Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Наш двор (повесть из рассказов)


Наш двор (повесть из рассказов)
Глава 1, Котята

Вовке десять лет. Его отправили купить мороженое на всех ребята с нашего двора. Денег дали без сдачи, двести рублей, как раз двадцать порций в стаканчиках. Вовка к заданию подошёл ответственно, деньги спрятал в карманчик на груди и застегнул на кнопочку. В руке у него пакет, куда он положит купленную вкуснотищу, в руках столько не унесешь! Вовчик уже повернул к магазину, но тут он увидел Семёныча и подошёл с ним поздороваться. Мужчина всегда здоровался, крепко пожимая Вовкину ладошку. В руке Семёныч держал мешок, откуда доносились странные звуки.
-Что там? – спросил, Вовка.
Семёныч махнул рукой, пряча взгляд: -Да, так, не бери в голову, Вовчик!
Возле ног Семеныча крутилась кошка Дашка, и жалобно мяукала. Он поспешно нырнул за гаражи, негромко ругнулся:
-Уйди, зараза!
У Вовчика нехорошо заныло под ложечкой, и он решительно свернул следом.
-Семёныч, -окликнул Вовка, - вы что, котят идёте топить?
Тот нахмурился: -Чего тебе? Ты же в магазин шёл? Вот и иди!
-Прошу вас, не делайте это, - заторопился Вовка, глотая окончания слов, - давайте я их куплю!
-Ух, ты! – усмехнулся мужик. – А что у тебя деньги есть?
-Есть! – Вовка торопливо расстегнул карманчик и вытащил двести рублей.
Семёныч раздумчиво покачался на носках: -Влетит мне от Ивановны! Она у меня строгая!
-Да она не узнает, Семёныч! Кто ей скажет?
-А деньги у тебя чьи? Мать, поди, послала за чем-то в магазин?
-Деньги мои, - Вовка честными глазами уставился в лицо мужчине.
Тот ещё слегка подумал и решил: -Ладно! Бери!
Через десять минут Вовчик стоял во дворе с мешком в руках. О его ноги тёрлась мурлыка- кошка.
-Это что, столько мороженого вышло? – удивилась Ленка из пятой квартиры.
-Нет, это не мороженое, это котята, а мороженое я не купил.
Потом оглядел всех и сказал: -Буду должен, с завтраков в школе расплачусь.
Андрей, самый старший из всех хмыкнул: -Ладно, покажи товар.
Пёстренькие котята понравились всем. Один из них был чуть меньше других, но очень шустрый.
-Ой, красавчик! Хочу его взять к себе! – Ленка взяла в руки животное.
Тарас глянул и коротко сказал: -Это кошка!
-Всё равно, красавица!
-Мать не заругает? – спросил Андрей.
-Нет, – решительно ответила девочка.
Котят разобрали. Оказалось, что это помесь с редкой британской породой. Вовчик ходил в героях, ребята простили ему не купленное мороженое, но, отправляя в магазин, шутили:
-Вовчик, смотри пуделей каких-нибудь не купи в этот раз!

Глава 2, Ника

Вовка сидел на лавочке и скучал. Почти все разъехались на выходные дни за город. Кто на море, кто на дачи. Вовкины родители работали по сменам, и эта суббота была у них рабочей. Из соседнего подъезда вышла женщина, за руку она вела худенькую девочку, рядом шла овчарка.
-Добрый день! – поздоровалась женщина,– Меня зовут Анна Сергеевна, а тебя?
-Вовчик, - кивнул в ответ мальчишка.
-Пожалуйста, пригляди за моей дочкой, её зовут Ника. Мне надо сходить в магазин, я быстро.
Вовка кивнул:
-Ладно, всё равно сижу здесь. А собака не злая?
Анна Сергеевна улыбнулась:
-Нет, Рона умная и приветливая.
Девчушка села на траву и смотрела на небо.
-На качелях хочешь покачаться? – Вовка подошёл к Нике.
Она повернулась к нему и улыбнулась:
-Хочу!
-Ну, пошли, - пробурчал Вовка.
Он развернулся в сторону качелей. Сзади негромко, но твёрдо проговорила Ника:
-Рона, ко мне.
Мальчишка оглянулся. Собака подошла к девочке и наклонилась. Взявшись за твёрдый ободок-ошейник, Ника встала и пошла к Вовке.
-Садись! Чего ждёшь?
Девочка слегка замялась, потом протянула руку вперёд и, нащупав сиденье, залезла.
-Держись крепко! – Вовка не понимал в чём дело, но что-то было не так в этой девочке. – Собаке скажи, чтоб не мешала.
-Рона, ждать! – Ника повела рукой в сторону, и собака послушно отошла метра на три.
Вовка раскачивал качели, но не сильно, всё ж таки девчонка! Подбежала смешливая Галинка из соседнего дома:
-Привет! Я тоже хочу покачаться! Давайте по очереди!
Вовка приостановил качели.
-Конечно! – улыбнулась Ника.
Она слезла и покрутила головой. Качели мягко толкнули её и девочка упала. Вставая, она вновь ударилась о сиденье.
-Ты что, слепая? – не выдержал Вовка.
-Ну, да, - тихо ответила Ника. – Рона, ко мне.
Собака тотчас подбежала и подставила ей шею.
-Я от рождения слепая, а Рона мой проводник.
Она помолчала, а потом также тихо спросила:
-Теперь не будешь качать меня, да?
У Вовки вдруг защипало в носу, он с трудом сглотнул:
-Чего вдруг? Конечно, буду!
И добавил:
-Если не буду занят!
-Да-да, я понимаю, - Ника улыбнулась. – Ты в каком классе?
Вовка молчал, он вдруг понял, что в этой девочке было ему непонятно изначально – её глаза. Они были распахнуты, но не сфокусированы на чём-либо. Девочка это знала и потому держала голову чуть наклоненной вниз. Галинка смотрела на Нику, открыв рот.
-Иди, катайся! – одёрнул её Вовчик.
-Заждались? – Анна Сергеевна подошла сзади и мягко обняла Нику за плечи.
-Мама, Вова, катал меня на качелях! - девочка искрилась радостью. – И обещал ещё покатать! Правда же?
Вовчик дернул плечом:
-Ну, да. Чего там, делов-то…
-Спасибо, Володя, - женщина благодарно кивнула.
Они пошли по асфальтовой дорожке, к скверу - женщина, девочка и собака, которая была самым лучшим другом для Ники, её «глазами». Вовке хотелось догнать их и сказать, что он будет катать Нику сколько угодно на качелях, и, вообще, никому не позволит обижать девочку. Никогда. Он почувствовал у себя в груди странное тепло, ему было печально и радостно сразу. Потом, со временем, он поймёт, что именно в этот момент зародилась их долгая и крепкая дружба с Никой

Глава 3, Художник

-Лёнька! – отец подхватил мальчишку и подкинул вверх. – Как ты вырос, сын!
Лёнька радостно хохотал, запрокидывая голову.
-Пап, всего три месяца прошло! Не так уж сильно я вырос!
Отец серьёзно посмотрел на него:
-Да? А, по-моему, сильно, Лёня. Просто тебе не заметно, а я долго отсутствовал и вижу изменения.
Лёнькин отец строил электростанцию за границей, где-то в Африке. Он вернулся на неделю по работе, и был очень рад увидеть семью. Вечером, за ужином, сказал:
-Я завтра иду в гости, товарищ по работе попросил передать подарки для сына. Пойдёшь со мной, Лёнчик?
-Конечно, па! – мальчишка радостно кивнул в ответ. Он скучал по отцу и дорожил каждой минутой, проведённой рядом.
Мужчина серьезно взглянул на сына:
-Только там один нюанс есть… Впрочем, сам всё увидишь.
На другой день отец был занят до обеда по делам производства, а ровно в три часа он заехал домой и забрал Лёньку. Они прошли незнакомыми дворами и вскоре остановились у пятиэтажного дома. Дверь открыла худенькая невысокая женщина и, выслушав объяснения, заулыбалась, приглашая их войти. В комнате на диване сидел мальчишка, он был закутан в плед.
-Давайте знакомиться, - сказала женщина. – Меня зовут Надежда Сергеевна, а это мой сын, Анатолий.
-Андрей Леонидович, - улыбнулся отец, - и мой продолжатель рода, Леонид.
Взрослые вышли на кухню. Мальчишки некоторое время настороженно поглядывали друг на друга, потом мальчик в пледе улыбнулся:
-Ты рисовать любишь?
Лёнька пожал плечами: - Не очень.
-А я люблю! Хочешь посмотреть?
-Ну, покажи, - сказал из вежливости Лёнчик.
-Ты сам возьми альбом вон там, на столе.
-Этот? – Леонид ткнул пальцем в большой коричневый квадрат.
-Да! Неси сюда, садись рядом и открывай.
Лёня присел на диван, открыл папку и ахнул. Рисунки были замечательные. Кошка, выглядывающая из-под скамейки, собака в окружении щенков, портреты мальчишек и девчонок, пейзажи, корабли на море и многое другое. Некоторое время он увлечённо рассматривал картины, потом, не поворачивая головы, спросил:
-А ты, что, болен, Толян? В пледе сидишь весь закутанный.
Не услышав ответа, он повернулся к художнику. Толик посмотрел ему в глаза и тихо спросил:
-Ты что, не в курсе?
-Не в курсе чего? – удивился Леонид.
Толик коротко вздохнул: -У меня нет рук.
-Что? – оторопел Лёнька. – Как это нет? Совсем? А как же ты рисуешь?
-Ногами, - ответил мальчишка.
Лёнька забыл про рисунки.
-Правда? А как ты… - он запнулся и поводил руками по сторонам, – чем ты это всё?
-Откинь плед, - попросил Толя. – Не бойся.
Лёнька осторожно стянул плед. Толик сидел в шортах и футболке с длинными рукавами, которые были завязаны на груди.
-Там, на столе, карандаши. Принеси мне.
Лёнька взял карандаш и неуверенно подошёл. Толик подался вперёд и, подняв правую ногу с растопыренными пальцами, ловко дотянулся до карандаша и ухватил его.
-Поставь, пожалуйста, мольберт ближе. Вон, у стены стоит, - Толик кивнул в сторону. – Теперь сядь на стул и постарайся не крутиться.
Лёнчик сделал всё, о чём его попросили, и замер на стуле.
Минут через пятнадцать, Толик сказал:
-Подойди, глянь! Похож?
С листа на Лёньку смотрел вихрастый растерянный пацан, очень похожий на него самого.
-Ух, ты! – восхищённо выдохнул мальчишка. – Здорово!
В комнату вернулись отец и тётя Надя.
-Как вы тут? Подружились? – улыбнулся отец.
-Пап, Толик классно рисует. И не просто рисует, а ногой! Смотри, это я! – Лёнька протянул отцу рисунок.
Домой возвращались вечером, всю дорогу молчали, только у дома мальчик, глядя на отца, серьёзно сказал:
-Толик мне понравился, пап. С ним интересно, я не заметил, как пролетело время.
Потом добавил:
-Знаешь, пап, Толик обещал научить меня рисовать.
Отец повернул голову:
-А ты чему научишь его?
-Я научу его плавать и играть в футбол, - Лёнчик смотрел на отца. – Ему не с кем было плавать и играть. Теперь есть, ведь я его друг.
Андрей взъерошил волосы сына:
-А ты действительно изменился, Леонид, стал взрослее и серьёзнее. Я рад, сынок.
Сердце у Лёньки попустило удар, дыхание участилось, но он сдержанно сказал:
-Между прочим, пап, мне уже одиннадцать!
Некоторое время они смотрели друг на друга, а потом рассмеялись.

Глава 4, Футболисты

Мишка сидит на скамейке, шмыгая носом. В горле шершаво от обиды, слезы предательски лезут и лезут на щёки. Ну, что за невезуха! Сегодня решающий футбольный матч между дворами, а он вчера подвернул ногу. Судорожно вздохнув, мальчишка тоскливо смотрит на бинт. Всё, лучшим защитником сезона ему не быть…
-Серёжа, ну давай ещё попробуем! Ещё несколько шагов, сынок!
-Не могу, мама! Мне больно!
Мишка завертел головой, услышав разговор.
-Я знаю, что больно, сынок, но это необходимо, иначе ты никогда не сможешь ходить.
Хромая на правую ногу, Мишка осторожно раздвинул кустарник. На небольшой полянке женщина тянула за руку смуглого мальчика.
-Ну, ещё чуть-чуть! До скамейки, сынок!
Мишка вышел на поляну.
-Чё, проблемы? Помочь?- он похромал до пары. – Я вот тоже ногу подвернул, больно ужасно. А у нас сегодня матч. Решающий! И без меня.
Он протянул руку мальчишке:
-Михаил, можно Мишка.
-Серёга.
-Обопрись на меня, помогу.
Они доковыляли до скамьи.
-Болит? – кивнул Мишка на ногу Сергея.
-Болят, - ответил тот. – Обе болят.
Мишка наморщил лоб:
-В смысле обе?
Женщина хотела что-то сказать, но сын махнул рукой:
-Я сам расскажу, мама!
Он нагнулся и завернул обе брючины до колен. Ниже колен у мальчика были протезы.
-Вот привезли из Германии. Учусь ходить.
Мишке стало холодно, а потом жарко.
-Ты это…прости. Я не знал, не понял…Про футбол тут тебе…
-Я тоже люблю футбол! Очень хочу снова играть. Поможешь?
-Так…это…ну, да!
-Честно? – Серёга, кусая губы, смотрел Мишке прямо в глаза.
-Да! – кивнул тот. – Просто скажи, что надо делать.
Серёжка улыбнулся:
-Для начала – много ходить, чтоб мозоли наросли. А потом и футбол подключим!
-Ну, это можно! – Мишка встал. – Пошли?
-Куда?
-На футбол. Посмотрим, как наши разделают 9-ый дом под орех! Здесь недалеко.
Прошёл год.
-Серё-ё-ё-га! Ну, ты чего? Мы же опоздаем! – Мишка нетрепливо приплясывал под балконом.
Хлопнула дверь подъезда.
-Здесь я уже!
-Ничего не забыл? Мазь взял?
-Миха, ну чего ты? Что я маленький?
-А кто в прошлый раз забыл мазь? – Мишка сурово сдвинул брови. – Потом три раза тренировку пропустил! Отлыниваешь?
Мишка слегка стукнул друга по спине, и они поспешили к автобусной остановке.

Глава 5, Снежок

Ещё вчера на улице светило солнышко, термометр показывал минус десять и снег весело хрумкал под ногами. Ближе к ночи подул ветер, над городом потемнело, а утром стало ясно, что в школу мы не пойдём. Буран за окном рычал не страшно, но все дороги переметены, отменены занятия в школах и закрыты садики. Родители дали нам с братишкой наставления и ушли, вернее, поползли по снегу, проваливаясь по пояс, на работу. Мне девять лет, брат Санька младше меня на год, но по росту мы одинаковы, и нас часто называют двойняшками. Рисуя пальцем на стекле окна, я сказал:
-Сань, а слабо выйти на улицу и добраться до первого подъезда?
Брат покрутил головой:
-Если родители узнают, хана!
-Подумаешь, в первый раз что ли? Давай на спор – кто первый доберётся, тот и главный на весь день!
-Ладно, - кивнул Санька. – Только ты, Лёха, не мухлюй!
-Больно надо, - я презрительно фыркнул.
Собрались за пятнадцать минут. На улице ещё темно. Вдвоем открыли тяжёлую подъездную дверь и «поплыли» по снегу на край крыльца. Отсчитали до трёх и нырнули на дорогу. Я шёл, не оглядываясь, стараясь дышать равномерно, и, конечно, пришёл первым. Залез на крыльцо и оглянулся, Саньки нигде не было. То есть совсем нигде, ни следа.
-Сань! – растерянно крикнул я. – Ты где?
Вдалеке послышался слабый отклик-вскрик. Вьюга пела свои песни и поспешно заметала мой след. Стараясь не упасть, я пошёл назад, постоянно окликая брата. Метров через тридцать голос Саньки стал отчётливее: «Сюда, Лёха, я здесь! Не упади, здесь подвальное окно!» Я уже увидел тёмный провал и осторожно пролез по пояс внутрь:
-Сань, ты чего тут?
-Принимай! – прямо в руки мне ткнулся чей-то влажный нос, и сразу запахло молоком и сеном, как в деревне у бабушки.
-Руку дай, - брат стоял на ящике и пытался вылезти наружу. Приглядевшись, я взял щенка в левую руку, а правую протянул Саньке. Мы сидели у стены дома, загораживая щенка от ветра, и глядели друг на друга.
-Дурак! – первым начал я. – А если бы упал неудачно, сломал бы ногу или руку?
-Сам дурак, - беззлобно ответил брат.- Я тебя звал, а ветер навстречу, слова относил в сторону. Я сам сначала не понял, что это щенок плачет, а потом споткнулся и упал прямо возле окна. Ну, и услышал этого…Он там один живой, маманя его и два щеночка умерли, наверно от холода и голода.
-Да он крошечный, глаза не открыты ещё, думаешь, выкормим? – я осторожно прижимал к себе тельце и понимал, что ни за что никому его не отдам. – А мама с папой думаешь, согласятся?
Санька мотнул головой:
-Не знаю…Ну, не бросать же его здесь!
До квартиры мы добрались быстро. Нашли старую куртку и устроили там найдёныша. Он слабо пищал и тыкался в руки, мы не знали, как его накормить. Наконец, сообразили и, намочив в молоке уголок полотенца, насытили Снежка. Он был беленький и пушистый, как снег по которому мы пробирались на улице. К возвращению родителей мы готовились тщательно – сделали все уроки, убрались в комнатах, даже пыль протёрли. Делали всё, молча, сосредоточено. Вечером с волнением посматривали на часы и вздыхали. Наконец, все были в сборе. Удивлённо глядя на нас, отец спросил:
-Не подрались?
Мама изумилась ещё сильнее:
-Убирались?
Перебивая друг друга, и глотая окончания слов, мы за минуту выложили им все наши приключения.
-Тааак, - протянул отец. – Проблемка!
-Вы с ума сошли? – возмутилась мама. – А если бы с вами что-то случилось? Никакой ответственности! Как вам можно доверять?
-Да, - поддержал её отец, - как вам можно доверить воспитание животного, если вы не держите обещание?
Мы наперебой заговорили:
-Мы ответственные! Очень! Мы теперь очень! Только не выкидывайте Снежка! Пожалуйста!
Мама прошла в комнату и, увидев щеночка, заохала и побежала кипятить молоко. Папа посмотрел на нас:
-Никаких двоек – это раз! За щенком смотрите вы – это два! Ещё раз выйдете в буран без спроса, найду ремень – ясно?
-Так точно! – в один голос закричали мы.
Это было пять лет назад. Теперь Снежок взрослый мохнатый пёс, метр с небольшим в холке. Он умный и очень любит всю нашу семью, но меня с братом больше всех. Я смотрю на него и вспоминаю, как мы его воспитывали. Нелегко это давалось. Когда Снежок особенно шалил, мы садились напротив и строго говорили:
-Никакой погрызенной обуви – это раз! Все свои дела делать на улице – это два! Ещё раз зайдёшь в спальню к родителям, наденем поводок – ясно?
И пёс согласно наклонял голову:
-Гав!

Глава 6, Дружок

У всех есть друзья, а у девятилетнего Максима с этим как-то не заладилось. Он с родителями недавно переехал в этот город, отцу предложили хорошую работу. Переезжать пришлось в ноябре, сразу после каникул. Максим ходил в новую школу уже неделю и скучал по прежним одноклассникам. .Здешние ребята ещё приглядывались к нему – новенький пацан был щупленький и молчаливый, учился средне и ничем не выделялся. Макс после уроков домой не спешил, родители возвращались домой только вечером, работали много. Обычно он делал круг на автобусе по городу и, выйдя за две-три остановки от дома, шёл пешком, знакомясь с городом, выбирая каждый раз новый маршрут. В этот раз всё сложилось по-другому, и его жизнь полностью изменилась…
Максим был в квартале от своего дома и решил срезать путь по дворам. Нырнув между домов, он вышел на пустырь. Слева стояли брошенные гаражи-самостройки, справа тянулись заросли кустов. Сделав по тропинке несколько шагов, мальчишка услышал странные звуки, казалось, что где-то тихонько плачет ребёнок. Максу стало неуютно – вокруг ни души. Он постоял, прислушиваясь, и , решившись, пошёл на звук. У гаражей, прямо на углу, обнаружилась яма, на дне лежал щенок – грязный, с колючками репейника в шерсти. Максим походил вокруг, яма была глубокой, метра три, края пологие, глинистые. «Вот полезу туда и не вылезу назад! И не найдут меня» - он поёжился от этой мысли. Чтобы отвлечься, Макс сделал ещё один круг пошире, разыскивая что-то похожее на лестницу и нашёл. Лестница была старой, железной и длинной. Он еле справился с нею, опуская в яму, и очень боялся задеть щенка, но всё обошлось. Мальчишка спустился и осторожно взял животное на руки. Щенок почти ничего не весил.
-Ты чей, мелкий? – спросил мальчик, и сам себе ответил: – Ничей.
Щенок прекратил скулить и слабо лизнул ладошку Максима. Что-то тёплое и липкое потекло по руке и, Макс увидел кровь. Некоторое время он оторопело смотрел на животное, а потом, прижав к груди, достал телефон:
-Пап, помоги мне, умирает щенок.
-Где ты? – спросил отец и, выслушав сбивчивый рассказ, сказал: «Жди, сейчас приеду»,- и добавил: «Макс, надо было сразу звонить мне!»
Очередь к ветеринару была бесконечной. Макс почувствовал отчаянье, он задрожал всем телом и, выступив на середину коридора, почти прокричал:
-Мы не можем ждать! Он умирает!
Все повернулись к ним.
-Доктора, срочно! Помогите!– звонко закричала женщина с кошкой на руках.
Из кабинета рядом выскочили люди, осторожно забрали собачку. Макса усадили на стул, кто-то сунул ему в руки стакан с горячим чаем и булочку, он машинально кусал, пил и глотал. Потом посмотрел на людей:
-Он умрёт?
Народ заговорил разом:
-Спасут, что ты!
-Здесь знаешь, какой Айболит хороший!
-Ты даже не сомневайся, пацан!
Макс повернулся к отцу:
-Пап, не надо нотбука, не надо нового телефона и коньков, давай возьмём Дружка.
Очередь притихла. Отец обнял Макса за плечи:
-Сынок, мы его не бросим. Разве друзей бросают?
Все вокруг облегченно загомонили.
Операция продолжалась три часа. Вышел усталый врач:
-Сделали всё, что могли. Надеюсь, он выживет. Зайдите ко мне в кабинет.
Дружок был под наблюдением ветеринаров пять дней, а потом переехал в комнату Максима . Каким-то образом эта история облетела всю школу. Учительница на перемене расспросила Макса о щенке. Он смутился, рассказывал отрывисто. Девчонки ахали и восклицали, мальчишки посматривали завистливо – настоящее приключение! Самый высокий в классе, Санька Порохов, запросто подошёл к Максу:
-Познакомишь меня с Дружком?
Макс посмотрел снизу вверх и улыбнулся:
-Конечно!
Ребята окружили его:
-Страшно было? Он какой, Дружок? Как он сейчас? А ты ничего, пацан! А чего ты к нам не подходишь? Ты футбол любишь?
Теперь у Макса есть Дружок, пушистый, черного окраса, с белым пятном на груди. Новые одноклассники Максима, и мальчишки и девчонки, очень полюбили щенка и часто приходят к ним в гости. Между прочим, этот новый город, в который они переехали, очень даже ничего, хороший.

Глава 7, Ежиха

Её все звали Ежиха. Очень колючей была - ни с кем не дружила, и никто никогда не видел, как она улыбалась. А ещё – не любила собак, обязательно шикнет или скажет что-то резкое, если встретит животное. Одевалась невзрачно, в мешковатые вещи серых тонов, двигалась легко и быстро, слегка перекатываясь сбоку на бок, как колобок.
Во дворе нашего панельного дома жил пёс, добродушный коричневый пушистик с немыслимой чёлкой и смешным именем – Бисквит. Малышня его обожала, да и взрослые начинали улыбаться при встрече с ним. Собака успешно «пасла» всех детей, не позволяя малым выбегать на дорогу, залезать в канавы или приближаться к открытым подвальным окнам. Естественно, благодарные мамаши прикармливали пса вкусненьким. Ежиху Бисквит обходил стороной, стараясь не попадаться на глаза. И всё же они встретились…
С утра разошёлся мелкий противный дождь, конец апреля теплом не радовал. Ежиха вышла из дома ни свет, ни заря, с настроением под стать погоде. Ещё бы! Суббота, все отсыпаются, а тут тащись по грязи. Вздохнув, она свернула в сторону гаражей, чтобы срезать путь до автобусной остановки. Бисквит проводил её опасливым взглядом, тихонько рыкнув. Покрутившись, спрятал нос в тёплое брюхо и задремал под кустом боярышника. Тонкий вскрик, раздавшийся некоторое время спустя, заставил пса подскочить. Настороженно двигая ушами, он потрусил на звук. Ежиха лежала возле лужи, неловко подвернув ногу.
-Ну, что рад, скотинка? – смахивая слёзы, еле выдавила она.
Пёс неуверенно махнул хвостом, наклонив лохматую голову.
-Все теперь будут рады моему горю, - женщина попыталась встать, но застонав, снова рухнула на землю, рыдая от бессилия.
Бисквит, пофыркивая, подошёл ещё на два шажка.
-Помоги мне! Помоги мне, чёртова собака!
Помедлив, он развернулся и убежал.
Весь дом проснулся от его неистового лая. Стоя на лужайке, пёс впервые гавкал во всю мощь. Люди переполошились.
-Что случилось?
-Бисквит просто так лаять не будет!
-Мужики надо выйти, что-то не так!
Кобель делал несколько шагов к гаражам и возвращался, отчаянно взывая о помощи.
Нашли, конечно, Ежиху, вызвали неотложку, оказалось – сильный вывих.
Теперь Бисквит носит ошейник, на котором выбито его имя и адрес, всё как положено – улица, дом, квартира и имя хозяйки – Любимова Ариадна Яковлевна ( сокращённо – ЛАЯ). Пёс по-прежнему «пасёт» малышню около дома, но вечером спешит к автобусной остановке, встречает Ежиху. Только теперь её так не зовут, всё больше по имени-отчеству, но за глаза называют «Наша Лая» или «Лаечка». Она знает и нисколько не обижается.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 354
© 08.06.2014 Зарина
Свидетельство о публикации: izba-2014-1063063

Метки: дети, помощь,
Рубрика произведения: Проза -> Повесть















1