Мой дядя Сеня... История ветерана погранвойск НКВД


Мой дядя Сеня... История ветерана погранвойск НКВД
Этот очерк написан о моём дяде - Семёне Ивановиче Сизове (30.12.1919 - 22.06.1989). Он был очень скромным и почти ничего о себе не рассказывал, а я в детстве и юности не догадался быть более настойчивым. Кляну себя за это до сих пор. Приводимые ниже данные подтверждены документами и фото из личного архива, рассказами мамы (его сестры)[1] и несколько дополнены данными интернета.

1. Детские годы и отрочество

Дядя Сеня родился 30 декабря 1919 года. Место его рождения - село Кирсановка Пономарёвской волости Средне-Волжского края. Во избежание путаницы поясню, что до революции это село относилось к Бугурусланскому уезду Самарской губернии. Позднее уезд вошёл в огромный Средне-Волжский край, а потом - и в Оренбургскую область. А волостной центр - Пономарёвка, стала районным центром.

Некоторые загадки в дядисениной жизни были с самого начала. Как уже говорилось, родился он 30 декабря 1919 года, но записали его день рождения почему-то 14 января 1920 года. Моя мама, сестра дяди Сени, рассказывала, при рождении мальчику дали имя «Серафим», но позднее поменяли его на «Семён». На коллективном пионерском фото 1935 года, он подписан как Сеня. В свидетельстве о рождении, выданном в 1937 года (может быть, взамен утраченного) он записан тем же именем. Характерно, дети дяди Сени узнали о смене имени лишь от меня уже через много лет после его ухода из жизни. Поминаю дядю как Серафима-Семёна, поскольку, по словам мамы, крещён он в кирсановской Космодемьянской церкви был с этим первым именем.

Родителями Сени были кирсановские крестьяне - Иван Мамонтович Сизов и его жена Прасковья Игнатьевна. Первый их ребёнок - Анна (1916 года рождения) умерла. Ко времени рождения Семёна, думаю, мой дед Иван уже воевал в Красной армии. Основные заботы о воспитании ребенка легли на Прасковью Игнатьевну. Большую помощь невестке оказывала и мать Ивана - Агафья Карповна.

Слава Богу, дедушка Ваня вернулся живым со страшной гражданской войны. Он включился в крестьянскую и семейную жизнь. В 1922 году у них с Прасковьей родился сын Василий, умерший в младенчестве. 1 сентября 1924 года родилась дочь Мария - моя мама. Свою сестру Семён Иванович всегда очень любил и старался поддерживать. В марте 1926 года неожиданно умерла от воспаления лёгких Прасковья Игнатьевна. Ей было всего-то 29 лет. Маленький Сеня (ему исполнилось пять лет) и полуторагодовалая Маруся наполовину осиротели. Все женские заботы по дома легли на плечи бабушки Агафьи, к которой дети сохраняли нежную привязанность все последующие годы.

По семейному преданию Иван Сизов искренне любил свою жену Прасковью и страшно переживал её смерть. Но однажды в дом к Агафье Карповне зашла молодая женщина. И крохотная Машенька почему-то бросилась к ней и стала кричать: «Мама, мама!». На Ивана это произвело сильное впечатление. Он понимал, что детям нужна мать, да и сам, будучи ещё довольно молодым, хотел завести новую семью. Так у Сени и Маруси появилась мачеха Феврония Емельяновна, а у Ивана - новая жена. Позднее у них родись дети (Александр и Вера).

В отношениях Сени и мачехи не всё складывалось гладко. Несмотря на просьбу отца, он так и не стал называть её мамой. А маленькой Марусе, которая доверчиво жалась к мачехе, он, по-детски не церемонясь, ревниво напоминал: «Это не наша мама. Наша мама умерла».

Первые годы Иван Мамонтович крестьянствовал самостоятельно, позднее вступил в местный колхоз имени Ворошилова. Жизнь была нелёгкая. А тут ещё новое горе: в 1932 - 1933 годах многие районы страны пережили страшный голод. Не обошла эта беда и Заволжские степи. Моя мама рассказывала, как они всей деревней собирали и варили траву, как умирали дети. А Сеня вместе с мальчишками ходил по степи и ловил сусликов. Брали ведро воды и заливали в нору, пристально следя, где выскочит проворный грызун. Когда удавалось поймать зверька, Сеня гордо приносил его домой. Привередничать в еде никому в голову не приходило. Стояла задача: просто не умереть с голоду.

В середине 1930-х годов в жизни семьи Сизовых стали происходить перемены. Иван Мамонтович выучился в Самаре на агронома, вступил в партию. В эти годы на селе создавалась сеть машинно-тракторных станций - МТС. В 1934 году мой дед Иван стал одним из организаторов МТС. Партия направила его в село Старо-Никольское Ивановского района Оренбургской области (область на некоторое время была переименована в Чкаловскую). Здесь он работал агрономом в МТС имени Георгия Димитрова.

После окончания школы (с июля 1936 года) Семён Сизов стал работать счетоводом в Старо-Никольском. В 1938 году получил новую специальность: окончил 7 месячные курсы шофёров в городе Бугуруслане. Думаю, что отправился он на учёбу с интересом, поскольку всегда интересовался техникой. Вернувшись, недолго трудился счетоводом в райпотребсоюзе, а потом пошёл работать шофёром в автоколонну МТС им. Г.Димитрова. Через некоторое время перешёл на работу бухгалтером. В марте 1940 года стал кандидатом в члены ВКП(б) [2].

Понемногу и сам стал писать заметки в районную газету «Голос ударника». Это тогда называлось «селькор» - сельский корреспондент. Здесь, в газете, возможно, он и познакомился с юной наборщицей Машей Тремасовой, ставшей его судьбой. 13 декабря 1939 года они поженились.

2. Первые месяцы на границе

20 сентября 1940 года Семён был призван в РККА - Рабоче-крестьянскую Красную армию. Старый листок по учёту кадров (от него сохранилась два листа из четырёх) свидетельствует, что Семён Иванович Сизов служил в 80-м погранотряде войск НКВД Карело-Финского округа недалеко от городка Суоярви. (Позднее я получил полную версию листка из архива Самарского УМВД).

Письмо, присланное мне из пограничного архива, свидетельствует, что 22 октября 1940 г. приказом № 364 С.И. Сизов был зачислен в состав отряда [3].

4 ноября 1940 г. молодой пограничник принял военную присягу. В моём архиве есть два небольших довоенных фото дяди Сени периода 1941 года. На одном новобранец погранвойск запечатлён в будёновке со значком ОСАВИАХИМа на груди. На другом - он сфотографирован в фуражке. На обороте второго фото есть важная надпись: «Память Периода 80 Погранотряд НКВД Карело-Финского округа, г. Суоярви». Далее - неразборчивая подпись, а чуть ниже другими чернилами «1941». Твёрдая уверенность чувствуется во взгляде этого молодого человека.

Несколько слов об истории доблестного погранотряда, в который попал на службу Семён. Отряд участвовал в Советско-финской («Зимней») войне 1939 -1940 годов. За мужество и отвагу в боях с белофиннами 43 человека были награждены орденами и медалями. После финской кампании отряд вышел на охрану новых рубежей. В апреле 1940 года отряд включен в состав Управления Пограничных войск НКВД Карело-Финской ССР. Штаб отряда находился в пос. Кипранмяки (другое написание - Кипран-Мяки). Отряд включал в себя 13 застав, 3 резервные заставы, 3 пограничных комендатуры и маневренную группу[4].

С началом Великой Отечественной войны отряд по указанию НКВД СССР №31 от 26.06.1941 «Об организации охраны тыла Действующей Красной Армии» отряд вошел в оперативное подчинение начальнику охраны тыла Северного фронта. По состоянию на 1 сентября 1941 года списочная численность отряда – 740 военнослужащих, штат отряда – 1096 военнослужащих (РГВА. Ф. 38652, Арх ед. № 12. Л. 237-241 «Документы из секретариата зам.наркома»)[5].

Для полноты картины немного надо сказать об отношениях СССР с Финляндией после Зимней войны 1939-1940 годов, которая окончилась подписанием мирного договора 12 марта 1940 года. После нападения Германии на СССР, финская армия прямых боевых действий против СССР первое время не начинала. Но финский флот уже в ночь перед началом войны приступил к минированию советских территориальных вод. Более того, немецкая авиация стала также использовать аэродромы Финляндии для нанесения ударов по жизненно важным районам северо-запада СССР. Это свидетельствовало о том, что Финляндия включилась в германскую агрессию. 25 июня 1941 год советская авиация нанесла ответные удары по местам дислокации самолетов противника на финской территории. Произошедшее послужило поводом для официального объявления Финляндией войны Советскому Союзу, к которой её руководство готовилось и вступило в неё в соответствии с заранее разработанным совместно с Германией планом. На следующий же день президент Рюти в выступлении по радио официально объявил, что Финляндия находится в состоянии войны с СССР[6].

3. Героический бой 80-го погранотряда

Дальше мне поможет продолжить рассказ сам дядя Сеня. В 1975 году, когда я учился в школе в пятом классе, страна готовилась отметить 30-летие Великой Победы. Накануне праздника всем ученикам класса дали задание написать сочинение о ветеране войны. Конечно, я захотел написать о дяде Сене. Мы позвонили ему, и он написал небольшое письмо, в котором очень скупо рассказал о своей военной службе. А если точнее: о самом главном и действительно героическом эпизоде своей военной биографии. К великому счастью, это письмо у меня сохранилось (на штемпеле письма указано время отправления из Куйбышева: 2 апреля 1975 года). Это дядисенино письмо, в отличие от его предыдущих посланий, приходивших на наш почтовый ящик, было адресовано мне лично. Привожу полностью это письмо.

«В ряды Советской армии был призван осенью 1940 г. Службу проходил в пограничных войсках. Трудно было: во-первых, это была финская граница. Сплошные озёра, болота и труднопроходимая тайга. Во-вторых, пришлось осваивать территорию, которая отошла от Финляндии по договору 1940 г. Жили в землянках, строили границу и вдоль её заградительные укрепления (доты, дзоты и другие инженерные сооружения). И, в-третьих, нужно было и хорошо охранять наши священные рубежи от шпионов, диверсантов.

За время службы на границе в числе небольших групп мы задержали трёх нарушителей Советской границы. Это были люди со страшной злобой, хорошо вооружённые, прошедшие большую специальную подготовку. Навредить нашему народу им не удалось.

К службе и трудностям мы привыкли, и всё было бы хорошо, но против Советской власти враги готовили кровавую войну.

С 10 июня 1941 г. все пограничники находились в дотах, граница усиленно охранялась, службу несли по 16-18 часов в сутки. Вспоминается случай. 18 июня 1941 г. в 2 часа ночи были обнаружены следы на контрольной пограничной полосе двоих нарушителей. Двое суток продолжался их поиск. В перестрелке один из них был убит, а второй ранен. Вот от него нам стало известно, что час начала войны близится.

22/VI 1945 г. [явная описка - 1941. - С.С.] в 3 часа ночи земля содрогнулась от артиллерийского и миномётного огня фашистов. За считанные минуты все строения погранзаставы были уничтожены. Всюду пожар. Мы остались без воды, продовольствия. После обстрела пошла пехота. Мы оказались в кольце. В это время к нам прорвалась группа пограничников другой заставы. В день мы отбивали 5-6 атак фашистов. Много наших товарищей погибло, много было ранено. Боеприпасы были на исходе. Руководство нашей группы каждую ночь выделяло группу из нас на поиск продовольствия, боеприпасов. Командование нашего 80-го пограничного полка знало, что мы в окружении. Дважды удалось получить необходимое с самолётов.

Так продолжалось 22 дня. Мы продолжали находиться на границе и без приказа не отходили. Затем был сброшен вымпел, разрешающий наш отход. Руководитель группы пом. начальника штаба отряда ст. лейтенант Кайманов, в прошлом участник монгольских событий, сумел не только вывести нас за линию фронта, но вынесли всех раненых. В этих боях я был в разное время легко ранен, а затем контужен.

Но война продолжалась. Я оставался в строю и принимал непосредственное участие в боях до конца войны. Войну закончил под Калининградом (Кёнигсбергом)».

Имею 8 наград. В 1969 г. ушёл на пенсию по состоянию здоровья в звании подполковника.
Это относится к Карело-Финскому фронту, затем 3-й Прибалтийский»
[7].

Такое письмо я получил в 1975 году. И сегодня я не могу читать его без волнения. Без сомнения, тогда наши пограничники совершили настоящий подвиг. И о нём я попытался собрать всю возможную информацию.

Вот сведения из «Википедии», где есть специальная статья «80-й пограничный отряд войск НКВД». «Яркой страницей в боевой деятельности отряда стал эпизод, когда пограничники 4, 5, 6 и 7 пограничных застав под командованием начальника штаба, майора В.Я. Гордеева, начальника отделения боевой подготовки штаба отряда, старшего лейтенанта Н.Ф. Кайманова и политрука И.И.Агапова с 29 июня по 10 июля 1941 года держали оборону в районе хутора Меласелька, обеспечивая передвижение наших войск на стратегически важных дорогах и прикрывая отступление мирного населения, включая членов семей пограничного отряда. Все попытки наступающих заканчивались поражением, вследствие этого командование противника приняло решение обойти обороняющихся плацдарм, оставив их глубоко в тылу. Бойцы отряда были вынуждены совершить 160-километровый марш, с боями пересечь линию фронта и выйти в расположение Советских войск.

После этого перехода, ввиду того, что отряд выходил из окружения через уже оккупированные территории, личный состав группы был арестован и проходил проверку соответствующими службами.

За проявленное мужество, стойкость и поддержание высокого боевого духа, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 августа 1941 года, высоких правительственных наград удостоены: старший лейтенант Н.Ф. Кайманов, присвоено звание Героя Советского Союза, майор В.Я. Гордеев и политрук И.И. Агапов награждены орденами Красного Знамени.

На 1 сентября 1941 года в отряде насчитывалось 740 человек. Из подчинения РККА выведен 5 сентября 1941 года, однако продолжал участие в боях западнее и затем севернее Петрозаводска, отступая в направлении Кондопога - Медвежьегорск. 30 ноября 1941 года переформирован в 80-й пограничный полк войск НКВД!»[8].

Вот ещё заметка в газете учительницы истории средней школы №9 города Нижнекамска Альфии Ахмадулловны Михайловой. Она по совместительству руководитель школьного музея боевой славы Героя Советского Союза Н.Ф. Кайманова.

«...Утро 22 июня 1941 года застало старшего лейтенанта Кайманова на карело-финской границе. Как дежурный офицер штаба пограничного отряда он первым принял сообщение о нападении фашистской Германии на СССР. Командование поручило боевому офицеру, имевшему большой опыт ещё со времен службы в Закавказье, дважды орденоносцу, выполнение важного задания. Ему надлежало с небольшой группой пограничников охранять дорогу, ведущую из Финляндии в глубь нашей страны. Враг для проведения крупных воинских соединений с техникой не преминул бы ею воспользоваться.

Пограничники под командованием Никиты Кайманова строили лесные завалы, укрепляли доты, окопы, проводили разведку - иными словами, готовились к длительной обороне.

Первые столкновения с финнами произошли второго июля. Дружный отпор каймановцев дал понять врагу, что быстро заставу захватить не удастся. Были подтянуты два батальона егерской бригады, артиллерия, заработали минометы, посыпались бомбы вражеской авиации. По пять-шесть атак отбивали ежедневно пограничники. Противник развесил на деревьях репродукторы, из которых доносились призывы сдаться.

9 июля командиру обороны Кайманову стало ясно, что финны полностью блокировали заставу. Связь со штабом пограничного отряда прервалась.

Никита Фадеевич не уходил с передовой. Его уверенность в себе и в своих подчиненных, взвешенность решений, умение действовать в критической обстановке, вера в победу передавались пограничникам. Схватки становились все ожесточеннее. В один из дней врагу удалось прорваться на территорию заставы, но в результате нашей контратаки он был изгнан за линию завала.

Всё чаще Никита Фадеевич с тревогой прислушивался к далекому гулу боев регулярных частей Красной Армии, который к середине июля перестал быть слышен. Где наши? Где штаб отряда? Приказа об отходе не было. Подходили к концу боеприпасы. Совсем плохо стало с продуктами. Число убитых и раненых перевалило за критическую черту. Противник рыл окопы, район обороны заставы опоясал колючей проволокой.

Кайманов понимал критичность сложившейся обстановки и принял решение отходить, похоронив убитых, распределив остававшиеся продукты. Разведчики нашли тропку через болото и ночью вышли в путь. Последним покидал заставу Кайманов...

Пройдя почти двести километров по тылам врага, по болотам, лесам с ранеными на руках, голодные, обессилевшие советские пограничники вышли к своим. В штабе пограничного соединения с удивлением рассматривали изможденных солдат: никто не мог поверить в то, что горстка людей двадцать суток, из них две недели - в полном окружении, могла удерживать позиции против многократно превосходящего врага!

27 августа 1941 года "Правда", главная газета страны, опубликовала указ о присвоении звания Героя Советского Союза командиру сводной группы Кайманову и заметку о героической обороне: "Каймановская группа пограничников выдержала в первые дни войны 50 атак противника... Дрались пограничники, как львы"[9].

Итак, информация, написанная в письме Семёна Ивановича Сизова, в основном подтверждается. Есть расхождения лишь в деталях. Мой дядя утверждал, что боевые действия начались 22 июня и длились 22 дня, следовательно, закончились 14 июля. В «Википедии» дана другая дата: с 29 июня по 10 июля 1941 года, т.е. бои продолжались 12 дней. Учительница А.А. Михайлова в 2006 году пишет в газете, что события начались 2 июля, не обозначая даты окончания. А на интернетфоруме поисковиков в 2009 году ею же даётся несколько иная датировка: «оборона пограничников продолжалась с 29 июня по 22 июля 1941 года (19 суток)»[10].

Есть расхождения между «Википедией» и А.А. Михайловой в размерах марша пограничников (У Семёна Ивановича информации об этом нет). В «Википедии» - 160-километровый марш, у А.А. Михайловой - почти двести километров в газетной статье, но в 2009 году указаны также 160 км. Последние данные, видимо, и соответствуют действительности.

После знакомства с этими публикациями, представляется, что речь может идти о сроке обороны никак не меньше 19 суток. И скорее склонен доверять Семёну Ивановичу, который говорит о 22 сутках, потому что каждый из дней он переживал как последний. Хотя это страшное перенапряжение и прошедшие 33 года (от начала войны и до времени написания воспоминаний) могли внести свои коррективы. Сомнение у меня вызывает лишь дата 22 июня, указанная в письме дяди Сени как дата начала обороны пограничников. Как уже было написано выше, Финляндия начала военные действия позже Германии на несколько дней. Но спустя годы это могло и стереться из памяти. (Есть такое понятие: «аберрация памяти»).

Узнав, что о героическом сражении 80-го погранотряда написана книга, я нашёл её и купил через интернет (Чернышева Т.А. Застава Кайманова. - Петрозаводск, "Карелия", 1975. 120 с.,ил). Автор книжки, используя архивные документы, воспоминания пограничников, материалы личного архива Кайманова, в том числе его личный дневник лета 1941 г., смогла в целом воссаздать картину происходящих событий. И хотя имени моего дяди там не упоминалось, прочитал книжку с интересом.
Ну, а после направил письменные запросы в архивы ФСБ, УМВД по Самарской области и пограничный архив. Архив ФСБ переадресовал в самарскую полицию. УВД Самары прислало развёрнутую справку, которая позволила дополнить некоторые моменты биографии дяди. Короткую справку, подтверждающую службу Семёна Ивановича Сизова в 80-м погранотряде в 1941 г., прислали и сотрудники пограничного архива.

4. Военные действия в Карелии и Саратовское пограничное училище

Интернет-форум поисковых отрядов даёт сведения и о дальнейшей судьбе пограничного отряда, ставшего полком. Приказом НКВД СССР № 002082/к от 30.11.1941 отряд переформирован в 80-й пограничный полк Пограничных войск НКВД СССР. Приказом НКВД СССР № 00852 от 28.04.1942 «О реорганизации Управления внутренних войск НКВД СССР и сформировании Управления войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии» полк вошел в подчинение Главному Управлению Внутренних войск НКВД. Приказом НКВД СССР № 00792 от 04.05.1943 полк включён в состав войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии.

В годы Великой Отечественной войны отряд/полк принимал участие в оборонительных боях на границе, выполнял задачи по охране тыла 7-й армии, 26-й армии Медвежьегорской оперативной группы Карельского фронта. С конца 1941 года до второй половины июня 1944 года полк нёс службу на линии мыс Западная Челмужская Коса – острова: Заячий – Мудр-остров – Пётр-остров и охранял восточное побережье Повенецкого, Заонежского заливов Онежского озера по фронту 159 км и в глубину 50 км. В ночь на 31 декабря 1941 год 1-й батальон полка освободил от финнов остров Мег-остров на Онежском озере. С 1 января 1943 года по 1 сентября 1944 года полк предотвратил 13 прорывов финских диверсионных групп в тыл советских войск[11].

Вернёмся к военной службе Семёна Сизова. Итак, он был в составе 80 пограничного полка. Он пережил страшный удар врага, многодневную героическую оборону в полном окружении, ранение и контузию, 160-ти километровый рейд к линии фронта, возможно, допросы в фильтрационном лагере. Семён прошёл всё это достойно и продолжил воевать. Он был в 80-м полку вплоть до февраля 1943 года. В каких именно из операций он участвовал, остаётся лишь догадываться. Но зато достоверно известно (старый листок по учёту кадров), что он вместе со своим погранотрядом продолжал воевать в Карелии. Его заметили командиры и постепенно повышали по службе. Уже 22 июня 1941 года, в самый первый день войны, он был назначен заместителем политрука, а 1 сентября 1941 года стал командиром отделения.

Выцветшее фото добавляет ещё одну маленькую страничку в военную биографию Семёна Ивановича. На переднем плане 12 бойцов в овчинных полушубках на фоне большой избы и выкрашенного в белый цвет легкового автомобиля, из которого выглядывает улыбающийся шофёр. На обратной стороне написано фиолетовыми чернилами: «Группа друзей на службе (Самая наилучшая жизнь)» и далее неразборчивая подпись. В правом нижнем углу мелкими буквами добавлено: «Карельский фронт. 80 погр. полк НКВД, пос. Верховье. Отечественная война». Возникает вопрос: какое именно Верховье? Дело в том, что в Карелии есть 4 деревни с таким названием: в Медвежьегорском, Муезерском, Олонецком, Прионежском районах. Муезерский район отпадает сразу, поскольку он был оккупирован до зимы 1942 г. Остаются три варианта. Но здесь помогают выше приведённые сведения о дислокации 80-го погранотряда. С очень большой долей вероятности можно предположить, что речь идёт о посёлке Верховье Медвежьегорского района.

Ясно, что эти надписи делались много позже после окончания войны. Боевое товарищество и дружба осталось для Семёна Ивановича дорогим воспоминанием. И, как я понимаю, самым важным эпизодом его жизни. Вот откуда это:  "Самая наилучшая жизнь".

Зимой 1943 года Семёна застала тяжёлая весть: его отец Иван Мамонтович Сизов, также бывший на фронте, после ранения под Сталинградом умер в госпитале в Орске.

15 февраля 1943 года С.И. Сизов был направлен на учёбу в Саратовское пограничное училище войск НКВД, где проучился 7 месяцев (до 15 августа 1943 года). После окончания училища стал слушателем оперативных курсов в Красногорске, Московской области. Курсы были организованы при оперативном лагере № 27 НКВД СССР, где содержались немецкие военнопленные. 24 августа 1944 года Семён Иванович Сизов получил своё первое офицерское звание - младший лейтенант НКВД.

Очевидно, что его и его товарищей готовили к новой службе в лагерях немецких военнопленных, количество которых всё росло. После окончания курсов Семён Иванович был назначен старшим оперуполномоченным фронтового приёмно-пересылочного лагеря № 57 НКВД СССР. В лагерь направлялись пленные немцы до определения их дальнейшей судьбы. Лагерь находился в действующей армии в составе 3-го Прибалтийского фронта с 08.08.1944 по 16.10.1944, и упомянут в приказе МВД РФ №104 от 16 февраля 1998 года[12]. Именно там Семён Иванович встретил День Победы и служил в здесь до конца августа 1945 года.

5. Лагерь немецких военнопленных №57 (город Клайпеда)

В марте 1947 года С.И. Сизов был переведён в управление этого лагеря в город Клайпеду (бывший немецкий Мемель, ставший частью советской Литвы). Но прежде чем продолжить рассказ о службе, немножко о семейной жизни дяди Сени. Как я уже упоминал, перед уходом в армию Семён женился на своей землячке Марии Максимовне Тремасовой. Война не позволила им быть вместе, но сразу после окончания войны семья, наконец, смогла воссоединиться. Мария Максимовна также была на фронте, участвовала в обороне Сталинграда (награждена медалями «За боевые заслуги» и «За оборону Сталинграда»). За время пребывания в Литве в их семье родились дочь Света (1946) и сын Саша (1948). В Литву к Семёну Ивановичу из Оренбургской области приехала его сестра Мария (моя мама), которая также стала работать в штабе лагеря военнопленных, и бабушка Агафья Карповна. Здесь, в Клайпеде в 1948 году, Агафья Карповна закончила свой жизненный путь.

Служба в Прибалтике не была лёгкой. Лагерь был огромный: по маминым словам, там было около 10 тысяч военнопленных. Пленные немцы разбирали развалины домов, строили дороги, жильё, восстанавливали промышленные и транспортные объекты. В лагере шла большая работа по выявлению военных преступников, служащих гестапо, эсесовцев, участников расправ над мирными жителями. Нередко немцы-антифашисты сами выявляли и сдавали военных преступников. Если власти находили таких, то судили за военные преступления. В лагере руководством велась большая агентурная работа по выявлению подпольных фашистских террористических организаций и групп, предотвращению убийств активистов, сотрудничавших с администрацией лагеря и т.д.

В лагере были организованы кружки по интересам, оркестры, самодеятельность. Велась агитационно-пропагандистская работа. Немцы, по воспоминаниям мамы, в целом, питались нормально, многие получали посылки из Германии. Подтверждение её словам я нашёл в статье «Российской газеты». После 1943 года немцы и их союзники получали в сутки «по 600-700 г хлеба, 100 г рыбы, 100 г крупы, 500 г овощей и картофеля, 20 г сахара, 30 г соли, а также немного муки, чая, растительного масла, уксуса, перца. У генералов, а также солдат, больных дистрофией, суточный паек был побогаче.

Продолжительность трудового дня пленных составляла 8 часов. Согласно циркуляру НКВД СССР от 25 августа 1942 года они имели право на небольшое денежное довольствие. Рядовым и младшим командирам выплачивалось 7 рублей в месяц, офицерам - 10, полковникам - 15, генералам - 30 рублей. Военнопленным, которые трудились на нормированных работах, выдавались дополнительные суммы в зависимости от выработки. Перевыполняющим нормы полагалось 50 рублей ежемесячно. Те же дополнительные деньги получали бригадиры. При отличной работе сумма их вознаграждения могла вырасти до 100 целковых. Деньги, превышающие разрешенные нормы, военнопленные могли хранить в сберкассах. Кстати, они имели право на получение денежных переводов и посылок с родины, могли получать 1 письмо в месяц и отправлять неограниченное количество писем.

Кроме того, им бесплатно выдавалось мыло. Если одежда находилась в плачевном состоянии, то пленные получали даром телогрейки, шаровары, теплые шапки, ботинки и портянки» [13].

Что и говорить, это было далеко от тех жутких условий, в которых содержались советские солдаты. Довольствие же служащих лагеря, кстати говоря, было весьма скромным и его на большую семью Сизовых порой не хватало. Несколько раз, когда было особенно трудно, вспоминала мама, даже продавали какие-то вещи, чтобы купить продукты.

Филиалы лагеря были разбросаны в разных местах, и приходилось быть очень осторожным в перемещениях. Дома всегда было оружие, с которым умели обращаться и женщины (жена дяди Сени – тётя Маша прошла войну, а мою маму обучили как работника лагеря). Семён Иванович, как и другие советские офицеры, в городе без пистолета вообще никуда не ходил. Периодически устраивали нападения разного рода фашистские недобитки. У моей мамы там была убита подруга. В конце 1947 года Семён Иванович вместе с сестрой ездил в длительную командировку на Дальний Восток. Речь шла об организации лагеря военнопленных японцев в Приморье. Лагерь находился около станции Камень-Рыболов, недалеко от города Ворошилова-Уссурийского (ныне – город Уссурийск Приморского края). Семён Иванович, имевший уже немалый опыт работы с пленными немцами, помогал наладить работу с пленными японцами.

Дальнейшие должности С.И. Сизова связаны с управлением лагеря № 57 в Клайпеде. С 1 марта 1947 год он работал начальником финансовой части, позднее - начальником учётного отдела лагеря. Между тем, немцев стали отправлять домой. Уже 18 июня 1946 г. Совет министров СССР принял постановление № 1263-519сс «Об отправке на родину больных и нетрудоспособных военнопленных немецкой и других западных национальностей». В апреле 1947 г. в Москве состоялась конференция министров иностранных дел СССР, США и Великобритании, на которой было принято решение о репатриации немецких военнопленных до 31 декабря 1948 г. Но на практике репатриация затянулась до 1950 года. Кроме того, репатриации не подлежали военнопленные, осуждённые за военные преступления.

Начальником учётного отдела лагеря военнопленных Семён Иванович проработал до 16 сентября 1948 года. Когда лагерь военнопленных был расформирован, на его базе была сформирована трудовая колония, где мой дядя служил в должности старшего инспектора группы кадров. В 1946 - 1948 годы был секретарём партбюро Управления лагеря. 15 июля 1949 года он становится лейтенантом НКВД. И в том же годы награждается юбилейной медалью «XXX лет Советской Армии и Флота». В 1951 году С.И. Сизов вновь награждён: и это уже медаль «За боевые заслуги». Наградного листа пока я не нашёл, и остаётся лишь гадать: за что именно эта медаль была получена. Может быть, за службу в целом, а может, за конкретную операцию.

6. Служба в Куйбышеве. Пенсионные годы. Странички моей памяти.

В апреле того же 1951 года Семён Иванович переводится из Прибалтики в родное Поволжье, и начинает работать инспектором отдела кадров в исправительно-трудовой колонии в городе Куйбышеве (бывшей Самаре, которой ныне возвращено историческое имя). В дальнейшем он продолжал работать в системе УМВД в различных кадровых подразделениях. Параллельно в 1950-е годы дядя Сеня учился заочно в Юридическом институте, но после третьего курса эту затею оставил. В 1956 г. работал в системе БХСС УМВД Куйбышевской области.

С февраля 1961 по август 1969 г. был заместителем начальника отдела милиции Куйбышевского райисполкома г. Куйбышева. 24 сентября 1969 г. закончилась служба Семёна Ивановича: уже подполковником, он ушёл в отставку, достигнув предельного возраста службы в милиции. Выслуга лет на день увольнения составила 32 года 5 месяцев и 28 дней. Об этом мне поведала справка, присланная из архива УМВД по Самарской области[14].

В августе 1963 года здесь, в Куйбышеве я и родился. Дядя Сеня пригласил маму к себе, поскольку в Омске у неё не было родственников. Несмотря на то, что сами они жили стеснённо, здесь нам с мамой оказали самый тёплый приём. И первые месяц моей жизни я провёл в доме дяди Сени.

После увольнения в запас некоторое время работал директором рынка. А в 1977 году окончательно ушёл на заслуженный отдых. Помогал детям, воспитывал внуков. Занимался дачей, стареньким автомобилем. Очень любил рыбалку. Вообще, поскольку я рос без отца, ребёнком искал примеры для подражания среди мужчин. Дядя Сеня и его сын Саша были для меня таким примером.

Вспоминается многое... И даже какие-то вроде бы незначительные детали кажутся с годами всё более важными. Однажды дядя Сеня приехал к нам в гости в Омск. Помню, как он ремонтировал стол, а я ему помогал. Помню, как мы с ним гуляли чудесным зимним вечером. Ещё чаще мы встречались с дядей Сеней в Куйбышеве. Мы с мамой летом нередко ездили на море летом и на обратном пути заезжали в Куйбышев, чтобы погостить у дяди Сени и тети Маши. Ещё когда я был дошкольником, дядя подарил мне фуражку с синим околышком. С этой фуражкой связаны игры и фантазии моего детства. Дядя Сеня подарил мне и куда более дорогую вещь: свой цейсовский трофейный бинокль, хотя думаю и сам мог бы ещё его использовать. И фуражка его, и бинокль у меня бережно хранятся.

Одно из замечательных воспоминаний моего детства - как мы с дядей Сеней и мамой году так в 1975-м ездили на рыбалку. Ездили на машине на озеро. И подумать только, тогда дядя Сеня взял меня в резиновую лодку, и я поймал свою первую рыбку. Восторгу моему детскому тогда не было предела. По приезде в Омск я даже нарисовал в альбоме, как мы рыбачили. Спасибо, тебе дядя Сеня за эти добрые детские воспоминания. Они и сегодня мне дороги.

Последний раз я встречался дядей Сеней в 1986 году, когда приезжал с мамой к ним в гости. Помню, что там я заболел, и дядя Сеня проявил большую заботу и участие. Однажды я нечаянно услышал, как он говорил кому-то по телефону, отказываясь от встречи: «Ко мне племяш приехал». И снова скажу: не могу себе простить, что так и не расспросил его о прошлом подробно. Тогда же в 1986 г. мы все сфотографировались в фотоателье: дядисенины дети, внуки и мы с мамой. Эта цветная фотография в моём альбоме - последнее наше общее фото. На фото Семён Иванович и Мария Максимовна с орденами Отечественной войны, которые они, как и все ветераны войны, получили в 40-летний юбилей Великой Победы.

Награды С.И. Сизова: Орден "Отечественной войны", медали "За победу над Германией в Великой Отечественной войне", "За боевые заслуги", "За безупречную службу" 2-й степени, "За безупречную службу" 1-й степени, медали к юбилеям Великой Отечественной войны, к 50-летию советской милиции, к 50-летию Вооружённых сил СССР.

В январе 1988 году ушла из жизни жена дяди Сени – тётя Маша (Мария Максимовна). Это, конечно, стало для него серьёзным ударом. Последние годы жизни он провёл с сыном Сашей.

Дядя Сеня умер 22 июня 1989 год, в печальный для всех День памяти и скорби, день начала Великой Отечественной войны. С утра пошёл на рыбалку на небольшое озеро, которое было не очень далеко от дома, но вечером не вернулся домой. Инфаркт... Когда мне сообщили, я на следующий день утром вылетел из Москвы, где тогда учился в аспирантуре, и вечером встречал убитую горем маму, приехавшую на поезде.

Иногда лишь с годами мы понимаем значение близкого человека в нашей жизни. И этот очерк - моя скромная попытка выразить уважение и любовь к дяде Сене. Семья отдала мне на память часы, которые он получил к 40-летию Победы. Эти часы и сейчас на моей руке.

Вот и весь рассказ о ветеране и родном мне человеке. Это был очень спокойный, добрый и скромный человек. Ему я обязан многим. Спи спокойно дорогой Семён Иванович, мой любимый дядя Сеня, раб Божий Серафим. И пусть Бог даст тебе Царствие Небесное.

Примечания

1. О моей маме есть отдельный рассказ: Сизов С.Г. Мария Ивановна Сизова - памяти Учительницы // Электронный ресурс:http://proza.ru/2012/10/04/1058
2. Центр документации новейшей истории Оренбургской области (ЦДНИОО). Ф. 30. Оп. 1. Д. 50. Л. 53-54.
3. Личный архив автора. Письмо автору из Центрального пограничного архива УФСБ РФ от 03.03.2014. Ссылка: Ф.119. Оп.2. Д.15. Л.214.
4. 80-й пограничный отряд войск НКВД СССР: в боях за Карелию. Электронный ресурс (дата обращения 11.12.2013): http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=443...
5. Там же.
6. Финляндия во Второй мировой войне. Электронный ресурс (дата обращения 11.12.2013): http://otvoyna.ru/statya38.htm
7. Личный архив автора. Письмо автору от Семёна Ивановича Сизова 02.04.1975, г. Куйбышев.
8. 80-й пограничный отряд войск НКВД. Электронный ресурс: (дата обращения 14.12.2013) http://ru.wikipedia.org/wiki/80-й пограничный отряд войск НКВД.
9. Михайлова Альфия. Кайманов, наш первый Герой // Республика Татарстан. 2006.№ 170 (25766). 25 августа. Электронный ресурс (дата обращения 11.12.2013): http://www.rt-online.ru/aticles/rubric-79/68703/
10. 80-й пограничный отряд войск НКВД СССР: в боях за Карелию. Электронный ресурс (дата обращения 10.12.2013): http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=443...
11. 80-й пограничный отряд войск НКВД СССР: в боях за Карелию. Электронный ресурс: http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=443...
12. Приказ МВД РФ от 16.02.1998 n 104 об объявлении дополнительного перечня подразделений НКВД, входивших в состав действующей армии в период великой отечественной войны 1941 1945 гг. Электронный ресурс: http://russia.bestpravo.ru/fed1998/data08/tex2507...
13. Под присмотром НКВД. Немецкие военнопленные после войны получали в СССР зарплату и работали по 8 часов в день Электронный ресурс (дата обращения 14.12.2013): http://www.rg.ru/2012/06/28/istoria.html
14. Личный архив автора. Письмо автору из ГУ МВД РФ по Самарской области от 28.02.2014. Ссылка: Ф.1. Оп.1. Личное дело №121756.
--------------------------------------------------------
НА ФОТО: Пограничник 80-го погранотряде войск НКВД Карело-Финского округа Семён Иванович Сизов (1941 г., скорее всего, весна). Фото из Личного архива автора очерка.

14.12.2014, Омск

P.S. Эта версия очерка исправлена 16.08.2014 после получения дополнительной информации. Возможно, очерк будет ещё доработан...





Рейтинг работы: 30
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 837
© 19.10.2014 Сергей Сизов (Омск)
Свидетельство о публикации: izba-2014-1156262

Метки: погранвойска НКВД, Великая Отечественная война, пограничники, 80-й погранотряд, бои на финской границе,
Рубрика произведения: Проза -> Очерк


АЛЁНА       08.05.2017   11:15:28
Отзыв:   положительный
Уважаемый Сергей!
Спасибо, что сохраняете историю своих родственников!
Судьба Вашего дяди Сени (Семёна) очень интересная и хорошо, что сохранились документы, они передатутся через поколения!
Ведь каждый рассказ о простом, как кажется, а на самом деле героическом человеке и составляет в итоге историю нашей Родины!!!
..........Иногда лишь с годами мы понимаем значение близкого человека в нашей жизни. И этот очерк - моя скромная попытка выразить уважение и любовь к дяде Сене. Семья отдала мне на память часы, которые он получил к 40-летию Победы. Эти часы и сейчас на моей руке......

С поклоном - Светлана


Сергей Сизов (Омск)       08.05.2017   18:46:22

Очень рад, Алёна, Вашему отклику. Сердечно вас благодарю за внимание. С Днём Победы!
Лариса Березина       08.05.2017   10:30:35
Отзыв:   положительный
Да, такие люди одержали победу над фашизмом. Да, такие люди создавали величие СССР. Вечная память Вашему дяде. С такими, как он, уходит целая эпоха. Великая эпоха. Хорошо, что Вы храните об этом память, память о простом человеке той Великой эпохи. О скромном Герое. Только благодаря таким скромным Героям до сих пор жива Россия, живём мы все. Спасибо за очерк.

С уважением,
Лариса Березина
Сергей Сизов (Омск)       08.05.2017   18:44:09

Благодарю Вас, Лариса! С Праздником Победы!
Елена Леонова       08.05.2017   09:02:16
Отзыв:   положительный
Здравствуйте, Сергей!
С интересом прочитала рассказ о Вашем дяде Сене, Семёне Ивановиче!
Очень бережно Вы относитесь к его ПАМЯТИ, его жизненному пути, трудному и героическому!
СПАСИБО ВАМ БОЛЬШОЕ!!!!
СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ СЕМЁНУ ИВАНОВИЧУ...
С УВАЖЕНИЕМ, ЕЛЕНА.











1