядом с гнездом и сорвав её подкладывала себе под бока. Видимо, ей хотелось продемонстрировать свою заботу о будущем потомстве. Лебеди очень заботливые родители и потому не устают ухаживать и за яйцами, и за потомством, появляющемся из них.
В другом парке, я, как -то видел на пруду, мамашу-лебедя, осторожно вытаскивающую из воды водоросли, опасаясь, что малыши могут в них запутаться.
Ещё я видел, как та же пара лебедей сопровождающая птенцов, пугает рыб в пруду опуская головы под воду и отгоняя непрошенных гостей…
Вспомнилась мне история пары лебедей, которую я наблюдал, далеко от Англии, в сибирской тайге, в пойме реки Муякан. Они уже сидели на гнезде с яйцами, когда поднимающаяся в реке вода от таяния снегов, затопила их гнездо и бедные лебеди долго летали над озером, оплакивая потерю потомства.
Но говорят, что лебеди, в случае потери первой кладки яиц, могут сделать вторую, и тем самым вывести потомство, хотя и чуть позже, чем обычно!
…Неподалеку от гнезда за которым мы наблюдали, на стволе большой согнутой к земле ивы, было гнездо водяной курочки, которая тоже сидела на яйцах, а «ейный муж» острым клювом расчёсывал её перья на шее, проявляя тем самым нежные чувства…
Ещё, мы видели, как пара лебедей, проявляли нежность друг к другу, миловались, касаясь шеями друг друга и согласно поднимая и опуская головки, почти в ритме танца. Эти проявления влюблённости у больших, красивых птиц, вызывают горячее человеческое сочувствие!
Лебеди моногамные птицы и живут парами долгое время, а когда теряют партнёра по какой-либо причине, то сильно переживают и печалятся!
Незаметно прошло два часа и выходя из лебединого парка, мы видели на зелёных лугах несколько ярко «одетых» фазанов и их серых курочек. У фазанов был весенний ток и они вскрикивая резкими скрипучими голосами, изредка хлопали крыльями, совсем как таёжные тетерева, во время тока.
Уже за воротами заповедника, мы зашли в кафе и попили горячего чаю с плюшками.
К тому времени начался небольшой дождь и мы были рады добраться до дому. Попив чаю и немного отдохнув, на машине, поехали в город Дорчестер – древнюю столицу графства Дорсет.
Там, мы нашли места, вполне сохранившиеся ещё со времён римского владычества, где стоял жилой римский дом с воздуховодами для зимнего отопления, красивой мозаикой на полах и всеми удобствами, каковые в Риме, существовали уже в те древние времена.
Потом, уже в машине, на обратном пути, мы обсуждая причуды цивилизации, то бурно развивающейся, то впадающей в застой и даже в «новое одичание». Так случилось и с древне-римской цивилизацией, которая была разрушена варварами, но возродилась уже в новом виде в средневековой Европе Всё-таки, европейская цивилизация имеет своими корнями прежде всего цивилизацию римскую. А её особенность заключена в том, что она – цивилизация христианская.
Этим и объясняется её мировое значение…
Сегодня, во времена секулярные с утратой христианской веры. Европа, да и Америка, уступает своё главенствующее место Азии!
…Уже в темноте, возвратились домой и легли спать, вспоминая древние строения в Дорчестере и сотни красивых птиц – лебедей, которые жили здесь, тоже, довольно давно…
Назавтра, позавтракав с хозяевами, мы простились с этими гостеприимными жителями Дорсета и отправились домой, через город Веймос…
По пути, заехали на длинную каменистую косу, далеко выдающуюся в море и я поднялся вместе с несколькими другими туристами на вершину маяка, который помогал судам не сбиться с пути, особенно ночью. Маяк оборудован современными приспособлениями и его свет виден в море на многие мили!
Потом мы поехали в старинный портовый городок Веймос и гуляли там несколько часов по оживлённым улицам. В связи с каникулами, городок был переполнен туристами, взрослыми и детьми и потому, на торговых улицах, люди шли, почти как на демонстрации, лавируя между толпами любопытных и весёлых отдыхающих.
Запомнились парусники стоящие у пристани, и маленькие рыболовные катера, которые каждый день выходят в море и ловят рыбу, в том числе для национального английского блюда «фиш энд чипс» - что значит - жареная рыба с картофелем фри.
Мы тоже зашли в одно из бесчисленных кафе на набережной городка и поели там, разглядывая гуляющих и посетителей кафе. В основном это были семьи с детьми, которые ели с аппетитом и громко разговаривали.
Потом, мы снова сели в наш «Пассат», и долго выезжали по красивой дороге, построенной на месте одной из тех, которые были проложены в этих местах ещё древними римлянами, а точнее завоёванными ими племенами, аборигенов британских островов.
По пути встретили несколько внушительно красивых церквей с острыми шпилями и высокими стенами. Именно религиозность и была тем связующим материалом который помогал англичанам выигрывать войны и обустраивать свой быт. Сейчас церковные приходы малы, но былое величие церкви, ощущается при встрече с такими громадными и изящными церковными строениями…
Возвратились в Лондон к вечеру и поставив машину в подземном гараже, пришли домой. Сразу поставили чай и поужинав, легли спать, полные впечатлений от поездки и довольные проведенным в Дорсете временем!

Начало июня 2015 года. Лондон. Владимир Кабаков





Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 254
© 04.06.2015 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2015-1355047

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1