Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Олель и три ведьмы


Олель и три ведьмы
Сказка. Для младшего школьного возраста

Сварожич – один из сыновей Сварога – верховного бога древних славян.
шелом (устар.) – шлем
Комоедица – один из древнейших славянских языческих праздников. Суть этого праздника – встреча Весны (ныне церковью адаптирована под Масленицу)
Марена – символ зимы. Её чучело сжигали в день празднования Комоедицы.
Вырий – райская птица.
Зимогор – бездомный, бродяга


В дальней–дальней деревеньке
Между рощей и рекой
Жизнь катилась помаленьку,
Но случился непокой:

По неведомым дорожкам
Приплелись издалека
Три избы на курьих ножках,
В каждой – старая Яга.

Поселились ведьмы в роще
У деревни с трёх сторон
Хоть крестьяне и не ропщут,
Но в хозяйствах-то урон!

Не уважишь Бабку-Ёжку
Караваем иль холстом,
Значит – сделаешь оплошку
И винишь себя потом:

Что-то куры не несутся,
Поломал пшеницу град,
Дети все разбили блюдца,
Гость пришёл, а ты не рад!

Плохо доится Пеструха,
Рыба вовсе не клюёт,
Зуб болит, стреляет в ухо,
Мишка слопал в ульях мёд!

И крестьяне ублажали
Трёх колдуний много лет
Сыром, маслом и коржами –
Всем, что было на столе.

В страхе жить соромно – люди ж!
Вечно помни про беду.
Дать не сможешь, иль – забудешь,
Сразу порчу наведут.

Поклоненьями согретый
В роще дуб стоял один.
Знали всё, что древо это
Сам Сварожич посадил.

К духу дуба-патриарха
Обратились старики:
«Огради село от страха,
Жить под гнётом – не с руки.

Нам не в тягость общим миром
Трёх старушек призревать,
Но всё время под секирой!
Ну, совсем не благодать!»

Дуб крестьянам не ответил,
Лишь ветвями прошумел,
Но у Дарьи в том же лете
Народился сын-пострел.

Удивлялись Дарья с Провом:
До морозов сын пошёл,
Рос весёлым и здоровым,
В год – лопочет, как большой!

И ещё такое диво
На семейство снизошло:
Словно что-то оградило
Их хозяйство как шелом.

Не ходили к бабкам в рощу
(Замотались с малышом)
Но собрали жита больше,
Лён родился хорошо,

Животина вся здорова
Да ещё дала приплод:
Отелилася корова
И овца не отстаёт.

Не цветёт вода в колодце,
Ветер крышу не сорвал,
А в грозу окно не бьется,
И не вспыхнет сеновал.

Стали ближние соседи
Меж собою примечать:
«То ли бог с мальчонком этим,
То ли бесова печать.»

***
А в лесу об эту пору
Спор с утра и до утра:
Собрала для разговору
Бабок старшая сестра.

– Как-то надобно, сестрицы
Сладить нам с прорухой той –
Надо ж было народиться
Ведьмочонку с добротой!

Эка сила! Год с полтиной,
А уже не сладить с ним.
Он пока стоит плотиной
Перед хутором одним,

Подрастет, и всю деревню
Оградит от ворожбы,
Мы с наукой нашей древней
Будем есть одни грибы.

Без боязни уваженья
Нам от смердов не видать.
Выдвигайте предложенья.
Не придумаем – беда!

– Может дядюшку Кащея
Позовём из небытья?
– Надо выпросить прощенья:
Оплошала как-то я:

Василису проглядела,
Проболталась про иглу.
– Ну, игла. Большое дело!
Чай, старик не так и глуп:

Сто смертей по свету прячет,
Но к нему, когда уж – край,
Будем действовать иначе,
Вы хитры и я хитра:

Жадность, глупость, лень и зависть
Нам помогут, чтоб к весне
Дарья с Провом оказались
Чужаками на селе.

– Тоисть, как?
– Крестьянам тёмным,
Приходящим на поклон,
Столько сплетен наплетём мы,
Чтоб до жилы допекло.

Скажем, что у Прова с Дарьей
Не мальчишка, а – ведьмак,
Не любовью им подарен,
А всучён незнамо как.

То ли лешим с Волчьей пади,
То ли бесом водяным,
Он – овца дурная в стаде,
Вы прогнать его должны.

Сами ж будем понемногу
Порчу слать и вред чинить,
А мальчонка–недотрогу
Наговорами чернить.

И Яги селянам в уши
Лить отраву принялись.
Мир в деревне был порушен,
Стала царствовать корысть:

Отчего на их подворье
Валом сыплется добро?
Дождь и ветер им подспорье,
А у нас – наоборот!

У Ерёмы лошадь пала,
Стешке град побил горох
Фролу рожь спалило палом,
У Матрёны боров сдох.

Ведьмы дёгтю подливают:
«Договоры мы блюдём,
Наши хаты тута с краю,
Вся невзгода только в нём!»

Стали люди хату Прова
Обходить кривым путём:
Вдруг посмотрит он сурово
Или встретишься с дитём.

Молодые в непонятке:
Жили дружно все, а тут:
Не приходят к ним колядки
И на свадьбы не зовут.

***
Между тем у их сынишки,
Что Олелем наречён,
Ели хлеб с ладони мышки,
Мёд он смело брал у пчёл.

Не в пример живущим рядом
Голопузым сорванцам
Был он матери отрадой
И помощником отца

На свою вторую осень
Озимь сеял он с отцом,
Дарья вновь была на сносях,
Сын справлялся с жеребцом.

И Каурка и Бурёнка
И строптивая коза
Приказания ребёнка
Понимали по глазам,

По движениям ладошки,
По качанью головой.
У зверей и сына–крошки
Был язык какой-то свой.

Понимал он лай лисицы
И фырчание ежа,
А однажды у криницы
С мухой весело жужжал.

Не играл он с ребятнёю,
Не скучал, гулял один,
Предвечернею порою
Часто к дубу приходил.

Там сидел, пока смеркалось,
К древу ухом прислонясь.
И глаза его, казалось,
Излучали чудо-ясь.

Время шло. Зима настала,
Дарья дочку родила.
Но для счастья не хватало
Им соседского тепла.

Не пришёл никто поздравить,
На малышку поглядеть,
Общий быт не со вчера ведь,
Мутно в доме без людей.

Были свадьбы, поминанья,
Под гармошку хоровод,
Собирались на гулянья
И встречать Солнцеворот.

В Комоедицу Марену
Жгли, приветствуя Весну.
Раньше всюду непременно
Ждали Прова и жену,

А теперь их все чурались,
Дома были взаперти,
А на улице встречались –
Норовили обойти.

И гулянье утихало
Коль придут они туда.
Прову с Дарьей тяжко стало
От безмолвного суда.

Хоть никто не скажет слова,
Но глядят, как на врагов
И сказала Дарья Прову:
«Поспрошай у стариков.

Ты пойди в совет старейшин
Повинись. Не знаю в чём.»
Вдруг Олель: «Никто не грешен.
Мне сказали сыч с грачом,

Что лесные Бабки-Ёжки
Извести меня хотят
Потому что я немножко
Им перечу, хоть – дитя.

Несмотря на подношенья
Зло по-прежнему чинят,
И невзгоды и крушенья –
Всё пеняют на меня.

Оставайтесь в этом мире,
Завтра утром, по весне
Прилетит к нам птица Вырий
И уйду я вслед за ней.

А селянам расскажите,
Мол – унёс меня орёл,
Видно, больше я не житель,
Навсегда покой обрёл.

Старый дуб мне заповедал
Отыскать в глуши лесной
Мудреца – седого деда
Под столетнею сосной

Он меня научит силой,
Мне дарёной, управлять.
Я вернусь к калитке милой,
Где сестра, отец и мать.

Ведьмам снова покоритесь,
Пусть их тешатся пока,
И Алёнку берегите,
Жизнь под гнётом нелегка.»

***
Время соколом помчалось
Восемь лет, как сын ушёл.
Дарья плакала сначала,
Но утешилась меньшой.

Как-то в зимнее ненастье
С виду – беден, хил и хвор
К пожилой бобылке Насте
Постучался зимогор.

Попросился обогреться,
Говорит, что заплутал,
Настя гостю рада сердцем:
Хата будет не пуста.

– Что бродить зимой по свету?
Ни одёжки, ни еды.
Оставайся хоть до лета,
Поживи без суеты.

С благодарностью бродяга
У вдовы остался жить.
Не одна теперь, хотя бы,
Пусть невзрачный, всё – мужик.

Полюбили люди Ждана –
Так назвался им чужак,
Он на дудке из каштана
Был наигрывать мастак.

Сочинять умел частушки,
Брагу сладкую варил,
Деревянные игрушки
Ребятишкам мастерил.

Детвора ватагой звонкой
Приходила к ним во двор,
И однажды он с Алёнкой
Вёл секретный разговор.

Возвратилась дочка к Прову
И сказала: «Ждан просил:
Как загонишь в хлев корову,
Сразу лампу загаси,

И увидишь возле стойла
На подстилке светлый круг
В круг войди и тихо стой там.
И не бойся, Ждан нам друг.

Про Олеля что-то знает.
Будто жив он и здоров,
И недолго сила злая
Будет лихом для дворов.»

Всё как есть. Погасла лампа.
Пров вошёл и стал в кругу.
Вдруг он слышит:
– Здравствуй, папа!
Только так пока могу

Появиться перед вами,
Чтобы ведьмы не могли
Заговорными словами
Уберечь свои долги.

Пров застыл от удивленья:
Сам сынок пред ним, как есть!
– Я-то думал: от Олеля
Ждан принёс благую весть.

– Я таюсь, отец, до срока.
Чтоб Ягам до жарких дней
Их лазутчица – сорока
Не трещала обо мне.

На лугу созреют травы
Против всех яговых чар,
Вот тогда я стану равным
И смогу рубить сплеча,

А пока в обличье Ждана
У Настасьи поживу.
К вам же буду утром рано
Появляться наяву.

– Расскажи мне, где скрывался?
– У Лесного Мудреца.
Древней силы набирался,
Тайны мира созерцал.

Я смогу закрыть от порчи
Всю деревню на замок,
Ну, прощай, спокойной ночи!
Обо мне пока – молчок!

Вот и лето прикатило,
По деревне слух пошёл,
Что у Яг пропала сила.
Мол, у Насти за душой

Ни припасов, ни скотинки
И бродяга – лишний рот,
Не несут Ягам гостинцы,
Что ж их порча не берёт?

Дарья с Провом, как бывало,
Позабыли тропку в лес,
Но добро им прибывало,
Будто радуга с небес.

Стали прочие селяне
То – один, за ним – другой
Не носить старухам дани,
То есть: в рощу – ни ногой.

Ну, а что же Бабки-Ёжки?
Каково им без даров?
Подожди, дружок, немножко,
Подточу своё перо.

***
Ну, так вот. Известно – в роще
У старух переполох:
– Ой, беда! Как куры в ощип
Мы попали! В чём подвох?

Не карают заклинанья
Непочтительных селян:
Захворать должна Меланья,
Потерять свинью Ульян.

Но Меланья на покосе
Обгоняет мужиков,
У Хавроньи в опоросе
Двадцать чудных сосунков.

– От проклятий их не корчит
– Мор скотину не берёт,
– Что мы им ни напророчим,
Всё идет наоборот!

– Может Пров наврал когда-то:
Не погиб его Олель,
А теперь вернулся в хату,
И колдует!
– Неужель?

Где бездельница-сорока?
Почему не донесла?
Лишь трещит, да мало прока
От такого ремесла!

– Здеся я! Чего видала,
Лишь о том и стрекочу.
Есть бродяга захудалый.
Кто он – знаю только чуть.

Заплутал зимой в метели,
Настя кров ему дала.
Жданом кличут. На свирели
Он играет для села.

Тем и кормится немножко,
За игру ему почёт,
И краюшка, и одёжка.
– А Олель-то тут причём?

– Я не ведьма, я – сорока,
И умом не вам чета,
Но гляжу: с какого срока
Вам приспело причитать?

Может к нам пришёл нежданно
Из невесть каких земель
И живёт в обличье Ждана
Зачарованный Олель?

– Ждан, Олель – не важно, бабы.
Ну, сорока! Голова!
Он, видать, колдун не слабый
И всурьёз забаловал.

– Что ж теперь? Самим работать?
Шить, и стряпать, и пахать?
Я уже забыла что-то,
Как лопату в печь пихать.

– Значит, рОдные сестрицы
Перед нами два пути:
Или с ворогом сразиться,
Или – прочь отсель уйти.

– С этим нам не сладить силой,
И прощаться с местом жаль,
Ты б Кащея попросила.
– У него своя печаль:

Ищет новую невесту.
Появлюсь – меня пошлёт,
А сыскать другое место
Нелегко – деревня мрёт.

Надо этому Олелю
Строгой карой пригрозить,
Сроку дать ему неделю,
Чтоб убрался, паразит,

А не то тройным заклятьем
Превратим его в козла.
Будет с козами гулять он
Вёрст за тыщу от села!

– Ну, а если наша сила
Для его, что кошке – мышь?
– Ты бы зелье замесила.
Против нас не устоишь!

– Чтоб грозить, посол потребный,
К нам не ходят без нужды.
Не пойдёшь ведь ты в деревню
И не скажешь: «Подь сюды!»

– Ерунда! Чего тут думать:
Напишите-ка письмо,
Положу его под дубом
Ждан придёт, когда темно.

Он сидит там каждый вечер,
Будто слушает кого.
– О посланье нет и речи:
Нет писца ни одного.

Нам не ведома наука,
Не учились мы писать.
– Погоди! А может внука
Притащу я к нам в леса.

Мой внучок, проказник Кузька
В град-столице, вот дела!
Я немедля соберусь-ка.
Где там ступа и метла?

Шли в ту ночь в штабы доклады
В них один и тот же текст:
«Пролетал над автострадой
Неопознанный объект».

***
Лаской, силою, посулом
Иль уловкою какой
Ёжка Кузю умыкнула
Из квартиры городской –

Нам об этом неизвестно,
Но назавтра утром в рань
Бабка с внуком в ступе тесной
Приземлились на елань.

В теремке на курьих ножках
Домовёночка Кузьму
Накормила Бабка–Ёжка
И бубнить давай ему:

– Подсоби родимый внучек,
Мне и сёстрам удружи,
Знаю: грамоте обучен –
У Наташки долго жил.

В туеске возьми берёсту,
А под ней – вороний клюв,
Заточи конечик востро
И пиши, что я велю.

Ну, корябай: Выражаю
Я от Баб-Ягов окрест
На берёстовой скрижали
Наш решительный протест!

Ты пошто, колдун блаженный,
Стал препоны нам чинить?
Али хочется сражений?
Берегись, драконья сыть!

Мы с исконного начала
Распорядок тут блюли,
Ворожба нас выручала,
Жизнь – малина-разлюли!

Поселян держали в страхе:
Хочешь жить – неси оброк!
От краюхи до рубахи –
Всё, бывало, брали впрок.

А теперь? Чего ни спросишь,
Говорят: «Не обессудь!»
Стороной обходят рощу,
Нам подарков не несут.

Взять, к примеру, день вчерашний –
Ворожба наперекос:
Дождь полил сухую пашню,
Несмотря на мой прогноз!

Марфу в жены взял Данила,
Хоть сулили Фёклу мы,
И счастливо отелилась
Недотрога у Фомы.

И ещё немало порчи
Помешал ты нам наслать.
Пусть тебя болячка корчит,
Мы порадуемся всласть!

Ты своею добротою
Хочешь нас морить живьём?
Это дело непростое:
Мы Кащея позовём!

– Ай, да Кузя! Вот – работа!
Щас сороку позову.
– Страсть увидеть мне охота
Чародея наяву!

– Я письмо доставлю лично
Ждану в руки хоть сейчас.
Глянь: пиджак на мне столичный,
Не хламида, как у вас!

Ведь встречают по одёжке.
– Погоди ты, баламут!
Не случилось бы оплошки:
Может Ждан – обычный шут!

– Ждан меня и не увидит,
Если он не чародей.
А сороку – позовите,
Я вам с ней пришлю вестей.

– Ну, ступай! Тут недалёко.
Стали ждать. Проходит час.
Вдруг глядят: летит сорока.
Села, бойко стрекоча:

– К вам Кузьма идет со Жданом!
– Ну, сестра, давай отвар!
Пусть козлом, а то – бараном
Станет он от наших чар!

Ждан выходит на поляну –
Как из полымя в огонь:
Из посудины стеклянной
Ведьмы брызгали в него,

Заклинанья бормотали,
Только Ждану – нипочём:
Брызги делались цветами
И ложились на плечо.

– Эй! Уймитесь, супостатки!
Не устали зло творить?
Зелья вылейте остатки,
Я пришёл поговорить.

Что кичитесь силой тёмной?
Портить, рушить – не хитро,
Не пора ли, бабы, вспомнить
Ваше женское нутро?

Эта – хлеб пекла когда-то,
Та – гнала хворобы прочь,
У старшой – ума палата,
Людям вы могли б помочь.

Не за страх, а за спасибо
Вас приветят на селе.
Перестаньте гадить, либо
Улетайте на метле.

Царь Кащей уехал в штаты,
Деньги начал в рост давать,
Чахнет он теперь над златом
И на вас ему – плевать!

Кузя будет тож при деле:
В домовые к нам пошёл.
На раздумья вам – неделя,
Обмозгуйте хорошо.

Ну, пока! Пошли, хозяин! –
Обратился к Кузе Ждан.
А старухи, рты раззявив,
Лишь вздыхали: «Ох беда!».

Эпилог

Зимний день. Над каждой хатой
Дым струится в небеса.
Вышел из лесу сохатый,
Где-то тявкнула лиса.

За деревней на поляне
Принаряженный народ .
Развесёлое гулянье,
Славный день – Солнцеворот!

А в избе на курьих ножках
Разомлевшие Яги
Пьют наливку понемножку
Под грибки и пироги.

Обещали ведьмы Ждану
Соблюдать их уговор:
Впредь вредить они не станут,
Людям будут с этих пор

За умеренную плату
Хоть – вещами, хоть – едой
Делать заговор на хату,
На погоду, на удой,

Врачевать от разной хвори
И скотину и людей.
Оказалось, правда, вскоре,
Что натура всё ж – злодей.

Стали бабки без зловредства
Сами чахнуть и хиреть
Тут Кузьма придумал средство:
Бабки-Ёжки могут впредь

Насылать на тех напасти,
Кто порядок не блюдёт,
Кто другим дорогу застит,
Жизнь беспутную ведёт.

Ждан для всех остался Жданом –
Ни к чему народ смущать.
О сынке своём желанном
Знали лишь отец и мать.

Не скажу, где та деревня,
Я и сам бы знать хотел,
Принесла рассказ сей древний
Мне сорока на хвосте.





Рейтинг работы: 18
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 313
© 11.08.2014 Геннадий Солодилов
Свидетельство о публикации: izba-2014-1106546

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи для детей


Ласковая Тигрица       11.08.2014   14:41:51
Отзыв:   положительный
В восторге я !
Геннадий, вы настоящий волшебник! Нет, я конечно, перечитала на днях тут всё, что в наличии есть, в форме диалога - изумительно пишите, но у вас ещё оказывается потенциал какой огромный ... Поэт-сказочник!
"Стали ближние соседи
Меж собою примечать:
"То ли бог с мальчонком этим,
То ли бесова печать.""
Очень ... очень хорошо, сюжет свежайший, слова в соответствии со славянскими традициями и говором, на одном дыхании прочитала, долго, но это того стоит. Доченька моя приедет в конце лета с отдыха, ей почитаю обязательно, сказку об Олеле забираю в свои избранные произведения, без сомнений, и спасибо вам, Геннадий, за доставленное удовольствие и наслаждение от слога и необыкновенной истории.)
Я рада, что вы поселились в Избушке, рада, что нашла вас!
Оля.)


Геннадий Солодилов       11.08.2014   16:52:47

Спасибо, я рад, что Вы рады. У меня ещё есть в запасе стихи про нечистую силу. Говорю ж - обожаю я их! Хоть наших, хоть заморских.











1