Сказки от фонаря. Прелюдия 2. Царь



Ночь на дворе. Но как утром свежа я.
Зеркало, свет фонаря отражая,
Дарит мне образы прожитых лет,
Тех, кто оставил невидимый след
В тине событий. Рождённая после,
Снова я с ними, в том времени, возле
Тех, кто когда-то метался, грешил,
Или себя на алтарь положил
Ради другого иль ради идеи.
Я расскажу, как хочу, как сумею,
Всё, что увижу. Надеюсь, не зря
Путь освещает мне свет фонаря.

ЦАРЬ

Тих во дворце и задумчив правитель –
Разных людей и земель повелитель.
И никому не понять – отчего?
Что так гнетёт и тревожит его?

Грех на душе его. В яви и снится
Страшная правда: он – отцеубийца.
Правда – родного отца заколол,
Чтобы взойти самому на престол.

Хоть и не сам – но на то согласился.
Раб-заговорщик тогда отличился.
Только царю нет покоя с тех пор:
Царь - не по праву. Убийца и вор.

Мучает совесть и давит корона.
Ночью преследуют крики и стоны.
Кровью вечерняя льётся заря,
Сна и покоя лишая царя.

В этом грехе невозможно признаться.
Легче с короной нечестной расстаться.
Служба – не в радость. И нá сердце – мрак.
Надо от царства отречься. Но как?

Он в путешествие едет с царицей.
Рядом – лишь самые верные лица.
Едет в деревню от шума и дел.
Вскоре услышали: царь заболел

И скоротечно скончался в дороге.
Где-то в глуши, в тишине – в Таганроге.
Там же без лишних хлопот, говорят,
Скорбный над ним совершили обряд.

Плакали громко. Но тихо отпели.
Только вдова не рыдала на теле.
Бают, страдальца, задвинув скобу,
Похоронили в закрытом гробу.

Так или нет? Только траур царица
Носит не долго. Но ходит молиться.
Жалуя нищим меха и парчу,
Ставит «во здравье» кому-то свечу.

В церкви проводит свободное время
Или подолгу беседует с теми,
Кто издалёка в столицу пришёл –
Нищим, больным накрывается стол.

В помощи тратит и черпает силы.
Видно, что горе её подкосило.
Только в себе изменилась она:
Будто душа её света полна.

И во дворах зашептали старухи.
И поползли незаметные слухи:
То ль под Царицыно, то ль в Кострому
Едет вдовица не знамо к кому.

Там появился, мол, праведный инок.
С сумкой холщёвой он ходит на рынок.
В сумке монаха – простая еда,
Образ, молитвенник, хлеб да вода.

Кроткие инок ведёт разговоры.
Умно умеет рассуживать споры.
Чёрное носит. Но – ликом хорош –
Очень с царём похороненным схож.

Жестом, манерой, и ростом, и статью
Схожи они – двойники или братья?
Или же – страшно подумать о том! –
В склепе каменья во гробе пустом!

Правда ли ездила к старцу царица?
Правда ль, со смертью меняются лица:
Души людей обретают покой –
Прежний умрёт, но родится другой?





Рейтинг работы: 44
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 264
© 08.12.2014 Ольга Альтовская
Свидетельство о публикации: izba-2014-1200413

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов


Николай Мальцев       23.01.2018   18:29:51
Отзыв:   положительный
Спасибо! Целый философский рассказ в стихах!
Ольга Альтовская       23.01.2018   19:18:47

Спасибо, Николай! Я рада, что Вам понравилось. Счастья Вам!
Наина       28.11.2017   07:48:42
Отзыв:   положительный
О, какая тема затронута! Не прошли напрасно для царя Александра I беседы с Серафимом Саровским. И сама царица Александра (в неё был влюблён А.С. Пушкин) стала молчальницей в одном из монастырей под другим именем. Спасибо большое, Оленька! В эти трагические дни прощания с русским гением Дмитрием Хворостовским, Евангелие - настольная книга.
Ольга Альтовская       28.11.2017   08:38:56

Спасибо, Людмила! Скорблю со всеми по Хворостовскому... Царствия Небесного его душе!..
Мария Мусаева (Семирекова)       09.12.2014   15:40:34
Отзыв:   положительный
До мурашек пробирает такое...
Сильно!

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  










1