Глава двадцать четвертая. Райский сад фея.


Глава двадцать четвертая. Райский сад  фея.

…Если меня посреди ночи будит Ворохов, я позволяю себе чертыхнуться. Со студенческих лет. Когда в детстве он ночевал у нас, и будил меня спозаранку, с предложением идти на реку и зарисовать зарю, я просто швырял в него подушкой. Но в этот раз Ворохов меня – не будит. Он мне снится. С двустволкой за плечами. Странно, почему то Мишка – смеется и грызет яблоко, а рядом с ним стоит Анечка и медленно пьет вино из узкого богемского бокала, проливая остаткина шикарное вечернее платье из арабского шелка.. Нашлись тоже мне, Адам и Ева! Что за райский сад, ей богу! Я поворачиваюсь на другой бок и прижимаюсь щекой к подушке.
- Отстань, Картуш! Что ты, в самом деле! Дай поспать. Рано еще.
И вдруг.. Я резко сажусь в постели, понимая, что все. что я видел только что, это просто - сон, грезапод тенью ресниц. А наяву – лишь чернеющая пустота. Тишина. Оглушительная тишина за два часа до рассвета. И фея опять нет рядом. Просто нет.
И снова – привычное для меня, сквозь растерянное чертыхание: джинсы на босу ногу, шлепанцы, которые я теряю. Едва выбежав из комнаты. На первой ступеньке лестницы. Кухня пуста. Идеально чисто. Пахнет прожаренным мясом. Вчерашний ужин. Дважды промчавшись по всему дому, со скоростью реактивной ракеты, и заглянув во все углы, распахивая окна и поднимая шторы, я врываюсь в комнату, где спят дети. Там царит полная безмятежность.
Лешик смешно сопит над Никой, на втором этаже детской кровати, сделанной и расписанной руками Ворохова старшего буквально за пару часов, Спит, уткнув нос в подушку, и раскинув руки вдоль спины, как дельфин.

И сон его глубок,подобно морской пучине.

Ника спит ниже, уютно свернувшись клубочком, и прижимая к себе плюшевого медведя с алым сердечком в лапах. Волосы ее разметались по подушке курчавыми густыми кольцами, цвета спелого колоса… Так непохожая на нее, она все же, до странности напоминает мне фея… Так же трогательна, хрупка, беззащитна внешне. Загадочна. Нежна. Господи, да где же она, мой непостижимый фей, любимый мой.Любимый вечно. До остановки дыхания… Так, с остановившимся дыханием и неслышным и для самого себя ритмом сердца, вылетаю из комнаты детей, плотно прикрыв дверь. Подумав несколько секунд, поворачиваю в ней наружный замок. Так. На всякий случай.
Опять включаю свет в душевой и в туалете, заглядываю даже под лестницу.Фея нет в доме. Лишь на ручке входной двери повис ее шарф и витает в воздухе аромат пудры и любимых ею капель волнующего до одури"Опиума".
Она вышла… Она в саду? Где? На крыльце? На скамейке, под рябиной? На садовой дорожке?
Сад пуст. Скамья пуста тоже.С оборвавшимся сердцем, закусив во рту холодную от росы ягоду рябины, горечи которой совсем не ощущаю, опять бегу вдом, на второй этаж, осторожно стучу в дверь гостевой спальни, хотя мне просто хочется ее выломать..
Мишка высовывается моментально, как будто караулил мой стук. Прикладываю палец к губам:
- Тсс! Аню не разбуди.. Фей пропал. Пойдем скорее.
- Грэг, ты что, с ума сошел?! – вылетает за дверь Мишка, как есть, босой, в расстегнутой пижаме.- Что случилось? Вы что, поссорились?!
- Это ты - с ума сошел!-В отчаянии бурчу я. – Когда мы ссорились, ты что?! Ее в доме нет. Я уже весь сад на два раза обежал… Где она, не знаю… О, боже…-  Я хватаюсь за голову.. - Я не слышал, как она встала, когда ушла..
- Вечно, брат, ты спишь, как сурок! Лучше бы занялся с ней любовью.. Этак,. до самого рассвета. – Мишка кладет мне руку на плечо, крепко сжимая его.
- А Рэм где?
- Что? – Я непонимающе смотрю наМишку, раздувая ноздри.
- Пес, говорю, где? Если он с ней, то ничего еще……
- Конура пуста. – Я в ошеломлении мчусь впереди Ворохова. На крыльцо, по садовой дорожке, к домику Рэма,собачьей конуре, утепленной войлоком и старыми одеялами. Так и есть. Рэма тоже нет. Облегченно выдыхаю. На краткий миг. Меня опять кто то трогает за плечо. Оборачиваюсь. У Мишки в руке трофейная, цейсовская двустволка, из старых немецких сундуков.
- Ты в моторке смотрел? Мне показалось, что она приоткрыта.Бери фонарь, посмотрим, что там.. Я ее с вечера запирал.
.. Моторка открыта. Замок спилен. Едва войдя внутрь, мы слышим тихое, грозное рычаниеРэма. Мишка поднимает фонарь повыше и едва не роняет его наземь, срываясь тотчас на крик и отборную, хриплую ругань:
- Убью, скотина! Грэг, держи его! Что с ней такое??! Сволочь, что ты с ней сделал? – убью сейчас.. говори..стервец, гадина, что ты искал здесь?! Как ты смел ее тронуть?!! -Мишка буквально вытрясает душу из лежащего на земле посреди разорванных бумаг и развороченных сундуков , коренастого, черноволосого человека в разодранной рубашке, с исцарапанной когтямиРэма грудью и едва не прокушенным горлом.

В Мишкиных цепких, жилистых руках он извивается, хрипит с досадой какого то злобного, необузданного,неизбывного отчаяния:
- Отпусти, мазила! Пошел на****!! Твое какое собачье дело, что мне тут надо?! Уймите лучше шалашовку свою,раз на двое ее поделить не можете…

Мишка наотмашь, не слушая дальнейших воплей грабителя, бьет его по лицу, Рэм с остервенением кидается на дерущихся, вцепляясь всей пастью в руку напавшего, на сгибе запястья которой странно и страшно вьется, змеится черная метка в виде стрелы… Но меня не волнует ничто вокруг.. Ничто кроме маленькой тоненькой фигурки в зеленом капоре, с разбитой головой и руками в крови. Она лежит на земле, около раскрытого сундука с вывороченными оттуда бумагами, папками, бюварами, кожаными и велюровыми альбомами, шкатулками, фотографиями, футлярами и коробками для елочных украшений..
Лежит в странной позе спящего на боку эльфа, словно бы ждущего первого прикосновения ветра, зари, утренней прохлады, чтобы вспорхнуть и улететь. Я приподнимаю ее, осторожно прижимаю к себе. Ее губы прохладны и немы. Я не слышу пульса. Я боюсь дотронуться до нее, мои пальцы дрожат, но, тем не менее, я осторожно ощупываю ее голову, про себя перебирая имена всех католических и православных святых, даже - Люцифера  и архангелов,вкупе со Вседержителем.
- Жизнь моя, голубка, ты слышишь меня?!Христа ради, открой глаза… Посмотри на меня, сокровище мое… Ты меня слышишь?!!! Я тебя умоляю, открой глаза…
Я продолжаю ощупывать ее, разрывая ее одежду и белье в поисках раны. Под ребрамиу нее большой кровоподтек от ушиба, а может, и ножа, я не могу разобрать, потому что от ярости моментально теряю голову, и в три тигриных прыжка, оказываюсь рядом с Мишкой, который яростно дыша и отплевываясь, связывает руки и ноги Олейникова. Именно он, Павел Олейников, собственной персоною, пожаловал к нам непрошено, с утра пораньше. Он, и никто другой.
Мои руки ложатся на горло горе – художника, сжав его плотным кольцом.
- Убью сейчас, тварь!! – бешено хриплю я, не узнавая собственный голос.- Убью… Сволочь, говори немедленно, куда ты ударил ее, чем?! Говори, а то задушу, и не моргнешь.
- Ножом только царапнул немного и под дыхалку - кулаком.. – хрипит сдавлено Олейников.- Очнется шлюшка…твоя, они, твари,живучие.. не боись! Моя вон, такая же…
В следующую секунду рот Олейникова наполняется кровью, и он ошарашено выплевывает изо рта сразу два зуба, дико, как травленный тавром конь, кося взглядом на Ворохова. Тот подносит к носу Олейникова кулак в синевато черных дорожках вен.
- Я тебя предупреждал, дрянь, мерзавец, еще одно слово о Ней, и ясверну тебе шею!! Лежи, скотина, и не дергайся. Рэм, охраняй.. Место.– Отважный пес послушно и хладнокровноукладывается всей тяжестью туши поперек связанных ног грабителя.
- Давай Грэг, теперь -осторожно, ее надо в дом…Мишка , опустившись на колени, бережно поднимает с земли хрупкое, невесомое облачко по имени фей, ошеломленно бормоча, утаивая дыхание:
- Звезда моя, королева… как же так ты??… что же ты! Надо было меня позвать… Вот сейчас я тебя на ветерочек, на зорюшку.. Открой глаза, королева, ну?,Слышишь меня?- Мишка осторожно прижимает фея к себе, целуя лоб, волосы. Все -бесполезно. …
Пинком отворив дверь, Мишка стремительно вносит фея в столовую и кладет на диван. Я падаю рядом, на пол, и почти не осознаю следующиеполчаса, в течении которых мы с Вороховым разрывая на клочки ее одежду, не дыша, осматриваем и обмываем, смазываеми перевязываем ее рану, оказавшуюся, и вправду -лишь небольшой царапиной. Весь ужас в секрете крови фея. Она - не сворачивается. Мы оба знаем об этом, и я с тревогой, вопросительно смотрю на Мишку, когда он приносит из кухни пузырь со льдом и укладывает его на полотенце, на живот фея. От резкого, холодного прикосновения она вдруг начинает шевелиться, постанывая… Ресницы ее дрожат, и едва открыв глаза, она пытается тут же, рывком, сесть, держа в тонких пальчиках мою руку
- Горушка, я тут, милый… Он меня ударил как то.. Я упала, а дальше вот.. Прости, …. я не помню… Ты не волнуйся только, хорошо?Я с тобой – Ее музыкальный голос, ее еле слышный лепет, как летний дождь, бальзамом проникает в меня. В мою душу и сердце, разом восстанавливая дыхание и ритм, жажду жизни, рисунок ее, звуки и запахи……
- Да, да, сокровище мое! –Я глажу дрожащими пальцами ее лицо, брови, веки, щеки. – Да, любимая! Я тебя не отпущу больше. Ни на шаг.Никуда. Никогда. Прикую к себе. Цепью. Канатом. Винтом. – Я пытаюсь опять улыбнуться, сдвинув брови.- Не шевелись, бога ради. Сейчас скорая приедет,иврач осмотрит тебя. Где больно, ласточка моя, скажи?
- Вот здесь. -Она дотрагивается до живота и морщится, силясь улыбнуться и закусив губу. - Кулак у него из железа, что ли?!Как больно! Прости меня….
-Ничего,милая,там царапина.. так, ножом, небольшая.- Я касаюсь губами бинтов пропитанных йодом и кровью. – Старайся не шевелиться. Быть может, все обойдется. Давай я положу лед, а то синяк будет… Вот так… Моя девочка…
- Ну, какаяже она - девочка!Она у нас настоящая королева, львица! – Нервно улыбается Мишка, входя в столовую из кухни,дергая подбородком,и удерживая в руках бокал с горячим вином. – Второй преступникза неделю, не много ли, моя леди? Что же Вы нас то не разбудили?- опустившись на колени рядом со мной, он протягивает бокал к губам фея:
- Ланочка, выпей немножко. Тебе надо. Согрейся. Как ты его обнаружила?
- Рэм сильно лаял.Мне показалось, прямо под окном детской. Я испугалась, что он разбудит детей. Вышла, а там никого. Только ветки хрустят иРэм траву нюхает. Я его взяла за ошейник, а он меня тянет прямо к моторке .. Я не успела ничего сделать, как он туда уже ворвался и набросился на этого… с меткой.- Фей пригубливает вино из бокала - Господи, как же он ребенка не убил?! До сих пор – как Ника жива?
- Это я его,на фиг, убью, обещаю тебе,королева моя… - Мишка в ярости сжимает кулаки так, что они белеют.
- Кого ты убьешь, Мишенька? Что вы тут делае.. те? – входя в столовую и зевая, легко бормочет Аня, но ее зевота, исчезает сама собой, как только она видит на диване перевязанного фея и разгром в столовой
- Что случилось, господи?! Ланочка, что такое с тобой?!!. –Она, в ошеломлении, кидается к фею, и уже не отходит от него, кусая губы и бледнея, выслушивая наш длинный, сбивчивый рассказ. Аня ахает, кусает губы, старается не плакать, слезы застывают где то в уголках ее глаз и онапомогает мне устраивать фея поудобнее, смазывает йодом исцарапанные ладониМишки, готовит нам всем мятный чай, бутерброды и даже украдкой бегает в сарай: посмотреть в щелочку на связанного Олейникова.
- Боже, Боже,святый крест! – бормочет она в отчаянии всплескивая руками, возвращаясь в дом, - Лежит теперь, грязная орясина, паршивец, собака в ногах у него, испачканный весь, зыркает по углам, злюка, душегубец. И чего в чужом дому искал, на свою головушку?! А я то сплю, как сурочек, что же ты, Мишенька, меня не будил? – Она качает головой сердито, хлопает себя по карманам, не находит там сигарет, встречается взглядом с нахмуреннымВороховым и бормочет виновато:
- Я что, я ничего, небуду я курить больше, Миша! Это япо дури своей, прости. Она подходит сзади и крепко обнимаетВорохова обеими руками. – Вот не пущу же никуда! – Ерошит волосы, целует Мишкин затылок, лоб.
_ Не суетись, Анюта, ангел, чего ты! – бубнит в ответрастерянно Мишка. И не уходил я.. При вас… - Он разводит руками в ссадинах и царапинах.
-Ну вот, а прибил бы он тебя? Горе ты мое, витязь - дачник. – Аня опять обнимает его, целует в затылок. – Да что же такоетворится!И управы на это зло не найдешь!
-Это ты, Анюта, зря говоришь! Не прибил бы он, нипочем.. Я бы ему не дался! Кишка у него тонка. Ты мне лучше скажи, что он там искал в сарае?!. Все бумаги раскидал, альбомы порвал с гравюрами, а там - виды Потсдама, Берлина, Праги, все старинное..
- Не знаю, Мишенька, – вдруг тихо шепчет фей, вступая в разговор. – Он открыл почему то, тот сундук, где тетради лежали, но тетради то в доме были.. Горушка, вот ужас то, если бы он в дом залез…Что бы было, страх Божий..
_ Вот именно, бесценная моя! – Я осторожно целую пальцы фея.- Я же просил тебя быть осторожной. Зачем ты вышла, Господи…Еще немного и он бы убил тебя, боже святый, честный крест! А что с нами бы было? Ну, вот ты представь только. Я чуть с ума не сошел, когда тебя увидел там… Почти умер…Заживо умер я…
- Ну что ты! – она потрясенно гладит меня по щеке. – Как можно?! Что ты! Вот же я… Я с тобой. С Вами я… Не убил бы он меня, зачем я ему? – фей пожимает плечами в своей обычной манере. - Просто он так сильно меня ударил.. Так мой дед когда то ударил бабушку за то, что за сыном недоглядела, и тот упал в колодец..
Потрясенные услышанным, мы некоторое время молчим, осторожно потягивая из тонких саксонских чашечек ароматную жидкость, заедая сосущий червяк непрошенного голода тартинками с сыром и колбасой. Потом Мишка глухо, но твердо произносит, растягивая слова:
- Королева моя, да убил бы он тебя, и не вздохнул. Он жехрипел что то про код и шифр. Думает, образина чертова, что ты знаешь его!
- Код знаю только я, и то еще не все цифры. Там готическое начертание. – Задумчиво произношу я, осторожно поправляя подушки за спиной фея. И мы снова молчим, уже до той самой поры, пока не приезжает машина " скорой помощи", и конечно, вездесущийСтрельников, на своейкрохотной, приземистой "Оке"…
…. – Ну, Георгий Васильевич, Ваша дача скоро у нас в путеводитель войдет: "знаменитые окрестности"! Весь цвет криминала города, охотится за Вашими сундуками, похоже!
- Я понятия не имею, что он искал в нашем сарае! – Хмуро ворчу я, сдвигая брови, и исподлобья глядя на Олейникова, неудачника – бриганта, в разорванном черном сатине, который сидит на табурете в кухне, бешено сверкая глазами ито и дело сплевывая кровью через разбитую губу, бормочет яростно:
- Не знает он, как же. Ты шалашовку то, подстилкусвою, прижми животом хорошенько, она тебе все выложит быстро, и код, и шифр…Жаль, все же, что я ей брюхо не вспорол ножичком!
В следующий момент мы с лейтенантом едва успеваем вскочить со стульев, потому что взбешенный Ворохов, опрокинув стол, набрасывается на Олейникова, рискуя разорвать ему горло, кадык, гортань голыми руками
-Заткнись, мерзавец, я тебе башку проломлю, клянусь! Прикуси свой поганый язык!
-Ворохов, прекратите, успокойтесь, Вы что! – Лейтенант и я, оба, одновременно, повисаем на плечахМишки, вырывая из его рук бледного взлохмаченного Олейникова.
- Заткните ему рот тогда, чтобы я его не слышал! – Яростно дышит мне в ухоМишка и сплевывает на пол.- Чертов мерзавец, он к нам в дом ворвался, хотел убить моего сына и собственную дочь, жену моего друга чуть не прибил, и хочет, чтобы я с ним тут еще миндальничал и разводил политесы?! Уберите его с глаз долой, а то я за себя не отвечаю.

…Стрельников убегает, прыгая через две ступеньки с крыльца, и через пару минутОлейникова, со связанными руками, выводит, просто выволакивает на крыльцо наряд из троих дюжих молодцов, подъехавших в крытом "Соболе" к нашим воротам, вслед за "Окой" и машиной"скорой помощи".
- Зря Вы так горячитесь, Михаил Николаевич. Мы бы и сами с ним разобрались, зачем провоцировать всякие инциденты? – сокрушенно вздыхаетСтрельников, примирительно касаясь плеча Мишки, которому я пытаюсь вместе с прибежавшей сверху, из детской, бледной, как полотно,Аней, обработать перекисью оцарапанные в схватке с Олейниковым щеки.
- Что Вы знаете о нас, лейтенант, о чем Вы можете судить! Эта женщина- бриллиант чистой воды, она нам с Грэгом свою кровь подарила, хотя сама на ладан дышала, после аварии… Она мне руки перевязывала, которые гнили от ожогов. Жену мою, Аню, не пускали в госпиталь,в палату ко мне, хворала она тогда, беременная была,а Ланочка там же, рядом лежала, по соседству, после операции – вздыхает Мишка, упирая локти в стол. – Она мне на каждый палец дула, Грэга кормила с ложечки,меня рисовать просила, хоть фаланги мои совсем не гнулись.. И я стал рисовать.. Сначала - линию, потом - квадрат, потом - дерево. Через три месяца после аварии у меня уже была выставка при школе изящных искусств, в Лувре. Никто не мог поверить в чудо, кроме Анечки вот, и их двоих. Я ей не то, что жизнью, я половиною души ей обязан, а какая та грязная сволочь при мне будет ее площадными словами обзывать?! Не позволю! – Мишка вдавливает в стол кулак с прожилками синих сосудов и крутит головой, нежно бормоча:
- Анюта, не надо, чего ты. Так заживет. Какая то водичка, щиплется только. Иди лучше посмотри, как там - наш фей? Я и сам с Грэгом тут управлюсь.. Иди, не оставляй фея. А то она опять напроказит чего – нибудь. Она же – королева!
-Да уж, неординарная дама Ваша супруга, Георгий Васильевич.- одобрительно крякает Стрельников. – Такая крохотная, а отважная, прямо как барс какой.. И вправду, королева.
- Да, что вы! Она считает, что она – такая, как все. Просто защищает свой дом. Семью. Детей. – Улыбаюсь я, яростно вкручивая шуруп в расшатавшуюся ножку стола.
- А авария где была? Что то я не припомню такого у нас в городе, чтобы"Рено" и двое пострадавших…
- Это было пять лет назад, в Лионе, во Франции. Там мы с Ланочкой.. …Светланой Александровной и познакомились. Она тоже попала в аварию, только отделалась не так, как мы, а переломами, ушибами. Легко. Так легко, что виновный в аварии ее знакомый.. Сбежал, оставив ее в машине, с заклинившей дверью, зажатой между сиденьями, которые как - то от удара сдвинулись. Ее с трудом вытащили, ногиоказались повреждены..
- А что она делала, там, В Париже? – Стрельников кашляет негромко, прочищая горло. Он явно заинтересован историей.
- Приехала по приглашению подруги на презентацию ее выставки. Она же не знала, что у ее знакомого роман с этой подругой, при чем -давнийи бурный.. .. Выяснилось это - позже. Во время аварии, наверное. – Я пожимаю плечами, поднимая стол на ребро. Лейтенант иВорохов помогают мне. Мы расставляем по кухне табуретки, сгребаем в совки осколки посуды.
-А Вы в Париже  работали? – с интересом уточняет Стрельников.
- Да. Точнее, в Константино Это округ в Алжире.. А в Париже часто приходилось бывать по служебным делам, а потом еще была стажировка в Сорбонне - год. В общей сложности, я провел во Франции два с половиной года. В Африке – полгода. Год в Берлине. Помотался по Европам, так сказать..
- Да. Жизнь, она - не сахар….. Не балует.. – Стрельников собирает бумаги в свой потрепанный планшет.- Георгий Васильевич, подпишите здесь вот.. И здесь еще. Михаил Николаевич теперь Вы, прощу. Время пять пятнадцать. Нужна еще подпись Светланы Александровны и Анны Алексеевны, как пострадавшей и свидетеля.
- Ланочка спит – тихо роняет Аня, входя. – Не хочу будить. Ей два укола поставили, кое как в вену попали. Можно, я за нее распишусь?
- Нежелательно. Но что же делать, распишитесь. Левой рукой, что ли? Вот так. Да. – Устало улыбается лейтенант. -И послезавтра, в два, прошу, на заседание комитета по опеке. - Ручки скрипят по бумаге. За окном все четче проступают контуры сада. Еще одна ночь позади. Одна ночь в райском саду и вся Жизнь.. Тысячи жизней в одном миге…






Рейтинг работы: 75
Количество рецензий: 8
Количество сообщений: 7
Количество просмотров: 441
© 24.12.2014 Madame d~ Ash( Лана Астрикова)
Свидетельство о публикации: izba-2014-1214847

Рубрика произведения: Проза -> Психологический роман


Светлана Мельникова       04.11.2017   14:13:23
Отзыв:   положительный
Светлана, удивительно напряжённая, насыщенная событиями
глава. И все герои как на ладони. Они у Вас все замечательные,
потому что добрые и порядочные. Очень жаль фея, ему такие
передряги противопоказаны. Но преступники что-то ищут, значит,
впереди новые непредсказуемые события. Спасибо за интересное
повествование! Доброго Вам и удачного дня!
С теплом души!


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       05.11.2017   10:28:20

спасибо огромное за отзыв...
Долорес       15.09.2017   20:37:01
Отзыв:   положительный
СЮЖЕТ РОМАНА НАКАЛЯЕТСЯ. КОМУ - ТО НЕ ДАЮТ ПОКОЯ ЯЩИКИ С БУМАГАМИ.
МОЖЕТ, В ИХ СОДЕРЖАНИИ СКРЫТА КАКАЯ - ТО ТАЙНА? НО ПРОСТЫЕ ЖУЛИКИ ВЗЯЛИ БЫ
СКОРЕЕ ВСЕГО ЦЕННЫЕ ВЕЩИ. ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО И ИНТРИГУЮЩЕ.
СПАСИБО, СОЛНЫШКО!


Ольга Сысуева       25.04.2016   13:11:00
Отзыв:   положительный
Очень сильная глава, насыщенная. У Вас очень сильные, зрительные герои, которых чувствуешь, видишь. Очень тревожно, трогательно и интересно.
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       25.04.2016   15:01:57

Спасибо...Да, зримые герои...
Инна Филиппова       26.12.2014   14:47:29
Отзыв:   положительный
Замечательно.... Какое это счастье - наблюдать за твоими героями, переживать за них, дышать с ними одним воздухом.... Обнимаю и люблю.

Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       26.12.2014   16:40:08

спасибо....

Ди.Вано       25.12.2014   08:56:17
Отзыв:   положительный
Глава потрясающе интересная.
Вам удаётся не просто интриговать остросюжетностью, а чувствовать героев... цельных людей.
Такой богатый фон происходящих событий.
Так тонко и точно вырисовываются шаг за шагом характеры героев.
И как важен для понимания удивительного фея рассказ М.
ПРИЗНАТЕЛЬНА.


Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       25.12.2014   10:37:05

Спасибо ВАм огромное.. Вы - сердцем читаете... Спасибо.

Валентина       24.12.2014   19:05:11
Отзыв:   положительный
Одна ночь в райском саду и вся Жизнь.. Тысячи жизней в одном миге…..Прочитала на одном дыхании с трепетом сердца,не пропустив ни одной буковки.Спасибо,Светланочка.Дай Бог Вам здоровья и радости.

Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       25.12.2014   10:39:27

благодарю сердечно... меня очень трогают все ваши слова...

Кама       24.12.2014   17:12:13
Отзыв:   положительный
"...трогательна, хрупка, беззащитна внешне. Загадочна. Нежна..."

А сколько неведомой силы, душевной силы сквозит между строк.
Образ Фея - удивителен этой притягательной таинственной внутренней силой и красотой.

Невозможно оторваться. Спасибо, Светлана!
Вы не пишете, а лепите бережно, скульптурно характеры и ситуации. В них можно присутствовать.

Спасибо...
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       25.12.2014   10:38:23

вам огромное спасибо...

Кенга       24.12.2014   16:31:15
Отзыв:   положительный
Это же сколько напастей на бедного Фея?!Вся глава держит в напряжении...Спасибо,Лана....жду следующей!
Madame d~ Ash( Лана Астрикова)       24.12.2014   16:32:48

Напастей.. Нет.то характер надо показать... И коллекция она того стоит...:))))))))))))) Все впереди. Спасибо, что читаете...








1