Шел солдат мимо нашего дома...



 
   Наступили первые майские дни сорок пятого года, теплые и радостные...

   Второго мая был взят Берлин...

   Мы, мальчишки, штурмовали заброшенные дома ингушского поселка Насыр-Корт и кричали «Ура!»...    Взрослые терпеливо и сдержанно ожидали главного: конца войны... С фронта еще приходили похоронки...

  Шел мимо нашего дома солдат, попросил воды напиться...
  Мама пригласила его во двор, напоила, накормила, подшила на шинели оторвавшийся погон. Она делала все быстро, ладно, по-доброму... Потому что сама совсем недавно сняла гимнастерку...
  По ходу дела выяснилось, что солдат приходил на побывку в свою родную станицу, что была по соседству с нами, чтобы похоронить старенькую мать, а сейчас возвращается в свою часть, которая стоит под Ростовом.
   Бабушка тайком всплакнула, услышав такое, завернула в платочек пару яиц и кусок кукурузной лепешки.
  - А я вас сразу узнал, - неожиданно сказал маме солдат. - В сорок втором ваш муж делал мне в госпитале операцию, а вы были у него операционной сестрой... Я еще потому вас хорошо запомнил, что злой тогда был... Думал: неужели они не смогли найти медсестру постарше... Операция у меня была серьезная, а вы выглядели совсем девчонкой: росточком маленькая, косички торчат из-под пилотки и голосок тоненький, как у моей дочурки Нюшки... А когда вы халат надели, инструмент в руки взяли, да зыркнули на меня своими глазищами: «Раненый, лежите спокойно!», понял я, что попал к надежным людям... Как мне потом сказали, военврач меня с того света вытащил... Вот бы сейчас с ним повидаться...
  - Погиб он, - глухо сказала мама и привычно подоткнула иголку себе под воротник.
  Солдат перекрестился и почему-то виновато посмотрел на меня...
  Потом полез во внутренний карман шинели и достал оттуда аккуратно перевязанный мешочек, похожий на кисет... Выложил из него на стол документы, фотографии, а затем извлек оттуда двумя пальцами … рваный маленький осколок.
- Это мне ваш муж на память оставил, - произнес он с тоской, - Сказал, что он почти в сердце у меня был.. Хотите, возьмите его себе... Как-никак, он его в руках держал... Тоже память будет.
Мама покачала головой:
  -
Не надо...Он вам дороже... В нем — ваша жизнь...
  - Это вы верно сказали, - оживился радостно солдат. - Сколько после того я фронтов прошел, и хоть бы раз зацепило...

Солдат надел шинель, низко поклонился каждому из нас и ушел...
- Жарко ему будет, однако, в шинели-то, - сказала бабушка..
- Наверное, приказа еще не было о переходе на летнюю форму, - пояснила мама, села за стол и задумалась....

Плакала она при мне редко...
.

Только по ночам, когда думала, что я сплю....






Рейтинг работы: 58
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 350
© 03.05.2015 Борис Аксюзов
Свидетельство о публикации: izba-2015-1330411

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра


Севастьян Эннский       12.12.2018   11:51:04
Отзыв:   положительный
Впечатляет!
Наталья Баимова       24.02.2016   09:46:47
Отзыв:   положительный
Спасибо...очень хороший рассказ, щемящий и добрый...поклон Вам...
Флярик       09.05.2015   20:01:14
Отзыв:   положительный
Всего несколько строк. А какая правда! какая живая боль...

..."Мама пригласила его во двор, напоила, накормила, подшила на шинели оторвавшийся погон. Она делала все быстро, ладно, по-доброму... Потому что сама совсем недавно сняла гимнастерку..."

"Я еще потому вас хорошо запомнил, что злой тогда был... Думал: неужели они не смогли найти медсестру постарше... Операция у меня была серьезная, а вы выглядели совсем девчонкой: росточком маленькая, косички торчат из-под пилотки и голосок тоненький..."

"Плакала она при мне редко..."

Целая женская судьба, и какая!..

Борис Валентинович, дорогой, с Днём Победы!

С Великим Днём победы Добра!

Здоровья Вам и сил.

Крепко Вас обнимаю.
Оля.











1