Преступница


Посвящается моей бабушке,
ее сестре, моей маме и всем, пережившим Великую Отечественную Войну.

В первый момент, когда она очнулась – как часто бывает с человеком, когда он просыпается не на своем привычном месте – не могла понять, где находится: в комнате была кромешная темнота. Чуть сдвинула руку – и реальность к ней вернулась, под рукой был грязный пол, затоптанный в течение дня множеством ног в грязной обуви. Одновременно с этим ощущением, пронзила мысль: «Преступница…»

Глаза уже привыкли к темноте, у противоположной стены, еле различимы, стояли три или четыре стула. Женщина обессиленно поднялась и перебралась на эти стулья. Сев на один из них, она закрыла глаза и обреченно застыла.

Ее, конечно, теперь заберут, отправят в лагерь, может даже расстреляют по законам военного времени. Что будет с детьми? Тамара, старшая, совсем взрослая стала, 14 лет уже. За младшеньким приглядит, если что. А так все на сестру, ляжет…

В памяти стали вспыхивать то одно, то другое событие.

Осенью 1941 года к Петрозаводску приближалась финская армия, объявили эвакуацию. Собирались быстро, багаж, который можно было взять, был строго ограничен по весу, но они с сестрой, обе портнихи, пожертвовав самыми необходимыми вещами, захватили с собой ручную швейную машинку. Сначала плыли на барже, потом ехали на поезде. Казалось, что эта дорога в неизвестность никогда не закончится. Светочка, годовалая малышка, заболела. Их сняли с поезда, девочку поместили в карантин: огромный барак, где находились эвакуированные из разных мест, заболевшие в дороге. К дочке ни разу не пустили, а через пару дней сообщили, что девочка умерла. Снова поезд, и снова бесконечная дорога…

Привезли их в Казахстан. Голодали, но их спасала та самая швейная машинка: в основном перешивали старые вещи, расплачивались заказчики едой. Конечно, этого не хватало для сытости, но позволяло выживать.
Старшая дочка с детства не переносила вкус кипяченого молока. Сердобольная соседка-казашка однажды пригласила ее к себе, налила стакан молока и дала свежеиспеченную булочку. Булочка, с румяной корочкой, была такая вкусная. От молока не смогла отказаться – голодная, да и неудобно. Когда отошла несколько шагов от дома, ее вырвало. Жалела потом очень: лучше бы молоко не пила…снова сосет под ложечкой от голода.

Тамара заболела. Местный фельдшер ничего толком определить не смог – да и лекарств все равно никаких не было. Через несколько дней сказал: «Умрет твоя дочка». Проклятая война! …безысходность…и ничем не поможешь… Девочка уже не подает признаков жизни, и женщина стала шить подушечку в гроб для своей дочери. Но на следующий день дочка открыла глаза и еле слышно прошептала: «Мама, я хочу пельменей». Господи, где взять пельмени, если даже хлеба нет?!

Женщина бегом - к председателю совхоза: «Хоть маленький кусочек мяса…» Ей дали крохотный кусочек печени и горсть черной муки, она сделала несколько пельменей. Это было чудом: Тамара поправилась.

…За окном начало светать. Тяжелые осенние тучи, нависли над казахстанской степью…

Какая все-таки красота в Карелии! Голубые ели, такие мохнатые ветки у них, как кошачьи лапки… Лесные озера – ламбушки…

Женщина вспомнила довоенную жизнь в Петрозаводске. Она была настоящей мастерицей, шила платья для первых модниц города. Правда, денег себе на наряды не хватало – семья была большая. А одеться красиво тоже – ох, как хотелось. Женщина улыбнулась, вспоминая, как однажды она купила большое количество батистовых платочков и сшила из них себе платье. Ткань батист очень нежная, кипенно-белая, такого платья ни у кого не было. Отправившись в этом платье в кинотеатр, она произвела настоящий фурор.

…В комнате становилось все светлее, женщина посмотрела на свое пальто неопределенного цвета, порядком износившееся.  Возле подола было небольшое утолщение – доказательство ее преступления…

Все знали про закон, который в народе называли «закон о трех колосках». Голодающие эвакуированные делали дырки в карманах пальто, куда и опускали зерна пшеницы, которые удавалось обнаружить на полях, они проваливались к подолу. Делали это тайно, приходили на поле в темное время суток, чтобы никто не видел. Хоть хлеб с полей уже был убран, закон все равно действовал, по которому нельзя было с поля выносить зерно. Она пошла на поле в первый раз… и попалась. Ее увидел председатель совхоза, который объезжал территорию на коне.

Он, матерясь, гнал ее кнутом по осенней, расхлябанной дороге до самого сельсовета. Она не чувствовала боли, только стыд и ужас…Потом втолкнул в сельсовет и закрыл на замок. Она, упав на пол, так и пролежала там, забывшись, пока не очнулась ночью.

Утром, смирившись со своей ужасной участью и позором, женщина ждала прихода председателя. Он пришел, когда поселок еще спал, открыл замок и, не глядя на женщину, сказал: «Иди домой».





Рейтинг работы: 33
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 6
Количество просмотров: 282
© 05.09.2014 Любовь Павлова
Свидетельство о публикации: izba-2014-1123653

Рубрика произведения: Проза -> Быль


Татьяна       13.05.2016   22:32:58
Отзыв:   положительный
Сколько пришлось выдержать нашим бабушкам, мамам... И как рисковал председатель - ведь всегда найдется кто-то кто что-то где-то видел...

Спасибо!

С уважением, Татьяна
Любовь Павлова       23.05.2016   21:34:55

Да, пережить и выдержать...Рисковал, но все-таки поступил по-человечески. Хороший, человек, наверно, был.)
Спасибо за отклик!
София Зирина       09.11.2015   22:45:27
Отзыв:   положительный
Очень волнующий рассказ, Любаша. А мне вспомнилась история, рассказанная женщиной в больнице. Как раз был праздник 9 мая, мы любовались салютом на главной площади города, которая хорошо просматривалась из больничных окон. А потом долго не могли уснуть, каждый рассказывал что-то, вспоминая военные годы. Эвакуированные жили в землянках, в которых осенью было и сыро, и холодно. Дети целый день дома, а взрослые с раннего утра до позднего вечера на работах. Помыться и постирать одежду возможности не было. Замучили платяные вши, которые расплодились в грязной, потной одежде. Мать 4-х детей решила хотя бы высушить и пропарить свою промокшую от дождя одежду и повесила её над печкой-буржуйкой. Уставшая, она уснула, а одежда упала на печку и сгорела. Утром она не смогла выйти на работу, ей просто было нечего одеть. Бедняжку чуть не отдали под суд, но люди отстояли её и поделились с ней своей одеждой. Спасибо, Любушка, за рассказ. С теплом души София.
Любовь Павлова       02.04.2016   05:39:52

Да, трудное было время, суровое. Рассказы такие сохранять надо. Это наша история. Спасибо за отклик!
Марина М.       07.09.2014   10:34:27
Отзыв:   положительный
Меня всегда поражает жестокость законов, пусть даже и военного времени.
Хлеб уже убран, но людям - ни колоска, пусть сгинет...
Как люди выживали!
И ведь эта женщина искренне считала, что она - преступница!
Низкий поклон всем выжившим в то суровое время и светлая память.
Любовь Павлова       07.09.2014   17:33:56

Да, Марина, мне тоже трудно представить, что так было. История не вымышленная: эта женщина - моя бабушка, а Тамара - моя мама. Светлая им память.
Спасибо за отклик!

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1