Глава тридцать третья. Солнечный зайчик на пепелище.


Глава тридцать третья. Солнечный зайчик  на пепелище.
. …Все пропахло гарью… Даже кофе, который тщательно промолот мною и заварен феем в маленькой черной турке с блестящими боками.
- Тебе сахару – две ложечки? – Фей смотрит, как я, отчаянно морщась, отхлебываю напиток из маленькой, безупречно изящной чашки баварского фарфора с лепниной.–
- Тост с маслом хочешь? Или тебе еще шпротный бутерброд сделать?

Фей безупречно спокоен в своей нежной заботе, но, по тому, как мелькают в ее ручках ложки, салфетки, тарелки, бокалы, печенье, брынза и горячий хлеб из тостера, я отлично понимаю, что она взволнованна не меньше меня. Не меньше нас всех. С утра!
- Нет, милая, я сыт. Ты сама поешь. Неизвестно, сколько мы пробудем в суде.
- Я ела. Не могу много. – Тихо отвечает мне фей.

- А где дети? - я роняю из рук на скатерть ложечку, поднимаю ее и тут же кладу опять на стол. Откусываю второй бутерброд, не доев первого. Я не чувствую вкуса пищи и поэтому оставляю эту затею - плотно позавтракать.
- Они в саду. Миша им там качели делает. И они - с ним. . Лешик даже и в гимназию не пошел.
- Да? – я хмурю бровь, залпом выпивая кофе. – Почему  это? Зря. Надо было..
- Нет. Он хочет быть с нами. После заседания мы едем же в церковь? – Фей взволнованно кусает губы и пристально смотрит на меня.
- Да, милая. Если нам не разрешат быть родителями, мы станем крестными Ники. Это почти одно и то же.– Я глажу руку фея. – Не переживай. Прошу тебя. Думай немножко и о себе. Тебе нельзя волноваться. Кто знает, что будут делать от волнения твои моноциты? Их же не видно… Ласточка, я прошу тебя.
- Да. Все хорошо. Я спокойна, Горушка. – фей собирает со стола посуду, осторожно укладывая ее в мойку. – Только вот Никуша просила ее отвести на пепелище.

-Да, и что? – Я встаю из – за стола в поисках полотенца, чтобы вытереть руки.
- Осторожнее, не запачкайся… Вот. – Фей тотчас протягивает мне салфетку.- Я сказала ей, что мы сходим туда позже. Сейчас там полно полиции, собак, каких то людей в резиновых масках и перчатках.. Криминалисты? – Фей опять смотрит на меня.- Там что, трупы нашли?
- Не знаю, Ланочка. Похоже так. – Я пожимаю плечами – Помочь тебе убрать?
- Нет. Я сама. Ты лучше проверь, все ли окна закрыты на втором этаже. И позвони Стрельникову. Он просил.
- Да, конечно.

Я иду к дверям в столовой, но меня резко останавливает жалобный лепет фея:
- Горушка, я боюсь. У меня все внутри трясется. – Ланочка подбегает ко мне, я обнимаю ее, обхватив двумя руками нежную талию в тугом велюре изумрудного цвета, с гипюровой отделкой. Ее спину, плечи. На миг мы оба замираем в тесном сплетении объятия. Я отчетливо слышу, как стучит ее сердечко, отталкиваясь от моей груди. Или – проникая в нее?

- Ну что ты, любимая моя. Успокойся! Все будет хорошо.
-К чему - нибудь придраться же могут, да? К моей болезни, например? Или что квартира - не соответствует…
- Чему это могут, интересно знать, не соответствовать сто тридцать квадратных метров в доме с консьержем? – Вскипаю я моментально, вскидывая кисти рук вверх.
- Но это квартира твоих родителей! –Зачем то беспомощно пытается возразить мне фей.
- Она- моя. Подарена мне. Есть документы. Мы представим. Моим родителям хорошо и в Денвере, рядом с моей сестрой.

-Как странно, милый, - Фей нежно гладит пальчиками мой подбородок. – В твоей семье все - физики, химики, конструкторы, а ты- лирик.Филолог, дипломат, переводчик.Ты послал маме с отцом фото Никуши?
- Да. Они в восторге. Полном.Наталья вообще час ахала в скайпе, где это мы откопали такого ангелочка…Фото целовала. Ты представляешь, Наташка уже говорит с акцентом. Еще пара - тройка лет и она забудет русский..
-Нет. Нет, мой родной, ты что! Не может быть,.- Фей успокаивающе гладит меня по рукаву.
-Может. Она слова путает. Русский с арго… Это - конец. – Я смотрю в глаза фея, в которых блестят гранями сколотого алмаза невыплаканные слезы. – Остались мы с тобой, голубка, вдвоем, ты да я! –

Я чуть усмехаюсь:
– Впрочем, я и всегда был отдельно немножко.. Никто не понял ни филологию мою, ни латынь, ни свитки алжирские.. Дядя Боря, папин брат, помню, даже кричал на меня, что же это я такого, неординарного и не пошлого,нашел в пыли марокканской.

Я ответил, что, наверное, то же самое, что и они в денверских кленовых парках… Слава богу, что- нашли. Наука всегда была для моего отца главным делом.Спал и ел в лаборатории.Знаешь, он даже с Хоукингом переписывался одно время, оспаривая его теорию бесконечности…
- Хоукинг сошел с ума. – Внезапно горячится до румянца фей. – Он решил, что Земля погибнет через тысячу лет, и поэтому все земляне должны переселиться на Луну или Марс. Бог знает что такое! И куда это мама моя, например, должна переселиться? Или твои родные?
- Ласточка, он не сошел с ума. Он просто поддерживает космическую программу NASA об освоении Марса и Луны – хрипло смеюсь я.- Не бери в сердечко. Ему платят за это.

-Да? – Запрокинув головку, фей обожающе  взирает на меня. – Точно, милый. Ты – умница.. А я не догадалась. – Я всегда всему верю.Балда!

Фей смеется. Наконец то. Смеется. Мне удалось ее немного отвлечь и успокоить. Не буду же я ей признаваться, что сам с утра упорно глотаю леденец страха из – под ложечки и кончики пальцев моих дрожат, отстукивая еле слышную музыкальную строфу. Бог один ведает, что нас ждет сегодня. После вчерашнего пожара, я не верю уже ничему.

Зеркалит, ловя в деревянно - стеклянную, чуть выпуклую, как у кита, спину, солнечный луч входная дверь, и в дверях столовой возникает силуэт Ворохова, его взлохмаченная голова по плотницки перевязанная тесемкой. И за - за спины Мишки выглядывают две милые мордашки. На носу у Лешика застряла, уснула соринка деревянной стружки, серо голубой, огромный, как озеро, глаз Ники неотрывно, словно гипнотизируя, смотрит на меня и фея.

- Фейкин, – надувает щеки Лешик. – Дай бутерброд. Есть хочу. И Никуша тоже.Па, ты будешь бутер? – Не дожидаясь ничьего ответа,наш Гаврош, высовываясь из под Мишкиного локтя хватает красной пятерней шпротную тартинку и почти целиком запихивает ее в рот.
-Ух, вкуснотища какая. Здорово! Никуш, ты будешь?  - Лешик поворачивается к девочке.– Та молча кивает.
- Руки вымой, озорник, - похохатывая, Ворохов, отвешивает сыну шутливый подзатыльник.-Замерзли, котята? Феюшкин, чаю им налей? Качались до упаду, не загонишь.
-Да, сейчас. Детка, иди ручки мой. Тебе чай с молоком?
Ника непонимающе, растерянно смотрит на Ланочку. Пожимает плечиком, зябко натягивая рукава зеленого свитерка на худенькие пальчики.
-Не знаю, мама.- Можно просто - кипяток. Я всегда так дома пила. А молока у нас не было.Оно дорогое. – Ника встает на цыпочки, быстро поворачивается вокруг себя, будто куколка, танцующая на ободе или шарике, и легко бежит в душевую. Около двери она несколько раз подпрыгивает, но не достает до розетки.

Мишка, осторожно, неслышно идя за нею, включает свет,и легонько взбивая вихры на макушке сына, шепчет:
- Эх, брат ты мой, Леха, не шиша  и не понимаешь, какой ты счастливчик!Каждый день молоко пьешь от пуза и бутеры с маслом есть можешь, сколько хочешь! Так то вот! Еще и капризничаешь! Позволяешь себе барствовать: молоко горячее, котлеты холодные..
- А я что, па? Я- ничего! -Лешка растерянно смотрит на отца, шмыгает носом. - И после не длинной паузы добавляет.- Я больше не буду капризничать. Честно.
- Да. Пора. Ты уже взрослый. Веди себя прилично. Мать наверху одежду готовит, чтобы мне - без фокусов.. А то в зал не пустят.Там строго.
-Я знаю, па. – Лешка долго и старательно намыливает ладошки, потом берет из рук Ники полотенце. Смешно трет щеки и мокрые вихры. Потом,не глядя, вешает полотенце, и цепко схватив Нику за тоненькое, светящееся запястье, бежит с нею обратно в столовую,упоенно тараторя:
- Мы приедем, и потом еще я тебя раскачаю, да? Ты не испугалась? Классные качели папа сделал же?! Тебе понравились?
- Да. – Тихо лепечет Ника. – Очень. Как будто я облако проглотила. - Посмотрев друг друга, дети звонко, оглушительно хохочут, и скрипя стульями, усаживаются, чтобы подкрепиться, наперебой рассказывая Ланочке о качелях в саду. И о последних, уже холодных, розах…

… «Рассмотрев ходатайство об удочерении, поступившее от гражданина Яворского Георгия Васильевича, 1964 года рождения, и от гражданки Яворской Светланы Александровны, урожденной Аренской, 1967 года рождения, в отношении Олейниковой Ники Павловны, 2011 года рождения,в соответствии с главой девятнадцатой Семейного Кодекса Российской Федерации, и его статьями, и пунктами, а именно:
Статьей 134, пункт два и статьей 135, пункт три, а также -  на основании решения комиссии по опеке –

Мерно зачитывает с листа, как псалом, расписанный длинными, октавными, раскатистыми нотами, женщина в неуклюжем балахоне - мантии, поверх строгого, в вертикальную черно - белую полоску костюма. И я смотря куда то мимо, нарочито близоруко, поверх  ее слегка нахмуренного лба, пытаюсь уловить, нащупать, осознать паузу.

Мне кажется, что эта невидимая, затертая, затерянная пауза, прочно упорхнула наверх, в солнечный скользящий блик, вдоль слегка запыленного окна, под сероватыми, плюшево - шелковыми рюшами присутственных, скучных, как паутина, ламбрекенов.Но и там я ее не нахожу.

...Нервно  проглатываю, и теряю окончание фразы, в каком то оглушающем шуме,подобно морской волне в час прибоя, прилива, налетающей на меня, на всех тех, кто находится в строгом зале с белым потолком и ясневыми панелями.
«… И таким образом, считать решение о полном изменении фамилии и отчества Олейниковой Ники  Павловны, 2011 рождения, согласованным с обеими сторонами и обжалованию не подлежащим, с занесением присвоенного имени, отчества и фамилии Яворская Ника Георгиевна,с датой рождения 26 августа 2011 года, в соответствующие документы и акты регистрации гражданского состояния …
Решение суда вступает в силу со дня принятия и оглашения такового в зале суда. «

Мерный колокол раскачивающегося, монотонного голоса высокой женщине с острым гребнем в слегка небрежной прическе, ударяет мне прямо в сердце среди наступившей тишины. И вдруг я вижу, что поймав мой взгляд, женщина улыбается мне, перелистывая, перебирая документы в папке…Отвечая ей слегка растерянным кивком, я вдруг вижу, как в боковую дверь просовывается огромный атласный темно -вишневый бант , украшающий пепельно - русую копну волос, личико Ники и ее ножка в вишневой туфельке. Она осторожно оглядывает зал, чуть вздрагивает от резкой трели звонка - регламента в холле и бежит ко мне, раскинув руки, молча, подняв подбородок к верху. Я ловлю ее, чуть подбрасываю, прижимаю к себе, целую, ощущая на губах что то сладко соленое.

- Ты что, плакала, детка? - ласково шепчу я в тоненькое, мягкое ушко. – Не надо, зачем? Сейчас домой поедем. Все хорошо.

Фей, стоящий возле, осторожно и ласково разглаживает носочек на ножке Ники и нежно бормочет:
- Да, моя девочка, домой.. Покажем тебе твой новый дом… Там игрушки есть и твоя кроватка, и книжки. Все есть, моя ласточка…
- А я теперь буду всегда в нем жить? Да, мамочка? Он не сгорит, как мой старый? – Никуша тянется к фею, который осторожно берет ее на руки.
- Нет, солнышко, что ты! Он высокий, каменный, в нем много людей, и они следят, чтобы все было там хорошо и ничего не сгорело…
- Мамочка, а пианино там есть?-уткнувшись носом в фейную щечку, тихо бормочет вдруг Ника.
- Есть. Оно старинное, немножко одна клавиша западает, но играть на нем можно. На нем еще папа твой играл. Мальчиком. И его бабушка.
- Ой! Как здорово! А ты меня научишь играть, да, мама? – сияет от восторга малышка.
-Конечно. И я, и папа, мы всему тебя научим, что знаем сами…
- В классики играть, например. Мама здорово умеет. Ты знаешь, я не успеваю за ней. – вдруг озорно подмигиваю я девочке. – И всегда проигрываю. Вечно в третьем сижу, а она за секунду в седьмой прыгает, представляешь, доченька?

Ника изумленно смотрит на меня, от восторга засунув крохотный пальчик в рот, и забыв засмеяться... Солнечный зайчик с потолка вдруг решает перепрыгнуть на атласную ленту ее темно вишневого банта, и спрятаться, затаиться там, подобно крохотному, сверкающему бриллианту..





Рейтинг работы: 30
Количество рецензий: 4
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 392
© 29.04.2015 Madame d~ Ash( Лана Астрикова)
Свидетельство о публикации: izba-2015-1328024

Метки: ника роман семья. фей. солнечный зайчик,
Рубрика произведения: Проза -> Психологический роман


Светлана Мельникова       24.12.2017   23:05:17
Отзыв:   положительный
Светлана, добрый вечер! Радость то какая: Ника обрела новую семью,
теперь уже на законных основаниях! Как удивительно правильно ведут
себя герои повествования в самых различных ситуациях: делают, что надо,
не бьются в истериках, не заламывают руки, не кричат, не ругаются, а просто
живут по Божьим законам, сохраняя спокойствие и достоинство. Читать о
таких людях очень приятно. Очень понравилась глава, спасибо огромное!
С Наступающим Вас Новым Годом! Счастья, здоровья и благополучия!
С сердечным теплом и признательностью!


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       25.12.2017   09:02:01

Спасибо сердечное за отзыв...
Ди.Вано       30.04.2015   15:22:34
Отзыв:   положительный
Как хорошо читалось..
кадры хорошего итальянского реалистического кино..
Атмосфера любви и тревоги..
А все детали завтрака..состояния фея, Ники..
Тонкие психологические пласты..
И торжество добра, счастливого будущего Никуши.
Огромное спасибо за милую грусть и удовольствие
от прочитанного.
СВЕТЛОГО МАЯ!!!
Ваша Д.


Валентина       30.04.2015   05:13:25
Отзыв:   положительный
Спасибо.Очень понравилась глава.

Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       30.04.2015   09:40:02

благодарю...
Инна Филиппова       30.04.2015   01:25:05
Отзыв:   положительный
Такая трогательная и, в тоже время - волшебная, счастливая глава....
Пока читала, боялась вздохнуть....
Обнимаю тебя, солнышко )


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       30.04.2015   09:40:58

Спасибо за иллюстрацию. И слово "волшебная". Очень люблю тебя.








1