Человек и смерть


(Баллада)

Мелькнула тень, и он заметил,
Ее неясный силуэт.
Скорей почувствовал, чем встретил
В глазах ее призывный свет.

Он тормознул, машина встала,
Сам смотрит, смотрит на нее.
Как будто бы заколдовала,
Все смотрит, глаз не отведет.

Он покорен волшебной силой,
К себе в кабину пригласил.
Волненье сердце охватило,
На волю чувства отпустил…

Под странной непонятной властью
Все гены задрожали в нем.
Охваченный безумной страстью,
Ответным запылал огнем.

- За руль давай-ка я, - сказала, -
Покорно руль ей уступил;
Машина, вздрогнув поначалу,
Взревела, набираясь сил.

Не удивился он нисколько,
Машина птицей в лет пошла;
Случайно не сорваться б только,
Она их в небо понесла!

Летят горящим метеором,
Вокруг их, лучезарный мир.
Душа наполнилась задором,
Стремится на вселенский пир.

Восторг все мысли затуманил,
Вином горячим кровь кипит;
Сегодня он счастливым станет -
С одной из сказочных Харит

- Прощайся со своим уделом,
Я смерть твоя, к тебе пришла!
А он в восторге беспредельном –
- Не знал я, что ты так мила!

- Пришла тебя сопровождать я
Из бытия в небытие;
К небесным полетим мы братьям, -
Едва ли слышит он ее.

Он весь восторгом переполнен, -
- Я в детстве так летал во сне!
- Так знай по жизни план исполнен,
Теперь принадлежишь ты мне.

А он как будто, и не слышит,
Сознанье поглотил восторг.
Не воздухом, он счастьем дышит -
Лишь междометия исторг.

Глядит – и спутница сияет,
От этого еще милей.
Душой он близость ощущает -
Становится он все смелей.

Скорей, скорей ее коснуться,
Но что должно произойти;
Прижаться к ней и с ней забыться…
Проснется ли в конце пути?

Он озирает лик вселенной,
И все здесь нравится ему.
Готов проститься с жизнью бренной,
Примчаться к счастью своему.

Он миг великий ощущает –
- Скажи мне, сколько мне еще!
- Да хоть всю вечность, отвечает –
Ты в праве сам решать здесь все.

Ну, что это такое вечность,
Куда ее, когда горишь?
Застой ли или скоротечность –
Ты волен сам и сам решишь!

И нужно ли считать занудно,
Когда весь в страсти человек;
То вечность пролетит секундой,
А то, секунда – целый век!

Слились в глубоком поцелуе
Их губы в мертвом забытьи
Существовал. Не существует –
Финал извечный в бытии.

Над телом горкой возвышался
Весь искореженный металл,
Куда спешил, к чему он рвался,
О том ли, он живой мечтал?

Ни радости, ни огорченья
Не выразит теперь лицо.
В ином все чувства измерении,
Уж так заведено творцом.

Ну а душа! Она жива ли,
Большое есть сомненье в том.
Узнаем мы о том едва ли,
Быть может, где-нибудь, потом…





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 80
© 29.04.2015 Николаев-Изачак
Свидетельство о публикации: izba-2015-1327779

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика философская













1