Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Другая жизнь подкаблучника Крымова


Другая жизнь подкаблучника Крымова
Короткий роман-пародия на современный литературный ширпотреб.




Глава первая.



В каком-то неземном ярко-сиреневом небе, белоснежными бумерангами носились чайки. Легкий бриз доносил до Крымова запах океана, свободы и еще чего-то неуловимого, но очень возбуждающего и призывающего к безумному поступку. Раскаленным шаром над волнами нависло солнце. Казалось, еще секунда и океан забурлит, зашипит от прикосновения с ним.
- И чем тебе не рай? – пробормотал Крымов. – Сейчас бы лечь и сдохнуть! Наверное, приятно помереть, зная, что всё у тебя в жизни закончилось хорошо?
Он оглянулся на побережье, где в окружении кокосовых пальм высился трехэтажный особняк из белого камня. На широких плечах мраморных атлантов располагался невероятных размеров балконище.
Крымов вдруг вспомнил, что всегда мечтал о квартире с балконом. Чтобы просто выйти туда летним вечерком в одних трусах и проводить кружечкой холодного пенистого пивка уходящий день. Но всю свою жизнь прожил Михаил Крымов в двухэтажном домишке барачного типа, в котором когда-то, невеселой осенью сорок первого, получила комнату его эвакуированная из Ленинграда бабуля. Балкона там и в помине не было…
Михаил еще раз бросил взгляд на огромные зеркальные окна виллы, в которых посверкивал погружающийся в сумерки океан.
- Надо обязательно полюбоваться оттуда на закат! – сказал он сам себе. – Под сигару да под пивко!
В том, что в этом огромном, мраморном дворце есть и то, и другое Крымов даже не сомневался. Оставляя глубокие следы веще неостывшем пляжном песке, он направился к дому. Вдруг Михаил услышал за спиной тихий всплеск и томный, призывный вздох. Он остановился и медленно повернул голову. Заслонив собой уходящее солнце, по колено в океанской пене стояла Лариска. Она сделала несколько шагов и солнце резануло Крымова по глазам. Он зачарованно смотрел на неё. На черном локоне повисла капля. Сверкая и переливаясь закатными красками, она гранёным алмазом упала на ключицу и медленно поползла к груди. Вот она нырнула под белоснежный лифчик. И вдруг снова вспыхнув, все быстрее покатилась по животу вниз. Михаил заворожено следил за этой каплей, как будто сам вел её пальцем.
- Мишель! – тихо прошептала Лариска, сделав еще один шаг и обвив руками его шею. Он почувствовал её всю. Холодную и мокрую, пахнущую морем и какой-то дорогой и ненавязчивой косметикой. Руки сами потянулись к узелкам на её спине.
- Ты хочешь прямо здесь? – тем же, сводящим с ума шепотом выдохнула она.
- Да! – прорычал Михаил, а про себя вдруг подумал. – Откуда она взялась? Вообще, откуда это? Эх, жалко ты, сука, этого всего не видишь!
Последнее относилось к существующей где-то на другом материке супруге.
Лариска, не отрывая от Крымова блудливого взгляда, медленно опустилась на колени и потянула за резинку его трусов… Дыхание перехватило, он переступил с ноги на ногу и белый песок предательски заскрипел под ногами, как старый диван, в последние годы заменивший ему супружеское ложе.

Явь придавила. Она наехала на Крымова, как танк на бруствер. Он открыл глаза. Мозг по давней привычке отчеканил: ”Шестнадцатое апреля. Среда .Это уже лучше ,чем понедельник.” Михаил глубоко вздохнул и зажмурился. Мысленно он был еще там, во сне. Белый песок, голубовато-зеленая лагуна, и Лариска в бикини.
- Епона мать! – ругнулся он сквозь стиснутые в злобе зубы.- Как обычно! Всё хорошее – без меня! Как там бабуля говорила? К чужому берегу все добро плывет, а к нашему только дерьмо прибивает? Вот уж точно! А главное, злободневно!
Михаил негромко засмеялся и потянулся за будильником. Четыре сорок пять. Спать дальше не было смысла. Всё равно через пятнадцать минут эта сволочь заверещит на всю комнату и начнется утро в деревне! Еще одно. Как две капли воды похожее на все предыдущие. Крымов снова закрыл глаза и представил себе всё увиденное. Морской закат, вилла, Лариска…
- Блин! – пробормотал он. – Приснится же! Ведь нет же ничего! Ни моря, ни дома! Да и Лариска-то в реале намного хуже. Доска - два соска!
Михаил поднялся, огласив квартиру противным диванным скрипом. Вчера жена заказала на завтрак салат и жареную картошку со шкварками. Нужно было приступать. Не дай Бог не успеет приготовиться, крика не оберешься!
Ловкими, отработанными еще в армии, движениями, срезал Крымов тонкую картофельную кожуру. То, как она слетала с белого клубня, опять напомнило ему сон. Вот так же слетели с Ларискиного мокрого, упругого тела лифчик и трусики. Он вспомнил, как тянул дрожащими от возбуждения пальцами белые веревочки на загорелой спине.
Михаил помотал головой, чтобы избавиться от видения. Нашарил картошку покрупнее, и принялся её чистить. Закончив, он подкинул её в руке. Влажная, размером с два кулака, картофелина, упала ему в ладонь. Он вздрогнул. Такой же твердой, холодной и влажной была Ларискина грудь. Крымов бросил картофелину в кастрюлю, вскочил и прошелся по кухне. Открыл холодильник. За банками с соленьями нашарил початую бутылку коньяка. Налил стопочку и выпил. Потом подошел к окну и несколько раз повторил бабкин заговор от плохих снов.
- Куда ночь, туда и сон! Куда ночь, туда и сон!
Михаил выпил еще стопарик и принялся за салат.
- Вот же хрень!- время от времени восклицал он, вздыхая и покачивая головой.

Вообще-то Лариса Совкова никогда не была объектом его внимания и тем более, эротических фантазий. Если быть до конца искренним, он её тихо ненавидел и презирал, как и всех остальных подруг и знакомых своей половины. Она была на пятнадцать лет моложе Крымова. Исповедовала какие-то бредовые учения и вместе со своим супругом Гошей числилась у Крымовых в друзьях семьи. Маленького пузатого Гошу, фантастически жадного и капризного, как трехлетний избалованный малыш, Михаил терпеть не мог и мечтал как-нибудь по пьянке найти повод, чтобы начистить ему рыло. Но повод так и не находился…
Лариска была классической лучшей подругой. Посвященная во все секреты Лены Крымовой, она не упускала случая перемыть ей косточки за глаза и сделать какую-нибудь мелкую гадость. Как ни странно Лена её так ни разу и не уличила.
Именно от Совковой Михаил однажды узнал о том, что супруга украсила его голову ветвистыми рогами. О Ленкиной измене Крымов подозревал уже давно. Всё началось с того, что Лена устроилась бухгалтером в очень солидный концерн. Он помнил, с каким лицом швырнула она на стол свою первую зарплату, составляющую примерно годовой оклад мужа. У Михаила было такое ощущение, как будто его кастрировали в час пик на Красной площади. А потом начались годовые и квартальные отчеты и сверки, после которых Лена возвращалась глубоко за полночь и слегка под градусом. Кроме того, он обратил внимание, что супруга начала одевать на работу красное белье и черные чулки, которых прежде никогда не носила. Пару раз Крымов предпринимал попытки привлечь к себе внимание супруги. Приглашал в ресторан, а после устраивал невероятную, по его обычным меркам, ночь любви, но Лена была абсолютно безразлична. Даже супружеский долг выполняла с каким-то брезгливым выражением лица. С той поры и перебрался Крымов на диван, предварительно устроив мощную разборку, из которой многое почерпнул о себе.
Оказалось, что нет в мире большего неудачника, урода и импотента, чем он, Михаил Крымов. Ему, нахлебнику, получающему копейки, лучше бы вообще заткнуться, пока не вылетел из дома на улицу.
- Сейчас! – усмехнулся тогда Михаил.- Это квартира моей бабули. Хрена ты её заберешь!
- Да?! – жена посмотрела на него, как на недоумка. – Две трети квартиры принадлежат нам с Димочкой. Я найду людей, которые оценят эту халупу по-минимуму, отдам тебе твою треть и пойдешь ты на старости лет в общагу с какой-нибудь жалкой тысячей долларов, понял?! Так что молчи в тряпочку, пока я тебя рядом терплю!
Димочка, двадцатилетний сынок Крымова, был точной копией матери. Переняв от неё сухую, длинную фигуру и продолговатое лицо, он и по характеру мало, чем от неё отличался. Кроме того, он был настолько скуп и корыстолюбив, что Михаилу порой казалось, что при зачатии сына он не присутствовал. Дима знал о мамином романе с гендиректором концерна и полностью его одобрял, поскольку видел в этом свою прямую выгоду. В общем, в том, что сын будет на стороне Лены в случае решения квартирного вопроса, Крымов не сомневался.
В последние недели Михаил всё чаще вспоминал молодость, всякий раз удивляясь, как это его угораздило жениться на Лене. Странно, но она была почти эталоном всего того, что не нравилось ему в женщинах. Высокая, худая, с продолговатым лицом, крючковатым носом и длинными, как будто торчащими изо рта зубами, она просто шокировала его при их первой встречи.
- Вот уж где природа напортачила! – мысленно веселился Крымов.- Достанется же кому-то такое чучело!
Надо сказать, Лена ему и не навязывалась. Но когда в летних ралли его «шоха» улетела с перевала, она была единственной девушкой, регулярно посещавшей его в больнице. Как только Крымов скинул гипс, он сразу же потащил её в ЗАГС.
Некрасивая, убогонькая Лена, попав к нему в дом, начала методично подбирать под себя власть. Сначала ликвидировала всех его друзей и дальних родственников. Потом вынудила Михаила бросить автоспорт с его постоянными разъездами по соревнованиям и сборам. Даже попыталась вбить клин между Крымовым и вырастившей его бабулей. Родителей своих он почти не видел, они вечно мотались по загранкомандировкам. А к тому времени уже умерли. Бабушка, хоть и не вступала в открытое единоборство, но за худобу, высокий рост и злобный норов прозвала супругу внука Пистемеей и открыто ненавидела. Ленка, в свою очередь, демонстративно игнорировала старуху. Крымов поначалу в этот конфликт не вмешивался, но однажды взорвался, загрузил беременную Лену в «Волгу» и отвез к родителям.
- Всё! – сказал он ей на прощанье. – Ты со мной больше не живешь!
А дома его ждала бабушка с сердечным приступом. Уже в машине скорой помощи она поманила его пальцем.
- Миша! Ради меня потерпи чуть-чуть! Не люблю я этих семейных сцен. И не забывай, ребеночек у вас будет…
Бабушка протянула еще почти десять лет. Все эти годы Крымов молча сносил все выходки и закидоны супруги, живущей в последнее время по принципу « Пусть всё будет плохо, но по-моему!» Через несколько лет, она настояла на том, чтобы Михаил продал свою любимую «Волгу». Дескать, машина ему нужна только по бабам ездить, и лучше кому-нибудь занять эти деньги под хороший процент. Вся эта затея ничего кроме несчастий Михаилу не принесла. Неважный из него был ростовщик.
И все же он терпел и мечтал о том времени, когда поступит так, как давно уже хочет. В конце концов, за десять лет он превратился в жалкого подкаблучника, а позднее и в рогоносца, которого родной сын ни во что не ставил. Впрочем, Димочке отец отвечал тем же. Теперь он стал в собственном доме, неким подобием старого слепого кота, который путается под ногами, гадит, где попало и всем мешает, но при этом выкинуть его не решаются из жалости и привычки.
Через несколько дней после разговора с Леной, его вызвал к себе начальник отдела.
- Тут такое дело, Михаил Евгеньевич,- Бахтин заерзал в кресле, а потом уставился куда-то через плечо собеседника. – Вот тебе бумага. Уведомление о сокращении. С десятого числа ты уволен. В бухгалтерии можешь получить расчет и положенное по закону пособие.
- Погоди, Игорь Викторыч…- Михаил даже не осознал, что произошло.- Как же так? А кто будет заниматься связью, электрооборудованием, компьютерными сетями?
Крымов был мастером на все руки и по большому счету, совмещал в одном лице много должностей за одну, не очень большую зарплату. Что бы ни произошло – посылали за Крымовым. Он чинил, настраивал, исправлял. Однажды даже принял роды у одной посетительницы. И вдруг сокращение…
- Незаменимых у нас нет! – ответил Бахтин чужим, механическим голосом. Потом добавил, уже по-свойски подмигнув, - Я договорился, можешь этот месяц до сокращения на работу не выходить. Восьмерки тебе поставят, а ты работу ищи! Прямо завтра! С утра и начинай!
Легко сказать «ищи работу»! А если на дворе кризис? А если тебе под пятьдесят и здоровье уже не то? А если твоё высшее образование не соответствует твоей профессии и вряд ли кому-то нужен инженер-связист с дипломом ветеринара?
- Я пойду к генеральному! – решительно поднялся со стула Крымов. – Поговорю!
- Бесполезно, Евгеньич! – горько усмехнулся Игорь.
- Это почему? – подозрительно покосился Михаил.
- А ты знаешь, с кем наш шеф по субботам в сауну ездит? – Бахтин уже пожалел, что начал этот разговор и замолчал.
- Казанин? С Веркой Андреевой он ездит! Тоже мне секрет! С ней только мы с тобой, наверно, и не ездили, - засмеялся Крымов.- И Ершова из отдела кадров!
- Правильно! С Веркой! – кивнул начальник отдела. – И еще с приятелем одним, с Лёнчиком Грачковским. Слышал про такого? А приятель этот с бабой… С твоей бабой, Миша!
- Ну, теперь понятно, откуда ноги растут, - как-то безразлично пробормотал Михаил. – А я уж думал…
Он поднялся. Не прощаясь, и не прикрыв за собой дверь, побрел по коридору.
- И что же ты теперь задумала, любимая? – думал Крымов – В бомжи меня определить? Или вывезти за город в полиэтиленовом мешке и прикопать неглубоко?
Он не стал устраивать дома скандал. Просто рассказал Лене о сокращении.
- Ну и нормально, - спокойно рассудила она. – Будешь готовить, стирать, по дому работать. Кто-то ведь должен этим заниматься. А зарплаты моей нам вполне хватит.
- Вот, значит, как? - подумал Михаил. – Совсем тебя в бабу превратили, Крымов. Где ты, Миша? Где ты, дембель-погранец? Где ты, автогонщик Крымов? Нет больше такого мужика! Еще чуть-чуть и передник на тебя оденут!
Он выбросил окурок в форточку и полез в холодильник за коньяком. Потом пришла Лена и попросила приготовить на завтрак жареной картошки и салат.

Крымов резал зелень, а перед глазами по-прежнему стояли высокие кокосовые пальмы, лениво помахивающие ветвями и белый дом из стекла и мрамора.
- Черт возьми! – Михаил в сердцах бросил нож на стол.- Ведь где-то, наверняка, есть этот дом, эта лагуна! Господи! Ну, почему ты даешь счастье кому-то и вечно проносишь его мимо меня?!
Он снова увидел океан, тщательно вылизывающий прибрежный песок. И Лариску…
- Тьфу ты! – сплюнул Михаил. Он чувствовал, как нарастает в нем волна неконтролируемого желания. Крымов глянул на часы.
- Если повезет и Ленка не станет упираться, времени вполне хватит, - решил он и направился в спальню.
Лена, как всегда, спала без одежды. Крымов прилег рядом. Провел рукой по талии, потом по ягодицам. Там, во сне, Ларискино тело весьма выигрывало. Но это же во сне… Жена вздохнула, перевернулась на спину и потянулась, так и не проснувшись. Когда-то давно такое движение он понимал, как приглашение к сексу. Он, осторожно, едва касаясь, как она любила, погладил её грудь с потвердевшим соском и опустил руку вдоль живота.
- Крымов, гад, ты что делаешь? - в истоме прошептала Лена сонным голосом.
- Угадай с трех раз, - шепнул он ей на ухо. Нежными короткими поцелуями осыпал её тело, все ниже и ниже. Она тихонько застонала, тело её напряглось. А дальше произошло то, чего за двадцать один год брака у них не было никогда. То, о чем всегда мечтал и в тайне надеялся Крымов. То, о чем он так и не решался ей сказать. Все эти годы Ленка воспринимала секс, как обязанность Крымова сделать ей хорошо. Он умел это делать! Она стонала, кричала, царапалась, но никогда по собственной инициативе даже не поменяла позу. Режиссировал любовные игры и был солистом только сам Крымов. А тут Лена вдруг стала активной. Она навалилась на него и впилась губами в его рот, запустив руку в трусы.
-Ого! - подумал Михаил. - Как тебя перевоспитали-то!
Ему вдруг показалось, что в спальне присутствует тот, третий, чьё тело она ласкала с таким же вожделением. Поначалу ему стало гадко. А потом он снова представил этого незримо присутствующего любовника.
- А теперь смотри, урод, что я сейчас с ней буду делать! - злорадно восторжествовал Крымов. Он зарычал от неизвестного раньше чувства превосходства над незримым, но присутствующим рядом врагом.
- Ну, ты даешь, Миха! - прошептала Ленка задыхаясь, когда они в изнеможении повалились на подушки.- У меня такого еще никогда не было!
- У меня тоже! - прохрипел Крымов, глотая воздух.
Из кухни потянуло дымком.
- Картошка!- закричали они одновременно и кинулись на кухню. Большая часть блюда не пострадала. Лена поставила тарелку на стол и повернулась к Михаилу. С секунду они смотрели друг на друга и кинулись в объятия. Блюдо с картошкой полетело на пол. Оно только мешало двум обнаженным людям на маленьком кухонном столе.
Полтора часа спустя он уже подавал ей плащ в прихожей.
- Всё! Я побежала, буду поздно! - Лена выразительно пожала плечами. - А что делать? Ты безработный, а он мне хорошо платит. Потерпишь?
- А зачем вы попросили моего генерального сократить меня с работы? - Михаил глянул в её глаза и не прочитал в них никаких чувств.
- Ну, так получилось… Я же не знала, что ты такой… Зверь! - хохотнула Лена и схватила его за густую шерсть на груди. - Хочешь, Лёня поговорит с твоим шефом и тебя примут назад? И даже повысят в должности. Хочешь?
- От твоёго Лёни мне ничего не надо! Впрочем, от тебя тоже,- он захлопнул дверь прямо перед её носом.
- Скотина! - раздалось на площадке.
Михаил подошел к окну. Лена выскочила из подъезда и мелко семеня, подбежала к стоявшему невдалеке джипу. Крымову мучительно захотелось взять с подоконника горшок с фиалками и швырнуть на блестящий капот машины! А еще лучше на крышу!
Он достал из холодильника коньяк, налил рюмашку.
- А может, нажраться? - подумалось ему. - Пить в одиночку - алкоголизм, конечно. Но что делать-то,когда не с кем? А душа просит!
Михаил допил остатки, сунул ноги в китайские резиновые сланцы, и, как был в растянутом на коленях трико и в тельнике, так и подался в магазин. С круглосуточным продмагом им повезло, он находился в их доме, на первом этаже. Причем, жильцы дома обслуживались не в торговом зале, а прямо из подъезда. И имели приличные скидки, поскольку работающий днём и ночью магазин, доставлял им некоторые неудобства. Бессовестно потратив Ленкины деньги, Крымов купил две бутылки коньяка, пачку пельменей и палку копченой колбасы. Заглянул в овощной отдел по поводу лимончика и, увидев на прилавке ананас, снова вспомнил сегодняшний сон. Ананас он тоже купил, хоть и не представлял, что в нем едят.
Набив большой пакет выпивкой и закуской, Крымов постучал в дверь Константинычу. Сосед снизу всегда был готов поддержать компанию в застолье. Имел он еще одно замечательное качество, Константиныч был глуповат и, как ни странно, знал об этом. А потому больше слушал, чем говорил, что делало его незаменимым собутыльником, при необходимости излить душу.
Друг детства открыл дверь, едва держась на ногах.
- Константиныч! Когда ж ты успел? Восемь утра! - засмеялся Михаил, наблюдая его дурацкие ужимки. – Ну, ладно. Отдыхай…
Сосед попытался что-то ответить, дважды разинул рот, потом махнул рукой и рухнул прямо в прихожей. Михаил притворил дверь и поднялся к себе. Еще на лестничной клетке он услышал, как разрывается в его квартире телефон. Крымов влетел в квартиру и поднял трубку.
- Миха, привет! - знакомо чирикнула на другом конце провода Лариска.
- Здорово! - буркнул Михаил.
- Ты почему не на работе? - полюбопытствовала Совкова.
- Можно подумать, ты не в курсе! - съязвил Крымов. - Безработный я.
- Вот же стерва! Это же Ленка постаралась! Через Лёнчика своего, - тут же сдала подругу Лариска.
- Я в курсе.
- Да ну? И что ты думаешь делать?
- А ничего! - Михаил старательно казался хуже, чем есть на самом деле. - Я отдыхаю, она работает. Кормит-поит. Нормально.
- Вот ты сволочь! - вскипела Совкова. - Альфонс! У тебя хоть гордость-то есть? Мужик ты или кто? Я бы на твоём месте…
- Я не альфонс! - перебил её Крымов. - Я - арендодатель! Он пользуется моей женой и хорошо за это платит. Мне этого вполне хватает, чтобы не работать и компенсировать моральный ущерб.
Несколько секунд Лариска молчала. Переваривала.
- А-а! Я поняла! Ты прикалываешься! - захохотала она.- Юмором обиду прикрываешь! Ой, мне тебя так жалко!
- Ну, приезжай! Пожалеешь! - усмехнулся Михаил. - Коньячку попьём хорошего. С ананасом. Лёня всё оплатил…
- С удовольствием бы, но не рискну,- уклонилась Совкова.
- Ленку, что ли, боишься? Да ей по барабану!
- Нет, Мишенька! Сон видела странный, - пожаловалась Лариска. - Нехороший какой-то.
- А я хороший, - подумал, было, Михаил, и поинтересовался, - А что снилось-то?
- Ой! Ты знаешь, вроде я на каком-то острове. Вокруг океан, чайки… А на бугорке дом стоит белый и весь зеркальный.
- И что? - у Крымова засосало под ложечкой. - Всё?
- Нет, - Лариска перешла на доверительный шепот. - Подходит ко мне хозяин этого дома, срывает с меня купальник и начинает насиловать. В такой извращенной форме! Прямо на песке!
- А лицо? Лицо этого хозяина ты помнишь? - сбился с дыхания Михаил.
- Симпатичный такой мужчина. Импозантный весь и уверенный в себе. Чем-то на тебя смахивал, хотя тебе до него далеко. У него же остров свой. А ты даже жену удержать не смог.
- Да, сон интересный. Я думаю, вещий сон! - недовольно пробурчал Крымов. - Смотри, попадется тебе такой хозяин острова. И будет тебя извращенно насиловать каждый вечер на заре. То под пальмой, то на пляже, то в доме с атлантами.
- А про атлантов ты откуда знаешь? - напряглась Лариска.
- А я сегодня во сне одну такую цинично имел на своем острове! - заржал вдруг Михаил. - Белый купальник, фигурка, грудь. Конфетка! Правда ты с ней и рядом не лежала! А как она делала…
- Мне эти гадости слушать совсем не интересно! -перебила она.- Вам, мужикам, лишь бы унизить женщину, и поиметь по всякому!
- Так я тебе и поверил! Сама, поди, трусы с мужика стягивала! - не переставал смеяться Крымов.
- Ну, откуда ты всё знаешь, а? - засуетилась Совкова. - Нечисто тут. Я ж говорю нехороший сон!
- Слушай, Лорка! А может, это не сон был? Ты, точно, того мужика не помнишь?
- Нет,- необычно коротко для себя ответила Лариска.
- Бывает же! Один и тот же сон видели! - удивился он про себя и тут же пригвоздил собеседницу вопросом. - А чего звонила-то с утра? Сон рассказать?
- Ладно, пока! Некогда мне. Сейчас Гоша проснётся, кормить его надо!- Лариска торопливо бросила трубку.
- Что за жизнь! Даже Гоша, и тот живет по-людски. Спит, пока жена не разбудит! Потом накормят, рубашечку глаженую дадут, носки свежие! - позавидовал Крымов Ларискиному супругу.
Крымов такого счастья был лишен. А началось это еще с Ленкиной беременности. Узнав о том, что у них скоро будет ребенок, он, как мог, оберегал жену от нагрузок и переутомлений. Сам готовил, стирал, убирал квартиру, гонял по магазинам. Беременность вскоре благополучно завершилась рождением Димочки, но все заботы по дому Лена так и оставила на Крымове.
Михаил схватил пакет и потащил его на кухню. Пакет, вдруг, лопнул, и из него посыпались на пол продукты. Ананас подкатился к ногам Крымова. Он поднял его и снова вспомнил бухту и коричневые, с пятнами проступившей морской соли, стволы высоких кокосовых пальм.
- Блин! - подумал Крымов. - А ведь она видела тот же самый сон. И, наверняка, всё помнит… И повторить, конечно, не прочь… Я тоже.
Вообще-то, жене Михаил не изменял. Ни разу! Нельзя сказать, что Крымов был абсолютно безгрешен. Женщины его любили и он это знал, время от времени поддерживая форму обольстителя на обветренных и чуть мужиковатых продавщицах с рынка. Те млели и, порой, уступали ему в цене. Но своей супруге Михаил был верен всегда. Тут срабатывала врожденная, собачья верность Крымова близким людям. С Леной они сошлись без особой любви и страсти, просто подошло их время. Все Ленины подруги были на тот момент уже замужем, и она боялась остаться старой девой. А Михаил просто решил для себя: или сейчас или никогда. Тем более Лена была с закованным в гипс Крымовым нежна и обходительная, хоть и не очень красива. Но это обстоятельство тоже имело свой плюс при рассуждениях Михаила. Мужики её клеить не будут, а значит, за свою честь можно быть спокойным. Так и жили размеренно и стабильно все восемнадцать лет. Пока не появился этот Лёня.
Крымов вдруг развеселился. За два года их романа, он уже привык к тому, что жена стала ему совсем чужой, и получалось, что это он наставил Лёнчику рога сегодня утром. И ведь Лена делала это с особым упоением.
- А может, все еще переменится? - спросил сам себя Михаил и не поверил своей надежде.- Нет! С этим надо кончать! Были бы у меня бабки, уехал бы куда-нибудь на остров, к чертовой матери! И жил бы там одиноко и счастливо!
На душе стало так тоскливо, что Крымов даже не притронулся к купленному коньяку. А пельмени и колбасу решил оставить на ужин. Ленка, как обычно, явится поздно ночью и обойдется парой бутербродов, если, конечно, не поужинает в ресторане.

Лена появилась необычайно рано. В шесть часов вечера.
- О, как! - удивленно произнес Михаил, встретив её в прихожей. - Ты с работы сбежала?
- Знаешь, Миха, что-то так захотелось домой. Посидеть, как раньше, поужинать. Телевизор посмотреть.
- Пельмени будешь?
- Конечно! Я как раз кое-что прихватила, - широко улыбнулась она и вынула из пакета бутылку вискаря. - Помнишь, ты когда-то говорил, что пельмени без водки, это собачья еда?
Крымов, улыбаясь, кивнул.
- Как тебя, однако, понесло от бурного секса! - подумал он. - А как же теперь Лёня? Или я перекочевал из мужей в любовники? Дела…
Закончив ужин, Крымов встал из-за стола и привычно направился к раковине.
- Я сама помою посуду, - прошептала Лена, поймав его за руку. - А ты иди футбол посмотри.
- Я футбол не люблю, - напомнил он.
- Тогда смотри, что хочешь, - жена так многообещающе улыбнулась, что у Крымова заколотилось сердце от сладостного предчувствия.
Михаил устроился на диване и попытался сосредоточиться на новостях. Краем уха он прислушивался к происходящему на кухне. Вот полилась вода, загремела посуда. А вот звякнула об пол, выскользнувшая из неумелых рук, тарелка.
- Твою мать! Да что же это такое?!- раздалось из кухни. Крымов удовлетворенно улыбнулся и уставился в телевизор.
Через несколько минут он услышал дробный стук каблучков.
- Все же к Лёнчику своему собралась, шалава! - скрипнул зубами Крымов.
Легкий шорох гардин заставил его оглянуться. В комнату, на высоких, дорогущих шпильках, вошла Ленка. Яркий макияж, распущенные волосы, черное, кружевное белье и такие же чулки.
- Ми-ха! - только и успела вздохнуть она. Крымов с рыком голодного хищного самца кинулся на неё.
Диван, его верный четвероногий друг, готов был развалиться от такого напора и стыда. Что они вытворяли! Нет, Михаил не занимался с Леной любовью. Он мстил. Изощренно и извращенно, насколько позволяла ему фантазия и память, подбрасывающая картинки из когда-то увиденной немецкой порнухи. Мстил за унижения и затоптанную мужскую честь, за неудавшуюся жизнь, за потерянную когда-то любимицу-«Волгу», за живущего в Москве Димочку, которому она не позволила стать настоящим сыном. Только ближе к утру, уже в спальне, изможденный и опустошенный, он успокоился.
- Миха, - тихонько позвала его Лена, отдышавшись. - А где ты такому научился?
- Я всегда такой был! - самодовольно усмехнулся он.
- А раньше почему скромничал?
- А ты вспомни? В соседней комнате бабуля лежит, рядом Димка в кроватке. Как тут развернешься?
- Да! - вздохнула она.- Самое время было, а мы, как малолетки тайком, в туалете…
- Спи уже! - проворчал Крымов.- Четвертый час. Я тоже кемарну часок.
Он поднялся и на чуть подрагивающих ногах побрел к дивану.
- Ты куда? - прошептала она. - Спи тут.
Михаил повиновался.
- Миха, - снова заговорила она, уже впадая в сон. - Что же ты со мной сделал? Я сегодня только и думала о тебе, да о сексе. Даже Лёнчик, скотина, что-то почувствовал… Весь день ко мне приглядывался. Все интересовался, что случилось. Не залетела ли….
- Ну и бросай его! - Крымов приподнялся на локте и посмотрел ей в лицо. О том, что Лена может еще и забеременеть от своего любовника, Михаил никогда не задумывался. Он даже представил, как стирает пеленки обгаженные Лёнчиковым ублюдком. Крымова передернуло.
- Ага. А жить, на что будем? Он же меня выгонит! - пыталась быть рассудительной Ленка.
- Ну, проживем как-нибудь. Другие еще хуже живут, - улыбнулся Михаил, лаская её волосы.
- А я не хочу как другие! И как-нибудь тоже не хочу! Я привыкла! Понимаешь? Привыкла жить хорошо! По-человечески жить! - сорвалась Лена на крик.
- А это, значит, по-человечески? - спокойно произнес он. Встал и пошел на диван.
- Миха!
- Да пошла ты!- не оглядываясь, бросил Крымов. - Будить не стану, сама просыпайся. Пельмени и колбаса в холодильнике.
Он вошел в свою комнату и повалился на диван. Тот, уже потерявший надежду увидеть старого приятеля, взвизгнул на всю квартиру самыми звонкими своими пружинами.
- Вот тварь! - пробормотал Михаил. Зевнул и отключился.






Глава вторая.






Крымов потянулся в шезлонге и положил ноги на стол. Обмакнул кончик сигары в фужер с «Хеннесси», где-то он видел, что гурманы поступают именно так.
- Всё-таки, балкон - классная штука! - подумал Михаил, глядя на зеленоватый, с белой пеной бурунов, океан. Он поднялся, подошел к мраморным перилам и, сложив руки, рупором закричал:
- Эй! Слушай, мир! Ты принадлежишь мне!
- А я? - раздался за спиной насмешливый голос.
Крымов обернулся. В дверном проеме стояла Лариска.
- Лорка? - удивился он и скользнул взглядом по короткому шелковому халатику, туго перетянутому на талии.
- Миха, а я тебе принадлежу? - снова спросила она и призывно заглянула ему в глаза. Крымов шагнул ей навстречу. Провел рукой по гладкому, цветастому шелку и с удивлением обнаружил, что халатик одет на голое тело. Руки его потянулись к узелку на поясе. Справившись с узлом, Михаил швырнул пояс за балкон. И секунды не продержался шелк на упругом Ларискином теле. Соскользнул и полетел вниз, вслед за поясом. Он властно развернул её к себе спиной и упер в белый, теплый мрамор. Она томно застонала и прижалась к нему. Балконные перила вдруг подались вперед и так знакомо заскрипели.

- Ну, ёкарный бабай! - в отчаянии пробормотал Крымов, открыв глаза. - Опять двадцать пять! И на том же месте!
Он зажмурился с детской надеждой досмотреть интересный сон. На кухне загремела кастрюля. И тут же появилась Лена.
- Не спишь? Завтракать пойдем?
Михаил обалдело уставился на жену. За двадцать лет она впервые позвала его завтракать.
Он уселся за стол, ткнул вилкой в пельмень и бросил взгляд на Ленку. Она понимающе кивнула, и через секунду уже наливала ему виски.
- Мишенька, а не рановато ли для алкоголя? - поинтересовалась супруга.
- Нормально,- выдавил он, по-прежнему удивляясь происходящему.
- Ну, хорошо-хорошо, - прощебетала Лена. - Ты мужик, тебе видней! Только вечером, пожалуйста, будь в форме.
- Само собой - пообещал Крымов. - Какой разговор!
- Всё! - подскочила жена. - Побежала! Опаздываю! Ты уж на обед что-нибудь сам сообрази, а вечером я ужин организую.
Лена чмокнула его в жирные губы и побежала на работу. Михаил подошел к окну.
Внизу стоял Лёнин «чероки». Лена впорхнула в него. Джип залихватски буксанул, осыпав песком капот стоящей позади «Оки», и выкатился из двора. Крымов плеснул еще рюмочку. Прошел к себе в комнату и включил телевизор. На глаза попался снятый вчера с Лены чулок. Он поднял его, зачем-то растянул и помял в руке. А потом бросил в кресло, где покоился его собрат.
- Странно… - пустился он в размышления. - Ведь я совсем не люблю Ленку. Её роман с Лёнчиком для меня не более, чем кража моей вещи. Просто не хочется выглядеть лохом в глазах знакомых. И наказать вора тоже нужно. Вот она вчера устроила тут такое, о чем и проститутку-то попросить неудобно, а мне до лампочки. Даже воспоминание не возбуждают. Кроме злости и жажды мести - ничего. Мне даже в какой-то момент показалось, что я не жену имею, а самого Лёнчика. А вот Лариска… Она меня заводит все больше и больше, хотя там, во сне, она совсем не такая, как в жизни.
Затрещал телефон, оторвав Крымова от раздумий.
- Миха? - протараторила на вздохе Лариска. - Ты дома?
- А ты куда звонишь, Лорка? - засмеялся Михаил. - Раз трубку взял, значит, дома.
- Представляешь, мне опять приснилось! - поспешила поделиться она.- Я была в том же доме с колоннами. Вышла на балкон…
- А с тебя сорвали шелковый халат и, загнув к перилам, жестоко изнасиловали?
- Миха! Я поняла! Это был ты! Зачем ты это сделал?- в голосе появились плаксивые нотки.
- А зачем ты халат на голое тело одела? Ведь знала, что мы одни на этом острове, - разговор с Лариской начинал развлекать Крымова.
- А что было из одежды, то и одела! - выпалила она.- Сволочь ты! Воспользовался тем, что мы одни! Ни убежать, ни на помощь позвать.
- Да брось ты! Это же сон! - захохотал Михаил. - Просто мы оба его увидели. Я, кстати, до конца не досмотрел. Даже изнасиловать тебя не успел, блин! А вообще, как? Нормально?
- Ой, Миша! Я вся мокрая проснулась. Прямо перед Гошкой стыдно! - Лариска перешла на игривый тон. - Вообще-то это неприлично! Я ж замужняя!
- Так и я не холост! - поддержал игру Крымов. - Слушай, а у тебя обалденное тело! Заводишь с пол-оборота!
- И ты тоже… Секс-машина, блин! - она перешла на шепот. - Мы ж с тобой почти любовники!
- Может, уберем «почти»? - кокетничал Михаил. - Не первый раз ведь это делаем…
- Знаешь, Миша! Мне неудобно как-то. Пусть судьба рассудит. Будет третий сон, тогда и уберем.
- Обещаешь? - с сомнением спросил Крымов.
- Клянусь, любимый! - прощебетала Совкова и положила трубку.
- Дура законченная! - поставил он диагноз.- Хоть спать не ложись, ё-маё! Вдруг третий раз приснится, тогда от этой идиотки не отбрешешься. Хотя, будь она в реале такая же, как во сне, очень даже можно с ней пообщаться!
Примерно через час в дверь позвонили. Вернее нажали на кнопку звонка, который не работал уже лет десять. Но Михаил почему-то всегда улавливал звук отпускаемой пальцем кнопки. Он открыл дверь и обнаружил на пороге двух строго, но весьма дорого одетых мужчин. Оглядев пришельцев, Крымов кожей ощутил на себе застиранный тельник и пузырящиеся на коленях треники. Бежать переодеваться было глупо и бессмысленно – парадно-выходной костюм и галстук из институтской юности, вряд ли подняли бы его рейтинг в глазах гостей.
- Крымов Михаил Евгеньевич?- поинтересовался один из гостей, с недоверием покосившись на выцветший тельник хозяина.
- Увы! Он самый-с! - Крымов перехватил этот взгляд. Его потянуло на конфликт. Гости в это время уже прошествовали в квартиру. Пожилой опасливо озирался по сторонам. Потрескавшиеся стены крымовской квартиры, явно не навевали на него спокойствия.
- Вашего отца звали Евгений Павлович?- тут же налетел на хозяина тот, что выглядел помоложе. И получив утвердительный ответ опять спросил - А деда?
- Павел Харлампиевич ! - закипал Михаил.
- Можете доказать документально?
- Как два пальца! - улыбнулся Крымов и осекся, поймав непонимающий взгляд второго гостя.- Мужики, а вы кто? С чего допрос-то?
- Уважаемый Михаиль Евгеньевич, - начал второй гость .С русским языком он явно был не в ладу. – Я приехаль вам сообчить, что ви являйтесь единственный наследник мадам Галина Шардон.
- Ребята, - Михаил едва выбирал приличные слова.- Вы опоздали больше, чем на две недели. Сегодня семнадцатое апреля ,а не первое. И про вашу Галину Шардон я впервые слышу.
В его глазах промелькнула какая-то догадка.
- А! Понял! Это новый развод какой-то! Заплати тысячу долларов и получи миллион в наследство? А ну-ка! Пошли отсюда, господа иностранцы, пока я третью мировую не развязал!
- Михал Евгенич! - быстро заговорил молодой гость.- Вы, действительно, единственный наследник мадам Шардон, урожденной Крымовой Галины Харлампьевны, гражданки Канады. Родной сестры вашего деда.Она завещала все свое имущество вашему отцу. А поскольку он, к сожалению, умер, право на наследство переходит его к потомкам. То есть, к вам.
- Надеюсь, у ваш отец больше не биль дети? - вставил пожилой.
- Во всяком случае, не слышал о таких. Я вообще не встречал тех, кто пожелал бы со мной породниться, - засмеялся Крымов.
- Боюсь, скоро у вас не будет недостатка в родне и старых приятелях, - сочувственно покачал головой тот, что помоложе. - При таких деньгах, у вас от них отбоя не будет.
Михаилу мучительно захотелось коньяка. Он сглотнул длинную и узловатую, как веревка, слюну и просипел: «Скока?»
- Вот ознакомьтесь, - ему подали стопку бумаг. Тут все цифры. Могу вас заверить, что мадам Шардон входила в список богатейших людей Канады.
Крымов был почти в обмороке.
- Мужики, а давайте по сто грамм, -только и сказал он.
С этой минуты список миллионеров города пополнился Михаилом Евгеньевичем Крымовым.
За рюмашкой Крымов узнал всё.
Родная сестра его деда задолго до войны вышла замуж за подающего надежды врача Иосифа Деренталя. В конце тридцать восьмого года одаренного хирурга послали учиться за границу. Он отправился туда вместе с женой и больше они в СССР не вернулись. Оказавшись в Канаде, Деренталь через полгода умер, подцепив в клинике какой-то вирус, а Галина довольно быстро вышла замуж за Оливье Шардона, бывшего военного летчика, владельца крупной авиакомпании и нескольких отелей в Канаде и Швейцарии. Они нажили двух бесшабашных сыновей, которые так и не миновали тридцатилетний рубеж .Антуан погиб в авиакатастрофе, а Эжен сложил свою головушку где-то в джунглях Южной Америки, встав под знамена бородача Че.
Очень скоро ушел за сыновьями и Оливье. И вот тогда Галина решила отыскать своих родных. К несчастью, оказалось, что война не пощадила ни её родителей, ни братьев. Однако старший брат, Павел, успел обзавестись молодой супругой, которая в тридцать девятом разрешилась сыном. Это был отец Крымова.
Узнав о том, что крымовский род все же выстоял в войне, Галина решила написать завещание на всё своё имущество в пользу потомков брата, оставшихся в приютившем их во время войны Казахстане.
И сейчас этот потомок хлопал глазами и не знал, что делать. С одной стороны умерла его двоюродная бабушка. Надо было сделать скорбное лицо и как-то почтить ее память. С другой стороны, Крымов даже не знал о её существовании, а размер наследства вызывал только бурное веселье. Он опять потянулся к коньяку. Мозг тут же высветил красным стопом -ВТОРАЯ БУТЫЛКА! Михаил взял рюмку, так и не придумав, как себя вести, сказал первое, что пришло в голову: ”Давайте помянем бабулю…”
Выпроводив раскрасневшихся, захмелевших гостей, Крымов прямо из горлышка допил остатки коньяка и упал на диван.
- Спать-спать-спать! - приказал он себе - Вечером надо в форме быть Я ей устрою ночь длинных ножей.
Михаил провалился в дрёму. Сквозь сон он вдруг отчетливо услышал шаги и скрип стула около него. Крымов вздрогнул и проснулся. Напротив него сидел мужчина в черном смокинге и при бабочке. На пальце у него сверкал невероятных размеров бриллиант. Но самое странное было в том, что это лицо с тонкими усиками и напомаженной седоватой шевелюрой он уже где-то видел.
- Ты кто? - пробубнил Михаил спросонья.
- Я. В смысле, ты.
- Мужик! Я - это я, а ты - это ты! - логично рассудил Крымов. - Вот я - Крымов Михаил. А тебя как зовут?
- Я - это ты, Крымов Михаил.
- Всё! Хана!- с ужасом подумал Михаил. - Белка!
- Да какая белка! - засмеялся гость, как будто прочитав его мысли. - Я - это твоё второе «я». Понял?
- Угу, - кивнул Крымов. - Мне уже всё понятно. «Я - это ты, ты - это я ! И ничего не нужно нам…» Интересно, это от коньяка или от счастья?
- У тебя? От рождения! - по-прежнему веселился таинственный посетитель. - Слушай сюда, тормоз! Ты сам с собой иногда разговариваешь?
- Ну…
- Вопросы себе задаешь? И сам на них отвечаешь. Правильно?
Михаил обреченно кивнул, потерянно глядя в окно.
- Так вот. Это не ты отвечаешь, а я. Просто ты меня раньше не видел, а сейчас видишь. Потому что у тебя состояние пограничное.
- На границе танки ходят хмуро… - пропел без интонации Крымов.
- Тучи, - поправил визитер.- Тучи ходят хмуро. В общем, ты от счастья, спирта и семейных проблем находишься в состоянии глубокого стресса.
- И что? - все так же безразлично пролепетал Михаил.
- Ты что с наследством-то решил? - перешел к делу гость.
- А чего решать?- пришел в себя хозяин. - Жить буду! На всю катушку! Сколько Богом отпущено.
- То есть, сегодня же всё разболтаешь Лене, и будешь надеяться, что она из-за бабла бросит своего Лёнчика? А потом на запах валюты прибежит Дима, и эта парочка очень быстро загонит тебя в гроб. Тем более, возраст у тебя критический.
Крымов глянул в телевизор и увидел там свои похороны. Вот он лежит в простецком сосновом гробике без обивки, в старом пиджачишке и белых картонных тапках. У гроба, вся в черном, стоит Лена и рассматривает новый перстенёк на безымянном пальце. За вдовью талию крепко держится Лёнчик. Этот урод в веселенькой пляжной рубахе с пальмами и яхтами. Чуть поодаль, подергиваясь в такт музыке, звучащей из наушников, стоит Димочка. Время от времени, он горделиво поглядывает на автостоянку, где припаркован его новенький «Феррари»
- Вот суки! - прошипел Михаил.
- Не спорю! - второе «Я» Крымова взмахнуло рукой, и экран телевизора погас. - Тебе оно надо?
- А что же делать-то?
- Молчи! Никому не говори про деньги. Живи, как жил. Но, выходя из дома, выходи в другую жизнь. Деньги - это всё! Неограниченные возможности, красивые женщины, шикарные машины, сбывшиеся мечты! Не отдавай это в чужие руки! Просто начни еще одну жизнь. Стань своим третьим «я»!
- Ох, что-то ты мудрено говоришь! Хотя, идею я понял,- ухмыльнулся Михаил.
Щелкнул дверной замок и в прихожей застучали каблуки.
- Не пошла, значит, к Ленчику! - торжествовал Крымов. Стул тихонько скрипнул и визитер исчез. Михаил осторожно пощупал сиденье стула. Холодное!
- Нет! С алкоголем надо поаккуратней, - тихо пробормотал он.
- Та-ак! - недовольно протянула Лена, взирая с высоты своего роста на неубранную со стола посуду. - Гости были! Константиныч, что ли заходил?
- Он, - вздохнул Крымов, памятуя совет своего второго «я». - Посидели мал-мал.
- Оно и видно, как вы посидели! - сокрушалась супруга. - Я же тебя как человека просила, будь в форме!
- Спокойно, Ленка! Всё под контролем! - Михаил старался держаться молодцом. - Ужинать! И в койку!
Справедливости ради, надо сказать, что даже будучи крепко выпившим, Крымов не ударил лицом в грязь, и пахал, как вол. Пока супруга не взмолилась хотя бы о перерыве.





Глава третья.





Маршем Мендельсона запиликал будильник. Крымов вырвался из непроглядной тьмы и открыл глаза. Он попытался вспомнить, снилось ли ему что-нибудь, но пришел к выводу, что провел ночь бесчувственным бревном. На слабых полусогнутых ногах Михаил добрался до кухни. Хищно присосался к горлышку пластиковой бутылки с теплой, выдохшейся минералкой.
-О-ой! - застонал он, потирая лоб. - Не могу!
Пошарил по шкафам, полкам и холодильнику, но так и не нашел, чем поправить здоровье.
Схватил деньги и потопал в круглосуточный. Крымов купил там смертельную для невыносимого бодуна дозу - поллитра водки и пару пива.
- Их надо давить, пока она маленькие! - пробормотал Михаил услышанную где-то фразу, трясущимися руками отвинчивая пробку. Нетерпеливо припал к бутылке, опорожнив её на треть. В ожидании облегчения Крымов присел на деревянные ступеньки. Понемногу начало отпускать. Михаил осмотрелся.
- Боже мой! - подумал он.- А ведь я прожил тут всю жизнь.
Он вспомнил, как рано утром, пятилетним пацаном, выбегал по этим ступенькам во двор. Выскакивал из постели и бежал. Босиком, в одних трусах. Вспомнил, как грелись они в подъезде, приковыляв с катка на коньках-дутышах, которые были на пару размеров больше, чем нужно. Как пили первую бормотушку с таким же зеленым, как он Константинычем. В те времена тот был просто Вока. А в этом углу, под лестницей он впервые целовался с Танькой Еременко из седьмой квартиры. Или с Иркой? Нет, с Танькой, точно! Потом она вырвалась и побежала домой, а Михаил весь вечер ждал, что вот-вот появится её мамаша и устроит скандал. Она, и вправду, пришла месяца через три.
- Может, мы их поженим? - предложила тетя Валя бабушке.
- А не рано? - засомневалась та.
- Теть Ань, а ты сама-то, когда старшего родила?
- В семнадцать. Так, время какое было? - оправдывалась бабуля.
- Вот и я в семнадцать. Они же молодые совсем, ума нет! Надо это дело самим решать, пока твой Мишка Танюху мою не обрюхатил. Ведь жмет её, как хочет! - захихикала соседка.
- Ми-иш! - позвала Крымова бабушка.
- Тут я, - не поднимая глаз, пробубнил он.
- Может, вы с Танечкой поженитесь? - бабуля покраснела от нелепого предложения.
- И то правда! - деловито поддержала её тетя Валя. - Хватит вам уже по подъездам и сараям тискаться. Вот поженитесь, и жмитесь вон, хоть на диване. В любое время дня и ночи!
Миша молча вынул из кармана военкоматскую повестку и положил на стол.
А через восемь месяцев в афганский Мазари-Шариф прилетела весточка из родного дома. В ней, недавно дембельнувшийся из стройбата Вока сообщал, что Танька Еременко Крымова не дождалась и выскочила замуж за какого-то хачика, официанта из самого крутого в городе кабака. Забавно, но хачика так и звали Хачиком. Хачатуром. Он нажил с Танькой двух сыновей, а потом присел за спекуляцию и сгинул на зоне за какие-то свои косяки.

Михаил с наслаждением выпил пива и снова окинул взглядом родной подъезд.
- Вот жизнь! - размышлял он вслух. - Всё осталось таким же, как в детстве. Те же надписи на стенах, та же краска на панелях. Всё, как прежде, а мне уже сорок девять почти. Когда жизнь пролетела?
- Миха, ты чего здесь сидишь? - зевнула Лена. - Хватит уже водку натощак пить. Завтракать пойдем!
Крымов вздохнул, и тяжело поднявшись, зашаркал сланцами.

- Слушай, Миш, - сладко улыбнулась Ленка. - Я тут подумала… Ну, сколько можно в этой халупе жить? Надо в хорошую квартиру перебираться. С балконом. Как ты мечтал, помнишь?
- Как ты себе это представляешь? - усмехнулся Михаил. - Нашу квартиру вряд ли на что-то путное поменяешь. И уж точно не продашь.
- Есть одна идея! - заговорщицки подмигнула Лена. - Наш концерн может купить две квартиры – у нас и у Константиныча. Под двухэтажный офис. Деньги я вложу в одно выгодное дело и примерно через полгода, мы купим шикарную квартирку на набережной и с балконом.
- Вока не подпишется! - категорически отрезал Крымов.
- Миха, - потрепала она его поседевший чуб. - То, что невозможно купить за деньги, покупается за большие деньги. Уговорят они Константиныча, не сомневайся!
- А жить где будем? - насторожился он. - Ну, эти твои полгода?
- Я у Лёнчика поживу. А тебе квартиру снимем. Где бы ты хотел? В центре или на Набережной?
- Я бы нигде не хотел, - мрачно процедил Михаил. - Значит, избавляешься от меня? Не мытьём, так катаньем?
- Знаешь, что! Приедет Димочка, и мы все решим на семейном совете. Демократическим путем! - Лена так стукнула ладонью по столу, что перевернулась солонка.
- Плохая примета, - автоматически заметил Миха.
Супруга глянула на часы, сорвалась из-за стола и через минуту громко хлопнула дверью. Во дворе с обычным визгом газанул Лёнин Джип.
Крымов с презрением посмотрел в окно. Повертел в руках бутылку пива и злорадно усмехнувшись, открыл её о полированный греческий стол, недавнее Ленкино приобретение.
В прихожей задребезжал телефон.
- Мишель! - глубоко вздохнула в трубке Лариска. - Я согласна! После сегодняшней нашей ночи я не вижу никаких препятствий.
- Какой ночи? - не понял Крымов.
- Ты опять не досмотрел сон до конца? Миха, что ты там творил! Я даже боюсь, как бы не залететь, - хихикнула Совкова и тут же пояснила. - Шучу, конечно!
- Лора! - Михаил попытался остановить её бестолковое щебетание. - Я вчера нажрался в усмерть! И ничего не помню. А сон твой я вообще не видел.
- Ну, правильно! Ты и во сне был кривой, как турецкая сабля! - захохотала Лариска. - Потому и вытворял такое!
- Какое?
- Я сейчас к тебе приеду и все расскажу, - она выдержала паузу и многозначительно добавила, - И покажу!
- Не выйдет! Ленка сегодня отгул взяла, - соврал Крымов.
- Блин! - в сердцах выдохнула Лариска. - Тогда может завтра?
- Безусловно, - пообещал он и положил трубку. Крымов глянул на себя в зеркало. Опухшая физиономия, красные безразличные глаза. Он цокнул языком.
- И зачем так жрал-то? О-ох, хреново мне!
И только сейчас он вспомнил с кем и по какому поводу вчера пил. Вся эта история с наследством выглядела, как один из Крымовских снов про богатую жизнь. Вдруг он встрепенулся и подошел к серванту. На полке, из хрустального бокала торчала визитка одного из вчерашних гостей.
- Поль Марселен, юридические услуги, - прочитал он и тут же спохватился, - Блин! Он же мне папку оставлял!
Документы оказались под диваном. Он еще раз пробежал взглядом по строчкам.
Движимое имущество, недвижимое, пакет акций, наличные, безналичные… Сумма была настолько велика, что Крымов её не осознавал. По-крестьянски решил отложить тысяч двести на черный день, а на остальные просто жить. Хотя, как можно жить на несколько миллионов прибыли, получаемых ежегодно с одних только акций, он сообразить так и не смог.
- Зачем этой старухе нужны были такие деньги? Она ведь и десяти тысяч долларов в год не потратит! - размышлял Крымов. - Определенно, богатство сводит с ума! Покупают яхты, футбольные клубы, кратеры на Луне… Идиоты! Сделайте на эти деньги добро! Помогите кому-нибудь!
Он швырнул папку на стол.
- А вот это легкомысленно… - второе «я», снова скрипнуло стулом. – Убери документы! Лена не должна знать о свалившемся на тебя счастье.
- Опять ты? - Крымов поднял глаза к потолку.- Я оказался прав! Еще не разбогател, а уже тронулся рассудком! Али-баба и граф Монте-Кристо я к вам!
Миха вдруг вспомнил, как однажды Константиныч ему пожаловался на посетившую его белку. На третий день после запоя Вока увидел разгуливающего по столешнице чертика. Тот был в красной рубашке до пупа и постоянно вертел хвостом, светя перед Константинычем голой человеческой задницей.
- Слышь,бес! А хвост твой где? Ты его в штаны засунул? – ухмыльнулся Крымов, заглядывая под стул.
- Кончай, юродствовать! - гость дыхнул на бриллиантовый перстень, и протер его ароматным носовым платком. - Ты даже не представляешь, какие у тебя открываются возможности! Ведь теперь ты можешь отыграться на всех! Изощренно, жестоко! И при этом никто никогда о тебе не догадается! Кто ты? Чмо! Жалкий, безработный подкаблучник! Не мужик, не баба. Только вдумайся!
- И как ты себе это всё представляешь? - Михаил с недоверием покосился на визитера, у которого вместо бабочки появился обычный полосатый галстук с камнем в несколько карат на золотой заколке. - Как можно в нашей квартирке скрывать все эти миллионы, акции, пластиковые карточки? А потом, зачем мне, обладая такими деньжищами ходить в рваных трусах и заштопанных рубашках, как будто я бичара подзаборный?
- Хочешь жить, как аристократ? Не проблема! Купи себе особняк, точило покруче, шмотки… Ходи по ресторанам и казино. Чувствуй себя Рокфеллером! Но дома не показывай вида! Оставайся тем, кто ты сейчас есть и у тебя будет возможность отомстить всем!
- Постой-постой! А когда ж мне тогда в особняке жить, по ресторанам ходить?
- Нет, всё же правильно говорят, везет только дуракам! - нетерпеливо забегал по комнате второй Крымов. - Кто тебе мешает сказать, что ты нашел работу? Посменную, сутки - двое дома. Или лучше вахтовую. Вот и живи себе всё рабочее время, как вздумаешь. Хочешь, скажи, что в командировку поехал, а сам на Багамы с тёлкой!
- С какой телкой? - неожиданно заинтересовался Крымов.
- Поверь, при таких деньгах, с любой! Вон хоть с ней! – гость кивнул на включившийся вдруг телевизор, где пышногрудая однофамилица известного писателя посвящала зрителей в секреты интимной жизни.
- А с Лариской можно?
- А эта дура тебе зачем? - второе «я» с жалостью посмотрело на Михаила.- Ага! Ты все сон вспоминаешь? Ну, возьми хоть её на первый случай. Но я не советую! Эта пустышка проболтается на следующий день и вся идея насмарку!
- Хорошо, - согласился Крымов. - Я подумаю!
- Не подумаю, а обдумаю! - настаивал гость.- Как это все провернуть…
Стул снова скрипнул и гость испарился.
Опять звякнул телефон.
- Слушаю! - устало проговорил Михаил.
- Мишель! - в трубке снова возникла Лариска. - Что ж ты врешь, скотина?
- Ты о чем? - Крымов уже забыл об их утреннем разговоре.
- На работе твоя Ленка, я ей только что звонила.
- И?
- Я уже у тебя. Встречай! - в трубке раздались гудки, в дверь требовательно постучали.
- И тебя приперло? - пробормотал Михаил. - Что же это с вами происходит? Весна, что ли?


Удивительно, но очень скоро выяснилось, что Лариска вполне соответствует своему аналогу из Крымовских снов. Осознав это, Михаил полностью отдался во власть уже знакомых чувств и эмоций. Он был тираном и повелителем недалёкой, но так заводящей его Совковой. Лариска же, судя по стонам и крикам, которыми она оглашала дом, тоже не разочаровалась в своих ожиданиях. Её давняя мечта о зверском изнасиловании, похоже, сбылась.
- Мишель!- Лариска навалилась на Крымова.- Ты монстр! Я даже не представляю, как теперь Гошу терпеть буду! Он же у меня, как Тузик, захотел - запрыгнул. Закончил - убежал! Бывает, даже не смотрит на меня.
- Лор, ну что я тебе скажу? Я ж не семейный психотерапевт. Ну, расскажи ему, как бы тебе хотелось заниматься любовью,- посоветовал Михаил.
- Ты что! Он же подумает, что я извращенка или того хуже. Шалава какая-нибудь, - Лариска, забывшись, кивнула на портрет Лены, стоявший в книжном шкафу. Но тут же сконфузилась, - Извини.
- Нормально! Тут уже не поспоришь, - усмехнулся Михаил. - А ты его подпои, и попробуй раскрутить на то, что тебе хочется.
- Нет, не выйдет, - вздохнула Совкова.
- Брось! Каждый мужик мечтает, чтобы жена в быту была скромной монахиней, а в постели развязной проституткой. Твой Гоша, может просто не решается тебя попросить о том, что ты только что тут вытворяла.
- Но ты же не просил! - парировала Совкова. - Ты делал, что хотел и меня не спрашивал.
- Во-первых, я знал, чего ты хочешь. А потом, может, это было единственный раз…
- Тебе не понравилось? - надула губки Лариска.
- Да понравилось, конечно! Но….
- Мне тоже! - она поудобней пристроила голову на плече Михаила. - А ты, видно, ходок тот еще!
- Хочешь правду? - он глянул в её зеленоватые глаза. - Ты - четвертая женщина в моей жизни.
- А первая кто?
- Это было давно, - нехотя ответил Крымов. Он всю жизнь пытался забыть ту курносую, зеленоглазую девчонку, вырвавшую с мясом его сердце. Инка-Инка… Где ж ты теперь, Инка Мазуркевич
- Так ты, что? Ленке не изменял ни разу? - Ларискины подщипанные брови поползли вверх.
- Почему не изменял? А сейчас, что было? - вздохнул Михаил. - И не жалею!
- Я тоже очень рада, что Гошке рога наставила, - Совкова потянулась за одеждой. - Вот только жалко…
- Чего?
- Что все не так, как во сне. Там был такой пляж, океан… А вилла?
- Будет! Всё будет, обещаю! - он положил руку на сердце и в это время явственно услышал, как в углу скрипнул стул. Крымов покосился в его сторону и на всякий случай сказал, - Вдруг мне повезет, и я выиграю миллион. Тогда точно отвезу тебя на остров. С дворцом, пальмами и корзиной бананов с ананасами. Хочешь?
- Давно хочу, Миха! – Лариска страстно кинулась на него.- Как я люблю твои фантазии, Крымов!






Глава четвертая.




Миха всерьез занялся оформлением необходимых документов. Оказалось, что получить в наследство несколько миллионов гораздо труднее, чем их заработать. Бюрократы стояли насмерть, и потому продвижение к блистающему миру гламура и олигархов занимало уйму времени, нервов и сил. Порой наступали моменты, когда Михаилу хотелось плюнуть на всё и оставаться в том же жалком, подкаблучном статусе. Не был богатым, незачем и начинать! Но что-то подзуживало его, давало силы ходить по многочисленным кабинетам, отстаивая многочасовые, почти мавзолейные очереди.
А ведь дел-то было всего ничего! Нужно было документально доказать, что его дед действительно родился, жил и помер и был братом своей сестры. А значит, имел общих с ней родителей, факт существования которых и наличие у них именно этих детей тоже надо было подтвердить. А еще нужно было доказать, что единственным сыном деда был отец Михаила. Потом оставалась совсем малость - собрать подобные документы на отца и на себя. Наверное, не в каждом доме найдется метрика отца, а уж деда тем более. Вот и Крымову предстояла поездка в архив далёкого городка в Псковской области, откуда и пошел весь Крымовский род, в конце концов, сошедший на нет в практичном, и жадным до денег, юном неврастенике Димочке.
Поездка в Старосокольники и обратно по расчетам Михаила могла занять около двух недель. Уехать на такой срок без объяснений он не мог и потому приготовился к разговору с супругой, придумывая вполне правдоподобную историю.

В два часа ночи щелкнул замок, и в прихожей послышалась возня. Крымов перевернулся с боку на бок. Диван тут же прокомментировал это движение громким скрипом.
- Константиныч, наверное, вскакивает по ночам, когда я ворочаюсь, - улыбнулся Михаил пытаясь заснуть. Однако, доносящиеся до него шорохи и сопение заставили Крымова подняться. Вот уж чего не ожидал Крымов, так это подобной картины. Упершись руками в подставку для обуви, посреди прихожей, с задранной юбкой стояла Лена. Позади её со спущенными штанами лениво пошевеливал голым задом Лёнчик.
- Да вы, ребята, совсем окабанели! - только и вымолвил Крымов. Любовники одарили его мутным, плохо соображающим взглядом. Это был замечательный повод! Схватив супругу за ворот, он сильным рывком швырнул её в спальню. Лёнчик получил свободной рукой в нос, отчего тот хрустнул и брызнул алой юшкой. Лена, лежа на полу, смотрела пьяными глазами на то, как муж мутузит её любовника, и злорадно улыбалась.
А Ленчик был избит, раздет донага, и без документов, мобилы и ключей вышвырнут на улицу, под моросящий апрельский дождик.
- Миха, ты был такой сексуальный! - дыхнула перегаром Ленка. - Я просто тащилась, когда ты его мудохал.
Крымов, не говоря ни слова, прошел в ванную, отмыть сбитые о Ленчика руки.
- Ну, прости, Миха! - притащилась следом жена. - Пьяные были… Развезло…Да и Ленчик,
наверное, как-то хотел самоутвердится…
- На мне, что ли? Вот пусть теперь самоутверждается, выродок вонючий! - выплеснул эмоции Михаил. - Я уже два года молчу! Паскудство ваше наблюдаю. Мне от людей стыдно, Лена!
- Ой, а люди-то тебе кто? Стыдно? Давай разведемся, и ступай с миром, куда глаза глядят.
- Ступай? Милая, это мой дом! Так что ступать придется тебе!
- Не-не-не. - пьяно пробормотала Лена. - Был твой, будет мой.
Ноги её подкосились, и она медленно поползла вниз по косяку с глупой улыбкой на лице.
- Алкашка, мать твою! - Крымов подхватил её на руки, донес до спальни и швырнул на кровать.
Жена свернулась калачиком и засопела.
- Дожил! - Михаил почесал затылок и выглянул в окно. У мокрого, сверкающего под уличными фонарями «Чероки» сидел на корточках голый Лёнчик. Он тихонько всхлипывал, вздрагивая худыми плечиками и размазывая по лицу слёзы, кровь и мелкие капли дождя.
- Вот тебе и проводил любимую! - злорадно усмехнулся Крымов. Он еще некоторое время любовался поверженным соперником, потом собрал трофейные шмотки и швырнул их за окно.
- Эй! Секс-машина! - крикнул Михаил. - Штаны хоть надень! Сотрешь хозяйство об асфальт, Ленка тебя близко не подпустит!
Ленчик почему-то сначала натянул бейсболку и куртку.
В эту же секунду во двор въехал милицейский патруль, и два, многое повидавших за службу, сержанта неприкрыто веселясь, приняли бедолагу на борт своего «воронка».
- Что ж! Не повезло! - подвел черту Крымов.- Не твой день, Лёнчик!
Ему вдруг стало жалко этого несчастного человечишку. Сейчас его обшарят, и в лучшем случае отвезут домой. А в худшем? Да черт его знает! Что от ментов можно ждать хорошего?
- А ведь дело вовсе не в Лёнчике, - вынужден был признать Михаил. - Не будь его, появился бы Юрчик, Петюнчик или, прости господи, Тофик какой-нибудь.
Крымов в сердцах сплюнул и пошел спать.
Рано утром он разбудил Лену.
- Я уезжаю. Буду через десять дней.
- Куда? Почему? - спросонья и с похмелья она соображала с трудом.
- Лен, я устроился на работу. Буду сопровождать грузы по железной дороге и сейчас уезжаю в рейс, - старательно врал жене Михаил.
- Когда ж ты успел-то? - с сомнением посмотрела на него Лена.
- Как когда? Я ж дома не сижу! В общем, пока! - он поднял с пола сумку. - Да, там Ленчика твоего менты замели, позвони в милицию, может за него внести надо.
Крымов грустно засмеялся и отправился на вокзал.

Земля предков ожидаемых впечатлений не произвела. Михаил брел по тихим улочкам этого небольшого городка и пытался уловить нечто такое, что должны были помнить гены. Но они, судя по всему, страдали амнезией. Дым отечества тоже был малоприятен и несладок, а уж земляки и вовсе его разозлили. В поисках городского архива, он не раз останавливал прохожих, и те бессовестно указывали ему направление, противоположное предыдущему.
Наконец ему попался, хоть и придурковатый на вид, но вполне сведущий горожанин и Крымов вышел-таки на цель. Городской архив располагался в небольшом деревянном домишке с полуразвалившейся печной трубой. Решительно рванув на себя массивную, помнившую еще кровавое воскресенье, дверь, он оказался внутри довольно просторной хаты. За столом сидело существо, при виде которого Михаилу пришли на ум «Звездные войны». Это была среднего возраста дама, с большим лягушачьим ртом почти без губ, приплюснутым носом и чуть отвислыми, похожими на перезрелые сливы щеками. В щеки была глубоко вдавлена огромная роговая оправа с толстыми плюсовыми линзами.
Всю эту инопланетную красоту венчал бейдж, понуро висевший в том месте, где у земных женщин обычно растет грудь. На нём была надпись «Алевтина Варфоломеевна Тошняк. Архивариус».
Крымов не сдержался и прыснул, отведя взгляд на голландскую печь в углу офиса.
- Вам чего? - спросила Тошняк и моргнула огромными, троекратно увеличенными очками глазищами. Михаилу даже показалось, что моргнула она сначала левым, а потом правым глазом.
- Мне бы пару справочек, милая Алевтина Варфолмеевна, - обольстительно улыбнулся Крымов.
- Куда? С какой целью? - она резким движением склонила набок свою черепашью головку.
- Мне нужны копии метрик, свидетельства о браке и свидетельства о смерти. Я, видите ли, наследство должен получить…
- Да? - оживилась, вдруг, архивариус. - И большое?
- Поверьте, ради осла, мельницы и старого кота в сапогах, я бы не поехал за бумажкой в другую страну за пять тысяч километров, - он одарил её взглядом, от которого Тошняк смутилась и покраснела.
- Называйте фамилии, которые вас интересуют, - прокашлявшись, вымолвила она.
Уверив Михаила, что все справки будут готовы только к шести вечера, Алевтина Варфоломеевна дала понять, что больше его не задерживает.
- Вот же Тортилла! - воскликнул про себя Крымов.- Зуб даю - старая дева! И, наверняка, бегает кроссы по утрам, чтобы отбить атаку гормонов и не пользоваться вибратором.
Убивая время, он прогуливался по городку. Возможно, где-то тут стоял старый дом Крымовых, в котором когда-то, в тридцать седьмом, родился в рубашке его отец. Бабушка рассказывала, что эта самая плацента, согласно поверью, была определена на чердак, где и провисела до войны, пока пробившая крышу авиабомба не разнесла его в щепки. Возможно, с того взрыва и начались беды в жизни отца Михаила, так и не дотянувшего до полтинника.
Сам не зная как, Крымов оказался на городском кладбище. Где-то тут лежат косточки его предков и, наверное, тут захоронен самый первый человек, которому досталась их общая фамилия. Ноги завели его в какую-то чащобу поросшую невысокими кустами. Где-то поблизости громко каркнул ворон. Михаил вздрогнул. Большая, черная птица сидела на облезлом чугунном кресте и, громко шипя, трясла головой. Сильные черные когти крепко впились в табличку, на которой без труда читалось: «Раб божий Харлампий Федоров Крымов. 1878 - 1924 ».
- Ну, здорово, прадед! - проговорил Крымов и низко поклонился могиле.- Вот и свиделись… Птица глянула на него, и взмахнув переливавшимися на солнце крыльями, улетела. В наступившей тишине, ему стало не по себе, и Михаил поспешил в сторону кладбищенских ворот. На улицу. К живым.

Без пятнадцати шесть он уже был у офиса мадемуазель Тошняк. В кармане лежал билет на ночной поезд в Москву, и Крымов планировал провести вечер без приключений. Войдя к архивариусу, он обнаружил, что с Тортиллой произошли некоторые изменения. Исчезли очки, появился грамотно положенный на лицо макияж, бесцветные волосы, скрученные утром в засаленную дульку, сейчас сияли огненно-рыжим снопом. Большой рот придавал ей теперь какую-то вульгарную притягательность.
- Однако, архивариус-то женщина! - взял себе на заметку Михаил.
- Михаил Евгеньевич, добрый вечер! - улыбнулась Алевтина.
- Добрый, - кивнул Крымов. - И как мои бумаги? Готовы?
- Почти, - томно прикрыла веки Тошняк.
- Как почти? У меня поезд через пять часов! - взвился он.
- Придется задержаться, если вам действительно это нужно, - архивариус поднялась из-за стола и прошла по кабинету.
Крымов проследил за ней глазами и сглотнул слюну. Полупрозрачная блузка, суперкороткая юбка, обтягивающая спортивную попку, черные чулки, кружева которых призывно выглядывали из-под подола, высокие каблуки - такого он не ожидал увидеть.
- Ай да Тортилла! - восхитился про себя Михаил. И тут же спросил, - А где же я ночевать буду?
- Можно у меня, - запросто предложила Алевтина.
- Не возражаю, - согласился Крымов.- Но может, сверхурочно посидим, оформим мои бумажки? Я вам все компенсирую. Любой каприз…Мне бы только утром на поезд успеть.
- Не проблема,- она снисходительно растянула в улыбке жабью пасть и подала Михаилу нужные справки. Он внимательно их перечитал.
- А печать?
- Завтра утром, - пообещала архивариус.
- Это несерьезно, Алевтина Варфоломеевна! Вы мне не доверяете? - Крымов подошел к ней вплотную и опустил ладонь вдоль мускулистой спины. - Бегаете по утрам?
- Бегаю, - она задохнулась от накатившего внизу живота жара. - А вы откуда знаете?
-Я не знаю. Я вас чувствую, понимаете?
- Да-а,- в истоме выдохнула Тошняк.
- Ставьте печати, - приказал он.- Завтра утром нам будет не до них.
Тортилла, не сводя с Крымова помутневшего от сладкого предчувствия взгляда, проштамповала справки. Он моментально сунул их в карман.
- Вы хотите прямо здесь и сейчас? Или поедем к вам? - Михаил не сбавлял напора.
Она минуты три соображала, моргая подслеповатыми глазками.
- Нет, - наконец решила Архивариус, - здесь нельзя. Это работа.
- Адрес? - Крымов крепко сгреб её ягодицы и прижал к себе.
- Фрунзе, девятнадцать, - просипела Алевтина.
Он нашел её тонкие губы и жадно припал к ним, сунув ей в рот свой бесцеремонный язык. Алевтина совсем обмякла. Крымов отстранился и глянул в её ничего уже не замечавшие глаза.
- Ждите! Я только билеты поменяю! - Михаил страстно зарычал и быстро зашагал к двери. У порога оглянулся, - Полчаса! Максимум сорок минут!
- Я тоже побежала! - захлопала она накладными ресницами.
-Что я творю? Где только набрался таких пошлостей? - спрашивал сам себя Крымов. - Она же ждать будет…
- Ну, пожалей еще эту образину! - ответил внутренний голос.- Она с тебя взятку натурой вымогала! Взяла бы конфетами и шампанским и всем было бы хорошо… А ее, вишь, на экстрим потянуло!
Через сорок минут Михаил уже сидел в автобусе, увозящем его в Смоленск. Оттуда до Москвы можно было доехать на электричке.





Глава пятая.





Поль Марселен, опытный юрист с тридцатипятилетним стажем, всегда отличался необыкновенным чутьём. Вот и сейчас, когда вдова мультимиллионера Оливье Шардона обратилась к нему с просьбой найти потомков её брата, он взялся за это дело с особым энтузиазмом. Во-первых, мадам Шардон более, чем неплохо оплачивала его работу. Во-вторых, она была одной ногой в могиле, а значит, вся юридическая сторона, связанная с получением наследства тоже переходила к нему. А в-третьих, Марселен на личном опыте знал, что русские наследники не скупятся на дополнительную оплату, «за беспокойство». У русских какое-то повальное безразличие к такой, как они говорят, «халяве». У них даже поговорки есть на такой случай « Как пришло, так и ушло», «Бог дал, Бог взял» или «То, что нашел, потерять не жалко». Этот народ его поражал и при этом притягивал своей душевностью.
Его новый клиент, Михаил Крымов, не был исключением. Хотя такой тип ему попался впервые. Едва вступив в права наследством, он решил быстро и по дешевке продать всё движимое и недвижимое имущество в Канаде.
- Мсье Кримов, - увещевал его юрист. - Не торопитесь. Ви теряйте сотни тысяч долларс.
Кроме того, у мадам Шардон осталься ошень дорогой коллекций французский живопись девятнадцатый век. А еще целий гараж военных авто. Это очень дорого!
- Поль! - засмеялся Крымов, - Что мне теперь за этим барахлом в Америку тащиться? Восемь чесов через океан лететь? Бросьте! Хлопотно! Продам и все дела!
- Но это убитки, Мишель, большой убитки! - Марселен был ошарашен такой логикой.
- Да и черт с ними! Миллионом больше, миллионом меньше! Бабла вон сколько, их за две жизни не потратишь. Даже за пять!
-О! Это вам так кажется, мсье! - улыбнулся Поль. - Деньги много не бывает.
- Зажрались вы там, в Америке своей! - снова захохотал Михаил.
- Послушайте, мсье Кримов, а почему би вам не переехать в Канада. Цивилизация, прогресс, демократия. Возможность вкладывать мани в хороший бизнес.
- А что я там не видел?
- ваши соотечественники мечтают уехать в Америка. В Канада,например.
- Ну, правильно! Они о чем мечтают-то? О халяве! Бабла срубить побольше! - Крымов уловил непонимающий взгляд Марселена. - Денег много заработать и желательно без особых усилий. У нас американская мечта, как русская сказка! Очень хочется отхватить полцарства, не слезая с печки! А у меня-то денег море! На кой черт мне ваша Америка?
- Не понимаю! - сокрушался Поль.- Что ви будете тепьер делать?
- Соберу все деньги наличными, сложу в мешки или чемоданы и буду жить в своё удовольствие!
- Как? Деньги дольжен работать! Приносить прибыль! - такого святотатства юрист не понимал.
- Зачем? Их и так навалом! Зачем мне еще прибыли-то! Если, хотите, деньги для того и придумали, чтобы из тратить, а не складывать в банки.
- Нет! Ви невозможный человьек! Если бы Оливье Шардон узналь, ради кого он зарабатывай эти милльон.
- Мсье Марселен! Не переживайте вы так! У меня к вам деловое предложение. Займитесь-ка вы продажей всего этого канадского барахла. Продавайте за столько, сколько дают. Только побыстрее! Ну, и себе возьмите из этих денег за труды! Сколько совесть позволяет! Но, ради Бога, не скромничайте! Но и не наглейте!
- Сколько совесть позволяйт? - опять удивился Марселен. - Так нельзя! Надо заключить договор! Ми дольжен договориться о мой процент от сделки!
- Ну, ети вашу мать! - не выдержал Крымов. - Сколько стоят эти Ваши французские живописцы?
- Джаст э моумент! Восемьсот тысяч шестьсот двадцать долларс.- заглянул в опись юрист.
- Вот и забирайте их себе, за то, что хлопотали! - Михаил нетерпеливо хлопнул Поля по плечу. - Что вы на меня так смотрите? Опять надо что-то подписать? А просто так подарить я не могу? От души, как другу?
- Нет-нет. Это надо оформить юридически! Такой большой сумма! - Марселен от предчувствия невероятного куша зашмыгал носом. - У вас попить можно?
- На кухне! Кружки в буфете, кран найдете!
- Вода из кран? - у Поля еще больше пересохло во рту.
- А у вас она откуда бежит? - усмехнулся Крымов. - Беспомощная вы нация! Отключи вам воду и свет, закрой Мак-Дональдс, и хана! Через неделю только эскимосы останутся!
Марселен поднялся и прошел на кухню. Взял черный от заварки бокал и набрал из крана мутной, молочного цвета, воды. Потом зажмурился и решительно выдохнув, выпил. Так когда-то русские учили его пить спирт. Поль медленно пошел в комнату Крымова, и тут его настигла хлорная отрыжка.
- Боже мой! - подумал юрист. - Что за времена?! Мультимиллионер не хочет увеличить своё состояние, делает подарки почти в миллион и при этом носит какие-то непонятные штаны тридцатилетней давности и пьет хлорку!
- Ой, Поль, - раздалось из комнаты.- Может, вы минералки хотите? Или чего покрепче? Там, в холодильнике гляньте! За банками с солеными огурцами!
- Знаете, Мишель,- заторопился вдруг Поль. - Давайте всё делай завтра. Я подготовлю весь документ, который надо.
- Ну, окей! - усмехнулся Крымов, глядя в спину убегающего Марселена.- Не пошла водичка-то наша! Дохлый народ, ей богу!

- Ну и что? - спросил сам себя Крымов, когда за Полем захлопнулась дверь. - Максимум через неделю у тебя будет всё, что тебе захочется.
- А что тебе хочется-то? - как обычно, скрипнув стулом, появилось второе я.
- Честно? Да ничего не хочется! - Крымов уже не удивлялся своему гостю. А тот сидел в белоснежном костюмчике и покуривал, наполняя квартиру неизвестным ей ароматом дорогих заморских сигар.
- Совсем?
- Ну… Я не знаю… - замялся Михаил. - Может «Волгу» купить? Такую же, как у меня была, помнишь?
- Чо? Ты еще трактор себе купи! - презрительно скривило губы второе я. - Значится так! Сначала покупаешь себе отдельное жилье!
- Зачем? Мне и тут хорошо! Здесь все моё! Может лучше Ленке купить квартиру, а? - Крымов умоляюще посмотрел на себя, сидящего напротив.
- Ты - дурак? Хочешь засветить перед ней свои деньги? У неё бабла хватит на другую квартиру, не переживай. Я тебе говорю, в ближайшее время пойдешь и купишь себе особняк.
- А дальше что?
- Там и будешь жить в свободное от семьи время!
- А зачем эти сложности-то?! - взорвался Михаил. - Ленку я не люблю! И жить с ней не хочу! Сынок тоже меня мало интересует! Чего уж проще, дать им по лимону в зубы, и аревуар, как сказал бы Марселен.
- Проще?! Но ведь ты не вечен! И потратить все это состояние вряд ли сумеешь! Тут-то они и набегут, как гиены на падаль! - зловеще произнес гость.- Как будто ты их не знаешь! Миллион при их аппетите - тьфу! Копейки! Через год тебя трясти начнут. Особенно Димочка.
- А я напишу завещание в пользу детского дома! - спорил Крымов. - И Ленка с Димкой ничего не получат!
- Давай-давай! Пополняй карманы чиновников! Ты веришь, что до детей дойдет хоть копейка? Наивный!
- А что тогда делать? - последний аргумент был для Михаила убийственным.
- Слушай меня! А для начала… Купи себе особнячок, где-нибудь на берегу реки, но ближе к центру, - второе я выпустило облачко дыма и перед тем как раствориться добавило,- Надо слушать внутренний голос, Крымов! Он плохого не посоветует!
Миха махнул рукой, и сунув в карман пачку купюр побрел к Константинычу. Лучше пить с молчаливым Вокой, чем выслушивать свои собственные назидания.

Идея с особняком на берегу реки ему все же понравилась. Что-то было в этом от того дворца с колоннами являвшегося ему во сне. С утра Крымов засел за чтение газетных объявлений и очень скоро нашел то, что нужно. Решив не откладывать, он тут же вызвал такси.
Домик показался Михаилу очень симпатичным. Во всяком случае, те два этажа, которые он разглядел над трехметровым забором из красного кирпича. А благоухающие яблони по периметру еще более утвердили его в решении приобрести эту красоту. Крымов решительно нажал кнопку домофона.
- Что вы хотели? – раздалось из динамика.
- Добрый день, я по объявлению, - почему-то смутился Крымов. – Дом продаете?
- Мы-то продаем, а ты шел бы отсюда.
- Это почему? – возмутился Миха.
Щелкнул замок и из двери показался квадратный амбал с бритой головой.
- Иди отсюда по хорошему, мужик! Пока я тебе направляющий вектор не придал.
- Но почему? Вы дом продаете? Я хочу его купить! – настаивал Миха.
- Купить? Ты себя видел, чмо ты подзаборное? Ты знаешь, сколько он стоит? – приосанился охранник, скрестив руки на груди.
- Да мне по барабану, сколько он стоит! Хоть миллион баксов, хоть пять! Мне нравится этот особняк и я его хочу купить. Ты лучше хозяина позови…
- А нет хозяина, - к охраннику подошла женщина лет сорока пяти, в ярком дорогом халате. Она положила голову на плечо амбалу.- Хозяйка вас устроит?
- Вполне. Покажите мне дом, и если понравится, я оставлю вам залог, - уверенно улыбнулся Михаил.
- Сейчас! – шагнул вперед охранник. – Ира, ты видела? Это же частный детектив от твоего благоверного. Пусти его, и он тебе видеокамер во всем доме навешает. Будешь жить к за стеклом. А ну пошел вон отсюда, босота!
- Вы не понимаете, - отступал Крымов. – Я, правда, пришел купить ваш особняк.
- В кредит на триста лет? – расхохоталась хозяйка. – Вам же русским языком говорят, до свидания!
Миха махнул рукой и подался восвояси.
- Где это мой муженек такого придурка нарыл. Дом он пришел покупать! А у самого штаны на заднице заштопаны и рубашка годов восьмидесятых. За кого он меня держит? За дуру конченную? – услышал за спиной Крымов и грустно вздохнул. Вид у него, и правда, был не миллионерский.
- Завтра куплю «Мерседес» или «Феррари» и приеду сюда снова. Пусть попробуют не пустить, - размечтался Михаил, но тут же сам себя высмеял.- Ага. Еще пиджак с отливом и золотые часы! Эти идиоты решат, что я специально имидж изменил. Еще собак спустят. Ну, его к черту, особняк этот! Мне и так неплохо живется…
Однако к вечеру он купил себе «Феррари», золотые часы с бриллиантами и еще кучу бесполезных, но дорогих вещей. Просто, захотелось… И хотя похвастать покупками он не мог, но обмыть приобретения с Константинычем ему никто не мог помешать.







Глава шестая.






Океан бушевал, вздымая огромные серые волны. Ветер рвал в клочья свинцовые, низкие облака и они рыдали, проливая на землю ливень. При каждом порыве ветра и дождя огромные окна и двери из бронированного стекла вздрагивали, и Крымову казалось, что еще чуть-чуть, и они рассыплются в мелкую крошку.
- Однако, не всегда тут рай! Это все парадизом и не пахнет! - пробормотал он, натягивая теплый свитер. В огромный зал вбежала Лариска.
- Мишель, мне страшно! Это ураган?
- Похоже на то. Но здесь нам бояться нечего. Построено надежно,- успокоил её Крымов. В это время, что-то заскрежатало на крыше и громко ухнуло. Ветер понес в джунгли измятую спутниковую тарелку.
- Миха! - прижалась к Крымову Лариска. - Уведи меня куда-нибудь.
Они спустился в винный погребок. Лучшего места, где можно было пережить природные катаклизмы и душевные муки, не было. Михаил откупорил бутылку токайского. Вскоре ему пришла в голову мысль, что хорошо бы и тут поставить какую-нибудь кровать. Пьяная Лариска, оказалась, еще более смела и неудержима в интимных делах. Устроившись на невысоком бочонке, она схватила бутылку и тонкой,тягучей струёй выливала вино в рот, оно текло мимо. По лицу, по подбородку, по груди. Крымов с наслаждением слизывал с неё алые струи, наполненные ароматами далеких венгерских виноградников и Ларискиного тела.
Ему почему-то никак не удавалось утолить неожиданно появившуюся жажду.

Михаил проснулся. Вчерашние посиделки с соседом вылились в жуткий сушняк и головную боль. Крымов глянул в окно. Дело шло к полудню. Так долго он еще никогда не спал.
- У тебя уже замашки буржуйские появились, - пробормотал он. - Сначала научишься спать до обеда, а потом рябчиков в постель захочется.
- А что тут плохого! Кто-то этим занимается всю жизнь и совсем не чувствует стыда! - раздалось за спиной.
- Опять ты? - простонал Крымов.
- Слушай, что за номера ты вчера откалывал? Твои капризы принесли тебе десятки тысяч убытка. Долларов!
- И черт с ними! Как пришли…- махнул рукой Михаил. - Зато есть, что вспомнить.
- Кончай бузить! Быстро приводи себя в порядок и бегом покупать особняк!
- Знаешь, что? Тошнит уже от тебя, второе «я»! С этого дня, я тебя не слышу и не вижу! Понятно?! В конце концов, первое я, это я, - Крымов усмехнулся тому, как завернул. – Короче, разберемся без дублеров!
- Но как же…Я ведь внутренний голос! Интуиция, в конце концов!
- Не слышу и не вижу! - по слогам повторил Крымов, и гость, скрипнув стулом, испарился. - Достал ты меня! Гуру, блин!
Стул заунывно скрипнул на прощание.

Миха, вдруг, вспомнил Лариску, в экстазе поливающую себя вином и ему очень захотелось её увидеть.
- Лорка, привет! - крикнул он в трубку.
- Привет! - тихо ответила она. - Чего ты так орешь, Гошка рядом!
- Ясно. Шифруемся? - усмехнулся Михаил.- Ты сон сегодняшний помнишь?
- Да какой сон, Миха?! Мне сегодня благоверный всю ночь нотации читал, - всхлипнула Совкова. - Даже по лицу ударил, скотина! Синяк теперь…
- Из-за меня? - Крымов почувствовал, как сам себе становится противен. - Как он узнал-то?
- Нет, Миха! Он про нас с тобой в жизни не догадается! Ты для него чмо и лох! - Лариска осеклась, поняв, что ляпнула лишнее. – Прости! С работы меня сократили! Вот он и завелся! Почему, мол, Ленку Крымову оставили, а тебя сократили! Не сумела, дескать, начальнику глазки строить, вот и вышибли! А я ж не могу вот так, как шлюха последняя. Под каждого… Извини!
- Да не извиняйся ты! - психанул Михаил. - Дальше-то что?
- Что-что? Неделю мне дал, чтобы на работу устроилась. И чтоб зарплата не меньше штуки долларов была, - зашмыгала носом Лариска.
- А то что?
- Выгонит, сказал, в чем стою! Ты ж его знаешь, он мне трусов лишних не отдаст. Жмот!
- Ладно! Не ной! Говно вопрос, решим!
- Как, Мишенька? - засомневалась Совкова. - Когда?
- Скажешь своему уроду, что завтра пойдешь на собеседование. В одну очень серьезную фирму, - заговорщицки прошептал Крымов.
- Какую фирму, Миха! Что ты мелешь?
- В пятницу утром приходи. Форма одежды парадная - трусы, майка, фуфайка!
- Ты пьяный что ли? Какая фуфайка? - удивилась Лариска. - Издеваешься? За лоха, да?
- Лорка, ну какая ты бываешь тупая!- засмеялся Крымов. - В пятницу в десять у меня! Все!
Он положил трубку, продолжая веселиться. На глаза ему попался Ленкин халат. Михаил поднял его с пола и ощутил аромат любимых духов жены.С момента его приезда он виделся с ней всего один раз. Короткая встреча закончилась обычным скандалом.

- Ты? Приехал? - Лена старалась сохранить безразличие, но глаза выдавали её радость. Она постаралась быть холодной. - И что заработал?
Крымов молча вывернул на стол остатки давней, собираемой месяцами заначки.
- Немного, - презрительно поморщилась она.
- Первая поездка, испытательный срок и всё такое… -сочинял Михаил. - Потом будет больше. Раза в три.
- Всё равно копейки. Дома от тебя пользы больше, - подвела итог Лена. - А ты знаешь, что сломал Ленчику нос?
- Так получилось,- Михаил неопределенно пожал плечами.
- Он на тебя в суд подал. Орал страшно! Всякое быдло безродное будет меня руками трогать! - изобразила она любовника. - Но я его уговорила.
- Быдло, говоришь? - закипел Крымов.- Ладно. Быдло, так быдло. Сам-то он кто? А ты чего ж, с быдлом-то живешь? Еще и рога Лёнчику своему наставляешь. С быдлом!
Лена развернулась и убежала. Он слышал, как грохотали в спальне шкафы и ящики.
- С концами? - ехидно поинтересовался Крымов, увидев, как жена волочет по полу огромный, туго набитый баул.
- Вот что, Миха! Зря ты меня разозлил! Я тебе устрою! На помойке сдохнешь! - в истерике закричала она.
- Ну, это мы еще посмотрим, - самодовольно улыбнулся он. И тут же подумал, - А не прикупить ли вам с Ленчиком специальную помойку? В виде свадебного подарка? Чтобы вы там старость доживали…
Воспоминания об этом разговоре снова взбудоражили Крымова. Он подошел к телефону и набрал номер Юрки Крагина, старого приятеля, с которым когда-то гонялись в
одном автоспортивном клубе. Тот еще смолоду отличался способностью, не обдумывая бросаться в любую авантюру, и Михаил был уверен, что Крагин никогда не откажется поучаствовать еще в одной.
- Юрий Вадимыч? Крымов беспокоит, - официальным тоном сообщил Михаил.
- Миха? Крым! Ты как меня нашел? - обрадовался Крагин. - Где ты? Как?
- Да лучше всех, Юр! Как обычно! А у тебя какие новости? - засмеялся Крымов и почувствовал, как в душе разгорается, давно погасший огонек. Он, как будто, снова становился прежним, бесшабашным Михой Крымом.
- У меня, как у всех,братишка, - мрачновато ответил Юра. - У жены диабет, сынок от передоза помер три года назад. А я кручусь, пока силы позволяют.
- Дела, - вздохнул Михаил. - А на каком поприще крутишься-то?
- Бомблю по городским ухабам! - повеселел Вадимыч.
- И как, хватает?
- Хватает. В основном, правда, впечатлений. Из машины выкидывали, из балончика угощали, душили и даже шилом тыкали. В общем, есть, что вспомнить.
- Ясно. А кино как же? - Крымов вспомнил, что последние годы Юра подрабатывал кинотрюками.
- Ты что, Крым! Там же все схвачено! Сейчас только с приличной группой работать будут. А это машины, снаряжение, пиротехника… Много чего. А денег стоит, знаешь, каких? При наших средствах, мы можем только с двадцатого этажа в кадре прыгнуть. Один раз…
- Понял. А давай-ка, Вадимыч, встретимся. Часа через полтора на нашем автодроме. Предложение к тебе есть. О-очень выгодное!

Леонид Грачковский лениво посматривал на дорогу, перебирая в уме все возможности как-нибудь раздобыть тысяч тридцать. Будучи генеральным директором концерна «Глобал Медиа Импекс», он с помощью своего главбуха и любовницы Елены Крымовой умудрился провести ряд финансовых махинаций и разжиться довольно крупной суммой. Но недавно у концерна появился новый председатель совета директоров, по слухам, человек дотошный и принципиальный. Проведя предварительную проверку, Елена выяснила, что не все у них получилось так гладко, и необходимо было срочно вложить примерно четверть украденной у концерна суммы. Тридцать тысяч долларов как раз для этого и были необходимы Грачковскому.
- Ленка, сука, намудрила! - думал Леонид. - И с квартирой что-то тормозит. Муженька своего жалеет. Ну, не хочет по-хорошему, будет по-плохому. Вариантов, слава Богу, не мало! Можно отравиться самопалом, можно уйти из дому и пропасть без вести. В конце концов, суицид! От безработицы и безысходности! И тянуть уже нельзя!
Грачковский вспомнил об одном своём однокласснике, еще недавно крутом бригадном боевике.
- Надо бы Груше позвонить. Он за свой процент эту проблему быстро решит, - пробормотал вслух Ленчик. - Хорошо бы , конечно, самому с этим Михой посчитаться. За сломанный нос, за позор, За то, что с бабой моей спит. Ленка хоть и говорит, что у них давно ничего нет, но последнее время у неё такая рожа была довольна. И домой всё время спешит…
Слева его обгонял «Мерседес». Из окна задней двери высунулась блондинка. По её лицу, движениям и опущенным бретелькам лифчика, Грачковский понял: кто-то пристроился позади её. Девушка глянула на него влажными голубыми глазами, достала откуда-то лошадиных размеров фалоимитатор и жадно его лизнула. Ленчик не мог оторваться от этого бледно-розового прибора, почти наполовину скрывшегося в рабочем рту блондинки. Удар! Лязг и звон разбитого стекла!
Ленчик пришел в себя и увидел кряжистого мужика в красной рубахе, расстегнутой до пупа. В густой черной с проседью шерсти поблескивал огромный золотой крест с камнями.
- Ты что же делаешь, чайник?! Ты куда смотришь?! В шары долбишься или хлебальником торгуешь? - орал мужик. Его опухшая физиономия от злобы становилась багровой.
- Вы извините, - начал переговоры Грачковский. - Сейчас всё уладим. Я позвоню своему агенту, и он приедет. Я думаю, все можно починить, закрасить…
- Ты чо, чудила? - заорал потерпевший. - Из машины выйди, позырь , во что ты вписался! У твоего агента бабла стока нету! Я за это точило шестьсот фунтов вчера отвалил!
Грачковский глянул вперед и обомлел. Такие машины он только в журналах видел.
- Ну вот! - промелькнуло у него в голове. - Бюджету кранты! Теперь и свою квартиру менять придется.
А Крагин, застегивая на ходу свою красную рубаху, звонил Крымову.
- Миха! Первая ступень отвалилась! Полет нормальный!
- Отлично, Юра! В общем, все бабки, которые из него выбьешь - твои! - довольно засмеялся Михаил.
- Ласточку куда отогнать. Хорошая машинка, прямо жалко, блин!
- Забери себе, если жалко, - великодушно позволил Крымов.- Мне битая на кой?
- Знаешь, Крым, я уже научился не спрашивать у людей, откуда бабки, но очень любопытно, где ты так разжился?
- Да ты что, Вадимыч! Это не мои деньги. Впрочем, и тайна тоже не моя, - Крымов старательно запутывал друга.- Не заморачивайся! Держи нос по ветру и не пожалеешь!

Вечером того же дня Грачковский выгнал из отцовского гаража свою старую «девятку». Он бы её давно продал, но слишком о многом она ему напоминала. А еще была удивительно вынослива и надежна. Утренние события окончательно убедили его в том, что пора обратиться к однокласснику Груше.. Вид помятой, чуть проржавевшей машины, по мнению Ленчика, должен был вызвать у бандита если не жалость, то сочувствие к нелегкой доле школьного друга. Грачковский даже заказывая мужа своей пассии, пытался получить скидку.
Ленчик вырулил на загородную трассу и под старые записи «Любэ» надавив на педаль газа, положил стрелку спидометра. До элитного поселка, огороженного высокой стеной и именуемого в народе «За чертой бедности» оставалось километров пятнадцать.
Вдруг откуда-то выскочил «Феррари». Девица, сидевшая за рулем, послала Лёнчику воздушный поцелуй. Она обогнала Грачковского и перестроилась в его ряд, заметно сбавив скорость. Ленчику показалось, что он уже видел эту блондинку. И тут она помахала ему болтавшимся колбасой фалоимитатором.
- Вот сука! - успел крикнуть Леонид увидев перед собой красные стопы «Феррари». Уйти от столкновения ему не удалось. «Девятка» Грачковского смяв половину багажника ярко-красного кабриолета, улетела в придорожные кусты.

- Эй, мужчина!- потрясла его за плечи блондинка.- Живой? Скорую вызвать?
- Спасибо, не надо, - закряхтел Ленчик, выбираясь из машины.
- А раз не надо, пошли разбираться! - тут же изменила тон дамочка. - Я уже позвонила мужу, и он с гаишниками едет сюда.
Когда из видавшей виды милицейской «канарейки» с плохо закрашенным гербом СССР выбрался уже знакомый квадратный мужик в красной рубахе, Ленчику стало дурно.
-Э!- заорал мужик издалека,- Ты что, за нами охотишься, да? Специально мою семью долбишь?
Грачковский понял - теперь ему никто не поможет. Ни Ленка с её квартирой, ни Груша со своими бандитами. Более того, он теперь точно знал, чем закончится для него комиссия, которая нагрянет в понедельник.

Около полуночи, сидя за столиком ресторана «Чайка» Крымов со смехом слушал рассказ Крагина и его друзей о прошедшей операции.
- Юра, ты только смотри, чтобы он не сквозанул, - посоветовал всё еще смеясь, Михаил. - Этот может. Прихватит наличные и в бега.
- У нас всё под контролем! Чтобы такие деньги и мимо кассы!- улыбнулась большеротая, подвыпившая блондинка.
- Ну, тогда вот еще, - Крымов выложил на стол три пачки денег и глянул на Крагина. - Просили передать. И «Феррари» тоже забирайте. Может, для трюков пригодится.


Глубокой ночью, старясь не скрипеть половицами, Михаил на цыпочках добрался от прихожей до своего дивана. Клацнул выключатель и Крымов зажмурился от яркого света.
- Явился? - жена сверлила его глазами.
- Явилась? - спросил Михаил в свою очередь.
- И где ты был? - зло спросила Лена.
- Пиво пил, - отшутился он.
- Я серьезно. После твоей поездки, Миха, ты стал какой-то другой. Наглый. Самоуверенный, что ли…
- Это плохо? - не менял тон Крымов.
- Мне это не нравится, - Лена грозно подперла бока худыми руками. - Ты никогда не приходил домой поздно. Еще и выпивши. Бабу себе завел?
- Лен, ты не заигрывайся в любящую жену-то, - улыбнулся он. - Не тебе сейчас об этом рассуждать. Давно ли под вешалкой раком стояла, а?
- Знаешь, что Крымов, - зашипела она. - Где мне раком стоять и перед кем, я сама решать буду. А ты, если мужиком так и не стал, будешь жить, как я скажу, понял? Еще раз после двенадцати заявишься - я тебе устрою! И чтобы завтра же мне дарственную на квартиру сделал!
Лена направилась к дверям.
- А у меня документов нет! - спокойно произнес Крымов. - В поезде украли! Не выйдет, с дарственной…
- Тряпка! - взвизгнула жена. - Даже за паспортом не уследил, куда ж тебе за бабой-то уследить! Что ж ты от меня хочешь?
- От тебя? - он сделал наивное лицо. - Развода хочу. Мальчик наш уже вырос, а значит, я тебе больше ничего не должен. Ничего! Так же, как и ты мне. Впрочем, ты это поняла уже давно.
- Хорошо,- успокоилась Лена. - Развод, так развод. Хоть завтра! Но, как ты понимаешь, мы с Димочкой будем претендовать на квартиру, а ты получишь денежную компенсацию за свою треть жилплощади.
- Это вряд ли,- спокойно ответил Михаил.- Я думаю, что у нас не дураки законы пишут. Как мы можем делить квартиру, которая мне досталась по наследству?
- По наследству, говоришь? - ехидно прищурилась жена. - Хорошо! Теперь я за твою шкурку копейки не дам!
Лена убежала в спальню. Крымов неслышно покрался за ней.
- Алё! Ленчик? - раздалось из спальни.- Я согласна. Звони своему однокласснику, пусть он с этим идиотом разберется!
Через секунду.
- Что? Куда? Да пошел ты сам, ушлёпок! Урод!- Лена снова начала нажимать кнопки телефона. - Скоты! Какие же мужики скоты! Алё! Димочка! Немедленно прилетай! Завтра же! Пока твой папаша меня на улицу не вышвырнул! Да оплачу я тебе билеты! Оплачу! Ты только прилетай!





Глава седьмая.




В гараже у Крагина пахло краской и новыми шинами. Он внимательно осматривал свежеокрашенный багажник кабриолета.
- Ну что скажешь,- вздохнул он.- Таких мастеров в стране раз-два и обчелся!
- Сам себя не похвалишь, кто похвалит? Да, Юр? - в гараж, скрипнув дверью, вошел Крымов. - Классно сделано!
- О тож! Ты машину забрать пришел? Передумал такую красоту дарить? - с тревогой спросил Крагин.
- Да брось ты! Мелочь какая! Что у тебя с Лёнчиком?
- Нормально! Дал мне дарственную на квартиру и все документы. Остальное выплатит в течение недели.
- А не кинет?- Михаил не отрывал глаз от идеально ровной поверхности крыла.
- Не должен. За ним присматривают. Ты только про это узнать пришел? - Юрий внимательно покосился на друга.
- И за этим тоже! А с «Бентли» тоже возиться будешь? Мой тебе совет - продай его по дешевке!
- Зачем по дешевке, сделаю и продам по нормальной цене.
- Ох, смотри, Юра. Деньги людей портят. По себе знаю.
- Нет, Миха, не прав ты! Деньги людей меняют! Кого-то хуже делают, а кого-то лучше! Это уже от человека зависит. Ты только не обижайся! Я тебя год назад видел, расстроился просто. Был орел, а стал домашним животным каким-то. А сейчас смотрю, снова орлом стал. - Крагин кивнул на «Феррари». - Мы ведь на твои гуляем, я правильно понял?
- Понял - молчи! Хотя бы пока… - улыбнулся Крымов. - Юр, мне жучок надо. Не подскажешь где купить?
- Не проблема! Когда надо? - Вадимыч кинулся к стеллажам.
- Желательно прямо сейчас!
С полки что-то упало, подняв пыль.
- О! Нашел! - Юра вытащил дипломат с наклейкой «007». Щелкнул замками. - Сейчас батарейки поменяем, и будет полный ажур.
- Точно? - пыльный кейс уверенности у Михаила не вызывал.
- Мамой клянусь! - сморщил нос Крагин.- Будет работать, как часы.

Крымов сидел на лавочке во дворе и читал свежее «Городское обозрение». В небольшом наушнике, вставленном в ухо, он слышал родные голоса.
- Вот теперь ты все знаешь, сыночек. Если мы с дядей Леней на возместим недостачу, я даже не представляю, что будет. Срок и конфискация мне точно грозят! - негромко говорила Лена.
- А что у тебя можно конфисковать? У тебя же нет ничего! - засмеялся Димочка.- Отсидишь и выйдешь, года через два. А если квартиру продадим, моя доля накроется! Ты же мне не возместишь.
- Димочка! Если всё обойдется, я к тебе к новому году в Москве квартиру куплю! - уверяла Лена.- Двухкомнатную! В центре!
- Не обманешь? А с отцом-то что будет? - вдруг вспомнил о Крымове сынок.
- Вот об этом я и хотела с тобой поговорить. Он ни за что не согласится квартиру продавать! Тут у него, видишь ли, родовое гнездо! А без его согласия у нас ничего не выйдет. Я вот, что подумала… Ты же медик. Может ему таблетку какую-нибудь дать или укольчик сделать… Ну, чтоб сердечный приступ вызвать или инсульт.
Газета в руках Крымова дрогнула.
-Ни хрена себе семейка! Убьют и не поморщатся! - со злобой подумал он.
В это время заговорил сын.
- В принципе, не проблема. Но наследство только через полгода получить можно, а деньги тебе сейчас нужны.
- Это уже решено! Человек, который квартиру заберет, согласен подождать столько, сколько надо,- прошептала Лена.
- А чего ты шепотом? - ухмыльнулся Димочка. - Боишься? Не бойся, я все аккуратно сделаю. Сердце само встанет. А потом скажем, что во сне умер. Ни одна экспертиза не докажет.
- Пора! - сказал себе Крымов и поспешил домой.

- Сынок! - Михаил распахнул объятия. - Как же ты вырос! Совсем мужиком стал!
- Мужики в поле землю пашут, - недобро отозвался сын, отстраняясь от Крымова. - Ты лучше скажи, долго у мамки на шее сидеть будешь? Она уже измоталась вся!
- Эх, сынок! От чего наша мамка измоталась ни для кого не тайна. И на шее у неё я уже не сижу. Работаю я, Димочка!
Сын об этом явно не знал и удивился.
- Работаешь?! - вставила Лена. - Десять дней где-то мотался, а потом копейки в дом принес. Только на хлеб да молоко.
- Ты не права, любимая! Я достаточно хорошо зарабатываю! А теперь у меня к вам, милые родственники, будет деловое предложение. Я бы даже сказал, обоюдовыгодное.
- Какое?- встрепенулся сын.
Крымов присел и вынул из-под дивана кейс. Открыл его.
- Я дам вам с матерью по сто тысяч долларов. При одном условии: я вас больше никогда в своём доме не увижу.
- Откуда у тебя столько денег? - медленно прошептала жена.
- На завтраках сэкономил, - захохотал Михаил. - Я сейчас пойду во двор покурю, а вас, если согласитесь, прошу с вещами на выход. Там и рассчитаемся!
Михаил щелкнул замками и пошел к дверям, на ходу вставляя наушник.
- Мать! Ну, его! Пусть живет! По сто штук снимем! - заговорил первым Димочка.
- Интересно, откуда у него такие бабки? Если он запросто двести штук отстегнул, значит, у него еще есть. Если мы его на кладбище спровадим, всё наше будет! - хищно прошипела Ленка
- Что-то я не подумал, ма. А ведь ты права. Не мог же он нам все до копейки отдать! Я бы не отдал! Так что решили? Отказываемся? - в голосе Димы сквозило сожаление.
- Не могу я отказаться, сынок. Мне деньги срочно нужны! Просто надо уговорить его оставить нас дома еще дня на два.
- Ох, и мудрая ты, мать! Прямо, как змея! - восхищенно воскликнул Димочка.
- Решено! Никуда не уходим! А ты, сыночек, готовь свои таблетки.
Крымов сокрушенно покачал головой.
- Что ж я тебе такого сделал, Лена, коль тебя только мой труп устроит? Дела…
Михаил поднялся и в развалку побрел в ближайший ресторан. Питаться дома становилось опасно.

Поздним вечером он вернулся домой и, не говоря ни слова, прошел в свою комнату.
На щелчок замка встрепенулись домочадцы, тут же появившись на пороге.
- Шакалы в ожидании пищи! Судя по тому, что вы так и не вышли, денег вам не надо, - Крымов, не обращая внимания на домочадцев, включил телевизор.
- Почему? Надо… Мы согласны, - неуверенно начал Димочка, - Только нам надо вывезти вещи, найти другое жилье… А это за один день не сделаешь.
- Я думаю, это не проблема. Ради таких денег можно и в гостинице пожить дня два - три, - по-прежнему не глядя на семейство, произнес Михаил.
- А я не хочу жить в гостинице! - взвизгнула вдруг Ленка. - И никуда отсюда не уйду, пока у меня не будет нормальной квартиры.
- Ты можешь пожить у Ленчика, - рассудительно ответил Крымов. - Хочу заметить. Мои условия касаются каждого в отдельности. А значит, ты, Димочка, может получить деньги прямо сейчас. Я тебе даже готов за скорость исполнения еще двадцать штук накинуть.
Дима выскочил из комнаты и через секунду уже стоял в дверном проеме с сумкой в руках и с нетерпением уставился на отца. Тот отсчитал из кейса двенадцать пачек и швырнул их сыну. Дима суетливо распихал деньги по карманам.
- Сынок, смотри осторожней с такими деньгами, - усмехнулся Крымов. - Не потеряй! Больше у тебя такого шанса не будет.
- Хорошо-хорошо,- деловито кивнул Димочка.
- А что стоим? Чего еще ждем? - поинтересовался Михаил. - Деньги взял? Теперь исчезни! Навсегда, сынок! С этих пор мы друг друга не знаем и в родстве не состоим. Свободен!
- Ма, ты же мне обещала проезд оплатить? - повернулся сын к Лене.
- Выродок! - вдруг заорала она. - Пошел вон отсюда, ублюдок! Всех продал, да? Скотина!
- Па, может, подкинешь? Я ж потратился, на самолете летел… - не обращая внимания на мать, произнес Димочка. Крымов достал из кармана несколько помятых купюр и подал сыну.
- Пшел вон!
Дима со счастливой улыбкой покинул родной дом.
- Сволочь! Предатель! И в кого он такой вырос? - сквозь зубы процедила Лена.
- Ох, сволочей и предателей у него в роду хватает, - горько усмехнулся Крымов. - Что ты решила?
- Я уже сказала. Пока у меня не будет отдельной квартиры, я отсюда никуда не пойду.
- Хозяин-барин! Потом и поговорим. А теперь иди к себе, я спать хочу.- Михаил деланно зевнул.
- А деньги? - осторожно поинтересовалась жена.
- Когда будешь уходить, тогда и получишь, - Михаил поудобнее развалился на диване. - Да, кстати, сто тысяч ты уже не получишь. Теперь только восемьдесят. Сыночку скажи спасибо!
- Мне сейчас надо! Немедленно! - опять сорвалась на крик Лена.
- А в чем проблема? Взяла деньги и аревуар…
Лена кинулась в свою комнату.
- Алло! Ленчик? Нет? А кто это? Как ваша квартира? А где сейчас Леонид Владимирович? Извините… - раздалось оттуда.
Крымов зловеще улыбнулся и повернулся на бок.
- Ну, какие же вы все уроды, вашу мать!
А Лена все набирала номер мобилы Грачковского. Абонент находился вне зоны обслуживания.
- Сбежал, гнида! - прошептала Лена. - Меня подставил и сбежал! Что же это такое?
Она упала лицом в подушку и зарыдала.
- Сколько тебе надо денег? - тихо спросил, стоявший у порога Крымов.
- Тридцать тысяч, - всхлипнула Лена.
Он кинул ей на кровать несколько пачек.
-Завтра же подаем на развод! Я договорюсь, и там всё сделают без проволочек за один день, - Михаил уже вышел из спальни, но она его окликнула.
- Постой! Крымов, когда же ты мужиком-то стал?
- А я им был, Лена. Просто мне всегда приходилось жить ради кого-то. Отец со слабым сердцем, больная мать, потом бабушка. Ты с Димкой…Я привык жить так, чтобы ни один мой шаг не стал проблемой для кого-то из близких. Все время старался никого не расстраивать, даже если ради этого приходилось плюнуть на себя. Всё норовил каждому угодить, лишь бы всем было хорошо! Я дня не прожил так, как мне хотелось, Лена,- вздохнул Михаил.
- А теперь решил за всё отыграться?
- Я просто хочу, чтобы меня оставили в покое. Ты же считаешь, что ничем мне не обязана. Вот и я ничего никому не должен.
- Но у нас была семья. Сын, - Лена, не отрываясь, пересчитывала купюры.
- Вот именно. Была. И сын был. А сейчас ничего этого нет. И у тебя, наверно, ничего не будет.
- Что ты имеешь в виду? - Лена уставилась на мужа.
- Ленчик-то твой, похоже, в бега подался, - горько констатировал он.
- Откуда ты знаешь?
- Слухами земля полнится. Он кучу денег должен.
- Неправда!
- Может быть, - пожал Михаил плечами. - За что купил, за то и продаю.
Крымов окинул Лену ироничным взглядом и пошел к себе.

К вечеру следующего дня Лена и Крымов развелись.
- Вот она, свобода! - воскликнул Михаил выйдя из душного ЗАГСа.- Я как будто на двадцать лет помолодел!
Лена бросила на него презрительный взгляд.
- По бабам, поди, кинешься? Седина в бороду…
- Можно и по бабам! Мне теперь все можно! Ибо я один в этом мире и мне, наверняка, захочется с кем-то скрасить своё одиночество! - с пафосом изрек Крымов.
- Ну-ну. Сволочь ты!
- Может в ресторан? Отметим освобождение от семейных кандалов? - предложил он.
- Да пошел ты! - огрызнулась Лена.
- А! Ты все про Ленчика думаешь? Так и не появился?
- Не-а,- Лена быстро заморгала глазами.
- Да не плачь ты, Ленка! Не стоит он того! Ты у меня баба еще не старая, сорока нет. Найдешь себе пару, - Крымов погладил её по плечу. - А свои-то проблемы решила?
- Да, - шмыгнула она носом. - Все в порядке. Не прикопаются.
- Ну, и слава Богу! Значит, с должности главбуха тебя не снимут. А директора нового найдут.
- Дурак ты, Крымов! Я ж его люблю! - зарыдала Ленка в голос.
- Пройдет. Меня ты тоже любила, - махнул рукой Михаил.
- Да не любила я тебя! Просто жалела! Ты тогда в больнице весь замотанный лежал. Ложку ко рту поднести не мог! Вот и пожалела.
- Ага. Сначала меня пожалела, а потом пожалела, что замуж вышла, - усмехнулся Крымов. - Что ж, Елена Владимировна! Между нами теперь всё кончено, хотя ничего и не было. Ты уж будь любезна, жилплощадь освободи. Сегодня же!

Лена выволакивала сумки с вещами в прихожую.
- Может, поможешь до такси донести? - глянула она на Крымова.
- Ну, уж нет! Примета плохая! Еще вернешься, блин! Таксиста попроси.
- Какой ты все-таки… - она присела на дорожку. - Может, поцелуемся напоследок.
Михаил в развалку подошел к жене, обнял её за талию. Она припала к его губам и активно заработала языком. Крымов привычно сунул руку под юбку. Ладонь скользнула по кружеву чулок, а потом по гладким, голым ягодицам.
- Вот сучка! Просчитала меня! - восхитился он бывшей супругой, но остановить себя уже не смог. В порыве, он резким движением развернул Лену к себе спиной и задрал ей юбку. Она покорно уперлась руками в подставку для обуви. Михаил дернул молнию джинсов и вдруг увидел своё отражение в зеркале. Точно так же, две недели назад, на его месте стоял со спущенными штанами пьяный Ленчик. Крымов оттолкнул Лену. Она глянула на его отражение в зеркале.
- Ты чего встал, Миха? Заканчивай, раз начал, - обыденно проговорила она.
- Тебя такси ждет, - запыхавшись, проговорил Крымов.- Езжай уже.
- Знаешь, Крымов! - сказала Лена, поправляя юбку. - С тобой ни одна баба жить не будет! Не любим мы таких!
- Прощай, дорогая! - Крымов помахал рукой.
- Ты мне только одно скажи, Миха. Откуда у тебя столько денег? - остановилась перед дверью Лена.
- Бабушка в Канаде умерла. Оставила наследство и восемь миллионов баксов прибыли в год, - простодушно ответил Михаил.
- Придурок! - бывшая жена хлопнула дверью.

Не успел Крымов добраться до аварийной бутылки в холодильнике, как в дверь постучали.
-Что еще не все вывезла? - крикнул он, открывая дверь.
-Миха! - оттолкнула его Лариска и прошла в квартиру. - Ты Ленку выгнал?
- Вроде того, - согласился Крымов. - Мы в разводе с восемнадцати ноль-ноль.
-Да ты что?! Мужик! - Совкова одарила его восхищенным взглядом. - А я к вам иду. Смотрю, она в такси плачет. Всё, говорит, мы с ним больше не живем.
- А сколько можно это терпеть?
- Слушай, Миха! А там ведь и с Ленчиком что-то случилось. Он, говорят, на работу не вышел. Секретарша ему домой позвонила, а он квартиру продал и мобилу отключил.
- Знаешь, Лорка, это не мои проблемы! Своих море,- Михаил выразительно обвел взглядом по сторонам. - А ты чего к нам-то в такое время? Как тебя Гошка-то отпустил?
- Ты же сам сказал, приходи в пятницу, в десять. Я мужу сказала, что к Ленке пойду насчет работы, так он даже обрадовался. - Лариска вернулась к двери и закрыла её на замок. Глянула из-под ресниц и хихикнула. - А тут все так складывается удачно.
- Лора! Я ж тебе говорил к десяти утра! - засмеялся Крымов. О том, что ему было не до неё, он умолчал. - Какая ты все-таки непроходимая!
- Зато сексуальная! - Совкова направилась в спальню, на ходу сбрасывая с себя одежду. Упала на кровать. - Вот тут хочу. Пока еще место от Ленки не остыло!
- Дура-дурой, а фантазию имеет, - отметил про себя Крымов. Ларискина идея ему очень понравилась. Он снова почувствовал, что их трое. Как будто Ленка лежит где-то рядом и внимательно за ними наблюдает. Это его еще больше заводило!
- Смотри! Смотри, сука! - мысленно приговаривал Михаил. И всякий раз поворачивал кричащую в экстазе Лариску лицом к невидимой зрительнице.

Уходя, довольная, раскрасневшаяся Совкова положила ладонь на волосатую грудь Крымова.
- Миха, а с работой-то что? Он же меня убьет!
- Есть два варианта. Разводишься с Гошей и живешь у меня,- предложил Крымов и поднял палец.- Просто живешь. Как квартирантка, не более.
- Не пойдет,- вздохнула Лариска.- Жить на какие шиши будем?
- Тогда второй вариант. Проводишь каждый рабочий день у меня. С девяти до шести. Пусть Гоша думает, что ты работаешь.
- А деньги? Он же в день зарплаты у меня все карманы выворачивает, - пожаловалась она.
Крымов снял с вешалки старую замшевую куртку и достал из кармана бумажник.
- Вот тебе зарплата. Тысяча двести. Завтра к девяти приходи…К девяти утра, Лора! Не перепутай!
- Миха! Ты Бугини какой-то! - пролепетала она, шелестя купюрами.
- Кто?
- Бугини. Фокусник такой. Великий.
- Гудини, - засмеялся Крымов
- Я и говорю! - не смутилась Лариска. - Всё! Побежала!
- Только имей в виду! Это я тебе по дружбе помогаю! Первое время, пока работу не найдешь!





Глава восьмая.





Вот уже месяц Лариска с Крымовым не только дурили голову несчастному Гоше, но и украшали её ветвистыми, мощными рогами. При всем своем невеликом умишке и наивной простоте, Совкова как-то умудрилась до сих пор не проболтаться о том, где и с кем она проводит свои трудовые будни. А Крымову она уже изрядно надоела своей навязчивой болтовней и глупой наивностью, так умилявшей его первые пару недель. Кроме того, Лариска не меньше жены вязала его по рукам и ногам, постоянно требуя от него отчета. Где был? Куда собрался?. Скрывая от Совковой своё состояние Крымов жил впроголодь, имея возможность лишь поздним вечером сбегать перекусить в ближайший ресторан. Он искал повода как-то закончить эти отношения, тем более, что Лариска выплеснув все свои сексуальные способности, а также всю свою извращенную фантазию, планку уже не держала. Она всё больше превращалась в банальную среднестатистическую супругу с постоянными критическими днями и головными болями. Работу Лариска совсем не искала, облюбовав себе место на шее Крымова. Наконец, он решил, что лучше будет покончить со всеми проблемами одним махом, и пригласил её вечером в шикарный ресторан. Михаил был уверен, что на людях Лорка выслушает все без слёз и истерик.
Однако уже с утра, Совкова пришла темнее тучи. От разговоров уклонялась, на ласки отвечала злобными взглядами.
- Что случилось? - не выдержал Крымов.
- Ничего, - буркнула Лариска.
- Как ничего? Я же вижу! - не унимался он.
- Что со мной случилось, не твоё дело! - отрезала Совкова.
- Как это не моё? Ты пришла ко мне с кислой миной. Огрызаешься, хамишь! Значит, это я причина твоего плохого настроения! - настаивал Михаил.
- А хоть бы и ты! Тебе-то что! Вам, мужикам, всё, как с гуся вода! - выкрикнула Лариска и убежала на кухню. Крымов побрел за ней.
- А вот про мужиков я хотел бы узнать подробнее. Тем более, что у меня возникло три версии твоего поведения.
- Отстань, - бросила Лариска.
- Версия первая, - не замечая её реплики, продолжал Михаил. - Гоша узнал о нашем с тобой секрете.
Слова «роман» и «отношения» он считал тут неподходящими.
- Ничего он не узнал! - огрызнулась Лариска.
- Версия вторая, - продолжил Михаил. - Ты подцепила какой-нибудь триппер. И думаешь, что от меня.
- Еще чего не хватало! - Совкова даже повеселела, от подобных подозрений.
- Версия последняя, третья. Ты - беременна. От меня или от Гоши. Или сама не знаешь от кого.
Крымов как-то слышал от Лены, что Совков был категорически против детей. Это же сплошные убытки и затраты! Кроме того, Михаил знал, что муж вынудил Лариску пойти на операцию, чтобы та никогда не забеременела.
- Да! - выпалила Лариска. - Я залетела! От тебя, между прочим! Знаешь, что теперь со мной Гошка сделает?
- Ох, что-то свистишь ты, подруга, - подумал Крымов. И тут же обратился к Совковой. - А ты разводись и выходи за меня!
- Зачем? - засуетилась вдруг Лариска. - Нам и так хорошо. Мне аборт надо сделать. Но в хорошей анонимной клинике. А там цены, знаешь, какие? Не меньше тысячи баксов.
- Ну, поехали к моему другу. Он хирург-гинеколог. Всё сделает замечательно и не за деньги. А так по дружбе.
- Не надо мне по дружбе! - взорвалась Совкова. - Я же сказала. Мне нужна хорошая анонимная клиника.
- А он как раз в такой и работает, - Михаила стал развлекать их разговор. Он уже начинал догадываться, к чему она разыграла весь этот спектакль.
- У меня есть свой доктор. Она сделает все лучше других, - настаивала на своём Лариска.
- Это та, которая тебе трубы перевязала? - выложил свой козырь Крымов. Совкова густо покраснела. - Лорка, ты прямо скажи, тебе деньги нужны? Зачем?
- Завтра день зарплаты, - пробубнила Совкова, не поднимая головы.
- Я же тебе дал бабок. Еще месяц назад, - он смерил её ироничным взглядом.
- Эти деньги я нечаянно потратила! - призналась она. - Я - женщина и не должна себе отказывать в хорошей одежде!
- А вот этот лозунг не ко мне! К мужу! - засмеялся Крымов. - Значит, тебе штуку надо? Ну, хорошо.
Михаил подошел к шкафу и достал оттуда коробочку с медалями. В ней, под наградными удостоверениями лежала спрятанная по привычке заначка. Он вытащил все. Пересчитал, вышло полторы тысячи долларов.
- Вот! - швырнул он деньги Лариске на колени.- Бери и проваливай! Больше я тебя видеть не хочу!
- Но, Мишель! - плаксиво произнесла она, однако купюры аккуратно пересчитала и положила в карман. - Что ты такой мелочный! Между прочим, за удовольствия надо платить.
- Правильно! Вот я тебе и заплатил за доставленное удовольствие. Больше в услугах такой дорогой проститутки я не нуждаюсь. Гуляй!
- Хорошо, Миха! Ты еще меня вспомнишь!- процедила Лариска.
-Я тебя не забуду, Лорка, будь уверена. Более того, каждый вечер буду смотреть наше видео,- самозабвенно врал Михаил.
- Видео? - побледнела она.
- Видишь, камера стоит,- он ткнул пальцем в пустой угол. - Я всегда снимаю своих женщин.
- Извращенец!
- Не исключаю, но тебе могу сказать одно. Забудь меня, Лорка. И моли Бога, чтобы я смотрел это кино один. Без Гоши.
Лариска, матерясь, выбежала из квартиры.
- Ну, вот и славненько! - сказал сам себе Крымов.- Но какова! Залетела она! А я, по-моему, перестарался! И знаю, что не виноват, а все равно, противно!
Он рассмеялся и решил все же съездить в ресторан. Чтобы не скучать одному, пригласил Крагина.

- Миха! Ты бы бизнесом занялся! - заплетающимся языком советовал Юра. - Ну, что ты деньги просто так тратишь? Деньги должны работать!
- Как пришли, так и трачу! - Крымов пожалел, что позвал с собой Вадимыча. Тот заявился в кабак уже сильно на кочерге, и догонять его смысла не было.
- Крым! Я тебя уважаю! За тебя любого порву! Дай мне тысяч двести в рассрочку!
- Тебе зачем?
- Я студию открою. Каскадерскую! Молодых буду учить. Фильмы трюковые снимать.
- Я подумаю.
- Подумай- подумай, - Крагин попытался выпить еще, но ему уже не полезло, и водка полилась по подбородку и рубашке.
- Вадимыч, тебе хватит, - Михаил подозвал официанта и, сунув ему в карман купюру, попросил проводить друга до такси. Он наблюдал, как уводят из зала Крагина, и вдруг заметил в небольшой нише знакомое лицо. Вовчик!
Вовка Сафонов заматерел. Отвислые щеки, огромное пузо...
- А кто это с ним? Неужели Светка?- Михаил внимательно всмотрелся в спутницу Вовчика. Эту семейную пару он ненавидел уже много лет и когда-то даже вынашивал план мести. Крымов считал их первопричиной всех своих бед, которые с ним происходили последнюю треть жизни..
Все началось с того, что Михаил продал свою касавицу-«волгу», чтобы как-то прокрутить вырученные деньги. Вот тогда и появились Вовчик с женой. Они долго уговаривали его дать им деньги под высокий процент, обещая приличный навар. Эту пару он знал давно, даже был свидетелем на их свадьбе и повода к недоверию не видел. В обговоренный срок возврата долга Крымов позвонил Вовке, тот, ничего не объясняя, передал трубку жене. А Света спокойно и внятно ему объяснила, что никаких денег она у Михаила не брала. И доказать этот факт он не сможет. Нет у него ни свидетелей, ни расписки. Но если Крымов будет настаивать на своих деньгах, она его посадит за вымогательство. Михаил все же настоял, и угодил в следственный изолятор. Вся эта история снова всплыла в памяти. Перед глазами возник провонявший подвал райотдела милиции.

- Стоять! Лицом к стене! - раздалось за спиной.
- Этого куда?- эхом пронеслось по коридору.
- В восьмую. К беспредельщикам.
Щелкнул замок решетчатой двери. Крымов ступал по квадратам кафельного пола, сцепив руки за спиной, и думал о превратностях судьбы.
- Вот уж, правду говорят:”От сумы да от тюрьмы...” Предполагал ли я сегодня утром, что вечером окажусь за решеткой? Наоборот. День обещал быть замечательным. Вовчик со Светкой после трехмесячной волокиты, наконец, должны были вернуть долг. Вроде вошли в моё положение. Бабушка в реанимации, и с операцией тянуть нельзя. И вот пожалуйста! Я в изоляторе…Помогли, сволочи! - подумал Михаил.
Дверь камеры с грохотом закрылась, и он оказался лицом к лицу с рэкетирами, бандитами и, возможно, убийцами.
- Господи! Как с ними здороваться-то?! У них же феня, слово не так скажешь, задавят или еще чего похуже… - лихорадочно носилось в голове. – И место себе надо выбрать подальше от параши.
Миха вспомнил старый фильм «Джентельмены удачи». Но осознал, что эта комедия в инструкции не годится.
- Добрый вечер, джентельмены !- вымолвил Крымов первое, что пришло в голову.
- Гутен абенд , герр Крымофф!- раздался из угла знакомый, хрипатый голос.
- Геша! Епона мать!- радости не было предела. Гена Гончарук был его старым приятелем.
А еще авторитетным пацаном.
- Здорово, Миха!- Геша стиснул его руку в своей здоровенной, как сковорода, ладони. - И кого ты у нас убил-ограбил? За что сидишь, лишенец?
- Да, ты понимаешь, Геша, какая фигня вышла. Ты Вовчика Сафона помнишь? - начал Крымов.
- Ну, еще бы! Дружок твой закадычный! Он же с нами в одну качалку бегал.
- Ага. Бегал,- Михаил с опаской присел на чьи-то нары.- Можно? Так вот, Вовчик деньги у меня занял. Под проценты. Срок подошел, я к Вовчику, а он мне говорит: ”Деньги не я у тебя брал, а жена моя, Светка. Вот с ней и разговаривай.” Ну, думаю, шутит друган. Пошел к его Светке. А она мне, денег, мол, нет. Появятся - отдадим, а будешь наезжать - посадим.
- Да ты чо?! Вот сука!- бритоголовый бугай грохнул кружкой о стол.- А денег-то сколько?
- Пять штук. Зеленью.- Крымов взял протянутую новым собеседником кружку с чаем.- Да не в этом дело! Я ведь ему все бабки отдал, какие в доме были! До копейки! Другу помочь хотел. Он же мне дочерью, Юлькой, клялся, что отдаст.
- Э-э, Крым!. Время сейчас такое, сын отца кидает, а брат брата! Никому верить нельзя. А потом?
- Да чем дальше, тем хуже… - продолжал Михаил. - Бабуля моя серьезно заболела. Операция нужна. Срочно. Я к Вовчику, имей, мол, совесть. Деньги нужны позарез! Светка, мне и говорит: ”Приходи завтра в два часа. Я деньги со счета сниму и всё сразу отдам, вместе с процентами”
- Ты пришел, деньги взял, а тебя менты повязали! За вымогательство!- радостно прервал его бугай.
- Ну, да. Так и было, - удивился Крымов. - А ты откуда знаешь?
- Классический развод! Они тебе бабки должны и на тебя же заяву накатали. Миха, ты - лох!- Геша веселился от души.- А расписка-то у тебя есть?
- Какая расписка!- пожал тот плечами.- Друг же! Зачем человека недоверием обижать?
- Ну-ну. Вот дадут тебе пятерик за доверчивость.
- Серьезно?- Михаил понял, что дело нешуточное.- А что делать-то?
- Думать надо.
- Козла этого надо наказать конкретно! И бабу его!- рыкнул кто-то с верхних нар.
- Это само собой!- Геша на секунду задумался.- Ты деньги в руки брал? Пересчитывал?
- Нет. Не успел. Они на столе лежали, когда менты заскочили.
- Уже хорошо.- Крымовский собеседник корчил из себя Плевако.- Продолжим…
- Крымов! На допрос! – прервал сержант рассуждения Гончарука.
В кабинете следователя, разминая пальцами тонкую сигарету, сидела Светка. Капитан указал Михаилу на стул и положил перед ним бумагу и ручку.
- В-общем так, дружок,.- Сафонова выпустила дым в лицо Михе.- Ты сейчас пишешь мне расписку, что все деньги от меня получил и претензий не имеешь. Я забираю своё заявление, а ты идешь домой, к жене и Димочке своему. Не напишешь, сядешь по полной.
Следователь улыбнулся, прикрыв ладонью гнилые, желтые зубы, и придвинул к нему бумагу.
- Ничего я писать не буду! Товарищ капитан, это ведь они аферисты. Их судить надо, а не меня! - привстал со стула Крымов.
- Вы можете доказать факт передачи денег? - холодно улыбнулся следователь. - У вас есть свидетели? Документы?
- Нет, - опустил голову Михаил.
- Вот и подписывайте бумагу! Женщина вам навстречу пошла! Вы ей за это руки должны целовать!
- Ничего я подписывать не буду! - уперся Крымов. Повернулся к Светке - А вы мне всё равно деньги вернете. Рано или поздно! Со всеми процентами.
- Посмотрим! - ехидно прошипела Светка.
Через неделю у Михаила умерла бабушка, заменившая ему когда-то и отца и мать.. А еще через три дня состоялся суд, на котором он получил два года условно.
Именно после этой истории финансовые дела у Крымова пошли неважно. А в глазах жены он превратился в тряпку и размазню, неспособного даже вытрясти свои собственные деньги. Да и клеймо судимости тоже Крымову не помогало.

Михаил подозвал официанта.
- Дружище! А нет ли у вас каких-нибудь крымских вин? - спросил Крымов.
- Есть, конечно! Принести меню?
- Будьте любезны, - Михаил изобразил улыбку аристократа.
Он выбрал недорогое вино с подозрительным названием «Привет из Крыма».
-Левое? - поинтересовался он у официанта.
-Что вы, у нас все оригинальное! - уверил его юноша, но при этом так сморщил физиономию, что сомнений не оставалось - бурда.
- Вот эту бутылочку передайте вон за тот столик. Видите, пузан мордатый сидит, - попросил Михаил.
- Владимиру Николаевичу? - удивился официант.
- Вы с ним знакомы?А он кто сейчас?
- Вы не знаете кто такой Сафонов? Да у него же все пассажирские перевозки в руках. А у супруги какой-то салон черной магии, - просвещал его парнишка.
- Вот ему и передайте! А если спросит от кого, скажите от Крыма.

Официант принес бутылку чете Сафоновых.
- Это еще что за бормотуха? - брезгливо поморщился Вовчик. - Ты что, человек, попутал чего?
- Вам просили передать, - смутился юноша. - Вон за тем столиком сидел. Ушел, наверное.
- А кто такой? Ты его знаешь?
- Бывал тут пару раз. Солидный клиент. При бабках, но вежливый. И перстень у него штук на пятьдесят потянет.
- А зовут как?
- Не знаю, но он вам просил привет передать. От Крыма.
- От кого? - надменно переспросил Сафонов. - От Крыма? Интересно. Какой он теперь.
- Я надеюсь, ты не станешь разговаривать с этим уголовником, - спросила Светлана.
- Ну, какой он уголовник? Срок-то условный был. И тот благодаря тебе, - возразил Вовчик.
- Вот то-то и оно. Столько лет ни слуху, ни духу, а тут винишка прислал. Напоминает о себе, что ли? Или старое вспомнил? - заподозрила недоброе Сафонова.
- А сколько мы ему должны, не помнишь? - спросил вдруг Вовка.
- Вернуть долг хочешь? - усмехнулась жена.
- А почему нет? Это же для нас копейки. Нынче-то.
- Давай-давай, - кивнула Светка. - Поиграй в старого друга. С завтрашнего дня всем раздавай, кого мы в девяностые кинули. Сам потом будешь вот такую дешевую бормотень пить.
-Свет, - засмеялся Сафонов. - Да это я так. Пошутил. Миху тогда жестоко наказали. И бабульку его жалко. Я ведь тетю Аню с первого класса помню. Хорошая женщина была. Добрая. Всем помогала.
- Миха, наверно, в бабку пошел, - Светка вцепилась зубами в шашлык. - Тебе тоже помог в своё время. Низкий ему за это поклон.
Вовчик заржал и налил себе большой фужер коньяка.






Глава девятая.




Встреча с Вовчиком взбудоражила Крымова. Он не находил себе места от закипавшего в нем гнева. Странное дело, ведь он давно свыкся с тем, что его развели, как последнего лоха, с тем, что денег ему никогда не вернуть и отомстить семейству Сафоновых у него духу не хватит. А вот сейчас… Сейчас он смог бы не только напомнить им о себе, но и отомстить по полной. С процентами.
- Может заказать всё это благородное семейство?- размышлял Крымов. - Нет, мелковато.
Он даже представил себе газетную статью « …от руки наемного убийцы погиб уважаемый человек, так много сделавший для нашего города. …по многочисленным просьбам горожан, решением городского совета улица Дзержинского переименована в улицу Владимира Сафонова ».
- Нет, Вовчик! Такой роскоши ты не получишь! - решил Михаил. - А вот войну я тебе объявляю! И тогда посмотрим, кто кого.
Щелкнул дверной замок. Этот звук несколько раздосадовал Крымова. Второй ключ был только у жены. Теперь бывшей.
- Лена! - вышел ей навстречу Михаил. - По-моему, мы обо всем договорились, и я заплатил достаточно отступных, чтобы больше тебя не видеть. Хотя бы в моём доме.
- Извини, Миха,- она положила ключи на полку. - Мне нужно с тобой поговорить.
- А есть о чем? - нетерпеливо спросил Крымов. Он боялся, что снова даст слабину. Эта женщина умела его подчинить.
- Скажи, про видеокамеры, это правда? - в упор взглянула на него Ленка.
- Ну… Как тебе сказать… - замялся Михаил. - Это Лариска рассказала?
- Она моя лучшая подруга. У нас секретов нет. Так это правда?
- Для тебя это уже не имеет значения, - выкрутился он.
- Значит, о нашем разговоре с Димочкой ты знал? - она поняла его ответ по-своему.
Крымов кивнул.
- Спасибо, Миха! - вдруг заплакала она. - За то, что от греха уберег! Я только сейчас поняла, какой ты… Знал, что я хочу от тебя избавиться и все равно выручил. Последние деньги отдал.
- Брось! - ему стало неловко.- У тебя-то как? Нормально?
- Да, спасибо. Всё хорошо, - Ленка вытирала ладонью слезы, размазывая тушь по лицу.
- А Лёнчик?
- Нашелся. Он, оказывается, фирму не по-детски обворовал. Сейчас в Канске долги отрабатывает
- А у вас, значит, новый генеральный, - ехидно ухмыльнулся Михаил. - Ну и как? В смысле, как мужчина?
- Знаешь, Миха, - засмеялась вдруг Лена. - Директор очень даже ничего. Но как мужчина полный ноль.
Крымов удивленно глянул на неё.
- Проверяла?
- Нет. Просто уверена. Я теперь генеральный директор.
- Поздравляю! - развеселился Михаил.
- Спасибо, - улыбнулась Лена.- Да. Вот еще.
Она открыла сумочку и достала оттуда деньги.
- Это еще зачем? - не понял Крымов.
- Насколько я поняла, ты этой дурочке последнюю заначку отдал. Жить-то, на что будешь?
- Проживу как-нибудь, - усмехнулся он. - Убери деньги. Прошу.
- Смотри, Миха, - Лена присела на диван и протянула ему руку. - Иди ко мне.
Михаил так и не ответил себе на вопрос, почему он никогда не любил эту женщину, но при этом так страстно её желал и так безропотно подчинялся. В эту ночь Ленка осталась у Крымова.

- Вы к кому? - спросил Крымова охранник, остерегавший созидательный труд Владимира Николаевича Сафонова.
- К шефу, - просто ответил Михаил.
- К какому? - перегородил ему дорогу рослый парень.
- К самому главному. К Сафонову, - улыбнулся Михаил и поправил лямку кейса, висевшего на его плече.
- А что у вас в портфеле? - всё также напряженно допрашивал его охранник.
- Букварь и двойки, - осклабился Крымов. - Слышь, паренек. Ты шефу сообщи, что Миха Крым к нему пришел.
Парень изменился в лице. Похоже, посетители с кличками вместо фамилий вызывали у него уважение.
- Проходите, пожалуйста. Второй этаж. Там написано.
- Спасибо, дружище, - Крымов положил на вахту полтинник зеленью, чем добился вечного расположения охраны.
В приемной его ждала новая преграда.
- Вы куда? - сорвалась места молоденькая секретарша. - Вам назначено?
- Нет, - пожал плечами Михаил.
-Тогда запишитесь на прием. Я назначу вам дату и время.
- Милая девушка, - обольстительно улыбнулся Михаил, подсовывая купюру под папку на столе, - Не могу я ждать. Вы уж помогите.
- Хорошо, - замялась девица, - Как вас представить.
- Бухарский. Замминистра финансов, - не моргнув глазом, ответил Крымов. Секретарша пошла докладывать. Через пару секунд вышла, широко распахнув перед ним дверь кабинета.
- Миха? Крым? - в возгласе Вовчика смешалось столько, что Крымов так и не понял, обрадовался он, испугался или просто психанул на глупую секретаршу. Тем не менее, Сафонов выдернул задницу из тесноватого для него кресла и до хруста прижал Михаила к огромному животу. Крымов даже почувствовал, как в пузе у Вовчика заурчало.
- Сколько лет, сколько зим! - не унимался Сафонов.- Ну, как ты? Где? Кто ты теперь?
- Как кто? Человек,- пожал плечами Михаил. - Все время тут и жил безвыездно. И если бы ты захотел, всегда мог бы меня найти.
- Ну, извини. Дела, бизнес,- замялся Вовчик.- Да и с деньгами тогда некрасиво получилось. Поверь, я тут не причем. Это всё Светка, сука, подстроила. А я её уговаривал. Давай, мол, деньги Мише отдадим. Человек мне, как другу помог. А она ни в какую, тварь! Ты же знаешь, у нас финансами Светка заведует.
- Вот поэтому вопросу, Вова, я к тебе и пришел, - вздохнул Крымов. - Ты мужик или просто так штаны носишь? Если считаешь себя мужиком, должен знать, что долг- дело чести.
- Миха, друг! Какие проблемы! Сколько я там тебе должен? Пять штук, вроде? - Сафонов потянулся к сейфу.
- Пять тысяч долларов, - спокойно подтвердил Михаил. - Именно эту сумму ты у меня и занял.
Михаил посмотрел, как суетливо его дружок пересчитывает купюры, и добавил.
- Под двадцать процентов в месяц, - он с удовольствием заметил, как вздрогнул Вовчик и замер с деньгами в руках.- А это двенадцать тысяч в год. Теперь умножим эту сумму на пятнадцать лет и получим сто восемьдесят тысяч.
- Да? - только и ответил Вовчик.
- И это только проценты. А еще я бы хотел получить за моральный ущерб и судебные издержки. Есть еще один должок, который деньгами не измеришь. Смерть моей бабули, Вова, тоже на твоей совести. Ты ведь знаешь, она мне вместо матери была. Только, ради Бога, Светку сюда не приплетай! Это твои долги!
- И что теперь? - пролепетал Вовчик, на грани сердечного приступа.
- А теперь ты мне должен четверть миллиона долларов! - добил его Крымов.
- У нас нет таких денег, - прошептал пузан, дрожащими руками наливая себе минералку.
- Отчего же? - улыбнулся Михаил. - У тебя есть бизнес, крутая машина, наверняка, неплохой особнячок. Хочу напомнить, что всё это в некотором роде нажито с моих пяти тысяч. То есть, я тут, в определенной степени, очень даже в доле.
- Да ты охренел!- Вовчик, наконец-то, взял себя в руки. - Пошел вон отсюда! Вика!
Секретарша влетела в кабинет, и в это время Крымов распахнул кейс. Вовчик и Вика заворожено уставились на его содержимое.
- Викуля! Вы свободны! - сказал Михаил. И секретарша послушно удалилась.
- Что это? - не отрываясь от кейса выдавил Сафонов.
- Это два с половиной миллиона долларов, Вова, - пояснил Крымов.
- Твои?- пробормотал хозяин кабинета. - А зачем тебе…
- Правильно, Вова, - подтвердил его догадки Михаил. - Деньги, которые ты мне должен, не главное. Бабла у меня достаточно. Я хочу получить с тебя долг, друг ты мой преданный. А это категория совсем другая и количеством нулей не измеряется. Благородные люди, бывало, стрелялись, если не могли вернуть долг.
- Тогда что тебе надо?
- Я ж тебе говорю. Мне надо, чтобы ты вернул мне долг. Тот, который я озвучил. Весь и сразу.
- А если…
- А если ты не вернешь деньги в срок, я найду человека, который за содержимое этого кейса сживет тебя со свету без шума и пыли, - Крымов дернул молнию и поднялся. - Послезавтра, ровно в полдень, я жду тебя у новой Церкви с деньгами. Надумаешь жаловаться в ментовку, имей в виду, у меня бабок больше, а значит, я всегда буду прав и неуязвим. Твоя нынешняя задача, Вовчик, не позволить кому-нибудь разбогатеть на два с половиной лимона, всего лишь попортив твою шкурку.
- Миша! Но мы же друзья! Нельзя так! У меня дочь!- завопил Сафонов.
- Ты меня совсем за идиота держишь? Какие мы друзья после того, что ты со мной сделал? Да и дочери твоей уже под тридцатник. Сама прокормится как-нибудь. В общем, ищи бабки, Вовчик!
Крымов вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь.
- Начальника охраны ко мне! - заорал в селектор Сафонов.- Живо!

Крагин, судя по всему, уже опохмелился. Он блаженно сидел в тени на трех, сложенных стопкой шинах.
- Вадимыч, привет! - крикнул ему Михаил. - Выпить есть?
- У Крагина всё есть! - просипел Юра. - Пиво, водку?
- Давай водку! - хохотнул Крымов. Опрокинул, поданный ему запотевший стакан.
- Гигант! - проследил за стаканом Юра. - Сразу видно, человек раньшего времени! Таких, как мы, почти не осталось. Раз, два и обчелся!
- Точно! - кивнул Крымов. - Вадимыч! Ты у меня давеча деньги просил. Еще нуждаешься?
- А как же!
- Вовку Сафона помнишь?
- Само собой! Он теперь птица важная. Из телевизора не вылезает.
- Отлично! - Крымов подставил стакан еще под одну порцию. - Послезавтра в двенадцать ноль-ноль, он подвезет тебе двести пятьдесят штук.
- Да ну!- не поверил Крагин.- Это с чего?
- Должен он мне. Давно уже. А теперь вызвался деньги вернуть. Вот себе на школу каскадеров и возьмешь!
- Что-то не похоже на Сафона, - усомнился Юра.- Это та еще сука!
- А потому, будь готов к любой гадости. К деньгам не прикасайся, пока не отъедешь в безопасное место. - Крымов заглянул в мутные серые глаза приятеля.- Чтобы никаких твоих отпечатков. Понял? Вообще, в машине ничего не открывай и не разворачивай. Мало ли...
- Да понял-понял. Чай не дурак! Не лаптем в щи…
- Чего? - спросил Михаил.
- Ничего! Пей!

Ровно в полдень к церковной ограде подкатил черный «Мерседес». Из него выскочил водитель с «дипломатом» в руке и рысцой побежал к ярко-красному «Феррари».
- Э, боец! Не торопись! - захрипел Крагин. - Пусть хозяин сам несет! С тобой я и говорить не стану!
Вовчик выкатился из салона, выхватил у шофера кейс, что-то бурча под нос, и подошел к автомобилю.
- Вот, - подал он в чуть приоткрытое окно «дипломат».- Двести пятьдесят штук. Копейка в копейку.
- Вот и хорошо! Спасибо, Вовчик, - закашлялся в смехе Крагин.
Сафонов быстрыми шагами пошел прочь, потом остановился, пытаясь кого-то рассмотреть за тонированными стеклами алой машины. Ничего не увидел, махнул рукой и побежал к «мерину».
В ту же секунду раздался взрыв и на месте «Феррари» высоко поднялся столб огня, пыли и дыма. «Мерседес», взвизгнув шинами, сорвался с места.
- Эх, Вадимыч! - скрипнул зубами Михаил, наблюдавший их встречу из церковного парка.- Я же тебе сказал, будь осторожен. Поспешил ты, видно. Или пожадничал…
Крымов вбежал в стоявшую неподалеку будку телефона-автомата.
- Милиция?! - крикнул он.- Только, что у новой церкви взорвали «Феррари» с водителем. Подложил взрывчатку Сафонов Владимир Николаевич, шестьдесят седьмого года рождения. Откуда знаю? А вы проверьте камеры наружного наблюдения по адресу: улица Степная, семнадцать. Там его должно быть хорошо видно.

Крымов выпил рюмку водки за помин души Юры Крагина и включил телевизор.
- Криминальные новости, - раздалось оттуда. - Сегодня в полдень, по улице Степной в районе недавно построенного Рождественского храма прогремел взрыв. Во взорванном автомобиле марки «Феррари» погиб известный в восьмидесятые годы спортсмен-автогонщик Юрий Крагин. Как сообщил пресс-центр УВД, по подозрению в убийстве задержан бизнесмен Владимир Сафонов. Следствие имеет неопровержимые доказательства его причастности к этому преступлению. Интересный факт: подозреваемый Сафонов был одним из основных спонсоров при строительстве Рождественского храма.
- А на какие бабки сейчас храмы строят? - обратился Михаил к телевизору.- И кто эти спонсоры? Воры да подонки, вроде Вовчика! И хочешь Богу помолиться, и входить противно - каждый камень в крови да в дерьме!
Михаил налил себе еще. Новостями он был вполне доволен, хотя подобного исхода никак не ожидал. Себя он тоже ни в чем не винил. Кто мог предположить, что так выйдет.

В прихожей скрипнула дверь. Вчера Крымов, переполняемый чувствами, оставил Лене ключи от квартиры.
- Давно не виделись! - улыбнулся он. - Каким ветром?
- Знаешь, Миха, - Ленка по-домашнему накинула лохматые тапочки, и, не обращая внимания на Крымова, скинула юбку и блузку, облачившись в старый, домашний халат.
Привычно уселась на диван, подогнув под себя ноги. - Вот я сейчас свободная, богатая, перспективная! У меня шикарная квартира в элитном доме. Со мной заигрывают упакованные мужики, а тянет почему-то в твою древнюю халупу. К этому скрипучему дивану. К маленькой кухне. Как будто я что-то тут оставила…
- Душу, наверно, - улыбнулся Крымов своей сентиментальности. Волна желания снова накатывала на него. Он медленно поднялся, и с плохо скрываемыми намерениями, двинулся к своей бывшей. Она подалась навстречу. Звякнуло разбитое стекло, что-то глухо ударило в стену. На пол посыпалась штукатурка. Михаил кинулся на Лену, швырнул её на пол и прикрыл собой. Пролежав так пару минут, он приподнялся, подкрался к окну и задернул штору.
- Что это?- спросила Лена, вздрагивая от страха.
- Стреляли, как сказал бы Саид,- невесело улыбнулся Крымов. - Слава Богу, стрелок неважнецкий попался. Главное, чтобы пристреляться не успел.
- А почему кто-то в тебя стреляет, Миха? - Лена настороженно смотрела на бывшего супруга.
- Новости не смотришь?
Лена замотала головой.
- Сегодня днем Вовчик Сафонов взорвал машину Крагина. Юрка погиб у меня на глазах.
- Боже мой! Тот самый Сафонов, который тебя?... - Ленка в непонимании хлопала ресницами. - Бедный Юра. А за что он его?
- Вообще-то, там должен был взорваться я.
- Ты? Почему? - Лена всё меньше понимала о чем говорит её бывший супруг.
- Я с него старый должок стребовал. Со всеми процентами и моральным ущербом, - самодовольно улыбнулся Михаил.
- Миша, у тебя головой всё в порядке? Тебе условного срока мало, решил по полной загреметь? - взорвалась Ленка.
- Вовсе нет, - спокойно ответил Михаил. - Я дал ему два дня и указал время и место, куда привезти бабки. Он привез. Правда, не деньги.
- А Крагин как там оказался?
- Я ему пообещал эти деньги. Ему нужнее. Были, - вздохнул Крымов.
- А тебе, значит, деньги не нужны? Ты у нас олигарх?- Ленка повертела пальцем у виска. - Ты совсем дурак, Крымов?
Михаил ничего не ответил.
- А стрелял-то кто? И главное, за что? - она с грустью смотрела на бывшего мужа.
- Как за что? Во-первых, чтобы долг не отдавать. А во-вторых, Вовчик теперь сядет и надолго. Опять же из-за меня. Поэтому и стреляли. Думаю, что без Светки тут не обошлось.
- Какой Светки? - Лена совсем запуталась.
- Жены Вовчика.
- Это у которой салон черной магии? Час от часу не легче! Она же одержимая! Вдруг наколдует чего?
- Лен, ну их в баню. Я сам разберусь, - улыбнулся Крымов, пытаясь убедить её, что всё это пустяки и дела житейские.
- Миха, я тебе, конечно, уже никто, - Лена серьезно взглянула ему в глаза. - И жизнь тебе подпортила, будь здоров! Но мне не хочется, чтобы ты погиб по заказу какой-то вонючей аферистки. И я никому не позволю поднимать руку на моего мужа!
- Бывшего мужа, - внес поправку Михаил. - Или первого.
- Последнего и единственного! - с жаром выпалила Лена. - А теперь рассказывай все по порядку. Начиная с того, откуда ты всё-таки взял столько деньжищ?
После пережитых событий Крымову очень хотелось с кем-нибудь поделиться. И Лена сейчас была очень кстати. Он рассказал ей обо всем. О наследстве из Канады, о Поле Марселене, о разговоре с Вовчиком, и о Крагине, погибшем вместо него. Правда, умолчал об истории с Грачковским и примерно раз в двадцать уменьшил размер наследства. Не поделился он и тем, что продал за копейки бабкин особняк под Монреалем и коллекцию автомобилей. О подаренных Марселену картинах он тоже предпочел не распространяться.
- Вот оно что! - протянула Лена.- Вот чего тебе не хватало! Денег! Как только ты обзавелся капиталом, у тебя даже лицо изменилось. Я такого мужика не встречала. Сама себя не узнаю. Я все время тебя хочу! И Лариску я тоже понимаю. А с её работой ты здорово придумал! Не будь она такой дурой, еще долго бы у тебя работала!
Лена засмеялась.
- Я даже жалею, что мы развелись.
- А я не жалею, - Крымов выдержал её взгляд и продолжил, - Сейчас тебе лучше быть моей бывшей женой. Безопасней.
- А как ты думаешь разруливать эту ситуацию? - тревожно спросила Лена.
- Еще не знаю. Боюсь, придется действовать, как на войне - не мы их, значит они нас.
- Неужели всё так серьезно?
- Лена, к нам две минуты назад пуля залетела…Вопросы есть?
- А может заплатить кому-нибудь? - несмело предложила она.
- Киллеру? Лена, не забивай себе голову чужими проблемами, - как можно беззаботней засмеялся Крымов, но на душе у него было неспокойно, уж слишком серьезную игру он затеял.







Глава десятая.





- Что ты мне скажешь, Паша? - зло прошипела Светка начальнику охраны. - Чем порадуешь?
- Не получилось, Светлана Евгеньевна. Объект не полностью вышел на линию огня, - двухметровый здоровяк развел руками и повинно опустил голову.
- Ты понимаешь, что у тебя была одна попытка? Теперь до него дошло, откуда ветер дует и он уже, наверное, заяву в милицию написал?
- Ну, не судьба ему, значит, - пробубнил Паша.
- Ты теперь смотри, как бы тебя самого судьба за забор не кинула! С сегодняшнего дня переводишься сторожем. Боксы охранять. С Вовчиком увижусь, тогда и решим, что с тобой делать! - она смерила его презрительным взглядом. - Пошел отсюда! Чайник!
- Разрешите? - в кабинет вошел мужчина лет тридцати пяти. Он подошел к столу и уселся напротив Светланы Евгеньевны. Еще во время разговора с секретаршей, она внимательно его рассмотрела на мониторе и узнала о нем минимум информации. Дорогой костюм, фирменный галстук, шикарные туфли. Одет, вроде, не броско, но очень дорого. Грустные, измученные глаза с надеждой взирали на неё. Так обычно смотрит бездомная собака, привязавшаяся к прохожему и преследующая его до самого дома.
- Наш клиент! - решила потомственная ведунья. Широко улыбнулась. - Добрый вечер! Я вижу, сильные душевные муки привели вас сюда.
- Как вы узнали? - вздрогнул посетитель. И тут же виновато добавил.- Ой! Извините. Не сообразил.
- Скоро привыкнете, - снисходительно пообещала Светлана Евгеньевна. Взяла его за руку. - Я про вас знаю всё! Но очень нужно, чтобы вы рассказали это сами. Выразили свои мысли и опасения вслух. Освободились. Исторгли их из своей души!
Подсвеченное снизу, одутловатое лицо ведуньи Светланы было таинственным и зловещим.
- Так мне всё рассказывать? С самого начала? - поерзал в кресле клиент.
- Вы сами должны почувствовать, откуда тянутся корни вашей проблемы. Расслабьтесь и рассказывайте откуда вам удобней.
- Хорошо. Я раньше в ОМОНе служил. Службу проходил в спецподразделении. Несколько раз бывал в горячих точках. Имею награды и ранения, - начал, было, посетитель. Ему вдруг показалось, что его собеседнице это неинтересно. - Простите, может я не о том?
- Говорите-говорите! - поощрила она его.- Все, что считаете нужным. А я послежу за вашей аурой.
- Ну, в общем… После ранения меня из милиции списали вчистую. Я женился. Занялся бизнесом. И всё вроде замечательно. Вот только детей у нас нет. Не могу я… Жене предлагал из детдома взять, а она ни в какую. Неизвестно, говорит, кто их родители, - мужчина вытащил из кармана платок и вытер проступившие на лбу капли пота.
- Она по-своему права. Нормальной здоровой женщине всегда хочется иметь своих детей. Инстинкт, знаете ли, - вздохнула Светлана Евгеньевна, а про себя заметила. - Ты смотри, у него даже носовой платок фирменный. Баксов на пятьдесят потянет.
- Вот-вот. Своих…- продолжил мужчина. - Она мне и говорит, давай я лучше найду мужика здорового и от него рожу. Мне, конечно, такая идея не понравилась, хоть она весь этот процесс описала. Изменой его, конечно, не назовешь. Но я не согласился.
- Действительно, в этом нет ничего зазорного. От мужчины берется сперма и вводится женщине. Сейчас многие так поступают, - милейше улыбнулась ведунья.
- Я знаю. Но после этого разговора, что-то во мне сломалось. Сначала у меня появилась… Ну…
- Импотенция? - подсказала Светлана Евгеньевна.
- Да, - выдохнул посетитель. - А потом стало еще хуже. Начала кружится голова. Вдруг перехватывало дыхание, как будто кто-то рот мне зажимает.
- Очень. Очень похоже на действие заклятия, - почти прошептала ведунья.
- Ага, - кивнул клиент. - А неделю назад, прихожу вечером домой, а Ксюха моя сидит посреди комнаты, в чем мать родила. Волосы распущены! И так блудливо на меня смотрит. Я в комнату шагнул и тут меня, как прокололо чем-то. Насквозь. Три раза! Я чуть сознание не потерял.
- Вижу. Всё вижу.
- И с тех пор я не могу из дома выйти. Только за дверь, меня сразу колотить начинает. Сердце бьется, воздуха не хватает и страх животный какой-то. Как будто боюсь чего-то. В больницу пошел. Здоров, говорят. В психушку ездил. Там тоже ничего не нашли, только таблетки выписали. Вроде немножко помогают. Только спиртное лучше. Я и сейчас, чтобы к вам приехать стакан коньяка выпил.
- Не увлекайтесь ни алкоголем, ни таблетками. Я вам помогу. Но сами понимаете, салон у нас солидный. Клиенты не простые. Нам такие люди свои тайны доверяют...
- Сколько? - нетерпеливо спросил мужчина.- Я готов заплатить любую сумму. Лишь бы помогло.
- Поможет, - доверительно улыбнулась Сафонова.-Я вижу, вы человек серьезный, деловой. Сами оцените вашу проблему.
- Да я все отдам! - подскочил вдруг клиент.
- Ну-ну! Все не надо! - улыбнулась Светлана Евгеньевна. И написала на бумажке цифру. Пять тысяч долларов.
- Согласен! - с жаром произнес мужчина.
Ведунья поднесла руки к огромному хрустальному шару, тот наполнился голубоватым дымом. Потом положила одну руку на шар, а другую на голову посетителя.
- Вижу. Все вижу, - медленно заговорила она. - Аура ваша совеем бледная и рваная. Такое бывает у тех, на ком смерть человеческая.
- Так я это,- заикаясь, оправдывался он. - На войне ведь… Там стреляешь, попал -не попал… Ведь все стреляют.
- А вот вижу в ней три отверстия, - не замечая клиента, продолжила Светлана Евгеньевна.
- А я, что говорил, - опять дернулся мужчина.
- Сидите спокойно! Ваша жена! Это она вытягивает из вас всю энергию космоса. Энергетический вампир! Вот она встретила человека. Она слилась с ним.
- С кем? Я его урою! - заорал на весь кабинет посетитель. Ведунья задумалась, а потом, хищно улыбнувшись, продолжила.
- Он такой же черный, как и ваша Ксения. Они - пара!
- Оксана, - поправил мужчина, - Я её просто зову так - Ксюха.
- Этот мужчина трижды проткнул золотым шилом ритуальную куклу. Это заклятье на смерть!
- Как на смерть? - встрепенулся посетитель. - Мне что?... Умереть? И выхода нет?
- Такое заклятие снять невозможно. Оно исчезает только в случае смерти наложившего его, - мрачно подвела итог Светлана Евгеньевна.
- А кто он? Как его зовут? - прохрипел от волнения мужчина.
- Молодой человек, тут вам не справочное бюро. Я могу его описать, и указать где он находится в данный момент. У вас есть фото жены или вещь, которую он подарила или хотя бы сегодня держала в руках?
- Есть! Она подарила!- он вытащил золотую запонку.- Вот!
Светлана Евгеньевна взяла её и подошла к огромному столу, на котором лежал план города. Она зажала запонку в одной руке, а другой несколько секунд водила по бумаге.
- Я его чувствую! Тут он живет! - решительно произнесла она.- В двухэтажном доме. Ему под пятьдесят. Седой, слегка плешивый мужчина! Живет один. Занимается шаманством и черной магией. Имя его…Э-э…. М-михаил. Фамилия… Кы….Крылов. Или Крымов. Очень сильный маг!
- Ничего, - решительно пообещал клиент. - Не такую нечисть мочили!
- И еще, молодой человек, - она перешла на шепот.- Ваша жена сейчас в такой фазе, что может в ближайшие два дня продолжить его черный род. Вам надо поторопиться, иначе его не победишь!
- Вот сука, а?! - неожиданно заорал посетитель, - Да я весь этот гадюшник вытравлю!
- Когда решите вашу проблему, - все также непроницаемо шептала ведунья. - Обязательно придите ко мне. Я сниму с вас этот грех…Хотя, разве это грех? В общем, приходите, я сделаю вам наговор на удачу, здоровье и финансовое благополучие.
- Обязательно!
- Всего доброго! Сеанс оплатите у секретаря!
- До свидания! До завтра или послезавтра!
Посетитель вскочил и выбежал вон.
- Так! Вроде решила проблему. Всё сама! Этот идиот, теперь, по любому Миху уделает. А я тут не причем! - ухмыльнулась Светка и достала из шкафчика бутылку Шато-Марго.


Михаил заказал двести граммов коньяка и закурил сигарету. В зал вошел невысокий старичок, и что-то тихо спросив у официанта, направился к Крымову.
- Михал Евгенич?- поинтересовался он.
- Яков Ефимыч? - спросил в свою очередь Михаил и протянул руку.
- Очень приятно! - на удивление бодро произнес дедок.
- Вы уж извините, что не приехал к вам офис, - располагающе улыбнулся Крымов. - Дело уж больно конфиденциальное. В неофициальной обстановке нам будет проще говорить. Кстати, что пить будете?
Старичок оценивающе оглядел Михаила и заказал официанту самого дорого вина. После чего еще раз взглянул на собеседника. Как среагирует? Крымов понял его и развеселился.
- Осетров? Икорки? Рябчиков? Всё, что хотите! - засмеялся он.
- К чему такая щедрость?
- Хочу вам доказать свою платежеспособность, господин Абрамсон, - Крымов поднял бокал.- За знакомство!
- Михаил Евгеньевич, давайте ближе к делу. Я, знаете ли, уже в годах. Для меня эта тусня уже труднопереносима, - поторопил его старичок.
- Лады! Я хочу купить у вас здание, - перешел в наступление Михаил.
- Какое?
- То самое, которое арендует салон «Магия-Света».
- Даже не знаю, - замялся Яков Ефимович.
- А в чем проблема? Назовите вашу цену. Договоримся!- настаивал Михаил.
- Видите ли, владелица салона, мадам Сафонова, задолжала мне арендную плату за полгода. Если вы кроме суммы, которую я вам назову, оплатите и её долг, я, пожалуй, соглашусь, - Абрамсон алчно зыркнул на Крымова через стекло бокала.
- Не вопрос! Более того! Если захотите, я могу вернуть вам это здание через три-четыре месяца за сумму вполовину меньше той, которую вы мне назвали.
- Вы миллионэр? - удивился дедок.- Граф Монте-Кристо?
- Типа того, - засмеялся Крымов. - Вы правы, мне действительно деньги достались так легко, что я их не считаю.
- Зря, юноша! - серьезно посмотрел ему в глаза Яков Ефимович. - Деньги это страшная штука! Это сила, которая может отомстить за пренебрежение к себе. Хотите совет?
- Валяйте! - засмеялся Крымов.
- Вы их хотя бы пересчитывайте. В руках подержите, что ли? Деньги внимание любят. И счет, естественно.
- Боюсь, если начну пересчитывать, за неделю не управлюсь, - громко рассмеялся Михаил.
- Дело ваше! А теперь послушайте, что я вам скажу. Насколько я понял, вы хотите сделать неприятность этой мерзкой твари, мадам Сафоновой? - прищурил глаз старичок.
- Не вижу смысла отпираться. Хочу! - признался Михаил. - Эта, как вы выразились, тварь должна не только вам! И у меня появилась возможность воздать ей по заслугам.
- Интересно, сколько же она вам должна, если вы готовы заплатить любую сумму?
- Этот долг уже не измеряется дензнаками, - ответил Крымов.
- Хорошо. - Абрамсон поставил бокал, так и не допив его до половины. - Вы погашаете долг Сафоновой. Платите мне сумму, которую я вам сообщу сегодня вечером и после того, как утолите свою жажду мести, можете продать мне это здание с учетом износа. По рукам?
- Замётано! - Крымов пожал сухую старческую ладонь. - За сотрудничество!
- Я бы сказал, за наш военный альянс! - усмехнулся Абрамсон.


Недавний посетитель салона « Магия-Света» остановился напротив домишки, в котором жил Крымов.
- Вот трущоба! - усмехнулся он. - Как тут люди живут?
Он вошел в дом, поднялся на второй этаж и нажал на кнопку звонка у крымовской двери. Звонок не работал. Мужчина три раза ударил по двери кулаком. Она подозрительно затрещала.
На пороге появился Крымов. Он с любопытством вглядывался в гостя. Тот удивленно рассматривал его дежурные треники и тельник..
- Крымов Михаил - это вы? - наконец спросил пришелец.
- Ну. А вы кто?
- Миха, это ко мне! - появилась у него за спиной Лена. - Саша проходи, не стесняйся!
- Здравствуйте, Елена Владимировна, - гость прошел в зал, где бесцеремонно начал снимать пиджак. Крымов с удивлением наблюдал за ним. Под пиджаком у Саши оказался серьезный комплект видеоаппаратуры.
- Ох, и акула эта ваша Сафонова!- засмеялся Александр, поворачиваясь к Михаилу. - Содрала с меня пять тонн и еще завербовала, чтобы я вас убил.
- У меня такое ощущение, что вы что-то знаете, а я нет, - Крымов выразительно посмотрел на Лену.
- Это Саша. Александр Мельников, менеджер. Он в своё время учился в ЛГИТМиКе. Кстати, вместе с твоим любимым Лёхой Николаевым.
- Что, правда? - тут же заинтересовался Михаил.
- Правда, только меня вышибли с третьего курса, - покраснел Мельников.
- Звание и образование таланта не прибавляют, - попытался успокоить его Крымов.
- Наверное, вы правы. Но не исключено, что будь у меня образование, Леху сыграл бы я.
- Саша не отвлекайся,- напомнила Лена. - Сегодня, под видом клиента Саша ходил в салон к Сафоновой.
- Зачем? - насторожился Михаил.
- Честно говоря, я уверена, что она дурит своих посетителей. Как-то вымогает с них деньги. Под гипнозом, например. Поэтому Саша нацепил на себя видеокамеру. И сейчас мы посмотрим, что он наснимал.

- Вот стерва! - вырвалось у Ленки, когда видео было просмотрено. - У меня даже слов нет.
- А у меня есть, - задумчиво проговорил Крымов. - Эта запись пригвоздит Светку, как булавка бабочку. Сделайте мне копию.
- Что ты задумал? - подсела к нему Лена.
- Я пока не знаю, но чувствую, что я не только успокою эту тварь, но и верну деньги.
- Кстати о деньгах, - вставил Саша. - А как теперь списывать те пять тысяч, которые я заплатил?
- Там, в кейсе возьмешь, сколько надо, - улыбнулся Михаил Лене.- И Саше премию прихвати. За талант.

Вечером следующего дня, перед самым закрытием салона «Магия-Света», там появился Крымов. Не обращая никакого внимания на крики секретаря, он прошел прямо в кабинет ведуньи.
- Здравствуй, Светочка! - он изобразил на лице радушную улыбку.
- Что тебе надо? - она сразу попыталась взять верх в разговоре.
- Всё то же. Должок за вашим милым семейством. И не малый. Кстати, в связи с убийством Юры Крагина, он вырос до трехсот тысяч долларов.
- Ты с ума сошел! - захохотала она. - Кто ты такой? Быдло! Грязь из-под ногтей! Копейки от меня не получишь!
- Боюсь, ты горячишься, - спокойно ответил Михаил бродя по кабинету Сафоновой.
- И что ты тут высматриваешь? - процедила она.
- Пытаюсь посчитать, сколько тебе понадобится времени, чтобы вытащить всё это барахло на улицу.
- С чего это?
- Завтра тут будет мой офис. А ты должна к обеду освободить помещение.
Ведунья схватила трубку телефона.
- Яков Ефимыч! Что за дела? Вы что, совсем оборзели? Какой новый хозяин? Крымов? - она уставилась на Михаила. - Вот так, да?
- Света, надеюсь, твой карманный Вовчик назвал тебе сумму, которую я готов истратить только ради того, чтобы получить с вас долг? Так вот. Я её удваиваю.
- Зачем тебе это, Миха, если для тебя пять лимонов зеленью не деньги? - она готова была прожечь его взглядом.
- Тебе этого не понять, Света. Душа у тебя никогда не болела. Нет её у тебя, - покачал головой Михаил.
- Но ведь, если я соберу эту сумму, мы же будем нищими! - пришла в себя Света, вновь повышая голос. - Ты хочешь, чтобы мы были голыми и босыми? Тебе это надо?
- Моя нищета вас мало интересовала в своё время. Так же как и жизнь моей бабули. Её смерть на вас с Вовчиком. Хватит трепаться! У тебя завтра трудный день. Освободишь помещение и передашь мне деньги. И без выкрутасов! Заявление о покушении на убийство лежит в милиции, там я заодно высказал предположения, кто и за что хочет меня убить.
- Ничего ты не получишь! - она растопырила пятерню над хрустальным шаром, который тут же наполнился дымом. - Я проклинаю тебя Крымов и весь твой род до пятого колена! Не получишь ты денег, потому что больше суток не проживешь! Заклинаю!
- Эффектно! - засмеялся Крымов. - Ногу с кнопочки убери, а то дым закончится!
- Ты умрешь, Крымов! Умрешь! - коброй зашипела ведунья.
- Ты вот это имеешь в виду? - он швырнул диск ей на стол.
Светка лихорадочно вставила его в компьютер и, увидев первые кадры, яростно захлопнула ноутбук.
- Крымов, это не ты! В тебя вселился Сатана! И деньги твои от него!
- Я надеюсь, ты понимаешь, что этот диск, как приложение к моему заявлению уже потянет на срок. - Михаил устало вздохнул и опустился в кресло. - У тебя нет выбора, Света! Ты, конечно, можешь отказаться выплатить мне деньги, но поверь - все, что я делал до сих пор, было только данью нашей давнишней дружбе. А ведь можно было вас банально заказать. Найти охотника до таких заработков не проблема, сейчас полстраны боевой опыт имеет. Меня уже ничто не остановит, Света. Ничто!
- Но я ведь тоже могу тебя заказать, - потерянно пробормотала она.
- Можешь, конечно. Но теперь это верная дорога на нары. Доказательств, что ты являешься заказчиком у меня по горло, - Михаил поднялся и побрел к двери. - Светка, смотри на вещи философски. Вы столько лет жили в роскоши, теперь поживёте, как все.
Ни в нищете, а как все. Понимаешь? От этого еще никто не умер. Впрочем, если ты предпочитаешь смерть, ты знаешь, что делать. Но имей в виду, ваших с Вовчиком жизней мне будет недостаточно!
Крымов хлопнул дверью. По хрустальному шару побежала трещина и он с грохотом раскололся.
- Дьявол! - прошептала Сафонова. - Дьявол!
А Крымов шел по улице, и вдыхая ароматы распустившихся в клумбах цветов, думал о Светке.
- Интересно, что она еще придумает?
Михаил был уверен, с жизнью она расстанется легче, чем с деньгами. И пытался просчитать её следующий ход. Светка была коварным и изощренным противником. И это не давало расслабиться .



Глава одиннадцатая.



Крымов сидел на берегу, зарыв ступни в белоснежный пляжный песок. Океан, как огромный взлохмаченный пес, лежал перед ним и терся волнами о его ноги.
- Как же хорошо, когда у тебя всё есть и ты можешь себе позволить жить там, где тебе никто не мешает. Не лезет с признаниями и нравоучениями, не плачется на неудавшуюся жизнь, не призывает к совести и человеколюбию, - размышлял он. - Я создал для себя этот мир и живу в нем один. И никого мне не надо!
Из-за небольшого мыска показался огромный, белый корабль. Михаил удивился. Его остров был далеко от судоходных путей и потому появление пассажирского теплохода, оказавшегося у его острова, было для него невероятным событием. Он вскочил и побежал в дом. Схватил бинокль и принялся рассматривать непрошенных гостей. На палубе было много народу и одеты они были одинаково - все в белых хитонах. А на головах странные детсадовские панамки.
- Что за хрень? - подумал Крымов. - Уж не сектанты ли решили отдохнуть на моем острове? Завтра обязательно закажу буйки с табличкой «Частная собственность», нечего тут ошиваться! Вдруг среди людей стоявших у леера он отчетливо разглядел лицо отца. Крымов -старший с интересом рассматривал остров, нежно обняв за плечи жену.
- Мама? - прошептал Михаил. Отец вдруг разглядел его и что-то сказал жене. Она тоже пристально всмотрелась в Крымова и махнула ему рукой. У них за спиной появился Крагин. Он что-то прокричал Михаилу, но тот ничего не услышал. Тогда Юра выразительно глянул на небо и показал большой палец. Вряд ли Вадимыч мог видеть его лицо, но Крымов ответил ему добродушнейшей улыбкой и помахал биноклем. Корабль загудел и двинулся от острова. Мама прижалась к отцу и заплакала. Михаилу мучительно захотелось оказаться среди этих людей. Добрых, родных и всё понимающих. Он долго смотрел вслед уходящему кораблю, пока тот не исчез на горизонте. А по загорелым щекам текли слезы. Крымов зарыдал в голос и проснулся.
- Во сне плачут к хорошему, - пробормотал он вслух, вытирая мокрое от слез лицо одеялом.
В дверь постучали.
- Кого это в такую рань? - Михаил удивленно глянул на часы. Семь сорок пять.
Это была Света Сафонова. Она бесцеремонно вошла в квартиру, держа на руках ребенка лет пяти, с висящими, как плети, худыми длинными ножками. Девочка повернула головку, вывалила язык и глянула на Крымова безумным взглядом.
- Смотри, Миха! Смотри, кого ты хочешь обобрать до нитки! - зашлась Светка в крике. - Вот, внученька, этот дяденька у нас все денюжки заберет, и не сможем мы тебя вылечить. Не пойдут по земле твои ноженьки.
- Внученька? - Крымов искренне удивился артистизму и циничности Сафоновой.- Несчастное дитя! Я бы, конечно, помог бедным родителям. Хотя, вылечить её вряд ли удастся. Разве что, облегчить страдания.
- Есть одна клиника в Швейцарии. Там операции на мозг делают. Но стоит больше ста тысяч с проживанием. А потом еще лечение в реабилитационный период, - успокоилась Светка, решив, что морально додавила Крымова. - Я уже почти собрала нужную сумму. А ты хочешь последнюю надежду отнять у внученьки моей. А ведь ты же её мамки крестный! Помнишь хоть?
- Сколько ты денег собрала? Только честно! - спросил Михаил, откровенно подыгрывая ей.
- Сто тридцать тысяч, - воодушевленно выговорила Сафонова.
- Наличными?
Света кивнула.
- Сегодня, когда офис вывозить будешь, принесешь мне эти деньги. Остальное, так и быть, я вам с Вовчиком прощаю! - заявил Крымов. Сафонова переменилась в лице.
- Так значит? Совсем ты от богатства совесть потерял! Ну, убей! Убей ребенка несчастного.
- Света! - тихо проговорил Михаил. - Помнишь, как пятнадцать лет назад ты стояла на этом самом месте с Юлькой на руках, и дитём своим мне клялась, что вернешь долг в срок? А ведь ты и не собиралась мне ничего возвращать! Ни моя больная бабка, ни маленький Димка тебя не волновали. Так что жалобить меня не надо!
- Сволочь ты! Хоть бы крестницу свою пожалел! Юлечку мою бедную! - залилась она слезами.
- А чего её жалеть-то? - расхохотался Крымов. - Она живет в Бельгии, замужем за известным адвокатом. И дочки у неё, между прочим, нет. Внуки у тебя, Света! Алик и Денис.
- Знаешь? - прохрипела Света.
- Я же крестный отец, - Крымов усмехнулся и уставился на Светлану. - У тебя в жизни есть что-нибудь ценнее денег? Ты ведь только им молишься и ради них живешь. Зачем?
- Есть люди. Им все в этой жизни разрешено. У них деньги, власть, жизнь. А есть черви. Они копошатся в своей навозной куче, ползают друг по другу и жрут дерьмо. До тех пор пока кто-нибудь эту кучу не уберет. Так вот - я хочу быть человеком! И всегда хотела! - Светка перехватила ребенка. - Думаешь, я за Вовчика по любви пошла? Как же! Жених был завидный, мама - директор магазина, папаша - зампрокурора. Машина, дача… Думаешь, из-за Вовчика в тебя стреляли? Черта с два! Из-за денег! Кстати, он теперь из тюрьмы выйдет холостым и нищим, если ума не хватило за свои бабки бороться. А ты денег не получишь! Ни копейки! Давай! Заказывай хоть всю мою семью! Я предпочитаю умереть богатой, чем жить нищей! Понятно!
Сафонова швырнула ребенка и убежала, громко хлопнув дверью. Девочка беспомощно лежала на полу и тихонько, по-собачьи, заскулила.
- Вот тварь! - пошевелил губами Михаил. - Придется милицию вызывать. Куда ж я её дену?

В назначенное время Светка в салоне не появилась. Телефон её не отвечал. Милиция, пытавшаяся узнать, где она взяла девочку-инвалида тоже сбилась с ног в поисках Сафоновой. Похоже, у неё уже были подготовлены все пути к такому бегству.
- Ну и черт с ней! - Крымов вдруг почувствовал, что с души свалился камень. Ему снова захотелось махнуть куда-нибудь на остров. Ни о чем не думать и никого не встречать. Просто жить, тихо наслаждаясь каждой пролетающей секундой отмерянной ему жизни.
- Здравствуйте, - подошла к Михаилу секретарша из салона. - Светлана просила отдать вам этот пакет и передать, что остальное она отдаст когда-нибудь потом.
- Невероятно! - Крымов заглянул внутрь пластикового пакета. Там действительно лежало несколько пачек в банковской упаковке.
- И еще, - девушка собралась духом. - Сволочь вы!
- Это вас тоже просили передать? - ухмыльнулся Крымов.
- Нет! Это от меня лично! Благодаря вам я осталась без работы. А у меня мама парализованная и сестренка в пятый класс ходит! Как мне теперь жить?
- Да, не проблема! - не задумываясь, ответил Михаил. - Держи!
Он кинул девчонке пакет.
- Считай, что это компенсация за моральный ущерб. Договорились?
- Ага, - растерянно пробормотала она и, прижав к груди пакет, выбежала на улицу.
- Паны дерутся, а холопам жрать нечего,- вздохнул Крымов. - Диалектика, блин!

Дома его встретила, взволнованная Лена. Её красные глаза и распухший нос, пробудили в нем нехорошие предчувствия.
- Крымов! Ты когда-нибудь купишь себе мобильник? - спросила Лена севшим голосом.
- А что случилось? - спросил он с порога.
- Димочка! - всхлипнула она.
- Что с ним? - психанул Крымов. - Нормально объяснить можешь? Только без истерик!
- Его украли! - сквозь слезы выдавила Лена.
- Что за идиоты! Кому такое дерьмо нужно? - с облегчением вздохнул Михаил. И улыбнулся бывшей супруге. - Я уж думал, убили…
- Как ты можешь? - закричала она. - Он же сын твой родной!
- Мой родной сын, сначала хотел меня отравить, а потом спокойно взял бабки, чтобы никогда больше не быть мне сыном, - холодно процедил Крымов. - Ну, и кто его украл-то? Зачем?
- Они требуют выкуп! - прошептала Лена, и без сил опустилась на диван.
- Слушай, ну как же нам, богатым, тяжело живется! Что ни день, то проблемы да растраты! Сколько просят-то за этого недоноска?
- Миха, я тебя умоляю! Не говори так! - опять зарыдала Ленка.
- Так сколько?
- Пятьсот тысяч!
- Пятьсот тысяч, чего? - Крымов с иронией глянул на бывшую.
- Долларов! Не тугриков же! - выдохнула она.
- Твою мать! Оно того не стоит! - покачал головой Михаил. Лена снова зыркнула на него с негодованием. - Он что, сын миллионера? Ведь никто не знает про моё наследство! Правда, Лена?
Он, прищурившись, взглянул ей в глаза.
-Миха, ты извини! Я всё рассказала Димочке. Ну, не смогла удержаться, - она виновато опустила голову.
- А этот недоумок раззвонил по всей Москве, что его папа - миллионер! И его выкрали! Не исключено, его же собутыльники!
- А может это Светка мстит? - предположила Лена. - Видишь, до чего ты доигрался. Мальчика может быть пытают?
- Ага. Паяльником или утюгом! - спокойно вымолвил Михаил.
- Что ты такое говоришь!
- То и говорю! Вернется домой… Если вернется, конечно.. Я ему сам язык прижгу, чтобы не трепался!
Лена уткнулась лицом в спинку кресла..
- Кончай уже! - вскипел Крымов.- Давай по порядку. Как ты об этом узнала?
- Мне позвони-ли-и? - всхлипнула Ленка.
- Кто? Откуда? Что сказали?
- Номер не определился. Сказали, что Димочка у них, и мы должны к четвергу собрать два миллиона.
- «У них» - это у кого? Где они? Тут, у нас? В Москве? В Гандурасе?
- Я не зна-а-ю! - опять заплакала Ленка.
- Тогда будем ждать звонка. А заодно сообщим ментам.
- Ты что! Они же убьют Димочку! Меня предупредили, чтобы без милиции,- вскочила она с дивана.
- А мне по барабану их предупреждения! - зло бросил Крымов.- Я завтра же лечу в Москву. А ты держи меня в курсе.
- И как я должна это делать? - Лена спросила таким знакомым тоном, что он снова порадовался их разводу.
- Да куплю я мобилу. Куплю! Завтра же!

Аэропорт Домодедово. Сколько же он тут не был? Да! Двадцать три года назад унес его отсюда старый добрый ТУ- 154, в грузовом отсеке которого покоился деревянный ящик с запаянным в цинк телом отца. С тех пор он не любил самолеты и неосознанно избегал их. Крымов спустился по трапу. Где -то здесь… Шаг, два, три… где-то в этом месте отец тогда остановился, растерянно глянул куда-то мимо сына и с глупой ухмылкой упал на бетонку, сломавшись в коленях.
-Женя! - истошно закричала мать и принялась тормошить бездыханное тело. Потом появились какие-то стюардессы с кислородными подушками. А Михаил все давил на грудную клетку отца и выдыхал воздух в его рот с появившейся на губах пеной. Крымов еще сутки не мог избавиться от этого горького привкуса. Причину смерти установили тут же - острая сердечная недостаточность.
Отца внесли в здание аэропорта и положили на пол у медпункта. Мать ползала вокруг него на коленях и причитала. За дверью медпункта, Газманов лихо распевал свой хит про эскадрон. Жизнь продолжалась.
Оформивший протокол капитан аэропортовской милиции, отозвал Михаила в сторону.
- Ты понимаешь, от меня больше ничего не зависит. Машины у нас нет. Да и кто поедет ночью? До Москвы-то вон сколько пилить…Только завтра, после обеда. И мать успокой как-нибудь, люди же вокруг…Кому приятно её вопли слушать.
- Ну, ты и козел, капитан!- вскипел Михаил. - Как я её успокою?
- Ну-ну,- капитан развернулся на каблуках и ушел.
Шел третий час их жизни без отца. Маму накачали успокоительными, и она спала в медпункте. А Крымов стоял в очереди к администратору гостиницы, время от времени нервно проверяя написанный на ладони номер очереди. Сто пятьдесят четыре….
Терпению его пришел конец, и он решительно направился к начальнику линейного отдела милиции.
Войдя в кабинет, он предъявил документы и изложил ему свою беду.
- Ну, что я могу сделать, сынок?- Розовые щеки майора нервно задергались.- Тебе же сказали - завтра, после обеда.
- Товарищ майор, ну делайте хоть что-то! Позвоните куда-нибудь, что ли…
-Куда? Горбачеву?- ехидно усмехнулся он.- В Минздрав?
- Дежурному, на Лубянку!- выпалил Михаил, решив, что этого зажравшегося столичного мента можно только таким способом заставить пошевелить своим геморройным задом.
- Ага, сейчас... Ты понимаешь, каких людей тревожишь? Это ведь Москва! - Майор глянул в его решительную физиономию и изменил тон.- А что, ваш отец был сотрудником?
- Это уже не ваше дело, майор! Звоните! – Крымов понял, что его авантюра удалась.
Через три с половиной часа они с майором вернулись в аэропорт из морга Первого медицинского института. А еще через двадцать минут Михаилу с матерью предоставили двухкомнатный полулюкс.

- Да! Вот здесь это и произошло! - Крымов остановился и пару секунд молча смотрел под ноги.
- Вам плохо? - взяла его под руку молоденькая стюардесса.
- Не настолько, чтобы меня поддерживала такая красивая девушка, - улыбнулся Михаил. - Просто вспомнились дела давно минувших лет. Вас тогда, наверное, и на свете не было.
- Правда, все нормально? - девушка серьезно заглянула ему в лицо.
- Да! Спасибо! - он показал ей большой палец.
- Миха!- услышал он прямо над ухом. - Здорово, балбес!
Старый друг Жека Жулин был как всегда эмоционален, бодр и неподвластен времени.
Чем именно он занимается, Крымов так и не понял. Жулин был неприлично богат. В родном городке поговаривали, что у него несколько ресторанов и автосалонов в столице. А еще у него самая высокая арендная плата за офис. Михаил же подозревал, что Жека- меценатствующий бандит.
- Сначала в кабак! Пожрем! - все также напористо орал Жулин, не давая Михаилу опомниться. - Все дела потом!
Через два с половиной часа Крымов сидел с другом в небольшом ресторанчике и диковато оглядывался по сторонам, каждый раз встречая то или иное знакомое лицо.
- Твою мать! - с жаром выругался он. - Я как будто в телевизор залез. А вон смотри! Это же Лёха Николаев!
- Ну да, - просто ответил Жека. Для него все это было ежедневной рутиной. Он помахал известному артисту. - Мишаня! Иди к нам!
- Может не надо? - замялся Крымов.
- Чего это? Я вас сейчас познакомлю. Хочешь, даже сфоткаю. На память, - не унимался дружок. - Дома хвастаться будешь, с кем водку в Москве пил.
- Да я просто не хочу образ портить. Я же его как Леху Николаева знаю и уважаю. А по жизни он, может быть, чмошник или вообще голубой.
- Ты при нем такого не сморозь, он мужик здоровый. За голубого челюсть, минимум, в трёх местах сломает, - негромко сказал Жулин и поднялся навстречу артисту. - Привет! Вот познакомься, мой земляк и корешок армейский. Мы с ним в Афгане в одной матгруппе служили. Между прочим, твой тезка.
Михаил пожал протянутую ладонь и пришел к выводу, что артист соответствует тому амплуа, в котором работает.
- А вы сейчас над чем работаете? - брякнул Крымов первое, что пришло на ум.
- Кино собираюсь снимать, - просто ответил Леха Николаев.
- Боевик? - прицепился к нему провинциальный поклонник.
- Да. Про бывших спецназовцев. По одной малоизвестной повести. « Псы и волки», читали? Очень интересный фильм может получиться. Если деньги найду, конечно, - артист был абсолютно откровенен и естественен.
- А сколько надо?- осторожно поинтересовался Михаил.
- Миллионов восемь - десять. Не рублей, конечно.
- Михаил, - взволнованно произнес Крымов. - Я думаю, что смог бы решить вашу проблему. Вы позвоните мне на сотовый, недели через две. Нет, через неделю!
Пока Миха записывал на салфетке свой номер телефона, артист с недоверием рассматривал нового знакомого, а Жулин сильно наступил ему на ногу.
- Миха! Ты чего творишь-то! - заголосил Жека, как только они остались одни. - Это же артист! Человек убогий! Он же всё за чистую монету принимает! Ты ему про десять миллионов насвистел, а мне по авторитету вдарил! Что я ему скажу? Что мой дружок пошутил?
- Это почему еще? Дам ему десять миллионов. Только пусть сам за ними приезжает, я такие бабки не повезу.
- Чо, правда? - Жулина заклинило. - У тебя дома десять лимонов кэшем лежит?
- Вообще-то не совсем дома. Да и не десять… Побольше будет, - Михаилу вдруг стало стыдно. Наверное, неприлично иметь такие деньги наличными. И он решил оправдаться.- Мне так рассчитываться удобней. Набрал сколько надо и все дела! Не надо в сберкассе в очереди стоять.
- В сберкассе? - Жека даже жевать перестал.- Слушай, Миха. А ты в Москву-то, по каким делам?
- Хреновый у вас городишко, братан, - Крымов был рад, что можно, наконец, поговорить о деле. - Сына у меня тут выкрали. Выкуп просят. Поллимона.
- И чо? Дашь? - у Жулина было такое лицо, как будто он понял, что полжизни прожил зря.
- Честно? Я за этого говнюка копейки бы не дал. Еще бы приплатил, чтоб его лет двадцать подержали, - засмеялся Михаил. - Но жена убивается. Бывшая.
- Я смотрю, не очень ты сынка любишь… - покачал головой друг.
- У меня с ним отношения выяснены. Я его сучок гнилой с нашего фамильного древа под корень выпилил. И в кого такая гнида уродилась, ума не приложу.
- Ладно. Поехали ко мне. Там нормально поговорим и подумаем, что делать, - Жека решительно поднялся и швырнул на стол несколько бумажек. Заметил, что Михаил тоже потянулся за бумажником, остановил его жестом. - Не спеши! Тебе бабки еще понадобятся. И это… Мишане помоги, раз обещал. За конкретный базар конкретно отвечать надо.
- А ты ему напомни, если что. Сам говоришь, артисты все убогие, - Крымов на ходу допил виски и заметил на себе несколько презрительных взглядов. Он пожал плечами. Извините, мол, что с провинциала возьмешь!


Глава двенадцатая.



Первое московское утро принесло Крымову массу открытий. Приехав по адресу, где со слов Ленки, их сынок снимал квартиру, он обнаружил, что дома с таким номером на этой улице нет. Михаил выудил из куртки мобильник.
- Лена? А ты точно записала Димкин адрес? Ничего не перепутала?
- Нет, Миха! Он мне его сам записывал, - в её голосе появилась тревога.- А что?
- Нет такого адреса в Москве. Крутит чего-то Димочка твой! - рыкнул в трубку Крымов.
- И твой тоже, между прочим! - огрызнулась Лена. И тут же спросила плаксивым голоском. - И что теперь делать?
- Поеду в его институт. Есть же у него друзья, однокурсники, тёлки какие-нибудь…
- Кто?
- Девицы, с которыми он спит! - психанул Михаил. - Ты дуру-то из себя не строй!
Михаил со злобой запихал мобилу в карман и принялся ловить такси.

В медицинском институте, где учился Димочка, царила весенняя, предсессионная суета. Молодой народ был явно озабочен поисками половых партнеров и, казалось, в упор не замечал такого сивого мерина, как Крымов. С трудом отыскав деканат, он устремился туда.
- Дима Крымов? - удивилась секретарь. - А вы ему кто?
- Папа, вроде, - усмехнулся Михаил.
- Отец? А вы разве не знаете, что Диму исключили?- удивилась девушка, близоруко прищурившись.
- Когда?
- Еще в конце марта, - девушка была просто шокирована таким вопиющим неведением родителя.
- За потерю связи с институтом? - вспомнил Крымов популярную когда-то формулировку.
- Нет! Что вы! Вот Сергей Иванович подошел. Он вам все и расскажет, - секретарша кивнула Михаилу через плечо. Он оглянулся и поначалу скользнул взглядом поверх стоящего позади него человека. Сергей Иванович был совсем невелик ростом, но при этом обладал роскошным животом.
- Легче перепрыгнуть, чем обойти, - усмехнулся про себя Крымов, оглядывая круглого маленького человечка.
- Так вы, значит, папаша этого… Димы, - тоненьким бабским голоском начал Сергей Иванович.
- Может, вы мне все же объясните, за что исключили из института моего сына, - навис над профессором Михаил.
- Вы знаете, у нас в ВУЗе очень развито волонтёрское движение, - торопливо начал Сергей Иванович. - Уход за инвалидами, уборки квартир у одиноких пенсионеров, патронаж. Наши студенты много работают в этом направлении. Безусловно, они за это получают некие символические деньги. Вот и ваш сын взялся ухаживать за одной онкологически больной старушкой.
- Неужели обокрал бабульку? - предположил, хорошо знавший сына, отец.
- Боже упаси! - профессор картинно схватился за сердце. - Просто он не делал ей необходимых обезболивающих инъекций. Вводил анальгин с димедролом. А наркотики забирал себе.
- Он наркоман? - Крымов ожидал всего, но такого…
- Нет, что вы! Он по волонтерским делам разносил одноразовые шприцы зарегистрированным в наркоцентре больным. Вот им-то он и продавал промедол и морфий.
- Я надеюсь, вы сообщили в милицию?
- Нет, что вы! Это же удар по всему студенческому волонтерскому движению! По престижу института, наконец! Мы его исключили по тихому. За неуспеваемость, - профессор задрал голову и заглянул Михаилу в глаза. - Так вы не в курсе?
- Первый раз слышу! Хотя, мало удивлен, если честно, - горько проговорил Крымов.- Может быть, вы знаете, где этот выродок сейчас живет? Я его вторые сутки по Москве ищу.
- Попробуйте поговорить с однокурсниками. Но, насколько мне известно, он не пользовался в группе уважением. Друзей у него точно не было. Ведь так? - Сергей Иванович обратился к секретарше.
- Может, Галя Гончарова знает? - подсказала она.
- А как бы мне с ней поговорить?- Михаил изобразил на лице полную провинциальную беспомощность.
- Сейчас найдем, - пообещал профессор, подав знак секретарше.

Галя оказалась довольно развязной девицей с весьма аппетитным, спортивным телом. Она была членом сборной страны по легкой атлетике и в мединституте получала диплом, а не профессию. Поначалу Гончарова отказывалась от факта близкого знакомства с Димой, но, узнав, что Крымов его отец, стала более откровенной.
- Ой, ну я даже не знаю! - Гончарова манерно закатила глазки. - Он такой странный был в последние дни.
- В смысле? - Крымов понимал, что данный момент она - единственный источник информации и старался быть предельно корректным и обаятельным.
- Знаете, у него вдруг столько бабла появилось! Он говорил, что наследство от отца получил. Мы с ним в рестораны ходили. В ночные клубы. А вы, оказывается, живы! Странно…
- И правда, странно… А живет он где? - Михаил нетерпеливо взял её пол локоток. - Где я могу его найти?
- Так он вас ограбил что ли? - Гончарова в удивлении подняла нарисованные брови.
- Нет! Деньги я ему дал. Тут все нормально. Сам-то он где?
- Он со мной жил… У меня … Я квартиру снимаю недалеко. Только он уехал.
- Куда? - Крымов уже устал вытягивать из нее информацию.
- Н-не знаю. Я позавчера пришла домой, а его нет. Вещей и документов тоже.
- Спасибо, Галочка,- вздохнул Михаил. Взял у секретаря бумагу и ручку. - Вот мой номер. Если он объявится или будут какие-то новости, позвоните, пожалуйста.
Чтобы вся важность его просьбы быстрей дошла до девушки, он сунул ей в карман джинсов стольник. Гончарова тут же его вытащила, помяла в руках.
- Вы, это… Если ночевать негде, ко мне заходите. Неапольская пятьдесят три, квартира двадцать два,- Галя одарила его таким взглядом, что Крымов на мгновение всерьез задумался над её предложением.

- Итак, что у нас получается? - с видом знатока анализировал Жулин. - Из института твоего сыночка выперли за то, что обворовывал больных и продавал положенные им наркотики. Он приезжает домой, получает от тебя деньги и снова уезжает в Москву, якобы учиться. Правильно?
Крымов только вздохнул.
- А потом выяснилось, что мальчонку украли и требуют выкуп, - продолжал Жека.
- Но украли как-то странно,- перебил его Михаил. - Вместе с вещами и документами.
- А может, он решил к другой девочке перебраться? Втихаря, без разборок, - Жулин вопросительно посмотрел на друга. - А тут его как раз и прихватили.
- Если бы ты видел эту Галочку, ты бы понял - от таких девок не бегают, - Крымов вспомнил мускулистое, обольстительное тело спортсменки и то, с каким трудом сдерживал себя, чтобы не ущипнуть её округлую задницу. - Кстати, она меня жить к себе звала.
- Вот и поезжай! - захохотал Жулин. - Совмести приятное с полезным! Может, на месте узнаешь какие-нибудь важные подробности.
- Дело говоришь, напарник! - широко улыбнулся Михаил. - А где у вас улица Неапольская?
- А черт её знает! Москва большая! Езжай если хочешь, только… - Жека на секунду замолчал. - Смотри, чтобы тебя тоже оттуда с вещами не вывезли. Кто его знает, что у нее за квартира.
- Ты как всегда мудр, Великий Каа - согласился Крымов. - Но адресок пробить надо.
- Не вопрос, сейчас по карте пробьем.
- Слушай, а она не хило устроилась, - проговорил Жулин, глядя в монитор компьютера. - Совсем рядом с институтом. И первый этаж. Тебе, старикану, в самый раз. Опять же в окно прыгать невысоко, если родители нагрянут. Или молодой любовник.
Друзья рассмеялись.
- М-да, - Крымов почесал плешивый затылок. - А девочка, действительно, в соку..
В куртке запиликала Моцартом мобила.
- Миха! - захлебываясь тараторила Ленка. - Они только что звонили. Потребовали принести деньги завтра в три часа к ресторану « Федоровский ».
- А Димку когда отдадут?
- Ой, а я что-то не спросила, - она замолчала на пару секунд.- Так что делать-то?
- Ничего не делай! Я утром прилечу и сам пойду.
- Нет-нет! - почти закричала Лена.- Они будут иметь дело только со мной. Ты мне скажи, где у тебя деньги? Они же обналиченные лежат. Я возьму сколько они просят и Димочку у них заберу.
- Не пойдет! - зарубил её идею Крымов. - А вдруг они деньги возьмут, а Димона не вернут и еще потребуют? Короче, пусть звонят мне, и все дела имеют только со мной. Они же мои деньги мечтают получить. Впрочем, любимая, если тебя по привычке тянет быть главной, будь! Но деньги тогда ищи сама!
- Сволочь! - услышал он краем уха и бросил мобилу на диван.
- Как она меня достала, Жека! Лишь бы только по её всё было! - Михаил полушепотом выматерился, и обернулся к Жулину. - Спасибо, друг, за все! Я сегодня же улетаю домой!
- Я с тобой! - не задумываясь, выпалил тот. - Дома лет десять не был. Пустишь к себе?
- Само собой. Только после твоих хором моя квартира тебе конюшней покажется.
- Переживу!

В десять часов утра Крымов и пьяный после ночного полета Жулин уже входили в приемную концерна, которым руководила Лена.
- Здравствуйте, Михаил Евгеньевич, - секретарша Тамара Федоровна все-таки вспомнила имя и отчество Крымова. Она всегда относилась к нему двояко. Презирала, за то, что позволял жене в открытую спать с другим мужчиной и ничего не предпринимал, чтобы спасти семью и сохранить своё мужское достоинство. И в то же время по-матерински жалела его. А Лену, за её блудливый характер она ненавидела всегда.
- Тамара Федоровна, - шикарно улыбнулся ей Михаил. - Мы к Лене.
Секретарша отметила про себя какие-то изменения в этом несчастном подкаблучнике. И одет он был более, чем респектабельно. Одна только бриллиантовая заколка в фирменном галстуке чего стоила. И вел он себя совсем не так, как обычно, уверенно и напористо.
- А её нет, - улыбнулась Тамара Федоровна. - Вчера мне позвонила и сказала, что сегодня её не будет. Какие-то личные проблемы.
Крымов набрал номер Лены. Телефон был отключен. Домашний тоже не отвечал.
- Поехали к ней! - он резко толкнул Жулина к выходу. Уже в дверях вдруг остановился. - А где она живет-то? Тамарочка, голубушка, адресок у вас есть?
- А вы разве… - удивилась она.
- Мы в разводе! - нетерпеливо объяснил ей Крымов. - Так, где она сейчас живет?
Секретарша с нескрываемым уважением посмотрела на Михаила и с наслаждением продиктовала адрес

Железная дверь Ленкиной квартиры открылась не сразу. Она вышла на площадку, кутаясь в махровый халат и тут же прикрыла за собой дверь.
- Ты как мужа встречаешь? - Крымов бесцеремонно схватил её и попытался затащить её внутрь.
- Крымов! Поставь меня, скотина! - вдруг закричала она, краснея от негодования. Потом вдруг успокоилась и отчетливо сказала. - Я не одна, понимаешь?
- Я тоже не один! - усмехнулся он, кивнув на Жулина. - В общем так, Леночка. Я предупрежу ментов, чтобы они тебя прикрывали, а заодно дали тебе меченые купюры. Так легче будет доказать факт киднеппинга.
- Зачем?! - зашипела Лена.- Миха, ты же все испортишь. Они убьют Димочку!
- Я думаю, не убьют, - ответил Крымов, внимательно глядя ей через плечо. Ленка тревожно оглянулась в направлении его взгляда, но ничего особенного не заметила.
- Ты деньги когда привезешь? - зло процедила она. - Неужели бумажки тебе дороже родного сына?
- Сейчас поедем с Жекой. Раскопаем, - почему-то рассвирипел Крымов.
- С Жекой? - Лена недоверчиво покосилась на нетрезвую физиономию Жулина.
- Свой человек! - ответил Михаил и потащил друга к лифту.
Уже на улице Жулин остановился.
-Миха, а мы куда?
- Ко мне. Беспорядки нарушать и водку пьянствовать, - в раздумьях ответил Крымов.
- Погоди, я не понял. А сын твой как же?
- Жека, братан! - Михаил обнял друга за плечи. - Ты куртку джинсовую у жены в прихожей видел?
- М-мм… -неопределенно промычал Жулин.
- А говнотопы сорок пятого размера?
- Н-не помню.
- Сыночек-то у мамки живет. А папашу на бабки разводит! И эта сука с ним в доле! Нет, Жека, миллионер должен быть сиротой!
-Да-а. Теплые у вас отношения! - покачал головой Жулин. - И что дальше
- Да ничего! Пошлю её с сыночком едрене фене и все дела!
- А может, повеселимся, а? - хитро подмигнул Жека, медленно обретая способность трезво мыслить. - Есть у меня идейка одна. Только тут нужно несколько надежных людей.
- Такие имеются, - Крымов вспомнил о развеселой каскадерской группе Юрки Крагина.

За час до озвученного Ленкой времени Михаил объявился у дверей её квартиры.
- Ну, наконец-то! - с облегчением вздохнула она.
- Уже ушел? - хитро усмехнувшись, Крымов кивнул внутрь квартиры.
- Кто? - вздрогнула Ленка
- Ну, этот… С которым ты была не одна.
У Михаила было такое подозрительно веселое лицо, что она чуть не решила, что ему уже все известно. Димочкина авантюра ей с самого начала не нравилась, но между сыном и Крымовым, она всегда бы выбрала первого.
- Деньги принес? - зло бросила Лена.
- Вот,- он протянул ей пакет.
- Ты бы их еще в авоську сложил, - пробурчала она.
- Лена, я поеду с тобой! - решительно проговорил Михаил.
- Нет! Я должна быть одна! - настаивала она.
- Я в машине посижу. Хоть как-то тебя прикрою, что ли…
- Ладно. Но сиди и не высовывайся.

Крымов сидел в салоне новенького «Ниссана» бывшей жены и покачивал головой в такт очередной идиотской песенки Билана. Или Топалова. Он их всегда путал.
Лена с кейсом в руках прогуливалась вдоль «Федоровского». Вдруг на противоположном тротуаре Михаил заметил странного человека. Черные джинсы, кожаная куртка, бандана и огромная борода лопатой. Где-то он уже видел эту фигуру и пружинистую походку. Ба! Это же неудавшийся актер, а ныне менеджер Мельников! Александр вальяжной походкой человека, который всё разрулит приближался к Лене. До неё оставалось метров пять. Он уже вынул из кармана руку в черной краге без пальцев. Вдруг между ним и Леной, завизжав тормозами, остановился черный джип. Из него выскочили двое в масках, и вырвав у неё из рук кейс, затащили Лену на заднее сиденье. В долю секунды черный «Патрол» растворился в воздухе. Мельников от растерянности стянул с себя бандану и оторвал бороду. Он так и стоял посреди дороги пока ему не посигналил водитель проезжавшего мимо такси. Он постучал кулаком по лбу, что-то крича Саше. Слов Крымов не слышал, но смысл уловил достаточно верно.





Глава тринадцатая.




Михаил, все больше веселясь, наблюдал как мечется по тротуару Саша Мельников.
В это время к ресторану подъехала грязная, помятая «девятка» без номеров. Минуты три из неё никто не выходил, а потом оттуда выбрался Жулин. Он пошарил глазами вокруг, остановил недобрый взгляд на Мельникове, который почему-то бросив бороду и бандану, рванул по улице. Жека направился к машине, где сидел довольный разыгранным спектаклем Михаил.
- Я не понял, Миха! - как обычно громко начал Жека. - А где твоя баба-то?
-Чо? - перестал улыбаться Крымов. - А на «Патроле» кто был?
- На каком? - ошалело уставился на друга Жулин.- Мы только что подъехали. У пацанов «бэха» поломалась решили на этом лохмоте двинуться. Так Лена твоя где?
- Я же тебе говорю, подъехал джип. Ленку с кейсом в машину запихали и уехали. Я думал, это вы…
- Ни хрена себе у вас тут Сицилия! - только и сказал Жека.
У Крымова зазвонил телефон.
- Аллё! - крикнул он в трубку, заметив, что номер не определился.
- Если хочешь увидеть жену и сына живыми, завтра в восемь вечера привезешь десять миллионов к скверу железнодорожников.
- Жену? И сына? - переспросил Крымов. - Вы ошиблись, нет у меня жены.
- Как нет? - озадачился похититель. - Ты Крымов?
- Не исключено.
- Так вот, Крымов! Если не хочешь получить по почте головы Елены Владимировны и Димы, вези деньги! - пришел в себя собеседник.
- Высылай головы, придурок! - захохотал Михаил и отключил телефон.
- Кто это? - поинтересовался Жулин.
- Угадай с трех раз! - продолжал смеяться Крымов. - Этой милой семейке мало пятьсот тонн. Теперь они еще и Ленку украли. Поехали-ка к моей благоверной. Давно у меня руки по ремню чешутся. Ох, теперь я его задницу не пожалею. Всыплю сынку по полной!

Лену заволокли в какой-то гараж и пристегнули наручниками к трубе.
- Вы кто? Чего вам надо? - тихо спросила она у двух мужчин в масках.
- Ну, как чего? Выкуп! - весело ответил один из них.
- Вот гнида! - в гараж вошел третий. - Мужик-то твой не хочет за тебя бабло платить! Так и сказал, высылай, братан, головы. Мне, типа, до лампочки. И чо теперь делать будем?
- Подождите-подождите, но у меня кейс был. В нем полмиллиона долларов. Неужели вам этого мало?- Лена пыталась как-то поторговаться.
- Пятьсот штук это, конечно, хорошо. Но мало!- заржал один из похитителей, тот, что был похлипче на вид. - Придется тебе самой за себя похлопотать, если жить хочешь.
- Как же я это сделаю? - она готова была разрыдаться.
- А ты позвони кому-нибудь. Пусть твои бабки со счета снимут и привезут.
- Давайте телефон! - попросила Лена. Она схватила мобилу у одного из мужчин и набрала номер Крымова. Телефон был отключен. Тогда она позвонила домой.
- Димочка? Сынуля, милый! - заплакала она. - У меня в столе пластиковые карты лежат. Бери все и беги в банк. Снимай все деньги и вези…
- К скверу железнодорожников пусть везет, - подсказал ей кто-то из похитителей.
- К скверу железнодорожников, - повторила она. - Коды к картам? Записывай!
Лена продиктовала цифры и отдала телефон.
- Через полтора часа он привезет деньги, - облегченно вздохнула она.
- Посмотрим, - скептически покачал головой похититель.

Дима положил трубку, вытащил мамины пластиковые карточки, сунул бумажку с кодами в карман и начал набивать вещами баул.
- Мама, первое слово, главное слово… - весело напевал он, захлопывая за собой дверь. И тут же нос к носу столкнулся с Крымовым.
- Крошка сын к отцу пришел? - недобро усмехнулся Михаил.- Далеко собрался, сынуля?
- Па, я тут не причем! Честно! Это мамка всё придумала! - плаксивым голосом оправдывался Дима. - У отца, говорит, денег море. Зачем этому лоху столько, только растратит все!
- А где она сейчас?
- Я не знаю! Правда! Я не хотел тебя обманывать, вот и решил от неё сбежать, - сын попытался искренне взглянуть на Крымова.
- Что-то ты, сынок, мамку быстро сдал. Некрасиво как-то. И подозрительно, - Крымов прижал сына к стене. - А ну-ка, показывай, что у тебя в сумке и карманы тоже выворачивай!
- Здравствуйте! - улыбнулся кому-то Димочка. Крымов оглянулся и тут же получил мощный удар ногой в пах. Он согнулся пополам, что-то тяжелое обрушилось на его голову.
Дима подхватив баул, ринулся вниз по лестнице. Через пару секунд встречный кулак Жулина сразил его наповал.
- Сынок-сынок, - услышал Димочка, приходя в сознание. - Ты и мамку обобрал! Деньги, карточки, золотишко… Даже манто песцовое прихватил. И в кого ты у меня такой сволочью уродился?
- Папа, ты не понимаешь! Вы никогда меня не понимали! - впал в истерику Дима. - Вы же меня только позорили всю жизнь! Что вы мне хорошего купили? Велик соседский, магнитофон китайский? Мать даже сейчас не могла нормальную мобилу подарить! Девки, и те над ней смеются.
- Понятно, - кивнул отец. - Но теперь-то ты взрослый. Зарабатывай деньги и покупай все, что тебе захочется.
- Что ты в этом понимаешь? Для того, чтобы заработать надо начальный капитал иметь!
- Я ж тебе дал денег! - усмехнулся Крымов.- Сто тысяч любой нормальной семье лет на десять жизни хватит.
- Какой жизни, па? Такой, как у тебя? - сынок с наглым пренебрежением глянул на отца. - А я молодой! Я нормально жить хочу! На хорошей машине ездить, в шикарных ресторанах обедать!
- И Галку Гончарову по ночным клубам водить, - добавил Михаил. Дима замолчал, вытаращив глаза. - Кончай базар! Мамаша твоя где?
- А я откуда знаю!- огрызнулся, было, Дима и поперхнулся от короткого, но мощного удара в печень. - У Сани Сусела в гараже.
- По дороге расскажешь, где этот гараж, недоносок! - Михаил схватил сына за шиворот и швырнул в объятия Жулина, тот ударом локтя направил его к машине.
- Миха, а может, ментов вызовем? - предложил Жека. - Кто знает, сколько их там…
- По-хорошему надо, - согласился Крымов.- Но тогда и этого говнюка сажать придется. Ну, его! Сын ведь! Хоть и хреновый!
- Давай тогда в магазин заедем. Я из-за твоих семейных проблем совсем организм без энергоносителей оставил, - Жулин скорчил несчастную мину.
Михаил с улыбкой кивнул.
В магазине Жека торчал минут десять. Вышел с откупоренной, полупустой бутылкой коньяка.
- Твою мать, Родина! - возмущался он. - Ни одного нормального напитка. Все от отечественного производителя.
- Зажрался ты, Жека, в своей столице, - расхохотался Крымов.- А мы привыкли. Коньяк, как коньяк.
Подъехав к небольшому домишке Сусела, друзья вышли из машины.
- А ты сиди тут и не вздумай дернуться! - прошипел сыну Михаил.
Жулин вынул из-за пояса «берету».
- Ого! - восхищенно произнес Крымов. - Я всегда подозревал, что ты бандит.
- Ой, ну я тебя умоляю! Купил красивую игрушку и сразу стал бандитом, - сморщился Жулин.- Это оружие не огнестрельное, а больше психическое. Эх, давненько я не бряцал!
Он, не раздумывая, вошел во двор и подкрался к дверям гаража.
- Руки вверх! Стволы на пол! ОМОН! - истошно заорал Жулин, ворвавшись внутрь. Похитители в масках заметались по гаражу. Жека выстрелил в потолок.
- Маски сняли и лицом в землю!- скомандовал он.- Миха! Входи!
Крымов вошел в гараж и с удивлением обнаружил там пристегнутую к трубе Лену. Он ожидал увидеть её в качестве главаря всей этой шайки, но чтобы вот так. Ай, да Димочка! Ай, да сынок!
- Ключи от наручников! - рыкнул он. Один из лежавших на полу парней бросил ему маленький ключик. Михаил склонился над Леной.
- Ну, что мать? Собираешь плоды воспитания? Сынок-то наш и квартирку твою почистил и тебя, мать родную, к трубе приковал,- в это время он увидел Диму крадущегося к Жулину.
- Жека, сзади!
Жулин обернулся. Тяжелый, заточенный лом с хрустом вошел ему в голову.
Димочка, трясущимися руками поднял с пола Жекину «берету». И зарычал, как волчонок.
- Ну, вот и все! - оскалился он. Кто-то из его подельников решил подняться, но Дима пнул его в живот. - Лежать! Никому не двигаться!
Он подошел к родителям и ткнул ствол Крымову в голову.
- По старшинству, - засмеялся он. - Сначала папу, а потом маму. А потом вас, придурки! Мне свидетели не нужны! И делиться с вами я никогда не собирался!
Он взглянул на мать звериными, сумасшедшими глазами.
- Что, мамочка, удивлена? Да! Вот такой я! Ладно. Хватит трепаться! Пока, папуля! Лузер, рогоносец и подкаблучник! Может, в другой жизни тебе повезет?
- Сынок! - закричала Лена.
Димочка нажал на спуск, «берета» сухо треснула. В туже секунду раздалось два выстрела и Димочка свалился в масляные пятна на полу. В гараж забежали люди в камуфляже.

Крымов с тоской смотрел, как уносят на носилках Жулина. Простыня на голове пропиталась кровью и над этим багровым пятном кружили две мухи.
- Как вы тут оказались,- спросил он у полноватого майора, нервно покусывающего седой ус.
- Женька позвонил. Просил помочь.
- Значит, он не столько за коньяком ходил, сколько в милицию позвонить, - подумал вслух Михаил. - А вы с ним знакомы?
- Еще со школы. В футбол вместе гоняли, - печально произнес майор. - Знаете, если бы не Жека, не было бы у меня ни дочки, ни внуков.
Крымов вопросительно глянул на него.
- Она у меня больная родилась. Слабенькая. До трех лет даже на ножки не вставала. Местные врачи сказали - «Не жилец», - вздохнул майор. - А тут Женька, как раз, в отпуск приехал. Он же, знаете какой! Был… Ураган! Схватил мою жену с дочкой в охапку и в Москву! А оттуда на операцию в Германию. Вот такой парень был!
- Да,- кивнул Крымов. - Золотой был человек!
Он вспомнил своё, давно забытое и утрамбованное житейскими заботами и никчемными бытовыми проблемами.

Крым прислонился к стенке, ощущая позвоночником вибрацию вертушки. Поставил между ног эрпэка.
- Вот и дембель! - думал с наслаждением он. - Два года пролетели, и не заметил. Завтра мы с Жекой в первой партии грузимся на борт и домой! И вряд ли что-то может еще случиться, ведь мы у цели и нас не остановить!
Миха улыбнулся своим мыслям. А напротив, также глупо и загадочно улыбался Жека.
Летун что-то крикнул прапорщику Гончаруку, тот кивнул и «корова» начала снижаться. Крым подскочил и направился к выходу. Уже больше года это была его работа - выпрыгнуть первым, быстро занять позицию и пулеметным огнем прикрывать десантирование группы. Он привычно подал вперед пулемет и оттолкнулся.
- Миха, рано!- вроде бы крикнул за спиной прапор.
Крым поймал себя на мысли, что сегодня падает дольше обычного. Удар! Ох, как заныли отбитые о камни ноги.
- Пройдет! - сказал себе Миха и открыл огонь. Боль в левой ноге не утихала. Он оглянулся, потянул штанину, увидел залитый кровью кроссовок и торчащую чуть выше сустава кость.
- Ни фига себе! - крикнул упавший рядом Жулин. - Ты, прям, Гагарин! Чего тебе так не терпелось?
Крым не ответил. Жека внимательно поглядел на друга. Тот, похоже, его не слышал. С белым, как полотно, лицом и мутными глазами он поливал духов из пулемета. Только сейчас Жулин заметил, что одна нога Михи, нервно вздрагивая, лежит в приличной луже крови. Где-то засвистела мина. Женька прыгнул на спину друга.

Миха и Вока сидели на только что положенных бордюрах, и выбирая гравий с еще не заасфальтированной дороги, бросали его в железный трамвайный столб. Каждое попадание сопровождалось гулким звоном, нехарактерным для их тихой окраины. Звон был уже невыносим, но Вока всё кидал и кидал камни, неизменно попадая. Бомм! Бомм! Бомм!

Крым открыл глаза. Звон в голове слегка приутих. Неподалёку стояла полногрудая, обесцвеченная перекисью медсестра и многообещающе улыбалась доходному, носатому парню, санитару или медбрату. Последние события, которые зацепил мозг вновь всплыли в сознании.” Жека! Он же прикрыл меня!”- пронеслась нехорошая догадка.
Он попытался поднять голову - в глазах побежали темные лоскуты, затошнило…Миха зарычал.
Медсестра с санитаром сразу же обратили на него внимание.
- Боец, как тебя зовут, помнишь?
- Крымов Михаил,- не сразу ответил он, на секунду испугавшись потери памяти.- Слышь, братан, что у меня?
- А оно тебе надо? Живой, и слава Богу!
-Вот урод!- пронеслось в голове.- Сидишь тут, спирт жрёшь, девок щупаешь!
- Cука!- процедил Крым сквозь зубы.- У тебя же язык не отсохнет. Скажи, целый я или нет?
- Ты, боец, хоть и контуженный, но за метлой-то следи! И субординацию соблюдай! С офицером говоришь, понял!
- Так точно!- поморщился от головной боли Миха и спросил.- А Жека? Сержант Жулин? Живой?
- Живой!- усмехнулся доктор.- Посекло, правда, но в целом все в норме. Вы друг другу свечки должны поставить.
- Почему? - не понял Миха.
- А когда он тебя прикрыл, ты его потом за валун оттащил и оттуда прикрывал огнем, пока наши не подошли.
- Я? Ничего не помню! - пробормотал Крым.
- Не удивительно! - улыбнулся доктор.- Короче вы с Жулиным теперь, кровные братья!
Он расхохотался и, подмигнув бойцу, сгреб пятернёй пухлую задницу медсестры. Та игриво хихикнула и соблазнительно выгнула спину.

- А мы с ним служили вместе, - оторвался от воспоминаний Крымов.
- В Афгане? Так ты Миха, что ли? - чему-то обрадовался майор. - Женька про тебя много рассказывал. Особенно, как ты ему жизнь спас.
- Это он мне спас! - улыбнулся Михаил и вдруг увидел тело сына. Только сейчас он заметил, как причитает на своим Димочкой Лена.
- Сыночек мой, кровиночка! Не уберегла я тебя! Цветочек мой синеглазый!
Крымов глянул на майора и тяжело вздохнул.
- Это сынок твой?- спросил тот.
Крымов кивнул. Говорить о Димочке ему не хотелось.
- Ты, Миха, извини, - пробормотал омоновец. - Сам понимаешь… Я ж не знал, что у него обойма пустая.
- Он тоже не знал, майор. Но в голову мне выстрелил не задумываясь. Будь я на его месте, никто бы сейчас так по мне не убивался, поверь, - покачал головой Михаил. - Разве только затраты на похороны посчитали.
- Ну и семейка! Извини, - кашлянул майор.
- Это уже не моя семейка. В общем-то, её и не было никогда.
Крымов не сводил глаз с Лены. Он так ничего и не понял в материнском сердце. Димку, лежащего на грязном, маслянистом полу бокса он воспринимал только как вора и убийцу. Пытался вспомнить его маленьким, но так и не смог. А вот Лена…
Она моментально забыла, что этот ублюдок организовал её похищение, а потом, обобрав, решил пристрелить. И все только ради денег! Что же было у него в душе? Доллары одни?
- Это ты! Ты во всем виноват! - казалось, Лена только сейчас заметила Михаила.- Тебе денег было жалко? Бумажки дороже сына оказались! Сколько тебе надо-то, чтобы спокойно до смерти дожить? Тысяч двести? Ну, полмиллиона! Отдал бы деньги Димочке, он бы человеком стал! А теперь лежит холодненький и ничего ему не надо! Ничегошеньки!
Лена снова зарыдала.
- Человеком? Нет, мать! Нет таких денег, которые такую гниду человеком бы сделали! - он резко повернулся и пошел на улицу. Уже там остановился и крикнул.- Если деньги на похороны понадобятся, пришли своего артиста. Я ему дам сколько надо!
- Да пошел ты!- крикнула она.
Крымов что-то вспомнив, вернулся в бокс. Взял с полки кейс, вынул оттуда пачку и швырнул на пол перед Леной.
- Все! Ты меня поняла? Тебя больше нет в моей жизни! - бросил он. Подошел к майору. - Тебя как зовут?
- Серега.
- Серый, заходи вечерком ко мне. Жеку помянем. Адрес у тебя в протоколе записан.
Майор протянул ему здоровенную ручищу со сбитыми костяшками..
- Заметано!





Глава четырнадцатая.






Что-то сломалось внутри Крымова. Он потерял кураж. Деньги приносили одни несчастья. И не только ему.. Удовольствие от обладания несметным богатством куда-то улетучилось, оставив горькие воспоминания и разочарование в людях. Ему начинало казаться, что каждый встречный смотрит на него заискивающим взглядом, как будто ждет подачки от не знающего цены деньгам, спятившего миллионера.
Вот и майор Серега, приглашенный им однажды в гости, тоже начал заглядывать чуть ли не каждый вечер и нести какую-то ахинею о том, как он устал от этой собачьей работы, и если бы у него было тысяч двести зеленью, он бы все бросил и до гробовой доски разводил помидоры и огурцы у себя на даче. Вот это было бы счастье! В один из таких вечеров, утомленный нытьём майора Михаил достал из шкафа тот проклятый Ленкин кейс, и отсчитав двадцать пачек, положил их перед Серегой.
- Хватит?
Серега выпучил глаза.
- Ну, как тебе сказать, - пустился он в размышления. - Хорошо бы машинёшку хоть какую-нибудь. И домишко на даче надо поправить. Еще бы тысяч пятьдесят и было бы в самый раз.
Крымов выложил еще пять пачек. Майор деловито рассовал деньги по карманам.
- Ты, Миха, извини, - вдруг заторопился он. - Завтра на службу. Надо со свежей головой… Да, и как я пойду один, выпивши, ночью. С таким баблом…
- Конечно-конечно, - согласно кивал Михаил и понимал, что больше этот майор у него не появится. Если только у него вообще совести нет.
- Ты звони, если проблемы будут, - пожимая ему руку, дежурно попрощался майор.- С гайцами, например, или еще чего…
- У меня с гайцами? - засмеялся Крымов.
- Ну да. При таких доходах с ними проблем не будет, - выдавил из себя смешок Серёга.
Едва за майором закрылась дверь, как зазвонил телефон.
- Привет, - мрачно поздоровалась Лена.
- Что тебе еще надо?:- бесцеремонно спросил Крымов.
- Я хочу тебе напомнить, что похороны сына послезавтра в два часа.
- Я не приду, - холодно ответил Михаил. - Повезу Жулина в Москву. Там у него отец и, оказывается, две дочки.
- Значит, дружок тебе дороже сына?! - Лена снова напрашивалась на конфликт.
- Жека дважды спасал мою жизнь. А Димка дважды хотел меня убить. Сын так бы не поступил, - спокойно произнёс Крымов.
- А ты хоть раз задумывался, почему? - сорвалась она на крик.
- Из-за денег, милая. Только из-за денег.
- Правильно! Потому что ты, отец, никогда не мог дать ему то, что он хотел. Если бы ты жил ради ребенка, пахал бы в три смены, он был бы совсем не такой! - Ленка бросила трубку.
- Мексиканский сериал какой-то, - пробормотал себе под нос Михаил. - Всем понятно, что сынок - подонок, и только мамашу никто в этом не убедит.
В дверь настойчиво постучали ногой.
- Да что же это за вечер-то! - в сердцах дернул щеколду Крымов. На пороге стоял Константиныч. Был он подозрительно трезв и в руках держал небольшую эмалированную кастрюльку.
- Здорово, Миха! - прохрипел он и чему-то засмущался. - Мы с Людкой подумали… Ты же один живешь, питаешься всухомятку. И без работы… В общем, вот тебе борщец! Лопай!
Сосед сунул горячую кастрюлю Михаилу и поспешил домой.
- Вока! - как в детстве позвал его Крымов. - Спасибо! Может по рюмашке?
Константиныч остановился, задумался и покачал головой.
- Нет! В завязке я! Два дня назад приступ был. Говорят, нельзя мне больше!
- А меньше? - рассмеялся ему вслед Михаил.
Борщ Людка варила мастерски. Нормальная, приготовленная женщиной, еда была очень кстати перед дальней дорогой.

В Домодедово моросило. Михаил спускался по трапу вместе с толпой пассажиров, размышляя о том, что в последнее время с этой бетонкой у него связаны только грустные воспоминания. Второй раз он оказывается в этом месте, сопровождая цинковый гроб с дорогим и близким ему человеком.
К Михаилу подошли три мрачных субъекта в одинаковых кожаных куртках.
- Вы - Крымов? - спросил один из них, судя по всему старший.
Он кивнул.
- Документы на груз?
Михаил вынул квитанцию, в которой Жеку Жулина обозначили просто «Спец. ящик с телом».
Троица, как по команде, оглянулась назад, и к самолету подъехал черный, блестящий микроавтобус. Мужики слаженно и без суеты загрузили гроб в машину. Старший пожал Крымову руку и сунул в нагрудный карман пиджака смятую купюру. Троица запрыгнула в машину и уехала, оставив Михаила одного на мокром летном поле. Судя по всему, эти люди решили, что свою работу он сделал.
Крымов почувствовал себя ничтожным человечишкой, которому цена в этом городе три копейки.
- А ведь это все наследство проклятое! - произнес он, вытирая ладонью мокрое лицо. Прошлая жизнь, в которой он был бесправным, униженным рогоносцем при властной гулящей жене и выродке-сыне, показалась спокойной и блаженной.
- Принесло же этого Марселена! Мать его! Что дали мне эти миллионы? Они сделали меня сильным, свободным, счастливым? - думал Крымов. - Нет! Надо бежать! Куда угодно, только подальше от людей! Ничего кроме бед я им не приношу!
Он стоял под дождем и не знал, куда ему идти и что теперь делать. Михаил вошел в здание аэропорта и уселся в кресло. Бессонная ночь и разные часовые пояса совсем измотали его. Он впадал в полудрему. Дедок с редким венчиком седых волос, сидящий напротив, заерзал, увидев собеседника с которым можно скоротать время.
- Водку будешь? - поинтересовался он шепотом.
- С незнакомыми людьми не пью! - отрезал Михаил, не открывая глаз.
- Похвально! А летишь-то куда?
- Черт его знает, - пожал Крымов плечами. - Вот ты бы куда полетел?
- Домой! - вздохнул старик.
- А если нету его, дома-то?
- У каждого есть дом, - сосед ненадолго замолчал. - Не здание, нет! Место такое, при воспоминании о котором сладко ноет душа, и чувствуешь себя ребенком. Ведь и у тебя есть такое место?
- Нет, - немного подумав, ответил Крымов. Теперь, погружаясь в сон, он знал – куда-то надо лететь. А куда, неважно…
Михаил встал, и подволакивая затекшие ноги, пошел к кассам.
- Девушка, здравствуйте! - улыбнулся он кассиру.- Мне один билет на ближайший самолет.
- Ближайший? Куда? - удивилась девушка в окошке.
- А хоть куда! - равнодушно ответил Михаил. - Главное, чтобы улететь побыстрее.
- Есть частник на Мурманск. Полетите?
Михаил подал в окошко документы.
- Давайте!
Девушка выразительно глянула на коллегу в соседнем окошке и, указав ей глазами на Крымова, постучала пальцем по лбу.
Михаил только ухмыльнулся - ей не понять! Он готов был ехать куда угодно, то ли убегая от себя, то ли догоняя, что-то упущенное. А может, разыскивая то, чего в своё время не заметил и пробежал мимо.
В любом случае, через полтора часа самолет нес Михаила в Мурманск. Только сейчас он с беспокойством начал поглядывать на свои летние, в дырочку, туфли и легкий светло серый пиджачок. Заполярье всё-таки. Впрочем, это не проблема. Главное, чтобы в этом Мурманске был хоть один магазин одежды.





Глава пятнадцатая.





Заполярный город встретил его ласково. Спустившись на бетонку, Михаил сразу ощутил сырой, принесенный с океана ветерок. Где-то совсем недалеко тянут свои тралы рыбаки и напряженно всматриваются в океан, подставив ветру бронзовые лица, командиры торпедных катеров. Надо сказать, что обо всем этом Крымов имел представление только по фильмам, которые он смотрел в детстве. Морем он никогда не бредил, в моряки не собирался и даже плавать не умел.
Пройдясь по длинному, приземистому зданию аэропорта Михаил пришел к выводу, что вчера погорячился. Что ему тут делать? Ближайший рейс в Москву был только через два с половиной часа. Крымов поудобней устроился в кресле зала ожидания и задремал. Его разбудили веселый смех и громкие разговоры. В зале шумела свадьба.
- Молодцы ребята! - мысленно похвалил молодоженов Михаил. - Из-за стола, и в свадебное путешествие.
Громко хлопнуло шампанское и молодожены с пластиковыми стаканчиками в руках направились к Михаилу.
- Здравствуйте! - улыбнулся жених, обнажив широкие, лошадиные зубы. - Выпейте за наше счастье!
Невеста, совсем молоденькая, конопатая девчонка, выглядевшая в роскошном белом платье еще младше, протянула ему стакан.
- С удовольствием! - Крымов подмигнул ребятам. - Дай вам Бог огромного счастья, любви и взаимопонимания! Совет да любовь! И детишек побольше! Плодитесь и размножайтесь!
От последней фразы невеста зарделась, что еще больше развеселило гостей. Михаил снял с руки золотой «Ролекс» и протянул жениху.
- А это вам от меня! Сдайте в скупку, и будет вам на пеленки, ползунки и памперсы!
Жених стушевался и оглянулся на родителей.
- Что вы! Не надо! - подошел к Крымову отец жениха, седеющий мужчина с погонами капитана первого ранга. - Неудобно как-то!
- Удобно-удобно! - засмеялся Михаил. - Не последние, чай!
- Ну, тогда нужно по-серьезному выпить, - Каперанг протянул шершавую руку с синим якорьком на фаланге большого пальца. - Степан.
- Михаил,- ответил Крымов на рукопожатие. Счастливая мать жениха поднесла им водочки. Смолоду приучив себя не пялиться на чужих жен, он, не глядя, взял у неё стакан.
- Будьте счастливы! - кивнул Михаил молодоженам и залпом выпил. Молодая свекровь подала ему бутерброд. На мгновение взгляды их встретились, но она поспешно отвернулась.
- Инка? - растерянно пробормотал Крымов. - Простите, вы - Инна?
- Так точно! - ответил за неё захмелевший Степан.- Моя половина! Инна Гавриловна! Вы знакомы?
- Инна Гавриловна? - повторил Михаил. - Помните, вы в пединституте учились? На квартире жили у бабы Нади? А я соседствовал. Через стенку.
- Нет, - покачала она головой. - Не помню. Когда это было-то?
- Ну, как же? - не поверил он Инне. - Подружка у вас еще была. Ирина. Яркая такая брюнетка.
- Ирину, конечно, помню! - опять встрял каперанг. - Это же наша друг семьи… Или подруга? Она даже на свадьбу должна была приехать, но не смогла. Дорого ей из Торонто добираться.
- Неужели не помните? - Крымов с надеждой заглянул ей в глаза.
- Не-а.- ответила она, не глядя на него. - Ладно. Пусть человек отдыхает. Пойдемте в ресторан.
- Ты что, Ин? - удивился Степан. - Это же сосед твой бывший. Смотри, как встретились! Столько лет, столько миль…
- Пошли, алкаш! – рассвирепела, вдруг, жена, и потянула его за рукав.
Крымов опустился в кресло и как будто провалился куда-то далеко-далеко.

Квартирантка бабы Нади не произвела на Миху впечатления. Курносая, остриженная «под мальчика» девчонка, семенящая через двор утиной походкой, вызывала у него снисходительную улыбку. А когда соседка по секрету сообщила Михаилу, что её жиличка - полковничья дочка, он вообще перестал её замечать. Кого-кого, а офицерских жен и дочек он повидал, и имел на этот счет вполне конкретное мнение. Зато Надежда Ивановна решила во что бы то ни стало познакомить её со своим внучком Костькой. Парнем, бестолковым и рано начавшим пить. Костька, ободряемый бабой Надей, стал появляться у неё ежедневно. Результата эти хождения не приносили, и старуха пошла на крайнюю меру. Она пригласила внука ночевать, а сама поздним вечером ушла к старшей дочери.
Ближе к полуночи Крымов вдруг услышал девичий крик и возню за стеной. Это было нехарактерно для тихого бабынадиного жилища и он кинулся к соседке. Вынес ногой хлипкую дверь и влетел внутрь. Костька, тяжело дыша, стоял посреди комнаты со спущенными до колен трениками, а в углу дрожала квартирантка в разодранной ночной рубашке, размахивая шваброй. Удар длинным черенком в пах, второй удар по горлу! Костька рухнул на пол. Крымов обалдел.
- Не подходи! - прохрипела девушка, загнанным зверьком глядевшая на Миху.
- Ты чо? Дура! Я же помочь пришел! - озадаченный всем увиденным, проговорил он. Только сейчас Крымов сообразил, что стоит перед ней в трусах и дембельском тельнике. Она перехватила его взгляд и захохотала. Он тоже затрясся от смеха. Утром жиличка бабы Нади съехала. А Михаил получил серьезную, незаживающую рану в сердце.

Крымов поднялся с кресла и как завороженный подался в сторону ресторана. Ну, не могла она его забыть! Он же помнил её всю жизнь! А может, у неё таких, как Крымов полэскадры было! Потому и не помнит.
Михаил глянув в зал сквозь стеклянные двери. Вон она танцует. Совсем не изменилась! Только волосы обесцветила. И зубы все свои! Хоть и кривые. Когда-то это умиляло и сводило его с ума.
А он все смотрел на неё, как когда-то. Целую жизнь назад. Тогда Миха всё-таки проследил, где она живет, каждое утро приезжал к её дому и тайком провожал Инку до института. Вечером, после работы он снова спешил сюда, и если в её комнате было темно, он бежал в институтскую библиотеку. И снова незаметно, на приличном расстоянии провожал домой. Даже если она была с каким-нибудь провожатым ботаником. И однажды он попался! Прибежал к читальному залу рванул дверь и оказался с ней лицом к лицу.
- Ты что тут делаешь? - удивилась Инка.
- Тебя жду! - ляпнул он, решив, что правда, в данном случае, будет выглядеть, как весьма остроумный ответ.
- Ну, пошли! - улыбнулась она.

Крымов отвернулся. Нестерпимо захотелось курить. Дверь ресторана хлопнула и перед ним возникла Инна.
- Ну и что ты тут стоишь?
- Тебя жду! - Михаил снова выдал первое, что пришло в голову.
- А ты не оригинален, Миха! За столько лет новой отмазки не придумал,- усмехнулась она. Крымов возликовал. Всё она помнит! Всё до мелочей! Значит, все-таки любила.
Инна достала из сумочки пачку сигарет.
- Пойдем, покурим, пока мой не видит.
Михаил взял протянутую сигарету и наслаждением затянулся.
- Какой ты стал!
- Какой? Старый, плешивый. Зубы вставные, - с иронией усмехнулся он.
- Матерый! Надеюсь, ты не меня приехал разыскивать? - спросила она, выпуская кольца дыма.
- Нет. Я тут абсолютно случайно. Сдуру прилетел, - успокоил он Инну.
- Сдуру?
- Сел на первый же рейс и полетел, - махнул рукой Михаил.
- Это как? А семья? Работа?- удивилась она.
- Семьи у меня уже нет, - грустно ответил Михаил. - А может, и не было никогда.
- Как это не было? Ты же вроде женился? Жену Лена зовут. И сын Дима. Моему Андрейке ровесник, - Инна вдруг замолчала, поняв, что сказала лишнее. А у Крымова снова потеплело на душе. Интересовалась, значит!
- Было, - кивнул он. - Теперь нет ничего. Работы тоже нет.
- А как же ты живешь-то? - недоверием покосилась она.
- В смысле денег? Этого навалом! - засмеялся Михаил. - Кстати, если надо, могу помочь.
- Не надо! Нам хватает!
Крымов улыбнулся и пожал плечами.
- В общем, так, - Инна перешла на командный тон.- Встретились, поговорили. И езжай! Не мотай душу!
- Через час, - пообещал он.
- Ладно, - она вдруг смягчилась. Подошла, обняла его за шею. - Дай хоть я тебя поцелую! Больше не придется!
- А может… - пробормотал он, теряя самообладание.
- Никаких «может»! - Инна впилась в его губы. От неё пахло рыбой, чесноком и перегаром.
- Как от мужика! - мелькнуло в голове у Михаила. В туже секунду она его оттолкнула и нетвердо пошла в зал.
- Ты мне только ответь, почему ты тогда уехала? - крикнул он ей вслед.
- Я так решила, - бросила она, не оборачиваясь.
- Эх, Миха! - пронеслось в голове. - Еще неизвестно, с кем бы тебе лучше жилось…
До объявления посадки еще было немного времени, и Михаил снова погрузился в воспоминания.

Странная у них была любовь. Инка категорически отказывалась появляться с Михой на людях. За четыре месяца они ни разу не были в кино, на дискотеке или в кафешке. Она никогда не приглашала Крымова к себе, но у него появлялась каждый день, приходя и уходя, когда ей вздумается. Крымов все свободное время торчал дома - боялся, что однажды она не застанет его и больше не придет. О сексе он даже не помышлял. Миха боготворил её со стороны и боялся оскорбить не только двусмысленным предложением, но и невольным прикосновением. Крымов, взрослый мужчина, прошедший войну и проведший семь месяцев в госпитале, был счастлив и такими отношениями. Он с радостью бросился в пекло такой необычной любви и сгорал в нем, получая при этом незнакомое до того удовольствие.
Однажды она появилась поздним дождливым вечером. Повесила на крючок мокрый плащ и прошла в комнату.
- Где у тебя постельное белье? - буднично спросила Инка.
- В шкафу, - удивленно ответил Миха, не сводя с неё глаз.
Она постелила свежую простыню, кинула сверху подушку с чистой наволочкой. Не глядя на Крымова, суетливо сняла джинсы и блузку, и легла на диван.
- Что стоишь? Ложись! - приказала она.
- Ин, ты чего? - вытаращил глаза Миха.
- Ложись, говорю! Я так решила!
Крымов повиновался. Оказалось, что у его богини застиранный лифчик, штопанные трусики и очень маленькая грудь. Впрочем, об этом он вспомнил, лишь проснувшись рано утром, когда Инке взбрело в голову уйти. В прихожей, он попытался её поцеловать, но она оттолкнула его.
- Хватит!
- Инна! Я хочу, чтобы ты была моей женой, - произнес он, как ему показалось, излишне официально.
- Посмотрим. Может быть…- промямлила она, не поднимая глаз. Эта нехарактерная для неё неуверенность, вызвала у Михи недобрые мыслишки..
К полудню Крымову позвонила Ирина, лучшая подруга Инки. Она никогда не звонила прежде, и это еще более усугубило утренние предчувствия.
- Миш, у тебя с Инкой серьезно? - спросила Ирина без предисловий.
- Более чем, - ответил он, решив, что это женские уловки, чтобы выяснить его настроения и планы. - Я люблю Инку и женюсь на ней!
- Правда?! Так втюрился?- засмеялась девушка. - Миха, выкинь эту дурь из головы! У неё жених есть, и она обещала ему руку и сердце.
- Это уже не имеет значения, - самоуверенно заявил Крымов.
- Уже? А я-то думаю, где она всю ночь была, - Ирина замолчала. - Ты только успокойся, ладно? У неё завтра свадьба в Ереване.
- Это вряд ли, - ухмыльнулся Михаил.
- Ты не понял. Она уже улетела. Три часа назад. Алё! Миха!
Он держал трубку в руке и бессмысленно уставился на неубранную постель. Миха гладил рукой простыню, на которой она совсем недавно лежала, ткнулся носом в подушку, еще хранившую запах её духов. Запах, который он потом всю жизнь будет узнавать из тысячи других ароматов.
Опасаясь за то, что Крымов сотворит что-нибудь страшное, к нему прибежала Ирина, прихватив по дороге литр водки. Она успокаивала его, как умела. И ей это удалось. Шесть дней, до самого приезда бабули из отпуска, они провели под одеялом. А потом Миха решил наказать себя за гнусное предательство своей любви и шесть лет не прикасался ни к одной женщине. Пока не женился на Ленке.

Устроившись около иллюминатора, Крымов пристально всматривался в огромные окна ресторана. За полупрозрачными занавесками сновали какие-то фигуры. Вдруг одно окно широко распахнулось, и он отчетливо увидел невысокую женщину с коротко остриженными белыми волосами. Он несколько раз провел ладонью по стеклу иллюминатора, и женщина помахала ему в ответ. Михаил был уверен, что она не могла его разглядеть в этом небольшом окошке. Но Инка вдруг ткнула себя пальцем в грудь, а потом раскинула руки словно птица.
- Я так решила. Я прилечу, - понял её жесты Крымов, и поймал себя на том, что ему уже все равно Он даже попытался представить себе, как она появится в его доме и снова спросит про чистое белье. И поморщился. Вкус пьяного поцелуя все еще был на губах.
Самолет дернулся и порулил на взлетку.


- Елена Владимировна! К вам госпожа Сафонова,- доложила гендиректору Тамара Федоровна.
- А кто это? - донеслось из динамика.
- Владелица салона «Магия-Света»,- пояснила секретарь.
- Да? Ну, пусть войдет.
- Здравствуйте, Елена. Вы меня, наверное, не помните, - начала с порога Светка.
- Ну, почему же? Благодаря вам с вашим муженьком мы несколько лет едва сводили концы с концами, - холодно ответила Лена.
- Кто старое помянет,- сдержанно улыбнулась Сафонова. - Ваш благоверный уже посчитался с нами за всё.
- Бывший, - холодно бросила Елена Владимировна.
- Вот поэтому я к вам и пришла. Во-первых, я нигде не могу его найти, чтобы забрать свои вещи из офиса, который он купил.
- Насколько мне известно, он в Москве. Дружка хоронит. - Лена не поменяла тон.
- Даже с сыном не попрощался? Как некрасиво! - скривила губы Светка.- Говорят, ваш Димочка в некотором роде погиб из-за Крымова.
- Я не хочу это ни с кем обсуждать,- рявкнула Лена и Сафонова поняла - в десятку!
- Знаете, Леночка! Вам не кажется, что ваш бывший заигрался в Монте-Кристо? От него все больше проблем и бед! Мой Вовчик получит не меньше пяти лет строгого режима, из-за Крымовских фантазий сгорел этот автогонщик Крагин, погиб его дружок из Москвы. Димочка ваш, наконец.
Лена плотно сжала губы и кивнула.
- Мне кажется, его пора остановить, - продолжила Светка. - Иначе этими смертями он не удовлетворится. Завтра ему захочется поиграть моей жизнью. Или вашей.
- Остановить? - заинтересовалась Елена Владимировна. - А как вы себе это представляете?
- Есть такой человек, - перешла на шепот Сафонова. - Настоящий полковник. Правда, берет дорого, но если заплатить вскладчину, вполне приемлимо. Мне почему-то кажется, что вы знаете, где Миха держит наличные, а значит, будете от этого только в наваре.
- Заманчиво, черт возьми! - улыбнулась Лена. - Крымова действительно стало нестерпимо много! Я сейчас даже поверить не могу, что когда-то этот человек готовил мне обеды и стирал белье.
- Да, деньги портят людей - засмеялась Сафонова и снова перешла на шепот. - Так вы хотите познакомиться с моим полковником?
- А нельзя ли без меня?- Елена Владимировна с недоверием покосилась на собеседницу, - Я дам вам деньги, а вы уж сами договаривайтесь.
- Хорошо, - кивнула Светка. - Но вы должны сделать еще кое-что…
- Что же?
- Вы должны сообщить мне о перемещениях Крымова. Когда и где он бывает, и что планирует делать.
- Но я с ним не разговариваю, - вскипела Лена.
- Я думаю, вы можете побыть с ним по ласковее пару-тройку дней, - расплылась в улыбке Сафонова. - Дело стоит того.
- Хорошо, - загадочно улыбнулась Елена Владимировна, вспомнив что-то известное только ей.

Через двое с половиной суток отсутствия Крымов вернулся домой. Он вошел в квартиру и рухнул на диван. Усталость взяла верх, и вскоре он мирно засопел. Ему снилась Инка. Не нынешняя. Та, разгневанная, курносая девчонка, с размаха ломающая швабру о шею Костьки. Та непонятная ему Инка, лежащая с плотно прижатыми к бокам руками на белоснежной простыне. Он улыбнулся во сне.
Его разбудил стук в дверь. Крымов, еще не проснувшись, поковылял в прихожую. Это была Лена.
- Что надо? - грубо спросил он, давая понять, что говорить не о чем.
- Миха! Ну, прости ты меня! Сорвалась! - виновато улыбнулась она.- Ты даже не представляешь, как мне тяжело меж двух огней. Я - мать, я - жена.
- Бывшая жена, - поправил её Михаил. Лена, тем не менее, прошла в спальню и привычно сбросила верхнюю одежду.
- Миха. - подошла она вплотную. - Где мой халат?
- Черт его знает, - неровным голосом ответил он, а руки уже тянулись к крючкам лифчика. - Тебе и без него неплохо.
Не в силах оторваться друг от друга, роняя на ходу стулья и остатки одежды, они добрались до кровати. Михаил снова любил её с каким-то звериным неистовством.
- Теперь ты моя! - мысленно говорил он Ленке. - И я с тобой, грязная сука, сделаю, что захочу.
А она упивалась, чувствуя себя жертвой необузданного страшного зверя, как будто вырвавшегося из преисподней, чтобы слиться с ней в один клубок и войти в её покорное тело. Только когда они закричали в голос, добившись, наконец, высшего наслаждения и без сил повалились на перину, Лена, тяжело дыша, спросила: « И как съездил?»
- Нормально, - только и смог вымолвить Михаил.
- Миха! - поднялась она на локтях. - А деньги? Ты их так и оставлял тут?
- Конечно!- соврал Крымов. Как только Ленка заводила разговор о деньгах, он начинал её ненавидеть. - Кому придет в голову грабить мою берлогу? Даже по треснутой двери видно - богатства тут нет! А потом, соседи же всегда начеку. Всё видят, всё слышат. И о том, чем мы с тобой сейчас занимались, тоже в курсе.
- Еще бы! Ты так стонал! - кокетливо посмотрела Лена.
- Ага! А ты молчала, как в библиотеке! - засмеялся Михаил.
- Миха, а поехали завтра купаться! Найдем местечко безлюдное, а? - предложила она.
- Поехали! - согласился Крымов. - Только я с утреца по делам мотану. Заодно и «мерина» нового обкатаю. Все никак до него не доберусь.
- Ой, ну какие у тебя могут быть дела? - хитрила Ленка.
- К девяти в банк, а потом в Озерное на стройку.
- В Озерное? - удивилась Лена.
- Ну да! Я там особняк недостроенный купил. Уже должны отделку закончить..
- Что, прямо в деревне и купил?
- Нет, - засмеялся Крымов. - В деревне-то зачем? Чтобы через забор заглядывали да сплетни разносили? Особнячок стоит почти у дороги. Поворот там есть. Лесок, а за ним и хозяйство моё.
- Да, ну его к черту! Особнячок твой! - прошептала Лена. - Спокойной ночи, строитель!
Крымов улегся на живот, сунув руки под подушку, а она пошла в ванную, захватив по дороге сумочку. Достала мобильник и включила душ.
- Алё, Света? - негромко сказала она. - Завтра, после девяти утра Крымов едет в банк, а потом в Озерное. Его теперь в Озерное переименовали. Там у него особняк строится. За лесом, у дороги.
- А на чем он поедет?- спросила Сафонова.
- «Мерс» у него. Новье. Даже не обкатал.
- А номер?
- Ой, ну откуда я знаю?: - взорвалась Ленка. - Что твой полковник новенького «мерина» от старого не отличит? Или, думаешь, в Озерном все колхозники на новых «мерсах» ездят?
- Ну, хорошо, подруга! - весело ответила Светка. - Бог даст, не ошибется завтра мой полковник.
Ленка на цыпочках вышла из ванной. И принялась одеваться. Перед тем, как уйти, она заглянула в спальню. Глянула на посапывающего Крымова.
- Спи спокойно, дорогой товарищ! - зловеще пожелала она. Подошла к двери и вставила свой ключ в замочную скважину.
- А замок ты так и не поменял, - констатировала она. - Значит завтра в обед к тебе и подбегу. За наследством.
Ленка криво усмехнулась и, стуча каблуками, побежала вниз по лестнице.





Глава шестнадцатая.





Над бирюзовым океаном раздался гудок. Крымов не сомневался - это он. Тот самый белый теплоход с близкими, но покинувшими его людьми. Крымов заметался по дому. Он больше не хотел, не мог находиться в этом тропическом раю. Его тянуло к своим. Наконец, он нашел ключи от катера, по размерам и очертаниям больше напоминавшего эсминец. Михаил кинулся к причалу. А теплоход снова уходил к морю. Катер взревел моторами и понесся вдогонку.
Он шли борт о борт. Крымов, задравши голову, рассматривал пассажиров, выискивая родные лица. Нашел. Отец метнул на него гневный взгляд и погрозил кулаком. Мама, вытирая слезы покачала головой. Жека Жулин растолкав любопытных пассажиров, перегнулся через борт.
- Вали отсюда, придурок! Не время тебе!- крикнул он и махнул рукой в сторону острова.
- Я не хочу, Жека! - Михаил силился перекричать рев двигателей.
- Назад, я сказал! - прочел он по губам друга.
В толпе мелькнуло лицо Юрки Крагина. Он улыбнулся и покрутил пальцем у виска.
Катер заглох, а корабль набирая ход ушел в открытое море. Михаил вцепился в штурвал и зарыдал.
- Ну, не хочу! Не хочу я так больше!
Он оглянулся на остров и увидел, как мечется по пляжу маленькая фигурка в белом купальнике.
- Ми-и-ха-а! - донес до него ветер.
Он вздрогнул и проснулся. Поднялся, выдавив из дивана тонкий протяжный скрип. Долго и жадно пил воду из крана на кухне. Быстро оделся и вышел на улицу. День обещал быть замечательным. Михаил сел в машину, решив погонять по предрассветному городу до открытия банка. Сегодня он намеревался обналичить оставшиеся на счетах деньги, и отвезти друзьям Крагина.

Над едва проснувшимся парком кричали галки. Листья лип чуть вздрагивали от моросящего дождя. Цынин поежился. Поднял воротник пиджака.
- Ну, здравствуй, свобода! – усмехнулся он. Час назад Игорь Цынин ушел из дома. Совсем. Он, конечно, в чем-то был согласен с Мариной. Она пашет на двух работах, чтобы как-то прокормиться, а он, бугай, дома сидит. Кастрюлями на кухне гремит. Но что делать-то? Кризис! На прежней работе сократили, а новую, попробуй, найди! Особенно если тебе через год полтинник и всю жизнь ты пропахал руководителем среднего звена. В дворники идти как-то неприлично, а руководить и без него есть кому. Ежедневные нотации жены были уже невыносимыми, а сегодняшняя ссора стала последней каплей.
И началось всё с добрых намерений. Уж очень захотелось Игорю ублажить свою половину добротным утренним сексом. Если быть искренним, последние лет двадцать супружескую повинность он отрабатывал честно, но без энтузиазма. А тут всё как-то сложилось. То ли давно у них ничего не было, то ли приснилось чего. Вот и потянулся Цынин к распластанному Маринкиному телу.
- Что, бездельник, на удовольствия потянуло? – даже не открыв глаза, в голос зашлась супруга.- Вот хрена ты у меня получишь, пока работу не найдешь! Понял?
Черт его знает! Что-то вдруг сорвалось в Игоре. Он молча поднялся, набил сумку шмотьем, сунул в карман документы и направился в прихожую.
- Иди-иди! – раздалось из спальни.- Прогуляйся! Сними стресс!
Цынин нашарил на антресолях старинную заначку на черный день, и грохнув дверью, ушел. Навсегда.
Добравшись до парка, он уселся на промокшую скамейку, и по-воробьиному нахохлившись, пустился в воспоминания и раздумья. Он даже не заметил как рядом, на край скамьи, тяжело вздохнув, присела старуха.
- Бомжуешь? – недовольно спросила она грубоватым, почти мужским, голосом.
Цынин вздрогнул. Оглянулся на бабульку. Что-то на миг показалось ему родным в её морщинистом лице с крупным носом и выдающейся вперед нижней челюстью.
- Только заступил…- грустно улыбнулся Игорь.
- Из дому выгнали что ль? Али сам ушел? – прищурилась старуха.
- Сам.
- Что, совсем невмоготу стало?
- Совсем, - вздохнул Цынин.
- Ты знаешь чего,- придвинулась к нему бабка.- Сам-то крещеный?
- Ну.
- И крест носишь?
- Ношу,- соврал Игорь. Крест он носил еще в хипповской юности, а потом всё как-то не чувствовал в нём надобности.
- А раз крещеный, поди в храм. Помолись. Николаю Чудотворцу свечку поставь. Бог даст, и всё у тебя сладится. А то вместе пойдем? – позвала старуха.
- Я, мать, посижу немного. Подумаю,- отвязался от собеседницы Игорь.
- Ну, думай! – бабуля тяжело поднялась и, не разгибаясь, крюком, потопала к церкви.
- А может сходить, чем черт не шутит? – подумал Цынин и тут же сам себя укорил. В церковь же собрался.
В небольшой, пропахшей ладаном церквушке, он уловил тихий гул прошлых и нынешних молитв. Купил свечку и пошарил глазами в поисках нужной иконы. Лысый старичок с седой бородою и добрыми, умными глазами сразу приглянулся ему, и Игорь направился прямо к лику святого. Поставил свечу, неловко перекрестился и через пень-колоду прочел «Отче наш». Потом заметил текст молитвы в позолоченной рамке и тоже прочел её вслух. Решил, так будет вернее.
- Мне много не надо. Еще бы хоть один шанс…- не зная, как обратиться прошептал он.- Только один, чтобы стать счастливым и благополучным. А уж я-то не упущу!
Игорь снова перекрестился и воровато оглянувшись, склонился, чтобы поцеловать стекло над иконой.
- Они его хоть моют? Сколько тут за день таких просильщиков проходит, и все с поцелуями,- вдруг пронеслась мысль. Цынин поморщился и брезгливо вытер губы рукавом. Круто развернулся, и громко стуча каблуками, вышел из храма.
А на улице светило солнце, переливаясь в каплях, нависших на отмытых от городской пыли листьях. Цынин вдруг вспомнил, что еще не завтракал и направился в ближайшее кафе.
- Цыня!? – окликнули его из черного «Мерседеса».
- Миха?! Крымов! Ёлки-палки! – обрадовался Игорь армейскому другу.- Сколько лет-то?
- А я смотрю и не верю,- засмеялся Михаил.- Ты же не изменился совсем. Располнел только.
- Зато ты совсем за собой не смотришь! – укорил друга Игорь.- Седой. Плешивый.
- Весело живу, брат! – ухмыльнулся Крымов – А ты?
- С сегодняшнего дня тоже. Свободный, гордый, но нищий!
- Как так? – Михаил склонил голову набок и с интересом взглянул на друга.
Игорь вкратце рассказал ему о событиях последних месяцев вплоть до сегодняшнего утра.
- Да. Дела! – покачал головой Крымов.- А давай ко мне! Я особняк в Озерном достраиваю. Вернее, в Озерноее. Будешь там работать и жить.
- С таджиками? Или с бомжами? – обиделся Игорь.
- Ты, Цыня, извини, конечно, но ты сам-то сейчас кто? Бомж и есть! А я тебя прорабом поставлю. Ты же кого хочешь построить можешь, по армии помню. Как ты тогда азербайджанцев-то, а? – Миха безудержно захохотал, вспомнив армейские приключения.- Ну, что? Едем?
- Едем!- решительно выдохнул Цынин. Он уселся в кресло, взгромоздив на колени баул.
- Вот он, шанс, о котором просил! – думал Игорь, глядя в тонированное окно.- Смотри, как сработало. Даже опомниться не успел.
- Слушай! – уже на выезде из города встрепенулся Крымов.- Мы же домой к тебе не заехали! Тебе же вещи надо собрать! Жену предупредить…
- Жене уже все равно, а вещи…- он похлопал по баулу.- Все моё ношу с собой.
- Понятно!- улыбнулся Михаил. – Ты сумку-то брось назад. Неудобно же так сидеть.
Игорь повернулся. Взгляд его уперся в пластиковый пакет, из которого вывалились две стянутые желтой резинкой пачки долларов. Игорь толкнул сумку на заднее сиденье и уставился на дорогу.
- Тысяч сто не меньше! Вот откуда у него столько денег? – размышлял он. – Наверняка, наркотой торгует или оружием…А может людьми? Бомжей в рабство продаёт или на органы. Хотя, какие у них органы?..
Цынин еще раз оглянулся назад и мысленно представил, сколько там может быть денег.
- А ведь это шанс! - лихорадочно вертелось в мозгу. - Ведь никто не знает, что я с ним еду. Никто не видел и не заподозрит.
- Миха, брат. – пробормотал Игорь.- Тормозни. Мне до ветру надо.
- Стареешь, Цыня! – засмеялся тот, сворачивая к обочине.
Выйдя из машины, Игорь подобрал небольшой булыжник. Подошел к окну, в котором улыбался в поседевшие усы Крымов и с разворота ударил его в лоб. Потом еще два раза по затылку. На пустынном шоссе каркнул ворон. Цынин вытащил обмякшее тело друга из машины и столкнул в кювет. Миха покатился, смешно размахивая безвольно болтавшимися руками. Игорь шагнул к машине и остановился. С секунду размышлял и кинулся вниз. Дрожащими руками обшарил карманы друга. Ему повезло - в толстом портмоне кроме документов было еще около тысячи долларов. Цынин вдруг вспомнил о перстне, который он видел у Крымова на пальце. Кольцо с огромным бриллиантом, зловеще сверкавшем на утреннем майском солнышке, было ему в пору.
Игорь прыгнул за руль и с пробуксовкой газанул.
Миха открыл глаза и сквозь розовую пелену увидел отъезжающую машину.
- Вот дурак! Ну, попросил бы! - прошептал он и провалился в длинный черный колодец с заманчиво светящимся дном..
А Цыня гнал «Мерседес» как можно дальше от распластанного тела армейского друга.
- Видишь, как все просто! - успокаивал себя Игорь. - Как газировки из автомата попить. Ударил посильней - получил, что хотел.
Ему почему-то пришло в голову, что он давно уже не видел автоматов с газированной водой.
- Ничего. Я теперь буду пить только шампанское и виски, - улыбнулся себе в зеркале Игорь. Дрожь проходила, и он начал соображать спокойно.- Надо машину спрятать и добираться до города автостопом. Так меньше подозрений.
Цынин заметил поворот на грунтовую дорогу. Притормозил, оглянулся на пустое утреннее шоссе и свернул с дороги в небольшой лесок, за которым виднелся недостроенный двухэтажный особняк из красного кирпича.
- Обязательно построю точно такой же! - пообещал себе Цынин. Он остановил машину и повернулся, чтобы пересчитать деньги. Краем уха Игорь услышал знакомый по афганской юности хлопок. Мозг успел определить: «муха»! «Мерседес» подкинуло и рвануло изнутри.
Человек в кожаных брюках и косухе включил мобилу и набрал номер.
- Клиент убыл по указанному вами адресу! - просто сказал он кому-то и выкатил из кустов мотоцикл. Через несколько минут, у горящего «Мерседеса» собралась толпа рабочих. Они качали головами, цокали и о чем-то тихо переговаривались на своём гортанном языке.





Эпилог.




Народу на кладбище было немного. Соседские старушки шмыгали носами. Опустив голову, стоял хмельной с утра Константиныч, к плечу которого прижималась заплаканная Людка. У закрытого гроба, обитого кумачом, молча стояла Лена под руку с неудавшимся актером Мельниковым. Рядом с ней, прятала под вуалью торжествующее лицо Сафонова. Чуть поодаль, вцепившись в рукав Гошиного пиджака, безудержно рыдала Лариска Совкова. Большой черный ворон присел на соседний памятник, покосился на заколоченный еще в морге гроб и замотал головой. Потом громко каркнул и, захлопав огромными крыльями, улетел прочь.
- Ты представляешь, скотина какая! - шепнула Лена Сафоновой.- Он, оказывается, всю недвижимость продал. Большую часть бабкиных акций тоже. А те, которые остались подарил какому-то ветеранскому фонду.
- Да ты что! Вот сволочь! А деньги куда дел? - прошептала Светка.
- А деньги все налом забрал. В день смерти последние со счетов снял. Две сумки в машине сгорели.
- С ума сойти! А остальные нашли? Деньги-то? - подняла вуаль Сафонова.
- В том-то и дело! Ни копейки не нашли. Все варианты перебрали. Всех знакомых спрашивали. Ни-че-го!
- Совсем? - обалдела Светлана.
- На трупе кольцо с бриллиантом было. И халупа его осталась. Я там нашла штуки три. В коробке с его медальками. И всё, - вздохнула Лена.
- А особняк? Он же что-то строил за городом? - Сафонова вспомнила о стройке в Озерноее.
- Ты не поверишь! Он его строил под какую-то каскадерскую школу. Там все на них записано!
- И после этого ты его еще и хоронишь за свой счет? Я бы ни в жисть! Ты - святая, Лена.
- Родные и близкие! Пора! Прощаемся! - нетрезво прокричал рабочий в синем комбинезоне.
- Ой, да с чем там прощаться! - неожиданно громко ответила Лена.- Закапывайте уже!
Народ, бросив прощальные горсти земли, понемногу расходился.
- Соседи! - крикнула Людка, вытирая слезы. - Поминки будут у нас с Константинычем . Заходите, выпьем за упокой раба Божьего Михаила.
- Можно, я тоже пойду, - Лариска подняла красные глаза на мужа.
- Конечно! - улыбнулся Гоша. - Хоть пожрешь на халяву. И мне пару блинчиков прихватишь.
Все уже разошлись, а Совкова еще стояла над могилой, всхлипывая и шевеля губами.
- Эх, Мишель! Как же мне с тобой было хорошо! - шептала она. - Помнишь, там, на острове? А ведь ты мне обещал! Всё, говорил, у тебя будет - и океан, и остров и большой белый дом…
К могиле подошел какой-то человек в строгом костюме и черных очках. Положил огромный букет роз и быстро ушел. Лариска перекрестилась, низко поклонилась могильному холмику и побрела к выходу.
Уже за кладбищенской оградой её нагнал тот самый мужчина в очках.
- Вы - Лариса? - спросил он. Она подняла на него мокрые глаза и кивнула, не понимая, чего ему надо.
- Пойдемте, вам просили передать, - он взял её под руку и проводил к черному минивэну. Дернул дверь и вытащил из салона огромную корзину с фруктами.
Лариска удивленно хлопая ресницами разглядывала содержимое. Бананы и апельсины, киви и авокадо, ананасы и грейпфруты, еще какие-то невиданные экзотические плоды - чего там только не было.
- Откуда? - в её недалеком умишке мелькнула невероятная догадка. - Миха? Нет! Не может быть!
Она оглянулась по сторонам, черный минивэн бесследно исчез.

Саша Мельников сбросил розовый махровый халат и прыгнул на кровать. С рычанием подполз к Лене.
- Слушай! - вспомнил он. - Мне же диск новый подогнали. Однокурсник мой снимал! Премьерный показ, между прочим, только через неделю!
- Ну, давай посмотрим, - уныло протянула Лена. Этот вечер она собиралась провести по-другому.
- Во! - Мельников помахал у неё перед носом яркой коробочкой. - Боевик! Псы и волки!
Он вставил кассету, и на экране побежали титры: «Съемочная группа выражает благодарность и глубокую признательность Крымову Михаилу Евгеньевичу за активную спонсорскую поддержку».
- Сволочь. Вот они где, денежки-то мои! - процедила сквозь зубы Лена и отвернулась от телевизора.

Огромный, переливающийся шар солнца на несколько секунд завис на самой водой, прочертив по океану багровую полосу до самого пляжа. На балконе с мраморными перилами, в шезлонге сидел мужчина, заворожено глядя на закат.
- И чем не рай? - проговорил он вслух, с шипением и брызгами вскрыв банку пива.- Жаль только, что эта дура ни хрена в красоте не понимает.
- Зато я в кое в чем другом понимаю! - раздалось за спиной. Смуглая брюнетка встала напротив него, заслонив заходящее солнце. Чуть шевельнув плечами, освободилась от коротенького шелкового халатика. Не сводя с него покорных глаз, она опустилась перед мужчиной на колени.
- Лорка! - застонал он, крепко схватив её за волосы.
А где-то далеко, превратившись в точку, исчезал за горизонтом белый теплоход. Капитан корабля точно знал - в эти воды он еще вернется. Лет через двадцать пять. А может и позже.
Михаил вздрогнул и открыл глаза. Потянулся в резном кресле-качалке.
- Да на хрена мне этот остров? – пробормотал он. – Тут ничем не хуже. Даже лучше. Особенно под Новый год.
Крымов перевел взгляд с зеленоватой глади озера на огромный бревенчатый терем в два этажа. В кармане пиликнула мобила. Миха прочел сообщение: « Встречай. Выезжаю. Я так решила.»






Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 1342
© 06.11.2009г. Николай Поляков
Свидетельство о публикации: izba-2009-118678

Рубрика произведения: Проза -> Роман


Юрий Алексеенко       11.11.2015   16:51:04
Отзыв:   положительный
Не дочитал... потом зайду. Очень интересно. Баба-то с двойным дном. Пока вижу все обстоятельства складываются против мужа. Это неплохо для завязки действия. Подсаживает читателя на крючок.
Николай Поляков       11.11.2015   17:37:12

Юрий,спасибо. Книжица вышла в Астане в 2010-ом пятитысячным тиражом. Затевалось все несерьезно, как некая каша из читабельных нынче сюжетов. Тут и любовь, и измена, и месть, и мистика и детектив и фронтовая дружба и даже артхаус.)) И все это на фоне хохмы и извечной мечты о халявном мешке денег.)))В общем, книжка получилась карманная для вокзального и поездного пользования. Собственно, на вокзалах и продается.)))

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  

















1