Русская баня


Русская баня, как часть русской культуры.

Вместо эпиграфа:
"Интересные факты о русской бане
О русской бане знают во всех уголках мира. Наши предки парились в русской бане и излечивались от многих болезней, снимали усталость и напряжение. В Древней Руси считали, что сауна — это отличное средство от порчи и сглаза. Для ее устройства возводили бревенчатые избушки небольших площадей, внутри которых ставили печку каменку. Чтобы образовался пар, нужно было на раскаленные камни плеснуть немного воды. В 19 столетии русских бань было большое количество. Особой распространенности они приобрели после похода Наполеона.

В переводе с греческого языка баня означает «изгнание боли и грусти». До теперешнего времени эта традиция не утратила своей актуальности. Во многих городах люди могут насладиться походом в сауну район или баню. Благодаря банщику можно получить настоящее удовольствие и получить от банных процедур только пользу для здоровья.

Ни одна баня и сауна не может сравниться с русской баней. Уже издавна она пользуется большой популярностью среди людей. В бане можно не только помыться, но и получить райское наслаждение от горячего пара. Русская баня — это место, где можно улучшить настроение и набраться сил. Баня — это источник поддержания здоровья и красоты. Историки не могут назвать точной даты появления бани. В 10 столетии она называлась мыльной. После 12 столетия это место получило название баня. Как правило, русская баня имеет два отделения — это предбанник, где раздеваются и отдыхают между процессом парения, а также парная, где проводят все банные процедуры. Эти помещения делаются из дерева, а печка изготавливается из камня. Эта печка обогревает парилку и создает особенную и незабываемую атмосферу. В парной расположено несколько полочек, в зависимости от их расположения можно выбрать оптимальную температуру. Соответственно, чем выше полочка, тем температура воздуха выше. Для создания горячего пара в парной камни поливаются водой, травяными настоями и отварами. При вдыхании целебного пара можно излечить заболевания, связанные с верхней дыхательной системой. Чудодейственный пар облегчает дыхание, избавляет от насморка и положительно сказывается на бронхах и легких. В те времени баня стояла практически в каждом дворе и не была предметом роскоши. В ней могли париться бедные и богатые люди. Немного позже начали пользоваться популярностью общественные бани.

Сегодня при посещении бани или сауны можно окунуться в славянские традиции, расслабиться, оздоровиться и отдохнуть. Ходить в баню можно в любое время года, но особое удовольствие можно получить в зимнее время года, когда за окнами стоит 30-ти градусный мороз. После парной отлично выскочить на мороз и обтереться снегом или прыгнуть в снежный сугроб. Это позволяет открыть поры, избавиться от шлаков и вредных веществ, сделать кожу упругой и гладкой. В теплое время года можно прыгнуть в озеро или купель с холодной водой.

Современные сауны могут принести своим клиентам незабываемые ощущения и окунуться вся в старинные обычаи. Баня или сауна — это место, где можно избавиться от болезней и предотвратить их появление.

В парилке, как и ранее, часто используют мед, ему отводится особое внимание. Сегодня во многих банях предлагают медовые скрабы, крема и маски для тела, которые отлично очищают кожу и делают ее нежной и красивой. Раньше в бане мылись без спешки, поскольку это было своего рода ритуалом. Вываренный лен использовали в качестве мочалки, а вместо мыла брали ржаное тесто, которое замешивали на основе меда. Сегодня многие традиции утеряны, но многие бани могут предложить превосходные способы для омоложения и восстановления организма."

На мой взгляд, русские парные бани продолжают древние традиции бань, в том числе римских. Во многих городах Европы, сохранились остатки или фундаменты римских бань, где мылись, занимались гимнастикой, а потом отдыхали, как римская знать, так и простые люди.
Правда в средние века, Европа в гигиене тела, намного отстала от России и даже знатные люди были часто грязны и нечистоплотны. А в России уже были бани, ставшие средством очищения тела и умягчения души!
Кажется, что появление русских бань, связано с холодным и морозным климатом. А в парилке, человек мог отогреться, расслабиться и отдыхая, пообщаться с другими людьми. О бане существует много поговорок и летучих выражений на русском языке. Например: «Пошёл в баню!», или «Пристал как банный лист!»
Но баня в России, долгое время была ещё и прообразом светского клуба, куда приходили люди не только помыться и попариться, но и пообщаться, поделиться новостями. Сегодня, в России, в отсутствии клубов, которых в советские времена были тысячи и тысячи, такие банные клубы, становятся своеобразными заменителями таких мест общения!
Недавно, будучи в Петербурге, я, вместе с известным поэтом, знатоком сонетов, Сергеем Дауэнгауэром, попал в баню на Васильевском Острове, где уже около двух десятков лет существует своеобразный клуб, в который входят несколько десятков человек, собирающихся по субботам к открытию бани, проводящих там около четырёх часов…
Начинали парится постепенно доводя себя и своё тело до желаемых кондиций. Сам я сходил раза четыре и после каждого захода, обливался холодной водой. Резкий перепад температур заставляет кровеносные сосуды, то расширяться, то резко сужаться. Всё это способствует своеобразному массажу сосудов и улучшает их функционирование.
Сразу вспомнилось, как лет двадцать пять назад ещё при жизни в Питере, я вдруг почувствовал, что мои руки во сне начинают терять чувствительность, когда закладываю их за голову. Решил лечить их баней.
После захода в парилку, я погружался в ванную с ледяной водой с головой. И так проделывал несколько раз, в каждый приход в баню. Вскоре мои проблемы с руками исчезли и до сих пор не возобновились!
… После окончания парения, я подвергся «мыльному» массажу, специалистом по которому является Сергей. Массаж он делает в специальных жестких перчатках и в процессе поливает тело с помощью мочалки горячей водой, смывая остатки мыла. Всё это немного напоминает массаж в турецких банях!
После всех водных процедур, я чувствовал себя как новенький рубль!
Но потом началось самое интересное!
Когда все напарились и помылись, из нескольких стульев соорудили стол и разложили на нём закуски и поставили бутылки с коньяком и водкой. У двух членов «клуба» были на этой неделе дни рождения. Стали выпивать за их здоровье и Сергей Дауэнгауэр прочитал посвящения каждому «юбиляру».
В клубе это давняя традиции и Сергей поздравляя «одноклубников» никогда не повторяется. Потом пошли тосты за Победу и за Россию. Наливали совсем понемногу и потому после такого обеда никто сильно не опьянел, но все расслабились и почувствовали в очередной раз себя членами банного «братства».
Разошлись постепенно часам к двенадцати дня, в надежде через неделю вновь здесь увидеться.
Я был очень признателен Сергею за приглашение в этот дружеский коллектив!
Вспомнилось нечто похожее на это питерский банный клуб, существовавший в мою бытность ещё в Сибири, в Иркутске. Там, в хорошей чистой и уютной парилке, в пригороде Иркутска, Шелехово, лет тридцать, а то и сорок назад, существовал такой же неформальный клуб, в который входили музыканты, художники и просто любители пара, мужчины разного возраста и разных профессий.
Мне запомнился гобоист из иркутского симфонического оркестра, Володя. Он был толстым и немного стеснялся своего лишнего веса. Со вздохом он рассказывал, что с трудом может зашнуровать свои ботинки – брюхо мешает.
Но вдохновлённый нашими разговорами – тогда я начал заниматься атлетизмом, он решил сбросить вес. Прошёл месяц и когда я случайно встретил его в городе, на улице, то не поверил своим глазам. Он похудел и выглядел на десять лет моложе.
Позже, Володя рассказал мне о своей методе, которая помогла ему сбросить тридцать килограммов за месяц!
Он жил один и потому сам распоряжался и временем и намеченной диетой. Он ел раз семь в день, но очень небольшими порциями. И каждый день бегал, надевая на себя тёплые свитера, чтобы пропотеть. И каждую субботу ходил в баню и парился там несколько раз. Баня – была частью его диеты для сбрасывания веса.
Я удивился силе его воли, благодаря которой он выдержал этот марафон, позволивший ему 2вернуться» к нормальной жизни!
…Как всякий русский, советский человек я привык к бане с детских лет. Правда тогда «банных» клубов почти не существовало, потому что, как я уже говорил было в стране Советов множество клубов и домов культуры, в которых была замечательная самодеятельность, где проводили праздники, концерты заезжих знаменитостей и торжественные мероприятия, танцы по субботам…
В детстве ходили каждую субботу в общественные бани, пар в которых подавался через трубы и был влажный и колючий. В парной только грелись, а потом мылись в общем зале сидя на бетонных или деревянных лавках, куда ставили шайки с водой…

Расскажу о разного рода банях, в которых я успел побывать и в деревнях и в городах, и в таёжной глуши, в баньках стоящих рядом с охотничьими зимовьями…
Одну баню построили энтузиасты-охотники, совсем недалеко от города, в верховьях небольшой речки Каи. Там, недалеко от зимовья, стоявшего в небольшом еловом распадке с незапамятных времён, поставили ещё один деревянный сруб и сделали там баню.
Однажды, с съёмочной группой с иркутского телевидения, мы пришли туда ранней весной и ночевали в зимовье. Вечером, протопив баню, пошли туда с другом - больше никто не рискнул парится. На дворе была ещё настоящая зима и температура по ночам опускалась до минус двадцати градусов.
В баньке было тесно, пыхала жаром металлическая печка обложенная камнями, а на земляном полу были разложены ветки пихты, издающие острый хвойный аромат.
Разделись прямо перед входом – была уже ночь, и ухая, зажимая уши ладонями, влезли в тесное жаркое пространство. Сразу пришлось присесть, потому что под потолком горячий влажный воздух обжигал кожу на лице и особенно кончики ушей.
Немного привыкнув, стали хлестаться веником, не забывая поддавать на раскалившиеся камни, окружавшие металлические части печки.
Получился настоящий ароматный ад. Мой приятель, вскоре сбежал в зимовье, а я упорствовал, нещадно хлестал себя по спине и плечам веником и наконец, распаренный выскочил на улицу. И прямо с обледенелой тропинки, «нырнул» в сугроб снега глубиной в полметра.
Помню, что мои глаза были на уровне снежной поверхности и перед глазами, парили в воздухе кристаллики снега. Тело обожгло холодом, но дышать стало легче и после такого купания, тело сделалось лёгким и розовым, как у младенца. Я протёрся полотенцем, стоя на морозе и тоже побежал в зимовье.
Какое наслаждение испытал я, в полутёмной деревянной избушке, лёжа на нарах, прихлёбывая горячий чай и в захлёб рассказывая присутствующим, о чувствах, испытанных в этой бане, и в снегу!
… Другая такая баня, случилась в окрестностях реки Голоустной, в тайге недалеко от Байкала.
Мы пришли на охотничью базу, построенную студентами-охотоведами, и под вечер, затопили баню.
Была весна, снегу уже не было и мы наломали в одном из распадков пихтовых веников, чтобы парится. Баня там, как и другие дома была просторной и засветив фонарь-керосинку, подвесив его у окошка, мы парились в темноте до изнеможения, а отдыхать выходили на крыльцо, сидя в темноте и вспоминая суровую, морозную зиму в этих краях.
Баня была сделана на славу и мы все получили замечательное расслабление, после которого, уже обсохнув, полуголые сидели в базовом зимовье и пили водочку, закусывая свежими жаренным бифштексами…
Но были и неудачные банные приключения. Один раз, уже в Ленинградской области, в канун Нового года, когда в природе случилась небывалая для зимы оттепель, мы с приятелем ночевали на даче, на берегу реки Тосно. Кругом не было ни души, дачники редких домиков брошенной жителями деревеньки, зимой здесь не бывают и потому тишина и покой были полными.
Мой друг, пока я ходил по окрестным лесам и смотрел волчьи следы, растопил баню и я надеялся, что возвратившись мы сразу пойдём париться. Но случился конфуз. Труба у печки в бане стоявшей над берегом заледенелой реки, была слишком тонкой – строители бани не рассчитали и потому камни, вокруг металлической печки никак не могли нагреться.
Вода правда была горячей, и мы посмеиваясь, мочили веники в горячей воде и сидя на верхней полке хлестали себя вениками. Банный термометр, установленный под потолком, показывал температуру воздуха не жарче плюс тридцати, и дело спасала только горячая вода.
Тем не менее, помывшись горячей водой и даже облившись холодной, мы пришли в дом и с удовольствием поужинали и выпили за приближающийся Новый год!
Был ещё такой случай.
… Однажды, ещё живя в Ленинграде, я прилетел в Иркутск и отправился в путешествие по Байкалу, на мыс Покойники, где была база заповедника и стояла метеостанция.
Туда я шёл пешком, несколько дней, прилетев на «кукурузнике», в бурятское село Онгурёны. Берег Байкала замечательно красив и я ночевал там, в рыбачьих времянках-зимовьях. Шёл по тропе вдоль берега и видел отпечатки лап медведей, прошедших здесь незадолго до меня. На северной оконечности озера на расстоянии нескольких сотен километров нет ни деревень, ни следов человеческой деятельности и поселение на мысе Покойники единственное в тех девственно диких местах…
Придя к егерям заповедника, я несколько дней путешествовал по округе, видел медведей на горах и поднялся на Прибайкальский хребет, к истокам великой сибирской реки Лены. Запомнил часто встречающиеся по пути, громадные, вытаявшие в ещё глубоких снежниках, следы медведей, которые ходили тут под кедрами и собирали оставшиеся на земле ещё с осени, кедровые шишки.
Уже перед отъездом, мы всей кампанией праздновали день рождения одного из сыновей начальника егерей, который жил здесь с родителями. А перед застольем, пошли в баню.
Банька была просторная и чистая, и пар удивительно хорош. Я напарился до головокружения, и после, выскочив из бани, нырнул с головой в ледяные воды Байкала и проплыл несколько метров, ухая и вскрикивая от хрустального холода чистейшей в мире воды!
…Но помню я и баню, в вершине таёжной реки Кавокты, притока Муякана, что течёт неподалеку от восточного портала Муйского тоннеля, на БАМе…
Тогда я работал техником-сейсмологом и мы жили вдвоём с напарником, в вершине этой речки, окружённые горами, безмолвием и двухметровой глубины снегами. Об этой интересной зимовке, я написал несколько рассказов и включил их в сборник «Говорят, медведи не кусаются».
Рядом с нашей сейсмостанцией был фанерный сарайчик и посередине стояла металлическая печь. Тут жили летом ребята, мои соработники, когда собирали щитовой домик сейсмостанции.
Однажды, Нестер, мой молодой напарник предложил сделать баню в этом сарайчике. С утра, он натопил печь, нагрел воды, но веников не было.
Когда всё было готово, сходил и помылся Нестер, а потом зашёл и я. Парился полотенцем, потому что в округе не было ни одной берёзы – долина была высокогорной и там такие деревья не росли. Вокруг стояли горы и по распадкам с хребта, кое где гуськом спускались деревья одной породы – северные лиственницы…
Но я обошёлся и без веника и вполне прилично напарился.
После бани я перешел в домик босиком по снегу и чувствовал себя вполне счастливым, когда пил чай и поглядывал в окно, наполовину заваленное снегом. Туда, изредка приходил Пестря, моя охотничья лайка, и сверху вниз, двигая головой, старался через стекло рассмотреть, как мы в этой избушке поживаем.
Сам он ночевал в продуктовой палатке и все дни терпеливо дожидался, когда я освобожусь от работы и встану на охотничьи лыжи, чтобы погулять по долине, закрытой до весны со всех сторон глубоким снегом. И прилетали сюда и улетали отсюда только на вертолёте, который заказывали раз в два месяца, чтобы забрать материалы наблюдений и обновить запасы продуктов…
Парился я и в Сандунах, в Москве, но даже эти замечательные бани не идут ни в какое сравнение с банями таёжными и особенно, в зимние морозные дни, когда оттаиваешь от морозов и холодных походов по тайге От ароматного жара, по коже невольно бегут мурашки,но и твои внутренности оттаивают и согреваются наконец, под ударами горячего и пахучего веника! А сердце, кажется, тоже раскрывается навстречу приятностям жизни и хорошее настроение надолго остаётся с тобой!
…К сожалению, в Лондоне, я пока не нашёл ни одной русской парной бани и надеюсь, что читатели этого эссе, узнав об этой беде помогут мне и укажут место, где в столице Англии, я смогу регулярно парится в русской, не сравнимой ни с чем, бане!

Конец мая 2015 года. Лондон. Владимир Кабаков





Рейтинг работы: 6
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 771
© 02.06.2015 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2015-1353675

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1