Глава тридцать вторая. Ужин в пожарных тонах


Глава тридцать вторая.   Ужин  в пожарных тонах

- Ника, посмотри внимательно, детка, может быть, ты видела этого человека где – нибудь раньше? -Стрельников, терпеливо, в третий раз, раскладывает перед девочкой веер фотографий, с мрачными, напряженными профилями человека похожего, на ястреба с переломанным клювом.
Ника, напряженно выпрямляя спинку и прикусывая распухшую нижнюю губу, вглядывается в тусклые квадраты палороидных пленок, не выпуская теплой ладошки из руки фея.
- Да. Я не очень помню, но он, кажется, был у нас в мастерской, давно, еще зимой прошлой… Только он в костюме был, и у него пальто было светлое, сосулька еще на воротник свалилась и запачкала, и он фыркал, так, что видно было зуб золотой, и сердился, хрипел все. Он говорит так, как будто у него в горле кнопка.Скрипит. – Ника обессилено прислоняется головкой к плечу Ланочки, на коленях которой сидит.

- Павел Дмитриевич, я Вас прошу… Она и так испугалась очень – Умоляюще шепчет фей, расширяя и без того огромные глаза, в которых застыла горечь и ошеломление. – Может, позже все эти вопросы можно задать?.
- Не могу, Светлана Александровна, служба такая. Позже может быть поздно. Вы же понимаете, что происходит, да?
- Ох… Да! -Выдыхает фей, чуть откидывая головку назад, чтобы она попала под мою раскрытую ладонь. Я стою, как всегда, хранительно нависая над нею. Снизу, с первого этажа, доносится шум и грохот, голоса ребят и скрежет алмазного резца стекольщика, стук молотков и запах паяльной лампы.
- Ника сказала:" скрипит"… Скрипучий голос. Что это может означать? – Стрельников, пожимая плечами в новеньких, капитанских, погонах, вопрошающе смотрит на меня и фея. Мы молчим минуты три, напряженно, а , потом, вдруг, почти одновременно, произносим:
-Рак горла.Или -актерство. Театральное что то.
-То есть? Вы о чем? –Заинтересованно поднимает брови вверх Стрельников, и отряхивает с рукава новенького кителя осевшую чердачную пыль.
- Так говорят чревовещатели, артисты в амплуа инженю или старых волшебников. Если человек, разумеется, не болен, -отвечаю я. Фей, держит меня слегка за локоть,и сквозь рукав я чувствую нервное, жгучее тепло его пальцев.
- Значит, Вы полагаете, Георгий Васильевич, что нити тянутся в театральную среду? Но кто же среди бывших или настоящих служителей искусства может владеть винтовкой с оптическим прицелом?
- Да кто угодно, черт возьми! – Я поднимаю руки кверху, щелкаю пальцами, отходя от дивана.- Бывшие афганцы, ветераны чеченской.. Вот у нас, в Алжире, при миссии, тихий садовник был, подстригал кусты, розы выхаживал, а потом, при нападении ночью из калаша так начал стрелять, что троих мятежников наповал уложил… Оказалось, он - бывший стрелок, отмеченный не то президентом Алжира,, не то министром каким то. Разве можно угадать в этой жизни что – то, знать наверняка? Вы мне лучше скажите, кого из нас хотели убить? Зачем?! Я ничего не понимаю..
- Никуша, девочка, можешь ты мне стакан воды принести? Просто воды?  -Капитан Стрельников охватывает лоб руками. – Башка трещит уже от всего, черт, что за утро выдалось! Вернее, день! – И когда Ника, послушно покинув теплые колени фея, неслышно выскальзывает за дверь,свистящим шепотом, не поднимая головы от бумаг, раскинутых на планшете, произносит:
- Да, ее хотели убрать. Девочку. Малышку. Только ее. В оптику прицела мишень отчетливо видна, поверьте. Ника знает что то такое, что смертельно для них…

-Преступление. Причастность. Соучастие. – ясным и твердым голосом произносит фей. – Например. Опасность тогда может быть смертельной. Никуше грозит опасность? Что она могла видеть?Ни шифр, ни код. Тогда она должна быть жива, чтобы сказать, подтвердить… Что? Убийство? - Фей всплескивает руками.- Господи! Ей четыре.. Павел Дмитриевич, Вы что, думаете, что на ее глазах кого то убили? Георгий, боже святый! – фей бледнея, стискивает руками голову.- Зачем мы дачу купили эту?! Ребенок, боже! Стрелять в дитя! Сумасшедшая страна!
- Милая, прошу тебя, успокойся. Дача тут ни причем. Мало ли кого могли там, у Олейникова, по пьяни, бутылкой по голове ударить? Бывшего любовника Антонины, например. Или собутыльника какого- нибудь. А малышка могла это увидеть.. Вот и все… Ну, успокойся ,умоляю. Тебе никак нельзя волноваться! – Я слегка, нежно, сжимаю плечи фея.- Иди - ка лучше вниз, займись обедом, если можно. Хоть салат с чаем поесть, а то от страха голодно что то стало, честно! – Я подмигиваю Ланушке, помогая подняться, накидывая на нее шаль, провожая до двери.
Возвращаюсь к столу, за которым сидит капитан, сосредоточенно перебирая бумаги. – Лицо странное у этого человека, -говорю я, смотря через плечо Стрельникова,  на фоторобот.
-То есть? Что Вы имеете в виду, Георгий Васильевич? – уточняет тот, стуча нервно карандашом по столу.
- Вытянутое.. Породистое будто. Может быть, он хорошего роду - племени. И бандитом не сразу стал?
- В этой стране все не сразу стали преступниками, ворами и наркоманами!.- вздыхает глубоко капитан. – Но сейчас спрут, поглощающий души, стал стремительнее. Кибер  - пространство, так сказать. Все происходит, как в космосе, за пару секунд, минут, часов, дней

… Уже и недель нет. Черные дыры нас засасывают, затягивают. Раздается какой то шорох звяканье. Мы оба оглядываемся. В дверь входит Ника с подносом, полным еды на одну персону, в сопровождении Паолы Даниловны. Паола уже успела сменить наряд: на ней широкие, бархатные черные брюки, ярко -красного цвета низко спущенная на талию блуза с бантом и удобные замшевые туфли без каблука. Одежда явно намекает на домашность. Паола собралась у нас ночевать?! Что за загадки? Надо спросить фея….

- Так, быстро убрали бумаги,господин капитан! –Повелительно щелкает пальцами в воздухе Волкова, и огромный кабошон с бирюзой, на ее указательном пальце левой руки становится еще больше, как у факира или мага, в полутьме гостиной, со спущенными шторами и ламбрекеном. Она проворно начинает отодвигать в сторону, на край стола планшет Стрельникова, россыпь фотографий, бросает на них мимолетный взгляд и делает несколько шагов назад. Чуть театрально.
- Господи боже, какой все -таки, монстр! Откуда он у Вас в коллекции? Ему бы вот, злодеев играть, а он у нас в универе трубы чинит…
-Какие трубы?! – Подпрыгивает на стуле капитан, чуть не выронив из кармана рацию в кожаном чехле. Ника, разворачивающая салфетки у стола, испуганно прячется за мою спину, вернее, за ноги…
- Ну… отопление там … Не знаю… - Пожимает плечами Паола. – Наш завхоз от него уже с ума сошел, на две недели договор подписан, он копается- три, и часть аудиторий все равно еще не подключена, студенты в пальто сидят, и куртках… А знаете, у него такая внешность, как вот была у Михаила Астангова, все к нему боялись подойти…. Он же Гитлера играл, Вы не знаете, конечно..
- Какой, мадам, к черту, Гитлер! – Олейников на ходу хватает с подноса бутерброд с горячей сосиской, отхлебывает из чашки кофе.- Тут у нас с Вами фрукт несколько иного сорта.На его счету не меньшедвадцати душ..И ста ограблений. Это только то, что мы знаем.. Можете со мной проехать? – Стрельников, не попадая в петли,торопливо застегивает китель.
- Куда, боже мой?! – С испуганным любопытством взирает на него доктор искусствоведения.
- Как- куда? В университет Ваш. К завхозу. В подвал...
- Вы полагаете, капитан, что он будет там благополучно сидеть, с винтовкой? В подвале? – Паола слегка хмурится. Я, поднимая Нику на руки, с интересом слежу за диалогом. Молчу.
- Я ничего не полагаю. Я предполагаю, а Бог - располагает…- Стрельников, подхватывает Паолу под локоть и галантно - торопливо увлекает к дверям – Надо спешить. Скорее, мадам профессор! Представьте меня Вашему завхозу,непременно.– И, вытаскивая из чехла рацию, четко произносит в дырчатый, лакированный квадрат.
- Я - двадцатый… Заря, я двадцатый, как слышно?. К университету, на проспект маршала Бирюсова, квадрат девять, бригаду Чернышенко и Косырева, быстро. Только без шума. Заря, как слышно, я - двадцатый? Как поняли меня?
Сквозь треск и шипение раздается непонятно, почему, холодный и ясный женский голос.
- Двадцатый, я - Заря. Вас поняла, слышу отлично. В квадрат девять- бригаду Косырева и Чернышенко. Без шума.
- Да. Занятия идут.. Аккуратно. Седьмой квадрат - отрабатываем.Направьте усиленный наряд ДПС. Как слышно? Отбой .
-Вас поняла – чеканит все тот же голос.–Наряд в пути. Отбой.


…В этот момент чердаки своды крыши сотрясает какой то гулкий звук, похожий на взрыв, со шкафа падает книга, позабытая мною вчера, не убранная на место. Ника, как подбитый птенец, бледнея, утыкается мне в плечо, сжимая ручонками мою шею:
- Папа, папочка, я боюсь…Это же, что, еще стреляют? – Лепечет она горячечно.
- Нет, детка моя, что ты! – Я пытаюсь улыбнуться. – Это дядя Миша с ребятами, наконец – то открыли на чердаке каморку с кладом… Вот скоро пойдем смотреть, что же это за клад такой, да, маленькая моя? – Ну, успокойся, что ты! и мама уже к нам идет… Все хорошо. Все хорошо, доченька.
В комнату, подобно ураганному сквозняку, самуму, врывается фей.
- Ох, слава богу, Горушка, ты с ней… А то там эта пыль, шум… Столбом все… - фей хватается руками за горло, кашляет, качает головой … Сейчас все надо мыть.. И стекольщик уже уходит.. Миша отдал ему две тысячи. Это много? – Фей смотрит на меня вопрошающе, тревожно.
-Нет, что ты! Нормально. Окно же огромное. Витраж. Хорошо, что вставили, получилось.- Я улыбаюсь Ланочке., растерянно, не зная, как ее успокоить… Дорого обходится нам пребывание на свежем воздухе. И вовсе не в денежном смысле.
- Да. Только теперь больше синего и зеленого стало. Вот ты, детка, посмотришь, как красиво у нас в холле. – Фей берет из моих рук девочку, садится на диван, оправляя ей волосы, воротник, целуя лоб, на котором вздулась огромная шишка от внезапного падения на лестнице, гладит теплыми пальчиками щеки ребенка. Фей волнуется, но пытается все скрыть. Как обычно. Как всегда.
- А куда это Стрельников унесся, с Паолой и пленником Вашим из колодца? Так быстро. Он хоть поел? Как сумасшедший, галопом, с ума сойти. Он ел хоть что то?
- Бутерброд и сосиску с кофе, на ходу.- Я показываю глазами на поднос.- Они в университет уехали.
-Зачем? – Фей в недоумении расширяет зрачки.
- Знакомиться с завхозом, милая! Наверное, наша трапеза ему не понравилась.- Лукаво отвечаю я и фыркаю: – Мы - то хоть будем обедать сегодня? Живот свело от голода.
- Да. Ребята уже умываются. По очереди. Нас много.Помоги Мише стол раздвинуть.
- Сейчас. Ты думаешь, одного стола достаточно будет?
- Можно из кабинета взять.. Приставной получится. Закатим банкет, по полной. – Фей улыбается мне нежно, надувая щеки. По детски, мило, беспомощно. И это веселит меня.
- А что? Давненько мы не гуляли, господа! – Я поднимаю руки вверх и щелкая пальцами выхожу из комнаты. На лестнице пахнет известью, пылью, сквозь пыль, я вижу, как молоденький сержант из наряда ДПСснимает ошейник у Рэма, меняя в нем батарейку или чип, ещедвое патрульных спускаются с крыльца, неся огромный ящик с какими то мешочками, снарядами и шнурами разной длины. Таня и Виолетта со швабрами и ведрами, в сопровождении Анечкиспускаются вниз, готовясь, очевидно, скоблить пол в холле.Встоловой, напротив, пахнет свежевымытым деревом, слышно поскрипывание, шаги
Вхожу. Леня и Илья уже, с помощью Миши, аккуратно разложили на составные дощечки гамбсовский широкий, полированный круглый стол, закатали ковры, обнажив щербатый остов старинного дачного паркета "в елочку", и теперь, усердно прижимая подбородки к фарфору старательно и несколько неуклюже, выгружают из стеклянных недр посудной горки, тарелки и блюда, обеденные приборы,ложки, вилки и ножи, персон на двадцать, не меньше.

...Увидев меня, Леня Осмоловский растягивает губы в нетерпеливой улыбке:
- О, Георгий Васильевич, наконец то… Тут посуды на десять приемов у посла…. Помогите, как расставлять?Мы с Илюхой профаны в этом деле, во всяких там Сорбоннах не учились… А Анна Алексеевна с мамзелями сейчас - заняты – с, нам подсказывать! – Илья подмигивает мне, шевеля бровями.
Я притворно хмурюсь в ответ.
- Обижаете, шевалье. Подумаешь, Сорбонна. Вам следовало бы помнить, что Вы обучаетесь у меня, в университете имени Гумилева. – Я потираю ладони. – Значит, так, господа гусары .. Нож слева, вилка и ложка - справа, салфетки под приборы, бокалы в количестве трех, с правой стороны. Для воды, сока и вина. Так правильно. Будет и первое и второе? Тогда добавьте ножи для рыбы. Тарелки мелкие, для салата, второго по правую сторону или сложите горкой, позже сервируем, после первого блюда…A biene, полный Версаль. Миш, что пьем сегодня: шартрез, рябиновку, лафит, божоле? – спрашиваю я Ворохова, входящего в столовую в сопровождении вихрастого, румяного Лешика с полными руками винных бутылок.

Лешка оберегающе и трепетно прижимает коллекцию напитков к животу, важно раздувая щеки.
- Па, куда ставить?На столе уже места нет. А фей сказал еще курицу и гарнир, острый рис и рыба…А, подожди, я придумал- Лешка ставит винные сокровища на пол, мчится в холл и вскоре со скрипом и грохотом выкатывает из под лестницы маленький наборный столик с жар – птицей на потемневшей от времени крышке.
- Ломберный, что ли?- ахает тотчас же Ворохов, уставившись на квадраты дерева в рисунке. – Почему я не видел раньше?
- Так фейкин только вчера освободила это. Он в чулане был, под банками… - Разводит рукамиЛешка.
Мишка чешет в затылке:

- Не иначе, как из коллекции Липскерова. Обалдеть! Откуда? Таких два три в округе! Ну и фиг с ним – Ворохов быстро решительно водружает бутылки на редкостный антиквариат. От тепла маленькая винотека начинает запотевать, источая сквозь сургуч и дуб, приятный, щекочущий ноздри, аромат. В тот момент, когда Ворохов ставит на стол последнюю бутылку вишневого шерри, в столовую врывается Антон Знаменский, с победным воплем времен времен последних могикан, от которого я испуганно роняю на пол пару вилок.
- Френды, мне только сейчас Паола звонила по телефону, прикиньте, в универе полный атас, деканат в ауте… Завхоза в больницу увезли, с приступом сердечным.. Омон весь подвал в хозблоке перевернул. На завтра занятия отменены, объявили"чистую среду". Будем убирать территорию..
- Как, почему? Леня и Илья потрясенно, во все глаза, смотрят на Антона, ожидая разъяснений.
- Дурдом, вообще, я плохо понял, но, похоже, искали в нашем универском подвале того, кто здесь часа три назад только орудовал с оптикой.
- Взяли? Кто?! – выдыхает Илья потрясенно, шепотом.
- Какой то Монтан, что ли! Обалдеть, Илюха, представь, он два месяца нашему Николаю Кирилловичу мозги парил, выдавал себя за сантехника, слесаря там, а сам под трубами, в этой изоляции, стекловате, прицел прятал..
- Он, что ли, собирался Вас убить, Георгий Васильевич? – удивленно смотрит на меня Осмоловский. – Ну, из- за шифра, в смысле?- Леня нервно почесывает бровь, трет угол локтя, заправляет рубаху под ремень джинсов и тут же вытаскивает ее назад..
- Нет, ребята, не думаю! - Ну, если бы вот только я Никушу туда привел случайно.. Она что то видела, и теперь на нее - охота. Неслышная такая. Рысиная. На поднятых лапах…
-Вы шутите?! Как это может быть?! – Леня в ошеломлении присаживается на стул. – Они, что, озверели совсем? И четвертак теперь не страшен, ребенка можно за просто так прибить?!
-Выходит, так. – Я развожу руками. – Ничего нет. Никаких границ. Пут, шнурков, цепей, чего там еще? – нервная улыбка, похожая на тик, кривит мои губы.
- Ух, е – мое! - присвистывает Антон и машинально передвигает посуду на столе. – А что видеть то могла четырехлетняя кроха?
-Убийство. Предполагаемое, возможное убийство антиквара, владельца прежнего этой дачи, Керженцева Сергея Максимовича. Так ведь звалистарого хозяина этого дома, Георгий Васильевич? – раздается во внезапно наступившей тишине голос капитана Стрельникова, бесшумно поднявшегося на крыльцо и остановившегося в дверях столовой.- Я только что выписал ордера на обыск двух помещений: одно из них в городе, это мастерская Павла Олейникова, другое здесь, через несколько домов от Вас, в конце улицы. Это хибарка, гдежила Ника с отцом. Возможно, именно там скрыты следы преступления, о котором никто не знает..
- Как Вы установили, что Керженцев убит? – хрипло, осевшим голосом, спрашиваю я Стрельникова. – Это точно?
Капитан качает головой:
- Нет. Не точно. Но его сын обратился в полицию, с заявлением о поиске отца, который еще три месяца назад должен был приехать к нему для оформления вида на жительство и имущественных прав. Сын Керженцева проживает в Волжанске, и отцу там же приобрел жилье в частном секторе. Поджимают сроки оформления прав на имущество. Ни в приютах, ни в больницах, ни в моргах, ни в местах лишения свободы гражданин Керженцев обнаружен не был за это время.
Мы даже запрашивали Интерпол. За границу ни он, ни похожее на него лицо, не выезжало.. Конечно, есть еще - нелегальный выезд, проверяем и это, но Керженцев был известной персоной в городе, в почтенном возрасте, его документы были в полном порядке, чего ему было опасаться? Сомнительные знакомства? Это не повод к страхам и бегству. Сейчас любой из нас с Вами имеет хоть чуть¸но сомнительные знакомства, не правда ли? Никто ни за кого не может полностью поручиться теперь, да… - Капитан вздыхает, трет лоб рукой:
- А я вижу, помешал вам.Вы собираетесь трапезничать? Тогда,позже встретимся, я все равно близко буду здесь буду… Седьмой квадрат, так сказать.- Смущенно бормочеткапитан, чуть пятясь назад…
- Нет, нет, Павел Дмитриевич, как Вы можете помешать?! -за спиной Стрельникова раздается серебристо – ясный голос фея. На вытянутых руках она держит блюдо с жареной курицей и острым рисом под соусом чили. - Прошу, прошу с нами, к столу. Ребята, мясо придется делить всем по крохотному кусочку, курица только одна была…
- Ничего, Светлана Александровна, нам всем всего хватит! – Весело отзывается Таня, внося вместе с Виолетой в столовую, блюда и тарелки с грибами и копченой на гриле рыбой, картофелем и рисовым соусом.– Садитесь, а то все быстро остынет… Жаль, что Паолы с нами нет. Где она?
- Вы знаете, я возил ее на очную ставку с этим… Монтаной, допрос шел долго, у нее, разболелась голова. И я отвез ее домой… Какая у нее библиотека, скажу Вам друзья. Я за всю жизнь такой не видел, и вряд ли увижу… - смущенно качает головой Стрельников. – Куда нам, работягам… И не думал, что судьба с такими людьми сведет меня, Светлана Александровна. – Я из простой семьи, мать моя на фабрике, обувным мастером всю жизнь проработала, отец.. ну да что говорить… не было отца.. я сначала военное училище закончил, дядька пристроил, потом школу милиции. Хотел в Академию, а тут матушка моя, раз, инсульт… Да, жизнь – Капитан смущенно ерошит волосы.- Год уже лежит.
- А кто ухаживает за нею Павел Дмитриевич? Кто помогает?Салат берите. Это брынза. – Фей осторожно гладит рукав кителяСтрельникова.
-Да, никто.. Соседка присматривает, заходит трижды в день. Правда, вот недавно, я добился чтобы маму в нашем ОВД госпитале пролечили, так она вставать начала, в ходунках ползает, по шажку.. Ух, я Вам расскажу, как я эти ходунки в реабилитационном центре выбивал .. Заявили мне, после того, как я им кипу бумаг принес, что если я коляску хочу получить, то мне ходунки не положены, а если ходунки, то коляску нельзя.. Идиоты. Чуть я им кабинет этот, с ихними компьютерами, в которых пасьянс карточный, не разнес подчистую… Бюрократы. Хорошо, ребята сложились на работе, мы коляску потом маме просто в аптеке купили, без всяких там комиссий… Писали коллеги в МВД, возмущались, в реабилитцентр этот проверки посылали, дам с пасьянсом всех уволили. Так, нам то с мамой от этого – ни жарко, ни холодно -Усмехается горько капитан и потирает ладони. – У нас с ней свои заботы, которые не снились этим дамам, любительницам карт. Да ну их, вообще! К Богу в рай, как говорится! Вы что на чердаке то нашли, Георгий Васильевич, господин Ворохов? Что там было, ребята? – Стрельников подмигивает, чуть озорно, по доброму, моим студентам.
- - А мы еще и не знаем, Павел Дмитриевич!– хрипло смеюсь я. - Принесли с Мишей ящик из этой ниши, еле подняли, стоит в холле, его с шифром открывать надо, умеючи! Не дают ведь нам сосредоточиться то никак на главном. То стрельба, то погоня." Покой нам только сниться!" как говорил классик. – Берите рыбу еще, соус, пока не остыла..
- Да., Сейчас я! - Стрельников, чуть смущаясь, вертит в руке нож для рыбы.Я, отлично поняв его заминку, уверенно беру прибор, отвлекая шутливым  разговором всю нашу шумную кампанию. Стрельников смотрит на меня, неторопливо повторяя движения моей правой руки,и вскоре тушка сазана в его тарелке оказывается аккуратно разрезана на части и полита лимонным соусом.. В пылу шуток и смеха, разговоров о прошедшем недавно переводческом семинаре с темой " Феокрит и Китс", воспоминаний о студенческой практике в библиотеке одного из монастырей под Омском, мы совершенно не слышим, как скрипит дверь, и оборачиваемся только тогда, когда на пороге возникает заспанная Никуша, в сопровождении рычащего напряженно Рэма. Ника кутается в плед, трогательно - зевает, бежит ко мне, забирается на колени, не замечая никого вокруг и уткнувшись лбом в мой подбородок, шепчет хрипло, с паузами, остановкой дыхания..
- Папа, папочка, там, в конце улицы, сильно горит что то.. В окно немножко видно. Это мой дом, да? Мой дом, где я была раньше? Уже там большой пожар. В нашей с Лешей комнате все стены – красные.. в окно отражается.. Мне так страшно, папочка, -Ника вцепляется руками в мою шею, обнимает меня, снова стремясь стать со мной одним целым, как сегодня в полдень, на ступенях лестницы…
…Когда нас ураганно выносит на крыльцо волна ужаса и неподдельного, молчаливого ошеломления, и мы все, в беспорядке, толпимся там, вцепившись друг другу в плечи, дыша в затылки и нервно стискивая зубы и скулы, от хибарки Ники Олейниковой уже не остается следа. Огромные снопы искр, черного дыма и огня жадно и бесследно поглощают, сметают, пожирают все то, что могло бы стать ключом к разгадке тайн, скрутивших в почти смертельное, спрутовое, безжалостное кольцо наши жизни и судьбы

_________________________
*Михаил Астангов - народный артист  СССР, исполнитель ролей Адольфа Гитлера в 1940 - 50 годах.Обладал характерной внешностью, позволявшей ему эту роль исполнять почти без грима.
 А. Липскеров - известный художник, меценат, коллекционер.





Рейтинг работы: 51
Количество рецензий: 5
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 428
© 25.02.2015 Madame d~ Ash( Лана Астрикова)
Свидетельство о публикации: izba-2015-1272724

Рубрика произведения: Проза -> Психологический роман


Светлана Мельникова       08.12.2017   20:15:38
Отзыв:   положительный
За всё в этом мире приходится платить, и за добро - тоже.
Бедный ребёнок только начал приходить в себя после
ужасных лет, проведённых с родителями, и вот на тебе:
на неё объявлена охота... Да, добро и зло всегда рядом, и
никогда не знаешь, когда это зло постучится в твою дверь...
Светлана, потрясающая глава: и страх, и тревога, и любовь,
и забота, и обычные семейные радости - всё рядом. Восхищают
герои повествования: в любых ситуациях ведут себя достойно!
Тёплого и уютного Вам вечера и вдохновения!
С благодарностью и теплом.


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       09.12.2017   10:25:27

Спасибо, Светлана, сердечное...
Шостакович       02.03.2015   19:10:44
Отзыв:   положительный
Интересно, не то совсем слово, восхитительно! Но Вы ничего не выдумываете, Вы просто пишите свою жизнь, Светлая?!! Я правильно теперь понимаю? И Волкова - не выдумка, и Ваша семья и всё о чем Вы пишите?!! Господи! Ну тогда всё понятно из какого Вы нужного всем нам теста! Кланяюсь и преклоняюсь перед людьми, на которых в действительности и держится Россия -образованные, интеллигентные, знаменитые и поэтому простые и открытые! Есть же такой мир на планете, что просто от вдоха его атмосферы становишься счастливым!! Ура!


Паола, которой я буду восхищаться всю жизнь.


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       03.03.2015   09:32:03

Спасибо. Да так. Да, не выдумываю... Низкий Вам поклон, Наташенька, за все отзывы... За восприятие..

Ди.Вано       26.02.2015   13:40:28
Отзыв:   положительный
Как динамично и выразительно "скроена" глава.
И такое переплетение жанров..
Жалко пропустить хоть одну сценку.
Подача кушанья, чудо столик..
Фей хорош в своём гостеприимстве.
А финал...путь к разгадкам.
Отличная глава.
ПОКЛОН!!


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       26.02.2015   13:42:48

Спасибо.. Мне потом приходится отдыхать...:))))))))))) Но пишу.:))))))))))))))

Инна Филиппова       26.02.2015   00:20:36
Отзыв:   положительный
На одном дыхании прочитала... Написано потрясающе.
Спасибо, сестричка моя! Буду ждать продолжения...


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       26.02.2015   09:04:05

Спасибо, моя хорошая... А то я иногда растеряюсь, не знаю, читают ли вообще...

Валентина       25.02.2015   18:58:34
Отзыв:   положительный
Светланочка,спасибо.Как быстро происходят события.Меняются настроения,эмоции.Сюжет закручивается с такой быстротой,что не успеваешь перевести дыхание.Очень понравилась глава.Сил Вам и настроения,Светочка,для дальнейшей работы над романом.

Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       26.02.2015   09:02:26

Вам спасибо огромное за прочтение...










1