Озёрный край в Англии.


  Неделя в Озёрном краю, в палатке.

Вместо эпиграфа, информация мз Википедии:


или (англ.Lake District) —заповедник в Северо-Западной Англии, в графстве Камбрия. Территория парка практически совпадает с Камберлендскими горами. Основан в 1951 году.
Озёрный край знаменит своими живописными горными и озёрными ландшафтами. Крутые горы, низкие зелёные долины, загадочные озёра, стали вдохновением для многих поэтов и художников, включая живших здесь Вордсворта и Беатрис Поттер(см. озёрная школа).
Озёрный край — один из самых посещаемых национальных парков Великобритании.
Назван по обилию озёр, включающих четыре крупнейших в Англии — Уиндермир,Алсуотер, Бассентуэйт, Деруэнт-Уотер. Также на территории заповедника находится гора Скофел-Пайк, являющаяся самой высокой точкой Англии.


Выехали из Лондона восьмого июля, в десять часов утра, в сторону Бирмингема, по М-1.
Это первая большая автострада выстроенная в Англии, уже более полувека назад и окончание строительства, которой, праздновала вся страна. С той поры построены многие тысячи километров первоклассных дорог, по которым бесплатно, в полном комфорте ежедневно передвигаются миллионы машин.
Я уже писал, что в Западной Европе и в Северной Америке, существует «машинная цивилизация», начавшаяся не с изобретения автомобиля, а со строительства дорог для этих автомобилей. И жизнь и быт европейцев, поменялась радикально, именно благодаря этой сети дорог, которые позволяют из любой деревни, - да что там, - из любой отдалённой фермы, за считанные часы добираться до «очагов» цивилизации, в крупных городах.
Но строительство дорог в России, по непонятным причинам тормозится и потому, даже при наличии миллионов и миллионов машин, прелестей и социальных последствий машинной цивилизации, россияне пока лишены. Более того — постоянные пробки на дорогах изрядно отравляют жизнь владельцев машин!
Но вернёмся к описанию нашего путешествия.
Ехать по английским автострадам одно удовольствие. Три-четыре ряда в одну сторону, боковая свободная полоса для тех, у кого с авто случились проблемы. Через полосу железных ограждений — встречное движение на тех же трёх - четырёх полосах.
В воскресенье с утра, выезжать из Лондона намного проще, потому что люди ещё отсыпаются после рабочей напряжённой недели. Хотя чуть позже, многие отправляются в гости, обедать с родственниками, или как мы, на отдых или в путешествия.
Обедали в очередных «Услугах» - специально сделанных остановках на трассе, где можно сходить в туалет, пообедать в кафе или в ресторане или даже купить недостающее снаряжение. Там же расположены автозаправки.
Услуги намного облегчают путешествия по стране и позволяют путешествовать не только молодёжи, но и пожилым людям. Эти услуги расположены каждые десять-пятнадцать миль и потому, в случае нужды можно заехать туда и отдохнуть.
Без этих «услуг», на дорогах было бы намного труднее и опаснее...
Поставив машину поближе к тени от крупных деревьев, мы на стриженом газоне расстелили подстилку разложили продукты. И не торопясь поели вдыхая свежий воздух и ароматы начинающегося лета.
Через час. Мы снова влились в бесконечный поток бегущих по хайвэю машин, и помчались вперёд, на скорости 70-80 миль в час. Максимальная разрешенная скорость в Англии — семьдесят миль — это около ста десяти километров в час. Но обычно, особенно в правом ряду, машины идут со скоростью восемьдесят миль, а при обгоне, иногда и в девяносто...
Чуть не забыл — машины в Англии с правым рулём и потому, обгон происходит справа.
Моя жена Су, водит машину уже лет сорок и потому интуитивно чувствует ситуацию и проблем на дорогах с нею не бывает. Она ведёт осторожно и по правилам, как впрочем и большинство англичан. Хотя наша машина, дизельный «Пассат», может легко развивать скорость до ста шестидесяти километров в час. Но так мы ехали только однажды, в Италии, когда крепко о чём -то поспорили!
Я, ввиду моего рассеянного, задумчивого характера машину не вожу, зато сижу рядом с водителем, с картой на коленях и «прокладываю курс», когда мы попадаем в новые для Су места...
Уже около двух часов дня, впереди появились очертания невысоких гор и мы свернули с М-6, на двухполосную дорогу ведущую в Озёрный край - Лейк Дистрикт, по-английски.
Проехав через курортный городок Уиндермир, стоящий на одноимённом озере, мы свернули направо в сторону Амблсайта. Проехав по его зелёным улицам, обогнув северную оконечность озера, мы свернули на узкую дорогу и согласно указателям приехали в местечко Лоу Рей кампсайд, где и расположен наш кемпинг, владельцем которого является Нэшинэл Траст — Национальный фонд, - организация ведающая охраной памятников и регулированием туризма в Англии.
Кемпинг этот, состоит из «районов» в которых стоят вигвамы, юрты, цыганские фургоны, деревянные домики и конечно палатки всех видов, от больших до самых маленьких, одноместных. Есть луговины для палаток со стриженным газоном, но мы выбрали лесную часть, расположенную на небольших лесистых холмах с полянками для палаток.
В приёмной, нам выдали карту и мы, пропетляв, какое- то время по дорогам, увидели нашу стоянку под номером сто восемьдесят восемь.
Свой новый дом — палатку с кухней и спальней, - мы выстроили за один час и уже в шесть часов, закончив приготовления к ночи, пошли погулять по окрестностям, перед ужином.
По красивой тропинке, вышли на берег озера и идя по берегу, неожиданно вышли к старинному зданию выстроенному из местного тёмного камня, в средневековом стиле. Это оказался водный домик от знаменитого замка, выстроенного неподалеку, в ложно средневековом стиле, всего полтора столетия назад.
Отсюда открывался чудный вид на противоположный берег озера с белыми гостиницами и серыми строениями, похожими на настоящие средневековые замки.
Надо сказать, что Озёрный край, уже с начала девятнадцатого века был местом отдыха и творчества для богатых туристов и творческой богемы.
Но здесь, ещё два тысячелетия назад, стояли римские укрепления и гремели доспехами солдаты римских легионов, оккупировавших тогдашний Альбион. Тогда, завоеватели построили дороги и сделали мосты через реки, привлекая к этим тяжёлым работам местное население. Остатки этих сооружений позже использовали в своих целях уже в английском королевстве...
В девятнадцатом веке, эти края прославил знаменитый английский поэт Вордсворт и здесь закончил свои дни известный философ, критик и искусствовед Рёскин...
По тропинке, бегущей вдоль живописного берега, мы пришли к замку Рей Кастл, построенному в девятнадцатом веке, но в готическом стиле. Этот замок — мрачное сооружение с башнями и окнами-бойницами, выстроен из местного камня и производит, особенно при первом взгляде, сильное впечатление.
После смерти владельца, замок переходил из рук в руки, а в двадцатом веке здесь был морской колледж, а позднее, один из владельцев передал его в ведение Национального фонда. Так часто делают в Англии, спасая исторические строения от запустения и разрухи.
Здесь, виды окрестностей, поражают непривычными для Англии горами на горизонте, зелёными луговинами на них, с обязательными овцами или коровами, болотами, заросшими камышом, буковыми лесами на взгорках и чистыми ручьями и речками, , а потом петляющих по равнине, вскоре впадая в море...
Вернувшись в кемпинг, мы сели ужинать, расставив стол и кресла на траве, рядом с палаткой. В это время, тихонько крякая, к нам, в перевалку пришли две кряковых утки — селезень и уточка. Они уже привыкли обходить палатки и домики в поисках продуктового «воспомоществования»
Мы сразу дали им имена. Уточку, назвали Муся, а селезня — Эдик.
Они вели себя вполне прилично, но Муся настолько привыкла к людям, что брала кусочки хлеба прямо из моих рук. Эдик был много скромнее и потому, походил к нам не ближе метра.
Для меня, старого охотника и лесовика, это было настолько неожиданно, что я охал и ахал, восторгаясь такой близости дикой природы и человека. Кстати, в благополучной Англии, такое соседство — частое явление. Но в своё время, здесь были уничтожены все крупные хищные животные, включая медведя и волка и похоже, что сельские жители об этом не жалеют!
В какой то момент, обе утки в страхе заползли под моё кресло и мы предположили, что они испугались и прятались от другого селезня, который, будучи «атаманом» среди уток из здешних мест, облетал свои владения. Эдик и Муся, увидели этого разбойника и спрятались от него!
А я, вдруг подумал, что по поведению диких животных по отношению к человеку, можно судить о добротолюбии того или иного общества. Меня удивляет доверчивость этих уток и кажется, здесь никто даже не покушается сделать из них жаркое.
Нечто подобное, мы, с моим другом Алексеем Рацевичем, подметили находясь в Ричмонд - парке, выпивая и закусывая, сидя на скамеечке рядом с плантацией нестриженых «диких» трав и молодых деревьев, защищённых металлической оградой от потравы дикими оленями, которых в этом парке очень много. Я об этом месте написал целую книгу, но сейчас я о другом...
Когда мы разомлели от первых рюмочек водки и закусывали с большим аппетитом, к нам, привлечённые запахом бутербродов с колбасой, подбегали собаки, которых выгуливали, чаще всего их хозяйки. И на мордах этих «зверей» было написано такое умиление и благодарность за кусочки бутербродов, что мы невольно смеялись!
И тут я вспомнил Россию и зверские морды собак, которых прогуливают не менее агрессивно настроенные хозяйки. И мне подумалось, что озлобление из человеческого мира, невольно передаётся не только животным, но и людям, и даже детям, в начале жизни, часто похожим на невинных животных...
А здесь, поведение этой пары диких уток меня умилило. Особенно я симпатизировал скромному и сдержанному Эдику, который в отличии от Муси, из рук брать хлеб отказывался и стоял чуть поодаль смиренно ожидая, когда его пригласят к «столу».
А Муся, не только брала кусочки из рук, но и перейдя порог нашей палатки, устроилась внутри и смотрела на нас снизу, пристально и повелительно. Конечно она была вознаграждена за свою смелость, но Эдик мне понравился больше. Он, после «ужина» прилёг на лужайке рядом с нашим столом и тихо, как и полагается скромному другу, задремал, тогда как Муся, вразвалку пошла к соседям — может там ещё что-нибудб из съестного перепадёт?!
После такого весёлого ужина и вполне приличного и горячего душа в «удобствах», мы влезли в спальники и и заснули в кромешной тишине. Так тихо бывает только в лесу, в хорошую погоду...
Ночью, я просыпался дважды. Первый раз вылез из палатки и увидел на сером небе полную луну и мелкие облачка , барашками разбежавшиеся над притихшей землёй. Издали, с воды были слышны тревожные крики канадских гусей, которые здесь живут сотенными стаями...
Уже на рассвете, я выдез из спальника, стараясь не шуметь расстегнул молнии на «дверях» палатки и выйдя на воздух, долго стоял и слушал предутреннюю тишину, разглядывая ярко- алый свет на востоке — занималась робкая, летняя заря... (Продолжение следует)

Конец июня 2014 года. Лондон. Владимир Кабаков






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 354
© 30.06.2014 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2014-1079023

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1