Трамвай желаний


Рассказ был написан мной под псевдо "Феечка"
на конкурс Гоголь-Фентези, поэтому его сюжет
связан с мистикой и чертовщиной.

                                                                             1
День выдался на редкость хмурый и ветреный. Рваные клочья грязных облаков падали вниз и исчезали, гонимые ветром, а тут еще это несчастье - помер Савва Прокопов. Наследников Савва не оставил, и все его имущество отошло коммунальным службам, которые и организовали похороны. Приглашенный батюшка, с похмелья, икал в кулак, привычно крестил лоб и почесывал заросшую голову. Аркадий умышленно отводил взгляд в сторону, так как ни в какую вечную жизнь не верил, а сами похороны наводили на него смертную скуку. «Если бы Савва мог увидеть меня сейчас, то ужаснулся бы!» - ни с того, ни с сего вдруг подумал Аркадий и искоса глянул на гроб, но Савва лежал спокойно, не шелохнувшись, как и положено покойнику. И тут случилась заминка: пришла глуховатая соседка баба Феня. Она перекрестила лоб, пустила слезу и стала тыкать под нос Аркадию какой-то конверт.
«Завещание я принесла Саввино. Слаба я нынче на ухо стала  - не слышу, что в подъезде делается. Раньше-то раньше, писк поганца-комара за версту угадывала, а тут такая толчея народу за дверью, а я сплю себе и горя не знаю, а горе – вот оно, - баба Феня всплеснула сухонькими руками, - горе-то какое! Помер, Саввушка, отмучился значит. Год уж прошел, как завещание составил, да и принес мне на хранение, а я ему и говорю – ты, что же это удумал, Савва? Ты не забыл сколько мне годочков-то? А он так грустно на меня посмотрел, да как рассмеется вдруг – ты мол, баба Феня, многих живучих уже пережила, так что и меня запросто переживешь. Баба Феня тяжело вздохнула, - думала, потом обнародую последнюю Саввину волю, но вовремя спохватилась, что разойдется народ, и бумагу предъявлять будет некому». Она снова стала тыкать конверт под нос Аркадию.
- Да, что вы мне-то его тычете? – удивился Аркадий.
- А кому прикажешь? Ты к Савве чаще других заходил, так что разберись, не побрезгуй.
Собравшиеся проводить покойника, неловко стушевались. Среди них было пару известных своей скандальной репутацией литераторов и пышнотелая поэтесса, которую Аркадий несколько раз видел на экране телевизора. Поэтесса стояла с бледным лицом и, время от времени, нервно заламывала руки и закатывала глаза, будто сожалела, что ушел из жизни Савва, а не она – вечная мученица музы и пера. Коммунальщик вытирал потный лоб и украдкой поглядывал на покойника. Он опасался, что тот вдруг передумает и начнет требовать обратно все оставленное, а тут, во как обернулось - выходит завещание все-таки есть.
Аркадий хотел промямлить, что не собирается быть душеприказчиком покойного, так как никакими друзьями они не были – так, приятелями только, которые все больше спорили, но присутствие Саввы, в виде покойника, его заметно смущало, и он решил промолчать. В отличие от Аркадия, Савва был верующим человеком, вот на этой самой почве они и спорили, до хрипоты. Обычно все начиналось из-за какой-нибудь ерунды: стоило Аркадию сказать непристойное слово, как добродушие Саввы тут же летело псу под хвост. Он надувал щеки и шептал прямо в лицо:
- Уймись, Аркадий. Креста на тебе нет, вот что я тебе скажу!
- А что я такого сделал? – удивлялся Аркадий. – Послал тебя, и правильно  – сам напросился. Да и послал-то не в  хреномать, а к чертям, в которых с роду не верил! Так, к слову сказал…
Но Савву было уже не остановить, да Аркадий и не пытался.
- Меня посылаешь, а они тебя и скрутят, как пить дать. Ничего святого нет в твоей душе, и самой души - тоже нет!
Он обреченно махал рукой и продолжал шипеть, как прогорклое масло на сковороде, и Аркадию не оставалось ничего другого, как послать его куда-нибудь еще подальше и уйти. Надо сказать, подобным образом заканчивался каждый его приход к почтенному Савве.
Делать было нечего - Аркадий нехотя взял конверт, вскрыл его и стал читать. Удивление собравшихся скорбеть возрастало. Батюшка перестал осенять крестом лоб и в недоумении почесывал голову, а потом и вовсе куда-то исчез. В завещании Савва наотрез отказывался быть похороненным. Он завещал кремировать свое тело, а прах развеять в укромном месте. Укромное место разглашению не подлежало, а совершить захоронение было велено Аркадию. Аркадий не нашелся, что сказать, а даже если бы и нашелся? Отнекиваться он не стал – все-таки последняя воля покойного. Пронырливые литераторы не сводили с него  глаз, а коммунальщик приободрился и стал куда-то звонить. Он пообещал, что доставит покойника в крематорий в лучшем виде.
Дальнейшая церемония была как-то скомкана и отпала сама по себе. Савву увезли, и народ стал расходиться. Дородная тетка - бухгалтерша домоуправления, совала увесистые свертки с продуктами каждому, кто выходил из квартиры. «Не пропадать же им зря, раз покойный Савва оказался не погребенным, и выпить за упокой его души так и не успели», - бубнила она себе под нос грудным голосом. Из свертков торчал сыр, ананасы, а кому-то досталась и ветчина. « Дамочка, вы куда, так уходите?», - бухгалтерша схватила за рукав поэтессу и стала совать ей сверток. Поэтесса отшатнулась от нее, как от привидения и закатила глаза. Казалось, что она вот-вот рухнет в обморок. Кто-то подхватил ее под руку и закричал:
- Валерьяки! Даме плохо.
От неожиданного крика, поэтесса как будто пришла в себя.
- Как можно! Как можно опуститься до такого кощунства! – она искоса глянула на предложенный пакет и снова закатила глаза.
- Ах, бросьте, уважаемая, свои грязные намеки. Знаем мы вас – небось, дармовую икру за две щеки уплетаете и пальцы облизывать не брезгуете? - парировал ей скандальный литератор, пряча за спиной пакет.
Поэтесса смерила его презрительным взглядом.
- Хам и сволочь, - обессиленно прошептала она и, заламывая руки, поспешно вышла. Поэтесса испытывала слабость к покойному и не смогла перенести подобное оскорбление. Аркадий давно догадывался, что у Саввы была с ней интрижка. Литератор нахально поморщился и шмыгнул за дверь. «Так он же, Савва-то, вроде верующим был?» - засомневался кто-то, переступая порог. Если признаться честно, то Аркадий сам недоумевал на счет желания покойника, но он решил не думать об этом. Отказавшись от свертка, он вышел на свежий воздух.
Савва писал исторические романы, и, надо сказать, они пользовались успехом. А, судя по тому, что жил он в добротной четырехкомнатной квартире, этот успех длился годами. Аркадий был обычным архитектором и познакомился с Саввой лет десять назад, когда тот надумал сделать перепланировку своей большой квартиры, с высокими потолками, длинной прихожей и двумя, довольно вместительными, лоджиями. С тех давних пор, время от времени, Савва пытался затащить его к себе, так-как сам он по гостям ходить не любил.
“ А что, Аркадий, не попить ли нам чаю?”- раздавался в трубке его заискивающий голос. Аркадий начинал отнекиваться, ссылаясь на неотложные дела. Тогда Савва менял тактику: “Хорошо, уговорил – никакого чая. Самому надоели эти помои. Предлагаю заменить эту полнейшую мерзость - коньяком, согласен?” Аркадий мямлил в ответ что-то не членораздельное и шел к нему в гости. После очередной размолвки, Савва, на какое-то время, оставлял его в покое, пока желание “попить чаю” не отодвигало в сторону пустые обиды. Аркадий прервал свои воспоминания и поплелся домой, сожалея о том, что зря потерял столько времени.
                                                                                             2
Чтобы покончить с этим делом, Аркадий стал названивать в крематорий. На следующий день довольно приятный голос сообщил ему, что заказ выполнен, сожжение то есть, и прах, можно забирать. И, хотя до закрытия крематория оставалось не так много времени, Аркадий решил пойти туда немедля. Засунув в пакет небольшую лопатку, он вышел из дома. Небо по-прежнему было пасмурным. Ветер немного успокоился и лишь слегка шевелил, уцелевшую на деревьях, листву, которая желтыми пятнами падала на одинокий дворовый фонарь. Аркадий поежился, поднял ворот полито и пошел в сторону крематория. Для захоронения своего праха, Савва выбрал довольно-таки оживленное место и “укромным” его можно было назвать с большой натяжкой. Дом Литераторов находился почти на окраине города, в сквере, через который за день проходила не одна сотня ног. В центре сквера стоял памятник Гоголю. Именно здесь и пожелал быть развеянным по ветру, бывший Савва. Аркадий забрал урну, чертыхнулся про себя и поехал в указанное место. Подходя к скверу, он решил закопать прах покойного Саввы в землю, иначе прохожие, всего за пару дней, разнесут его на подошвах своих разномастных ботинок в совершенно неожиданные и не всегда пристойные места. Он вытащил лопату: “Надо спешить, пока какой-нибудь зевака не спросил с какой стати мне вздумалось тут копать, или, чего доброго, не принял за сумасшедшего”. Вырыв небольшое углубление, Аркадий впихнул туда урну с прахом и забросал землей. Едва он успел перевести дух, как сзади кто-то подошел. Аркадий вздрогнул от неожиданности и обернулся.
- Если вы хотите червей, так их тут нет. Я сегодня, перед рыбалкой, накопал в самом углу сквера, возле дубов.
Аркадий неловко пожал плечами, пытаясь скрыть свою растерянность. Он шмыгнул носом и мельком глянул на незнакомца, потом на памятник:
- О, спасибо. И как я сразу не сообразил! Копаю-копаю тут, и хотя бы один попался…Тьфу, гады ползучие…
- Пойдемте, покажу, если хотите, - мужчина в годах заулыбался, а Гоголь, в отличие от него, стал еще мрачнее. Мистика, - подумал Аркадий, - или все это ему только показалось? - Как-нибудь в другой раз, - буркнул он и не оборачиваясь, заспешил к выходу.
Оказавшись на оживленной улице, Аркадий вдруг вспомнил, что забыл в сквере лопату, но возвращаться не стал, а пошел в сторону ближайшего кафе. Ему захотелось помыть руки и выпить кофе, но присев за стол, он неожиданно передумал и заказал коньяк. Похороны основательно подпортили, и без того, паскудное настроение и, что ни говори, ему не каждый день приходилось хоронить покойников. Саввы больше нет, и какая теперь, собственно говоря, разница, где будет находиться его тело – в гробу, или рядом с Гоголем?» В загробную жизнь Аркадий не верил, а Савва перечеркнул все несуразным завещанием. Верующие люди боялись кремации, они верили, что после суда, душа вернется в тело и соединится с ним для вечной жизни. Официант появился незаметно. Он молча поставил на стол графин с коньяком и тут же исчез. В кафе было довольно тихо и тепло. Уходить не хотелось, но когда графин опустел, Аркадий заставил себя встать и вышел на улицу. За то время, пока он сидел в кафе, облака спустились еще ниже и начал накрапывать мелкий дождь. Аркадий пожалел, что не взял с собой зонт и заспешил к обшарпанной остановке. Он заскочил в подошедший полупустой трамвай, устроился на сиденье и закрыл глаза. Трамвай медленно покатил по рельсам. Вдруг, Аркадий почувствовал, на своем плече чью-то руку. Он недовольно повел плечом и нехотя посмотрел на, стоящего рядом, мужчину. Смятый плащ незнакомца был ему непомерно велик, но, похоже, что самого незнакомца это ничуть не смущало, и ему было все равно. Из-под серого берета выбивалось что-то в виде волос. «Потрепанный жизнью хлюпик-интеллигент средней руки», - подумал Аркадий первое, что пришло в голову.
- Вам плохо? – тихо спросил незнакомец.
- Если мой вид не говорит о том, что мне хорошо, то это не значит, что мне обязательно должно быть плохо, - рассерженно буркнул Аркадий незнакомцу, который так бесцеремонно нарушил его одиночество.
- Извините, - промямлил тот, - люди, в ваше время, стали динамичнее, менее душевны и внимательны, зато более раскованы и жестоки, как мне показалось, - он с сожалением вздохнул.
- В мое время? А вы что же, себя к этому времени никак не относите? – хмыкнул Аркадий.
Глаза незнакомца оживились, и в них появился безумный блеск.
- О, я более ранний индивидуум, настолько ранний, что вы себе и представить не можете! - поспешно ответил он.
Аркадий едва сдержал смех. Он ехидно глянул на длиннополый плащ, но ничего нового не увидел – обычный мужчина, обычного пожилого возраста. Правда, его тусклый антураж оживляла увесистая трость, на которую он опирался. Трость была сделана не без элегантности. Ее ручка напоминала изогнутый рожок луны, а само дерево, покрытое черным лаком, бороздили мелкие трещинки. Аркадий решил, что мужчина: либо законченный псих, либо явно не в себе и отвернулся.
- Хотите, я исполню одно ваше желание, - услышал он голос возле самого уха, - одно, не более того.
Лицо Аркадия вытянулось от удивления. Он посмотрел на незнакомца с недоверием и призадумался.
- А вы, собственно, кто? - вдруг догадался спросить он.
- Куратор, - ответил незнакомец, - можете называть меня этим именем.
- И что же вы курируете, позвольте спросить, и за какие-такие заслуги я удостоился такой чести?
- Тут нет никакого секрета. Можете считать, что вы мне просто симпатичны, - мужчина слегка прищурил глаз.
- В каком смысле? – удивился Аркадий. - Надеюсь, не в самом прямом?
- Бог с вами, - пролепетал Куратор, - меня не прельщают половые связи. Люди мне интересны только с умственной стороны.
- И вам, вот так с ходу, удалось разглядеть в моей голове наличие ума? – съязвил Аркадий
- Не без этого, но опять мимо цели, - задумчиво сказал Куратор.
- Что ж тогда? – Аркадий заерзал на сидении. Какое-то постороннее чувство мешало ему послать незнакомца подальше, пригрозив намылить шею, если тот не отстанет по-хорошему и он продолжал слушать весь этот бред, помимо своей воли.
- С вашим другом, хотя вы считали его только приятелем, случилось несчастье, а вы восприняли это, как обычный пустяк. Вы тысячу раз пожалели о том, что пошли на похороны и перенервничали из-за того, что потеряли столько времени впустую…
Аркадий бесцеремонно перебил незнакомца не дав ему договорить.
- Время, время!  Хватит морочить мне голову, хотя откуда вы все это знаете? – Аркадий начинал терять терпение, он почувствовал, как на лбу выступает предательский пот.
- Не тратьте зря время, о котором вы так беспокоитесь, на бессмысленные поиски ответов, - совершенно спокойно сказал Куратор, - лучше подумайте над желанием.
Аркадий успокоился и, неожиданно для себя самого, задумался над бредовым предложением Куратора.
“Может, ради смеха, Савву оживить всем на радость, – подумал он, - только много ли наберется этих всех?” Вдруг его осенила догадка: «А что, если попросить себе вечную жизнь? Но зачем, если я и с этой-то не знаю, что делать», - он разочарованно ухмыльнулся. Куратор снова прищурил глаз:
- У вас затруднение с выбором желания? Могу помочь, или хотя бы совет дать. Во что вы не верите больше всего?
- Проваливайте и держите свои советы при себе, - Аркадий отмахнулся рукой, давая понять, что разговор закончен. Куратор оказался не из понятливых. Он и бровью не повел, вернее, как раз ей-то он и повел. Трамвай неожиданно остановился, и пассажиры стали покидать салон. Водитель тоже выпрыгнул наружу и скрылся из глаз. Через минуту трамвай был совершенно пуст. Аркадий попытался встать, но вдруг понял, что невидимая сила напрочь придавила его к сиденью. Он растерялся и от удивления не нашелся, что сказать. Вдруг в нем стала закипать скрытая злость. Она рвалась наружу и требовала выхода. Куратор, как ни в чем не бывало, протянул ему свою трость:
- Подержите, - Аркадий машинально взял трость, - теперь полный порядок, - сказал Куратор.- Итак, куда мы отправимся?
Аркадию показалось, что тот смотрит на него придурковатыми глазами. Вместе со злостью в нем шевельнулось смутное беспокойство. «И угораздило же меня связаться с этим психом!» - в сердцах подумал он. Закипевшая злость, наконец, прорвалась наружу:
- Зачем дело встало? Веселиться, так на полную катушку. Может, сразу махнем к Господу, как вы считаете? - что есть мочи, рявкнул Аркадий, и ему показалось, что от его крика в трамвае задрожали все стекла.
- Я знал, что вы выберете именно этот маршрут. И не надо так кричать – я не глухой, - Куратор утвердительно кивнул головой и направился к кабине водителя. Он ловко забрался на сиденье и надавил невидимый рычаг. Трамвай тут же оторвался от земли и стремительно полетел вверх. Аркадий поймал себя на мысли, что его это нисколько не напугало, а даже наоборот – неожиданно взбодрило. Как бы смешно это ни звучало, но ему вдруг стало не то, чтобы все равно, а любопытно - чем закончится весь этот бред, в который он никогда не верил. Откуда этот странный тип свалился на его голову? В такие случайности он тоже не верил. Получалось, что Куратор из каких-то личных соображений намеренно выбрал его, подумал Аркадий. Трамвай продолжал подниматься вверх.
- Вы ведь атеист, насколько я знаю, не верите ни в черта, ни в бога? - словно прочитав его мысли, прокричал из кабины Куратор.
«Ага, вот оно! И как я раньше не догадался, кретин недоделанный. Попался, как олух последний!» Но деваться было некуда, и Аркадий продолжал гнуть свою линию.
- Не верил, и не верю!- с вызовом прохрипел он.
- А что так? – заинтересованно спросил Куратор.
- А вы, по доброте душевной, решили доказать мне обратное? – вопросом на вопрос ответил Аркадий.
- Доказывать скучно и не интересно, - прокричал Куратор, - вы все увидите собственными глазами. Я, всего лишь, взялся исполнить ваше желание.
Вдруг трамвай перестал подниматься и плавно завис в воздухе. Куратор открыл двери и легко выпрыгнул из кабины.
- Выходите, - бодро сказал он.
- Ну да, нашли простака, - забеспокоился Аркадий, - я, что вам - Коперфильд, чтобы по воздуху ходить? Я тут же полечу вниз, как чучело, поверившее в сказки. Под ложечкой у него что-то засосало, а к горлу подступил нервный ком.
- Смелее. Не трусьте. Опирайтесь на мою трость, она поможет вам обрести устойчивость, - настаивал Куратор.
- А как же вы? – на всякий случай, поинтересовался Аркадий.
- За меня не беспокойтесь. Я обойдусь. Трость мне не нужна, она для новичков….
Аркадий, чуть не поперхнулся от злости:
- Ах, вот оно что!Так и знал, что вы - делец! И когда только перестанут нас обманывать все, кому ни лень? Вы что же, всем желающим сюда экскурсии устраиваете? Потом, наверняка, начнете деньги клянчить за услуги?
Куратор недовольно поморщился:
- Денег просить не буду, не беспокойтесь зря, но вы сами пожелали отправиться к Всевышнему и перестаньте меня все время перебивать.
- Так, кто же откажется «за спасибо» к Господу слетать, чтобы лишний раз убедиться в своей оплошности? – Аркадий попытался встать.
От долгого сидения его конечности занемели, и он стал переминаться с ноги на ногу. Куратор терпеливо ждал. Надо сказать, что терпения ему было не занимать. Аркадий потоптался еще пару минут и выбрался наружу. Делая первый шаг, он испугался, но виду не падал. Оказалось, что по воздуху можно ходить так же легко и свободно, как и по земле. Правда Аркадий надежно держал трость Куратора, и никакая сила не смогла бы вырвать ее у него из рук.
Вдруг, прошуршав невидимыми крыльями, рядом с ним пролетели два бесполых существа в белых одеждах. Аркадий поймал себя на мысли, что он нисколько не удивился, как будто привык видеть их каждый день. Крылатые тоже не обратили на него внимания. Он сделал еще пару шагов и обернулся.
Трамвай исчез, а вместе с ним пропал и Куратор. «Так тебе, дураку, и надо, - рассердился Аркадий, - он так и не смог понять зачем ввязался в это сомнительное знакомство. Аркадию не оставалось ничего другого, как пойти вперед - стоять на одном месте он не очень-то и любил. Вокруг висела полная тишина, лишь изредка нарушаемая медленным шорохом крыльев. Не успел он свыкнуться с мыслью, что дела его обстоят самым плачевным образом, как вокруг поднялся настоящий переполох. Существа, с невидимыми крыльями за спиной, сновали туда-сюда. Какое-то время они еще галдели, но потом стали группироваться и улетать в одном и том направлении.
Аркадий схватил пролетающего мимо за полу одежды, попридержал немного и вежливо спросил:
- Куда торопимся так, куда летим? У вас, что сегодня - собрание?
Существо не удостоило его даже взглядом:
- Некогда мне с тобой возиться, спешу на суд над бывшим смертным, - промолвило оно, встряхнуло крыльями и полетело дальше. Аркадий решил отправиться следом за ним. Он быстро шел среди мелькавших одежд и бесполых лиц, пока не увидел бывшего смертного. Крылатые существа держались кучкой, а над смертным летал ангел. Почему Аркадий догадался, что это ангел? Его крылья отливали неестественной белизной и заметно светились, да и само лицо было ангельской наружности и довольно приятное. У Аркадия мелькнула неожиданная мысль, что бывший смертный - это Савва, но потом он сообразил, что Савва еще не успел сюда добраться. «Это что же, получается, - подумал Аркадий, - помер Савва, а на небесах оказался я?».
Вдруг ему стало как-то нехорошо. Этого не может быть, и происходить оно тоже не может! А что, если Куратор устроим ему обычный розыгрыш, и все это - идиотская шутка, в виде иллюзии? Он растерянно, оглянулся вокруг себя и посмотрел вниз. Под его ногами, по-прежнему зияла пустота!
На какое-то время, ангел отвлек его от нехороших мыслей. Он подлетел к бывшему смертному, душа которого напоминала бесформенный расплывшийся предмет, потупил глаза и сказал ангельским голосом:
- Вставай, на суд пора.
Бывший смертный не шевелился. Да и как ему вставать, если нет ни рук, ни ног? И тут бесполые засуетились и кинулись искать тело.
- Уже в который раз ничего нельзя найти, кто-нибудь видел его ноги? – спросил крылатый помощник, тот, что был меньше всех.
- Какие ноги? Голову лучше ищи. Лети на склад, да смотри там, без проволочек, - прикрикнул на него большой крылатый. Мелкий вмиг испарился, но вернулся он довольно быстро.
- Голову нашел, не знаю правда его, или нет, да и как теперь проверишь? Кладовщик сказал, что никакой ответственности за тела не несет. Нумерацию он не производит, а складировать их уже давно некуда, еще с позапрошлого века, вот и валяется все, где придется.
- А грудь, зачем прицепил, голова-то вроде не женская? – удивился третий помощник. Между ним и мелким завязался спор, и началась какая-то возня.
«Вот так и на земле – нигде порядка нет! Если не испортят, то обязательно что-нибудь перепутают», - подумал Аркадий
Наконец крылатые прицепили бывшему смертному вполне приличные ноги, руки и все остальное, что полагалось в таких случаях, и стали соединять душу с телом. Помыли, причесали, как следует, и только сейчас заметили, что, в спешке, приделали совсем не те уши – уши явно отличались пигментом кожи, да и все остальное было как-то совсем не по размеру. Воскресший пошевелился, подрыгал ногами, затем руками, приподнял голову и встал. Ноги оказались коротки, зато руки, руки основательно портили и без того удручающую картину, делая ее совсем плачевной. Одна рука была короче другой, и это несмотря на то, что она свисала чуть ли не до колена. Воскресший постоял немного и согнулся в вежливом поклоне. Он попробовал идти, но чужие ноги совсем не слушались его. Воскресший сделал несколько неуверенных шагов и тут же свалился. Помощникам ничего не оставалось, как подхватить его под руки и понести. Ангел полетел рядом и Аркадий пошел вслед за ними.
Всевышний сидел на камне и строго смотрел на происходящее. Аркадий удивился и подумать – откуда на небесах мог взяться камень? Подлетев совсем близко, крылатые опустили воскресшего к ногам Всевышнего. Воскресший долго собирался с силами, чтобы встать. Наконец он изловчился, вспрыгнул на ноги и согнулся в вежливом поклоне.
Аркадий присмотрелся внимательней и чуть не ахнул -  Всевышний ему кого-то напоминал. Вернее не он сам, а его взгляд был таким же печально-задумчивым, как у их дворника Григория, когда ему приходилось собирать не опавшие листья, а намеренно брошенные окурки, разбитые бутылки, порванные пакеты, и бог знает, что еще. «Вот так так...,», - пробубнил Аркадий сам себе под нос, так до конца и не поняв, что он этим хотел сказать. По его спине пополз легкий холод. Всевышний опустил глаза на воскресшего, и лицо его тут же помрачнело: «Разве я таким сотворил тебя на свет божий? – удивился он. - Уйди с глаз долой!»
Воскресший тут же рухнул и во второй раз помер, теперь уже навсегда. Больше он не существовал. Крылатые в спешке разлетелись. Всевышний и ангел неожиданно пропали. Аркадий остался стоять совершенно один. Он подошел и потрогал камень, на котором еще совсем недавно сидел Всевышний. Камень каким-то невероятным образом оставался висеть в воздухе. Аркадий попятился назад, обернулся и увидел Куратора. Тот медленно шел ему навстречу, смешно перебирая ногами. Аркадию захотелось бежать, куда глаза глядят, но куда тут убежишь?
«Мне это все привиделось только, или было на самом деле?» – со страхом в голосе спросил он.
Куратор ничего не ответил. Вдруг он остановился, а потом и вовсе стал хохотать. Его смех все возрастал, пока не превратился в раскатистые удары грома. Эти удары сотрясали все его тело, пока оно не стало распадаться на мелкую пыль и бесследно исчезать. Волосы Аркадия зашевелились, а сердце ушло в пятки. Он уже готов был обхватить голову руками, чтобы не слышать этот идиотский смех, от которого не только содрогались небеса, но и начал мутиться разум, как неожиданно снова почувствовал чью-то руку на своем плече. Аркадий открыл глаза. Перед ним стоял водитель трамвая:
- Ты что, уснул что ли? Конечная. Приехали.
- Уснул? - Аркадий, с удивлением, огляделся по сторонам. Трамвай, как и положено трамваю, стоял на рельсах. За окном хотя и было темно, но отчетливо проглядывали освещенные жилые дома и трамвайная остановка. Оказывается, он просто уснул, и все это ему снилось? Аркадий перевел дух и облегченно вздохнул. И приснится же такой бред!
- Тебе-то здесь выходить, или проспал свою остановку? - с сочувствием спросил водитель.
- Проспал, - сказал Аркадий и попытался встать. Вдруг он заметил в своей руке увесистую черную трость с полумесяцем покрытую мелкими трещинками. В горле у него запершило. Аркадий сглотнул нервный ком и стал медленно оседать обратно.Трамвай покатил по рельсам, а он продолжал сидел, вжавшись в сиденье, не смея отвести взгляда от трости, которую сжимала его рука...

Примечание автора:
Ни в Святом Писании, ни в учении Христа не было упоминаний ни об аде, ни о рае.
(Догмат о Троице, с упоминанием рая и ада, был вписан в Библию (согласно христианскому учению) позднее, на 1-м и 2-м Вселенских Соборах в IV веке и породил споры, длящиеся до настоящего времени).





Рейтинг работы: 76
Количество рецензий: 7
Количество сообщений: 8
Количество просмотров: 358
© 08.11.2014 Таня Ганич-Эза
Свидетельство о публикации: izba-2014-1174455

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези


Владимир Моисеенков       28.11.2015   18:51:13
Отзыв:   положительный
Таня, Сперва я опешил от объёма, но по мере того, как свиток стал разворачиваться передо мной, я всё больше входил в азарт чтения, До последнего твой "ТРАМВАЙ" держал меня под напряжением пока на последних строках не взорвал моё воображение неожиданным финалом!
Ещё меня пленила мысль о несогласованности во времени, богатая почва к размышлению.
Дивлюсь твоему таланту!
----------
5 строка 2 части – описка в слове "пальто" (полито), если это не мистический термин.
Таня Ганич-Эза       30.11.2015   00:27:47

Спасибо, Володя! Конечно есть описки, да вот все не доберусь выправить... Этот рассказ-фентези был написан очень быстро, так как о конкурсе узнала за два дня до его завершения...Развернуться тоже не особо получилось, потому что было требование ( теперь уж не помню точное число) не превысить количество указанных знаков, поэтому некоторые моменты остались не раскрыты должным образом.... Писала под псевдо только потому, что опять же (в условиях конкурса) требовалась полная анонимность)
Vol de Mar       05.04.2015   23:37:16
Отзыв:   положительный
Татьяна, очень интересный получился гоголевско-булгаковский коктейль!!! В том смысле, чувствуется кем вы вдохновлялись, но почерк у вас свой, оригинальный! Мне кажется из этого рассказа мог бы получиться неполохой роман, впрочем решать Вам!))
Спасибо!
С уважением,
Владимир
Таня Ганич-Эза       07.04.2015   17:34:38

Спасибо, Владимир....извиняюсь, за не своевременный ответ....( нахожусь в дороге)... Согласна, можно было и роман. Изначально писала на конкурс в котором было ограничение по объему - т.е. знакам, поэтому развернуться не удалось)) Позже решу, вернее решит время. Когда появятся пару лишних часов в сутки, возможно и разверну версию)) искренне Эза.
Михаил Токарев       14.11.2014   18:14:07
Отзыв:   положительный
Я, Эза, пока не собираюсь вообще-то, но судя по тому, как ты описала, то там, видимо, интересно. Удачи тебе пожелаю на поприще чертовщины и других разных штук. Молодца.
Таня Ганич-Эза       15.11.2014   23:06:21

Принимается! Разные штуки, как раз по мне, да хоть и чертовщина)) улыбнул, тож Молодца)) а будет желание -трамвай ждет, только с возвратом))
Шостакович       12.11.2014   11:58:30
Отзыв:   положительный
Очень интересно! Очень! И тема хороша, и текст замечательно читается, и мыслей в голове (моей)- хоть отбавляй! Молодец, Таня!! Спасибо за удовольствие!!!!Читать! Вот вопрос на который очень хочется получить ответ - а что бы произошло с представшим, если бы он понравился Богу-дворнику? Обнимаю тебя и горжусь тобой!!
Таня Ганич-Эза       12.11.2014   15:24:57

Ай да, Молодца! И все заметит, и копнет там, где нужно!!! Ну, Наташка, ты следующая, на очереди, в трамвай желаний - слетаешь на экскурсию, там все и узнаешь, во как!( смеюсь тут, как дурочка) умеешь ты меня рассмешить своей серьезностью!))
об остальном история умалчивает, поэтому и длятся споры по сей день, есть этот рай, ад, или нет его!)) обнимаю тебя искренне))
Сергей Никифоров       10.11.2014   00:56:37
Отзыв:   положительный
И мне понравился. С интересом читал, не просмотрел, а просто завис над текстом! Поздравляю!
Таня Ганич-Эза       10.11.2014   11:33:48

Спасибо, Сережа! Рада, что заглянул ко мне и прочел)) Всегда рада твоей оценке))
Галина Жолонковская (Белая Волчица)       09.11.2014   15:49:05
Отзыв:   положительный
Отличный рассказ. Очень увлекательно и красочно все описано. Мне понравился. У Вас, Таня, талант. Бог Вам в помощь в творчестве! Храни Вас Бог!!!! Я вот тоже написана на тему мистики - стихи "Танго смерти" https://www.chitalnya.ru/work/1125552/ и поэму "Пиршество" https://www.chitalnya.ru/work/1127208/. Можете ознакомится. С уважением, Галина.

Таня Ганич-Эза       09.11.2014   22:08:50

Спасибо большое! Какая замечательная бабочка! Я обязательно зайду и прочту ваши стихи, по ссылкам)))
тепла вам и вдохновения, Галина.)))
Галина Жолонковская (Белая Волчица)       12.11.2014   01:04:32

Спасибо, Таня. Взаимно. Будем дружить. С уважением и теплом, Галина.
Борис Паленин       08.11.2014   22:36:06
Отзыв:   положительный
Очень интересно, Таня! Понравился рассказ, я люблю такие вещи, где чертовщина присутствует, спасибо!
Желаю всех благ))
Таня Ганич-Эза       09.11.2014   10:28:42

Спасибо, Борис, и тебе всего хорошего и даже замечательного, а для веселья пущего прочти мое "Корыто с алыми парусами" рассказ коротенький, но юморной)) улыбаюсь.

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1