Разветси





(Глава из Летописи Легко и Просто 3)


Владычица перед зеркалом во дворе, огромным и настоящим. Из тех, что вышли из тайных мастерских Зеркальщиков, чей кодекс прост и неумолим: отражающей поверхности надлежит идеально отражать, иначе она не имеет права именоваться зеркалом.
И потому гонимы мастера суетными и не желающими видеть свою неприглядную сущность людьми.

Леди Тейлин это не касается, она благоволит к виртуозам, как и ко всякому созвучному Живому.

Повелительница без королевства, без короны и без челяди. И с ней только друзья. Вот, что отражается в зеркальной глади. Ничем не ограниченная Всевозможность, довольная собою и не обремененная суетою. Все миры на выбор охотно улягутся к ее ногам, но пыль Владычицы Исконной не интересна.

Мало кому удается развлечь Повелительницу По Крови.
Редки те, кто интересен великой и великолепной леди Тейлин.
Стоящий за ее спиною – редкость среди редких. И потому она вопросом благоволит к нему.

- Как считаешь смогу я, будучи такой, очаровать этого не заслуживающего даже моего ногтя обалдуя? - придирчиво оглядела очередной наряд – еще один женский образ – красавица.
- Если Сокровенная говорит о моем друге Алане, то смею заметить: он давно очарован вами. Причем очарование сие вне всяких чар и прелестей любых. Оно совершенно, как и всё, к чему вы прикасаетесь. Он любит вашу суть.

- Да, ты прав, как-то не очень. Этот облик какой-то слащавый, а ну попробую я этот.

Владычица По Крови в новом воплощеньи, придирчиво оглядывает отраженье.

- Вот бы и нам искусство перевоплощения, - восхищенно вздохнул Гонзик, обращаясь к другу. – Ты претворился бы мной, а я тобой. И никто ни о чем не догадался бы.

Горна передернуло от такой перспективы.



- Как тебе этот образ? По-моему очень миленько. Алан любит миленькое.
- Алан любит вас, без всяких приукрас!

- Забавно, - оценила ответ властительница. – Так, как тебе?
- Ничто не может замутить ваше чистое сиянье. Даже самая прекрасная человеческая красота. Вы вне всех эталонов красоты.

- Гонзик! – леди Тейлин приподняла бровь. – Отвечай!
- Я бы порекомендовал вам, Непостижимая, не облики менять, а стиль одежды.

- Что именно?
- Пусть будут джинсы на подтяжках и футболка.

- Гонзик!!!
- Вы попробуйте. Вот джинсы – трубочки, а вот ваш топик.

- Подтяжки для чего?
- А сами оцените. Да нет же, их по бокам груди пустите. Снаружи, не внутри. Вот так.

- Мне не зачем подчеркивать свой бюст!
- Он и так всё говорит сам за себя, согласен. Но посмотрите, как он прекрасен и соблазнителен именно сейчас.

- Сейчас пойду проверю на Алане и если ты … В общем, молись.

Гонзик истерично рассмеялся, когда Повелительница скрылась в доме.

- Молиться?!! Горн, это… что это … это наказание такое?!! И ни одной не знаю я молитвы. Как мне молиться? Молитва … как читается молитва?
- Обращаешься к богам и клянчишь, что тебе необходимо … вроде так, - нерешительно ответил Горн.

- А как просить мне избавленья? О, великий-развеликий дядечка на небесах! Спаси меня от леди Тейлин … Так, что ли? – хихикнул Гонзик. – От нее спасешься, как же! Она, и дядечек небесных всех пофинчикрыжит, заступничков моих, и меня десертом съест неторопливо!
Я помню, как в Разветси было! Хотели тоже что-то леди Тейлин заяснить Хранители Печали Божьей вместе со своим богом – Великим Скорбным.
Сколько слов сказать успели? Десять?
- Восемь, - ответил Горн. – Я сосчитал. Считать нетрудно было. Сказали: «Ты нам не указ», потом четыре раза прокричали: «Помогите» ...


… Церемония воспевания хандры по богу шла полным ходом, когда вломились двое. Они шагали грязными сапожищами по застеленной парчой траурной зале. Нелепо махали руками, чтобы удержаться от падения на скользкой поверхности ткани и непочтительно хихикали.

- Я же говорил, что мы не опоздаем, - звонко вибрировал мальчишеский голос.
- Ты говорил! Это я говорил, - глухо ворчал бас его собеседника. – Смотри, если передвигаться на манер конькобежцев, получается здорово!

- Тихо, - зашикали на них присутствующие. – Его Скорбейшество готовится произнести молитву.
- Какое святотатство: обутыми входить в храм Скорби и Печали!!! – возмущались они, пока нахальная парочка скользила к алтарю.



- Ты говорил: будет весело, - Горн зевнул, устраиваясь на лежаке тюремной камеры.
- Я и сейчас это говорю, - плут посопел носом. – Сейчас допросы пойдут: кто подослал, с какой целью, ты на службе у сатаны. Потом казнь.

- Класс!!! – подтвердил воин. – Но я уверен, что-то ты еще тут провернуть решил. Под шумок.
- Не понимаю, о чем речь? Хотя ты прав. Этих разветси требуется развести. На чистую водичку вывести.



Приготовления к казни были завершены. Гонзик и Горн, коленопреклоненные, со связанными руками и опущенными на плахи головами, тщательно изображали перепуг.

- Еще чуть-чуточку, - просил неслышно друга Гонзик. – Еще чуть-чуть. Пусть топоры над нами занесут, тогда развяжемся и порезвимся. Пусть будет пресловутый апогей, и неожиданность развязки будет.

Блеснули, будто по команде топоры и ... замерли в руках, парализованных от страха палачей.
И общий выдох ужаса пронёсся над толпою.

Безжалостная леди Тейлин. Ее приход набатом в уши бьет и гулкими толчками крови в сердце отдается.
Теперь никто не шелохнется.
Ни за что.



- Где мои малыши? – грозно ворвалась Повелительница По Крови в замок.
- Малыши?!! У нас нет никого, кроме двух фантомов злобных, - ответил ей насмешливо Верховный Скорбный. – И их как раз сейчас казнят.

Он указал ей на окно, в которое виднелась площадь, где устраивалась пышно казнь.
Леди Тейлин вмиг в окно вспорхнула и посредине действа очутилась.
И общий выдох ужаса пронёсся над толпою.

- Всё это бесподобство прекращаю, - Владычица распорядилась.
- О, леди Тейлин, - обрадовался леди Тейлин Гонзик. – А нас решили чуточку убить!

- Ты еще не наигрался?!! – бурчит сердито Горн. – Давай завязывать с дурацкою игрою!
- Да, Гонзик, хватит, - попросила Недостижимая плута.

- Ну, еще немножечко, - просит плут. – Сейчас топор над головою занесут, а я вместо себя Жреца подсуну. Вот оралово-то будет, когда ему свои же голову отрубят!
- Я никому и даже думать не позволю, что можно мою свиту к чему-то там приговорить, - тихий и нещадный голос леди Тейлин кровь леденил всем, у кого она была.

Но были те, кто перестали кровь струить собою. Те, кто сумел в Безжизненности так намертво и жестко утвердиться, что запросто сумел без крови обходиться.
Верховный Скорбный величаво появился, чтобы сказать Владычице: - Ты нам не указ!

Чтобы изречь надменно, что давно уже мечтал Владычице сказать. И умереть красивой вспышкой в общей вспышке, сгоревших, как туалетные бумажки, собравшихся на площади казнелюбов.



- Что ты за пазуху уже засунул, Гонзик? Что стырил у разветси?
- Да ничего особенного, Горн. Ты что-то мне сказать хотел, гораздо более срочное. Что там у тебя, дружище? Рассказывай.

- Мы побеспокоили своей игрою леди Тейлин, - сказал Горн Гонзику. – Прощения придется попросить.
- Придется, - согласился Гонзик.

- Простите, леди Тейлин, мы заигрались, - друзья Властительнице признались.
- Простить? За что? – Владычица По Крови отвлеклась от созерцания заката. – А впрочем, мне какая разница. Желаете вы моего прощенья – получайте. Я вас прощаю.
Можете обнять меня …



- Надо же, как просто всё, - прическу поправляет и оглядывает перед зеркалом свой вид довольная собою леди Тейлин. – Ты был прав. Кто бы мог подумать, как просто всё.
- Не устаю восхищаться Вашей блистательной сутью, Недостижимая, - восхищенно покачал головой Гонзик. – Вы все время разная и в тот же самый миг прекрасная, какою можете быть только вы!!!

- Приятно, милый. Я благодарна, за слог красивый твой и за совет достойный. Как хорошо, когда со мною рядом те, кто истинно достойны, чтоб оценить величие мое и простоту.
- И красоту, Непостижимая, и мудрость, - добавил плут. – Мне счастье большее не в том, что я достоин, а в том, что удостоен вашей честью: благоволИть ко мне.

- И снова мне приятно, еще и от того, что мне приятен ты.
Чем я могу пожаловать тебя, мое дитя?
- Мне б научиться перевоплощаться, облики менять.

- А для чего?
- Для озорства, - признался Гонзик.

- Для озорства?
- Ага.

- Для озорства, легко и просто научу, - кивает леди Тейлин и просит мягко обормота. – Прости мне, Гонзичек, мою несносность.
- Главная несносность – внезапная поносность, - пошутил тот и, прижав руки к груди, произнес проникновенно. – Вы очень симпатичны, леди Тейлин, мне. Мне по нутру Ваша Живая Суть …


Алан Лига Легко и Просто
http://legkoiprosto.ucoz.ru/






Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 153
© 24.01.2015 Алан Лига Легко и Просто

Рубрика произведения: Проза -> Мистика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1