Я в Магии Легко и Просто



 
(Главы из Истории «Эх, Ё-Моё, Развесёлое Моё»)
 
 
Алан!!!
Бегу ему навстречу.
 
- Рада встрече, - пищу от восхищения и хохочу-шучу. – Свиданию и даже рандеву!
- Ну, что ж, увиделись снаружи, - не спорит Маг и предлагает безотказно. – Теперь увидимся внутри.
 
Я сразу замолчала, как внутри, так и снаружи.
Когда Маг предлагает встречу в Глубине, то открываются Глубины наши Необъятно.
А мне пора побыть уж в Глубине.
Быть в Глубине и Глубиною – блаженно и приятно.
 

 
Мы совершаем Магию Исчезновенья, Проявленья и Единения.
Запутала я вас?
 
Да все легко и просто: мы исчезаем в чем-то, потом оно в нас исчезает. Потом мы растворяемся: одно в другом, взмывая-погружаясь.
 
Опять перемудрила с объясненьем?
Скажу вам в точности, как я у Маши в тетрадке прочитала и как в свою вписала. И выучила как.
 
«Как проникать повсюду? Быть проникаемым и проникновенным?
- Не возникать!!! Не возникать, а проникаться-проникать.
Быть проникаемым-проникновенным. Не из возни угрюмо-хлопотно являться. Не возникать. Не из возни икать.
Собою изливаться, и Себя в Себя вливать.
 
Увидел Солнышко, вошел в него. И насладился силой Солнца, своим отсутствием-исчезновением. Пусть будет только Солнышко!
Потом Ему в себя войти позволил, исчезнуть в глубине твоей. И насладился присутствием Тебя единоличным.
Потом вы, будучи собою, Ты и Солнце, взмываете, обнявшись тесно.
Вверх – в Беспредельность Высоты и вниз – в Бездонность Глубины.
Своей и одномоментно Общей.
Единой для всего.
 
И так во всём, со всем.
С Рекой – нырнул в нее и растворился. Потом Она в тебя влилась. Ты ощущаешь всё Собою. Для этого совсем не обязательно физически нырять или вовнутрь себя ее вливать.
Всё в ощущениях, не в мыслях.
Затем вы снова есть, взмываете в обнимку и погружаетесь в блаженстве единения стихий.
 
И так с землей, так с воздухом.
Да с чем угодно!
 
Быть проникаемым и проникновенным».
 
Я слышу голос Мага:
- Тот, кто появится потом – мной уже не будет. Кто или что появится вместо меня и солнца – Я НЕ ЗНАЮ. Мне, нынешнему, невозможно это знать.
Какое Новое на нашем месте будет? Я НЕ ЗНАЮ.
Хотя бы, потому
что ОНО будет
еще СЧАСТЛИВЕЙ,
чем сейчас есть я.
 

 
- Солнцу всё равно и все равны: какие вы. Хорошие, плохие.
Соприкасаясь с солнышком, впитайте его не рассуждающую искренность. Открытость и доступность.
Солнцу без разницы все отличия. Пусть каждому из вас помех не будет в Единении Живом со всем, со всеми. ВСЁ УЖЕ ЕДИНО, НЕДЕЛИМО.
Раздел – иллюзия, обычность, серость и рутина.
 
Живое вне таких оков
Вне любых уз
 

 
Алан переспрашивает и в его вопросе уже и есть ответ.
 
- Как оказаться-очутиться там, где пожелаешь?
Как показать-ся и как ощутить-ся?
Как показать и ощутить себя в каком «где-то» (в одном из «уголков» Себя)?
 

 
Я на Бессилии застряла. Никак мне с Ним не совладать.
Мне неохота снова бессилье ощущать. Оно – бессилье – бесит. Отвращает слабостью своею. Но Алан так тепло и страстно говорит о Нем! И называет Абсолютной Силой.
Поэтому я непременно овладею этой Силой. И мною Ей позволю овладеть.
 
Читаю записи в тетрадке Маши.
 
- Пока ты пряешься-хоронишься за чем-то–кем-то от своего бессилия – ты прячешь и хоронишь Сильного Себя.
Пока не перестанешь приходить за силой к людям, богам, деньгам, наркотикам, идеям и структурам – ты так и будешь слаб, и сила вся твоя – взаймы. Расплачиваться, ой, как тяжко будет.
Проценты в «банке чужой силы» тебе не потянуть. Они тебя нагнут, загнут.
Уже нагнули и погнули.
 
Лишь открывая для себя Свое Бессилие – ты открываешься для Своей Силы. Теперь тебя ничто не сможет подчинить.
 

 
Как мне принять Бессилие?!! Как?!!
Как?!!!!!
 
- И я по-как-как-какаю. Как-как, как-как, как-как, - раздается напевчик на мотивчик «В лесу родилась елочка».
 
Алан дразнится. Видать, я громко думаю. И он мои мысли слышит.
 

 
Алан говорит проникновенно:
- Принятие бессилия – это не религиозное смирение – смирительная рубашка психу.
Это восторг принятия всего и в том числе бессилья своего, как силы.
 
Это не «смирись-умри». Это – ЛЕГКО ПОГИБНИ, КАК ЗАТРУДНЕНИЕ, В КОТОРОМ ОКАЗАЛСЯ ТЫ.
УМРИ, КАК НЕДОРАЗУМЕНИЕ. И ПОЯВИСЬ ВНЕ ВСЕХ УРАЗУМЕНИЙ-НЕДОРАЗУМЕНИЙ.
Яви себя не прежним, а иным. Простым и легким
Новорождённым, свежим, молодым.
Не знающим о прежних затрудненьях
 

 
Сказал мне это Алан. И до меня дошло.
Как упоительно Всесилие Бессилия!!!
Как упоительно ОНО!!!
 

 
- Лилия, моя чудесная сестренка. Ты замечательно освоила Всесилие Бессилия. Ты позволяешь смерть себе в любом досадном затрудненьи. Лишь на порог к тебе досадное и трудное – ты ловко умираешь. И возрождаешься, как Новое, не знающее никаких досад и затруднений. И если б я умел гордиться – гордился бы тобой, как ученицей. И даже хвастался тобою и собою.
Тобою, как способной ученицей, собою – как учителем великим. Конечно, если б верил в учителей-учеников.
 
Скажи мне, солнышко, как на духу, как на меху, как на пуху: ты знаешь, что такое Жизнеутверждающая Сила?
- Скорее расскажи! – азартно восклицаю я.
 
- О, лучше покажу, - смеется Алан. – Прости нескромность моей просьбы: сперва сходи пописай.
- Я писала недавно, - отвечаю смехом я.
 
Он улыбнулся: - Ладно.
 
И из-под ног ушла земля.
Меня как будто изнутри что-то толкнуло. И потрясло, и сотрясло, и содрогнуло.
До самых до основ.
 
Это был львиный рык, внезапный и безвариантный для всего чужого.
Глубинный, истинный, исконный.
 
Как хорошо, что я сходила в туалет. До Жизнеутвержденья Силы.
 

 
Вы будете смеяться, но я учусь смеяться.
Пардон, оговорилась я: конечно, не учусь, а вспоминаю: КАК ЭТО – СМЕЯТЬСЯ.
Открыто, не зажато, В полный голос.
И даже в полный рост.
 
У меня, как оказалось, зажатый, мелкий смех. А потому и неестественный.
 
Алан, чтоб облегчить задачу рассказал мне хохму ржачную. Вот я и ржу. Присела на траве и всхлипываю, когда не регочу. А дух переведу и снова гогочу.
 
До слез, до хрипа, до истерически визгливой ноты.
 
 
 
Мои вопросы
 
 
О, Мастер Мой, ты научил меня летать!!!
А громогласно хохотать
Оказывается, я и сама умела
 
 
- Ты можешь мне еще раз объяснить? Про проникаемость-проникновенность.
- О, тут легко и просто всё. Есть нечто, куда тебе войти охота, но пока противно. Ты долго этому не позволяла: своей частью быть. Его с собой соединить, к нему присоединиться.
 
Прочувствуй это что-то и проникнешь. Впусти его и дай ЕМУ прочувствовать себя – вот ты и проникаема.
 

 
- Мое – меня питает. Чужое требует питанья моего. С Моим – все ясно. А с чужим как быть?
- Признать и распознать Своим. И Им же насладиться.
 
- Так значит, получается – чужого нет?
- Да, всё – Мое, родное. Каким бы ни наряжалось и как бы ни косило под чужое.
К примеру, сопли – да, они мои. Признал их, высморкался.
Чего скрывать их, носом хлюпать - горлом булькать, не признавая в слизи – Своего?
 
- Выходит, что дерьмо любое – сопутствующий очищению продукт побочный. Высрал и забыл.
- Да, когда такой подход спокойный – тогда действительно выходит, - расхохотался Алан. – Но если неприглядность прячется тобой внутри, тогда запор и отравленье организма наступает.
Отполированная глянцевая обложка – ширмою снаружи. И мертвенность, и мертвое внутри.
 

 
- У меня вопрос, - я обращаюсь к Алану с проблемой.
- Как поет одна, не побоюсь этого слова сказать (я, чтоб ты знала, вообще отчаянный парнишка, один на миллион с улыбкой устремлюсь – не то что слова испугаюсь) величайшая группа*: «А я всё летала. А я так и знала».
 
Он всколотил малюсенький стаканчик с крышкой и, отвернув закрутку, дунул в кружок на палочке для мыльных пузырей (не знаю, как он называется-зовется). Мыльная пенка неожиданно обернулась огромной радужной сферой и заколыхалась в воздухе лениво и важно. Получилось очень красиво.
 
- «А я всё летала. А я так и знала»? – переспрашиваю я.
- Вот именно, - кивает Алан, выдувая на этот раз россыпь разноцветных радующих глаз мыльных пузырей. – И ты слетай и всё узнай.
* Имеется ввиду группа «Блестящие»
 
- А я не умею. Летать.
- Охотно научу.
 
- Не соглашайся, - шепчет, ниоткуда возникая, Гонзик. – Он столкнет тебя с обрыва. Давай уж лучше я … тебя столкну.
 

 
Счастье расплескалось в Небе. От Радости воздушная синь дрожит. И откликается Блаженством Детским. Какой Восторг, какое Счастье – Быть Живым!!!
 
Кто так кричит?!! Надсадно, дерзко, жарко и восхитительно красиво!!!
Мурашками по коже этот крик!!!
 
А хохот!!! Словно обжигает кожу потоками кипящих звуков.
Так может только безудержный хохотать.
 
Ах, это я кричу и хохочу!!!
Вот это да!!! Я и не думала: что так умею.
 

 
Вот Алан – обормот!!! Ввалилась я к нему с проблемою, а он меня Полету обучил. И на хрена теперь мне та проблема!!! Когда Простор Небесный мне открыт

Алан Лига Легко и Просто
http://legkoiprosto.ucoz.ru/
 





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 122
© 06.02.2015 Алан Лига Легко и Просто

Рубрика произведения: Проза -> Мистика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0














1