Если... Каждый шаг на Великой Сцене




"Любите ли вы Театр ТАК, как люблю его я?..."(В.Г.Б-й)

Почти беседа, "целиком и в подробностях"...

Евгений Феодоров:
Хвала Театру
http://www.stihi.ru/2011/04/26/4275

- Весь мир... вся жизнь... театр?
Как же мог так споткнуться Великий Классик?!
Театр честен - целиком и в подробностях.
Он не навязывает действительное как желаемое,
как достойную цель и постигнутый смысл.

Миоль:

- Он, Театр, его, это действие, предлагает,
а мы , если хотим,
будем вкушать,
а нет…

Выбор всегда остаётся за зрителем.

Евгений Феодоров :

- И спектакль не врёт,
и время его определено до минуты,
даже если на сцене началась
и в одночасье обрушилась
история королевской семьи.

Миоль:

- Спектакль не врёт, если автор – талантлив.
Если хороша пьеса и достоин её режиссёр, то Театр – не врёт…
И если актеры не будут грешить самодеятельностью,
а сыграют - «до полной гибели всерьёз», то не врёт Театр…
Театр – не врёт, если зритель захочет всему этому поверить
и не закидает сцену помидорами…

Если…

Евгений Феодоров :

- Спектакль не врёт:
здесь яд - понарошку,
азартно пьют не вино - пустоту
из роскошных картонных кубков,
и кровь проливают,
воображая, что льётся кровь
от удара шпагой в сердце.
И никому не приходит в голову
класть пальцы в раны умирающего героя.

Миоль:

- Если талантливы все,
кто создал спектакль,
поверив истово
в великую,
самую наиреальнейшую
магию искусства сцены.

Спектакль не врёт…

И тогда яд – не понарошку,
и слёзы – не глицериновые,
и всё - на разрыв аорты, потому что…

Потому что – без фальши…

Спектакль не врёт,
если на сцене Театра умирают и умирают Актёры, -
не доиграв,
не долюбив,
не дожив,

не ДО…

Ты же помнишь их имена?..

Они НЕ ДО-..,
чтобы захотелось тебе –

чуть больше,

без оглядки по сторонам,

безбашенно,

взахлёб,

потому что всё,

что они – НЕ ДО… , - они отдали тебе, ленивый упрямец…

Пользуйся же их великодушием и живи, Глупец!

Евгений Феодоров :

- Фольговый блеск полнолунной полуночи. Тишина.
Пусть скрипнула половица,
пропущенная плотником второпях.
Это ж садовая галька
скрипит и хрустит под ногой:
идёт Он - и сейчас состоится свиданье.
Он не пощадит тишины -
и рассыплется настороженная тишина
от его горячего шёпота.
Он не пожалеет луны -
и потускнеет, смущаясь, луна
в сравненье с Её лицом.
Они объяснятся в любви -
и замолкнут на миг, как птицы.
Зал замрёт, теряя дыханье
и уловить пытаясь
биенье двух сердец...

Театр честен - целиком и в подробностях.
Если мы не поверим, спектакль не получится.

Миоль:

- Если не будут честны те, кто творит его, то …мы – не поверим.

Евгений Феодоров :

- Если всё сложилось и получается,
то в антракте мы всерьёз обсуждаем
обездоленного короля или мятежного принца,
или всерьёз молчим
и, может, впервые в жизни молчим так -
сосредоточившись душой и памятью.
Мастерство актёров? Потом! Потом -
после спектакля, в миру, на задворках театра...

Миоль:

- Если всё сложилось и всё получается, то в антракте…

Чёрт бы его побрал, этот Антракт, потому что…

Потому что,
«если всё сложилось и всё получается, то в антракте…»,
коль скоро он есть, этот несчастный антракт, –
вынужденное время в самом неподходящем действии спектакля,
тебе, умный Зритель в таком-то ряду,
захочется укрыться,
сбежав, от ярко – экзальтированной толпы,
устремлённой в буфет…

Чёрт бы его побрал, Антракт,
потому что в это время тебе нужно
НИЧЕГО НЕ ПОТЕРЯТЬ ДО следующего действия,
а это значит – ничего не обсуждать, - даже всерьёз, даже…
не растеряв ничего, сохранить в себе до мельчайшего жеста, полутона, интонации…
То сохранить, за чем ты пришел сюда, Зритель…
А потому, - помолчать…
Только помолчать тебе сейчас нужно….

Необходимо помолчать, понимаешь?

Иначе сам себе навредишь,
и всё разрушишь,
и всему конец придёт, рухнув на твоих глазах в одно мгновение,
а ты так и останешься, с чем пришёл –
с надорванным корешком билета на … представление.

Евгений Феодоров :...

- Вот со сцены слетела
блестящая, как неразменный червонец, реплика,
последняя - в зал, всё им, ненасытным зрителям!
Конец.
И косо двинулись половинки малинового бархата
с золотой эмблемой театра в центре.
Конец.
Аплодисменты.

Премьер и премьерша - овация.
Поклоны - ответные крики,
снова поклоны - и цветы, цветы...
Всего лишь пышное,
а иногда, пожалуй, чрезмерное,
но - доказательство: спектакль кончился.
Великий Классик улыбается сквозь посмертную маску:
он доволен и, наверное, счастлив -
хотя бы сейчас, в своей славной вечности.

Миоль:

- Классик…

О чём он говорил?

О том, что жизнь – Театр ?

О том, что Театр – Жизнь?

Не хотелось бы нашу промозглую и сирую жизнь с Театром сравнивать.
Может, не так перевели Классика?
Вернее, если был Классик – Артистом,
то Театр к жизни приравнял бы, а не наоборот?

Далеко ещё было до гибели всерьёз по заветной Системе,*
Но… во все века
настоящие артисты,
безо всякой Системы – играли и гибли только всерьёз, и никак иначе…

Да и могло ли по-другому быть?

Евгений Феодоров

- Гаснет свет. Запираются двери.
Нет, театр не спит, он попросту пуст:
ни призраков, ни теней, только запах духов.

Миоль:

- Ни на одну секунду не пуст Театр…
Ни на одну…

Кто знает, может и призраки, самые настоящие призраки – тени тех,
кто осчастливил подмостки его …
Обязательно…

Обязательно…

Они живут там всегда,
вечно живут они, прячась в складках кулис,
теряясь в их темноте,
отзываясь своим незримым присутствием на самое мимолётное движение со сцены…

А запах духОв?
Он-то как раз быстрее всего испарится, не оставив никакой памяти о себе…
Никакой…
Только души - живущих и живших в Храме его актеров…
Обязательно и навсегда…

Евгений Феодоров :

И утром уборщица,
ворчливая, как все уборщики мира,
сметёт комки фантиков и шоколадного золота.
А монтировщики разберут
королевский замок и крепостные стены -
на доски и холсты.
Плотник долго будет искать
подгулявшую половицу -
но найдёт, вобьёт два гвоздя...

Жизнь продолжается,

Миоль:

- Все уборщицы мира будут работать где угодно, но не в Театре,
потому что Театр – это Храм есть, а в храме не каждому служить дозволено.

В храме
под названием Театр
особенное все:
и билетерши, которые могут быть из бывших (артистов),
и уборщицы – заядлые театралки в прошлом,
работающие не за деньги даже, потому как не велики деньги в театре есть.

А монтировщики сцены?..
Реквизиторы, гримёры, костюмеры?..
Сколько их, которые не выходят на поклоны,
но делают всё,
чтобы аплодисменты Артисту звучали и звучали,
а софиты – не гасли и не гасли,
и цветы – не кончались,
и чтобы ни на одну секунду…

Слышишь ли, Зритель?

Чтобы ни на одну секунду ты не усомнился в том,
что сейчас,
на твоих, в слезах, восхищённых глазах
стала самой настоящей
Вторая реальность *,
имя которой – Театр.

До "...полной гибели … всерьёз»… *

И ещё…
Ты, Зритель, причастным к этому … оказался тоже …

Евгений Феодоров :

- Величайший Классик всех вер, всех времён и народов,
грустно улыбнётся, сочувственно глядя,
как мы играем в театр,
а театр разыгрывает нас.

Миоль:

- Не разыгрывает нас Театр,
нет, не разыгрывает…

Это мы пытаемся навязать ему нашу бездарность
и,
прикрываясь Классиком,
оп(!) рав ды ва ем…

Столетиями оправдываем наше убогое существование,
ожидая и ожидая аплодисментов
за каждый,
едва заметный шаг
на Великой сцене Искусства ,
название которой –
Ж и з н ь.

20.11.2014

© Copyright: Евгений Феодоров, 2011, Хвала Театру
http://www.stihi.ru/2011/04/26/4275

© Copyright: Миоль, 2014

* из Пастернака " Не читки требует с актера, а полной гибели всерьёз"

* Алла Демидова. Вторая реальность (книга о Театре)

* имеется ввиду Система работы над ролью К.С.Станиславского

Татьяна Доронина - Вы любите театр? http://www.youtube.com/watch?v=6CPACZrmyAE






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 100
© 21.04.2015 (Миоль) Ольга Мищенкова
Свидетельство о публикации: izba-2015-1321417

Метки: театр,
Рубрика произведения: Поэзия -> Мир души













1