Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Антуриум


Антуриум

Она не была красавицей.
Но и некрасивой себя не считала.
Это – как смотреться в два разных зеркала. Или в одно – но при разном освещении.
Иногда она себя очень любила.
Иногда – ненавидела всё, что было связано с ней. Хотела изменить в себе даже имя.
Она любила деньги и цветы.
Она не любила кошек.
На её подоконнике красовался шикарный антуриум. Рядом с ним – пятнистая кошка.
Кошка знала, что хозяйка её не любит. Только кормит. Кошка тоскливо прижимала уши к голове, подобострастно щурилась и еле слышно попискивала. Точь-в-точь загнанная мышка, а не дальняя сестра пантеры.
Кошка знала, что хозяйка её не любит. Но терпит. Кошка стыдливо втягивала свой глубоко беременный живот, и продолжала прижимать уши к голове.
Она любила деньги и цветы.
Антуриум призывно желтел упругим пестиком внутри огненно-красного лепестка.
Деньги в шкатулочке источали едва слышный аромат страсти и порока.
Она не знала, что любила больше – антуриум или деньги в шкатулочке. Она не особо верила в приметы. Но антуриум должен был привлечь в её дом мужчину. Хороший мужчина – это лучше, чем деньги. Потому, что хороший - не может быть без денег.
Она - умела зарабатывать деньги.
Но не умела любить себя.
Кошка всё понимала, и по-привычке втягивала беременный живот.

Катька

Катька обычно приходила внезапно.
Хотя всегда договаривалась о встрече. Катька – как дождь. Ты можешь каждый день читать прогноз погоды и видеть - чёрным по белому - видеть: сегодня будет дождь. Но всё равно выйти на улицу без зонта. А на улице – дождь. И ты вроде бы знала про дождь, а он всё равно пошёл так внезапно!
Катька – внезапная.
Она пробовала на вкус её имя. К-а-т-я. Или Катька. Или Екатерина.
Если Катька хотела произвести впечатление, то называла себя Катрин.
Муж звал её Катерина. В особо ласковом настроении - Котик.
Она полила антуриум и посмотрела на подругу.
Катька прикуривала тонкую сигарету и разливала по бокалам вино.
Красное полусухое.
- Шурка! Тебе не надоело быть такой, как ты?
Катька весело подмигнула.
Она поморщилась. Ей не нравилось, когда её называли Шуркой. Даже когда это делала Катька-дождь.
- Ну чем тебе не угодил Макс? А Игорь Витальевич?
Она снова поморщилась.
Макс – как сырник. Такой вкусный, сладкий, творожный, с ложкой сметанки сверху. Макс – это когда очень любишь сладкое, но понимаешь, что оно слишком вредно для фигуры.
- Игорь Витальевич – это вообще не вариант. Я не смогла заставить себя долго смотреть на его лысину.
Катька засмеялась.
Вторая бутылка вина просилась на стол.
А когда все возможные кавалеры были рассмотрены, обсуждены и отсеяны, Катька удобно откидывала своё тщедушное тельце на спинку диванчика, взмахом руки небрежно теребила рыжие волосы, и принималась говорить.
О себе. И о Васе.
А о чём еще? Ну, не о несостоявшихся же претендентах на руку и сердце своей капризной подруги. Претендентов они уже обсудили. Макс – сырник. Игорь Витальевич слишком лыс.
Катька счастливо зажмурилась и принялась журчать.
-Васенька мой, он мне знаешь, что вчера сказал? Что я – его смысл жизни….Представляешь? Быть чьим-то смыслом жизни – это так круто!
Она не представляла.
Катька ушла в прострацию.
Вася выкупил Катькину жизнь красивой свадьбой на островах.
"Там были только он, я и море", любила повторять Катька, мечтательно закатывая глаза.
Она видела море.
Но никогда не видела Катькиного Васю. Чужие принцы не должны показывать лицо незамужним фрейлинам своей принцессы. Катька - умная принцесса.
Она улыбнулась.
Катька была не здесь, а где-то там, в неведомом мире.
В мире, где человек говорит человеку – ты мой смысл жизни.
Катька – она как дождь.
И даже после её ухода остался дождь.
Она проплакала в подушку всю ночь.

Антуриум

- Василий.
- Александра.
Если она хотела произвести впечатление, - называла себя Сандрой.
Вечер клонился к ночи, и она слишком устала для того, чтобы производить впечатление.
Хотя, незнакомец заслуживал этой маленькой жертвы с её стороны.
Он внимательно смотрел на неё своими большими серыми глазами.
Она, неожиданно для самой себя, потупила свои зелёные.
Он появился в кафе совершенно неожиданно, и неуверенно направился к ней: «разрешите?»
Парочка абсолютно пустых столиков, осуждающе смотрела на незнакомца глазницами белых тарелок.
Если сейчас он скажет, что она слишком красива для того, чтобы напиваться в одиночестве, она встанет и уйдёт.
Он ничего больше не говорил.
Она молча потягивала вино.
Красное, полусухое.
Василий проводил её до дома. Он весьма разумно не напросился к ней в гости.
С её лица не сходила блаженная улыбка.
Она помахала перед виноватой мордочкой кошки листочком с номером телефона.
Вот!
Антуриум молчал.
Его желтый колосок бесстыже торчал в самом сердце красного листика, и поблескивал в темноте.
Он знал, что она позвонит.
Она знала, что позвонит ему.
Она сама пригласила его на чай.
Кошка сидела на подоконнике, и зачарованно смотрела на танцующую по квартире хозяйку.
Кошка одобрительно зажмурилась, когда увидела её, облачённую в шелковую тунику глубокого изумрудного цвета.
Просторное одеяние абсолютно точно подчеркивало каждый изгиб её тела при движении.
Сегодня зеркало не было кривым.
Он принес к чаю бутылку шампанского и фрукты.
Он сразу сказал, что женат.
Она сразу сказала, что любит цветы и деньги.
Жена – это не цветы. И не деньги.
Жена - не старая и не толстая. Вполне себе симпатичная, молодая женщина.
Но он её не любит.
Она сказала ему, что не любит кошек.
Когда он спросил, знает ли она, что это значит – не любить человека, она рассказала ему про сырники и про лысого Игоря Витальевича.
Он грустно улыбнулся.
- Сырники?
- Я могу приготовить их тебе на завтрак….
Он отметил, что ей идёт эта туника.
Он заметил, что под туникой на ней больше ничего нет.
Она выгнала кошку с подоконника, и закрыла антуриум шторкой.
Она не верила в приметы.

Катька

В тот день, когда должна была прийти Катька, лил дождь.
По лицу подруги стекали чёрные бороздки от туши.
Она не сразу поняла, что это не из-за дождя.
- Я должна узнать, кто эта дрянь! Шурка, я должна!....
Катька судорожно сжимала и разжимала кулачки, и смотрела на неё безумными глазами.
- ….Знаешь, мне хочется убить его!
Она поёжилась.
То, что её Василий, и Катькин Васька – одно и тоже лицо, она поняла уже давно.
В её жизни не могло быть всё просто.
И если бы Василий из кафе был просто каким-то совершенно другим Василием, а не мужем её подруги, - это была бы совсем не её жизнь.
Катька развила бурную деятельность.
Она слушала подругу.
Катька вскрыла личную переписку Василия.
Сосед-программист взял за работу очень даже недорого.
Глаза Катьки горели, когда она показывала ей всех протеже своего неверного благоверного.
Вот. И вот. И вот эта. И эта.
И ещё одна – с его работы.
А с этой – только назначил свидание, но ещё не ходил на него.
Катька, сумасшедшее вращая глазами, выливала на неё всё новые и новые подробности интимной жизни Васи.
«Ты – мой смысл жизни!» - сказал он ей однажды, и погладил листик антуриума.
И Катька – его смысл.
И ЭТИ – его смысл, наверняка.
Огромный кристальный шар смысла сдувался до размеров перепелиного яйца.
Выходит, смысл его жизни – в присвоении статуса смысла. Разным бабам.
Она молча курила.
Катька говорила и говорила.
Кошка лениво спала на подоконнике.

Антуриум

Он пришёл, как обычно, после восьми.
Какой она была по счёту?
Каким он к ней пришёл? После восьми. Или после семи. А может, всего лишь после пяти.
Она отправила его к Катьке.
Катька его простит.
Она ничего ей не скажет.
Мужчина с именем домашнего кота и девушка-дождь.
Они прекрасная пара, и зря он сказал, что больше не любит жену.
- Я люблю тебя.
Она поёжилась от его слов.
Это – то, что она хотела бы от него слышать.
Это – не то, во что можно верить.
Она слабо улыбнулась.
Попросила больше не приходить.
Он будет жить, как обычно, с Катькой.
Катька будет, как обычно, приходить к ней.
Всё останется на своих местах.
На подоконнике – хронически беременная кошка.
А рядом – вызывающе маскулинный антуриум.
Интересно, а кошки любят всех котов, от которых залетают?
С этой мыслью она не расставалась, пока не уснула.
Возможно, антуриум тут ни при чём.
Нужно брать пример с кошки.
Сидеть на подоконнике, подперев ногами беременный живот и нюхать антуриум.
Если антуриум – единственный мужчина, который остался в этом доме – так тому и быть.
Жаль, что родится не мальчик.
Тогда антуриум можно было выбросить.
Или подарить Катьке.
Хорошо, что родится девочка.
Кошка строго смотрела на неё. «Не вздумай делать этого раньше меня!»
Она мысленно пообещала кошке купить лукошко для её будущего выводка.
Самой себе – присмотреть люльку.
Антуриуму – не выбрасывать и не дарить его Катьке.
Василисе – поменьше нервничать и слушать Моцарта.
И только деньги в шкатулочке знали, что без них никому не обойтись.
Смысл жизни медленно наливался силой внутри неё.





Рейтинг работы: 73
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 311
© 16.07.2014 Ленна Жук
Свидетельство о публикации: izba-2014-1090329

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Владимир Зинченко       21.08.2014   15:19:12
Отзыв:   положительный
Неглубоким умом наделила ты свою Сандру. Будем ждать развития событий.
Я эпиграмму разместил на твоего неприятного собеседника. (Надеюсь, я приятный?)
Хотел и у него на странице, но его заблокировали. Наберёмся терпения и подождём.
Не столько когда его разблокируют, сколько твоих новых произведений. А пока
буду перечитывать те что есть.
Ленна Жук       22.08.2014   07:28:04

почитаю эпиграмму) заблокировали? жаль, такой горячий правдоруб прям был) воскреснет, может)
Евгения Аркушина       21.07.2014   20:14:04
Отзыв:   положительный
Класс, супер просто! так и хочется попросить еще!)))
Ленна Жук       22.07.2014   07:24:22

спасибо, Евгения! это был мой первый опыт в прозе. поэтому очень приятно, что кому-то это понравилось)
Сергей Черсков       21.07.2014   17:33:59
Отзыв:   положительный
Ленна, Ваш рассказ проанонсирован редакцией на Главной странице.

Но странно, что героиня не знала подругиного мужа - хотя бы по фотографии.)
Ленна Жук       22.07.2014   07:26:47

ух тыж! спасибо! так приятно! по поводу мужа подруги-добавила чуть-чуть) спасибо за внимательность)












1