Что главное в еде



 
Что главное в еде
 
 
(Главы из Истории «Эх, Ё-Моё, Развесёлое Моё»)
 
 
Что главное в еде


Привет, меня зовут Маришка. Маришка – Поваришка.
Я ученица Чудо-Повара. По имени Гонзик.
А его помощница, а Гонзик – мой наставник И МОЙ ГЕРОЙ (вот это вписано другой рукой, скорее всего и несомненно Гонзиковой).
 
Мой Мастер Поварской меня не обучает. Он говорит:
- Любое обучение – это коррозия тебя, сродни налёту. Поэтому лови всё на лету.
Как ты поймаешь что-то с лёту, если ты ползаешь? Никак.
Поэтому летай.
 
И я ловлю всё на лету. Поэтому летаю. Как ты поймаешь что-то с лету, если ты ползаешь?!! Никак.
Приходится летать.
 

 
- Наверно, главное: питательность в еде? – спросила я у Гонзика.
- В моей еде не главное: питательность. А главное – летательность.
Желание Летать, а не летальность-отлетальность мертвых.
Поэтому летай.
 
И я летаю, как тут без полетов.
Никак.
 

 
- И безусовность, - помолчав, добавил Гонзик.
- Безусловность? – переспросила я.
 
- Безусловность – само собой, - нетерпеливо поясняет плут. – Но я о безусовности.
- Безусовно – значит, без усов, - я, улыбаясь, уточняю.
 
- Да, - невозмутимо кивает он.
 
Я рассмеялась, а потом вдруг до меня дошло. Юность – вот, о чем смешливо мне напоминает Мастер. Нетронутая замудренностями-умничаньями Детская Невинность
И Юность навсегда
Во всем
 

 
- Что за сумрачность и жесткость взгляда?!!
А где моя веселая Маринка? И что за Маринад вместо нее?
 
- У меня не получается! Я – кухонная неумелая бездарность.
- Все оскорбления себя – мне предоставь. А то, что у тебя не получается – так это хорошо. Представь: ЧТО ты накуролесишь в состоянии таком! Страшно подумать, тем более поесть.
 
- Ты не понимаешь …
- Конечно же, не понимаю я. Все муки творчества – не муки вовсе, когда ты – не творец игры, а возлюбленная и влюбленная в свою забаву.
Если тебя не греет Твое Дело – брось его сразу и начни Свою Игру.
 
- Бросить?
- Да, с серьезностью немедля распрощайся и что-нибудь шутливенькое зачуди. Сваргань-ка что-нибудь для смеха, чтоб посмеяться.
 
- Для смеха? Ладно!!!
 
Я принялась чудить. Кидала в общую кастрюлю то, что никогда бы не решилась кинуть. Потом перемешала и предложила Гонзику.
 
Тот посмотрел на ложку, ее отправил в рот. Посмаковал и улыбнулся: - Твой черед.
 
Я в рот впихнула «угощенье» и поперхнулась. И закашлялась. Невообразимое чудное бесподобство.
А НЕВКУСНОЕ!!!
Плеваться я не уставала. Рот полоскать.
Потом меня на смех пробрало. Я хохотала.
 
Затем притихла-успокоилась. Покой меня накрыл собою. И стало хорошо.
 
Вот тогда Гонзик потянулся сладко и озорно пропел.
 
- Я готов.
- И я готова, - отозвалась тут же я.
 
- Я готов!!!
- И я готова!!!
 
- А к чему готовы мы?
- А к тому, чтобы готовить! К Развеселостям Игры!!!
 
Вот так смешным откликнулась я на смешное. Уже не Маринад – Маришка-Поваришка.
 

 
Вот только …
 
- Гонзик, а ничего, что я Живое взяла и перевела, испотила? Ведь выбросить придется.
- Не выбросить, а положить в компостик. Если ли ты помнишь, озонная, у нас есть такая куча в огородике. Не сомневайся, они и там живут.
И еще знай: ЖИВОЕ РАДОСТЬЮ ЖИВЕТ, И ЕСЛИ РАДОСТЬ ПРИНЕСЛО ТЕБЕ ЖИВОЕ И ТЫ ОБРАДОВАЛАСЬ – ТО В ТЕБЕ ТЕПЕРЬ ЖИВОЕ РАДОСТЬЮ ТВОЕЙ ЖИВЕТ
Оно для этого пришло к тебе, чтоб ты не печалилась, а радовалась, как Его приходу, так и уходу.
Не огорчай Его. И Радуйся безмерно
Радуйся и Радуй То Живое
 
И я кивнула.
Облегченно и Счастливо
Теперь во Мне Той Радостью живет Живое
 
И Гонзиково Объяснение Живое тоже во Мне Живет
 

 
- Будем готовить Пусики – Вкусняшки, - объявляет Чудо-Повар. – Пальчики оближешь, а не блюдо!
 
- А что это такое? – тут же спрашиваю я.
- Пока еще не знаю, - отвечает Гонзик.
 

 
- Ёлочковый сок, ёлочковый сок, - плут ручку крутит мясорубки, меля иголочки еловые.
 
А я, Маришка, массу ту водичкой разбавляю, процеживаю и детишек угощаю.
Те удивляются, как вкусно, и с наслажденьем пьют.
 

 
На кухне орудует Алан. Гонзик желает борща. Того, что Алан умеет приготовить.
 
- Так, что мы имеем? У нас в наличии два бурячка, капустка, картошечка и немножко лучка. Вполне достаточно для борщичка, - Алан подмигивает и напевает. – Вот капустка, томатик, вот даже лучок. Морковка, картошечка и бурячок. И даже лаврушечка. И зелени кружечка.
А где чесночок? Да, где чесночок?
- А вот чесночок, чок, чок, - включается Гонзик. – Чок, чок. Вот чесночок!
 
- Так, ложечки, ножички. Вот ножички, а где ложечки? Куда моя подевалась ложечка? – Маг восклицает и тут же бурчит-напевает. – Ложечка-кися куда-то ушла. Куда-то ушла, а значит, пришла. Так, где же ты, ложечка-кися? Где эта отважная путешественница?
А вот же она!!! Привет, моя милая путешественница!
 
- Бурячки – морковочки. - поет Алан. – Вас помою я.
- Сладкая морковочка! Песенка моя! – подпевает Гонзик. – К ней парочку лавриков – гавриков. Словно корабликов.
 
С ними так весело!!! Вот бы и мне к ним подключиться!
 
- Что мне делать, Гонзик? – спрашиваю я, желая поучаствовать.
- Пока помой помои, ученица. Помоям тоже надлежит быть чистыми.
 
Так мне и надо. Влезла, напросилась.
 
- Маришка, солнышко, борщовые дверцы – сладкие, острые и душистые перцы. Для остроты, душистости и сладости – смесь перцев нам необходима.
Но главное для нас: во всем – Восторженная Радость. Ее во всё неси.
И дуй скорей за перцами!
- Вот острые, вот пряные, а вот духмяные. А сладких я в огородике нарву, - я пулей в огород бегу.
 
И никаких двусмысленностей и подвохов в том, что Алан говорил мне – знаю, нету. По всем двусмысленностям и подвохам у нас Гонзик – спец.
 
Скорей за паприкой!!! Потом назад, на кухню.
Посмотрим, что за борщ рождается в Счастливой Радости.
 
 
 
Мы готовим очень вкусно
Это радостно, не грустно
 
 
- Мы готовим очень вкусно. Это радостно, не грустно, - бормочет Гонзик. – Сейчас сварганим супчик-пупчик.
- Почему пупчик?
 
- А так смешнее! – мне отвечает плут.
 

 
- В этой кастрюле будет навар, тот самый супчик, - Гонзик на огонь ее поставил, воды колодезной в нее плеснув. – А в этой, - он достал поменьше выварку. – Тот самый пупчик.
 
Смотрю я на готовку.
Зеленый суп, сплошная зелень. Все, что только можно моется, затем летит в отверстие гигантской мясорубки, потом, смоловшись, отправляется в кастрюлю. Во вторую.
А в первой уже готовится вовсю бурлить вода. Тот самый пресловутый «белый ключ».
 
Гонзик, закончив с зеленью, ловким движеньем перевернул-воткнул «зеленую» кастрюлю в «пока еще не кипяток». Потом еще одним движением неповторимым хватким перевернул эти кастрюли. Та, что побольше (кипяточная) вмиг оказалась сверху, а кипятка остатки вмиг огонь залили.
Тогда плут сверху водрузил свой чепчик поварской, а после этого укутал одеялом.
 
- Я так не смогу, - призналась я.
- А так и ни к чему. Ты сможешь лихостью СВОЕЮ отличиться. Я уверен.
 
Тут Гонзик неожиданно мне подмигнул.
 

 
Произнесенная Аланом земная фраза: «Какой стол – таков и стул» – просто полюбилась баламуту с Даром Обращения Еды В Экстаз.
 
- Всем предлагаю вкусный стол, а стул свой я не предлагаю, хотя чудесный у меня стул, а потому что стол прелестный у меня, я это знаю, - напевает несуразицы лукавец, а потом мне предлагает. – Подпевай.
 
Так мне и надо. Высокомерием недетским нечего забавы детские клевать!
 

 
- Кваску мне захотелось. Будет квас, - подвывает Гонзик. – Класс!!!
 
Алан засмеялся.
 
- Как-то слышал присказку смешную.
- Рассказывай, - не удержалась я.
 
- Легко. КВася, КВаня и КВадик квак-то квакнули кваждый по кварте кваску.
Квас!!! – сквазали КВася, КВаня и КВадик. – Квасная квампания!!!
 
- Я слышала похожую историю про кваньячок, - сказала я.
- Про многолетнюю бодягу, хранимую в дубовых бочках?!! На вряд ли КВася, КВаня, КВадик настолько неразборчивы, - мне улыбнулся баламут.
 

 
- Смотри сюда. Свеколку я натру на тёрочке, чтоб веселей свеколочка в квасок сыграла, плесну молочной сыворотки и в тепленькое место. В такое, чтоб не больше сорока была температура.
Да и двадцати пяти, пожалуй, хватит.
 

 
- Что ты делаешь?
- Подкармливаю бификов. У меня есть знакомые микрики: бифики и лактики, я их подкармливаю всякими вкусностями. Они ею лакомятся, получается новая еда.
 
- Мы их едим?
- Едим? Нет!!! В себя восторженно и восхищенно приглашаем. А заодно, их писи и их каки, - смеется надо мною Гонзик.
 
- Их испражнения, отходы?!! – я удивлена.
- Скорей, отходы – привычная еда людская. Мертвая. А бифики и лактики умеют оживлять ее своим присутствием красивым.
Ешь и не морщись!!!
 

 
- Главное не перегреть культуру эту. Ее любимая температура – температура крови, в районе тридцать семь. До сорока не больше, - поясняет мне, ошеломленной, Гонзик. – тут главное – не перегреть. Иначе та культура некультурной будет и даже бескультурной. Уже другая появляется культура – некультура.
И не родная нам, а вредная, как говорят заправские ученые – патогенная. Та, что плюется и даже гадит.
И получается отвратная кормежка. А не ЧУДЕСНАЯ ЕДА.
 

 
- Это лактокультура и бифидокультура. Культурные они.
Хотя, кого обманываю я: озорники и сорванцы! Залей их в молоко или во что другое и запри – легко и просто разорвут любые тюрьмы.
Так что, пей. И знай: если тюрьмой ты Детскости – порвет тебя на лоскуты.
- Ты!!! Балабол!!! Сам ты – тюрьмой для Детскости!!!
 
- Я – Необъятности Простор для Шалости Ребяческой Безмерной!!! Запомни это накрепко, а лучше запиши! Вот разноцветные карандаши.
Потом плакат над печкою повесишь.
 

 
- Тут всё наглядно, без утаек: ТЫ ешь – ТЕБЯ едят. И так со всей Живой Едой. И главное в Еде – Живое Единенье. Обоюдное. Не поглощение чего-то чем-то.
Не расширение за счет кого-то и чего-то. А приглашение в Себя и получение согласие прийти в другое, - сказал плут Деткам. – Тут бифидобактерии и лактобактерии в еде резвились. Приятного всем аппетита!!!
 
- Зачем ты им сказал о бактериях? – я головой качаю. – Сидят теперь и не едят. Молчат и друг на дружку смотрят.
- Друг на дружку, подружка на дружка? – хитро рассмеялся Гонзик. – Я им это сказал, чтобы росли, как Маги, не в заблуждениях невежественных обитали.
 
- Ну же, как у нас говорили раньше: «Кто со мной – тот герой, кто без меня – тот сопливая свинья», - предлагает Алан, откусывая ломоть хлеба и запивая его квасом. – Ух, благодать!!! Не хлеб, ПИРОГ!!!
 
Маша первой хлеба откусила и квасца хлебнула. И вдруг упала замертво под стол.
Все всполошились не на шутку.
 
- Что ты наделал, Гонзик?!! – закричали.
 
А проходимец ржет, под столик пальцем тычет. Все глянули под стол.
А Маша там хихикает. Пирог тихонько уминает.
 
- Так это же хлеб Гонзика!!! – воскликнула Полинка, еду вкусив. – Тот самый Хлебчик-Чепчик. Только он без гребешка, без чепчика. Разыграл нас Гонзик.
- И мы всё это время ели хлеб с бактериями? – уточняет Рада.
 
- Да, - отсмеявшись, кивнул Кухарь. – Живое угощенье для Живых.
 
 
 
Изобилие в одном кусочке
 
 
На столиках маленькие блюдца. На блюдцах тех малюсенькие крохотулечки-кусочки.
 
- Что это, Гонзичек? – Детки в недоумении.
- Ваша еда, мои чудесные.
 
- И это всё?!!
- Сегодня будем мы, ребятки, постигать искусство тонкое: как сытым становиться одним кусочком крохотным.
Обилие и Изобилие распознавать в кусочке крохотном. И сытым быть одним кусочком.
Чудесное Искусство Изобилия, вам доложу.
 
- А если мы не наедимся?
- Еще полно еды! – заверил плут. – Сначала пробуем, как я вам предлагаю. Кто не наестся – блюд хватает.
 
Все, как один, кусочки свои взяли. Но Гонзик всех остановил.
 
- Чтоб легче было вам, я заверяю, в кусочке этом ВСЁ ЕСТЬ УЖЕ.
Не торопитесь заглотить его, ведь вы – не троглодиты. Не крокодилы, не акулы. Не амиты.
Принюхайтесь, в ладошке кусочек-крошку подержите. И аромат его вдохните. И аромат свой подарите. Пусть он и вас вдохнет.
Не торопитесь, друг дружкой насладитесь, вас приглашаю к Танцу Единенья я. И пусть Оно само произойдет, друзья.
 
- Вкуснятина. Ничего вкусней не пробовал, - восторженно откликнулись Детишки.
- Кусочки ваши тоже ничего вкусней не пробовали, - улыбнулся Чудо-Повар.
 

 
- Что вы, пусики? Уже подсохли? Можно уже вас пособирать? Пособирульки сделать.
 
Это Мастер с Печеньками Живыми разговаривает. Их на поднос выкладывает.
Вдруг одна печенька на пол уронилась.
 
Мне Гонзик говорит тогда:
- Позволь всему происходит привольно. Упавшее не подбирай. И аккуратной будь, но не дотошной. Стремительной, не суетливой-суматошной.
Всё это, так и знай: проявится в еде. Тошнотность, суетливость, суматошность.
Будь привольной. Во всем. Ну и, конечно же, в еде.
 
Он печенюшку приподнял, в ведерко бросил для компоста.
 

 
У нас на кухне картинка появилась. Гонзика рука. Тот шарм плута ни с чем не спутать.
 
- Как тебе моя мазня? Красивая и вдохновительная!
- Мазня, - сказала я и согласилась. – Да, красивая. И вдохновительная.
 

 
Играет Govi. Свою «Jacaranda»
 
- Ой, да-дА, какао-бобики – мои друзья, - напевает Гонзик, стряпая. – Какао-бобики мои друзья. Ой-дА, да-дарИ.
 
Лукавец сладкое готовит из кокоса, сырых бобов какао и фиников. Ну и, конечно, напевает. Куда ж без этого?!!
 
- Ой, да-дА, мои пусики – мои друзья. Балабусики – мои друзья.
Эх, дружбанчики.
Дружбанчики-кабанчики.
 
То, что он порой не попадает в ноты, его ничуточки, ни капельки не смущает.
 
Я незаметно для себя тоже начинаю петь:
 - Ой, да-дА, мои пусики – мои друзья. Балабусики – мои друзья. Эх, дружбанчики.
 
 
 
Блюдо Новое
Мое
 
 
- Что ты притихла? – осведомился Горн.
- Я напортачила слегка, за что и получила, - призналась я. – Еду сварила, а не сварганила.
 
- Научишься. Не теряй надежду, - приободряет меня Горн.
- А лучше не теряй одежду, - хмыкнул мне в ухо Гонзик, подавая фартук, и тут же заорал-загорлопанил. – А ну-ка, живо с кухни вон!!! Всем посторонним, покинуть срочно помещенье!
 
Кричит и ярится, а в глазах хохочет.
В этом весь Гонзик. Без шалости и озорства ни шагу не ступнёт.
Он просто брызжет плутовством и баловством. И озорством.
 
- Теперь тебе никто не помешает облажаться, и получить за это звиздюлей, - меня подбадривает Кухонное Божество, намереваясь уходить вслед Горну.
 

 
- Гонзик, солнышко, у меня есть к тебе просьба!
- Ты думала, что стоит тебе улыбнуться, очаровав меня славными ямочками на щеках, состроить мне глазки, изобразив на милой мордашке просящее выражение, и я тут же кинусь исполнять твои прихоти? – с суровою насмешкою осведомился плут. – Что ж, ты не ошибалась. Что там у тебя за просьба, милая моя?
 
- Мне хочется приготовить новое блюдо, - я в деталях описала явившийся во сне рецепт и скрупулезно уточнила. – Надеюсь, я доступно объяснила?
- Досупно.
 
- Доступно? – поправила я. – Досупно – нет такого слова. Правильно сказать: доступно.
- Нет, досупно, - плут заартачился. – То, что до супа подается.
 
- И что же подается раньше супа? – я засмеялась.
- Откуда знать мне о людских подачах, - ворчливо отозвался Гонзик. – Хватит пустословить! У нас дела.
 
- Дела?
- Ну, не дела, а развлеченья. Нам некогда.
Тебе болтать. Мне слушать.
Деткам пора кушать.
 

 
- Чашечки, как мальчики. Тарелочки, как девочки. Блюдца не бьются, - приговариваю я, раскладывая на столах приборы. – Солнечная Детвора, кушать вам пора.
Поедите, и снова полетите.
 

 
- Я всё уже сделала, - рапортую. – Обед приготовила, Детвору накормила, всё поубирала.
- Хозявка, хозявка, - шутейно похвалил Гонзик.
 
- Пусики кушают, пусикам вкусно, - плут млеет возле насыщающихся деток.
 
- Пусики накушанные, - кружит среди наЕденных детишек плут.
 

 
 На кухне был Алан. Завидев меня, заулыбался.
 
- Удивительное блюдо, - Алан жевал мое изобретение и был чрезвычайно доволен. – Ты растешь, Маришка!
- Уже выросла, - раздался мягкий голос Гонзика за моей спиной. – Уже выросла.
 
И я бросилась ему на шею.
 
 
 
Наши Дары Себе
Дар обходиться без еды. Как им воспользоваться?
И, его освоив, пользоваться ли?
 
 
И снова на манеже я. Лия-Лилия. Великолепная.
Я просто не могу не рассказать об этом.
Мне умолчать об этом, ну, никак!
 
Я заглянула в Былое Мага, где говорит он о еде.
 
- Я обхожусь легко и просто без любой еды. Я Радостью Своей питаюсь. Во мне так много Счастью и Любви, что я никак не проголодаюсь.
Но к этому пришел я через ЕДУ. Ее не отвергая. А принимая полностью.
Я и сейчас люблю перехватить один-другой кусочек у Несравненного.
 
- Как я к этому пришел?
Я не ругал, а благодарил еду, пусть и которая, на вроде, как и не полезна. Я благодарил ее и всё!
Однажды я еде сказал: - Прости меня за то, что я тебя плохой считал. Старался избегать, а когда ел – был недоволен.
Я примитивно прятался за тобою от Себя. От тех Своих сторон, которые меня пугали.
И даже не благодарил тебя. Теперь прощения прошу и радостно тебя благодарю.
 
Благодаря тебе я это понял. И в прятки весело играть я стал. И бегать веселее.
И встретился я целиком с Собою.
 
«Благо-даря Тебе всё это и произошло», - Тебе я говорю.
«Благо-даря и Мне», - я и Себя не забываю.
 

 
- Машенька, я видела ТАКОЕ про еду!!! Как Единяться, исчезать и Новым появляться!!! Всем это срочно рассказать необходимо!
- Мы знаем, - Маша обняла меня и рассмеялась. – Мы не едим, скорей в игру по имени «Еда» играем. Себя с собою Единяем. Еще одна возможность Быть Живым: в Себя Живое приглашая и растворяясь-исчезая вместе с Ним. Рождаясь Новым, Неизвестным.
 
Я до этого совсем не ела. Выросла уже давно из поглощения и существования за счет чего-то.
Есть – наотрез отказывалась. Перед родителями притворялась.
Мне Алан приоткрыл (как всем другим) возможность Чуду Совершиться. Возможность нам объединяться-единить, когда едим.
Чудесное Живое Приключенье. Я полностью согласна с ним.
 
- Ты говоришь, прямо как Алан!!! – восхитилась я.
- Я говорю, как я, - мне улыбнулась Маша. – А то, что сонастрено-созвучно, сказанное нами – не удивительно, когда мы сонастроены-созвучны. Когда в одном и том же мы Реале. Реальность общая у всех и у всего. В Реале нет ни твоего, ни моего.
В Реале ничего нет. Даже этого Реала.
ТАМ только НИЧЕГО
 
И НИЧЕГО там тоже нет
 

 
Я снова пролистнула ту страницу Магии Легко и Просто. И снова окунулась в недавно пережитое мной. И в пережитое, как оказалось, тоже немножко раньше Детворой.
 

 
Алан приобнял Гонзика за плечи.
 
- Приспело, Детвора, освоить нам Любовное Соитие с Живым Живого. Речь не о сексе. Не хихикайте.
Речь о ЕДЕ.
 
Готовя к Единению еду – себя готовишь к Единенью.
Ты не готов был к Единенью, иначе б уже был един.
И растворился в собственном Исчезновеньи. Отсутствовал, как все ограниченья.
Присутствовал Бескрайностью Простора. Был неделим.
Поэтому-то ты СЕБЯ готовишь. Только себя. Ты отделен был. А ВСЁ ВСЕГДА ЕДИНО.
 
И не случайно, что Единство, Единение, Еда – имеют общий корень. Во всех смыслах.
И без всяких смыслов.
 
Еда тебя не ниже. Она не для тебя и ты не для нее. Вы оба – друг для друга.
НЕ разрывно.
Ты не еду готовишь, а перешагиваешь ум – единственный разрыв Единства.
Твой ум – твое же колдовство, скрывающее от тебя Твою же Нераздельность.
Целостность.
То самое Единство.
 
Ты не еду готовишь, а приоткрываешь в ней: тебе необходимую дверь к Единству.
 

 
- Когда в Себя ты что-то приглашаешь – делай это без жалости: «Ой, цветочек, ой листочек. Я их убиваю. Бедненькие!!!».
Не низводи историю Живого до страданий своими сострадальками.
Не сожалей.
А радуйся Реализации Живого. Его приходу в Необъятности Твоих Просторов.
И видь и свой приход в такую же (не меньшую) Бескрайность.
 

 
Алан в руки взял Рогалик Гонзикова приготовленья, к щеке прижал и аромат вдохнул его и собственное благоухание вдохнул в него.
И произнес напевно и любовно:
 
- Спасибо, солнышко, что согласилось стать частью меня и принять меня, как часть себя в Игре с названием Еда.
Я тебя очень люблю.
Пусть наше соединение будет легким, радостным, счастливым приключением, полным восторга и любви.
 
Соитие Живое
ЕДИНЕНЬЕ
 
Да, так и только так.
ТО, что зову в Себя и приглашаю – произросло и приготовлено для ЭТОГО. Ни для чего иного.
И именно для этого Я вырос и готов для этого. Только для этого. Ни для чего другого.
 
Это цветение, плодоношение.
И Эволюции феерия Осуществления.
Тот самый высший-высочайший миг (если такие существуют).
 
Это НАШ пик. Твой. Мой.
Отдельного и отделенного – для нас уже не будет.
 
Не будет прежних нас – тебе я говорю. – НАС ПОСЛЕ ЭТОГО УЖЕ НЕ БУДЕТ.
А БУДЕТ ЖИЗНЬ
ЛЮБЛЮ ТЕБЯ. СЕБЯ ЛЮБЛЮ.
ЛЮБЛЮ.
И это не слова. Я ощущаю то, что говорю.
Я ощущаю ЭТО
ЭТИМ живу, ЭТИМ дышу
ЛЮБЛЮ
ЛЮБОВЬЮ И ЯВЛЯЮСЬ
 
Вот ТАК и ТОЛЬКО ТАК проистекает в Нас - из Нас Соитие Живое
 
ЕДИНЕНЬЕ
 

 
Маг прожевал кусочек. И ТАК блаженно-радостно, что слюнки потекли у нас и его голос нам восторг добавил.
 
В исчезновении своем шепчу:
- И буду в радость пусть вам.
Блаженны мы, легки, просты.
Чудесные мои, вы мне вкусны
и пусть и я вам буду вкусен
 

 
Все уже жуют. Гонзик тут, как тут с подносом тех рогаликов. Все сладостно жуют, потом хохочут.
 
А Алан свой напев ведет.
 
- Пусть буду вкусен. Ну, и, конечно, послевкусен.
Если какое-то «после» может быть.
 
Шучу. Не будет больше (меньше) никаких отдельностей-раздельностей.
Всех этих: выше-ниже, больше-меньше,
вместо, вместе,
раньше, после,
возле, порознь.
 
А будет ЖИЗНЬ
СПЛОШНАЯ ЖИЗНЬ
ЛИШЬ ТОЛЬКО ЖИЗНЬ
 
Тихонечко шепчу
 

 
Мистик упоен настолько, что Маша, которая без всяческой еды, так же легко обходится, как, кстати, и всё тот же Алан, к нему тихонько подошла и говорит тихонько, еле слышно.
 
- Дай попробовать, - на половинку сладости в руке его указывает.
- Пробуй, - протянул ей Маг рогалик, его половинку.
 
Маша откусила чуточку и … просияла!!!
 
- Попробуйте все по чуть-чуть, - смеясь и плача прошептала. – Это ТАК ЗДОРОВО НЕВООБРАЗИМО!!! Попробуйте скорей!!!
 
И все попробовали. И просияли.
 

 
И я, конечно же, не преминула прибежать и Алану вопрос задать по поводу еды.
 
- Где, Алан, ты научился этому?
- Никто специально этому не обучал меня. Само все появилось. В Слиянии Живом.
 
Итак, Оно и Ты.
Вы оба. Порознь. Были.
Теперь представь, что вас не стало.
А то, что появилось – НОВЬ.
 
Живое Нечто
Свежее и Молодое
 
Да что я говорю
ОНО само расскажет про СЕБЯ
 
ОНО ЖИВОЕ
 
ОНО
ЖИВОЕ
 

 
Все это он сказал жуя. Какой-то пирожок из Гонзика кладовой.
Он протянул мне половинку пирожка.
 
- Попробуй.
 
И я от Радости чуть не уписалась.
 

 
Я со всех ног бегу к Маришке.
И застаю ораторствующего Гонзика.
 
- … Секреты Гонзика!!! Секреты Гонзика!!! – передразнил кого-то плут. – Дрожат – хотят узнать секреты Несравненного! Когда я начинаю о секретах говорить, то тут же слышу: «А, это я знаю».
«Не знаешь», - я им отвечаю. – «Если бы знал – то применял».
 
Солодование, к примеру, взять. Что проще, может быть?!! Вкуснее!!!
А кто-то делает? Да, ни хрена!!!
 
Когда знакомился с Земной Едой я (признАюсь: крайне неохотно, уж слишком пища неземная хороша), был крайне удивлен разнообразием …, - крикун-ворчун тут паузу по всем канонам театральности устроил, и только лишь потом нас осчастливил продолжением цветастой речи. – … Возможностей Земной Еды. И глупостью игнорирования тех возможностей людьми.
Это как мусор есть и пить помои. Слежавшиеся и вонючие ошметки, когда-то бывшие едою с роскошного обильного стола Земли.
 
- Давно он распалился? – спрашиваю у Маришки.
- Совсем недавно, так что придется подождать, пока утихнет, - отвечает мне Маришка-Поваришка.
 
- Дамы, - голос у плута звенит. – Я для кого тут распинаюсь?!!
- Мы, Гонзичек, всё поняли. Секрет твоего искусства поварского в Извечной Простоте. Вот оттого и недостижимо То Великое Искусство. Для сложных человеческих умов.
 
- Ты – молодец! – одобрил Кухонный Олимп Маришку.
- А еще в тебе Восторг Живой. Ребяческий и Несравненно Детский. Поэтому с тобой тягаться людям бесполезно, - добавила и я.
 
- Хоть не люблю я повторяться, но придется: ты – тоже молодец.  Вы обе – молодчинки!
Фух, захотелось мне попить водички. Пойду к колодцу я.
Маришка, на тебе еда.
 
И плут ушел, попутно прихватив пол готового поддона коржиков чумазых. Чтобы попутно всех угощать Живых.
И нам пол стеллажа осталось. Я тут же в рот один из коржиков впихнула, второй засунула в карман. 
 
Опомнилась и прошептала ласковые нежные слова тем коржикам и снова в рот впихнула.
И обомлела от восторга!!!
 

 
Мой интерес подвиг Алана нас всех собрать и кое-что поведать.
 
- Нам чрезвычайно повезло: у нас не повара от вываренных слов таких избитых-измочаленных, как «варево, варёный, вареный, вывариться, варварство, варить», а НАСТОЯЩИЕ ДВЕРНЫЕ МАСТЕРА ЕДИНСТВА. 
 
Все посмотрели на плута. И плут … смутился.
 
- Нам выучить и повторять слова  твои о Единении перед каждою едою? – спросила я.
- Тут незачем зубрить на память и бестолково повторять все, мною сказанное. Это не мантра, не молитва. А практика Единства Твоего.
Не попугайничай, Осуществляй Единство.
Видь ВСЁ, и в том числе еду, как Радости Единства двери.
Готовь себя к Единству Своему. И будь готовым к Единенью.
 
Гонзик встал тихонько и на цыпочках, чтоб не мешать, отправился по направленью к выходу.
Ага, конечно, незаметно. Как же!!!
 
- Гонзик, а ты куда? – спросила хором Детвора.
- Пойду себя и вас готовить. Скоро ужин.
 
Маг Гонзику смешливо погрозил и оба рассмеялись. И мы с ними тоже.
 

 
Гонзик молчит, уставившись в окно, и улыбается.
 
- Тебя Алан похвалил, я слышала от Лилии, - Маришка Повару Недостижимому взъерошила его лохматость.
- Нас, солнышко! Алан нас обоих похвалил, - ответил Гонзик. – Нас обоих.
 

 
- Что бы такое приготовить развеселое? – затылок чешет Гонзик.
- Веселое? Сваргань чего-нибудь, ну, изо ржи, - подсказывает Алан.
 
- Отличная идея!!! Сварганить что-нибудь и изоржать, - одобрил плут подсказку. – Получится У-ха-ха-тУ-ха.
- У меня уже разгуливается аппетит, - признался Алан.
 
- Пусть будет Хлебчик. Хлебчик-Пепчик. Из Ржи. И не буханкой, не батоном. Смешной и озорной бухАнчик будет.
Живой и Оживляющий
 
 
 
Чайничанье
 
 
А Вам не говорили, что Чаепитие – немалый шаг навстречу Питанию Вселенскому?
Возможности питаться солнечной энергией, воздушной, водной? Быть свежим и текучим, легким и воздушным, и одномоментно искрометным-огневым?
 
Не говорили?
Не говорили?!!
 
Ну, ладно, тогда и я не скажу.
 
 
Алан Лига Легко и Просто
 
 
- Алан, а почему ты не научишь нас делать заварушки? – прихлебывая чай, меня спросила строго, но блаженно Лизонька. – Это секрет?
- Конечно же, секрет! Что за вопросы!!! – Гонзик притворно возмущен, но натурально раздувает ноздри. – На всех секретов и не напасешься! И некогда нам с Аланом пасти секреты.
Всё, разговор окончен. Пей чай и мною восхищайся!
 
- Гонзик, - озорно посмотрела на него хитрая мордашка. – Что за секреты от напарника?
- Там темный лес густой, малышка. И требуется знать все травки, ягодки, цветочки и коренья. Да и не каждому дано: постигнуть таинство ЧАЕВАРЕНЬЯ!
 
Последнюю фразу плут произнес величественно подбоченившись.
 
- И все-таки, Алан, - повернулась ко мне девочка. – Почему не рассказываешь?
- Ты первая, кто меня об этом спросила, - ответил я. – Если интересно, расскажу.
 
- Да ей ни капельки не интересно, - отмахнулся Гонзик.
- И Гонзика попросим рассказать, - добавил я.
 
- Что-то подсказывает мне, что в долгих уговорах болтуна потребности не будет, - заметил Горн.
- А я уверена: теперь его не остановишь, - кивнула Ярче.
 
- Внимание, всем внимание, - болтун уже кричал, что есть силы. – Открыты Курсы Чайные-Заварные. Отбор строжайший: все, кто пожелает. Заносим в списки всех торжественно и тайно. По алфавиту и вразброс. Как попало и строго по порядку.
- Ура!!! – закричала Лизонька. – Чаёвная Курся открылася!!!
 

 
Алан называет свои чаи смешливо: «заварУшки», а Лизонька зовет их нежненько – «завАрушки».
 
- Пурэ – хороший чай, у нас же будет ПурПурэ, вдвойне прекрасней и при этом пурпурный, - Маг укрывает чайничек с заварушкой. – Сейчас будет готово!
 
И вот он наливает чай нам.
И вовремя. У нас уже поддон вкуснейших булочек от Гонзика. Маришка половником раскладывает по тарелкам озорную Финтифлюндию – это ее рецепт шикарный подливки сладкой и густой.
 
Мы булочки макаем в Финтифлюндию. Но осторожно булочки берем. Там мушка млеет.
 
- Что ты, пуся? – спросил Маг у мухи той, присевшей среди теплых булочек. – Там тебе тепло и вкусно?
- Тепло и вкусно ей, - смеется Лизонька, и мы смеемся шутке.
 
И от угощения.
 

 
Финтифлюндия доедена и вылизана-вымакана булочками.
 
- Варенье к Заварушке, - спешит к нам Гонзик. И вопрошающему взгляду Маришкину отвечает. – Рецепт все тот же: мелко натертая морковка или свёкла в закваске овощной или молочной, от десяти и до пятнадцати часов в тепле. Медка добавить ароматного, когда уже готово. И угощайтесь, милые мои друзья!
Вкуснейшая Забава, доложу вам!!!
 
- Мне еще пару ложечков доложи, - Лизонька не тратит времени, уже вкушает. – ВерхОм, - потребовала добавки мило девочка.
- С верхом? – смешливо уточняет веселун.
 
- Ага, верхОм. Больших, - качает головой малышка. – Вот таких, вот этих, - показывает на половник, что в Маришкиных руках.
- Пару черпачков? Извольте, - плут плюхает ей в мисочку варенья и добавляет всем по столько же.
 
- Изволить? Как это? – блестит глазенками измазанная в сладости живой мордашка.
- Кушай с аппетитом, солнышко, - ей отвечает Гонзик.
 
- А, с этим справлюсь я, - кивает девочка.

Алан Лига Легко и Просто
http://legkoiprosto.ucoz.ru/
 





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 187
© 11.02.2015 Алан Лига Легко и Просто

Рубрика произведения: Проза -> Мистика
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор














1