Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Юрий Татаренко. Есть такая болезнь - Россия, № 17, март 2015


Юрий Татаренко. Есть такая болезнь - Россия, № 17, март 2015


Жарки сибирские


Юрий Татаренко


Есть такая болезнь – Россия

Стихи


Остановились часы
Времени нет
Их починить


Бюджетная Россия

… И вот уже Гамлет родным не опасен:
Он вырос на песнях блатных.
Раздумья – в глубоком культурном запасе,
А в шопинге – смысл выходных.

Трёхдневной нетрезвостью не козыряют
На кассе у входа в музей…
Пока человеческий облик киряем –
Не выплыть из стада друзей.

И саунинг с бухлингом русскую душу
От пушкинга уберегут,
Пустые бутылки бомжи обнаружат
На чёрном речном берегу.

Край неба закатного нежно подоткнут
И к прошлому нервно пришит.
Плачу подоходный, пока не подохну
В своей алкогольной глуши!

Рифмуются: точка со знаком вопроса,
Со знаком вниманья – постель…
Под карканье стаи ворон-альбиносов
Отмучился век скоростей.


Грибной дождь

Для пишущего в рифму приколиста
Стихотворенье – это смех пунктиром.
Таблица в кабинете окулиста
Написана поэтом Велимиром.

Ослепшего художника этюдник –
Хранилище идей и бутербродов…
Моим стихам не нужен поэтюнинг,
Им проще жить без лишних наворотов.

Вселенная рифмуется с пельменной
У всех, кто пишет ямбом о хорее.
Из пункта А – и сразу в пункт обменный
Решаем, как добраться поскорее.

И гению талант не подотчётен,
И взвод шестидесантников прогуглен,
И снова сметафизики в почёте,
Покуда инвалирики в загуле.

Над радугою, вставленною в детство,
Хихикают украдкой занавески.
Поэты погружаются в фуршетство,
Не дописав последней смс-ки.


***
Я всё время в пути,
Траекторию задал сверчок:
От окна до двери
И от Бродского до Элиота.
Купол неба –
Огромный, с отломанной ручкой, сачок…
Если птицы – для гнёзд,
То уж мы-то с тобой – для полёта!

С небом только на «вы» –
Скорый поезд «Москва – Кулунда»,
Спать уйдёт пассажир
И оставит открытой фрамугу…
Полночь.
Стрелки в часах
Начинают свой путь в никуда
И из всех вариантов
Вновь выберут:
Боком – по кругу.


Асса

На творческий поиск
Растрачено самопознанье.
До верных решений
Подсказкам не вымахать за ночь.
И смотрится
В зеркальце русского солнцестоянья
Валет:
Александр Сергеич-Сергей Алексаныч,
И дедка, и бабка
Зовут не Трезора, а Жучку…
Дождись озарения,
Что в созидательном гневе!
И всякая строчка
Отыщет свою авторучку,
И каждый поэт
Упокоится в собственном небе.


Время вопросов

Нас пытали Советской властью,
Нас пугали роднёй изобилия –
Мы взлетали в очках и в ластах,
Самогоном смочив сухожилия.

Стал текст «Песни про зайцев» прозой –
И на сердце опять полегчало нам…
Наступает время вопросов.
Отступают минуты молчания.

Чей ты, в сквере газовый факел?
Ни вреда от тебя, ни пользы…
Зарастает деревня вай-фаем,
Утопают в твитАх мегаполисы.

Кто же первым нахулиганил,
Приложился рукою потною?
Золотые пески Васюганья
Не видны под водою болотною.

Веришь в сказку, покрытую былью?
Разложи свою жизнь по полочкам.
Всё бывает. Пузырь лишь мыльный
Никогда не одет с иголочки.


Попутная песня

Скучает месяц в небе смутно-синем…
Бренчат в кармане 27 рублей…
Закончились Тверская и Россия.
Передо мною Кремль и Мавзолей.

Не будем спорить, есть ли жизнь за МКАДом,
Кидать бабло Фемиде на весы…
И эту ночь растащат на цикады!
Наставят гномы смайликов росы…

Кто был никем, рванёт с утра в «Икею»:
И в выходные не пройти в метро!
Электорат (народных слуг лакеи) –
Толпа царей среди стекла и дров.
Но если честно, если – без издёвки,
Талантов на Руси – не сосчитать!
В трехтомнике «Поэты Москалёвки»
От фотографий глаз не оторвать…

Фонарики качают головами:
Кругом Москва, парниша, осмотрись,
Попей чайку на кожаном диване
И задом с депутатом породнись!

Политик во плоти – поравалитик,
Ну, не везёт с народом на Руси:
Похмелий, чётенадий, отвалитий
В таблицу Менделеева внеси!
Заткнули рот шутам и скоморохам,
Безмолвствует опричнина в строю…
Приятных слов, молчащая эпоха!
Наш гимн отныне – «Баюшки-баю».

Тургеневский Герасим… Нет, Базаров
Во всяком русском до поры притих…
О, не лети, таксизнь, до трёх вокзалов –
Не нужно мне ни на один из них.


Вешняя Лета

Взяли Крым – да из рук брадобрея!
Календарь прячет взгляд в новый день…
Глупый дождь всё быстрей и быстрее
Ставит лайки кругам на воде.

Всё спонтанное значит – с понтами:
Проступает икра сквозь бинты…
На троих с государственной тайной
Посидим в Первомай я и ты.

Дедка с бабкой скребут по сусекам:
Колобку в путь-дорогу пора!
Энд и хэппи живут по соседству –
Только видятся в год пару раз…

И над киевским пердимоноклем
На Донце пулемёты заржут…
Срок майдавности не установлен:
После смуты – дежурная жуть.

Триколор на домах и деревьях –
Тех, что чуют пожары нутром…
И «Россия, Донецк, лотерея»
Шепчет
молнии на ухо
гром.
12 мая 2014 года


Бессонная ночь

Спор – из слов, виноград – из абэла,
Наш футбол – из нулей на табло:
Многоопытный тренер Капелло
Воплотил правду жизни в бабло.

Подтверждается документально
Запредельно высокий тариф.
На экране – братанье брутальных,
В тишине – за разрывом обрыв.

Дату вылета выяснив, маме
На рассвете вратарь позвонит –
И гигантский безрадостный смайлик
Континенты соединит.

Знаменитой бразильской торсиде
Наш ответ – пятерня в пятерне:
Как болела ночами Россия
За своих полумёртвых парней!

С валерьянки со вкусом мохито
Стартовал у соседа запой,
У цикад обостренье бронхита –
Вот и кашляют как на убой.

И, в числе не способных на подвиг,
Совершённый с пяти до шести,
Я сажусь за короткие пове –
А выходят не длинные сти.
27 июня 2014 года


Ялта

Страну не сплотит
Нежность к Сталину, Ельцину, Путину,
Идущих в строю
Тоже трудно народом назвать…
И хочется мне
Расстегнуть твою верхнюю пуговку –
Проглянет сквозь снег
Раскрасневшаяся листва.
И даже в природе не встретить
Единоначалия:
Сгущаются краски
В докладе вечерней зари,
И ненависть волн
Вызывает у камня отчаянье,
Но твёрдой рукой
Он шлифует себя изнутри.


На перроне

День прошёл. Мимо статуй и фресок.
Пол-Тавриды листвой забросал.
Ускоряется жизнь на отрезках:
Суеморье – троллейбус – вокзал.

До свидания, мой Симферополь –
(Слёзный орден украсил штаны) –
Нас с тобой не прельщают европы,
Однолюбами мы рождены…

Мимо фрукты несут аккуратно.
Урожайная осень в Крыму!
Я купил себе грусть винограда:
Повод есть погрустить самому.


Алтай. Посёлок Чемал

Александру Белову

Но как же хочется порой
Чужую даль окинуть взором!
Сильней всего нас тянет в гору
Желанье знать – что за горой…

А вот и надпись: «На Кресты»,
Осталась в стороне сторожка,
И друг за дружкою хребты
Стоят разобранной матрёшкой.

И кот билайновский, заметь,
Мышей не ловит в телефоне,
И домик наш – не разглядеть,
И суета – как на ладони…

Не панорама – стук в висок
Заставит рот раскрыть пошире…
Ну, что, последний мат-бросок –
И вот уже ты на вершине,

И оголяются тылы,
И ощущаешь с новой силой
Готовность прыгнуть со скалы
В полёта свежую могилу.


У реки

Рассыпался мир на фрагменты.
Заплыв незаполненных ниш.
В сравнении с облаком мнишь
Себя беспризорно-бессмертным…
Невидимой силой влечёт
Бикини к шелкам подвенечным.
Где
пол
день –
там
солнце.
Пе
чёт.
Как
пол
ночь –
у
солнца
пе
нечет.


***
Отпульсировал вечер курсорами,
Переписку сменил перепих,
Перестрелка закончилась ссорою:
Всё в России от сих и до сих.
Кругозор – от кофейни до «Ростикса».
Кто в Твери не Собянин? – Любой!
Если жизнь – между бросить и броситься,
Подскажи, что такое любовь.


16 +
Входная дверь пришпорит тишину,
А та
с утра
и так уже
вся в мыле!
Щекой прижалась форточка к окну –
И встал завод по производству пыли.
На солнышке воркуют сизари,
И на душе – как будто пух лебяжий,
В шампанском стыд пускает пузыри –
Мы
весь День знаний
провели на пляже.


22 апреля

Через речку не пройти – сплошь промоины.
Нам не страшно на мосту. Мы помолвлены.
Носят площадь и проспект имя Ленина.
Город жаждет – раз в году – обновления.
Что ни двор – стоят кружком трудоголики.
Лом, лопата и метла – треугольники.
Вдоль домов – осколки льда. Блин, тимуровцы!
Всю весну росли у крыш зубы мудрости.
Полдень. Холодно ногам в мокрых ботиках.
Проституточки – и те на субботнике.
На диване бригадир, в печень раненный.
Телевизионный люк не задраенный.
У подъезда старый дед, бабка с палочкой.
Величают нас с тобой «сладкой парочкой».
Уложился в голове график месячных.
«Что случилось? Не звонишь…» – эсэмэсочка.
Настроение и так не особо, но
Не вчера картина та нарисована,
Где закат рассветом стать не пытается…
Всё, что было до тебя – всё считается.


***
Рукой подать супругам до беды,
Когда к вещам раздоры прилипают!
У чайника с водою – нелады:
Та в споре, кто главнее, закипает…
А людям – как решить наверняка,
Кто первого, а кто второго сорта?..
Плывут всю жизнь по небу облака,
И что для них – крик: «Человек за бортом!..»


***
«Я тебе не верю, Юра!» -
Выгнала взашей.
Испускает дух окурок.
Тяжко на душе.
Однокласснику трёхкратный
Пьяный пересказ.
Вряд ли всё вернуть обратно.
На душе тоска.
Для тебя не существую
Третий день уже.
Ветер ночь в листву целует.
Душно на душе.


Отчаяние

Мы венчались. Мы – венчались…
Мы промчались по любви!
Паутинка, истончаясь,
Шепчет пальцам: «Разорви!»

Я в лесу не потерялся,
Я в лесу теряю стыд.
К статным соснам в рыжих рясах
Жмутся грешники-кусты.

Я был грубым, я был глупым,
Нёс порой такую дичь…
До крови кусаю губы:
Не зови, не плачь, не хнычь!

Где ты, с кем ты, я не знаю:
Мы давно с тобою врозь.
Больно. Тишина лесная
Прокукушена насквозь.


***
И вновь, и вновь твой номер занят,
Пьянит, дурманит зуммер-шоу…
Слеза наполнится глазами,
Чтоб в малом разглядеть большое,
И схватишь с полки наугад
Какой-нибудь роман Бальзака,
И вспомнишь, что пять лет назад
Читал его при свете брака.


Интрига

На скатерти навзничь – фольга…
Доблесть невелика!
Где флирт, там за шпилькою шпилька.
Ильга.

Один вопросительный взгляд…
Выпьем – гулять, так гулять!
Забыты и Лика, и Лилька…
Ильга…

Ладонь в белокуром тепле…
Губ обжигающий плен,
Балтийско-сибирское иго!
Ильга!

Отпустят припевы струну.
Дым на окурке уснул.
В такси – под капрон: или – или,
Ильга.

Луне стало в форточке тесно…
Сбей же постель в тили-тесто,
И стонов, и дрожи слуга!
Ииииль-гааааааа.

На улице ни ветерка.
Березовая вертикаль.
Вдеты царапины в иглы
Etcetera…
Ave, Ilga!


Возвращение

Тишина паникует, как вешние воды души
При захвате чужих,
Приходящих во снах территорий.
На истерику стрелок ни ухо, ни глаз не грешит –
Просто время пришло
Отправлять тишину в санаторий.

А на Лете-реке – раньше срока прошел ледоход.
«Здравствуй! Здравствуй, братва!» –
Нас грачи поприветствуют с веток.
И наутро главврач в замешательство снова придет
Не от глаз медсестры –
От рассыпанных черных таблеток.

Приспособилось солнце носить облака набекрень,
Но весною вниманье не так на себя обращают!
Сохнут лужи и слезы. Готовится замуж сирень.
И твой взгляд – не на треть, но на час –
Алфавит сокращает.


Целое состояние

Я сказочно богат.
Все, что у меня есть –
89 миллиардов
138 миллионов
297 тысяч
382 – это твой мобильный!


***
Своим разнообразьем удивит
Месторождений база сырьевая –
Так часто люди свой талант любви
С пиратским рвеньем в землю зарывают!
Сгорает уголь, вырубают лес,
Но те богатства – целы-невредимы!
Помимо ископаемых – полезных,
Я залежи открыл – необходимых!
Согреют душу теплые слова,
И к счастью мы отыщем путь короткий:
Я стану нежность людям добывать,
А ты откроешь цех переработки!
Я тонны ласки выдам на-гора:
Хочу, чтоб нас – не только солнце грело!
И пусть твердят, что фабрики добра
В России – нерентабельное дело…


Вечер на базе

Чадят дрова, и прогорает скука…
О страсти пришепетывает жар…
Сосновый ветер в одеяло звука
Закутался, как мерзнущий клошар,
И мы с тобой бедны на проявленье
Себя в июльском сумрачном лесу…
И, вздрогнув, угли станут на колени,
Вдруг разглядев в глазах твоих росу.


Чемоданное настроение

В субботу закончились деньги и лето.
А где-то тепло, премиальные где-то…

Царапает зеркало ливень осенний.
И нету желающих на воскресение.

В блокноте зачеркнута Галя Сизова.
Уложены брошки на бархат сезона.

Вагоны закрыты. Толпа на перроне.
Хоронят панаму. Купальник хоронят.

В пижаме ли, в тройке – достойно потеем,
Враждуя с находкой, смиряясь с потерей.

Стараются тучи – с утра при параде –
Частицу себя разглядеть в листопаде.


Разлука

Я ищу тебя везде – в лабиринтах страсти,
В закоулках ревности, в тупиках обиды…
Знаю, никогда не врут дамы красной масти!
Карты на сукно кладу, как на сердце плиты…

Где-то ищешь ты меня – или забываешь,
Или же ночей не спишь, все в окошко смотришь…
Носит молнии и гром туча грозовая,
А ты ждешь то облачко, где одно письмо лишь…

Но я тоже писем жду, от тебя – ни строчки!
Одиночество свое мы тоскою лечим…
Между мною и тобой – лунные клубочки,
Между мною и тобой – ожиданье встречи.

Август

Вдаль струится реченька-река,
Теплый бережок волной обласкан.
Выставит рябинка напоказ
Красные заплаканные глазки.

Звезды легче сосчитать вдвоем,
Рыбки друг за дружкою ныряют,
И сердцебиение твое
Гнезда сновидений разоряет.

Ландышем меня ты назовешь,
Я тебя – ромашкой полевою.
Для любви – необходимы двое.
В одиночку – только слезы льешь.

От терзаний, от сердечных мук
Мне ни днем, ни ночью нет покоя!
Для любви – необходимы двое.
Ненавидят лишь по одному.

Есть мои ошибки, есть твои…
Тропка к речке поросла травою.
Для любви – необходимы двое.
Трое – для возвышенной любви.


Разговор с девушкой из коттеджного поселка

Вы, наверно, «Мисс предместье»?
Добрый вечер! Рад знакомству.
А давайте-ка жить вместе –
Вместе с юным Маяковским!

«Скрипка и немножко нервно» –
Словно бомба с кулаками…
Богом брошенное небо
Зарастает облаками.

Грех очерепичит крыши,
Дым – очеловечит следом…
Хлопнет дверь, откры-закрывшись –
Подытожит бабье лето.

Восприми-ка, Вероника,
Мой неологизм как данность –
Вспомни, женщина возникла
Из ребрэндинга Адама!

И под взглядами косыми
Я нырну в стихов трущобы,
Где ненастье ненасытно,
Где несчастьям нету счета…

Сохнет в тучах звездный невод,
С нетерпеньем ждет заката…
«Скрипка и немножко нервно» –
Сказка языком плаката.


7 строчек восторга

Я не желаю знать ничего,
Мне безразлично, кто где сидит…
Радуга! Ты мне дала понять,
Радуга, ты не даёшь забыть:
Каждый – охотник!
Реально – каждый!
Радуге слава! Радуга – супер!


Слякоть

Спешат снежинки в гибельный уют
Упасть и раствориться в ноябре.
Студенты тёткам флаеры суют.
В бюджете осени – родная брешь.
И неба прохудившийся карман
Напомнит о позоре в кабаке…
Скорей бы вяло ткущая зима!
Скорей бы вахта, жаркий спор в балке!


Призёрам «SOCHI-2014»

Постаралась лента новостная
Сделать наших звёзд ещё известней!
Олимпийцев липовых – не знаю,
О Липницкой – складывают песни…

Узок круг героев настоящих,
Страшно далеки они от мысли,
Что из всех непьющих-некурящих
Лыжник популярней Арамиса…

Нет, никто не кланяется в пояс
Всем пришедшим во втором десятке –
Но за каждый опустевший офис
Гранд мерсипасибочки, ребятки!


Урок географии

Стоит у доски в ожидании двойки
И смотрит в окно второгодник Рашид.
С большой перемены на школьной помойке
На крышке контейнера глобус лежит.
Копейка в копейку – лицо ботанички:
Надутые щёки не в силах втянуть!
На первый попавшийся бок по привычке
Улёгся, пузан, «на минутку» вздремнуть –
Ему нипочём ни жара, ни мороз
В своём камуфляже телесно-небесном…
И снова указке вынюхивать место,
Где Волга впадает в анабиоз.


***
Лопочет-лепечет песочек в песочных часах…
Напрасно старается
Стёклышко стать ещё тоньше –
Не слышно ни междометия…


***
Время и человек
Созданы
Друг от друга
Красный овальный будильник
Хранимый за пазухой бережно
Взрослые детям
Передают
Не вспоминая
О том как
Песочные часики
Писают желтым
И сухим


Автобиографическое

40 лет – ты отнюдь не старик,
Просто юность свою подытожил –
И чужим стал тебе в один миг
Комитет по делам молодёжи…


***
Держу в руках не Маркса «Капитал»,
А пачку долларов такой же толщины…
Мой капитал – сильней похож на стартовый!


***
Вроде как у нас капитализм,
Только почему-то не слыхать
Слов «эксплуатация рабочих»…


***
Свой вклад – желательно в валюте –
В замкостроительство внеси!
Выводит
всласть имущих
в люди
Меркантилизм всея Руси.


***
Стою перед зеркалом
Любуюсь
Отсутствием обгоняющих.


Философское

Мне с тобою всё лучше и лучше –
И совсем хорошо временами:
Я тебя не люблю… Ты дослушай!
Я – свидетель любви между нами.


Из дневника не мальчика, но мужа

Тёща весит 200 килограмм.
Самое тяжёлое у тёщи –
Характер…


***
Мягкий знак породнился с вишенкой.
Капитанская трубка фыркнула.
Буква «Ф» продолжает поиски
Своей второй половинки.


***
Людям очень интересно
Жить на свете беспоэзно…


***
Пьесу «Светит, да не греет»
Ставят в небе вновь и вновь…
Бабье лето. Кровь желтеет.
Вся берёзовая кровь.


***
Где ты, поле Куликово?
Где ты, Русская земля?
Тихо. Ничего святого.
Только эхо:
«Во…» и «ля…»


***
Как проникнуть в сознание масс?
Бога ради – ну объясните!
Люди могут летать на Марс –
Но они выбирают сникерс…


***
В суши-баре
Я не барин –
Ноль с палочками…


***
Мой приятель – хиппи настоящий:
Он на фото в паспорте – курящий!


***
Никотин – по названию видно:
Ни единого шанса коту!
И откуда взялась эта лошадь?


***
Переполненный автобус.
Заклинает всех кондуктор:
«В тесноте – да не вопите!»


«Фабрикам звезд»

Спеши сверкнуть на общем фоне,
Себя подать во всей красе!
Чем тише в залах филармоний,
Тем громче имена в попсе…


***
Героям – известность нужна!
Стругацкие правы во многом…
Когда на груди ордена,
Я верю, что ТРУДНО СТАТЬ БОКОМ.


***
На бумаги об аресте
Льются слезы крокодиловы…
По воде законов чести
Олигархи пишут виллами.



Убедительный ответ

Абрамович, дай сто тысяч!
Так ведь принято у русских:
Снять последнюю рубашку –
И отдать, кому нужнее…
Это ж сущие копейки
Для тебя три штуки баксов,
Почему б тебе не дать их?
И ответил Абрамович:
«Но они же у меня не последние…»


***
Лермонтов, Пушкин – продолжите ряд,
Кто не поэт – отличу без труда:
У графомана стихи состоят
Только из рифм – да и то не всегда…


***
Простые сюжеты. В кастрюле котлеты.
По гладеньким щечкам елозят «жилетты».
Онегину Ленский несет пистолеты.
На Ходоре прапор проверил браслеты.


Из доклада Онищенко

Не втолкуешь ни хрена
Российскому народу,
Как опасно пить до дна
Из унитаза воду!


***
Шли в лидерах по чугуну и стали…
Взглянуть решили мы на рынок изнутри –
И, кажется, навеки заплутали
В трех соснах:
Ценников, прилавков и витрин…


***
У русских вся жизнь – в карнавале надрыва!
Но как же самим нам понять до конца,
Чем отличается морда от рыла,
Харя от рожи, мурло от лица?


Сравнительный анализ

Лишний вес или анорексия –
Разве повод рыдать в подушку?
Есть такая болезнь – Россия,
Что дает осложненье на душу…


***
На многое
Бог закрывает глаза
Библией


Модерн и пост

Сплошь тили-тили, трали-вали, вали-трали!
Ну, чем не рифма: Стас – иконостас?
Поэты-пауты заколебали
То нас с тобою, то с тобою нас…
Любовь-морковь – дичает эта повесть,
Вагон глядит на рельсы свысока.
Каренина не бросится под поиск,
Штамп стали воронёной – у виска.


Серенада

Ночивники, ночивники ночуют по домам,
Хоромам и пентхаузам, коттеджам-теремам.
Привыкли спать на чистеньком и видеть чудо-сны
Ночивники, ночивники, страны своей сыны.
Журавлики-кораблики просились в детский сад,
Но только – птички приняты, кораблики – откат.
Ночивники – кочевники с двуручною пилой,
Ходячие учебники «Как всё считать в кило».
Ночивники, ночивники, на оборотней вы
Нисколько не походите – сложнее все, увы.
Ночивники значительны, на чипсах не сидят.
В советах попечительских – не десять негритят.
Ночивники-начальники, счастливая судьба.
Ночивники, ночивники – на чьи шиши гульба?


20 лет спустя

Когда ты простой неудачник,
(А главное слово – «простой») –
Глотаешь года как подачки
И жив суетой-маетой.
Хватает ума и силёнок
Добраться до дома в пургу –
И тешишься мыслью спросонок:
«Я крут! Я ещё! Я могу!»
Иллюзия потенциала –
Реально надёжный капкан,
Своим для тебя уже стал он –
Так с пятницей дружит стакан,
А в пору студёного глянца
Отсутствие чистых носков –
С причиною не появляться
На вечере выпускников.
Не верю в графьёв Монте-Кристо:
Судьбу обнуляет – петля…
Давно уже звёздная пристань
Не ждёт моего корабля.


Пробка

По Большевистской ехать больно:
Секунду едем, пять – стоим…
Автомобиль как мяч футбольный
В ногах у клоунской дрим-тим,
И сам ты – утром, днём, под вечер –
Как будто клоун за рулём…
Никак не сложит слово «вечность»
Не ставший Снежным королём.

Русская зима

Вдали от творческих открытий
Разлили по стаканам праздность,
И жизнь в отсутствие событий
Уже не кажется напрасной.

Вершины съёжились в вершинки
И с этим свыклись мал-помалу,
А буквы – чёрные снежинки –
Летят на белую бумагу.

Февраль погас. В глазах стемнело.
И плакать хочется безумно.
В окне у Казимира небо
Необоснованно безлунно.

Затянем пояса и песни.
Слова толкуются впрямую.
«Мороз и солнце, день чудесный…»
Ну, ничего, перерифмуем.


Новейшая история

Ждали мы счастья жить без конвоя,
Ждали мы, глядючи ввысь,
Сильного неба над головою…
Ждали – не дождались.

Конюх в Малиновке не горожанил,
Зла не искал в голубом,
Кисой ходил Ипполит-каторжанин,
Гоголем – было слабо…

Зелени ждали, с голоду воя,
Красную выхаркав слизь,
Сильного неба над головою
Ждали – не дождались.

Роза запала на лавку Анзора,
Сразу открыла стрельбу,
Телеэфир – в криминальных обзорах,
А на балеты – табу…

Выбрали Вову вечным главою,
Думали: всё зашибись!
Сильного неба над головою –
Ждали… Не дождались.

Зимы и вёсны коротки стали нам,
Руки по швам разошлись –
Ждали мы нового,
Ждали мы Сталина,
Ждали мы…
Не дождались.


Городской сумасшедший

Плакат «Наша цель – конформизм!»
Я встретил в своем Новосибе.
Страну обуял оптимизм.
Стихи – это правда России.
В столице возвышенней нет
Останкина и Москва-Сити…
Как душно в подвалах газет!
Стихи – это воздух России.
Пруты – черномазый – погром…
Слюну обвиняют в расизме.
Чернила, бумага, перо.
Стихи – это совесть России.
Не пахнет пиджак затрапезный
Ни мздой, ни великой страной,
Страницы гражданской поэзии
Не пахнут гражданской войной.
Застой до сих пор костеришь –
Манит магазинов трясина?
Пока миром правит барыш,
Стихи – это бонус к России.
Поэты сейчас не нужны –
Не чувствуют дней темпоритма?
Заботами поглощены,
Живем, да все больше – не в рифму…


Русская народная песня

Мой мерседес вперед летит!
Он светофорами не пойман!
Народ за пазухой хранит
Не динамит – два литра пойла…
Оставив пряник «на потом»
И ничего не объясняя,
Порок неоновым кнутом
Всех в современность загоняет,
Где шлюхи стали постройней,
Где ценники нулями дразнят…
Да, мы живем в одной стране,
Но только в государствах – разных!
Танцует в небе фейерверк…
Султыга в горле встрепенется…
Московский ХХ Iвек
Никак в Рязани не начнется.


Проспект Металлургов

Родители брони рвут кислород на части –
И копоть-сирота жестока к роддомам…
Дым из трубы спешит смотаться от начальства
Куда-нибудь туда…
Где пьет кефир туман,
Где капельки росы, рифмованные сестры,
Травинку превратят в волшебный бутерброд,
Где ветер до утра помешивает звезды
Потерянным ключом от городских ворот.


Утро писателя
«Ноутбук – мой последний причал, -
Понял вдруг популярный прозаик, -
Нет, шалишь…» И рассветы встречать
Домик с садиком снял под Рязанью.
«Сколько можно писать и писать –
Так и жизнь пролетит, не заметишь!
Ах, какая сегодня роса –
Вся двенадцатым кеглем, не меньше…»


***
Я снова по уши в долгах –
Но не свалить меня неврозам!
Поэт обязан на ногах
Переносить простуду прозы!
Забыться в собственном соку,
Где деньги – жизненная накипь?
Встаю к печатному станку!
Рифмую водяные знаки! –
На новом поприще поэт!
Прощай, Адмиралтейство с Биржей!
Двадцатый век шипит мне вслед:
«Увы, но правды нет и в виршах…».
Куда же плыть? Под чье крыло?
В орденоносцы-лизоблюды?
Стихи – вот мировое зло!
Да мать их, гнать их отовсюду!
Им нет житья ни там, ни тут,
Им в зале Славы, как в притоне…
Но пару строчек зачерпнут
Небес шершавые ладони.


***
У проводов учиться прямоте.
Впитать в себя радушие колодца.
И облака всегда на высоте,
Не знаю, как – им это удается.

У муравья учусь смотреть вперед,
Всё находить блестящим – у сороки.
Уменья жить мне так недостает,
Но не беда – мне все дают уроки.

Костер горит желаньем помолчать –
Как глотку драть, когда такой наставник…
Меня рассвет учил рубить сплеча,
Мне пить до дна наказывал «Титаник».

Я по камням скорей спущусь к воде,
Что не спеша научит торопиться.
Учусь всему…И только правоте
Мне не к кому, увы, пойти учиться.


***
Задвижка горизонта заржавела.
Рассыпан в звезды вечности скелет.
Признания в любви подешевели –
Почти как безлимитный Интернет.

В твоих глазах укор укоренился:
Весельем я засеял монитор…
Компьютерных злодеев вереница
Сужает очень сильно кругозор.

Я разменял себя по пьедесталам –
Ты этого, читатель, не поймешь…
Не глядя в цифры, почтальон доставит
Квиток на ежемесячный платеж.

В бюджет всеобщей
Ком-пью-те-ри-за-ци-и –
Еще одна, последняя строка…
И почему-то в небе облака
Перестают волшебными казаться.


Gameover

Читать, писать, считать мы научились,
Преодолеем пропасть в два прыжка,
И позволяют изредка врачи нам
Не думать о секундах свысока.
И если очень-очень осторожно,
И на лице следов не оставлять –
Писать стихи со словом «путин» можно,
Другой вопрос – кто будет их читать.
Я не люблю, когда – наполовину,
Когда нога – отдельно от башки.
Какой успех – захапать сердцевину
И распродать вершки и корешки…
Не проследишь, кому и сколько порций,
Когда бесплатным сыром занят рот…
Уходят стихотворцы в миротворцы,
А как бы сделать, чтоб – наоборот?
Врага вооруженный вице-спикер
При всех пошлет в страну на букву «Ж»…
Что не покажет лакмусовый стикер,
Подскажет новый «лексус» в гараже.
А есть еще и «ауди», и «вольво»,
И на Рублевке трехэтажный дом…
Вопрос ребром: «Могу себе позволить?»
Поставлен – после крови, а не до.
А этот, вот ведь, как его, прозаик –
Ну, прямо, как ребенок, боже мой!
Давно уж преступленье с наказаньем –
Два разных тома с разною судьбой.
И кто мы есть – для нас самих загадка,
Известно только, что до той поры,
Покуда Мармеладовым несладко,
Раскольниковы точат топоры.
Венчают муси-пуси с джага-джагой –
Все хорошо, маркиз де Беспредел!..
Вот только не хватает Окуджавы
И тех, кто взяться за руки хотел.


***
Поэты вне себя живут,
Их крик – на грани преступленья.
На троне «мэйд ин Голливуд»,
В пыли «высокие стремленья»…
Не по одной ли шли цене
Мечты Обломова и Штольца?
Но лишь на срубленной сосне
Заметны годовые кольца.
И если рифма дочь смолы –
Стихи похожи, вероятно,
На схватку века и пчелы,
Вражду неясного с понятным.


Coda

Дождь пошел – слезам не выжить.
Времена спецопераций.
Бог в погонах моет крыши
Городских администраций.

В кайф министру обороны
Нам с экрана строить глазки.
Снится мстителям народным,
Что они – еще не сказки.

Тенор тенором освистан,
Но нельзя прервать рулады,
Как нельзя быть пацифистом
На вершине баррикады.

Сайдинг, ламинат и пластик –
Соль на раны древесины.
В коридорах нету власти.
В кабинетах нет России.


Пристанище

Рифмует время Путина и Пушкина.
Пол в мокрых точках.
Дождь прошел. Ремонт.
Верстак засыпан запятыми-стружками.
А что – вполне приличный натюрморт.
Ножовка, молоток и пассатижи.
Сверкающих гвоздей – аж два кило.
В компьютере бесстыжее бесстишье.
И дни летят. И бьются о стекло.







Рейтинг работы: 22
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 727
© 27.02.2015 Жарки сибирские
Свидетельство о публикации: izba-2015-1274599

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов


Наталия Скакунова       29.03.2019   02:14:23
Отзыв:   положительный
отмечусь)

















1