Зверинец


Из цикла "Тщелавские страдания"
Зверинец
И чего это народ так рвется в важняки? Ну, да, деньги, конечно, другие. Подношения... А у кого и откаты... Уважение опять таки - шестерки кланяются. А у иных и вовсе на цирлах ходят. Но, главное, независимость: чем выше подымаешься, тем меньше над тобой начальства остается.
И вот тут-то и кроется подвох. Можно даже сказать, ловушка. Ты ж у всех на виду. Если что не так, все копья летят в тебя, и нету тебе спасенья.
А уж, ежели навернуться с этакой верхотуры!..
Живет у нас в Тщеславле городской сумасшедший, все зовут его "Самсамыч". Когда-то Самсамыч числился номенклатурным работником. Был такой совковый важняк - номенклатурный работник. Чинуша-профи. Его, куда не кинь, будет руководить с одинаковым результатом. Главное, ни в чем не сомневаться и неукоснительно выполнять постановления и указания вышестоящих инстанций.
При культе личности был Самсамыч каким-то то ли замом то ли завом в одной из черноземных областей. И поручено ему было в целях импортозамещения выращивать на колхозных черноземах хлопок и апельсины Ну, он и бросился исполнять да с тщанием и рвением. Результат, ясен пень, нулевой. Они там наверху чего-то не учли, а он за них отдувайся!
В эпоху борьбы с культом личности бросили Самсамыча на область посевернее и приказали сеять кукурузу, причем, чуть не до Полюса. Он опять в мыле, и опять "снова здорово" - вместо кукурузы - клюква. Они там сверху чего-то не учли, а Самсамыч - в "расстрельном" списке.
Но номенклатура есть номенклатура, да тут как раз еще наступила эпоха застоя, и посему ограничились понижением до районного уровня и послали в Тщеславль руководить автобазой. И когда наверху решили, что "экономика должна быть экономной" и урезали лимиты на ГСМ, Самсамычу не оставалось ничего иного, как начать разбавлять бензин водой. Снова наверху чего-то не учли, а город встал.
Бросали Самсамыча и на местный драмтеатр. В наш городской театр и раньше-то по причине пустых магазинов ходили только пивка в буфете попить да бутербродами с колбасой побаловаться. А, как спустили циркуляр бороться за здоровый образ жизни, так в одночасье и пиво пропало, и колбаса вдогонку. Снова кто-то что-то не учел...
А из театра, знамо дело, одна дорога - в зверинец.
И к эпохе долгожданной демократия подошел Самсамыч с ослабленным душевным здоровьем. Любимой его фразой сделалась: "Шо мы еще не учли?" День и ночь ее повторяет. Всех домашних замучил. А что вы хотите, номенклатура да верхотура кого хош до цугундера доведут!
Поэтому, когда теперь уже с демократической верхотуры донесся призыв: "Все на рынок!" - Самсамыч, по привычке, не произнеся ни слова возражения, зарядил ящик водки и засел на все выходные в кабинете писать циркуляр.
И вызвав по телефону среди ночи заспанного зав радиоузлом зоопарка, зачитал у микрофона свой циркуляр на всю подчиненную ему территорию:

"Дорогой наш, даже слишком, кон-ти-гент!
Не вы ли все время выли и скулили, шо сидите за решеткой, а эти все гуляют на воле и швыряют вам куски. Вы просились на волю, чтобы жить, как люди. Такая возможность вам теперь предоставляется: с завтрашнего дня зверинец переводится на рыночное положение. Мы с вами единый кон-ти-гент лишь до первых петухов, а с утречка, будьте любезны - кажный сам за себя по законам жунглЕй и безо всякого бюджету.
Не скрою, мы нищие, и всем нам придется хлебнуть. Кроме водоплавающих. С водой перебои. На плаванье не хватит. Достанется и крупным хищникам, много лет делившим последний кусок с нами. Советую им серьезно готовиться к ве-ге-тарь-янству. Кстати, к вниманию травоядных! Сена не будет ни клочка! В результате наших научно обоснованных подсчетов.
Но всем предложено выжить. Кто за это предложение? Кто еще не протянул ноги и не откинул копыта, предлагаю их поднять.
Благодарю и глубоко надеюсь, шо вы так же единодушно одобрите отмену наших с вами звериных повадок, замашек и привилегий. Это очень нелегко. Слишком долго вы жили единым кон-ти-ген-том на всем готовеньком, надежно огражденные, как и подобает меньшим братьям. А с завтрашнего утра никаких вам стай, стад, табунов! Вся надежда только на личные зубы, когти, клыки - кому как повезло. А большинству - на свои ноги. Ну, и, конечно, руки. Если кому особенно повезло, и есть в нужном месте мохнатая лапа.
Еще академик Павлов учил нас, шо собака без рефлексу жрать не станет. А теперь все рефлексы перемешались. И той собаке под хвост пошла вся наша воспитательно-дрессировочная работа, которая раньше помогала вам жить. Ведь у вас благодаря ей было непоколебимое мнение, что это вы на воле, всё остальное - за решеткой. Благодаря чего вы смотрели свысока на любого посетителя.
А нынче все расшаталось. И не только решетки. Жаль, что Павлов не оставил завещания, как создать базу для рефлексов при рынке в условиях демократии и недостатка кормовой базы. Тут не поможет старый классовый подход, когда все делились на классы по принципу, скажи мне, шо ты ешь и я скажу тебе, кто ты есть: травоядный, плотоядный, насекомоядный или аппарат. Пришла пора делиться не по кормежке, а по тому, чем ты ее зарабатываешь.
Ну, и шо мы с вами вже сегодня можем предложить потребителю? Он сегодня на "рыбий мех" и "козлиное молоко" контракт не подпишет. Ему подавай то, что можно пощупать руками. Например, яйца. И с каждым днем эта потребность будет только возрастать. Значит, надо мобилизовать всех, кто способен нести яйца: уток, орлов, пингвинОв, понимаете ли, крокодилов, питонов, черепах. Объединить в один большой отряд. И всех их вместе посадить. В один вольер. На общие яйца. И, уверяю вас, шо вскоре з того зародыша вылупится новый класс - яйцедающих. Скажете, зачем такие пертурбации? А шоб сократить транспортные расходы. Шоб мне не бегать за кажным яйцом, а забирать всё сразу. Вот вам и прибылЯ.
То же и с шерстепроизводителями. Кто б ты ни был: коза, овца, бык или их помесь - овцебык. Пусть даже медведь, независимо от цвета его овчины и прочих убеждений. Всех поставить на одну доску и обстричь под одну гребенку. Опять прибылЯ!
Все рогоносцы: олени, лоси, носороги, слоны, моржи. И не надо сопеть! Всех рогоносцев, включая жирафа, в один загон, чтоб одним махом рога обломать. Это ж миллионные прибылЯ!
В особый класс предлагается выделить рыб и земноводных под общим названием валютно-икрометные. А это уже экспорт!
Есть предложение на этом подвести черту. Конечно не исключены отдельные факты недовольства. Например, со стороны кабана, где ему теперь быть? Да где ж ему быть, когда он ни шерстью, ни рогами не вышел. Я уже не говорю про икру. Или, скажем, кенгуру. Хотя, шо, спрашивается, у нее есть для рынка кроме авоськи? Ладно, я их обрадую. Все, кого я не упомянул в докладе, будут отнесены к классу колбасообразных. И никакой нам нищеты! Напротив, полное изобилие. Теперь они у вас будут через решетки куски клянчить.
Но дорогу к этому изобилию нам постоянно перебегают отдельные рвачи, к сожалению, из числа нашего кон-ти-гента. И у кого же они рвут? У нас с вами! Усугубляя нашу с вами нищету. Их мелкий бизнес по-крупному подрывает экономику зверинца. И самое большое хищение совершает слон. По сговору со сторожем он регулярно откладывает своё фекалиЁ не в специально установленную для этого емкость, а непосредственно в кузова самосвалов, которые развозят его по частным садовым участкам. С шоферами расплачиваются натурой.
И вообще я не узнаю наш зверинец. В нем сложилась мафиозно-теневая обстановка. Под вывеской "Тигр уссурийский" сидит во такая крыса и гложет во такую кость. С пруда вместо утиного кряканья разносится лягушачье кваканье. Отруби, как отрубило. Мы месяц добывали два вагона отрубей, а их сожрали за день. Кто? В акте указано, что мыши. Это ж сколько надо мышей! В любой клетке незнакомые морды: крысы, мыши, воробьи, голубЯ. Я не говорю уже про бродячих кошек и собак. Сегодня не ворует только ленивец. И не будем его будить. Он проспал начало рынка, думаю, проспит и его конец.
Поздравляю вас с началом рыночных отношений и объявляю о введении на территории зверинца закона жунглЕй!.."

И тут Самсамыч захрапел в микрофон...
А утром, когда прокричали петухи, Самсамыч очнулся, оторвался от микрофона и с белыми от горячки глазами бросился открывать засовы и запоры на клетках и вольерах...
К вечеру от всего контингента зверинца остались только зубы, когти, клыки, рожки да ножки. Кому как повезло...
Не жрал друг друга только ленивец.
Самсамыч, сидя на телеграфном столбе, на который успел забраться, беспрестанно повторял:
- Шо ж это такое? Шо ж мы снова не учли? До чего же быстро развивается закон жунглЕй! Хорошо, что Павлов до этого не дожил...
Со столба Самсамыча сняли санитары.
Слоняется он теперь по Тщеславлю тенью прошлого да пугает детей и старушек. Может любого прохожего на улице за пуговицу ухватить и строго пытать: "А отвечай-ка, гражданин, шо мы еще в руководстве не учли? Какого хрена нам всем надо?"
Высоких должностей ему больше не предлагали, нанотехнологиями да импортозамещением теперь занимаются другие - помоложе, пооборотистее. Но поперли его вовсе не за излишнюю инициативу. Радист, что транслировал его речь на весь зверинец, записал ту речь на пленку, добавил музычки и звериных голосов. И потом эту фонограмму размножил и торговал ею, прохиндей, выдавая за крутой аудиотриллер. Рынок, блин!
Но и это было не самое страшное. Самое страшное - то, что ни он, ни его начальник не отстегивали, кому следует...
Это в Росси-то!
Ну, не сумасшедшие?







Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 131
© 18.05.2015 Владимир Александров

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1