Америка глазами английского русского. (С продолжением)


Америка глазами английского русского.

Начинаю публикацию большой книги об Америке и американцах, первую её часть, которую я пишу после нашей с женой большой поездки по Калифорнии и прилегающим штатам.
Потом будет поездка на Восточное побережье и рассказ о Нью-Йорке, Вашингтоне, Бостоне...
Позже будут готовы и фотографии иллюстрирующие наше знакомство с Америкой. Возможно и текст увеличится после доработки уже готовой книги.
Впечатления от Америки сильные, и мне иногда казалось, что и в России, многому можно поучиться у американцев...

Осенью 2014 года мы с женой, путешествовали по Соединённым Штатам, а точнее по Юго-Западу Америки.
Впечатлений много, но главное, мы убедились, что простые американцы похожи на русских своими имперскими взглядами и уверенностью, что лучше Америки страны в мире нет.
На первый взгляд Америка богатая стран и может быть богаче Англии. Однако когда в Сан Франциско мы увидели бомжей поутру, со всем своим скарбом тусующихся рядом с входом в метро, нам стало не по себе. А когда, уже после, мы несколько раз видели явно неадекватных людей разговаривающих ни с кем, громко и агрессивно, то в душу закрались сомнения — а так ли хороша жизнь в этой стране?!
Конечно люди обеспеченные, с которыми нам естественно приходилось сталкиваться, производили впечатление вежливый, культурных и доброжелательных. Но тут же, мы начали сознавать, что с другой стороной жизни нам, к счастью, не пришлось сталкиваться, как и большинству путешествующих по Америке.
И все — таки, я пришёл к выводу, что Америка может служить ролевой моделью для выстраивания будущего в России. Не всё, но многое можно пытаться копировать, естественно с учётом особенностей климата и характера российского общества...
И ещё, в качестве преамбулы, хотелось бы рассказать об акции членов общества «Ветеранов войны», которую мы увидели в красивом калифорнийском городке, Санта Моника.
С пирса, выходящего далеко в океан, мы вдруг увидели на пляже, несколько сотен надгробных крестов установленных строго симметрично, как это бывает на кладбищах, погибших в мировых войнах в Европе.
Спустившись на это «кладбище», мы внимательно читали информационные материалы о войнах, которые вела Америка в двадцатом века. Некоторые цифры поражали воображение. Например цифры потерь мирного населения во всех странах куда с войной приходили американцы. Эти цифры можно посмотреть на сайте этой организации.
Мы поговорили с женщинами сидящими за столом в справочном отделе этого перформанса.
Кладбище это, вот уже десять лет каждое воскресенье устраивается активистами организации, каждое воскресенье, рядом с самым людным местом Санта Моники. А материалы помогали и помогают собирать и сами ветераны и члены семей. Живых и погибших участников этих кровопролитных войн»
Одна женщина узнав, что я русский, рассказала, что её предки приехали после первой мировой войны в Штаты из Риги. Они были евреями и потому, приученные к жизни полной опасностей, не побоялись сняться с насиженных мест и переплыв океан, поселиться в Америке, в Калифорнии.
В разговоре, мы сошлись в мнении, что надо всячески избегать войны и научиться договариваться. Ещё, мы пришли к общему мнению, что войны затевают политики, и часто из соображений своей корпоративной выгоде, совсем не слушая гласа народа!
Меня порадовало наличие таких активистов, которые не бояться критиковать власти за развязывание войн и вместе с тем, по-прежнему доверяющих своему правительству и здравому смыслу своей страны...

Двадцатое августа 2014 года.
Мы собирались в эту поездку долго. Сюзи, как всегда перед далёкой и долгой поездкой планировала: заказывала билеты на самолёт, а потом уже составляла маршрут и закладывала его в временные рамки, конечно советуясь со мной.
Поезда будет долгой и длинной — шесть недель с постоянными переездами с места на место, в основном по Калифорнии, но и по смежным штатам, через Йосемити, Йелоустон, Гранд Каньон, по городам: Сан Франциско, Прово, Лос-Анджелес...
Надеемся, что и с погодой нам повезёт. Мы выбрали раннюю осень, которая везде отличается устойчивой погодой...
Уже после полутора месяцев планирования и заказов отелей и аренды машин на всю поездку, в течении трёх дней собирали чемоданы, стараясь ничего не забыть.
На этот раз, чемоданы получились на редкость лёгкие, хотя внутри было много подарков. Но старались брать лёгкие коробки и одежды взяли не так много, как зимой. Мой чемодан весил около шестнадцати килограмм, у Су чуть больше — двадцать. С собой взяли ещё и лёгкие рюкзачки, в качестве ручной клади.
Перед отъездом, Су убралась в доме и постирала бельё и даже полотенца. После поездки, особенно длинной, долго приходишь в себя и потому, так приятно приехать «во всё чистое». После больших путешествий, просыпаясь среди ночи, часто, не можешь понять где ты и даже не узнаёшь свою комнату!
Двадцатого августа, в среду, встали в половине шестого утра, позавтракали как обычно и в семь часов, уже с чемоданами, вышли из дома. Погода была яркой и солнечной, а народу на удивление, и на улицах и в метро, было совсем немного.
До метро Холбон, мы ехали в полупустом автобусе, а там — прямая линия в Хитроу, терминал — два. Доехали с комфортом, сидя и я читал утренний номер бесплатной газеты «Метро».
Рейс Лондон- Лос-Анджелес авиакомпании «Юнайтед» отправлялся в десять тридцать пять. Но мы, проходили регистрацию и досмотр почти полтора час и вошли в зону отлёта, во время.
За полчаса до отправления объявили посадку и мы благополучно разместились на своих местах у окна. Самолёт большой, девять рядов кресел в салоне эконом класса, с видео, вделанными в спинки кресел. Как только взлетели и улеглось волнение и страхи на взлёте — Су до сих пор боится летать — включили видики и смотрели кино почти все десять часов лёта, с перерывами на два приёма пищи.
Кормили нас как и везде, пресной самолётной пищей, но чай и сок были настоящими. А фильмы о природе и рыбалке на Аляске смотрел с большим интересом.
Посмотрел и несколько боевиков. Первый раз смотрел «Бонни и Клайд» и восхитился американскими характерами. Ни с того, ни с сего пара вполне нормальных молодых людей стали грабить банки и убивать полицейских. Собралась команда странных «безбашенных» авантюристов и стали кататься по Америке на угнанных авто, по пути развлекаясь, грабя и убивая. Странное проявление индивидуализма и одновременно инфантилизма!
Посмотрел ещё знаменитый фильм с Кёстнером и Де Ниро - «Неприкасаемые».
. Напоминает российские, недавние девяностые, когда бандиты правили бал в стране. Только в Америке был один такой Аль — Капоне, а в России подобных были сотни, если не тысячи. Отголоски того страшного безвластия и беспредела, слышны кое-где ещё и сегодня. Но, народу молодого и отчаянного, погибло много и зверств тоже совершено не меньше!
...На подлёте к Лос-Анджелесу увидели и горы и город и океан. Когда сели, поняли, что здесь жарко, хотя и в самолёте мне было очень жарко.
Небольшая справка из Википедии о Лос-Анджелесе:

«Лос-А;нджелес (англ. Los Angeles, МФА (англ.): [l;s ;;nd;;l;s], исп. Los ;ngeles, МФА (исп.): [los ;a;xeles]; устар. Лос-Анжелос, Лос-Анжелес, Лос-Анхелес, также известен как L.A. и City of Angels — Город Ангелов) — город в США на юге штата Калифорния, находящийся на берегу Тихого океана. Крупнейший по численности населения в штате и второй — в стране (на 1 июля 2009 года — 3 831 868 жителей)[4]. Город является административным центром одноимённого округа, а также центром Большого Лос-Анджелеса — агломерации с населением выше 17 млн человек. Жителей Лос-Анджелеса называют «Angelenos» (произносится [анджели;нос]).
Лос-Анджелес является одним из крупнейших мировых культурных, научных, экономических, образовательных центров[6]. Также город — один из крупнейших мировых центров индустрии развлечений в сфере кино, музыки, телевидения, компьютерных игр...”

Аэропорт в Лос-Анджелесе большой, но запущенный и в семи терминалах почти нет магазинов, кафе и ресторанов. Хотели нормально поесть или купить воды, но не нашли, где это сделать и выйдя на остановку, стали ждать автобуса в Санта Барбару, в городок известный всем русским по бесконечному теле сериалу из девяностых годов.
Автобус опоздал на полчаса. За это время успели рассмотреть, что характерной чертой американского ландшафта, являются машины: легковые среднего и большого размеров и грузовики, очень большие с страшными собачьими мордами и выхлопной трубой над крышей кабины. Все они блестят лакировкой сквозь городскую пыль оседающую на крышах. Л-А, так в просторечии называют американцы Лос-Анджелес - пыльный город, в котором в жаркий день, смог, сизой тучей висит между гор.
Автобус наконец подошёл, мы загрузились и поехали.
Шоссе в сторону Санта Барбары шестирядное в одну сторону. Я таких, ни в Англии, ни в Европе, не видел. Однако пробки начались сразу на выезде из города. Машины медленно двигались сплошным потоком в обе стороны. Иногда, пробки, непонятно почему становились гуще, иногда на время разряжались и потом снова сгущались.
Было очень жарко и на холмах, вокруг, видна серая выжженная трава и низкорослые кусты. Кое — где росли кактусы с маленькими толстыми листьями. У дороги склоны с водяными промоинами, а на горизонте - горные вершины.
На холмах, не часто, стоят большие и хорошие дома. Там наверное и воздух чище, чем в долинах и вид на окрестности хороший.
Через час с небольшим выехали к берегу океана. Здесь, в зелёной долине много парников — изогнутые металлические прутья сверху покрытые полиэтиленовой плёнкой, выстроившиеся длинными рядами, впритык один к другому.
Море синее, спокойное с силуэтом большого острова вдали. Проезжали городки с известными по фильмам и детективам испанскими названиями: Сан Исидро, Санта Моника и так далее. Вид у городков не похож на европейский. Не понять бедные они или богатые. Скорее всего там живут и те и другие.
Наконец, въехали в Санта Барбару — городок киношный, для состоятельных людей. Нас встретила на машине Джоан, хозяйке первого Би энд Би — Бед енд Брекфаст. Довезла нас до дома, показала, где завтраки в холодильнике и где удобства, а потом уехала по делам.
Дом небольшой, с садом, высохшим за жаркое лето, с двумя спальнями, одна из которых стала нашей на две ночи. Джоан медсестра, поэтому не богата. Разведена и имеет двух детей подростков и собаку Люси. Дети несколько дней жили у отца и она туда поехала.
Устроившись, мы пошли ужинать в известное всем окрестным жителям, кафе. Сюда, как в клуб приезжают ужинать и местные жители и туристы. Еда здесь обильная, порции большие. Но всё невкусное и словно робот готовил. Стоит не дорого, но и не дёшево, что немного выпадает из общей картины. Большинство ресторанов и кафе в Америке, много дешевле, чем в Англии, и даже в России.
В это кафе, как впрочем и в другие места «общепита» приезжают на машинах и потому, большая стоянка перед кафе. Это обычный атрибут американских ресторанов.
...Начинаем жить по новому времени. Разница в восемь часов и потому, мы легли спать в Санта Барбара, когда в далёком Лондоне было уже раннее утро!
Ночью здесь прохладно и спали хорошо. Видел во сне легкоатлетические эстафеты, наверное потому, что перед отъездом из Лондона, смотрел чемпионат Европы по лёгкой атлетике...
Мой айпод, здесь работает нормально и я посмотрел свою статистику в «Проза.ру» и на «Избе — читальне»
Утром позавтракали одни — Джоан уже ушла на работу. Ели какие-то плюшки и пили чай. Потом собрались и пошли в город — в начале на море, а потом и в центр.
Перешли дорогу, по которой на автобусе приехали сюда и пошли вдоль жилой застройки, которая отделяла нас от пляжа. Мы спросили у какой-то мамы, бегом прогуливающей свою маленькую дочку в коляске, как пройти к морю, и она, не жалея времени объяснила нам всё подробно.
Вообще, народ в Америке, как и в Англии доброжелательный, однако часто плохо говорящий по-английски. Я недавно узнал, что около двадцати процентов американцев не говорят на английском. С этим фактом, мы часто сталкивались и в дальнейшем.
Это, одна из самых ярких социальных особенностей американского общества, особенно в Калифорнии — бывшей провинции Мексики, перешедшей к США только лет сто пятьдесят назад, после американо-мексиканской войны...
Мы шли вдоль обрыва, по зелёным лужайкам прибрежного парка и сверху смотрели на синий океан и на одиноких пловцов, путешествующих с веслом на больших досках — сёрфах. Здесь в начале зимы, во время перекочёвок, часто появляются киты разных видов, в том числе самые большие в мире, синие киты.
Наконец, по лестнице, мы спустились с прибрежных скал на пляж и разувшись пошли по песку и по воде в сторону марины, к пирсу выдающемуся в море и издали, похожего на пирс в английском Брайтоне.
Пройдя по колено в воде, участок пляжа затопленный приливом, мы вышли на широкую полосу песка, где разделись и пошли купаться. Это ведь большое событие — первый раз искупаться в водах американского Тихого океана, на другой стороне которого, где-то далеко, стоит российский город Владивосток, в котором я отслужил почти три года в Советской Армии. Там, я купался в заливе Петра Великого, в Тихом океане, уходя со службы в самоволки.
Замечательное время. Тогда я был молод и силён и купался с весны до осени, иногда в ледяной воде, совсем не опасаясь сильного волнения. Это было сорок с лишним лет назад и рассказывать об этом периоде жизни можно бесконечно!
Но возвратимся в Санта Барбару.
Вода здесь в океане холодная и потому, я плавал недолго, хотя Су, как обычно плескалась с полчаса, но наконец и она вышла. Мы оделись и пошли дальше. Обойдя пирс стороной, наконец, вышли на марину, заполненную множеством яхт.
В марине, на берегу, много рыбных ресторанов и пахнет, приготовленной на грилле, рыбой. Рядом большая автостоянка, занимающая много места, но являющаяся неотъемлемой частью любого публичного места в Америке. В этом, от Америки отстаёт не только Россия, но и Европа. Ещё раз удивлялись количеству и величине легковых автомобилей. И для всех автолюбителей, здесь, находится места на стоянках.
Именно Америка, сегодня является наглядным примером развитой машинной цивилизации. Здесь кажется и в туалет ездят на авто. С этой особенностью страны, мы будем сталкиваться
всё время нашего путешествия. И это создавало для нас определённые проблемы.
Более того — в Америке, развился своеобразный геноцид пешеходов. Но об этой теме мы ещё поговорим.
Миновав марину, вышли на центральную улицу Санта Барбары — Стейт-стрит и пошли по широкому, мощёному плиткой тротуару, мимо магазинов и магазинчиков, кафе и ресторанов.
Мне Санта Барбара понравилась своей чистотой, широкими улицами и невысокими домами, часто в испанском стиле с башенками, галереями, эркерами и арками.
Дошли до железной дороги и увидели двухэтажный поезд, гудящий сереной, как чудовище- левиафан. Американцы, вообще громкие люди, и может поэтому и машины здесь, не стесняются гудеть и поезда ревут оглушительно и тревожно!
Вспомнились ковбойские фильмы и сюжеты из времён ограбления дилижансов и поездов, лихими ковбойскими бандами...
По пути в музей - «Первая католическую миссия на побережье» зашли в магазинчик и купили американскую сим карту для нашего телефона.
«Олд-Мишен», куда мы направлялись - это музей-памятник освоения Калифорнии белыми переселенцами из Европы, построенной руками местных индейцев, для монахов — францисканцев.
Мне, становится понятно, что помимо поисков Эльдорадо, - земли, где золото валяется под ногами — одним из главных побудительных мотивов экспансии европейцев, были мотивы религиозные. Именно монахи стали проводниками, миссионерами христианства, а через него и цивилизации, в открытых а потом и завоёванных землях, как в Америке, так и в Азии. Свет добра и разума, распространялся по всему свету монахами, которые и способствовали «европеизации» индейцев, распространению европейского стиля жизни и христианско — европейской культуры. Помимо военных укреплений, на территории Америки строились католические миссии, которые служили школами «новой жизни» и «новой веры»!
Пройдя почти через весь город, мы пришли в «Миссию» часам к четырём. Это было большое, квадратное здание со стеной вокруг, с арками и галереями — типичными для испанской архитектуры в жарких странах Южной Америки.
Войдя внутрь, мы прошли в квадратной формы внутренний сад. Где монахи, с 1780-х годов обучали покорённых индейцам чумаши разным ремёслам и западному образу жизни, включая переход в католическое христианство, предварительно полу насильно их окрестив...
Потом были страшные землетрясения 1812-ого и 1825-ого годов, которые разрушили в Санта Барбаре и вообще в Калифорнии почти всё выстроенное пришельцами.
Но люди, со временем отстраивали и устраивали всё заново и продолжали жить.
Чумаши не только роптали на завоевателей, но бунтовали, например в 1824 году…
И одним из вождей индейцев чумаши, стал русский поселенец Егор Прохоров, которого и убили в конце концов. Этот факт свидетельствовал об успешном заселении Калифорнии русскими, которым был построен и городок Форт Росс. Калифорния могла тогда стать русской провинцией. Но не получилось, а жаль. Климат хороший, условия для сельского хозяйства тоже, а деревянные избы почти не боятся землетрясений!
Эту «миссию» тоже несколько раз отстраивали почти заново. Сейчас это здание окружённое стенами и внутри сад-кладбище. Ещё совсем недавно здесь проходили большие религиозные праздники, а сегодня, сделали музей, в котором можно увидеть картины, скульптуры и документы из истории становления Американской Калифорнии...
После «Мишен» мы пошли назад, снова по «Стейт-стрит. Встречали много богатых в испанском стиле поместий с садами, заполненными тропическими деревьями и цветущими садами.
Очень красив бывший суд, превращённый в памятник архитектуры, где в открытом саду, горожане делают пикники и вечерами показывают бесплатно кино, на которое собираются и туристы и местные жители. Вот хорошо бы и в России делать такие памятники и площадки для кино, концертов и встреч...
Наконец выйдя на центральную улицу, мы зашли в итальянский ресторан, на живописном перекрёстке с фонтаном и тропическими деревьями, с скульптурами людей и животных. Ресторан оказался хорошим, и мы, за те же сорок долларов, на которые поели вчера и не очень вкусно, замечательно пообедали в прохладе искусственного климата.
Надо отметить, что в Америке, практически везде кондиционеры, в том числе в поездах и автобусах, а в ресторанах подают в первую очередь воду со льдом. Здесь мы вкусно поели с домашним итальянским белым вином, что мне всегда особенно нравится.
Кажется, я начинаю понимать благоустроенность и богатство американской цивилизации, хотя на улицах нередко можно встретить навязчивых, если не наглых растрёпанных и заросших бездомных, которые часто похожи на сумасшедших. Но этим как-то особо отличается Америка даже от Западной Европы. Я называю это — капитализм в реальной жизни!
Наш мобильник с купленной сим картой так и не зазвонил и мы зашли в тот же магазинчик и купили там дешевый мобильник. Уже в сумерках зашли попить кофе в «Старбакс». Сидели там перед окном, пили кофе, ели замороженный йогурт и смотрели на улицу, где в сумерках, сверкая огнями, проезжали частые авто и изредка, мимо проходили пешеходы...
Первые впечатления от Америки и от Санта Барбары положительные. Видно, что страна богатая, хорошо организованная и благоустроенная. Богатства хватает, чтобы построить или купить себе квартиры и дома и потому, у подавляющего большинства никаких разногласий с правительством о проводимом ими курсе.
Но есть впечатление, что правительство и чиновники в нём мало касаются обыденной жизни большинства и потому, мало кто интересуется политикой, за исключением может быль среднего слоя «среднего класса», Нечто подобное можно наблюдать и в Англии, где многие просто не знают какая партия возглавляет парламент и кто премьер-министр.
Жизнь в этих странах движется за счёт деловой активности населения и налогов, которые отчисляют в бюджет богачи.
В России всё иначе. Жизнь уже и в двадцатом столетии была настолько трудной и драматичной с двумя войнами и революциями-контрреволюциями, что каждый понимает значение власти в этом постоянно катастрофальном обществе. Поэтому, все разговоры русских, рано или поздно приходят к политике и потом, уже надолго на этом останавливаются.
В отличии от Америки, Россия страна с коллективисткой психологией и потому, для граждан страны, важно кто и как ими управляет. Поэтому, такое неравнодушие и даже озлобление по отношению к властям, ещё и потому, что люди привыкли делегировать властные полномочия кому-то сверху, вместо того чтобы работать и устраивать жизнь на свой страх и риск!
...Отдохнув в кафе от многочасовой ходьбы, мы, уже в темноте, пошли в сторону дома, так как с автобусами в Америке большие проблемы. Об этом я расскажу ниже, ну а пока мы вышли на берег моря и пошли по асфальтированной тропе вдоль шоссе, в сторону дома.
Придя домой, посмотрели новости по нашим айподам — почти в каждом доме Америки сегодня есть Вай-Фай — сходили в душ и уснули, думая уже о завтрашней поездке на арендованной машине в Монтеррей.
Утром назавтра был густой туман.
Перед поездкой сходили в магазин купили продуктов на несколько дней, возвратившись собрали чемоданы, оставили хозяйке Джоан наши подарки из Англии - печенье в фирменной банке с изображением королевского герба и магнит с видами Лондона.
Ровно в одиннадцать подъехало такси и мы загрузившись, направились в сторону аэропорта, где собирались взять машину в аренду. Такси в Америке стоит дорого и за несколько километров пути, мы заплатили более сорока долларов.
Оформление машины произвели буквально за несколько минут и уже в двенадцать часов, мы сидели в роскошном и большом «Ниссане» Максима и ехали вдоль побережья, в сторону Монтеррея, который знаменит своим аквариумом и тем, что здесь жил и писал свои книги Джон Стейнбек.
Первое время, езда на незнакомой машине, хотя и с автоматической коробкой передач — в Америке сегодня таких большинство — занятие нервное и пока мы выезжали на шоссе, несколько раз попадали не туда и приходилось разворачиваться.
Наконец, выехав на шоссе ведущее по побережью на север, мы успокоились и помчались в неизвестность, хотя и хорошо оборудованную.
До Монтеррея было двести семьдесят миль — около четырёхсот километров и потому, мы спешили. День заканчивается здесь около семи часов вечера и потому, надо было в незнакомое место приехать ещё по свету.
Дороги здесь старые, неровные и с выбоинами, но переехав из графства в графство, мы попали на хорошую дорогу и у нас отлегло от сердца. Разрешенная скорость здесь, местами шестьдесят пять миль в час, иногда пятьдесят пять, но все едут, тем более при обгонах, на десять миль быстрее и мы быстро приближались к нашей цели...
В Америке движение правостороннее, как и в России. А в Англии — левостороннее, но Су водитель опытный. Она стала водить трактор отца в шестнадцать лет, а на машину села в восемнадцать и имея такой опыт, не только хорошо ведёт, но и чувствует настроение других водителей на дороге. Там где водитель впереди неуверенный - она ведёт осторожно и проблем в вождении по любым дорогам и странам, у неё немного.
Сегодня, в Америке, машины в аренду - почти всегда автоматы и какая-то разница в размещении коробки передач, при право или левостороннем движении, нивелируется этим автоматическим переключением скоростей. Рычаг переключения скоростей нужен только при начале движения, при движении назад, во время парковки и при конечной остановке.
Как я уже говорил, машины в Америке, в подавляющем большинстве большие, их очень много и поэтому такое лёгкое к ним отношение — это просто механизм для поездок, как телевизор для смотрения новостей или мобильник, для разговоров, когда скучно.
И потом, в богатой стране отношение к этим механизмам другое — это просто вещь, которую можно всегда заменить или купить новую.
В России все пока не так. Машина, особенно заграничная — это предмет гордости, показатель благосостояния владельца. В определённом смысле — автомобиль и особенно иностранный — является «социальной стигмой». Если у тебя «Мерседес» последней модели или мощная «Тойота-вездеход, то значит ты принадлежишь к «верхнему классу». Если «Лада — Калина» или «Москвич», то ты «отстойный» чувак!
Километров через сто, свернули с дороги «101» на «первую», она по размерам меньше, но идёт по берегу океана, по самым красивым местам.
В начале, на подъезде к океану, кругом были сухие, обожжённые солнцем холмы, почти пустыня. Потом холмы стали жёлто-зелёными — это там, где влаги побольше. А потом, начался серпантин, вдоль скалистого гористого берега, среди хвойного дикого леса среди ущелий и обрывов. Ехать, местами можно только со скоростью двадцать пять миль в час. Зато океан и горы вокруг красивы, как в документальных фильмах о Калифорнии.
Часа в два, в полдень, когда солнце плавит масло на бутербродах, остановились на берегу океана и съели свой пикник. Небо синее, солнце яркое и жёсткое, поэтому надо постоянно что-то иметь на голове. У Су, её любимая шляпа, а у меня бейсболка, которую подарил всем друзьям, в день рождения устроенный для них на Мальорке, наш друг Питер — богатый и щедрый человек. Но о нём я расскажу в другом месте...
Я уже, вчера сжёг себе кожу на шее и она побаливает от малейшего прикосновения. Вчера, по незнанию, мы целый день ходили под солнцем, не опасаясь солнечного удара.
...Через несколько часов поездки, заехали в паб, в небольшом городке по пути и закусив, выпили там чаю и кофе. Я боялся, что Су после еды, начнёт засыпать за рулём, как это иногда со мной бывает, когда после обеда одолевает сонливость от однообразного шума мотора и мягкого сидения. И потом, в Лондоне уже было одиннадцать часов вечера, а мы только въезжали на очередной участок трассы.
Вспомнил и рассказал Су, как мы с братом Толей, однажды, в октябре, всю ночь ехали в Орлик, в Окинскую долину из Иркутска.
Было холодно, на перевале уже лежал снег, да и в долине, тоже снег, но поменьше.
Ближе к утру, очень хочется спать и временами кажется, что едешь в каком-то снежном туннеле. Глаза сами закрываются и ты на мгновение засыпаешь, а потом чувство опасности заставляет тебя очнуться, ты вздрагиваешь и открываешь глаза. Такие мгновения очень опасны, когда ты ведёшь авто по плохой дороге. Но Толя, водитель тоже опытный и не спит за рулём никогда!
Часов около семи вечера въехали в Монтеррей, и по карте, которую отпечатали ещё в Лондоне, готовясь к поездке, добрались до дома Лю-Янь, хозяйки «Би энд Би» с четырьмя комнатами для гостей.
Это была маленькая, пожилая китаянка, говорившая с сильным акцентом по-английски. Она нас встретила, сказала где поставить машину, провела по дому, показала нашу комнату, кухню и познакомила с другими постояльцами, тоже китайцами.
Разместившись, мы пошли в город ужинать и после коротких поисков, остановили свой выбор на вьетнамском ресторане. Ели и смотрели по «телику» очередной американский футбол, смешную игру, где здоровенные молодые игроки борются за небольшой мяч, похожий на дыню. Игроки в шлемах и в форме, одетой сверху на защитную амуницию. Носятся по площадке как угорелые, сшибая друг друга с ног и наваливаясь сверху кучей.
Скучное зрелище!
Еда была сытная и мы запивали острое блюдо водой со льдом. В Америке принято подавать воду со льдом даже к вину и к кофе.
Вспомнил про вино и хочу добавить, что по дороге в Монтеррей, мы видели на склонах большие, ухоженные виноградники, иногда среди пожухлой обожжённой солнцем травы. В Калифорнии делают хорошее вино, потому что климат, местами похож на Средиземноморье.
Спали хорошо и проснувшись съели завтрак, который для нас приготовила и поставила в холодильник Лю Янь.
Часов около девяти, сели на свою машину белого цвета «Ниссан — Максима», мощную и просторную, и поехали в город, в «информацию». Мы туристы опытные и знаем, что помимо сведений о новом месте проживания, лучше иметь крупномасштабную карту. В «информации» нас любезно встретили служащие, дали карту, объяснили где бесплатно можно оставить машину и показали дорогу к «Аквариуму», одному из главных достопримечательностей Монтеррея! Билеты, бесплатно дала нам Лю Янь.
О Монтеррее и консервных рыбных заводах здесь писал Джон Стейнбек в своих книгах и «Путешествие с Чарли», чем и прославил здешние места. Су читала эту книгу перед отъездом в Америку.
Сегодня, на Конери Роу — улица на берегу океанского залива, уже нет тех заводов, которые делали шпроты и сардины в масле для всего мира. Был год, в те времена, когда эти заводы сделали в год около двух миллионов тон консервов. А потом всё пошло на убыль, потому что и рыбы стало заметно меньше. Сегодня делают только около пятидесяти тысяч тонн.
А тогда, здесь работали и мужчины и женщины, что было достаточно в новинку. Америка ведь консервативная стран. До сексуальной революции, здесь жили вполне по консервативному немецкому сценарию. Для женщин святыми были три места: «Китчен, Киндер, Кюхен».
Сегодня, в задании консервного завода, сделали большой аквариум. Точнее несколько огромных аквариумов, доходы от которого, наверное сравнимы с доходами бывшего консервного завода.
Аквариум большой и вокруг него создана целая индустрия развлечений и еды. И тысячи посетителей, от мала до велика осаждают это любопытное место!
Прежде всего привлекает внимание большой, с двухэтажный дом, аквариум с морским лесом из водорослей, в котором плавают и ныряют не только сотни видов рыб, включая акул, но и морские выдры — каланы. Каланы похожи на морских обезьян, потому что их мордочки лукавы и насмешливы, как мордочки африканских обитателей джунглей.
И рыбы, включая грациозных и страшноватых полутораметровых «серых акул», и каланы — неутомимые пловцы, в вечном движении. Они описывают круги и перемещаются с поверхности ко дну и назад, вверх. Это притягивает взгляды и завораживает. А вокруг, шевелятся зеленые высокие водоросли, вполне напоминающие лес на земле. Вода подсвечивается и потому, видны все детали зрелища до мельчайших подробностей.
Есть несколько отдельных аквариумов посвящённых, например медузам или морским моллюскам-крабам.
Невольно начинаешь восхищаться и удивляться многообразию форм и видов, которые предшествовали появлению человека на земле. Природа, в этом не расточительна, а предусмотрительна и потому, часть не жизнеспособных организмов умирала, а часть давала развитие и появлялись, в результате приспособления к меняющимся обстоятельствам, всё новые и новые виды и формы.
Мы провели в аквариуме пять часов, посмотрели и послушали представления с участием аквалангистов и служителей аквариума несколько представлений и лекций о жизни морских обитателей. После трёх часов зрелища, мы пошли в рыбный ресторан и пообедали, сидя на застеклённой веранде и наблюдая в окна за тюленями которые на берегу океана, под рестораном, устроили на камнях настоящее лежбище. Они грелись на солнце, кто-то спал, а кто-то дрался за удобное место на валуне, выступающем из морских вод. Всё это интересно и поучительно, потому что в обычное время такого нигде нельзя увидеть.
За это время мы выпили по бокалу местного вина и съели блюда из рыбы и креветок, оказавшиеся совсем невкусными. Лучше бы мы взяли что-нибудь на вынос, тут же перед рестораном работала открытая кухня в которой жарили и парили морские яства.
Потом, зайдя снова внутрь посмотрели ещё на каланов, которые напоминают байкальскую нерпу, только более «меховую» и серого цвета. На Байкале мы, в лимнологическом музее, видели не только нерпу, но и стада омуля и даже осетров, которые напоминают пресноводных акул. К тому же, мы имитировали погружение в батискафе на дно этого, самого глубокого озера на земле, и на круговых экранах видели и нерпу и косяки рыб и скалистые подводные берега.
...Потом перешли в затемнённое помещение и увидели в аквариумах вокруг, разные виды медуз, в том числе танцующих под водой, как водные балерины. Удивительное зрелище по красоте форм и движений!
После, перешли в комнату, где были аквариумы с разноцветными рыбками населяющих рифовые зоны в океане. Это уже был праздник цвета, Рыбки синие, зелёные, коричневые и красные, плавали перед зрителями поражая всех щедростью и красочностью природы. Каких только чудных сочетаний цвета здесь не было!
А мы вспоминали, ещё наше погружение с аквалангами в зоне рифов, неподалеку от побережья Австралии, где под нами, в океанских глубинах проплывали среди рифов стайки больших и малых рыбок, тоже удивительных форм и расцветок. Я запомнил это на всю жизнь, ещё и потому, что моя маска неплотно прилегала к губам, из-за усов и я наглотался тогда солёной воды, постоянно откашливая эту отраву. Но об этих наших погружениях я напишу в книге об Австралии...
В аквариуме много аттракционов для детей и взрослых и есть ещё разделы прибрежных птиц и даже пингвинов, которые напомнили мне грустных зверей в зоопарках Одна пара, пингвинов сидели рядом и не обращая внимания на галдящих посетителей, клювами вычесывали друг другу оперение.
Уже около шести вечера мы вышли из «Аквариума» и пошли, по улице вдоль моря.
На старой площади, откуда начинался этот городок, среди старинных по американским меркам зданий, проходил фестиваль турецкой общины. Очаровательная блондинка в лёгких шелковых шальварах, с полуобнажённой грудью, танцевала под зажигательную мелодию танец живота и мужчины, особенно молодые окружавшие сцену, смущённо прятали глаза и криво улыбались чему-то своему. — настолько соблазнительны были движения этой танцовщицы!
К машине, на стоянку, пришли уже часов в семь вечера и через десять минут уезды, уже сидели в своей комнате, в доме Лю Янь.
Вечером пошли гулять и видели только пустые улицы и рестораны с кафе, в которых сквозь витрины были видны редкие посетители. Городок, всё-таки провинциальный и к тому же лето заканчивалось, а потому все устали от праздности жарких дней летних дней и отсиживались дома.
Вот и мы, возвратившись домой, легли спать пораньше, и проснулись уже в шесть часов утра.
Лю сделала на завтрак для меня мясные дамплингс — пельмени, и я макая их в чесночный соус, с удовольствием позавтракал. Су как обычно ела вегетарианский салат.
Потом поели фруктов и напившись чаю, тронулись в сторону Сан-Франциско, попрощавшись с гостеприимной Лю...
До Сан Франциско было миль двести и мы имели в запасе часа четыре-пять - в двенадцать часов, нам надо было сдать нашу «Ниссан Максиму», в аэропорту.
По пути, на дроге идущей вдоль моря, останавливались в красивых бухтах, где видели отчаянных любителей, кататься на волнах на досках-серфах. Тяжёлая океаническая зыбь наплывала на берег и не доходя до пляжа метров тридцать, заворачивалась высокими гребнями и обрушивалась на пляж. В этот момент серферы, лёжа на досках, ускорялись, гребя руками, потом вскакивали на ноги и оседлав волну катились к берегу.
Издали, серферы напоминали стаю больших чёрных птиц или тюленей на воде — у них были тёмные костюмы.
Ещё, остановились в одном из прибрежных городков, в придорожном кафе, взяли себе пышные пирожки с яблоками и абрикосами и чай с кофе. Поели с большим аппетитом, разглядывая местных жителей, понимая, что больше мы никогда с ними не встретимся. От этой мысли меня каждый раз охватывает лёгкая грусть...
Поехали дальше и в уже в одном из пригородов Сан Франциско, попали в серпантин перекрещивающихся дорог на высоких бетонных эстакадах. Случайно съехали в сторону Сан Хосе. Но поняв ошибку и нервничая, возвратились и стали отыскивать нужный отворот. Наконец выехали к одному из терминалов и у полицейского, спросили дорогу к пункту проката автомобилей.
Приехав на место, сдали машину буквально за минуту и прихватив чемоданы сели в поезд — шаттл, который курсирует в окрестностях аэропорта.

Небольшая справка из Википедии о Сан Франциско:

«Город и округ в штате Калифорния, США, названный в честь католического святого (по-испански San) Франциска Ассизского[5]. Население в 2010 году составляло 815 358 человек, это четвёртый по численности населения город Калифорнии и двенадцатый в США. Площадь Сан-Франциско составляет 600,6 км2, из них суши — 121,4 км2, воды — 479,2 км2. Сан-Франциско расположен на северной оконечности полуострова Сан-Франциско. Бо;льшую часть своей истории он являлся самым населённым и важным городом области залива Сан-Франциско.
В 1776 году испанцы обосновались на побережье полуострова, построив форт у пролива Золотые ворота и основав миссию, названную в честь Святого Франциска. Возникший рядом с ней небольшой городок назывался Йерба-Буэна (исп. Yerba Buena, см. en:Yerba buena). В 1848 году, благодаря калифорнийской золотой лихорадке, город начал бурно расти. В этом же году он был переименован в Сан-Франциско. После разрушительного землетрясения и пожара в 1906 году город был быстро и практически полностью перестроен.Сан-Франциско является мировым туристическим центром[9], известный своими летними холодными туманами, крутыми холмами и сочетанием викторианской и современной архитектуры. В число достопримечательностей города входят мост «Золотые Ворота», остров Алькатрас, система канатных трамваев, башня Койт и Чайна-таун..."

Выйдя на нужной остановке, пересели на метро, которое здесь называется «Барт» и отправились на станцию «Мишен 16», откуда совсем недалеко до нашего отеля «Эль Капитан».
Америка — страна автомобилей и страна дорог. Взять на прокат авто очень просто и этим, Америка отличается даже от Европы.
Америка — типичный представитель машинной цивилизации. Со времён Форда, который открыл эпоху личного авто, прошло много времени, а дороги, строили во времена Депрессии, чем и спасались от нищеты и безработицы миллионы нуждающихся...
Именно Америка стала флагманом на пути развития машинной цивилизации и этим, она вместе с Западной Европой отличается от Востока, в том числе и от России...
На метро, тёмном и не очень удобном, доехали до своей станции и вышли на поверхность, катя чемоданы перед собой...
Первое впечатление — грязно, душно и главное совсем не богато. Спросили какую-то толстуху о дороге к нашему отелю. Но она только глупо смеялась и смотрела на нас масляными невидящими глазами. Я понял, что она с утра уже обкурена и не сознаёт что говорит. Мы едва отвязались от неё и пошли вперёд. Вскоре показалась вывеска «Эль Капитан» и мы вошли в подъезд. Лифта в этой гостинице не было и по крутой лестнице, пришлось тащить тяжёлые чемоданы к конторке портье.
Номер оказался заставлен старой мебелью и вместо ванной комнаты, была только раковина. Удобства и душ в коридоре.
Номер в этом сарае, стоит по тридцать фунтов с человека!
Уже позже, мы говорили с Су, что большинство иностранцев думают об Америке, как о богатой стране полной благообразия и технических чудес. Но это не так! А точнее, не везде так.
Много грязных улиц, пьяных бездомных, старых гниющих отелей. Благообразие есть, но они в богатых районах, а в бедных, тут же рядом, черз пару кварталов убогость и нищета.
Санта Барбара и Русский холм в Сан Франциско — это не норма, а исключение из этой грязной Америки.
Устроившись, мы не задерживаясь, пошли в город и доехав в тёмном метро до набережной, вышли в районе финансового Сити. Тут небоскрёбы, высотка-пирамида, похожая на лондонский «Осколок». Много магазинов и аптек.
На красивой, широкой набережной много туристов, интересный вид на остров Окленд, и два высоких и мощных моста, в разных местах залива. Один из них — Голден Гейт известен на весь мир высотой и видами с него на бухту.
А с многочисленных пирсов, отходящих в море от набережной, прогулочные и маршрутные корабли выходят в бухту и показывают туристам красоты города и окрестностей.
Долго шли по набережной, вдыхая ароматы моря и заходя на деревянные пирсы, откуда хорошие виды на Сити.
Ближе к Голден Гейтс и пляжам туристов становилось всё больше.
Здесь есть свой «Аквариум» и на одном из пирсов — лежбище крупных тюленей-морских львов. Они действительно рыкают друг на друга, как львы и норовят укусит острыми частыми зубами. Они длинной метра два с половиной, весом в несколько центнеров и покрыты густой коричневой шерстью, после воды выглядевшей блестяще чёрной.
С этого же пирса открывается драматичный вид на остров Алькатрас — Остров морских птиц. С середины девятнадцатого века здесь была знаменитая американская тюрьма.
В начале, это была военная тюрьма и ещё узилище для бунтующих индейцев. А потом стала тюрьмой для особо опасных преступников. Здесь сидел знаменитый Аль Капоне.
Количество камер достигает шестисот, а заключённых ещё больше. Отсюда пробовали бежать многие, но были или застрелены, или утонули в холодных водах залива, или были пойманы уже в городе. Всего пять человек исчезли бесследно и есть люди, которые верят, что они спаслись и остались на свободе.
На Алькатрас ходит паром, но билеты на него заказаны надолго вперёд. Поэтому мы не смогли на него попасть.
После длинной прогулки у моря, мы захотели есть и зашли в ресторан, расположенный в стеклянной ротонде, на набережной. Я заказал «бюргер» - популярная еда американцев. Су, как обычно вегетарианский салат. Обслуживала нас официантка Адриана, - весёлая польская девушка, которая приехала сюда на практику и изучает английский в университете, в Варшаве. Рассказывает, что ей здесь нравится, что американцы особенный народ, не похожий на европейцев — громкий и простодушный.
А у меня складывается впечатление, что громкость и простодушие — это от задержки в эмоциональном развитии. Они эгоистичны и обидчивы как подростки. Но это первые впечатления и вполне могут перемениться, после дальнейшего знакомства.
Пробовали возвратиться в район нашего отеля на знаменитом кабельном трамвайчике. Но тут всегда большая очередь из туристов и потому, мы решили возвращаться пешком.
Шли через Русский холм - дну из самых богатых частей Сан Франциско. Поднялись по крутому склону на верх, откуда открывается хороший вид на море и на город. Потом, так же круто стали спускаться вниз.
На холме ухоженные здания и дворики, а чуть ниже намного грязнее и много бездомных с мешками и котомками, небритых и страшных своими полубезумными глазами. Среди них есть и женщины.
Этот контраст богатства и нищеты, угнетает. Начинаешь думать о несправедливости и драматизме человеческой жизни!
На одной из улиц, прошли мимо русской художественной галереи. Вокруг с бокалами вина расположились бородатые русские художники и их женщины с весёлыми лицами. Вообще, русская речь здесь слышна довольно часто.
Интересно, что ещё в 1814 году, здесь побывала большая русская экспедиция. Связи России и Калифорнии известны издавна. Тут были большие поселения русских, в частности в Форт Росс. Я уже не говорю об Аляске, которую Россия продала Соединённым Штатам, не надеясь её освоить и удержать за собой. А Америка, в те времена, была недостаточно сильной чтобы противостоять России!
Пришли в наш район уже в половине десятого. Улицы пусты. Забегаловки и дешевые магазинчики закрыты. Автобусы, как и вообще общественный транспорт здесь работает неважно и иногда автобуса приходится ждать по полчаса.
После целого дня ходьбы, я едва добрёл до гостиницы. Побаливали суставы ног и рук — первый признак акклиматизации.
Как я уже говорил, отель старый, нечистый и неудобный. Души работают плохо — где-то вентиль отломан, а где-то идёт только холодная вода. Напоминает провинциальные российские гостиницы.
Кое-как помылись и легли спать. Слышимость во все стороны хорошая и потому слышны разговоры из-за стенки. Но мы так устали, что заснули сразу и проснулись только под утро. Но потом, опять дремали и встали только около девяти часов. У Су на поясе, на время наших походов, висит шагомер и потому, мы знаем сколько километров прошли. Вчера, нашагали около пятнадцати километров и для меня, человека сидящего в Англии за компьютером весь день, такие переходы равны медленному самоубийству.
Позавтракав в номере и попив чаю, отправились покупать проездной билет «Клипер», на станцию метро, где есть специальные кассы. Там, заполнили анкеты, показали английские паспорта и за девять долларов, со скидкой для пенсионеров, получили билеты на двадцать поездок, на всех видах транспорта.
В метро, где покупали «Клипер», темно и мрачно. Совсем другая картина в Лондоне и тем более в Москве, где станции метро выстроены были ещё в сталинские времена, как дворцы.
Мы объехали многие города на всех континентах земли, но такого великолепия. Как в московском метро не видели больше.
У кассы, познакомился с двумя русскими женщинами, которые тоже покупали проездные.
Они тут уже около двадцати лет, есть мужья и дети. Они программистки и потому, работой обеспечены и имеют приличную зарплату.
Когда я стал говорить, что Америка меня шокировала контрастом богатства и бедности, они стали оправдывать это тем, что в Калифорнии климат хороший и потому сюда собираются бездомные со всей страны. Ещё, они говорили, что живут неплохо и о России не скучают. Расстались дружески и я дал им адрес своего сайта.
Потом снова хотели прокатиться на кабельном трамвайчике по холмам города. Но снова отложили поездку, потому что и здесь большая очередь на эту достопримечательность Сан Франциско.
Прошли через Сити. Всё богато и ухожено — небоскрёбы с архитектурными изысками. Денег не жалеют, потому что это «Многоэтажная Америка». В магазинах «Уолгрин», есть много чего и почти всё, дешевле чем в Англии, хотя английская обувь дорогая.
Зашли в аптеку, где набор лекарств необозримый, на все болезни и вкусы. Купили женьшеневый чай и конфеты, которые я очень люблю и которые помогают мне сохранять жизненную энергию!
Улицы в Сити широкие, тротуары тоже, всё просторно, без экономии места и чистота почти идеальная. Здесь, тоже проявляется контраст между богатством и бедностью!
Пошли в Чайна-таун.
Ошеломительные впечатления от «другой культуры», локализованной в небольшом районе. Магазины, вещи с китайским «оттенком», пагоды и прочие атрибуты Китая. Всё яркое, небольшое по размерам, с раскосыми глазами. В магазинчиках много нефритовых зверюшек, полудрагоценных камней и изделий из них. На улицах китайские бумажные фонарики, в витринах фигурки-нэцкэ. И всё это в окружении небоскрёбов...
Здесь, как и везде, китайская культура не смешивается с европейской. Европа в исторической перспективе — это выскочка победившая мир на время, благодаря христианству. Но законы Конфуция много древнее а учение Дао, учит жить не торопясь и главное уважая предков, думать о будущем. Подлинное христианство, конечно. Тоже призывает отказываться от суеты и возбуждения алчности в человеке. Но сегодняшняя потребительская культура, заставляет человека гоняться за богатствами и удовольствиями и потому, так далека от заветов Иисуса Христа!
Сегодня Китай просыпается после тысячелетия сонного существования, найдя в социализме, адекватную форму для законов Конфуция, который постоянно говорит о народе, а не об отдельном человеке, как в Европе и в Америке.
Китайцы, сегодня представляют абсолютное этническое большинство в мире. Их общины — так называемые хуа-цяо, составляю неотъемлемую часть китайского этноса и потому во все времена будут проводниками китайской культуры.
Зашли пообедать в ресторан «Чайна - таун», известный нам из путеводителя.
Накормили нас китайскими блюдами, китайские женщины-официантки, до отвала. Это были дампллингс — пельмени с креветками, со свининой и лапша с кусочками говядины. После, пили жасминовый чай в красивом фарфоровом заварнике. И на десерт - мороженое с сладкими сухариком, в который была спрятана полоска бумаги с предсказанием судьбы. Я, по незнанию обычая, прожевал бумажку вместе с сухариком и заел мороженным. То есть, я съел свою судьбу и испугался — что-то будет со мной в будущем!
Часть не съеденного обеда, мы взяли с собой. В Америке зародилась традиция, брать недоеденное в ресторанах в картонные коробки и уносить с собой. Вот такую традицию, надо бы и в России завести.
У официантки — китаянки, узнали, где можно купить настоящий женьшень. Она указала нам магазин, в котором, порезанные и цельные корни женьшеня, хранятся на виду, в больших стеклянных бутылях. Купили по мелочи, потому что всё здесь стоит недёшево...
Возвращаясь в центр, по пути, зашли в церковь Девы Марии. Внутри, красивые скульптуры Христа и Девы Марии.
Есть здесь и деревянная раскрашенная скульптурная композиция Святого семейства. Дева Мария с Младенцем и Иосиф. Изображение Иосифа вместе с Марией и Младенцем — это церковная редкость, как в скульптуре, так и в живописи. И вообще. Иосиф — это всего лишь малозначимая деталь жизнеописания Иисуса Христа.
Тут же, потрясающей по драматизму Пьета — Снятие Иисуса с креста с Марией! Страдания Христа и Девы Марии переданы в этой композиции очень реалистично...
Америка до сих пор, является страной религиозной, хотя контраст между верой и неверием, сопоставим с контрастом богатства и бедности. Я думаю, что без Христовой веры, капитализм убил бы всё живое на земле. А здесь, кажется, что христианство является регулятором не только нравов, но и в экономике...
Пошли дальше и зашли в знаменитый книжный магазин «Сити-Лайтс». Здесь, в довоенные и послевоенные годы читали свои произведения левые поэты, прозаики, философы и социологи. На полках стоят разные, хорошо изданные авторы, в том числе из России: Толстой, Достоевский, Чехов, Булгаков...
Русских писателей по-прежнему любят и читают в Америке.
А дальше, стали подниматься по лестнице, кажется бесконечной, на один из самых высоких холмов Сан Франциско. Кстати — всего таких холмов в городе около пятидесяти!
Вид сверху на город и залив — замечательный. И от смотровой площадки, сбоку от лестницы, идет дорога — зигзаг, по краям улицы, утопающая в зелени и цветах, по которой одна за одной движутся автомобили. Эта дорога и лестница — тоже достопримечательность города!
Отдышавшись и полюбовавшись на панораму города, пошли вниз в сторону берега залива, через «Форт-Мэйсон» - бывший военный гарнизон. Дома здесь деревянные, внутри ограждения гарнизона, общественный сад, типа русского садоводства. Американцы-садоводы, в основном, на своих «сотках» садят цветы — овощей и фруктов полно в магазинах!
Потом, спустились по узкой тропке на набережную, в районе знаменитой шоколадной, фабрики «Джирарделли» Мы здесь уже побывали вчера и купили тут фирменный шоколад, для подарков на Рождество.
Отдыхая, долго сидели на лавочке, на набережной и смотрели, как в заливе плавают десятки пловцов, преодолевая определённую дистанцию. Тут были женщины и мужчины, в костюмах и просто в купальниках.
Вообще, тяга к соревновательности и спорту в Америке приятно удивляет. Это всегда альтернатива курению и пьянству, которым так заражена Россия!
Потом, вышли на остановку автобуса сорок девятого и доехали до «Мишен — 16», откуда совсем недалеко до нашего отеля. По дороге, в магазинчике купили продуктов и фруктов. А придя «домой», доели остатки обеда из китайского ресторана...
Здесь, в Сан Франциско, постоянно видим людей трёх этнических типов. Это белокожие англичане, азиатские лица с раскосыми глазами и мексиканцев. Надписи здесь, тоже часто на трёх языках: на английском, на испанском и китайские иероглифы.
И никого это не напрягает. Когда я думаю о попытке создать на Украине моноэтническое государство — то невольно начинаю сравнивать с тем, что в этом отношении делают и США и Канада. И похоже, что особо острых националистических скандалов здесь не бывает.
Отчасти такое положение было и в Англии, и во Франции. Но последнее время, неудачи в экономике и социальной политике, пытаются перевалить на иммигрантов. Камерон недавно заявил об ограничении эмигрантских потоков в Англию. Похоже, что национализм, начинает новое наступление и в начале, это заметно в Западной Европе, пока не добравшись до Северной Америки.
Легли в постель пораньше, и Су читала путеводитель, а я писал этот дневник.
Сегодня, ночью спали лучше. Наверное и устали вчера меньше. Да и привыкать к новому месту начали. Прошли за день всего около десяти километров.
Вернулись в свой район населённый в основном мексиканцами, как в гетто, несравнимое с Сити, по удобству и чистоте. Хотя глаз уже привыкает к запущенности и мусору на улицах, к заплёванным жвачкой тротуарам, пивным, рядом с которыми стоят пьяненькие мужики.
Нормальная жизнь, нормальных людей!
От российской провинции, местные жители отличаются темпераментом и громкими разговорами. В России, даже хулиганы ведут себя тише, а здесь не стесняются высказывать мнения и говорить о себе. Американцы — индивидуалисты и потому сколько людей — столько мнений.
В России коллективизм и поэтому, трудно узнать мнение отдельного человека. Человеческую массу, тяжело раскачать, как большую воду в океане. Но и инерция волнений тоже в России велика. Совершив политическую ошибку, массы долго не хотят или не могут её признать. Поэтому наверное, здесь, так редко говорят о политике, а в России, все разговоры рано или поздно возвращаются к политике и начинают ругать правительство, тем самым выгораживая себя и «своих».
Это можно объяснить ещё тем, что и в Европе и в Америке в двадцатом веке было меньше социальных катастроф и страданий, а в России, двадцатый век выдался самым драматическим, в силу национального коллективизма, на виду остаются начальники или власть и потому наверное, русские часто винят власти, а не себя.
Никто не хочет вылезать вперёд, все прячутся внутри стада. А правительство на виду. И видя свое «передовое» значение для страны и людей, правители, иногда, начинают преувеличивать свою роль в жизни народа. Отсюда и культы личности, как в положительном, так в отрицательном смысле. Ведь это процесс двусторонний...
Сегодня, двадцать шестое августа и даже здесь, по ночам прохладно и появился первый запах прелых листьев. На деревьях появились желтые листья и небо на закате, над океаном отдаёт зелёным!
После лёгкого завтрака, вышли на улицу. Погода хорошая — яркое солнце на синем небе и прохлада в тени. Солнце здесь непривычно жёсткое и потому, легко можно получить тепловой удар.
Уже привычно сели в метро на 16 — ой улице и доехали до места, где конечная остановка одного из маршрутов кабельного трамвайчика. Стоит очередь человек пятьдесят. Но трамваи маленькие и потому в первый и во второй мы не попали. На одном из ушедших трамваев, стоит дата изготовления — 1907 год!
Стоя в очереди, рассматривал массивные многоэтажки офисы вокруг. По архитектуре, похоже на сталинский стиль в СССР. Тогда и в Америке зарождалась империя, которая сегодня стала управительницей мира, в отсутствии СССР. Американцы, сегодня утверждают, что они стали победителями в «холодной войне». Но я думаю, что СССР, распался по вине само предательства партийной верхушки, которая захотела конвертировать власть в деньги и комфорт...
Много пожилых людей в очереди и я сам над собой смеюсь — очень нам надо кататься на этом трамвае?! Но туристический зуд, заставляет осматривать достопримечательности, чтобы потом говорить — я там был; я это видел...
Наконец мы сели в трамвайчик, у полуоткрытой стенки и смотрели во все глаза на проплывающие мимо улицы и переулки. Водитель, стоит у большого рычага и как ручным тормозом в машине орудует им, двигая то вперёд, то назад. Поднявшись на крутые холмы, трамвайчик весело бежал так же круто вниз. Панорамы города с вершины этих холмов, запоминаются...
Выйдя на предпоследней остановке, мы повернули назад и пешком пошли в сторону набережной.
Утро было ещё в разгаре и мы решили плыть на пароме в Сосалито — курортный городок на другом берегу бухты. Здесь издавна отдыхают и живут литераторы, художники и киношники.
Писатель Джек Лондон, и миллиардер Херст тоже жили здесь.
По пути на набережную откуда уходит паром, мы позавтракали в кафе, где официантом был молодой латыш, говоривший по-русски. Он сказал, что недавно сюда переехал и что всем доволен. Я не стал его разочаровывать, и не говорил, что жить первое время, как в гостях, в другой стране — всем нравится. Но потом наступают будни и начинаешь понимать, что ты гражданин второго сорта, что культура новой страны, сильно отличается от твоей родной культуры. И начинается ностальгия, которая трудно лечится и с возрастом, только усиливается...
Сели на паром и при свежем ветре пересекли бухту.
Проплыв мимо Алька траса, запирающего бухту, причалили к Сосалито и выйдя с парома, пошли гулять по городку. Какое — то время шли вдоль Марины, слушая, как в снастях яхт, свистит ветер. Увидели несколько домов на воде, в которых люди живут годами.
Это как в Англии, где по каналам ходят узкие длинные баржи в которых люди живут, изредка меняя место «прописки» судна. Здесь, та же ситуация, только баржи двухэтажные, но в остальном похоже. Ночью, в тишине, можно услышать плеск волн за бортом. Мы так жили несколько дней, на Мальорке, ночуя на яхте наших друзей и в иллюминатор рассматривая звёзды на небе...
На берегу, стоят рядком одноэтажные бунгало, со всеми удобствами и с видом на море. Подумалось - я бы тоже так жил, если бы появилась возможность.
А крутой склон над мариной, тоже застроен — особняки на сваях проглядывают сквозь зеленые джунгли...
Время двигалось к обеду и мы зашли в ресторан на берегу и сев за столиком на террасе, среди деревьев. Заказали обед, рыбу, которую нам посоветовал разговорчивый официант. Су заказала себе сол — вид рыбы, а я, традиционного лосося с грибами и кукурузой. Было жарко сидеть даже на открытом воздухе и очень кстати подали обычную для Америки воду со льдом.
Ресторан был дорогой и хороший. Блюда оказались самыми вкусными из всего, что мы ели в здешних ресторанах. Чёрно-коричневый соус в сочетании с грибами и кукурузой, хорошо поджаренный сочный лосось были вкусны необычайно.
Мы радовались яркому дню, вкусному обеду и говорили об американском английском.
Су специалист-лингвист и помимо преподавания английского знает ещё четыре языка. Она рассказывала мне, что в Америке, куда язык общения привезли переселенцы из Англии, язык развивался своим путём. И как любая колония, отделённая от метрополии океаном, в Америке сохранились слова которые в Англии уже не употребляются, в силу развития живого языка.
А я стал рассказывать, что в России тоже произошло нечто подобное, но после революции. Общеупотребимыми стали слова из простого народного языка, в то время как язык барский, на время утратился, оставшись в произведениях классиков.
Однако после контрреволюции в конце восьмидесятых, барский язык вновь стал возвращаться, а народные слова стали исчезать, в силу их «плебейского» происхождения.
В русской речи появилось много англицизмов, точно так, как французские слова встраивались в русский язык, во времена увлечения им российского дворянства в восемнадцатом веке. Тогда, Франция была мировой державой, а французский язык — стал языком богатых сословий, языком барской культуры, языком новоявленной «элиты» во многих странах...
Беседуя о причудах социальной лингвистики, мы закончили есть, расплатились и пошли дальше.
Обед стоил нам сорок один доллар, но в Америке всегда дают чаевые, начиная от пятнадцати процентов стоимости обеда. И все платят дополнительно сверх цены еды и питья. Есть ещё налог, который клиент везде платит сверх цены. Проще было бы этот налог включить в цену, но американцы к этом у привыкли и не замечают нелепости такого обычая.
После ресторана, мы вернулись к «дебаркадеру» — то есть причалу и пошли в другую сторону. Там, по кромке берега сделана бетонная тропинка для прогулок, и со стороны моря её защищают от волн, крупные гранитные валуны. И в этих валунах, наполовину затопленных, прячутся, от совсем маленьких, до приличных размеров, разноцветные крабы. Крабы вылезают на камни и греются на солнце, а заметив человека сползают в воду, скрываясь в каменных щелях.
В этой части Сосалито тоже много красивых богатых домов в которых живут богатые «францисканцы» и их обслуга.
Мы посидели на камнях, расслабились, подышали свежим морским воздухом и смотрели на далёкую линию горизонта. Было солнечно, тепло, но не так душно, как это бывает на берегу океана, в Коста-Рике, в тысяче миль от этого места на юг.
Я вспомнил, что и в Австралии, там, где юг меняет название на север, близко к экватору, тоже очень влажно и жарко. А в Сан Франциско хороший климат — тепло, но не так жарко.
Решили возвращаться в город автобусом, через знаменитый мост «Голден гейтс» и выйдя к остановке, сели на автобус номер девяносто два.
Дорога, после Сосалито поднималась в гору и потом выходила на мост, который протянулся над заливом на высоте около ста метров. Море блестит внизу, отражая солнце, а вокруг холмистые берега, обожжены ярким солнцем. Панорама незабываемая!
Спустившись по дороге в город, мы проехали Сити с небоскрёбами и высадились на запруженной большими авто, широкой улице.
К высотке «Ферри-билдинг», мы шли через Сити.
Прошли через замечательный парк «Ербо-Буэно» окружённый стенами из небоскрёбов. Тут было много воды, даже водопад среди бетонных стенок и площадок, и рядом, зелёный скверик, всегда заполненный отдыхающими клерками из соседних офисов и контор. Это организованное архитекторами рабочее пространство, даёт людям хоть немного, почувствовать себя «землянами» и прикоснуться к непокрытой асфальтом и бетоном, земле!
Сити в Сан Франциско красивый и богатый, чего не скажешь о том районе в котором мы живём.
В Ферри-Билдинг — рынок похожий на лондонский Ковент-Гарден. Тут тоже продают и еду и модные вещички. Легко дают на пробу продукты и мы попробовали несколько сортов оливкового масла с вкусным хлебом, а потом и сладостей.
А я вспомнил, как в шестидесятые годы в Союзе, всего ещё было полно и мы с друзьями ходили на рынок, в Иркутске и пробовали там чудное молодое вино у торговца грузина.
Это уже в конце семидесятых, страна постепенно стала нищать и даже продуктовые талоны появились. Парт номенклатура, явно не справлялась с управлением страной и нехватка необходимого достигла небывалых размеров. Неэффективность власти и привела к развалу Союза. Хотя это процесс сложный и его надо рассматривать как уравнение со многими неизвестными. Развал сельского хозяйства, а потом и лёгкой промышленности, начался с волюнтаристских «реформ» Хрущёва, а критика «культа личности Сталина», убила и идеологию социализма. К несчастью, реальное управление и самоотверженную работу на благо народа, тогда подменили на показуху, которую советские образованцы восхваляли во всех СМИ.
Маразм крепчал и в итоге, те же образованцы, воспользовавшись кризисной ситуацией совершили контрреволюцию и Союз распался. Но об этом — в другом месте...
Джина — наша знакомая, подруга дочери Ани, запаздывала на свидание с нами и отзвонившись, извинилась, что не успевает в назначенное время — она проводила совещание в одном из крупных офисов в Сити. Она менеджер в кампании занимающейся медицинским страхованием населения.
Мы знаем её ещё по Кембриджу, где она училась вместе с нашей дочерью.
С той поры она сделала карьеру и сегодня живёт в Бостоне, вместе с мужем, учёным-биологом. Джина кореянка, хотя родилась в Америке. Она закончила Ам-Эй-Ти — знаменитую Техноложку и стала инженером, а в Кембридже продолжила образование.
Она красивая, интеллигентная девушка, играет на скрипке и участвует в концертах, полупрофессионального симфонического оркестра в Бостоне. Это стиль жизни американского среднего класса, в основном выходцев из интеллигентской среды...
Мы сидели на лавочке у моря, когда появилась Джина и расцеловав нас, повела в библиотеку, здесь же в Ферри-Билдинг. Там, мы пили чай с плюшками и обменивались новостями за последний год. Джина, часто, это связано с работой, ездила по всему миру и заезжала к нам в гости. Мы знакомы с её мамой, которая однажды угостила нас вкусным обедом из национальных корейских блюд...
Когда после встречи, мы провожали её на метро, на площади перед Ферри-Билдинг, увидели много молодых людей, катающихся на скейтах, велосипедах и роликовых коньках.
Тут, по вечерам собирается молодая «тусовка», как и в Лондоне, в парках и в Ковент-Гардене. И всегда здесь привлекают к себе внимание, эмоционально возбуждённые личности, демонстрирующие свои почти цирковые умения и вызывающие чувство зависти у остальных...
По пути в отель, в маленьких магазинчиках на Мишен-стрит, купили овощи и фрукты, которые оказались совсем неспелыми и невкусными, хотя и красивыми на вид...
Акклиматизация, заканчивается. Пью крепкий женьшеневый чай, который купили в Чайна-таун. Суставы болят поменьше, однако ноги в коленях и в ступнях устают очень за день ходьбы. Но мы, постепенно приходим в себя.
Каждый день, по шагомеру Су, мы проходим по городу более десяти километров. Для меня, сидевшего целый год с утра до вечера за компом, такие нагрузки сродни нагрузкам спортсменов на сборах. Вот и надеюсь, что после путешествия, я похудею и стану выносливей, а дома уже займусь растяжкой, потому что в суставах и ноги, и руки плохо гнуться.
Двадцать седьмого августа, после завтрака, пошли немного в другую сторону, чем обычно и через два квартала, обстановка кругом изменилась.
Дома кругом зажиточные, тротуары чистые и бездомных почти нет. Правда в небольшом парке, около католической Миссии, обосновалась целая колония бездомных и среди них несколько женщин. Они в спальниках и в каких-то одеялах спали в тени деревьев. И никого, эти бездомные в религиозной стране уже не удивляют, потому что — демократия, и каждый выбирает свою дорогу в жизни! Получается немножко не по христиански, но так живут уже давно во многих странах белого света!
А мы шли мимо, в Миссию, которая была основана в 1870-е годы, монахом Хуаном Серра.
В Миссии музей, два храма, красивый сад-кладбище и магазинчик, где продают католические реликвии...
Сто лет назад, в Миссии, на месте разрушенного землетрясением Храма, выстроили новый, с башнями-колокольнями, с куполом над алтарём. В нём побывал и встречался с верующими, в 1984-ом году Папа Римский. Интересно, что мексиканское население Калифорнии очень набожно, и может быть христианство удерживает этих темпераментных людей от разного рода асоциальных поступков.
После Миссии, мы пошли в парк Буэна-Виста, что в переводе с испанского означает «замечательный вид». По пути, пообедали в китайском ресторанчике недорого и вкусно. Таких ресторанов в Сан Франциско великое множество и все имеют доход, чтобы существовать. Этот ресторанчик небольшой, но имеет постоянных клиентов из местных жителей...
Войдя в парк, стали подниматься по тропке на вершину холма. Потом тропка сменилась лестницей. Потом были мостики через овражки — все как в дикой природе. Кругом бурелом и кусты — видно, что парк растёт, как хочет. Тут же площадка для выгула собак и рядом детская площадка. Заметно что в Америке, собак любят так же, как детей, а иногда и сильнее. Кажется, что это от внутреннего одиночества тех, кто детей не имеет, а любить кого-то хочется. Вот и заводят собак — всё живая душа в доме.
Потея под жарким солнцем, поднялись на самый верх. А там ветерок с океана и прекрасные виды во все стороны. Среди кустов, растут заросли ежевики, где я пасся некоторое время, отыскивая среди красных ягод, чёрные, спелые и сладкие. Парк пребывает в запустении и потому, я чувствовал себя здесь, как в лесу.
Через время, спустившись к воротам парка, вышли вскоре на знаменитую Хейт-стрит. Эта улица славна тем, что именно здесь, в 1967 году, хиппи, устроили фестиваль любви — «Саммер ов лав»!
Сегодня, здесь много буддистских и тибетских магазинчиков и салонов, толкутся праздные молодые люди, вдыхая аромат «свободы». Один из молодых людей предложил Су купить марихуаны. Она отказалась и мы долго смеялись, что могли бы забить косячок, а потом покайфовать.
На этой улице многое напоминает о прошлом беззаботном времени, когда не было ни войн на Ближнем Востоке, ни террористов, ни возобновившейся холодной войны. Многие уже не помнят тех блаженных времён, когда летать можно было не проходя предварительного досмотра и охотничье оружие можно было приобрести по паспорту, по исполнению шестнадцати лет...
Будущее тогда казалось безоблачным и счастливым!
Но мир, постепенно меняется, и как ни странно, становится всё тревожней и опасней...
Найдя остановку автобуса номер семьдесят один, мы сели и поехали в парк Голден Гейт. Войдя в парк, попали в Японский садик. Красота там необыкновенная: вода, причудливо изогнутые стволы деревьев, бамбуковые и сосновые рощи, пагоды, каменные светильники и большая бронзовая статуя Будды, отлитая лет двести назад, в Японии.
В прудах вода, чистая и прохладная и с японских ажурных мостиков видны рыбы крупные и ярко красные; в рощах зелёные мхи, похожие на ковры и в одном месте — сад камней, который заставляет сесть и задуматься о красивой и многозначной символике земной жизни.
В этом небольшом садике, мы ходили и сидели задумавшись больше часа, а в конце, в кафе, выпили по чашке зелёного чая с жасмином.
Домой возвращались автобусом и троллейбусом. Перед тем как зайти в гостиницу, купили продуктов на ужин и на завтрак. В автобусе объявления остановок делают на трёх языках: английском, китайском и испанском и это показательный пример для Украины, да и для России.
Недавно я узнал, что в Америке, на английском не говорят около двадцати процентов населения. А это приблизительно около шестидесяти миллионов!
...После недели путешествия по Америке, можно сделать предварительные выводы, о характере народа и страны.
Америка — страна богатая, живущая в долг и потому хватает денег на разные социальные программы. Но победа консерваторов, может вернуть страну во времена дикого капитализма, настоянного на жёстком индивидуализме. Это может привести к дальнейшему имущественному расслоению и появлению большого числа люмпенов.
В случае экономических кризисов или природных катастроф, Америка может распасться на несколько этнических государств.
Ну а пока, Обама, как может, сдерживает этот процесс, при растущем недовольстве финансовых элит, не понимающих объективного направления исторического развития мира.
Я думаю, что будущее человечества будет основываться на учёта баланса личной свободы и общественной безопасности, размывая сегодняшние резкие границы между богатством и бедностью, между неравенством белых и чёрных граждан страны, исполняющих законы, как равноправные субъектов права!
Англия, в этом моменте, может служить примером для Америки...
...Сан Франциско делится, конечно условно, на три района. Это финансовый центр в Сити, средний класс живущий вблизи парков и скверов и бедные испаноговорящие районы, в одном из которых, находится и наша гостиница «Эль Капитано».
Очень многое в экономической и социальной жизни стран во всём мире определяется географией и климатом. В этом, Америка, лежащая между двух океанов, намного комфортнее для жизни человека, чем та же Россия.
Многие страны и Россия в том числе не имеют такого благоприятного для человека климата. Но трудные условия жизни заставляют людей двигаться, изобретать и выживать, а тепло и комфорт, навевают обществу «сладкие сны» довольства собой.
Об этом можно говорить известной метафорой: «Сон разума, порождает социальные чудовища».
Любой застой или желание жизни за чужой счёт приводит в конце концов к коллапсу социума, лишённого больших целей и трудных задач. В этом смысле социальному государству живущему в напряжённых условиях, принадлежит будущее!
Утром двадцать девятого августа поехали в Азиатский музей, расположенный в громадном здании бывшей публичной библиотеки, на площади ООН, напротив, тоже большого здания с огромным красивым куполом — Магистратуры.
Перед входом в Музей — бывшую библиотеку, установлен памятник изображающий в лицах, историю становления соединённых Штатов. Мы долго узнавали кто есть кто, и я подумал, что хорошо бы такой памятник, сегодня установить где-нибудь на площади в Москве, допустим рядом с памятником Юрию Долгорукому. Или в Питере, рядом с Эрмитажем, где-нибудь на набережной, рядом с Академией Художеств. А лучше, если эти памятники появятся и там и там!
Войдя в музей, поднялись на третий этаж и присоединились к бесплатному туру во главе с экскурсоводом, который происходит каждый час. Экскурсовод — видимо волонтёр, а это движение распространено и в Америке и в Англии, - пожилая женщина с энтузиазмом рассказывала о возникновении в Индии буддизма и жизненном пути самого Будды.
Буддизм, может быть самый интеллектуальный вид из ныне существующих религий. Многие американские и европейские интеллектуалы, уже в конце двадцатого века увлекались изучением буддизма. На них, во многом повлиял жизненный путь Будды, который, уяснив тщету жизни, ушёл из царского дворца, после длительных медитаций под деревом Атма - бодха, где ощутил просветление и стал жить как бродячий проповедник, собрав вокруг себя толпу почитателей и учеников.
Музей имеет одну из самых интересных коллекций азиатских древностей и потому, мы в течении нескольких часов, ходили по залам, рассматривая экспозиции, рассказывающие о духовном развитии азиатской части человечества, которое наверное началось с становления религиозных оснований, ещё в давние, древние времена.
За эти часы, мы устали и проголодались. В музее хороший буфет-ресторан, где мы, после просмотра экспозиции, съели блюда китайской кухни и запили жасминовым чаем.
Потом, по пути домой, посмотрели ещё одну достопримечательность города, - улицу «крашеных дам», как называют, несколько чисто американской архитектуры дома, выкрашенных в разные цвета спектра. Особенно эффектно, эти двухэтажные деревянные дома, смотрятся с холма, на фоне панорамы высоток Сити...
Потом, снова поехали на Хайт-стрит. Этот район до сих пор сохранил очарование свободной любви и наркотиков — цветная реклама приглашает весело провести время и наверное ещё поэтому, здесь, почти всюду, тянет запахом марихуаны.
После, сели на 71-ый автобус и приехали на берег океана, и по пляжу, пошли в сторону входа в парк Голден Гейт. Океан шумел тяжёлым прибоем, одиночки в плавательных костюмах катались на сёрфах, а мы, разувшись, шли по песку и любовались просторам земли и моря.
Пляжи здесь широкие и длинные и потому, можно идти по берегу десятки километров, вдыхая целебный морской воздух.
Рядом с пляжем, как обычно ресторан и кафе и небольшая экспозиция картин и фото романтической истории здешних мест. А неподалеку — вход в парк Голден Гейт, только теперь со стороны океана.
Несколько асфальтированных дорог пересекают парк по всем направлениям. Он, расположен на больших площадях песчаных дюн и высажен около ста пятидесяти лет тому назад, так же как парк Буэна Виста.
С той поры, деревья стали большими и мир несказанно изменился.
Америка, из провинциального захолустья, превратилась в мировую державу!
А основы сегодняшнего преуспеяния, были заложены тогда, сто с лишним лет назад, когда Америка стала «плавильным котлом» для эмигрантов со всего мира!
Идя вдоль дороги в сторону района Фридрикс, мы натолкнулись на вольер, обнесённый металлической высокой сеткой, за которой среди нетронутой высокой травы, как в прериях, паслись несколько бизонов. Их было семь особей, громадных и обросших чёрной шерстью, диких животных — символа Америки и освоения Дикого Запада белыми переселенцами из Европы.
На ногах бизонов, висела клочьями, ещё не перелинявшая, шерсть. От этого, когда они бежали, то казалось, что ноги обернуты в лохматые шарфики-гетры.
Один бык с большими рогами, стал объедать листья с куста, одиноко торчавшего среди травы, отрывая их с ветками. Другие мирно паслись неподалеку.
И вдруг, тот бык, что воевал с кустом, возбудился и кинулся вдогонку за одним из пасущихся бизонов. Они стали наперегонки бегать по кругу, а ещё один, повалился в пыль и стал кататься на спине, взбрыкивая копытами!
На какое-то время, словно проснувшись, остальные бизоны тоже устроили скачки...
Через несколько минут они успокоились и стали уходить от нас в глубину просторного вольера...
Когда в середине девятнадцатого века, белые охотники появились в прериях, тысячные стада бизонов, растянувшись на километры, бродили по прериям. Тогда их насчитывалось более двадцати миллионов. Через пятьдесят лет охоты-истребления — этих животных в дикой природе остались единицы и потому, несколько бизонов поместили в Голд-Гейт и они стали размножаться здесь.
Я был в восторге от этой встречи, потому что перед поездкой и не мечтал встретить этих животных в дикой природе. А тут, такая удача, хотя вольер — конечно это ещё не дикая природа.
Позже, в Йелоустоне нам повезло ещё больше — мы видели диких бизонов на расстоянии пяти метров от машины. Но об этом рассказ впереди!
Прошли по парку чуть дальше и увидели озеро и водопад рядом с ним. На берегу, не обращая на нас внимания, совсем близко, стояла, словно заснув, белая цапля.
Этот парк, иногда, производит впечатление дикого леса.
И вдруг, чуть вдалеке, вы видите зелёную луговину, со стриженной зелёной травой, зовущей вас отдохнуть, полежать на газоне и ни о чём не думая смотреть в синее небо! Или вот стайка детей, с криками, гоняет футбольный мяч по такой же луговине. А рядом, сквозь перелесок, видна синяя поверхность небольшого пруда, окружённого песчаным пляжем...
От парка добирались до «Эль Капитано» долго, с пересадками. Но на ужин, мы ещё успели попасть в известный мексиканский ресторан, где взяли на вынос два «бурито» - большой блин, в который завернуты нарезанные овощи или овощи с мясом. Я взял себе с мясом, а Су вегетарианский бурито. Сверху, такой свёрток обернут ещё фольгой и бумагой и потому, он долгое время внутри остаётся горячим.
Свёртки с бурито были тяжёлыми, почти по килограмму, но придя в номер мы, проголодавшись во время прогулки по парку, съели всё подчистую!
Этот ресторан порекомендовала нам по имейлу Аня, наша дочь, которая уже несколько раз была в Сан Франциско и бывала в этом ресторане с подругами. Ещё, в своём послании, она писала, что дома всё хорошо и что она, очень сожалеет о невозможности оказаться вместе с нами, в Америке...
Утром следующего дня, мы встали рано, собрали наши чемоданы, поблагодарили комнату за приют и отправились на метро в сторону аэропорта Окленда, соседнего города, отделённого от Сан Франциско заливом.
Там, мы пересели на «шаттл» и из первого терминала аэропорта, отправились на автостоянку проката машин, где взяли уже вторую за эту неделю машину на прокат, - небольшой и не очень мощный «Форд».
В час дня, нервно позёвывая, (каждая новая машина — это новое привыкание и всегда некая опасность) выехали со стоянки по схеме дорог, которую нам дали здесь.
В начале, мы несколько раз ошибались и сворачивали не в ту сторону, но потом освоились и покатили вперёд!
Надо сказать, что в Америке много японских машин, славящихся комфортом и надёжностью. И как ни странно, «Фордов» - первых американских легковых машин, совсем немного. Можно сделать вывод, что японцы научились делать машины, лучшие, чем у американцев!
Их много здесь, ещё и потому, что легко доставлять их Японии, на западное побережье Америке и в частности в Калифорнию...
Только выехали из Окленда, как попали в часовую пробку из-за ремонта дороги. Вырвавшись из пробки, мы снова «помчались» по 101 дороге. Шоссе идёт вдоль красивого берега океана, среди пляжей и скальных уступов и потому, скорость здесь не превышает в среднем тридцати миль в час.
Дорога с прекрасными видами привлекает множество моторизованных туристов, а если это автобус, то он на серпантине горной узкой дороги «тормозит» и за ним выстраивается целая колонна легковушек.
В одном месте остановились и смотрели на громадных океанических обитателей, - слоновых тюленей, которые лежали в песчаной бухте и вяло обсыпали себя песком, встряхивая ластами, как детскими лопаточками. Длиной они около пяти метров и весом более тонны.
После поехали дальше и я, охал и ахал, видя скалистые ущелья, покрытые соснами, справа и скалы в океане, слева. К тому же, закат был багрово-жёлтым и солнце, с трудом пробивалось сквозь тяжёлые тучи на горизонте.
После полудня, когда мы пообедали на придорожной стоянке и отправились дальше, по карте определили, что впереди ещё половина пути и значит мы опаздываем в Мендесино, где заказали домик...
На закате, минуя сам городок и милях в трёх от него, увидели нашу вывеску, «Орчард- Кабин», куда и свернули, вздыхая с облегчением — успели по свету.
Очень неприятно приезжать в темноте на новое место и разыскивать свою стоянку, не зная местности и названий.
Вечером, уже разместившись в отдельно стоящем в лесу уютном домике с верандой, мы осмотрели базовый дом с кухней, гостиной, душем и даже камином. Нам всё очень понравилось, потому что мы жили метрах в семидесяти от этого дома, в лесу, на краю луговины, по которой, как позже выяснилось, гуляют дикие индюшки и олени.
Осмотревшись, мы поехали в Мендесино и купили в супермаркете продуктов, а возвратившись в домик, приготовили ужин и поели, сидя в гостиной.
Там познакомились с Адриен, которая жила в домике по соседству с нами. Узнав, что я русский, она сказала, что её муж тоже русский, - Заика Пётр — художник и скульптор. У них есть дочь, - Анастасия Петровна Заика, которая поехала в Турцию, а потом в Россию, разыскивать свои корни.
Видимо предки Петра, воевали вместе с Врангелем, против Советской России, а потом их вывезли в Турцию, в Галлиполи, а уже потом, они перебрались в Америку.
Вообще, Северная Калифорния полна Русских речек, Русских галчей (долин) и вообще потомков россиян, имевших большую факторию в Форте Росс.
Вот краткая справка в Википедии, об основании Форта Росс:

«Решение о создании крепости и русского поселения в Калифорнии принял А. А. Баранов. Чтобы найти место для поселения, были предприняты три или четыре экспедиции под руководством служащего Российско-американской компании коммерции советника Ивана Кускова 1808—1809 и 1811-1812 года. Кусков обратил внимание на плато в 30 км к северу от залива Румянцева (ныне залив Бодега), отделённое от остальной местности глубокими ущельями и окружённое строевым лесом и пастбищами. В десяти километрах протекала река, названная им Славянкой (ныне Рашен-Ривер, переводится как Русская Река).
Здесь весной 1812 года Кусков с 25 русскими колонистами и 90 алеутами[2] основал укреплённое поселение, названное 30 августа (11 сентября) Росс[3]. Хотя на эти территории предъявляли права испанцы, территории практически не были ими колонизированы. Их непосредственными хозяевами выступали индейцы племени кашайа-помо, которые, по некоторым данным, разрешили русским использовать землю для создания Росса за три одеяла, три пары штанов, два топора, три мотыги, несколько ниток бус[4].
Росс был самой южной русской колонией в Северной Америке и создавался как сельскохозяйственное поселение, предназначенное для снабжения Аляски продуктами питания. В первые годы компания также уделяла внимание развитию в Россе торговли пушниной, однако основой его экономики стало сельское хозяйство и мелкая промышленность...”

Колонизация русскими Калифорнии — это отдельная глава из жизни России. Но вот мюзикл «Я тебя никогда не забуду» - трогательная история русского моряка и мексиканской девушки, знают почти все мои современники!
...Ночью, на тёмном небе сиял осколок луны, мерцали звёзды и хорошо был виден Млечный Путь.
Я растопил печку и приятное тепло распространилось по небольшому пространству внутри деревянного домика. Мы засыпали в тишине, улыбаясь и радуясь возможности хотя бы несколько дней пожить «вдали» от людей.
Под утро, стало прохладно, потому что печка совсем остыла, но мы спрятались под толстые одеяла и чувствовали себя вполне комфортно
Зато воздух тут был чист и свеж «как поцелуй ребёнка», а утром вершины сосен в округе окрасились золотом, встающего на востоке солнца.
Надо добавить, что здесь, вечером солнце багровым шаром медленно окунается в океан и выглядит всё это необычайно красиво!
Ночевали, словно в настоящем сибирском зимовье. Как я уже говорил, с вечера, затопили металлическую печку и блаженствовали, чувствуя запах горящих дров, который так напоминает жизнь в сибирской деревне!
Утром, когда вышел из избушки, услышал треск веток в лесу и подумал, что это олени убегают с поляны, где кормились...
Чуть позже, пошли завтракать в гостевой дом, приготовили бутерброды и попили чаю. Но не стали жарить — парить, потому что торопились идти гулять по окрестностям.
Перейдя дорогу, попали на дикую луговину, простирающуюся до океана, заканчиваясь там, скалистым обрывом.
Тропа, сделав полукруг, по, заросшей травой, прибрежной плоской поляне, снова вывела нас к дороге и пройдя под мостом, направилась дальше, в «калифорнийскую тайгу» Здесь растёт красивая, с длинными хвоинками собранными в пучок, сосна Дугласа, а чуть дальше и повыше, на холме, рощи рэдвуда — красного дерева.
Это волшебное дерево служит и материалом для строительства домов, и «освежителем» воздуха в лесу, почти не горит, благодаря особым свойствам толстой коры и достигает крупных размеров, возраста и огромной высоты.
Я любовался этими могучими, стройными деревьями и в который раз подумал, что американцам повезло с красотами и особенностями, благосклонной к человеку природы.
Вот некоторые сведения о секвойе — дереве из породы редвуд:

«В настоящее время вечнозеленая секвойя растет лишь на узенькой полоске прибрежной земли между горами Кламат в Южном Орегоне и заливом Монтерей в Северной Калифорнии, а гигантская секвойя украшает склоны гор Сьерра-Невада. Лучшие образцы вечнозеленой секвойи растут в национальном парке Редвуд на севере калифорнийского побережья, а самые крупные гигантские секвойи находятся в национальном парке Секвойя в Центральной Калифорнии.
Ископаемые образцы говорят о том, что эти гигантские деревья существовали уже в юрский период, между 208 и 144 миллионами лет назад, и занимали тогда большие территории в северном полушарии. Теперь они растут в сравнительно небольшом регионе, протянувшемся на 450 км. от южного конца Сьерры-Невады в Калифорнии на север до гор Кламат в Южном Орегоне. Размеры этих лесов в настоящее время сильно сократились в результате активной эксплуатации. Видимо, первоначально деревья покрывали территорию в 6131 кв.км., но в настоящее время их гораздо меньше и они, в основном, встречаются в двух охраняемых местах. Национальный парк Редвуд, объявленный природным наследием, занимает пространство в 425 кв.км., а национальный парк и биосферный заповедник Секвойя 1629 кв.км.
В национальном парке Редвуд преобладает вечнозеленая секвойя, Sequoia sempervirens - самое высокое дерево, растущее ныне на Земле. Обычная высота деревьев - 90 м, но одно из них вытянулось до 113 м. Деревья встречаются на обращенных к морю склонах и в долинах гор берегового пояса, где они практически ежедневно окутываются теплым морским туманом, приносимым с Тихого океана. Ствол заключен в толстую, волокнистую, малогорючую кору. Молодые деревца ветвятся по всей длине, но с возрастом нижние ветки отпадают и вверху формируется сомкнутый полог. Он практически не пропускает света к земле, в результате подлесок развит достаточно слабо, поскольку здесь могут расти лишь папоротники и другие тенелюбивые растения наряду с редкими молодыми секвойями. Взрослое дерево дает множество семян, но лишь малая часть их успешно прорастает, а те, которые проросли, вынуждены бороться со слабой освещенностью. В естественных условиях такое медленное воспроизводство было бы вполне достаточным, так как деревья могут прожить 3000 лет, но при более активной эксплуатации леса молодые деревья появляются недостаточно быстро, чтобы компенсировать порубки...”

...Позже, мы попадём в парк «Секвойя», но об этом я расскажу в другом месте моих записок.
Проходя по лесной тропинке, между крупными и высокими деревьями, встретили мужчину в ковбойской шляпе, прогуливающего собаку.
Разговорились — он местный житель и переехал сюда после ухода на пенсию. Узнав, что я русский, он с гордостью заявил, что его дед тоже был русским. Мы стояли и разговаривали минут десять. Наш новый знакомый, интересовался жизнью в России с большим и благожелательным интересом.
Ему семьдесят четыре года, но на вид можно дать не больше шестидесяти, ещё и потому, что живёт в этом замечательном краю. Когда я сказал, что теперь он будет моей ролевой моделью и я тоже, как он, постараюсь не стареть — он рассмеялся, но был доволен. Ведь он встретил, почти что земляка и так интересно поговорил о похожести россиян и американцев!
Тропинка, была сделана так, что после рэдвуда, мы попали на плато, которое было размыто дождями и представляло из себя сухое болото. Возможно, когда то здесь тоже был густой лес, но его вырубили и почва лишённая тени и влаги густого леса, высохла, превратилась в пыльную глинистую поверхность, заливаемую дождями...
Возвратившись к побережью, мы пошли «домой» пообедали там, и после небольшого отдыха в нашем домике, вернулись на побережье, к океану.
Спустившись в небольшую бухточку, в которой был песчаный пляж, мы разделись и стали купаться в больших волнах. Вода была прохладная, да и плавать не очень удобно из-за больших волн. Но солнце светило ярко на синем небе и на песке было тепло.
Нашими соседями по пляжу были две девочки с мамой, которые искали на берегу медуз — джеллифиш, а потом собирали из в небольшой лужице, образованной в песке. Мы обменялись восторженными замечаниями по поводу этих чудесных существ, прозрачных, с студенистой плотью, с яркой, почти алой сердцевиной.
Потом, мы долго бродили по пляжу, исследуя окрестности и заходя в чистую тёплую воду ручья, впадающего в этот небольшой заливчик...

Озеро Тахо и Йосемити.

Бродя по песку широкого пляжа и вглядываясь в живописные обрывы, окружающие его, я невольно вспомнил свою службу в армии, во Владивостоке, на острове Русский и свои походы на море, в самоволку.
Вспомнил осенние штормы, когда вода перемешивалась и в несколько дней стала просто ледяной.
И вот последняя моя самоволка.
Я пришёл на берег, разделся и не спеша, презирая трусливую дрожь тела, вошёл в воду. На берегу, стояли матросики в бушлатах и когда они увидели меня в воде, то стали ёжится и судорожно передёргивать плечами.
А я поплыл в море, разводя руками мёрзлых медуз, которые сотнями, тысячами покрывали поверхность воды.
Выйдя из воды, я насухо протёрся жёстким вафельным полотенцем, быстро оделся и неспешной рысью побежал назад, на сопку, до которой было километра три по лесу.
Сегодня, на острове Русский построили университет, провели туда с материка большой мост и этот район Владика, стал одним из самых современных.
А тогда, тут стояли только «флоты», и наш полк ЗРВ, в котором мне и посчастливилось служить. Те времена, сейчас, я вспоминаю как одни из лучших в моей длинной жизни. И отношение к тому что я пережил и перечувствовал тогда, переменилось.
Сегодня, я думаю, что армия для меня была как монастырь, где я научился жить с другими незнакомыми людьми, собранными в одном месте, где я понял силу приказа и ответственность не только подчинения, но и командования. Некоторое время, я был даже сержантом и потому приходилось иногда командовать десятью подчинёнными мне людьми.
Есть хороший афоризм: «Не научившись подчиняться — не научишься командовать!»
Из армии, я вернулся совсем другим человеком, что и помогло мне в моей дальнейшей жизни...

На обратном пути в наш домик, я влез в кусты ежевики и лакомился чёрными, похожими на малину ягодами, вспоминая Англию, где ежевика растёт и в парках и на луговинах в пригородах. Там я обычно и восполняю недостаток живых витаминов в своём рационе. Кстати, это одно из свойств русского человека-умение питаться подножным кормом. Англичане и вообще западноевропейцы, утратили эти навыки природного человека. А в русском — они сохранились!
...После ужина в гостевом доме, разговорились с одним постояльцем — итальянцем из Болоньи. Он преподаёт право в одном из университетов и занимается проблемами права в неврологии. Иначе говоря, применение права в экспериментах на генетике человека. Этот итальянец с восторгом говорил о каком-то русском профессоре и в его репликах проскальзывало уважение к России и русским людям. И это, несмотря на русофобскую пропаганду по подаче западных правительств в СМИ.
А я стал говорить итальянцу, что простые люди, по моим наблюдениям, относятся уважительно к русским людям, может быть вспоминая победы Советской Армии над Гитлером.
А вот чиновники, особенно молодые, не знают истории и потому, особенно агрессивны к России, в силу промытых, антирусской пропагандой, мозгов!
Потом, мы пошли в свой «Орчард-кабин» и растопили печку. Через полчаса, в домике стало тепло и мы уснули. Перед засыпанием я вспомнил, что последний раз растапливал такую металлическую печку в Окинской долине, в зимовье. Туда, в самый западный улус Бурятии, мы ездили с братом на охоту и жили несколько дней в таёжном зимовье. Там много медведей, изюбрей и говорят, что в горах живёт несколько снежных барсов.
Несколько раз я пытался организовать там, экспедицию по поискам снежного барса.
Но об этом я написал в другой книге...
Утром, на красивом солнце восходе, поднялись, позавтракали в уютном гостевом доме и уже в половине девятого, выехали с грустью, из своего лесного домика. Мы жили здесь, как в комфортном таёжном зимовье и это породило во мне череду грустных воспоминаний, давно ушедших времён...
До озера Тахо — нашей следующей остановки — путь предстоял долгий. За день надо было проехать по красивейшим местам около пятисот километров и потому, наша грусть расставания с «Орчард кабин», скоро сменилась любопытством и восторженными восклицаниями.
Наш путь проходил через леса красного дерева, через таёжные долины, наполненные утренними сумерками, под ярким золотым восходящим солнцем! Это был лес Джексона — так называется этот район.
Осталось незабываемое впечатление от леса, полного тени заполняющей пространства между дубравами стройных, высоких могучих деревьев. Воздух тут свеж и прохладен и пахнет сосновой смолой, а дорога вьётся ровной чёрной змейкой, открывая перед посетителями этого райского уголка всё новые и новые замечательные виды.
Временами, лес на обочинах дорог стоит непроглядной стеной и крутые склоны сменяются обрывами и высокими скалами-останцами. И всё это цветёт и зеленеет на пространствах очередного национального парка — места, где проводят свой отпуск многие американцы.
Синеватые тени прячутся от солнца в чащах и каждая новая долина, кажется краше предыдущей.
Однако, не бывает вечной красоты или вечного счастья!
Вскоре сквозь просветы лесных склонов, появились островки желтых выгоревших прерий и снова начались холмы, с редкими кустарниками, посреди выжженной солнцем, травянистой полупустыни.
Вскоре дорога вывернула к берегу озера и в очередном поселении на берегу. Мы решили пообедать.
Остановились поесть в «кантри-китчен» - деревенской кухне, в которой подают домашние сосиски, жареную свежую картошку, чай и кофе. И все это быстро и дешево.
Это кафе — настоящий клуб для пожилых людей живущих в округе и приезжающих сюда на воскресную утреннюю службу. Тут же останавливаются туристы, путешествующие по этому краю.
Хозяева тоже верующие люди и знают всех, кто заходит к ним поесть после службы. Атмосфера самая дружественная.
Озеро верхнее, на берегу которого стоит этот посёлок — рыбное и сюда приезжают особенно летом и осенью сотни-тысячи рыбаков часто имеющих тут и домики и моторные лодки с которых и рыбачат. На берегу - множество небольших пирсов со стоянками маломерного флота. Спортивное рыболовство стало главным магнитом, притягивающим в эти места туристов-рыбаков...
После прохлады «красных лесов», здесь, с утра до вечера хозяйничает солнце и потому, ковыльные степи вокруг выгорели и окрасились в жёлтый цвет. Просторы этих «ковыльных» степей и холмов, впечатляют...
Потом, вдруг, перед нами открылась широкая зелёная долина с громадными ухоженными, промышленными садами, виноградниками и «арыками», которые и доставляют воду фруктовым деревьям из большой реки и окрестных озёр.
И эти зелёные, словно стриженные под одну гребёнку сады, служат контрастом безжизненным пейзажам прерий, которые только весной окрашиваются в зелёный цвет травы, выгорающей уже к июню.
А потом снова сосновые леса, горы и изумительные виды, прямо от дороги на высоких местах, откуда открываются безбрежные просторы американской тайги.
Мы остановились на одной из этих площадок.
Прогулялись вдоль обрыва, с которого открываются как минимум три линии горизонта- ближний, средний и дальний, синеющий вдалеке и уже плохо различимый. Лесной воздух наполненный ароматами хвои, синее безбрежное небо. Зелень сосновых рощ — всё это поражает своим величием!
...И вот, после долгих часов езды, мы попадаем в окрестности озера Тахо, в это райское место с умеренным климатом, густыми лесами и курортными городками, вдоль побережья.
Здесь много дорог, много машин, много домов и людей, вдоль берегов. Много лодок на воде и у берегов, песчаные пляжи и это всё похоже на бесконечный праздник!
С учётом «Дня труда» приходящегося на понедельник, у трудящихся Америки три дня отдыха и потому, многие из них приехали из близка и далека, купаться, загорать и пить пиво.
На этом, самом чистом озере в Америке, всё побережье превратилось в сплошную улицу и одно поселение сменяется другим, без ярко очерченных границ. При этом, большинство домов деревянные, в основном двухэтажные, красивые, сухие и просторные, стоящие прямо в сосновом лесу.
Впечатления от этих посёлков удивительное, потому что по сути, здесь, люди живут в лесу. И как-то особенно становится понятно, что Америка страна богатая, и потому, в отсутствии нищих и бездомных, которым нечего делать в лесу, вы, почти по Марксу, попадаете в полосу, выстроенного здесь «локального социализма»
После мира бездомных и латиноамериканских бедняков в Сан Франциско, на берегу озера Тахо, мы встретили постоянный достаток и довольство жизнью.
Мы ещё не видели здесь дворцов откровенных богачей миллиардеров, но они конечно есть.
Не видели мы здесь и бедняков и тем более нищих бездомных. Но средний класс — рантье, обслуга курортной жизни и прочие работники сферы развлечений представлены здесь в изобилии.
И эти три сословия, определяемого в основном количеством денег, формируют всю социальную жизнь Америки. Очевидно, что социальная структура американского общества держится на «среднем классе». И озеро Тахо — это район расселения именно среднего класса...
Но об этом подробнее в конце книги, в резюме к нашему путешествию.
Подъехав к озеру, мы, в начале свернули в Тахо-сити, но потом съехав с автострады, по живописной местной дороге вдоль озера, по, минуя городок Кингс-Бич, приехали в место нашей остановки здесь, на три дня, городок называемый Инклайн-Виллидж.
Хозяйки не было дома, дверь была не заперта, мы вошли и по записке в дверях узнали где наша комната. Хозяйка была на концерте. Я обратил внимание, что двери домов в сельской Америке не закрывают, потому что не боятся воровства или грабителей.
Наверное это оттого, что общий уровень жизни высок и уже давно, нет желающих обогащаться за чужой счёт. К тому же здесь живут в основном верующие семьи и потому брать чужое — не принято.
Решетки и железные двери в России — это от нищеты девяностых годов прошлого столетия - результат развала Союза и внедрение в головы обывателя, идей обогащения легко и быстро. С тех времён и стало привычкой, моральное и нравственное падение, как то уж очень быстро укрепившееся в стране «победившего капитализма».
Я помню, что в годы моей молодости дома закрывались чисто символически. А в деревнях дома вообще не имели замков на входных дверях.
Взятки, мошенничество и бандитизм — это следствие внедрения в сознание людей принципов жизни социальной системы, называемой первоначальным капитализмом...
Утром, с комфортом позавтракали у себя в комнате — хозяйские покои наверху. Под окнами большой цветник, а в десяти шагах от домов — бассейн, где можно купаться жителям окрестных домов и их гостям. Когда мы только приехали, из бассейна доносилась русская речь. «Значит и тут русские есть» — подумалось мне...
Потом собрали «пикник» и поехали, в начале в местное информационное агентство — там взяли карты озера, узнали о пеших прогулках и местных пляжах. А потом, уже после консультаций, наметили маршруты дня.
Я, как обычно стал спрашивать про медведей. И служащая информационного агентства будничным голосом сказала, что только вчера, через окно видела медведя, рядом с соседним домом. Зверь вышел из леса, в надежде найти себе в городке, что-либо съестное. На вопрос - не нападают ли медведи на людей, она ответила отрицательно и я подумал, что местные медведи, не боясь людей, имея пищевую базу, могут и не проявлять агрессивность по отношению к человеку, привыкнув жить с ним бок о бок, мирно...
Что касается таких информагентств, кажется, и в России надо создавать такие структуры в туристических местах, где можно получить не только бесплатные карты города и окрестностей, но и спросить где можно вкусно и недорого поесть, выпить кофе или устроиться на ночлег. Вообще, много хорошего можно позаимствовать из опыта жизни на Западе и в Америке а частности. Главное, чтобы российские бюрократы, избалованные своим привилегированным положением, не загубили замечательные инициативы, своим неумением, а часто и нежеланием работать.
Ещё в бытность мою в Питере, я часто сталкивался с «работниками», которые гордились, что за отсутствие работы им платят зарплату. Эту рабскую психологию можно наблюдать и сегодня. Для многих, государство — это «дойная корова», где обманывая и воруя, можно заслужить «уважение» от собратьев по лакейской философии...
Вообще, надо сказать о том, что в Америке, идеология успешности и индивидуализм, заставляют людей «крутиться», как говорят в России. Количество бездомных в этой богатой стране достигает сегодня, двух с половиной миллионов и кажется — это следствие циничной поговорки - «Кто не успел — тот опоздал!» И водоворот жизни постоянно кого-то возносит вверх, а кого-то опускает в самые низы. Тут, как кажется действуют законы животной эволюции и для меня, как для русского человека, такой индивидуализм и нежелание считаться с запросами других людей, неприемлем, или даже оскорбителен.
Но кажется, такая жёсткость и сохраняет Америку в разного рода исторических социальных перипетиях и природных катаклизмах. Способность американцев выживать и обновляться, просто удивительны. Уже в двадцатом веке, были и войны, и убийства президентов, и импичмент, и страшные террористические акты. И пройдя через всё это, Америка становится только сильней! Удивительная жизнестойкость и способность к регенерации!
Этому, во многом способствовали идеи протестантизма, которые призывают не бояться жить на полную катушку и зарабатывать деньги любыми праведными и неправедными средствами. А базой для такой жизненной философии, стала американская Конституция, в которой, отцы — основатели Америки, постарались включить принципы, рассчитанные не на человека — ангела, а на человека реального, со всеми пороками, жадностью, лживостью и даже умственной хитростью, когда люди находят оправдание и даже свою правоту, в очевидно неблаговидных делах и поступках.
Наверное поэтому, во все времена, закон в Америке уважали и боялись, а если нет, то преступники, то есть нарушители законов, попадали и попадают в тюрьму. Джефферсон и все помогавшие ему в написании Конституции, предусмотрели разного рода алчность, лицемерие и коварство, прежде всего людей прикосновенных, так или иначе, к власти и постарались через законы, нейтрализовать даже не действия, а желания, что-либо делать в ущерб сообществу граждан.
Законы принятые и принимаемые в России, пишутся во многом людьми необъективными, под давлением «классовых лоббистов», и потому, становятся для многих людей необязательны. Они, эти законы исходят из принципа «человек добр», в то время, как американская Конституция базируется на принципе - «человек если не зол, то хитёр»!
Я ещё буду возвращаться к проблемам идеологии в разных странах мира, но сейчас вернёмся к описанию путешествия...
После получения необходимых справок, выехали за пределы городка и по новой красивой дороге, вдоль озера, помчались в сторону пляжей, расположенных в небольших бухточках каменистого берега.
Было всего около десяти часов утра, но все стоянки были уже забиты машинами, как впрочем и протяжённые, необорудованные обочины.
Мы тоже поставили машину там, где можно было втиснуться и перейдя шоссе, отправились по благоустроенной тропинке, вниз, по склону, через пахнущие сосновой смолой, лесок.
Вскоре спустились к воде и вышли на пляж, на котором то тут-то там из земли торчали большие каменные глыбы. Кое-где они торчали и из воды.
Мы устроились в тени такого громадного валуна, сложили одежду на одном из камней и пошли купаться.
Запах разогретой солнцем хвои разлился в воздухе смешиваясь с прохладой, идущей от чистой, прозрачной у берега и синей на горизонте, воды.
Всё это напомнило мне Байкал и мои долгие, иногда до месяца, поездки в жемчужина сибирского «озера-моря», бухту Песчаную. Там тоже, хвойные леса, стоят как обрамление, чистейшей воды, а на берегу валуны и скалы, охраняющие покой этой природной жемчужины!
Кстати — озеро Тахо, часто называют американским Байкалом, за размеры и чистоту воды.
Байкал и Тахо, действительно похожи и по происхождению, и по своим климатическим особенностям.
Вот небольшая справка из Википедии:

«Та;хо (англ. Lake Tahoe) — пресное озеро в районе горного хребта Сьерра-Невада, расположено на границе штатов Калифорния и Невада, США.
Приблизительно две трети береговой линии озера относятся к Калифорнии. В районе озера находится ряд высокогорных лыжных курортов и зон отдыха. Озеро является вторым по глубине озером в США, одиннадцатым по глубине в мире и четвёртым по средней глубине..
.Максимальная глубина озера составляет 501 м, это второй по глубине показатель среди озёр США после озера Крейтер в штате Орегон. Длина озера составляет 35 км, ширина 19 км; протяжённость береговой линии 116 км. Площадь озера — 495 км;. По всему периметру озера проходят автодороги. Значительная часть береговой линии со стороны Калифорнии находится в пределах парков штата Калифорния и охраняется Службой охраны лесов США (англ. United States Forest Service, USFS).
Озеро сформировалось в промежутке от 2 до 3 млн лет назад в результате образовавшейся тектонической впадины на месте геологического разлома, сброса (сброс в частности характеризуется тем, что один участок земной коры поднимается относительно другого). Поднявшиеся участки земной поверхности образовали горы Карсон на востоке и Сьерра-Невада на западе, а впадина между ними — будущее озеро Тахо. В результате этого разлома в районе впадины также были образованы пик Фрил (Freel Peak, 3320 м), пик Монумент (Monument Peak, 3068 м), пик Пирамид (Pyramid Peak, 3043 м) и гора Таллас (Mount Tallac, 2967 м).
В результате таяния снега и осадков наиболее низкая южная часть впадины была заполнена водой, образовав озеро Тахо. Современные очертания озера появились во времена ледникового периода (большой ледниковый период начался более миллиона лет назад). В озеро впадает множество речек, но вытекает только одна — река Траки, которая течёт на северо-восток через город Рино в Неваде и впадает в озеро Пирамид (Невада)...”

… Я пошёл купаться первым и войдя в воду порадовался, что она тёплая и можно плавать, сколько душе угодно. В Байкале — вода ледяная и потому, пробыть в ней можно только несколько минут и то с последующим переохлаждением и ломотой в суставах. Поэтому, каждый кто при несчастном случае оказывается в Байкале вдалеке от берега, через несколько минут умирает от переохлаждения. Умение плавать там не помогает. Так погиб упавший в воду из моторной лодки, известный российский, молодой драматург, Александр Вампилов. Дело было вечером, в темноте, лодка наскочила на плывущее бревно и Вампилова, после удара, выбросило за борт, в ледяную воду...
Потом, искупалась Су, и после мы сидели на песке и загорали, наблюдая, как отдыхают и веселятся американцы и их четвероногие друзья, собаки. На пляже, этих «друзей человека было почти столько же, сколько людей. Собаки резвились в воде, а один крупный пудель. Так увлёкся, что провёл в воде чуть ли не час, что то копаясь в воде, в песке. Он увлечён был этим занятием. Как бывают увлечены дети какими-то своими играми. Я, глядя на эту собаку, сравнивал её с детьми и невольно смеялся — так поведение пуделя, напоминало поведение детей. Умная собачка, напоминала ребёнка лет шести, увлечённого строительством плотины, в дорожной луже...
Все американцы здесь, вполне добродушны и внимательны друг к другу. Многие привозят с собой байдарки и сёрфы, и плавают на них по окрестным бухтам. И никто не пьёт водку от безделья - сказывается, наверное антиалкогольная пропаганда и общий культурный уровень присущий среднему классу и традиции устоявшегося общества.
После купания, мы какое — то время загорали под ярким солнцем. Здесь, на высоте почти семь тысяч футов, воздух прозрачен и чист и можно в течении часа сгореть до волдырей.
Поэтому, мы не стали задерживаться и собравшись, по тропинке, вышли к машине и поехали на лесное озеро Спунер. Здесь, в конце девятнадцатого века, проходила железная дорога по которой из окрестностей, вывозили главное богатство этих мест — первоклассный лес, для строительства домов и мебели.
Лет через тридцать, экономический бум в здешних местах закончился и рабочие переселились в большие города, где стали строить дома уже из кирпича, стали и бетона...
Вокруг озера, от стоянки, проложена тропа, длиной чуть более трёх километров, и проходя по ней, мы видели гусей и уток. А в одном месте заметили хищника оспрея, который ловит рыбу, медленно облетая по кругу озеро, высматривает свою добычу.
По дороге, встречали много бурундуков, но в отличии от таёжных, сибирских — эти были поменьше и всего с двумя светлыми полосами на спинке. Вдоль берега росли молодые осиновые рощи, с трепещущими под малейшим ветерком, круглыми как монетки, светло-зелёными листьями.
И я опять стал вспоминать сибирскую тайгу и молодые осинники на зарастающих гарях, стоящие иногда плотной зелёной стеной. Осенью, листья на них жёлто-коричневого цвета. Иногда, осин, уже прихваченная утренними заморозками, имеет листья красного, даже алого цвета и смотрится она красиво и немного грустно — потому что такой цвет, появляется за несколько дней до первых снегопадов...
По дороге, встретили русскую семью во главе с бывшим военным Сергеем. Родители живут в Москве, а их дети в Америке. Они вместе путешествуют и делают это на машинах, как и мы с Су.
Русских тут довольно много, хотя об этом хочется рассказать отдельно...
После прогулки вокруг озера, поехали в сторону дома и поужинали по пути, в придорожном кафе. И здесь, Су увидела медведя мгновенно перебежавшего дорогу. А я, в это время разглядывал горы и скалы вокруг и потому, пропустил этот волнующий момент. Видеть диких зверей, является одной из главных целей наших путешествий. Увидеть зверей в дикой природе, очень непросто, даже в безлюдной сибирской тайге. Но вовремя нашего путешествия по Америке, в национальных парках, дикие звери ведут полу домашний образ жизни, потому что их здесь не только не стреляют, но и стараются не пугать. Мы видели и бизонов и оленей совсем рядом с человеческими поселениями или на дорогах. Меня, как бывшего охотника, поражает здесь их беспечность!
После ужина, не заезжая домой, уже на другом берегу озера, поехали через красивый густой лес, на перевал, неподалеку от Пика Розы - вершины горного хребта Сьерра Невада, высотой более десяти футов, встречать закат солнца!
Поднялись почти на перевал и остановившись на очередной смотровой площадке, вышли из машины.
Вид на окрестности с высоты открывался изумительный! Чаша громадного озера открывалась перед нами во всём великолепии, сохраняемой человеком, дикой природы!
Вечерняя дымка покрывала чёткие контуры «приморских» хребтов, а на дальнем плане просматривались несколько гористых линий-горизонтов, встающих один над другим. Озеро, тёмным зеркалом отражало синеву меркнущего неба, а солнце, уже наполовину скрылось за горами и последние его лучи, освещали золотисто-алым светом гребни гор с нашей стороны.
Через время, солнце погрузилось за край земли, за лесистые склоны и горизонт обозначился в контр ажуре ещё отчётливей...
Потом, мы поехали дальше и на перевале остановились на большой автостоянке, откуда вид открывался на все стороны горизонта. Перед нами вздымался серый, скалистый пик Розы, а справа от него, в провале другой долины, светился первыми электрическими огоньками, город, лежащий далеко за перевалом...
Возвращались домой в полутьме и въехали в Инклайн Вилледж уже при электрическом освещении.
Дома, перед сном попили чаю и делились впечатлениями от прошедшего дня, наполненного новыми впечатлениями и ощущениями...
Второе сентября.
Утром, решили ехать на вчерашний перевал и там, сходить в пеший поход, к водопаду, по той же тропинке, что ведёт на Пик Розы.
На стоянке, в начале пешей тропы, есть химические туалеты и на планшетах, установленных под навесом, есть подробная информация об этих местах: о горных тропах и о истории этого края, о зимних температурах и высоте снежного покрова, достигающего к концу зимы, нескольких метров.
На фото видно, что зимой тут выпадает много снега, иногда перекрывающего дорогу на несколько дней. Высота снежного покрова такова, что снегоуборщики, иногда, пробираются здесь, как по белому, снежному тоннелю.
Знакомясь с этой информацией, Су верно подметила, что в Америке и в Западной Европе, за счёт государства создаются, в местах туристических, первичные условия цивилизации: дороги, информ-центры, туалеты. Деньги на это, выделяет государство из налогов получаемых от богачей!
Невольно вспомнили жуткие туалеты по дороге на остров Ольхон, в которые страшно было заходить. И это было в отвратительном контрасте с красотой природы вокруг, на фоне зелёной травы, ярких ало-красных цветов — жарков и безбрежной тайги!
Вообще, как я уже не один раз писал, в России не хватает не столько денег для достижения европейского уровня комфорта и обслуживания, сколько трудолюбия и опыта. Очень многие чиновники просто не научены отвечать за свои слова и поступки. Многие в России не умеют работать для других, в том числе и политики. Потому, они не хотят что-то сделать даже для себя.
В Америке и в Европе, всё стоит на личной ответственности за себя и свою работу. Поэтому, кругом так много правил и предостережений от государственных служб. Государство, наученное горьким опытом, в случае беспорядка, боится судебных исков от граждан. Поэтому, в Америке многое держится на ответственности чиновников — государственных служащих, которым граждане платят большие налоги. Обиженные невниманием граждане, требуют компенсаций через суд, и часто их получают, а виновные чиновники подлежат увольнению...
Тропа на водопад, куда мы направились, переодевшись в туристические одежды, начинается сразу со стоянки и петляя поднимается в горы. Дорожка, укреплена валунами со стороны склона, а внизу, открывается хороший вид на долину и на шоссе, по которому, далеко — далеко, пробегают автомобили, с высоты склона, похожие на игрушки для детей.
Тропа идёт по разогретому ярким солнцем, открытому каменистому склону, среди одиноких сосен. Из земли, то тут-то там вылезают спины огромных валунов, торчащих из земли почти наполовину своей величины.
В ближайшем распадке, чуть вдалеке увидели горное озеро заросшее камышом. Справа, почти всё время на виду, мелькает огромная вершина Пика Розы, а слева - покатый склон, терялся в сосновом лесу...
Я снова вспомнил походы по берегу Байкала где тропа, идя вдоль берега, тоже через сосновый лес, вдруг оказывалась на берегу полукруглой бухты, с крупным белым кварцевым песком и синей водой, на глубинах, отдающей изумрудом...
До водопада дошли за полтора часа, часто останавливаясь и рассматривая окрестности. Много проворных бурундучков, бегают и по тропе и рядом с ней, прячась на невысоких соснах и в расселинах корней....
Устроились на обед рядом с водопадом, который тонкими водными струйками, скачет по гранитным ступеням вниз, в круглое болото, покрытое, местами, зарослями невысокого ивняка и зелёной даже на вид, жёсткой осокой.
Несколько бурундучков, шныряли под ногами и мы прятали от них свои свёртки с бутербродами. Ели не спеша, осматривая горизонты, под негромкий ропот водных струй на обрыве...
Назад шли быстрее и под жарким солнцем, возвратились в машину. Решили ехать купаться на озеро и спустившись с перевала, проехали по той же дороге, что вчера, но только чуть дальше.
Нашли красивую бухту с выстроенном на песке «камином», для приготовления горячего обеда туристами. Спрятавшись в тени большого валуна, переоделись в купальные костюмы и пошли купаться в бухту, посреди которой, торчало несколько гладких, разогретых солнцем, камней.
Большое озеро сверкало на горизонте солнечной дорожкой-отражением, и вдалеке от проходящих катеров, бежали волны с белыми гребешками. Те, что побольше, достигали берега и с шумом падали на песок пляжа.
Искупавшись несколько раз и разогревшись на солнце, собрались и по красивой тропке, идущей вдоль глубокого оврага-каньона, поднялись к машине. Решили ехать в торговый центр городка, обедать. Приехав туда, поставили машину на стоянке, отыскали итальянский ресторан и в прохладе кондиционированных пространств, вкусно и сытно поели, под тихую классическую музыку из итальянских опер. Ресторан был с претензией на классику, официанты, почти все итальянцы, а в музыке льющейся из скрытых динамиков, мы узнали оперу Верди...
Мне начинает нравится Америка и даже громкие американцы, которые перестают привычно раздражать за их шумливость и беспардонность. Но временами, мне трудно поверить в то, что кругом природа Америки, а не Сибирь и не побережье озера Байкал...
Приехали домой вечером, уставшие и сразу легли спать. Су поговорила с хозяйкой, которая отвечала ей не спускаясь со второго этажа. И мы, тоже там не были на протяжении всего совместного жительства. С ней, наверху живёт собачка - милое лупоглазое существо.
Таким образом, мы полностью автономны и не зависим от хозяев.
Интересно. Что на рассвете, перед домом, автоматически включается поливальная система и на восходе солнца травка и цветы в небольшом садике, под нашими окнами, сверкают «дождевыми» каплями.
Интересная деталь жизни на берегу озера Тахо.
Рядом с домом, стоит небольшой сарайчик, в котором спрятаны контейнеры для мусора. Контейнеры имеют хитрую систему входа и кроме того, сам сарайчик запирается на ночь. И всё это сделано для того, чтобы не давать возможности местным медведям лакомится пищевыми отходами, которых в Америке, как известно очень много: до одной трети всех, покупаемых в супермаркетах, продуктов!
Конечно, ночью ходить по городку страшновато, но живут здесь в основном люди преклонного возраста или туристы, которые ночами отсыпаются, после пеших походов и плавания на сёрфах, по озеру.
Здесь, мы были свидетелями большой свадьбы, которую устроили в местном гребном клубе богатые американцы. Все пили шампанское, катались по озеру на катерах и чувствовали себя свободно. По количеству гостей, по нарядам девиц и смокингам мужской части свадьбы, мы определили, что гуляют богатые люди. А при наличии денег можно здесь, сделать праздник на неделю.
И действительно, жизнь на Тахо на отдыхе, напоминает райское безделье, потому что, за годы процветания, всё озеро и побережье, превратилось в сплошной курорт и место для расслабления, для тех, кто в остальное время занят зарабатыванием денег. Соответственно уровню зарплат и создана вся обстановка на этом озере...
...На следующее утро, тепло простившись с Сарой — хозяйкой дома и её собачкой, мы сели в наш очередной съёмный авто и выехали в сторону Йосемитского заповедника, где будем жить следующие пять дней.
В начале, ехали вдоль берега озера, по красивой лесной дороге, с видами на озеро. Потом погрузились в сосновые леса на горных склонах, покрытых чистыми тёплыми сосняками.
В одном месте, которое называется «Адская кухня», мы остановились и вышли из машины. Здесь, в редком сосняке, из земли торчат серые гранитные валуны разных форм, чаще полукруглые, размерами с жилой дом. В синем небе над этой «кухней» парят орлы и коршуны, - одного, краснохвостого коршуна, мы видели совсем близко.
А место, действительно напоминает котёл с каменными зёрнами, «гранитной каши». Я ещё подумал, что у человека, придумавшего название этому месту, с фантазией было все в порядке.
Местами, сосняки сменяются жёлтыми выгоревшими холмами полупустыни, а ближе к заповеднику, горы поднимаются на горизонте всё выше и выше.
Мимо и навстречу нам, проносятся большие блестящие хромом легковые, и тут же, громадные, ревущие мощными моторами грузовики с кабинами, напоминающие собачьи морды.
Приехали на место стоянки в шесть часов вечера, в одноэтажную гостиницу — мотель, где рядом с номером, можно поставить и машину постояльцев. Место тихое и особенно прелестное на закате солнца, когда последние золотые лучи пробиваются сквозь хвою крупных и стройно-высоких сосен. Вообще, деревянные дома и гостиницы — это особенность Калифорнии, славящейся своими сосновыми лесами. Недаром, тут, неподалеку от нас, находится заповедник гигантских секвой, посетить который я мечтал уже давно...
И такие же деревянные постройки можно и нужно делать в России, особенно в таёжной Сибири. Сегодня технология приготовления древесины для строительства домов так продвинулась, что можно на фабриках изготовлять модули дома и уже на месте собирать его за несколько дней. К каждому дому надо определить и участок земли с садом-огородом и может быть, даже с бассейном. Тут нужна воля правительства к созданию таких городков и посёлков в тайге и соответствующая реклама вольной свободной жизни на природе в экологически чистых поселениях! А поселения располагать на месте недавно открытых залежей полезных ископаемых. В таких жилых кластерах, надо делать инфраструктуру — рестораны, кинотеатры, магазины, школы, детские сады, туристические клубы...
Повторяю — нужна воля правительства и деньги инвесторов, которые окупятся с большими доходами очень быстро.
В России, нужно будет создавать не только домостроительные комбинаты, но одновременно а может и чуть раньше, автодорожные тресты, которые будут строить и ремонтировать дороги. И конечно нужны асфальтовые заводы, работающие по новым технологиям
Без дорог, ничего не получится с такими поселениями в тайге и никакой машинной цивилизации в россиянам создать не удастся!
Вечером, пошли ужинать в ресторан, расположенный рядом с рисепшен-приёмной гостиницы. Кухня здесь средняя, как и цены, но вовремя ужина мы поиграли в кости и Су у меня выиграла.
Утром, четвёртого сентября, поехали в сам Заповедник Йосемити, расположенный километрах в пятидесяти от нашей стоянки.
Дорога идёт по лесам, в которых то тут - то там расположились в красивых местах, неподалеку от шоссе — кемпинги с палатками молодых туристов. Мы в этот раз не рискнули так останавливаться, ещё и потому, что с нами нет привычного, для таких походов, снаряжения.
Дорога петляя, медленно поднималась на перевал и здесь, поставлен въезд в Йосемити - несколько «калиток», через которые, уплатив за билеты, въезжают тысячи и тысячи посетителей, ежедневно. На протяжении всего года.
Этот парк, за год, посещают несколько миллионов туристов. На въезде, все покупают билеты: на день, на неделю и на месяц. Цена соответственно разная.
На эти деньги содержатся многочисленные службы парка, включая автобусы — шаттлы, в которых, по территории парка, можно перемещаться бесплатно.
Думаю, что и в России, надо ввести такие же платные въезды в национальные парки, правда по ценам, заметно уступающим американским, потому что средняя зарплата в разы меньше. К тому же, эти билеты помогут определять количество посетителей...
Но прежде, конечно нужно создать или усовершенствовать инфраструктуру таких национальных парков, поставив во главе целое министерство. И это того стоит! Ведь Россия обладет такими природными и заповедными местами, в которых могут приезжать и жить там миллионы и миллионы туристов. А нынешнее население таких районов, можно будет задействовать в обслуживании таких парков. В перспективе, это может представлять и большой экономический интерес для страны. Но повторяю — тут нужны энтузиасты и деятельные чиновники из правительства, которые будут думать не только о себе. Но и о благополучии страны, в целом!
Небольшая справка о Йосемити, из Википедии:

«...Национальный парк Йосе;мити или Йосе;митский национальный парк (англ. Yosemite National Park) —национальный парк, расположенный в округах Марипоса и Туоломни (англ. Mariposa, Tuolumne county) штата Калифорния, США. Занимает площадь в 3081 км; и находится на западных склонах горного хребтаСьерра-Невада. Славится своими ландшафтами и природой: впечатляющие гранитные скалы, водопады,реки с чистой водой, рощи секвойядендронов и богатое биологическое разнообразие (около 89 % парка считается зоной дикой природы). В 1984 году парк получил статус «Всемирного наследия» под эгидой ЮНЕСКО. Был с самого начала задуман именно как национальный парк (хотя национальные парки существовали и ранее). Среди его организаторов — один из первых защитников идеи заповедников Джон Мьюр (англ. John Muir). Каждый год парк посещают около 3 млн человек; большинство останавливается только в долине Йосемити.
Парк является одной из крупнейших и нерасчленённых территорий сохранения дикой природы в районе Сьерра-Невады; местная фауна и флора чрезвычайно разнообразна. Расположенный на высоте от 600 до 4000 м над уровнем моря, парк включает пять основных зон растительности: густые заросли кустарников и дубов, нижний горный лес, верхний горный лес, субальпийский и альпийский пояса. Из 7000 видов растений, растущих в Калифорнии, приблизительно половина встречается в горах Сьерра-Невады, а пятая часть — на территории самого парка. Здесь в результате редкой геологической формации и уникальных почв удобное место для произрастания более чем
гранитных и остатками ещё более древних каменных пород. Около 10 миллионов лет назад горы Сьерра-Невады повысились и затем наклонились таким образом, что западный склон стал более пологим, а восточный, обращённый в сторону материка, более обрывистым. Подъём увеличил крутизну водных 160 редких видов растений.
Геологическое строение территории парка характеризуется наличием потоков и русла рек, в результате образовав глубокие и узкие каньоны. Около миллиона лет назад накопившийся на вершинах снег и лёд образовал в районах современных субальпийского и альпийского поясов ледники, таким образом опустив долины рек вниз по склону. В первый ледниковый период толщина льда в ледниках составляла до 1200 м. Дальнейшее сползание ледниковых масс образовало троговую (U-образную) долину, которая в настоящее время и привлекает массу туристов, охотящихся за красивыми пейзажами...”
:
...Уже на подъезде к Йосемити, мы остановились на смотровой площадке и увидели во всём величии гигантских размеров, это чудо природы, которое привлекает внимание на долгие годы, всех, кто хоть однажды здесь побывал.
Слева, от стоянки, открывалась широкая долина с отвесной громадой, гранитной скалы Эль Капитан, высотой в несколько сот метров и плоскостью отвесного обрыва, словно обрезанной или обрубленной от до дна долины. Масштабы этого зрелища вызывают невольные вздохи изумления!
По дну долины, вплотную к скалам проходит дорога, по которой ползут игрушечные авто и автобусы, доставляющие в парк туристов через другие ворота.
Отсюда, сверху открывается волшебный вид на гранитные зубцы и купола вершин горных кряжей, и между этими гранитными утёсами, растут хвойные, тёмные леса. Воздух свеж и чист, небо синее и высокое, а горные вершины увенчанные серыми гранитными скалами, видны впереди и вокруг на многие километры!
На ближнем плане, громоздится в небо щит Эль Капитана, а дальше, виден, половиной своего гранитного мощного купола, «Хафдом», или Половина Храма.
Налюбовавшись открывающимися видами, мы поехали дальше и по тоннелю, въехали, уже собственно на территорию парка. Тут тоже стоянка и смотровая площадка, на которой, перед спуском в долину, останавливаются каждый день тысячи и тысячи туристов.
Отсюда, после длинной паузы, созданной для того, чтобы ещё раз полюбоваться громадой Эль Капитана, дорога идёт под уклон и спускается к реке, откуда можно рассмотреть и скальники на противоположной от Эль Капитана, стороне и обрывы увенчанные острыми каменными вершинами, расположенные дальше и в глубину от въезда в парк.
Остановившись на обочине, мы перешли дорогу, и прикрыв глаза ладошкой, стали рассматривать струйку водопада, срывающегося со скальной полки вниз и по пути рассыпающегося на мелкие капли, висящие в воздухе переливающимся серебряным шлейфом.
Вокруг видны огромные гранитные лбы, завершающие скальные обрывистые склоны, высотой до километра. Масштабы, этого созданного природой, чуда, поражают! Я видел ущелья и каньоны в горах Сибири, и на берегу Байкала, но величие этих вершин, превосходит всё увиденное раньше!
Водопад Брайдол-Фоллс, только часть разнообразного великолепия, открывающаяся вокруг при взгляде со дна долины Снизу, небо кажется ещё синее и яркое солнце, несмотря на сентябрь, сжигает кожу и поднимает температуру воздуха до тридцати градусов жары.
Сегодня в полдень, было около ста градусов по Фаренгейту, а по Цельсию, это приблизительно, около тридцати шести градусов жары.
Мы, оказались на дне громадного, почти километровой глубины, гранитного котла, созданного природой за многие миллионы лет и нас окружали скальные вершины самых разнообразных форм и немыслимых масштабов.
Если бы, я сам не видел этого в реальности, то подумал бы, что это дивные сны, в которых представлено начало нашего мира! Присутствие человека, здесь, если отвлечься от дорог, домов, авто и самих туристов, кажется, чем то искусственным. И я вполне могу себе представить, как эти места мало поменялись с того времени, когда их увидел первый человек, оказавшийся здесь, совершенно случайно...
Инфраструктура парка выстроена уже довольно давно. Ещё сто лет назад, сюда на экскурсии приезжали целыми компаниями, на лошадях и в фургонах. А после первой мировой войны, тут стали практиковать туризм и создали множество развлечений в виде музеев, смотровых площадок, прогулочных дорожек, кафе, ресторанов, магазинов и магазинчиков, торгующих сувенирами. И конечно автостоянок, на которых каждый день собираются стада машин.
На одной из таких стоянок мы оставили нашу машину и пошли пешком в туристический центр, где посмотрели экспозиции фото и артефактов, рассказывающих об особенностях Йосемити, о создании парка. Потом в кинозале, осмотрели кино, в котором увидели в цвете, на большом экране, великолепие этой природной жемчужины во все времена года. Зимой тут лежит снег и часть водопадов замерзает, превращаясь в ледяные дворцы и пещеры.
Весна здесь особенно очаровательна, именно сменой холода и снега на цветение деревьев и растений, и конечно увлекает обилием талой воды, от которой все реки и водопады, становятся вдвое-втрое полноводней, чем летом и тем более осенью!
Сейчас, кругом всё сухо и от жары потрескивают песчаные осыпи. И конечно вокруг тысячи машин и туристов. Это многолюдье и праздность создают ощущение непрекращающегося праздника, участниками которого стали и мы.
Мне, Йосемити напомнил какой — то громадный пионерский лагерь, где туристы исполняют роль пионеров, а администрация и волонтёры, - пионервожатых. Здесь много справочных пунктов в которых, с утра до вечера толпятся туристы, узнавая, как попасть в понравившееся место. На громадные автостоянки приезжают и уезжают машины и автобусы, привозящие туристов семьями и целыми командами. У всех глаза блестят от возбуждения и все куда-то торопятся.
Вышли к реке и долго сидели на песчаном небольшом пляже, в тени деревьев, рассматривая голубую лагуну, через которую проложен деревянный мост. По реке плавают серые утки и выпрашиваю хлеб у любопытных прохожих.
Как и везде, человек быстро устаёт от восторженных охов и ахов. Через какое-то время, перестаёшь замечать отвесные или крутые склоны этой котловины и глаза невольно опускаются на уровень человеческого роста и масштаба...
После реки, поехали на «шаттле» в сторону водопада Йосемити, который от жары пересох и только наверху, на краю высокого обрыва, полощется несколько струек воды. Самые азартные из туристов, поднимаются по каменистому крутому руслу реки, почти под самый водопад. Снизу, даже на высоте всего лишь одной трети водопада, они кажутся ярко одетыми муравьями.
...А время, между тем, подошло к пяти часам и нам надо было уезжать из этого края чудес, равного которым нет нигде больше на целом свете...
К вечеру, стали ощущать запах дыма, а по дороге в сторону дома, видели сизую пелену закрывающую половину горизонта на юго-западе, - где-то горел лес. Кстати, в Йосемити постоянно что-то, где-то горит. Порой на территории парка существует по нескольку пожаров в разных местах. Их тушат сильные местные пожарные команды. Даже если туристы осторожны с огнём, то нередко случаются самовозгорания - при такой жаре и сухости это немудрено...
За час до захода солнца приехали в Марипозу, в знаменитый на весь мир лес гигантских секвой.
Увидеть этих гигантов я мечтал всю жизнь и этот парк действительно производит сильное впечатление. Наверное, это сравнимо с впечатлением от встреченных на оживлённой улице Лондона, трёхметрового роста, людей
Кажется, что эти гиганты пришли к нам из глубокой древности, когда ещё человека и даже обезьян не было на свете, а по земле бродили стада динозавров.
Под стать этим гигантским животным, были и тогдашние леса. Наверное оттуда и пришли в нашу жизнь эти секвойи. Самое большое дерево в этих заповедниках реликтовых деревьев — это «существо» по имени «генерал Шерман». И действительно, можно представить, как это существо росло и развивалось на протяжении более чем двух тысяч лет. За это время на земле сменились бесчисленные поколения людей. А секвойя, по имени «генерал Шерман, стоит и продолжит стоять здесь ещё долгие годы и столетия!
Здесь, в Марипозе, пройдя всего несколько сот метров по дорожке от стоянки, мы увидели дерево с тоннелем для проезда легковой машины, в основании ствола, диаметром в добрый десяток метров. Ещё одно большое дерево - «Гигантский гризли», - стоит на вершине холма и его огромный ствол служит декорацией для бесчисленных снимков туристов — свидетелей этого необычного природного феномена. Возраст этого «ископаемого» тоже около двух тысяч лет и дерево уже жило во времена рождения и трагической смерти Иисуса Христа!
И я подумал, глядя на это земное чудо, что вполне возможно, некогда, в тени таких деревьев, жили и люди-гиганты, тоже таинственный зигзаг эволюции. Потом выяснилось, что с таким гигантским телом трудно выжить на планете земля и рост людей стал через какое-то время «нормальным», то есть таким, как сейчас!
Секвойя пришла из далёкого прошлого Земли и люди-гиганты, возможно, тоже существовали в те времена, как некий зигзаг эволюции!!!
Вечером, уже в темноте, поехали в соседний городок, за продуктами. Долго пробирались по тёмным улицам и наконец, спросив кого-то из прохожих, нашли супермаркет «Рейлис» один из магазинов известной в Америке фирмы розничных продаж.
Чего только в этом «празднике для потребителя» нет. Тут и промышленные товары и продукты из разных стран мира. Но есть и уценённые продукты. И этот способ распродажи годных для еды, остатков, я бы ввел и в России.
Вернулись в свой уютный домик уже по знакомой дороге. Намного быстрее и сразу приготовили ужин. После еды, пошли в душ, легли спать, перед сном обсуждая планы на завтра.
С утра, четвёртого сентября, поехали в Йосемити, но свернули от въезда, направо и в конце концов приехали на смотровую площадку, откуда видна противоположная сторона долины с обрывами, водопадами и дальними вершинами, уже выходящими за границы национального парка. Отсюда. Практически видны все достопримечательные места Йосемити и от величия и масштабов природного ландшафта. Дух захватывает. Смотровая площадка здесь оборудована подзорными трубами. И рассматривая купол «Хафдома», на гранитной выпуклой поверхности гигантской скалы, мы различили людей, гуляющих и загорающих там, на гранитной поверхности купола, величиной с несколько футбольных полей!
С этой площадки видны и Эль Капитано в профиль, и Хафдом - Полукупол, и несколько водопадов тоненькими, белопенными струями, падающих с далёких и высоких обрывов.
На фоне этих каменных скал-громад, человек, задумываясь, начинает ощущать себя муравьём — настолько он мал и беззащитен перед этим диким величием природы. Такое же ощущение возникает на севере, когда человек видит на небе «цветную гармошку северного сияния!
Здесь, около смотровой площадки, мы встретили и познакомились с двумя девушками из Сибири, которые в Америку приехали по студенческому обмену. Одна из них, Рита Афанасьева, учится в Иркутском университете и знает моих знакомых преподавателей. Вторая из Красноярска — это тоже недалеко от Иркутска, где я родился и провёл большую часть жизни. Подруга Риты, в Америке уже несколько недель и объехала почти всю страну. Она говорит, что американцы и русские чем-то неуловимо похожи, наверное своими национальными имперскими характерами.
Прощаясь, мы договорились держать связь через интернет.
Расставшись с девушками и налюбовавшись видами, мы отправились по тропе, вниз, в сторону реки, текущей по дну долины. Тропа временами проходит под громадными гранитными утёсами и даже отдельными камнями торчащими из крутого склона. Эти камни, нависая над тропой заставляют поёживаться от чувства неведомой опасности. Невольно начинаешь думать о землетрясениях и катастрофах с ними связанных!
Вниз мы спускаться не стали, а вернулись на стоянку и пообедали бутербродами, сидя в тени леса, на одном из упавших во время ветра стволов. Потом, сели в машину и спустившись вниз по дороге, въехали в долину реки и заехав довольно далеко, на развилке, оставили машину и пошли вверх по распадку, вдоль пересохшего ручья. В половине пути почувствовали запах дыма — где-то, в очередной раз за лето, горел лес. Мы на очередной развилке, сели отдохнуть и в это время из леса выехали две всадницы на лошадях, позванивающих колокольчиками, повязанных на шее. Мы с ними поздоровались и они поехали дальше. Но через время, они вернулись и сказали, что заблудились. Мы показали им ту тропинку, откуда они приехали на развилку и смущенные амазонки, решили возвратиться на «базу. Лошади, при виде нас среди леса, заволновались и я подумал, что в этой «тайге», может быть уже не раз, они сталкивались с медведями, которых лошади панически бояться!
Уже под вечер, возвращаясь к стоянке, мы встретили четырёх туристов, идущих с ночёвкой на одно из горных озёр, которых много в этих краях. Я позавидовал им. Будут сидеть у костра, петь песни и рано утром, встретят рассвет!
Вернулись в Фишкамп — так называлась деревня в которой мы остановились, часов около семи вечера. Помывшись, пошли в местный ресторан и поужинали, а потом долго сидели и читали книжки.
После посещения Йосемити и Марипозы, я всё время думаю, как можно организовать несколько национальных парков в Сибири, в районе озера Байкал и Саянских гор, в Окинской долине.
Делать надо всё системно, стараясь развивать парк постепенно. Но в случае, например Окинской долины, где я неоднократно бывал и где восхищался и видами и по-настоящему дикой природой, с медведями на склонах, с оленями в долинах и соболями в тайге. Но, в начале, надо создать гостевые дома с завтраками, сделать интересные пешие и конные маршруты, открыть информационный центр и несколько киосков с местными сувенирами. Открыть на маршрутах стоянки и даже кафе, в которых туристы смогут опробовать местную кухню, с её замечательными мясными и вегетарианскими блюдами.
Со времен получится большое и прибыльное «предприятие», которое может обслуживать десятки тысяч туристов со всего мира и из нашей страны, где будут работать сотни, если не тысячи местных жителей!
Надо попробовать написать программу развития национальных парков в Сибири и на Байкале. Опыт уже есть. Например остров Ольхон, уже посещают тысячи туристов и там, созданы условия для посещения индивидуальных и туристических групп.
Нужно сделать такие парки-заповедники и в бухте Песчаная, и на мысе Покойники, на озере Байкал. И я уверен, что вполне можно сочетать заповедники и национальные парки. Но нужно согласовывать интересы туризма и охраны животного мира этих мест!
Необходимо сделать туристическим сезоном и зиму, когда можно будет туристам кататься на лыжах, на лошадях, на собаках.
Конечно необходимы и большие затраты. Но уверен, что любые вложения очень скоро окупятся. А главное местное население будет обеспечено работой и молодые будут оставаться в родных краях, чем решится и демографическая и социальная проблема сибирских деревень.
Америка, в этом смысле может служить ролевой моделью для России. Америка и Россия похожи не только размерами, но и люди похожи характерами и способностями. Тут важно вдохновить, подтолкнуть энтузиастов, на создание большого и нужного стране дела. А перспективы открываются значительные!
Поэтому, в России, можно использовать опыт Америки в организации жизни людей, не только туристов но и местных жителей, ввести и соблюдать жёсткие законы по сохранению и развитию дикой природы, сохраняя не только диких животных, но и заботясь о жизни людей, в этих замечательно красивых краях.
В геополитике, мы можем быть соперниками, но то что русские и американцы похожи, делает возможным тесное сотрудничество, и даже подражание для продвижения в развитии!
И тут надо учесть негативный опыт бессмысленного обезьянничания российских либералов, в период перестройки, пресмыкание перед Америкой, непонимание причин её продвижения в будущее...
Утром, шестого сентября. Поехали в Йосемити, поставили машину на стоянке в центре посёлка и на «шаттле», поехали к началу пешего маршрута на водопад «Вернол» и дальше на водопад «Невада». Но ещё до остановки на стоянке, мы успели посмотреть на небольшой водопад «Брайсдел-вейл» - «Фата невесты». Вода, падает тонкой струйкой с высоченного обрыва и ветер разбивает эту струю в пыль, образуя своеобразную «фату» их мелких брызг.
Под водопадом встретили двух русских женщин — одна из Рязани, а другая из Москва. Весело поговорили с «земляками». Женщины делились своими впечатлениями: «В Америке, все стараются делать для людей, а в России — для чиновников» - отметили они и я вынужден был согласиться с таким суждением. В России надо менять отношение чиновников к людям. И простых людей научить видеть в чиновнике не начальника, а слугу человеческих потребностей. А чиновника научить и если надо заставить относится к людям, как к собственной маме или жене!
Высадившись из «шаттла» на остановке номер восемнадцать, мы сопровождаемые многими попутчиками пошли в гору, в сторону далёкого водопада «Невада». Дорожка до моста через речку, текущую из-под водопада по глубокому ущелью, бетонированная, хотя и идти по ней. Из за перепада высот. Довольно сложно. Над головами иногда нависают громадные обломки скал свалившиеся сверху, а вправо от моста, открывается вид на каньон с обрывистыми склонами, где на скальных полках растут рощи хвойных деревьев.
По тропе, вверх и вниз передвигаются сотни, если не тысячи туристов. Кто-то спешит наверх, а кто-то уже там побывал и спускается к дороге, на остановку «шаттлов».
Наконец дошли до развилки — одна дорожка ведёт к ближнему водопаду «Вернону», а вторая в сторону следующего водопада - «Невада».
Мы свернули налево, туда, где по рассказам путеводителя, шестьсот ступенек ведут на плато, с которого срывается сильный водопад.
Идти по ступенькам, которые венчают трудный подъём, трудно, ещё и потому что приходится протискиваться, разминаясь с встречными туристами, уже спускающимися вниз. Да и ступеньки неровные из булыжников и часто высокие и кривые.
Увидев, какой трудный подъём нам предстоит, мы с Су посовещались, но решили подниматься, потому что возвратиться назад, не увидев водопад сверху, значило бы сдаться и признать своё бессилие.
Виды с тропы самые ошеломительные. Над нами, справа нависает гранитный полу километровый обрыв, а слева за громокипящей рекой, более пологий склон, но заросший глухим хвойным лесом. Красота кругом необычная, вол многом обусловленная гигантскими масштабами этого создания природы! Ближе к перевалу, шли уже из последних сил. Солнце жгло нещадно, но тень от гранитного щита обрыва, справа, немного защищала нас.
Наконец подошли под самый водопад, который длинной и мощной косой из воды и пены, падал с огромного обрыва, образовав внизу большую ванну зеленоватой воды, окружённую обломками скал величиной с дом. В эту ванну со скальных уступов ныряли загорелые смельчаки, юноши и девушки под восторженные крики зрителей. Вынырнув, эти ныряльщики плыли через озерцо и вылезали по пологому боку скалы, на берег. Но идти становилось всё труднее потому что ступеньки поднимались вверх, местами очень круто.
Пройдя последние десятки метров по лестнице. Обрамлённой с двух сторон металлическими поручнями, мы наконец выбрались на широкий карниз, с которого и падала вода реки Мерсед. А над нами, была гранитная площадка, на которой стояли и смотрели вниз в ущелье счастливчики, одолевшие этот непростой подъём.
Река вытекала здесь из небольшого озера и отвесно срывалась в пропасть.
Мы стояли у перил и любовались всем происходящим. Познакомились здесь с женщиной Полей и её дочкой Машей, американками, говорящими по-русски, чьи предки — молокане, ещё в начале двадцатого века ушли с Кавказа и переселились в Америку. Христианская секта «молокан» преследовалась в царской России, потому что они не хотели служить в армии и убивать людей. В переселении молоканам помогали добровольцы, во главе с Львом Толстым.
Поля, хорошо говорящая по-русски, рассказала, что при их родной церкви, есть русская школа, куда родители-молокане отправляют своих детей учить русский язык. Так живут здесь в Америке уже несколько поколений этих замечательных верующих! Конечно, это отличный пример для подражания и для других русских эмигрантов.
Наверху светило яркое солнце но из-за обилия воды, было совсем не жарко. Мы посидели у озера в лесочке на больших круглых булыжниках. Съели свой пикник, любуясь на отвесные скальные склоны, вздымающиеся перед нами. Где- то там, в ущелье или уже на плато, берёт начало наша речка Мерсед.
Река, здесь, стекает в озеро по гладкому каменному, широкому спуску и можно кататься в этом потоке по плоскому, чуть под уклон, камню. Умельцы, как в Аква-парке, катятся на «пятой точке» вместе с водным потоком и попадают в озеро.
Когда мы ели, нас атаковали белки. Нисколько не боящиеся людей и старающиеся стащить продукты у отдыхающих. Эти белки своим нахальство напоминаю голодных крыс и потому вызывают брезгливое отвращение.
После еды, посидели на каменном ложе, наблюдая, как река, тонким слоем бегучей воды, устремляется по склону в озеро, перед водопадом.
После отдыха, отправились в обратный путь, уже по другой пологой тропе, серпантином спускающаяся к развилке. В начале пришлось подниматься вверх, на лесистый перевал. Оттуда увидели верхний водопад «Невада» подняться к которому, у нас уже не было времени. После перевала, стали зигзагами спускаться вдоль отвесной гранитной стены, теперь уже слева...
Наконец, уже к пяти часам вечера, изрядно уставшие, возвратились к мосту, откуда начинали наш путь по тропе со ступеньками. Там, напились свежей холодной воды из рукотворного фонтана, сели на склоне и съели оставшиеся от обеда фрукты и «сникерсы».
Потом стали спускаться вниз, по знакомой бетонированной тропе. Людей к вечеру стало намного меньше и мы очень быстро спустились к дороге. Спустились к остановке «шаттла» к шести часам, и в комфорте доехали до автостоянки — в салоне автобуса был кондиционер.
Сели в машину, и уже на закате. Покинули гостеприимный Йосемити, сделав прощальную остановку на смотровой площадке, около входа в тоннель. Завтра мы возвращаемся в Окленд, сдаём там свою машину, а оттуда, улетаем в Прово...
Ехали домой, любуясь окружающими видами и обещали друг другу, что постараемся сюда вернуться ещё хотя бы один раз!
Утром, седьмого сентября, встали, как обычно в день отъезда в шесть часов утра, позавтракали и собрав чемоданы и рюкзаки, в семь тридцать выехали в сторону Окленда.
Утро свежее. Прохладное. Тайга кругом стоит, как зачарованная и мы, вдохновлённые этой красотой, понеслись вперёд, по сорок девятой дороге из Йосемити, в сторону Сан-Франциско.
В воздухе снова запахло дымом, значит где то пожар и нам навстречу попалось около двадцати пожарных машин. Мчащихся в сторону горелой тайги. Тушение лесных пожаров, одна из главных забот местных властей и пожарных. Северная Калифорния, стоит под жарким солнцем, без дождей, уже несколько недель. Кругом всё высохло и стало как порох. Это самое опасное для здешней тайги время.
Через какое-то время, леса закончились и начались бесконечные холмы с жёлтой травой покрывающей склоны, этой полу пустыни. Хотя ближе к Окленду, на этих холмах видны пасущиеся коровы.
Заехали в кафе маленьком городке, на полпути и там, я как выяснилось позже, оставил свой пуловер на спинке стула. В кафе наблюдали воскресную жизнь американцев. Две семьи пришли в ресторан и сидели переговариваясь. Главы семьи обсуждали результаты игр местных футбольных команд и конечно это был американский футбол.
Люди в таких городках живут зажиточно и очень замкнуто. Для мужчин, главная тема для разговоров — это спорт, а для женщин дети и кухня. Американцев мало беспокоят проблемы в мире, в отличии от тех же русских. Хотя возможно, что нынешний высокий уровень жизни, даже в среднем, держится за счёт жизни в долг. Всем известен американский гигантский долг достигающий почти двух десятков триллионов долларов. Но это тема уже другого разговора...
Приехали в наш эконом - «лодж», заказанный ещё из Лондона, уже в первом часу, оставили там вещи и поехали отдавать нашу машину, на стоянку.
Последний раз прокатились на очередной съёмной машине, отдали нашего мустанга «Форда» служащему и пешком вернулись в нашу гостиницу с внутренним двориком и даже бассейном. Сдача машины, заняла буквально минуту. Здесь никто не трясётся над каждой царапиной и потому оформление и сдача машин занимает считанные минуты.
Для Америки, человек идущий пешком вдоль дороги — явление необычное. Все тут ездят на машинах, и потому автобусная сеть развита слабо. Весь американский быт построен «на машине» Поэтому от стоянки до мотеля мы шли пешком.
Потом, поехали на «Барте» - местном метро в центр Сан Франциско и погуляли по набережной, но уже в другую сторону, дойдя до знаменитого бейсбольного стадиона. Потом, вернулись через центр и снова на метро вернулись в наш «лодж».
Отдохнув, пошли в соседний пакистанский ресторан-буфет, где замечательно поужинали, блюдами национальной кухни. Пицца была острой и пришлось запивать пивом, а напоследок съели по пригоршне каких-то семян очищающих ещё и зубы — так принято и в Индии, подсказала мне Су, которая год прожила в Пенджабе. Будучи совсем молодой...
После, пришли к себе, собрали чемоданы и приготовились к перелёту в Прово.
Утром встали, искупались в бассейне, позавтракали и сказав «до свиданья» гостеприимному эконом-лоджу, поехали на местном «шаттле» в аэропорт. По дороге, разговорились с водителем. Он оказался из Ирака, а родился в Бахрейне. Узнав, что я русский, он обрадовался, как земляку и сказал, что русских уважают в странах Азии и Ближнего Востока...
На вопрос — как в Ираке, коротко ответил: «Взрывают!»

Продолжение следует.

Январь 2015 года. Лондон. Владимир Кабаков.

Остальные произведения Владимира Кабакова можно прочитать на сайте «Русский Альбион»: http://www.russian-albion.com или в литературно-историческом журнале "Что есть Истина?": http://istina.russian-albion.com Е-майл: russianalbion@narod.ru






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 401
© 30.01.2015 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2015-1249814

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1