Ах, как кружится голова!


Ах, как кружится голова!


–Иза! Иза! Я знаю, где мы с тобой будем отмечать свой день рождения,– раздалось так неожиданно и совсем рядом, что стоявшая у окна Изольда Тихоновна и наблюдавшая удивительную картину, как за прекрасной, огромной , серебристой птицей- болотным лунем носится сорока и клюет его то в пятку, то в хвост, а он безмятежно машет крыльями, но поддается и сбегает с чужих угодий, вздрогнула:
–Лиззи, ну, что за манеры? Что ты вбегаешь, как дикая коза, а кричишь еще громче? И потом, какая я тебе Иза? Сколько повторять уже, мое имя – Изольда. Сложно запомнить разве?
Так уж получилось, что две почтенные дамы жили рядом с древних времен и с тех же времен дружили. Были замужем, но благополучно развелись и воспитывали двоих детей на двоих. У Изольды Тихоновны была девочка, а у Елизаветы Петровны –мальчик, тоже дружившие с детства. А, став взрослыми, полюбили друг друга, поженились, родили внуков на радость бабушкам, сблизив тех окончательно и бесповоротно, и уехали жить на другой конец страны. А подруги остались вдвоем. Они даже убрали балконную перегородку и могли беспрепятственно навещать друг друга. Так они и делали. По сути, жили вместе, расставаясь только на ночь.
–Успокоилась?– фыркнула Елизавета Петровна.–Ты же называешь меня какой-то собачьей кличкой, я не спорю и не возмущаюсь. А ведь я- Лиза, Лизавета!
–Какой еще собачьей?!– взвилась Изольда Тихоновна. Диалог грозил перерасти в никому ненужный постоянный спор, а Елизавете Петровне уж очень не терпелось поделиться своими мыслями.
-Ладно,– примирительно улыбнулась она,– ты лучше выслушай, что я придумала. Мы отметим день рождения наш в ресторане! Ну, как?– она раскраснелась, глаза сияли и на мгновение Изольде показалось, что перед ней прежняя молодая ,веселая Лиза.
Еще одно совпадение – у подруг дни рождения совпадали тоже, как и год был общим. Им обеим исполнялось по шестьдесят лет.
–Завтра мы получим пенсии и…Ну как?–Лизавета в нетерпении ожидала приговора. Ей очень хотелось побывать в ресторане, но она знала, что в такое присутственное место следует ходить с кавалером или, на худой конец, с Изольдой. Ведь она же дама, а не какая-нибудь профурсетка и дама почтенная.
У Изольды вспыхнули глаза. Она часто-часто заморгала и прошептала с придыханием:
-Думаешь, мы можем себе это позволить?
–Можем,– уверенно кивнула Лизавета, усаживаясь в кресло и вытягивая ноги, – один раз живем…
–И то верно,– лучилась , словно северное сияние, Изольда,– только…
–Что еще? – брови Елизаветы недоуменно поползли вверх,–ну?
–Я хочу в этот , как его,– Изольда беспомощно захлопала ,уже потерявшими свой цвет, ресницами,– в это …стриптиз…кажется,– прошептала она,– я никогда не видела ,– и она умоляюще сложила лапки.
–Почему шепотом? А ты знаешь, я тоже там никогда не была , но ты права, надо успеть увидеть многое, если не можем всё…Давай посетим сие злачное место,–Лизавета даже раскраснелась от собственной смелости.
–Ах, как у меня закружилась голова!– Изольда зажмурилась.
–Из-за чего?
–От предчувствия чего-то особенного! Ах, ты не понимаешь, как она может кружиться! Не всем дано…
Лизавета пожала плечами.
–Кого-нибудь позовем?—спохватилась Изольда.
–Никого,– отрезала Лиза,– только вдвоем. Жить потом как будем?– резонно заметила она.
Изольда согласно закивала. Лиззи права.
–А в чем мы пойдем? Туда ведь не пойдешь абы как,- задумалась Изольда.
–Я надену свою фланелевую кофточку. Ту, помнишь, желтенькую в белый и красный горох.
–Ты бы еще в пижаме пошла,– фыркнула Изольда.
–А ты говорила , мне идет…,–надула губы Лизавета.
–Идет… По дому ходить… А вот у меня кажется есть кое-что,–она сделала загадочное лицо и быстро направилась к шкафу, забыв про вытянутые ноги Лизы. Разогнавшись, Изольда запуталась в них и пролетела дальше необходимого , удобно примостившись лбом к стене. Она схватилась за ушибленное место. Рог рос прямо под рукой ежесекундно. Сморщившись от боли , а еще больше от обиды за то, что завтрашний чудный вечер уже не состоится, она пробурчала:
–Чего расставила свои лапти? Мешают? Болят? Так надо удалить и все дела… Хоть никто страдать не будет.
Расстроенная Лизавета бросилась к подруге:
–Ну, прости меня, дорогая! Ты же знаешь, я не хотела…Чего ты носишься , как юный щенок? В зеркало смотреть надо почаще… Тогда и охота к беготне пропадет…,– говоря это, Лизавета смоталась на кухню и вынула из морозилки пакет с пельменями и теперь старательно прикладывала к пострадавшему месту одновременно пытаясь уложить подругу на диван.
–Что ты мне всё тычешь эти пельмени!– сердилась Изольда.–Сейчас растают и слипнутся . А мне лед нужен! Дай мне ложку!– она ринулась на кухню. Льда не нашлось. Тогда Изольда схватила ложку и принялась, смачивая ее холодной водой, прикладывать к образовавшемуся синяку.
–Чем пельмени хуже?– пожала плечами Лизавета.–Ну, вот рог, кажется, уменьшился,– удовлетворилась она, осмотрев лоб Изольды,– а синяк…Катюшку позовем, она загримирует.
Катюшка – знакомая девушка, живущая этажом выше, была молодой , модницей, всегда внимательной и вежливой.
-Она не откажет…
–Не откажет,– горестно вздыхала Изольда и вдруг вспомнила,– а почему это ты меня всё к зеркалу отсылала. Хочешь сказать, что я старая уже? Признавайся. Завидно некоторым, пальцем показывать не буду, что я еще ничего и на меня заглядываются даже молодые мужчины.
–Как же ! Завидую,– развеселилась Лизавета.–У тебя уже внуки…
–Ну и что?- забыв про синяк, Изольда вскочила резвой козочкой, зацепилась ногой теперь уже за, развалившуюся посреди кухни, рыжую кошку Люську, которая тут же недовольно зафырчала, приоткрыв желтый глаз, и собралась было отправиться в увлекательный полет, если бы не Лизавета. Она, как всегда, оказалась тут как тут , поймав подругу уже в самый ответственный момент взлета, и поставила, удерживая в вертикальном положении.
– Ну и что?– Изольда уперла руки в бока, не обращая никакого внимания на рассерженную Люську, чем очень обидела избалованную особу, повернувшуюся задом к обеим дамам и удалившуюся , слегка подергивая хвостом, -всё равно завидуешь моей сохранившейся фигуре. Сама –то вон как булка расплылась…
-Я- булка?! Ну, знаешь, это уже слишком даже для тебя. Я пойду , и празднуй одна.
Но праздновать одной Изольде не хотелось. Тем более культпоход грозил накрыться медным тазом и все из-за вытянутых ног Лизаветы, да и та тоже не желала продолжать прения ,и они дружненько вернулись к волнующей теме нарядов.
– Так в чем мы пойдем?– первой после недолгого молчания заговорила Изольда.
–Ты же мне хотела показать какое-то платье,– напомнила Лизавета.
–А-а…Сейчас!-Изольда сбросила домашний халатик и ринулась в комнату.
–Стой! Куда опять несешься?!-Лиза покачала головой и , подхватив полотенце, решила помыть чашки.
В этот момент раздался звонок . От неожиданности Изольда резко затормозила и , развернувшись, двинулась в другом направлении. Распахнув дверь, дама выжидательно уставилась на Ивана Семеновича, довольно подержанного, одинокого господина, проживающего этажом ниже. Тот с любопытством разглядывал хозяйку квартиры и молча разевал рот.
–Кто там, Иза?–Лизавета выплыла из кухни и , оценив обстановку, сунула подруге в руки полотенце,– прикройся.
Изольда автоматически кивнула, попыталась соорудить из полотенца сари, но то оказалось слишком маленьким и она оставила его в руках , обмахиваясь концом, будто веером.
–Ты чего, Семеныч?–ухмыльнулась Лизавета.–Дар речи утратил от красоты такой? Оденься, Иза,– обратилась она опять к подруге,–а то так и не узнаем чему обязаны.
–Изольда,- привычно поправила Изольда Лизу и скрылась в комнате.
Наконец -то, Семеныч смог моргнуть.
–Ну?-повторила Лизавета.–Чего хотел? Мы заняты.
–Э-э-э…Я это… У вас же день рождения завтра. Хотел спросить, может помочь чем?
–Помочь? Чем? Пироги трескать? Так мы не будем завтра отмечать…А теперь, ступай…Видишь, нЕкогда.
-Лиззи,–выглянула из комнаты Изольда. Выглядела она сногсшибательно. Маленькое черное платье обтягивало ее тощенькую фигуру, подчеркивая излишнюю худобу немолодого тела, открывая плечи и ноги по самое не могу.
– Ты скоро?– капризно оттопырив губки, пропела она.
Собравшийся уходить Семеныч опять застопорился, не желая двигаться дальше. Вытаращив глаза, он наблюдал, как Изольда плывет точно по воздуху. Дамы явно что-то затевали , не желая посвящать в это его, а Семенычу страсть как хотелось узнать что именно, но еще больше он мечтал отведать праздничных пирогов.
–Ну ,всё! Представление окончено. Иди уже,–Лизавета решительно оттолкнула навязчивого соседа и захлопнула дверь.

Семеныч попятился и обиженно засопел.
–Что? Не пускают?- Марья Ивановна, попыхивая как паровоз, поднималась по лестнице. В руках она несла огромные и, судя по всему, очень тяжелые сумки. Она остановилась передохнуть перед тем , как подняться на свой, следующий этаж.
–Заняты , говорят,– с такой отчаянной грустью, прошептал Семеныч, что Марья Ивановна немедленно принялась его жалеть.
-А ты чего хотел? Может, я чем помогу?
–У них завтра день рождения…пироги…
–А! Ты пирогов хотел?- догадалась соседка.– Кушать хочешь? Так заходи, накормлю. Правда, пирогов не обещаю, а вот борщ у меня знатный, наваристый, на косточке, со сметанкой.
Воодушевленный таким рассказом, Семеныч сразу взбодрился.
–Жаль, конечно, что без пирогов…
--Смотрите на него, он еще и не доволен,–рассердилась Марья Ивановна,– не хочешь, ходи голодный.
-Хочу! Очень хочу!-Семеныч шустро подхватил сумки и , изгибаясь под их тяжестью, словно былинка в поле на ветру, понес .

–Иза!- тем временем принялась распекать подругу Лизавета.- Ты с ума сошла?! Ты зачем в таком виде вылезла? Людей пугать или Семеныча соблазнить решила?
–Скажешь тоже …Семеныча… Нужна мне эта старая сушеная вобла. К тому же вредная….
–А чего же тогда вылезла в этом ужасе? И где только такой вульгарности нахваталась ?– всплескивала руками Лизавета.– Со мной живешь… Перед глазами, так сказать, пример…
–Это платье Женечки, дочки моей…
-Так на ней оно хорошо. А ты на кого похожа в нем?
-Что опять не так?–обиженно засопела Иза.-Тебя послушаешь, в пижаме ходить будешь….,–сердилась она,- сама в ресторан во фланелевой кофточке собралась, а туда же… учит…
–В зеркало смотрись чаще и всё поймешь,-заметила Лизавета.
–То-то я смотрю, ты глаз от него не отрываешь, всё красотой своей любуешься,– ехидно заметила Изольда и добавила,– завидуй-завидуй, а на меня еще молодые поглядывают…
–Угу,-кивнула Лизвета,–думают, уступить бабушке место или так постоит…
–Ну тебя!– Изольда махнула с досадой рукой.–Что делать-то будем?
-На рынок…
–На рынок? Мы же на стриптиз собираемся, а не у телевизора сидеть…Что мы там купим? Может , в магазин?
–Там дорого,– отрезала Лизавета.
–Но …
–Никаких но! Кушать потом что будем?
Посопев немного, Изольда смирилась и , надев шляпку, остановилась, поджидая пока Лизавета наденет платочек.

Дверь распахнули так быстро, что это оказалось полной неожиданностью для Семеныча. Похлебав борща у Марьи Ивановны, он устроился у входа в квартиру, где , как он знал, находились подруги. Затеваемое ими мероприятие, да еще накануне дня рождения обеих не давало ему покоя. Он не успел вовремя ретироваться и теперь стоял , держась за нос, который пострадал сильнее , ибо был не только самой выпуклой частью лица , но и отличался особенным любопытством. Благодаря этому самому неуемному любопытству Семеныч теперь испытывал чувство неловкости и страдал от боли.
-Опять ты?! Подслушивал , старый пень, подслушивал,–возмущалась Лизавета, а Изольда только презрительно наморщила носик.
-Пойдем, Лиззи,- позвала она, и дамы двинулись по направлению к рынку. Благо он находился совсем близко.
–Да, не подслушивал я!– встрепенулся, наконец, Семеныч.- Просто рядом проходил.
И не дождавшись ответа, решил проследить, куда и зачем направляются соседки.

По рынку ходили долго, утомились, конечно, но подобрать наряды никак не получалось. То что-то не устраивало одну, то что –то не нравилось другой. И вот , наконец, купили шелковый брючный костюм вишневого цвета для Изольды и синее платье для Лизаветы.
–Ну, всё!Идем домой,– обрадовалась было Лиза.
Но не тут-то было. Изольда заявила, что им непременно нужны шарфики.
–Они делают женщин женщинами,– заявила она.
Пришлось подбирать к нарядам и шарфики. Потом оказалось, что нужны и туфли. Пошли по другому кругу. Изольда хотела на высоком каблуке, а уставшая Лизавета мечтала о чем-то похожем на тапочки. Поссорившись, подруги выбрали лодочки на среднем каблуке.
–Теперь домой!
–А сумочки?!– ужаснулась Изольда.– Мы стриптиз глядеть пойдем с этими баулами?! Я никуда не пойду,–заявила она.
Сумочки тоже были найдены, хоть и не сразу.
Солнце припекало, и бродившему следом за дамами Семенычу нагрело лысину так, что она покрылась капельками росы. Но он уже ничего не замечал, а потому и утратил бдительность, не заметил, как оказался рядом с соседками и столкнулся с ними нос к носу.
–Да , что же это такое!–Лизавета даже пакеты выронила.-Следить за нами вздумал.
-Не следил я,– дрыгнул ножкой Семеныч. Видимо, это должно было означать расшаркивание.– Я …это… фуражку ходил выбирать… Жарко же,– нашелся он…
–Выбрал?
–Нет…Устал только…,–Семеныч жалостливо заглядывая в глаза обеим дамам по очереди, надеясь на сочувствие.
–Так иди…
–Нет-нет… В другой раз…. А сейчас, если позволите,– он опять дрыгнул ножкой,– помогу вам.
Кто же от помощи отказывается? И дамы вручили пакеты Семенычу, а сами налегке двинулись домой.


В подъезде было прохладно. Семеныч донес сумки прямо до квартиры и замер, не зная , в какую из двух дамы двинутся.
-Спасибо тебе,- пропела Лизавета,– теперь мы сами…
–Нет-нет… Я уж и в квартиру доставлю…
В это время по лестнице, напевая, сбегала Катюшка.
–Добрый день всем!– весело поздоровалась она.–По магазинам ходили?
-На рынок,– вздохнула Изольда.-Катенька, не зайдете к нам на минутку. Надо поговорить.
-Конечно,– согласилась девушка.
Тем временем Изольда открыла дверь своей квартиры и принялась отбирать пакеты у Семеныча, который сопротивлялся изо всех сил.
–Я помогу –помогу …,– твердил он. Было обидно до слез. Что-то таинственное продолжалось, а его гонят. Вон даже эту свистушку Катьку позвали. Но даже хрюкнул от досады, пытаясь удержать последний пакет, отчего тот порвался, и прекрасные туфельки предстали перед взором Семеныча. Так и есть , что-то затевается завтра и без него. Обида душила его, он не мог понять, чем же он так прогневил подруг. Дверь захлопнулась и Семеныч приложил ухо к ней, надеясь услышать хоть что-нибудь… Но говорили так тихо, что он так ничего и не узнал. Только слышал, как Катька сказала, что зайдет завтра и принял решение поутру занять свой наблюдательный пункт.

А утром Лизавета чуть свет по балкону принеслась к подруге, которую застала в изрядном волнении. Даже пятна красные выступили на щеках.
–Ах, как кружится голова!- твердила она.- Как кружится голова…
–Так,может, никуда не пойдем?– всполошилась Лиза.
–Как это?!– Изольда даже подпрыгнула в кресле.–Это приятное волнение…Ах, как перед балом дева юная…
-Тоже мне, дева юная,– фыркнула Лизавета.
Катюшка прибыла вовремя, помогла уложить волосы и даже нанесла легкий макияж и проследила, как дамы наряжаются. Подправила там, где надо и встала поодаль.
-Ах, какие же вы красавицы у меня. Ну, ладно, я пошла. Если что, скажете, что ко мне. Я там администратором работаю,– напомнила она.
Подруги дружно закивали, толкаясь перед зеркалом.

Семеныч долго стоял на своем посту. Уже и Катька выскочила, направилась к себе. А подруги и носа еще не высовывали. А так хотелось узнать, что же такое они затеяли. Не выдержав, Семеныч нажал на звонок. Оно и правильно. Надо же подруг поздравить с юбилеем. Дверь долго не открывалась. Наконец, она распахнулась и Семеныч обмер. Такой красоты неземной он давно не видел. Две дамы были нарядны и душисты.
-Опять ты! – ахнула Изольда.
-Я …это… поздравить заглянул…,– замялся Семеныч.
–Поздравляй,– разрешила Лизавета.
-Поздравляю,– расшаркался Семеныч,– вы такие красавицы,– промолвил он, переводя дыхание.
–Спасибо,– хором отозвались подруги.
–А теперь иди,– Лизавета захлопнула дверь перед самым носом. И Семеныч так и не успел ничего разглядеть.
Подруги же тем временем устремились к зеркалу.
В это время выглянула Марья Ивановна.
–Всё стоишь, болезный?– поинтересовалась она.– Заходи хоть супчику куриного покушай.
Семеныч замялся, боясь упустить соседок. Но соблазн в виде куриного супчика был так велик, что он отправился в гости.
Тем временем дамы покинули квартиру, удивившись мимоходом. Что дежурного на месте не оказалось.
В стрипклуб их не пустили. Дежуривший у входа, амбал попросил дам удалиться и не мешать движению посетителей.
–Но почему?
–Мест нет,– невозмутимо ответствовал он.
Пригорюнились подруги. В этот момент выглянула Катюшка.
–Володя, пропусти дам. Они ко мне.
Полумрак помещения не понравился сразу. Гремела музыка ,и нежные уши Изольды заложило. Катюшка усадила дам, велела принести вина. Вертящаяся у столба девица не вызвала никакого интереса.
–Давай выпьем. Не зря же пришли,– Лизавета подняла бокал. Потом еще и еще.
Появившийся юноша уже был встречен более благосклонно. И Изольда разошлась, даже попыталась кричать « бис», но Катюшка заметила, что здесь так не принято. Если танец нравится, деньги надо совать в трусики.
Подруги обомлели,но вино, всеобщее веселье сделали свое дело. Попробовав один раз, они осмелели.
-Ты заметила, –толкала в бок Лизавету Изольда,- я понравилась тому молодому человеку.
–С чего ты взяла?
–Он так смотрит и подходит ко мне постоянно… Ах, как кружится голова…
–Он подходит, чтобы денег побольше ему дала. Поняла?– фыркнула Лизавета.– Но… угомонись уже… Останемся без копейки….
Но Изольда не слушала ворчанье подруги. Она достала ручку и написала на банкноте свой телефон…
–Пойдем,– Лизавета встала,– хватит нам.
–Но…
-Нет!- отрезала она.

Подруги вышли в ночь. Рассыпавшиеся звезды , как будто подмигивали, обещая неземное блаженство в будущем. Так казалось Изольде. Она унеслась в мечтах, забыв обо всем. Лизавете же не казалось ничего.Она не замечала ни звезд, ни вылупившейся луны. Она хмурилась, сердилась на свою неразумность, сердилась , что дала Изольде уговорить себя пойти в этот клуб. Посидели бы спокойно в недорогом ресторанчике, а так… Пенсия помахала последней купюрой и спряталась в штанах этого пройдохи. Ведь знала, что Изольду остановить сложно.

Семеныч быстро похлебал супчику, из вежливости отвечая Марье Ивановне , и ринулся на свой пост. Но за дверью стояла тишина. Постояв часа два, он забеспокоился и принялся названивать.
–Не звони,– крикнула ему всё та же Марья Ивановна,- они ушли и уже давно.
–Как давно?– вытаращил глаза Семеныч.–В окно что ли улетели?
–Ты обедал, а я к окну подошла и увидела, идут расфуфыренные…
–А почему не сказала?– разозлился Семеныч.
–А обязана? Разве они тебя с собой звали? Нет? Вот то-то…А то возмущается,– обиделась она и спряталась в своей квартире.
–Сбежали, значит,– ворчал Семеныч, усаживаясь на ступеньку, - ну-ну…
Сидеть пришлось долго , он задремал и снились ему пирожки с капустой.

–Ой!
–Тихо ты,– зашипела Лизавета. Она уже заметила на ступеньках Семеныча,– разбудишь. Опять приставать начнет…
–Нужен он…,–Изольда скривилась,– мне завтра тот красавец позвонит…
–Как же, надейся…
Они тихонько вошли к Изольде.
-Вот увидишь,–она мечтательно улыбнулась.
–Ладно, я к себе. Ложись уже и дверь никому не открывай.

Следующее утро оказалось тяжелым. Болела голова, сил не было. Кто-то отчаянно трезвонил в дверь, но Изольда даже не поднялась. С Лизаветой творилось то же самое, но она нашла в себе силы и прибыла к подруге со сваренным бульончиком.
–Голова болит,- пожаловалась Изольда,– а еще кто-то трезвонит постоянно.
–Да , это Семеныч проснулся…
–А….–Изольда махнула рукой.
–Голова болит и у меня, но на что мы будем жить?
–А пенсия?
–Пенсия ту-ту…Ты ее всю засунула в штаны этого проходимца.
-Почему же проходимца?–обиделась Изольда.- Ты тоже совала…
–И я …старая дура…
–И что? Совсем ничего?
–Нет. Знаешь, Иза, я что подумала, мы пойдем к нему и попросим вернуть деньги…
-Нет-нет… Я не пойду…Я не могу…
-Можешь…
С Лизаветой спорить было бесполезно, и дамы, приведя себя в порядок, двинулись к клубу. Им повезло, молодой человек как раз подъехал.
–Иди,– Лиза пихнула Изольду. Та отмахнулась, состроив умильную улыбку, но юноша не обратил на нее никакого внимания.
–Как же так?- растерялась Изольда.-Он что? Не узнал меня?
–И думать забыл…Идем за деньгами,– Лизавета крепко ухватила подругу за руку и они двинулись к молодому человеку.
-–Молодой человек,– начала разговор Лиза,– вы нас помните?
Тот недоуменно пожал плечами.
–Поклонницы твои,– хохотнул охранник.
Но Лиза не обращала внимания.
-Понимаете, мы вчера забыли у вас там,– она показала глазами на то место, где они забыли,–деньги. А это вся наша пенсия.
–И че?
–Отдайте нам ее.
-Еще че придумаете, тетки? Я заработал эти деньги. Ведь танцевал же? Танцевал…Вот и идите…
–Денис, что здесь происходит?– из остановившегося сверкающего крокодила высунулась холеная рука и подозвала молодого человека к себе.
–Вот требуют свои деньги назад, а я заработал,– заныл Денис.
–Отдай. А я тебе премию выдам. Я сегодня добрый. Хорошую сделку провернул.

Спотыкаясь , плелась Изольда домой. Она не замечала ни яркого солнышка, ни голубого неба, птицы тоже сегодня щебетали не для нее. Мечты разлетелись ,словно мотыльки. Возникшая, как она считала, любовь рассыпалась в прах, на глазах превратилась в тлен. Она спотыкалась, а на лестнице неожиданно упала, перепугав Лизавету. Высунувшийся на шум, Семеныч вызвал скорую помощь.

–Ты знаешь, Лиззи,– говорила Изольда месяц спустя,– я поняла, что никто мне не нужен. У меня есть ты, наши дети, внуки…И это важнее всего теперь .














Рейтинг работы: 27
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 288
© 13.01.2015 Галина Михалева
Свидетельство о публикации: izba-2015-1231305

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Галина Горбачева       18.01.2015   22:52:02
Отзыв:   положительный
Когда на время отступают возрастные болячки, начинает казаться, что годы молодые вернулись, и душа порхает,и зеркало можно обмануть... Так и случилось, видимо, с юбиляршами. Спасибо, Галиночка, за очередной интересный рассказ! Приятно было отвлечься от мирских забот и улыбнуться над ЛГ!
С теплом души - ГГ.


Галина Михалева       20.01.2015   04:07:24

Спасибо, Галочка! Очень рада! С теплом,
Лина Булыгина       13.01.2015   21:23:54
Отзыв:   положительный
Да,Галочка, умеешь ты захватить рассказами, хороши женщины, вот только под носом женихи не разглядели...
Спасибо, отдохнула душой и посмеялась...
Со Старым Новым Годом!
Любви, добра, тепла!


Галина Михалева       14.01.2015   00:58:11

Спасибо, дорогая Линочка! Рада, что мой рассказ понравился. Картинка-прелесть!С теплом,











1