Степаныч и продовольственная проблема.




   Процесс добывания продуктов в советское время был нелегким, разнообразным и возбуждающим...
Например, прямо во время работы - в цеху,  конторе,  учительской или  операционной - появлялась всеведущая личность и сообщала по секрету особо доверенному лицу, что сегодня в магазине №1 будут « давать» сливочное масло.

   Естественно, минут через пять этот секрет становился достоянием всех, а еще через пять минут в магазине №1 выстраивалась огромная очередь, состоявшая из сбежавших и отпросившихся с работы, бабушек, детей и знакомых тех, кто не смог этого сделать.
   А вы знаете, что такое очередь в магазине №1 в период застоя? Нет, вы этого не знаете!
   Во первых, это народное вече, где обязательно прозвучит традиционное русское: «Доколе?!». То есть, до каких пор масло будут отпускать только по двести граммов в одни руки...
  Во-вторых, это грандиозный скандал, где крик: «Вы здесь не стояли!» можно услышать в таком количестве интонаций, что их будет достаточно, чтобы поступить в любой театральный ВУЗ.
  И, в-третьих, очередь - это сногсшибательное, незабываемое развлечение для тех, кто проводит целые дни перед скучным телевизором, где, в основном, можно видеть лишь головы Генсеков и передачу «Спокойной ночи, малыши!».

   Вторым способом добывания еды был блат...
   По принципу: ты — мне, я — тебе. Так как многие учителя, врачи и библиотекари взамен ничего дать не могли, они считались изгоями и сырокопченой колбасы никогда не ели...

   И, наконец, - о, Боже! - долгожданное посещение одной из (а, повезет, и двух сразу) столиц. Там мы могли приобрести такие деликатесы как: растворимый кофе (позвольте мне еще раз воскликнуть: о, Боже!), сервелат(!), говяжью тушонку и гречку.
Нет, бананами мы не запасались. Мы съедали их на месте … В неимоверном количестве и зеленом виде...
О туалетной бумаге говорить не буду, так как к продуктам питания она не относится...

  Кое-кто из вас, наверное, уже забеспокоился: а причем здесь Степаныч?
  А при том, что он все это пережил вместе со всем народом, и холодильник его всегда был набит до отказа в результате ежедневной борьбы за выживание...

  Часто, сидя на скамейке, мы с ним перебирали в памяти наши продовольственные мытарства и удивлялись: неужто такое было в период развитого социализма?  Степаныч обязательно вспоминал что-то очень смешное,  и мы хохотали во всю мочь...
  Со стороны могло показаться, что мы радуемся нашему прошлому...
  А, может быть, так оно и было?

   Совсем недавно, уже в период зачаточного капитализма, к Степанычу приехал из Германии его школьный товарищ. Когда-то у него обнаружились какие-то еще не совсем усохшие корни немецкого происхождения, и он, ничто же сумняшеся, слинял за бугор.

      Приехал он к нам на голубом «Фольксвагене» с голубоглазой тощей фрау и целым выводком таких же голубоглазых киндеров. Они ни слова не говорили по-русски и называли Степаныча “Onkel Styopa”.
     Их папа, которого раньше звали Костя, а теперь почему-то оказавшийся Куртом, развел руками при виде изобилия в наших магазинах и авторитетно заявил, что Россия начала возрождаться. Он тщательно пересчитал количество сортов колбасы в нашем «Магните» и удивился: «Почти как у нас!»

      Однажды вечером мы втроем сидели на лавочке в нашем дворе, курили и вспоминали прошлое …
      Курт весело рассказывал нам, как он разыграл шизофреника и откосил от службы в Советской Армии, а Степаныч поведал ему о том, как он «тушил» Чернобыль, после чего пристрастился к красному вину... И не только к нему...
      В это время мимо проходила наша соседка, тихая и добрая женщина, всю свою жизнь рубившая головы рыбам на консервном заводе.
      - Петровна! - окликнул ее Степаныч. - Гляжу я, ты из супемаркета топаешь! Ишь, какой пакет фирменный у тебя. Небось, колбаски прикупила? Сырокопченой или салями? А бутылочки у тебя, случайно, в пакете не найдется?
      Петровна посмотрела на него с сожалением и вдруг заплакала.
      - Степаныч, - сказала она, - тебе, охальнику, только бы посмеяться! Не по нас колбаска оказалась... Слава Богу, что на кефир хватило еще...
      - Прости, Петровна, - смущенно забормотал Степаныч. - Давно тверезым не был, не подумал.
      Петровна махнула рукой и скрылась в подъезде.
      Курт почему-то поежился и полез в карман за сигаретами....
      А Степаныч хлопнул его по плечу и невесело рассмеялся:
    - Прав ты, Костя, кореш мой дорогой! Возрождается Россия... По количеству колбасы мы точно вас перегоним, вот увидишь!





Рейтинг работы: 19
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 302
© 10.06.2014 Борис Аксюзов
Свидетельство о публикации: izba-2014-1064675

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра


Алиса.нет       12.06.2014   12:07:59
Отзыв:   положительный
БОльшую часть миниатюры читала весело и с хихиканьем, видимо ваше позитивное настроение чувствовалось. Но окончание остановило меня от смешливого отзыва.. История понравилась!
Борис Аксюзов       12.06.2014   13:14:56

Спасибо! Радуюсь таким читателям и грущу, что их мало... Видимо, не всем дано...
Алиса.нет       12.06.2014   13:20:07

Спасибо, Вам) И не грустите, Борис! Я думаю, что в связи с появившейся двусторонней связью между читателями и писателями в интернете, это положение дел будет меняться! Обязательно будет.









1