Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Наталья Дурнева. Отражение №7, август 2014


Наталья Дурнева. Отражение   №7, август 2014
Иллюстрация: hallpic.ru

Жарки сибирские


Серия «А»






Наталья Дурнева



Отражение






Стихи






Линево, 2014








По строке, как по краю…

По строке, как по краю,
Каждый день я хожу,
Всё слова подбираю,
Так и сяк приложу.

То не ладится рифма,
Не выходит размер,
Вдруг окажется лишним
Слово "кто", например.

Все слова - как сквозь сито,
И всю ночь не уснуть,
Чтобы утром, как бритвой,
По сердцам полоснуть.

Чтоб сильнее забился
От волнения пульс,
И чтоб ноги просились
В неизведанный путь.

Чтоб в десятку, как пуля,
Слово - и наповал.
Чтобы вы не уснули,
Когда автор читал.



Когда душа болит, скорбит и плачет…

Когда душа болит, скорбит и плачет,
Я обращаюсь к языку стиха.
Рука дрожит, и буквы, строки скачут.
Потоки слов - как бурная река.

Когда душа поёт и веселится,
Вновь обращаюсь к языку стиха.
С людьми стараюсь счастьем поделиться,
Большого в том не ведаю греха.

Зима поёт, иль лето плещет снова,
На ранней зорьке пенье петуха -
Вновь обращаюсь к чувственному слову,
Я обращаюсь к языку стиха.

Стихи мои, они мне - словно дети,
А матери все дети хороши.
Прошу простить, великие поэты,
Я просто так слагаю, для души.




Андрею Дементьеву

Как точно подобрано каждое слово,
Как тонко прочерчена красная нить,
Как чётко означена жизни основа.
Ни строчки! Ни буквы нельзя изменить!

В них каждая фраза на сердце ложится,
И слово, как пуля, в десятку легло.
А кружево слов и дрожит, и кружится,
И соткано снова стиха полотно.





***
Проходит всё: плохое и хорошее,
Гроза и дождь, метели и пурга.
И те слова, в сердцах что были брошены,
Уйдут, как сходят по весне снега.

Пройдёт и жизнь, она, как речка быстрая.
Следы укроет белая пурга.
И те слова, что прозвучали выстрелом
Уйдут, как сходят по весне снега.

Проходит всё: плохое и хорошее
Событий разных горная гряда,
Но те слова, что камнем были брошены,
Оставят в сердце шрамы навсегда.




Отшумели вьюги и метели

Отшумели вьюги и метели,
Дед мороз уснул и крепко спит,
И в звенящем голубом апреле
Птица аист с первенцем летит.

Осмотрелся, выбрал нашу крышу,
Покружился и тихонько сел.
Мы его так ждём, из дома вышли:
- Как мы рады, что ты прилетел!

Он тихонько опустил нам в руки
Маленький завёрнутый комочек.
Уголок простынки отвернули -
Боже мой, да это же сыночек!

Я его ещё совсем не знаю,
Но люблю всем сердцем, всей душой.
Крошечка любимая, родная,
Как же нам с тобою хорошо!





Цените тех, кто рядом с вами …

Цените тех, кто рядом с вами
Сей миг, сегодня и сей час.
Согрейте тёплыми словами
Всех, кто так дороги для вас.

Ведь завтра, может, будет поздно
И этот миг не повторить:
И говорить всё будет поздно,
И слёзы поздно будет лить.

Слова пустые в бездну канут,
По свету ветер разнесёт.
Они сердечной болью станут.
И ничего вас не спасёт

От слёз раскаянья, от муки -
Не досказал, не долюбил,
От бесконечности разлуки
Так, что терпеть не будет сил.

Цените тех, кто рядом с вами,
Тех, кто так дороги для вас,
Согрейте тёплыми словами
Сейчас!
Сейчас!
Сейчас!
Сейчас!





С болью с сердца я срываю …

С болью с сердца я срываю
Корку прожитых годов.
Постепенно обнажаю:
Ну и пусть сочится кровь.

Там оно как в саркофаге:
Еле бьётся, чуть дыша.
Нет в нём радости, отваги,
Умирает там душа.

Чтобы сердцем до любого
Дотянуться я могла,
Чтобы я умела снова
Отличать добро от зла,

Душу выпущу на волю -
Пусть познает радость грёз.
Корку снять скорей бы что ли,
Как берёсту у берёз...





Обидно очень

Обидно очень, что в кого ты верил,
Вдруг оказался мелочным, брюзгой.
Ты душу распахнул ему, как двери,
А он в своей смеялся над тобой.

Да обманулся, горько и обидно,
Но жизнь не зря даёт тебе урок.
И не ему, тебе пусть будет стыдно,
Что подлеца ты разглядеть не смог.





Зима

Зима пришла суровая,
Как злющая свекровь,
С сугробами метровыми,
Со звонами ветров.

Мороз трескучий, солнышка
Не видно сквозь туман.
Покряхтывают брёвнышки
В бревенчатых домах.

Ресницы, брови - в инее,
И вмиг белеет нос.
Глаза смеются синие -
Вот это жмёт мороз!

Задорная, искристая,
Красивая - нет слов.
И мчится тройка быстрая
Со звоном бубенцов!






По улице пинают дети корку…

По улице пинают дети корку,
Краюху хлеба гонят, словно мяч.
В голодный год спасла краюха скольких?!
Смотреть на это горько, ну хоть плачь.

А плакать что - мы их так воспитали:
Кусочек хлеба со стола - в ведро.
Да, мы нужды и голода не знали.
О, как нам с вами в этом повезло!

Никто мальчишкам ничего не скажет.
Идем, стыдливо опустив глаза.
Но за молчанье бог нас всех накажет,
Ведь мы молчим, когда молчать нельзя.

Я не за то, чтоб мы познали снова
Смертельный голод - не об этом речь,
Но что должно произойти такого,
Чтоб снова стали хлебушек беречь?!

Когда бы труд крестьянский уважали,
А дети знали, как растить хлеба -
Его б тогда ногами не пинали,
Добрей, порядочней росли б они тогда.

Ну а пока ...
пинают дети корку,
Краюху хлеба гонят, словно мяч.
Смотреть на это горько, очень горько....





Утрами стучится рябина…

Утрами стучится рябина
Прохладной рукою в стекло.
Я в доме вчера побелила,
Чтоб было тепло и светло.

На чистом полу от рябины
Сквозь окна – ажурная тень.
Из детства всплывают картины,
Оно пролетело, как день.

Я взмахом окно отворяю,
Впуская рябиновый свет,
Как юность свою воскрешаю,
Которой в помине уж нет.

Душа моя так же ранима,
Как этот заброшенный сад.
Но помнит всё наша рябина,
И помнит, и манит назад...





Весенняя инфекция

Любовь - она зараза,
Инфекция весны.
То отнимает разум,
А то уносит сны.

То вдруг - сердцебиенье,
В холодный бросит пот,
Кривая настроенья
Стремительно растёт.

И вдруг ты понимаешь:
Настигла, заболел.
И меры принимаешь,
Но поздно,- не успел.

Как молнией осветит,
На том себя ловлю,
Что всех и всё на свете,
Я так люблю, люблю!

Ведь я же намекала -
Инфекция весны.
Вот, разума не стало,
Отнять осталось сны.





Хорошо, когда в руках синица…

Хорошо, когда в руках синица,
Всё равно журавлик в облаках.
Почему же мне тогда не спится,
И не в радость пташечка в руках?

Почему я большего желаю?
Что за беспокойная душа!
Я синицу в небо отпускаю,
Размыкая руки не спеша.

Улетай! Лети себе на волю,
Улетай в неведомую даль.
Я хочу себе другую долю:
Не синица, да и не журавль.

Может, ухвачу за хвост жар-птицу -
От неё прекрасный яркий свет.
Ну, зачем, скажите, мне синица,
От неё такого света нет.

Буду любоваться этой птицей,
Буду и лелеять, и беречь.
Только не умеет петь жар-птица,
Вся горит да душу не согреть.

Очень быстро яркий свет наскучил.
Бьёт в глаза, как солнышко слепит.
А простой синицы пенье лучше.
И не всё богатство, что блестит.

Где же ты теперь, моя синица?
Как же я хочу тебя вернуть!
Потому ночами и не спится.
Возвратись!
Мне б только не спугнуть!






Тяжело, когда друзья уходят…

Тяжело, когда друзья уходят.
В сердце остаётся пустота.
И никто её уж не заполнит,
Не начать всё с чистого листа.

Это юность быстро заживляет
Раны тела, в сердце и душе,
Тонкий след порой лишь оставляет.
Это юность. А теперь уже....

А теперь - то время подступило:
Каждый друг, что золотой запас.
Если время дружбу не убило,
То терять труднее во сто раз.

Часть тебя уходит безвозвратно.
Жизнь ворует золотой запас.
Страшно то, что не вернёшь обратно,
Горько то, что ты его не спас.
....................................
И горстка земли в землю брошена,
И падает, падает снег.
И вот уже в сумерках прошлого
Друзья остаются навек.






***
Тишину, нависшую вуалью,
Медленно качает ветерок,
И туман ложится мягкой шалью,
Пухом лебединым на песок.

Лишь волна уснувший берег лижет,
Все следы смывая на песке.
Небо опускается всё ближе,
Вот звезда уже в моей руке.

Я её помыла в тёплой речке,
Смыла пыль, космическую грязь.
И она, других галактик свечка,
Вдруг теплом в руке отозвалась.





Конь

Медленно потряхивая гривой,
Ходит конь по лугу вороной.
Как из камня выточен, красивый,
Грива вьётся по хребту волной.

Дикий он, к уздечке не приучен,
На себе не ведал седока.
Ни кнутом, ни плёткой не измучен,
Шпорами не ранены бока.

Яростно взрывая клубы пыли,
Он стремглав несётся по степи.
Грации в нём столько, столько силы -
Поглядишь, и глаз не отвести.

И земли почти что не касаясь,
Хвост и грива с ветром на отлёт,
Со свободой в целое сливаясь,
Конь летит, душа его поёт.





Зимняя фантазия

За окном бесилась вьюга,
Злилась, выла диким псом.
Ветер дверь толкал упруго -
Ходуном ходил весь дом.

Змейки снега с крыш сбегали,
Вились в плотные клубы,
Свистом в небе откликались
Завывания трубы.

И деревья с плачем гнулись,
Руки намертво сцепив,
Небо парусом надулось,
Миг ещё - сорвёт с цепи.

Ночь. Такая свистопляска -
Черти крутят карусель.
Эту шабашную пляску
Здесь затеяла метель...

Повернулось время на день,
Вьюга стихла, наконец,
С драгоценностями наземь
Уронила вдруг ларец.

Янтарём прозрачным встала
Утром новая заря,
Вся земля вокруг сияла
Чистым светом хрусталя.

И алмазов - груды, груды -
На дорожках и полях.
Жемчуга и изумруды
На берёзах, тополях.

И в морозной дымке мглистой,
Вдруг цветная полоса
Яркой радугой искристой
Озарила небеса.

Шапки снежные надели,
Сдвинув лихо набекрень,
Кедры, сосны, пихты, ели -
Красовались в них весь день.

И уже поверить трудно,
Что метель всю ночь мела,
Не алмазов если б груды,
Белых шапок купола.





Погасли окна в доме отчем…

Погасли окна в доме отчем,
Калитка всхлипнула мне в след,
День стал чернее тёмной ночи:
Нет мамы милой больше, нет.

Корю себя за все обиды,
За невнимательность корю.
Одним глазком её б увидеть,
Сказать, как я её люблю.

Как запоздало покаянье,
При жизни следует жалеть…
Два метра - разве расстоянье,
Да только смерть не одолеть.

Неумолимейшее время
Сотрёт с земли её следы.
На сердце тяжко ляжет бремя
Непоправимейшей беды.

Прости за всё меня, родная.
Услышь, как сильно я грущу.
Ты всё простишь, я это знаю,
Сама себя я не прощу.





Моя любовь живёт в соседнем городе…

Моя любовь живёт в соседнем городе.
И каждый вечер, отходя ко сну,
Душа летит крылатым сизым голубем,
В знакомый дом, к заветному окну.

И примостившись тихо на отливе,
В окно глядит, дыханье затая.
Как ты живёшь? Наверное, счастливо.
И вновь летит назад душа моя.

Зачем туда летаешь каждый вечер,
Зачем смущаешь звёзды и луну.
Прошли года, растаяли, как свечи.
Всё, что прошло - назад я не верну.

Уж первый луч стучит в моё окошко,
Я прошлое, как сено ворошу.
Душа! Душа! Ну, дай вздремнуть немножко,
Ну, отпусти ты прошлое, прошу!





Август

На дорожку нежданно-негаданно,
Вдруг упал первый жёлтый листок.
Подниму его, стану разглядывать
Меж зимою и летом мосток.

Словно малый осколочек солнца,
Он ладонь согревает и жжёт.
От предчувствия сердце сожмётся, -
Вот ещё год на убыль идёт.

Разноцветием астры блистают,
Ярким золотом слепят шары,
Журавли ещё не улетают,
Но недолго до этой поры.

Ветер листья сорвёт и закружит,
Свистом птиц прогоняя на юг.
Он им добрую службу сослужит,
Сбережёт от метелей и вьюг.

И лежит у меня на ладони
Вестник осени - жёлтый листок.
В вечном круге и в вечной погоне
Меж зимою и летом мосток.





Переезжаем в новую квартиру …

Переезжаем в новую квартиру:
Все вещи сложены в коробки и тюки.
Столы, диваны, стулья и гардины,
Смеясь, шутя, выносят мужики.

В пустой квартире гулко раздаются
Шаги и смех, мяуканье кота...
И лишь в раздетых окнах остаются -
Немая грусть, немая пустота.





Выбор

Крадёшься тихо, словно вор.
Уходишь - чуть рассвет забрезжит.
Знать, наш вчерашний разговор
Тебя нисколько не удержит.

Как мотылёк, меж двух огней
Ты бьёшься, милый, - мало толку.
Когда со мной - душой ты с ней,
Когда же с ней, ты мой, и только.

Огромный камень на душе,
Да что там камень, просто глыба.
Скорей бы сделал ты уже
Какой-нибудь единый выбор,

Чтоб не метался меж огней,
Как мотылёк - крыла опалишь.
Пойму, коль остаешься с ней,
Приму, когда её оставишь.

Бегом несёшься через двор,
Пока народ весь не проснулся.
Нет, наш вчерашний разговор
Тебя нисколько не коснулся.

Смотрю сквозь тюли полотно,
Уходишь ты - свалилась глыба.
Взгляни в последний раз в окно, -
Я за тебя свершила выбор.






Слова

Твои слова, как камни с перевала,
Летят, сдирая вековую копоть.
Я, впрочем, тоже, молча, не стояла.
Слова меж нами раздвигали пропасть.

Они - как камни с острыми краями -
Так больно ранят, раны кровоточат.
И мы с тобой стоим у края ямы,
И первым сделать шаг никто не хочет.

Слова порой бывают мёда слаще,
Нежней, чем шелест утреннего сада,
Прозрачней крыльев бабочки летящей.
Сказать не хочешь? Впрочем, и не надо.

А есть слова - сильнее, чем лекарство,
Что твой елей, больную душу лечат,
Облегчат жизни вечное мытарство,
Во мраке ночи зажигают свечи.

Слова. Слова, как камни с перевала,
Летят, сдирая вековую копоть.
Уж лучше бы я, молча, постояла,
Чем видеть эту ледяную пропасть.






Рассвет качается на ветках…

Рассвет качается на ветках
Едва проснувшихся берёз,
И слышен шорох предрассветный
Ещё не улетевших грёз.

Чуть-чуть качнулась занавеска
Из золотистых облаков,
И первый крик раздался, резко
Взлетевших над водой, чирков.

Уж птицы сонные щебечут,
Распеть стараясь голоса.
Ночные в небе гаснут свечи,
Всё шире света полоса.

На берегу пологом, влажном
Видны ночных гостей следы.
Кораблик к берегу бумажный
Прибит волнением воды.

Прохлада, свежесть, пробужденье
И медью залитый восток.
И новым днём, его рожденьем -
Вчерашний сорванный листок.






Ностальгия

Я пойду лесами и полями,
Перейду и реки и моря.
За какими дальними краями
Заблудилась молодость моя?

Ухожу искать её на зорьке,
Светлой грусти в сердце не тая.
Может быть, вон с той высокой горки
Обернётся молодость моя.

За каким осталась поворотом?
Утром встал - её простыл и след.
Хлопают открытые ворота,
И назад уже дороги нет.

Это правда, или мне приснилось,
Что со мною ты была вчера?
Словно дымка в небе растворилась
От большого жаркого костра.

Молодость далёко не уходит.
Рядом дети: дочки, сыновья.
Недалече, видно, где-то бродит,
Юность легкокрылая моя.

Может, и искать её не надо,
И ходить в далёкие края.
Раз она в душе, то значит - рядом,
Молодость прекрасная моя.






Страхи

Ну, каждый чего-то боится,
У каждого страхи свои:
Один - от болезни свалиться,
Другой - от несчастной любви,

Дурного, тяжёлого взгляда,
Порочащей имя молвы,
В делах нерушимой преграды,
Неискренней лживой хвалы.

Предательства друга иль брата,
Что камнем придавит к земле,
И умысла злого возврата -
Лучом, отражённым к тебе.

Что делать тогда, коль от страха
Твоя леденеет душа,
Пытается бедною птахой
Залезть под стреху, не дыша?

Но это минутная слабость,
И страхи исчезнут навек.
И миг излечения сладок!
Душою силён человек!







За окном опускается «минус»…

За окном опускается «минус»,
Льдом сковало раскисшую грязь.
Вот скользит мужичок, - мусор вынес
И упал, грязно вслух матерясь.

В дождевых трубах спрятался ветер,
И как ты, и как я он продрог.
Всё сегодня озябло на свете.
Дверь закрою в душе на замок.

Время грусти и время разлуки.
Осень - время итог подводить
И терзаний любовных, и муки,
Время верить, и время любить.

В свете окон то дождь, то снежинки
Бестолково толкутся гурьбой.
Горечь осени тонкою льдинкой
Сердце насквозь пронзила собой.







Ссора

Мы с утра сегодня в ссоре.
Друг на друга не глядим.
Лаконичны в разговоре:
"Да" и "нет" лишь говорим.

Вот, нашла коса на камень,
Ну, а повод-то - пустяк!
Не сошлись вода и пламень,
И не сладить нам никак.

Уступить никто не хочет,
Каждый думает, что прав.
Так сердито он топочет,
Свой показывая нрав.

Ну и я хожу с поднятой,
Гордой-гордой головой.
Для меня - он виноватый,
И дилеммы нет иной.

Вот и полдень наступает,
На плите готов обед.
Запах кушать призывает,
Лаконично слышу: "Нет!"

Ну, не хочешь и не надо,
Я покушаю одна!
И одна сейчас я сяду,
И возьму, налью вина.

Только что-то расхотелось
За столом одной сидеть.
Не пилось мне и не елось.
Польза будет – похудеть.

Он молчком на кухню ходит,
Слышу, только воду пьёт,
Разговоров не заводит,
У компа баклуши бьёт.

На плите давно остыли:
Суп, компотик с курагой.
Мы у «телека» застыли,
Я - и рядом дорогой.

День молчим. Подходит вечер.
Ночь молчать нам по плечу.
В одиночку кушать сэндвич
Совершенно не хочу.

Аппетита никакого,
Про еду забыла я.
В телевизоре - Рожкова,
В одноклассниках - друзья.

Потащилась вновь на кухню.
Вдруг заходит милый мой.
И тихонько мне на ушко
Говорит: "Побудь со мной, -

Без тебя кусок не лезет,
И компот не льётся в рот,
Я с тобой был очень резок,
Это будет мне урок".

Ночь спустилась за окошком.
Мы на кухоньке вдвоём
Пообедаем немножко,
После ужин зажуём.







Первая любовь

Ну, что же я наделала, влюбилась окончательно
В соседского мальчишку, зовут его Сергей.
Красивый и весёлый, и самый замечательный,
Но на меня не смотрит, ты хоть его убей.

Скажите, что мне делать? Совсем не сплю ночами.
И аппетит потерян, потерян и покой.
Я в игры не играю, сижу весь день в печали,
А он проходит мимо и лишь махнёт рукой.

Из красного атласа надену сарафанчик,
Красивыми рядами на шее - много бус.
Но на меня не смотрит красивый, милый мальчик,
А я не уступаю, я за него борюсь.

Я приношу из дома Серёге бутерброды,
Он иногда мне тоже конфетку принесёт.
И, кажется, сложилось, и, кажется, вот, вроде…
Но нет! Смотрю, Наташкин портфель домой несёт.

Умытая слезами, уткнусь в ладони маме:
- Его я ненавижу! - ей вторю вновь и вновь.
Она тихонько скажет, обняв меня руками:
- Такая вот жестокая первая любовь…






Все мы родом из глубинки…

Все мы родом из глубинки:
Из деревни, из села,
Где в пруду растут кувшинки,
Под окном шумит ветла.

Где печные трубы косы
Распускали по утрам,
Где серебряные росы
Звонко падали к ногам.

Там, под синим небом детства,
Быстрых ласточек полёт...
Это всё осталось в сердце
И всю жизнь туда зовёт.

Ведь оттуда, в мир открытый
Мы ушли через порог,
Там остался позабытым
Мамой созданный мирок.

Нет давно уж той деревни,
Что нам родиной была.
Там лишь сироты-деревья,
И грустит, грустит ветла....






Бегут года

Бегут года, несутся вдаль,
Мелькнут в окне, как скорый поезд.
И вслед годам летит печаль,
Строкою вписываясь в повесть.

А повесть жизни коротка.
Вы скажете: "Вот это номер!"
Моя послушная рука
Черкнёт: родился, жил, работал, помер.

Ну не печален разве путь?
Увы, для всех он одинаков.
И не сойти, и не свернуть.
А как хотелось бы, однако...






Я сильная!

Я сильная! И мстить тебе не стану!
Не отвернусь и прочь не прогоню.
Лишь доверяться чувствам перестану,
Не подпущу к душевному огню.

Костёр души теперь пылает ярче,
Но для тебя он не даёт тепла.
И мне тебя сегодня много жальче,
Но от любви, а вовсе не со зла.

Ты одинок и сердцем бесприютен,
Но на меня обиду не копи.
Ханжами, злыми не родятся люди,
Лишь те, кто ищет лёгкого пути.

И это те, кто нож вонзает в спину,
И наблюдает прерванный полёт,
Ещё и те, кто этот ножик вынет
И горстью соль на рану сыпанёт.

Я сильная! И мстить тебе, не стану!






Не знаю, сколько мне осталось…

Не знаю, сколько мне осталось,
Так быстро годики прошли.
Унынье, скука и усталость
В душе приюта не нашли.

Я сил полна, и радость плещет,
Друзей со мною большинство.
Хотя порою жизнь и хлещет,
Но всё ж за мною торжество.

Ещё могу теплом душевным
Немало сирых обогреть.
И не боюсь сгореть мгновенно,
Париж не видя, умереть

Как хорошо, когда живёт
В твоей душе надежда, вера.
Как хорошо, что Бог даёт
Любви, добра - всё полной мерой!






Рейтинг работы: 62
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 593
Добавили в избранное: 2
© 10.08.2014г. Жарки сибирские
Свидетельство о публикации: izba-2014-1105937

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов


Дина Немировская       10.08.2014   20:07:20
Отзыв:   положительный
Сильные стихи сильной женщины. Спасибо за них.
Жарки сибирские       10.08.2014   22:31:24

Спасибо и Вам - за Ваше внимание...
















1