Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Новая повесть (продолжение "Брата...") глава 2



Звонит городской телефон. Последние годы слышу его всё реже и реже. Народ на мобильники перешёл. С родителями и сестрой – по скайпу. Только что, кстати, поздравили внука, племянника и двоюродного брата. У них утро – как-никак восемь часов разницы – потребовали представить Стёпку на камеру. Обычные разговоры – надо бы повидаться, может, приедете, или вы к нам… Надо бы, конечно, да один раз только подумал к ним слетать, так сразу в Мологе оказался. Интересно, одно с другим как-то связано? Козни заокеанского посольства – любой ценой не пущать?

Так вот, звонок. Шеф. Консерватор, старая закваска, городской предпочитает. Знает, что я дома. Поздравляет с днём рождения Стёпки, но понятно, что это так, для начала разговора. В офисе вчера ещё тортом отметили. Или завтра поздно будет?

Не поздно, конечно, но завтра в командировку надо бы… В Брянск, недалеко, не в Антарктиду – это у него юмор такой (хотя почему бы и не слетать!), дела у нас с ними пару лет назад завязались. А у них с Украиной по цепочке… Ещё в прошлом году надо было поговорить тет-а-тет, тебя хотел послать, да по сети всё решили. На этот год встречу запланировали, у тамошних ребят под Хмельницким собраться в каком-нибудь пансионате, а сейчас, сам понимаешь… От шестнадцати до шестидесяти на границе, стреляют, Донбасс, Крым и всё такое… Так что предлагают где-нибудь под Брянском, им сюда легче подъехать. Брянские ребята на вокзале тебя встретят. Пара не сильно сложных вопросов и семинар дня два-три. Ну и культурная программа по вечерам да на выходные. Шашлык-башлык, куда ж без него… Музеи посмотришь, знаю твои вкусы… Сам бы съездил, да радикулит проклятый… Семёна хотел отправить, так он сегодня объявил, что заявление в загс подали, куда ж ему сейчас ехать…

Голос шефа чуть ли не просительный, но это только видимость. Он уже всё решил. Есть радикулит, нет радикулита – какая разница, ехать мне придётся. Хотя его бы пропустили – седьмой десяток, вид совершенно небоевой, опять же фамилия явно тамошняя. Семёновы новости – это только для шефа, у него со Светой ещё на моей свадьбе завязалось. Свидетели друг на друга пристально посмотрели – бывает. Так я и не спорю. Насколько понимаю, действительно ничего особенного, за неделю обернусь. Аня со Стёпкой справится, в крайнем случае тёща выручит или Ника поможет. Недавно он заявил, что рассчитывает в будущем на нашу в этом смысле взаимность. Мы переглянулись. Нет, пока не собирается, так, вообще… Но имена уже придумал. Имена? Ну да, вдруг двойня будет?

С именами понятно, Стёпка да Сашка, к гадалке не ходи. Даже говорить не буду. А девчонка, так тоже ясно. Аня угадала только Стёпку, пошутила насчёт скудной Никиной фантазии и пообещала научить пеленать. На этом тема будущего потомства моего названого брата была исчерпана. Надеюсь, хотя бы года на три-четыре.

Аня, узнав о завтрашнем моём отъезде, немного поморщилась, но – работа, понятно. Нике было всё равно, Стёпке тем более.

Игры продолжались. Стёпка оседлал мехового льва и веселился. Лев отвечал взаимностью.

Тёща давно хотела разобраться, в кого уродился её первый, потому самый любимый внук, и принесла пачку фотографий всей родни. После чая – кофе она не любила – разложила все их на столе от самых ранних до последних. Самым старым, как я и думал, оказался известный мне пийровский снимок Стёпки, то бишь Степана Игнатьевича, и Стеши с сыновьями. Она долго смотрела на фото, на Аню, на Стёпку нашего, на другие снимки и в конце концов решила, что внук больше похож на Никиту-гимназиста. Аню это вполне устроило, меня тоже.

Тесть сказал, что всё это глупости, что годовалые дети все одинаковы, что Стёпка похож и на Аню, и на меня – он и должен быть похож на родителей. Мы с этим, понятно, согласились. А тесть добавил, что в Стёпке и от Ники что-то такое есть. Пусть на руки возьмёт, посмотрим. Тёща с тестем рассмеялись. Аня улыбнулась. Ника стоял сзади. Я заметил, что он немного покраснел, потом тоже заулыбался.

Ника храбро подошёл к Стёпке и привычно взял его на руки. Что-то общее в них действительно было, но что именно – ясно только мне. Тёща отшутилась – вот своих заведёт, так на него и будут похожи, а мы наше не отдадим.

Тут Нике позвонил отец, и он быстро ушёл. Главное – вовремя. Тёща с тестем свои версии объединить не сообразили, потому Ника и гимназист вековой давности остались в разных измерениях.

Скоро мы заметили, что Стёпка явно утомился и начал клевать носом, не выпуская, однако, льва из объятий. Я переложил их обоих спать, после чего тёща с тестем стали собираться и после недолгих дежурно-семейных разговоров ушли. Собрав чашки-ложки из когда-то парадного бабушкиного сервиза, иду на кухню.

В голове всплывает Хмельницкий… Да, в прошлом году был такой разговор. С бухты-барахты команда шефа собираться и моментально появившийся настрой на поездку. Сразу же на всякий случай в порядке подготовки распечатал карту города – мало ли что. На глаза попался список достопримечательностей – старые здания, памятники, всё как везде. Но памятник барону Мюнхгаузену – весьма круто! Наверняка из новых, снимочек сделаем в обнимку, в руках бутылка пива, барону не налью, потому как памятник, пить не должен, друзей повеселю.

Потом просто так открыл карту области, посмотрел вверх-вниз-влево... Множество ничего не говорящих названий – города, посёлки, сёла. Попались вполне себе интересные – Тирановка, Баламутовка, непонятно откуда взявшийся Сатанов (родственник нашему переименованному Чертищеву?), какой-то кому-то Довжок, Изяслав, герой старого анекдота, Аннополь (ещё одна Анна?). Сунулся вправо – стоп! Летичев? Так он вроде бы в Каменец-Подольской губернии? У Ники в тетрадях упоминалось. И бабушка… Может, другой Летичев? Есть же два Ростова! И не только Ростова… Интересно.

Командировочные дела отползли на задний план. Набрал в поисковике Каменец-Подольский. Так и есть, был раньше областным центром. Как раз до пятьдесят четвёртого года, тогда и область переименовали. Стало быть, он самый…

Мюнхгаузен сразу улетел куда-то далеко. С гусями на шомполе, вишней на рогах или как его там… В голове всплыли Никины записи лета сорок первого, когда табельщица посылает его в Сельцово за какой-то справкой. Там всё понятно – бумажка нужна и совпадение по дате. Случайно или нет – конечно, интересно, но сейчас уже не важно. У меня командировка – не в сам Летичев, где я никогда не был, но рядом. И никаких дат. Вернее, может, какие и есть, но я их не знаю и знать не могу. Как минимум пока.

Однако при чём здесь всё это? Какие даты? В девятнадцатый век мы с Никой попали каждый сам по себе, видимо, без всякой календарной конкретики. У меня единственная зацепка – с работы в тот день ушёл. Свободен, вот и отправляйся, проветрись. У Ники даже такой нет, просто был на каникулах да с бухты-барахты в Мышкин поехал.

Почему мы туда попали, почему именно мы – так и осталось загадкой. Или кто всё это запрограммировал? Тогда выбор Ники понятен… Гибрид сказки и несказки. Гарри Поттера перечитать, так даже Ника из него давно вырос, не то что я. После возвращения мы оба живём прежней жизнью, будто и не пропадали никуда. Нике, который за два года естественным образом изменился внешне, никто ничего не сказал. Даже родители, которые не могли не заметить, одноклассники – никто. Вернулся – и вернулся. Время шло там и шло здесь. И это стало очередной загадкой-неразгадкой.

Все эти прошлогодние логические построения вспоминаются на фоне уже чистых чашек, которые аккуратно вытираются и ставятся на место до очередного визита тёщи. Почему шеф хотел послать именно меня? И Семён был ничем и никем особо не занят, и не только он. А может, нет никакого вопроса – какая разница, кому ехать? В конце концов, ни о моих семейных связях с каким-то вряд ли ему известным Летичевом, ни тем более о каких-нибудь датах он знать просто не мог.

Видимо, ожидалось что-то другое. Только настоящее. Мог оказаться в городе, где жила моя прапрабабушка Рива, о которой я совершенно ничего не знаю, только имя, и которая почему-то не поехала в июне сорок первого в Свердловск… Хотя в телеграмме ей каким-то образом намекали, и она её точно получила. Однако баба Юля с родителями после войны в Летичеве искали и никаких следов не нашли. И что я смог бы узнать сейчас, ещё через шестьдесят с лишним лет? Тот самый ров, где когда-то к столбу был прибит железный лист с корявой, наспех после войны сделанной надписью? Или, может, памятник поставили? А фотографий прапрабабушки у нас никогда не было. Но съездить всё-таки очень захотелось, раз случай выпадает, просто по посёлку прогуляться, может, в музей зайти, если есть.

После области набрал Летичев. Хм, при впадении реки Волк в тот же Южный Буг. Волк – ладно хоть не тамбовский. Молога стояла тоже при впадении, только реки Мологи в Волгу. Основан в тысяча триста восемьдесят втором. А Молога? Известна с тысяча сто сорок девятого, это помню. И то ладно, века разные. Но потом, Мологи давно нет, а Летичев стоит себе, как и все другие города, с ним всё в порядке. Даже войну пережил. Население одиннадцать тысяч, вряд ли когда было больше. Киноместечко, Шолом-Алейхема снимать или неуловимых мстителей. Кстати, девятнадцатый век мне поначалу тоже кинодекорациями показался… Впрочем, Молога тут вовсе не при чём, я же туда потом только поехал, ради интереса… Так и в Летичев собирался ради интереса! Пару свободных дней всегда можно выкроить… Кажется, тогда я в этих параллелях здорово запутался… Или на воду начал дуть? Была бы жива баба Юля – так посокрушалась бы, что сама поехать не может, погнала бы, поезжай… Сама она там бывала несколько раз до войны, в детстве, и в тот последний раз уже году в пятидесятом.

Все эти мысли год назад активно крутились в моей голове часа полтора, как вдруг зашёл шеф и сказал, что все дела обговорил и ехать пока никуда не надо, разве что в будущем году потребуется. Разочарование на моём лице он списал в шутку на служебное рвение, но обещал его учесть впоследствии. Впрочем, особо я не расстроился – выпал повод заочно познакомиться с Летичевом, и то хорошо. А без повода я по обыкновению был бы ленив и нелюбопытен.

Чашки-ложки убраны, Аня, Степка и лев спят.

Начинаю настраиваться на поездку. Захожу в Интернет – мимо Брянска проезжал, но не более того, только и знаю, что областной центр и ехать с Киевского.

Смотрю поезда – прямой, киевский, будапештский, софийский и львовский. Ходу шесть часов плюс-минус. Выеду утром, в одиннадцать дня должен быть на вокзале. Прямой отправляется чуть ли не в полночь, ждать долго и не выспишься. Львовский, похоже, самый удобный. Из Москвы в половине четвёртого пополудни, в Брянске буду около десяти вечера. Нормально.

Да, шеф Киев вспомнил… Туда бы тоже неплохо выбраться, кто спорит. В другое время сразу в метро да на Крещатик, букинист неплохой за углом на Лагерной, потом на Печерск и к Днепру – в памяти освежить. Не то чтобы хорошо город знаю – на каникулах институтских с однокурсником да с оказией пару раз, но кое-что запомнилось. Денёк по центру пройтись, а наутро делами заняться. На выходные, если получится, в Белую Церковь съездить, у Браницких по Александрии погулять… Но именно в другое время, когда они здесь в своих делах наконец разберутся, декорации разрухи уберут, перестанут покрышки жечь и лук сажать на Крещатике. И вообще.

Подготовка к командировке заняла почти весь следующий день. Небольшое совещание у шефа, определение нашей стратегии и тактики. Сбор материалов к семинару и т.д. и т.п. Заказ места на утренний автобус до Москвы занял пару минут. Если и дальше автобусом, то выйдет полсуток, если не больше, с небольшим перерывом. Целый день в автобусе… Так что лучше львовским, как вчера решил. Ночь в гостинице, наутро займусь делами... Далее покупка электронного билета на поезд. Сумку дома собрать недолго.

На следующее утро всё идет по плану. В половине пятого меня подхватывают на выходе из двора, водитель объезжает по цепочке все заказы, в пять утра выезжаем. Первые двадцать с небольшим километров знакомы до мелких подробностей из окна дачного автобуса – опять же в позапрошлом веке пешком с Никой прошли. Хвощёвка, Покров с церковью, Воробьёвка, трёп о туннельном эффекте во времени и полёте на Солнце – неспешная безбензинная идиллия девятнадцатого века. Поворот на Сельцово у полуразрушенной Никольской церкви…

Но сегодня меня везут в другую сторону. До Углича (Степкиного Гуглича…) дорога совершенно пустая, далее понемногу заполняется попутными машинами, после Сергиева Посада по обыкновению начинаются пробки, но в половине одиннадцатого подъехали к трём вокзалам. До львовского поезда пять часов. Спешить особо некуда, времени хватает с запасом, но и ничего серьёзного вроде прогулки в сторону Лаврушинского в гости к Пал Михалычу Третьякову тоже не предпримешь. К букинистам надо бы заглянуть, кое-что поискать, так лучше на обратном пути, лишний вес таскать туда-обратно не хочется.

Не придумав ничего путного, решаю идти пешком до Киевского. Каждый раз вечная спешка – на метро, изредка верхним транспортом. А тут время есть прогуляться. Как тогда по зимнему Питеру, разве что сейчас конец весны. Карты под рукой нет, навигатора тоже, Интернет в мобильнике принципиально не подключаю – дома и на работе вполне хватает. Но пешком напрямую вроде бы не очень далеко. До Тургеневской практически прямо, потом на Лубянку, через центр мимо Кремля. Если оттуда небольшой крюк по старому Арбату, то на букинистов не смотреть, если прямо по Новому – без захода в отдел антиквариата Дома книги. Соблазнов меньше. По левую руку в стороне будет звёздно-полосатое посольство, когда-нибудь соберусь прийти за гостевой визой. Через бульвар сразу на мост, а там и до вокзала недалеко. Времени хватит.

Так и получается. По дороге вспоминаю давнюю прогулку от Иванова до Казанского конца. Тогда тоже спешить особой необходимости не было, шёл да по сторонам смотрел. Здесь же смотреть особо не на что – просто прогулка. Благо погода вполне способствует.

На вокзале вовремя, с регистрацией всё просто. Обедаю парой бургеров с кофе. Ужинать буду в Брянске, но полдня без еды будет скучно, потому прихватываю кое-что по мелочи в буфете. Сажусь в вагон и с удовольствием вытягиваю ноги. Приятный послепрогулочный отдых

Соседи в купе, супружеская пара под пятьдесят, едут до Львова, а там недалеко. Сразу производят хорошее впечатление. Разговорились.

В какой-то момент показалось, что без политики не обойдётся и свернём в стандартный полугазетный-полубытовой спор о Киеве и Москве, хохлах и кацапах и т.д. и т.п. И венец спора – с каким предлогом Украину употреблять? Нашли проблему! Можно поехать в Крым, даже в Калифорнию, но на Камчатку и на Пиренеи. Язык такой, и никто не заморачивается! Но быстро выяснилось, что эти языковые тонкости их не интересуют, хай лингвисты копья ломают. И вообще – не будем о политике, их эти киевские заварушки давно достали. Дурака валять времени нет.

Оказалось – учителя. Десяток лет в школе отработали, потом денег не стало хватать, детей учить надо было. Ремонтируют квартиры в Москве и Подмосковье. Дома работы мало, а в России только успевай, да и платят больше. Дети выросли, выучились, внуков ещё не подбросили. А они в эти ремонты втянулись. Опять же на качество ещё никто не жаловался.

Последняя фраза прозвучала с оттенком гордости. А почему нет? Хочешь, тебе отремонтируем. Не москвич? Так посмотрим, кто у нас в твоих краях работает, знакомых много, не хуже сделают. Вот, визитку возьми.

Вспоминаю, что ремонт действительно надо бы сделать, где-нибудь ближе к осени. Визитка обменивается на мою и отправляется в сумку.

Мне рассказывают о Львове, его европейской красоте. Выбери время и приезжай обязательно, такого города больше нет нигде! Ни на один ваш русский город не похож, разве что немного на Питер.

Стало быть, Львов «не наш». Понимаю. Да он и не был никогда нашим, даже те полвека, что в одной стране. Не зря там фильмы из европейской жизни снимали.

Последние мысли не вслух, только в голове. Что нам в одном купе делить, когда без нас уже разделено? Не полки же!

Дело к ужину. Вынимаю свой перекус (чего там, скоро выходить!). Мои спутники открывают сумку, и я ещё раз убеждаюсь, что украинцы любят вкусно поесть. Это из Москвы едем, еда магазинная. Вот обратно – куда вкуснее будет! Стол получается общий и безалкогольный. Мои соседи оказываются практически непьющими (особенно в дороге, мало ли чего…), я в этом смысле тоже малоэмоционален. Ужинаем не спеша, километров с полсотни, с остановкой.

За ужином разговор почему-то свернул в Мологу. Начал, естественно, не я – они где-то что-то прочитали, фильм видели с кучей натяжек в духе всемирно-всемологского потопа, а наш город часто ассоциируется с водохранилищем, далее понятно. Пришлось кое-что аккуратно рассказать. Потом дежурные вопросы о спуске-неспуске водохранилища, о храмах под водой (какие храмы? – там глубина как в бассейне!). Действительно, начитались-насмотрелись всякой ерунды.

Но мне пора на выход – начало десятого.






Рейтинг работы: 14
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 252
© 28.11.2014 Владимир Смирнов
Свидетельство о публикации: izba-2014-1192648

Рубрика произведения: Проза -> Повесть


Анатолий Воробьёв       29.01.2016   18:35:39
Отзыв:   положительный
Привет, Владимир. Не знаю, где тебе можно написать, написал в гостевой книге да с ошибкой! А исправить невозможно. Галина к презентации подготовила сценарий, сегодня мне прислала - предложила написать пародии. Сейчас ещё раз перечитал книгу - есть темы для пародии. Думаю, через неделю будет что сказать!
Владимир Смирнов       31.01.2016   21:39:16

Привет. Пиши, но готовься к тому, что адвокат, то бишь я, оспорит.
















1