Писатель по версии…


    Не случайно заинтересовавшись status quo союза писателей, с удивлением обнаружил три: СПР (Союз писателей России), СРП (Союз российских писателей) и РСП (Российский союз писателей). Ну что ж, число возможных перестановок для трёх элементов (ограничимся этим набором, чтобы не уйти в бесконечность) составляет шесть вариантов, т.е. нельзя исключить появление новых союзов, которые будут и российскими и писательскими. 
    После того как сознание начинает смиряться с множеством литературных объединений, появляются сомнения: Писатель, по версии такого-то союза, считается ли писателем в системе отсчёта другого сообщества? Или действительно настоящим писателем может быть признан только тот, кто состоит сразу во всех союзах? Кстати, в спорте есть прецедент: чести размещения в Зале хоккейной славы удостаиваются обладатели трёх титулов – чемпион Олимпийских игр, чемпион мира и обладатель кубка Стэнли (причём, выборочно, не более одной персоны в год). Аналогия появилась не случайно, отредактировав известную фразу можно сказать: «Жизнь - это спорт! А творчество одна из дисциплин». К примеру, число конкурсов (соревнований) на литературных порталах, мягко скажем, значительно. Иногда напоминает массовые забеги в День физкультурника. По мнению большинства, ничего плохого в этом нет (насчёт наличия хорошего мнения разделяются) – просто современная действительность, данная нам для восприятия. Никому не запрещается участвовать и никому не запрещается не участвовать.
    Но вернёмся к союзам. Если ссылаться на почти бесспорный авторитет Михаила Афанасьевича, то Достоевский не был членом Массолита, а статус писателя легко подтверждался прочтением нескольких страниц любого произведения, вышедшего из-под его пера. Верно, но наивно. Никакой вахтёр ни на какой проходной читать ваши рукописи не будет. Есть книжечка, в которой написано «писатель», - проходи. Нет подтверждающего документа, – расти дальше в творческом плане. Это высокомерно–снисходительно- покровительственное отношение тех, чей статус подтверждён документально к остальным авторитета самим союзам не прибавляет. Кстати, и М.А. относился к ним несколько критически: председателю отрезал голову; критику сначала набил физиономию, а впоследствии разгромил квартиру; обладателей звания «писатель» разместил (на постоянной основе) в ресторане; поэта упёк в психиатрическую лечебницу… В финале не удержался и спалил всё логово, к чёртовой бабушке. Надо полагать, что это взаимное недопонимание структуры и её элементов возникло одновременно с «союзами», став их неотъемлемой частью. В подтверждение верности традициям на одном из литературных ресурсов мелькнуло: «…клубок друзей…». Подобная доброжелательность, отчасти, объясняется борьбой за лидерство в ближнесрочной перспективе. Впрочем, мы в ней и проживаем, поэтому титулы, членские билеты и красивые значки привлекательности не теряют, как утешение для болезненного творческого самолюбия. Но для читательского признания нужно что-то ещё… Может быть, печать… публикации в «толстых» журналах, издание книг? Мало кто устоит перед таким соблазном (при любом тираже), и спрос породил предложение! «Разместим!», «Напечатаем!», «Издадим!», «О Вас узнает вся страна!» (мелковато), «О Вас узнает весь МИР!» (уже лучше)… Пишущие сейчас начинали погружение в литературу с бумажных книжек, и в подкорке накрепко засела тяга к типографской краске на свеженьких страничках. Однако время идет вперёд! Причём этот «перёд», т.е. направление развития, оно выбирает по своему усмотрению. Возможности свободной публикации наборов произвольно расставленных букв безграничны! Количество пишущих растёт, читающих, соответственно, уменьшается. В определённый момент они сравняются (или уже сравнялись), а затем… Осмелюсь предположить, что свою роль сыграли экономические неурядицы и большое число безработных. При огромном творческом потенциале населения избыток свободного времени… Ладно, оставим идею исследования социологам.
    Так как быть с соответствием звания «писатель» (хорошо, что не должность) действительному положению дел? Может, за основной критерий взять популярность представленного для публичного обозрения?  Если снова обратиться к Булгакову, то число читателей не определяет уровень произведения. Прочитавших роман Мастера можно пересчитать по пальцам, но ни у кого не возникает сомнений в его гениальности (даже у нас, не видевших его в глаза), поскольку был признан на уровне, выше которого некуда (автор немедленно оказался обеспечен дачей в курортной зоне, обслуживающим персоналом и ограждён от мирской суеты). Т.е. число читателей не определяющий фактор… Из более реальных примеров, можно вспомнить практику включения произведений в школьную программу, что давало право на мемориальную доску, но прививало устойчивое неприятие данного автора сразу нескольким поколениям. Вряд ли у советского школьника загорались глаза при упоминании фамилии Паустовский, а вот Марлен Дитрих, рассыпая стразы с концертного платья, пыталась стать перед ним на колени… Туговато с критериями в творческих областях: и Рафаэль, написавший целый «женсовет» Мадонн, и Малевич с «Чёрным квадратом» - художники. В литературе ситуация ещё более запутанна. Чем и кем определяется действительная ценность (не стоимость) произведения и значимость создателя? Вопросы «замусоленные» ответов на них множество, все правильные и ни одного всеобъемлюще верного.
    Далее следует вопрос: «Творчество или регалии и доходы?» - ответ очевиден: «Конечно, творчество!» Точнее, сначала творчество. Но, желательно, с условиями, оговоренными у того же  Михаила Афанасьевича: крупный выигрыш, отдельная квартира в столице и дама сердца, не обременяющая постоянным присутствием. Вот при таких условиях можно работать, работать, работать… нисколько, не отвлекаясь на будничные заботы. Если серьёзно, то большинство довольствуется меньшим - пока текст в процессе создания проблем практически нет. Они появляются после окончания работы. И Мастер, поколебавшись, пошёл в Массолит и к издателям, и на публикацию отрывка согласился, и читателей нашёл (правда, в репрессивных органах)... Живём сегодня, о признании или непризнании наших трудов потомками лично нам ничего известно не будет (раздражающе обидная реальность). Может поэтому М.А., несколько повременив, организовал похищение ранее отрезанной головы, а в финале вовсе сделал из неё элемент кухонной утвари Хотя в начале признавал начитанность и образованность председателя литературного сообщества. Да уберегут нас высшие силы (каждый выбирает ту, в которую верит) от греха генерирования мыслей о возмездии после возврата заслуженно и незаслуженно отвергнутых работ! Лучше пожелаем крепкого здоровья всем главам всех творческих сообществ, издателям, редакторам… поскольку…
    Когда сомнений в избытке, хочется ими поделиться, оставив большую часть (из жадности) себе… Или всё же  заняться коллекционированием, вступая в очередные по алфавиту союзы?  Нет, пожалуй, нет… Дело это хлопотное, про моральные и прочие издержки лучше не вспоминать. Значит, остаётся работа с последующим представлением её результатов читателям. А кому ещё?
    Писатель по версии… Что-то похожее есть в боксе…

С. Васильев 





Рейтинг работы: 10
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 266
© 16.03.2015 С. Васильев
Свидетельство о публикации: izba-2015-1289139

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика


Борис Гончаров       15.07.2015   06:23:22
Отзыв:   положительный
"Вот при таких условиях можно работать, работать, работать…"

Вспомнился анекдот про вождя (по ассоциации). Спросили - хорошо ли иметь любовницу? Он ответил: - Чегтовски. Жена думает, что ты - у любовницы, а любовница думает, что ты - у жены. А ты сидишь в библиотеке и габотаешь, габотаешь...
С. Васильев       15.07.2015   15:23:50

Пожалуй, да :-)
Если к этим точкам добавить друзей и работу то, вообще, никто не найдёт (при отключенном телефоне).
Борис Гончаров       15.07.2015   17:06:36

У "друзей" найдут другие друзья, а на работе - начальство. В общем - "куда крестьянину податься?", "не спрятаться, не скрыться"...
С.Б.









1