Книга очерков об Англии... (Из архивов)




Оглавление:

Вступление к книге очерков об Англии, англичанах и русских, живущих в Англии
Рассуждения о религии
Грязная работа
Взбаламученное море
Праздник беженцев в Нюэме
«Палата №9»
«Темпл» (Церковь в Англии)
В память о митрополите Антонии Сурожском
Прогнозы. Выборы в Думу
«Подмена понятий»
«Заметки о текущем моменте»
Нью-Форест
Перед Новым годом
«Сад Леонардсли»
Баттерси парк
Лондонский ботанический сад в Кью
Кембридж
Казнь Короля
«Смерть Короля». Продолжение сцены
Политический кризис в странах Запада
«Захват». Статья о терроре
О воспитании
Записки
О «Свободе»
Новости в масс-медиа
Клубное воспитание
Проблемы иммиграции

Вступление к книге очерков об Англии, англичанах и русских, живущих в Англии

Общие замечания об основных чертах жизни в Англии и, если угодно, то иллюстрированное оглавление к этим очеркам.

Прежде всего, меня поразил налаженный веками быт – то, что я называю технологией жизни, и богатство страны, накапливаемого столетиями. Богатство, ставшее обыденностью, привычкой. Если сравнивать с Россией, то становится понятной сложность восстановления нормальной жизни в нашей стране. И дело тут не в коммунистах или капиталистах. Из малого никогда не делается быстро многого. Когда я слышу споры о том, как было бы хорошо, если бы царь остался, или бы коммунисты остались, я думаю, что предмета спора тут просто нет. Так складывалась история, что Россия всегда была на грани исчезновения, во все времена воевала, а потом обрушивалась в пропасть социального хаоса. И вновь и вновь, воюя, поднималась из праха, устанавливалась на какое-то время и вновь рушилась силою исторических обстоятельств, обусловленных географическим положением, социальной нестабильностью, следствием загадочного русского характера, сложившегося под воздействием становления, полу-азиатского, полу-европейского государства; полу-христианского, полу-языческого образа верований; полудикого, полу-цивилизованного образа жизни. Часто всё это плохо совместимые качества перемешивались в кипящую, бурлящую взрывоопасную смесь, которая клокотала, удивляя и пугая европейцев и подавая пример азиатским соседям. Путь поражений и побед, тысячелетнего рабства и победоносных революций, сменяемых контрреволюциями – это судьба России, которая не похожа на судьбу ни одного европейское, ни одного азиатское государства.

Но вернёмся в Англию. Личный автомобиль здесь давно уже стал не роскошью, а средством передвижения, средством упорядочения жизни. Супермаркеты продуктовые и мануфактурные – это торговые фабрики. Продукты закупают раз в неделю и на неделю. Дома для этого есть большой холодильник и морозильник. Привозят на машине, закупая всё, включая туалетную бумагу, спички, салфетки, стиральные порошки, вино и медикаменты. Это целая индустрия. Существует система скидок, финансовых пунктов и распродаж. Продукты со всего света, так чтобы можно было подешевле купить, побыстрее доставить, подороже продать и получить прибыль.

Мануфактура продаётся таким же образом в больших магазинах. На нескольких этажах все есть, все на виду, все доступно, никто не боится, что украдут. Продавцы ходят и смотрят, кому помочь выбрать. Радио и электротовары, одежда и обувь, постельное и нижнее бельё – всё есть, разных цветов, оттенков, фасонов и конструкций. Просторные прохладные залы, будь то летом или зимой. Платят кредитными карточками и наличными: «живые» деньги тут же берут из банкоматов. Вообще, деньги здесь сегодня – цель и смысл жизни. В отличие от шестидесятых, когда студенты и интеллигенция отбивалась от навязывания обществу стандартов потребления, сегодня, даже бывшие хиппи и битники, перевоспитались и копят денежку, делают карьеру. Зато сыто и спокойно. Если бы не эмигранты и терроризм, жить можно бы припеваючи. Но сытая жизнь, чревата застоем.

Слава богу, России это не грозит.

Днём и вечерами в городах и деревнях работают пабы и бары, в которых общаются и пьют пиво, водку и виски. То, что покрепче, пьют граммами, не так как в России – перевернул двести пятьдесят и готов. Отсюда, от быстрого опьянения, быстрое отключение всех «сфинктеров», потом следует «ты меня уважашь...», а потом или мордобой, или пьяные слёзы: тут все зависит от темперамента.

В Англии сегодня работают много: в банках, конторах, в офисах, на стройках. Иногда, если нельзя или не выгодно применять технику, применяют даже тачки, какими возили землю в тридцатые на Беломор – канале.

Строят много. Весь Лондон в башенных кранах, как в России во времена пятилеток. Строят быстро, по принципу «лего», то есть структурными модулями. Разбирают не старое ещё здание, а на его месте ставят каркас и набирают модулями. Смотришь, через полгода, год новое красивое современное здание готово. Земля в городе очень дорогая, поэтому строят качественно, добротно. Квартиры и в старых и в новых домах очень дорогие, хотя строят и муниципальное жильё, тоже красивое и удобное. В принципе, оно, муниципальное жильё, бесплатное, его дают особо нуждающимся и бедным, но кварт, плата высока. Однако и зарплата высока. Средний заработок в Лондоне около пятнадцати тысяч фунтов в год. Это около пятидесяти тысяч в месяц рублями. Но повторяю, цены в Англии самые высокие в Европе, исключая Москву. Может быть, поэтому в Лондоне много бездомных, но об этой проблеме подробнее в другой раз...

Парки, скверы, деревья, цветы, пруды, фонтаны, скульптуры – всё хорошо продумано, уютно, нарядно. Цветочные клумбы или коллекции живых роз просто волшебные. И тут же в парках птицы: дикие утки, гуси, лебеди разных пород и разного цвета. В Ричмонд-парке стада оленей и ланей рядом, иногда в двадцати шагах. В любом парке белочки едят орешки с руки. Тут велосипедные дорожки соседствуют с пешеходными и очень много футбольных и регбийных полей, на которых даже в будни многолюдно. Ведь Англия это родина футбола и регби, как, впрочем, вообще спорта.

Дороги, нет слов – сказка. Улицы в городах узкие, но водители привыкли и дорожных происшествий не много, хотя бывают пробки. Паркуют прямо на обочинах, а в воскресные дни даже на мостах через Темзу. А мосты какие? А прогулочные пароходы? А рестораны на кораблях на воде?.. А сколько свету ночью? Газеты можно читать...

В городах, много мелких кафе и ресторанчиков: итальянских, индийских, японских, французских, китайских. Появилось несколько русских, где хорошо кормят, но достаточно дорого: двадцать-тридцать фунтов с человека. В Лондоне живёт многонациональное сообщество: много индусов, арабов, африканцев, в основном из бывших колоний. В Нюэме (район Лондона) эмигранты составляют большинство (60% жителей). Эмиграция стала большой проблемой недавно. Раньше считались расистскими любые разговоры об этнической статистике. Сейчас положение изменилось. Власти ввели жесткие меры против незаконной или подозрительной эмиграции, но расизм на британских островах не прививается, хотя на бытовом уровне бывает...

В Лондоне много музеев, большинство из которых бесплатные, в том числе Британский музей и Национальная художественная галерея, Музей развития техники, Галерея Тэйт и Музей естественной истории. Много книжных магазинов, много книг, много читателей. Книги дорогие, но есть система скидок и много магазинов уцененной книги. Я покупаю книги только на распродажах...

Телевизор, а то и два – три, в каждом доме. Много каналов ТВ, спутникового ТВ и радио, Классическая музыка почти так же популярна как попса, но у каждой своя аудитория. Очень много церквей. Почти все работают. Государственная религия – англиканство. Священники свои люди в школах, а школьники в церквях. Много детских церковных хоров. Веруют без фанатизма, но, в большинстве, искренне.

Много уличных рынков, которые работают в обеденное время. Очень удобно. Можешь в обед пройтись и купить нужную вещь и не дорого.

Часто проводятся национальные фестивали и карнавалы. Кажется, собирается полгорода. Едят, пьют, поют, танцуют, продают-покупают, гремит музыка, играют оркестры. Беженцы по районам проводят свои праздники. Дети и взрослые поют и пляшут в национальных одеждах. Русских не видно.

Метро в Лондоне старейшее в мире, ему около полутора сотен лет. Удобное, линий и станций много, вагоны уютные с бархатной обивкой сидений. Метро часто совмещено с пригородными поездами. Можешь сесть в метро в центре Лондона и уехать на южный берег моря, в Брайтон. Много всяческих реконструкций. На месте свалок и старых промышленных районов, дорогие современные жилые комплексы. В старых доках и фабричных зданиях оборудуют музеи и концертные залы...

В деревнях, на фермах продают овощи и фрукты, варенья и соленья. Видишь объявление, заезжаешь, платишь, берёшь и уезжаешь. Часто хозяев нет рядом. Работают. Берёшь, оставляешь плату на прилавке и уезжаешь.

Диких хищников в природе нет. Волков и медведей уничтожили несколько столетий назад. При этом либералы очень жалеют животных значительно больше, чем людей. Может быть, поэтому в Лондоне появились городские лисы, живущие в садах и огородах. Они часто нападают на кошек и собак. Было несколько случаев нападений на грудных детей в колясках. Ни собак, ни кошек в свободном виде, без хозяина, на улицах не увидишь. Этим Англия тоже отличается от России.

Суды традиционно торжественны. Судейские чиновники в париках и мантиях. Юридические сообщества владеют целыми районами в центре города. Очень богаты ...

Много туристов и есть на что посмотреть. Королевская гвардия, как и двести лет назад, делает развод караула у Букингемского дворца, в том числе конная гвардия в золотистых кирасах и с саблями наголо. Народу не протолкнуться...

Скандалы в парламенте и в королевской семье становятся достоянием публики через газеты, которые выходят иногда более чем на ста страницах, с журнальными приложениями. «Санди Таймс» выходит по воскресеньям и чтива на всю неделю. Стоит фунт сорок. Но, повторяю: чтения на неделю. Одно спортивное приложение на тридцати страницах...

Система образования интересна. Начальная школа с пяти лет. С одиннадцати лет – второй уровень Последние два года – ступень для поступления в университет. По результатам школьных экзаменов, вы можете претендовать на поступление в тот или иной университет, в том числе в престижные Кембридж или Оксфорд. В университетах обычно учатся три года. Школы государственные и частные. При этом частные школы были задуманы, как школы для бедных, но превратились в дорогие привилегированные. Многим из этих школ по несколько сотен лет. Платят в таких школах за обучение ежегодно пот семи до десяти – двадцати тысяч фунтов. Год учебы в университете стоит около трёх тысяч фунтов...

Отпуск в Англии это почти всегда путешествие. Большинство представителей среднего класса могут себе позволить поездку за границу. Маршруты разные: от Китая до Аргентины и от Голландии до Испании. Впрочем, не менее интересны поездки по самой Англии от Уэльса и Шотландии до Ирландии и Южной оконечности острова. Путешествие под Ла-Маншем на поезде Евростар во Францию никто уже и не считает заграничным. Путешествуя и наблюдая жизнь других народов в других странах, сравнивая, мы начинаем понимать, что существуют ценности, значение которых похоже и в Иране, и в Швеции, и в Испании. Личная свобода, финансовая независимость, наряду со свободой воли и патриотизмом, делают людей похожими. Путешествия позволяют, сравнивая, понять и увидеть свою жизнь со стороны. Помогают понять, что такое хорошо и что такое плохо...

Как ни странно, но для меня было большим открытием, что в Англии, наряду с капитализмом, существуют и зачатки социализма

Я почему-то был уверен, что Англия, это оплот империализма, а потому ни о каких формах социализма не может быть и речи. Голая эксплуатация и только... Но я лечился в современных бесплатных госпиталях, ходил искать работу в бесплатные агентства по трудоустройству, учился на бесплатных курсах английского языка... Думаю, что существование социалистического сектора здесь, открытие приятное не только для меня.

Возникновение дикого капитализма в России, во многом, обусловлено незнанием россиянами действительной жизни на Западе. И этим воспользовались нечестные люди. Помню аргумент русских образованцев: «Вы знаете, ведь там, на Западе, за все надо платить», и начинали брать поборы с больных, учащихся, ищущих работу, а то и просто за пользование государственными уличными туалетами. На самом деле, наряду с частными госпиталями и агентствами по трудоустройству, есть и бесплатные, государственные, которые не хуже, а иногда и лучше. Мало того, в Англии, как, впрочем, и в ведущих западных странах, есть профсоюзы, которые являются великой силой защиты рабочего человека. Попробуй директор школы или начальство любого уровня заставь работать учителя или рабочего в не оговоренное контрактом время или не выплати заработную плату во время. Директор может лишиться места, а начальство может получить скандал или, не дай бог, забастовку. Его, начальника, могут уволить или не переизбрать на следующих выборах. И конечно, речь не может идти о взятках чиновнику. Не принято дарить цветы, учителям в начале и в конце учебного года. Ведь ваши дети или вы сами зависите от учителя. Все понимают, что учительство – это работа и, какие могут быть подарки за работу, кроме зарплаты. В России же это норма, как давание и вымогательство взяток. Здесь дело не в уровне зарплаты, как я пытался доказать своим друзьям и знакомым образованцам на родине.

Взятка, это всегда следствие нравственного разложения. Думаю, что уровень совести никак не связан с уровнем доходов. Для меня это очевидно. Бессовестные люди оправдывали взяточничество ещё в СССР. И во что всё вылилось, вы сами прекрасно видите. Вся страна мучается, но взятки стали уже «вредной привычкой», от которой безболезненно невозможно избавиться. Я с трудом представляю себе человека, который утверждает, что он верует во Христа и берёт взятки, хотя бы и «борзыми щенками».

Отсутствие взяток и поборов в Англии, следствие крепкой нравственной основы, привычка не делать преступлений потому, что за это Бог накажет, осудят люди. В конце концов, это просто не принято...

Я приблизительно набросал план тем, о которых хочу написать. О чем-то уже написано, что-то еще предстоит увидеть и обдумать. Будет много спорных тем и утверждений, но главное, будет попытка сравнения, иногда невольного. Я ведь русский человек, да еще, наверное, и «старый русский». Хотя бы потому, что родился еще при Сталине и прожил, взрослея и наблюдая жизнь, и через правление Хрущева и застой Брежнева, слышал знаменитые «улучшить и ускорить» из уст Горбачева, видел пьяное дирижирование оркестром Ельцина. Теперь хочется подумать и поговорить о хорошем и о плохом, что принесла мне жизнь за это время. Возможно, буду субъективен, но иначе и быть не может. Всегда помню, чей-то афоризм. «Факты без толкования и толкователя просто не существуют» – и я с этим полностью согласен...

2003-09-15. Лондон

Рассуждения о религии

Англиканская церковь передвинула границу нравственно допустимого до пределов, оправдывающих зарабатывание денег и обладания комфортными условиями существования. Иначе говоря, смешение царства Божия и царства кесаря укоренилось в англиканской традиции. Но поостережемся упрекать кого бы то ни было, ибо это движение было ответом на откровенное лицемерие средневекового католицизма и борьба эта была связана с жертвами и кровопролитием.

Вспомним Кровавую Мери.

Погружаясь во тьму времен, мы видим борьбу между сторонниками подлинного христианства и фарисейства, псевдо-религиозности.

Процесс христианизации и его развитие постоянно связан с противостоянием и взаимодействием, взаимопроникновением царства кесаря в царство Божие. И движение это шло долгое время в одну сторону: Однако и царство Божие, в самой радикальной форме реализованное большевиками, опробовало прорыв в царство кесаря, революционным путем в своём радикализме отрицая собственно христианство, но спонтанно, в глубине имея в качестве идеалов Христовы ценности. Вспомните десять заповедей строителей коммунизма...

Надежда построить светски – христианское царствие Кесаря извращает первооснову христианства, но воплощает бесчисленные попытки человека разорвать паутину первогреховности, отрицая личную ответственность и покаяние за грехи прародителей смешавших себя с миром кесаря в первовремена и за это изгнанных из Эдема. Большевики вообще, на мой взгляд, использовали много принципов заимствованных у первохристиан. И даже еврейскую идею богоизбранного народа, вместо народа используя понятие «класс». Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин в своём отчаянном радикализме отрицали и христианство, подменив личную ответственность перед Богом, ответственностью перед человеческим законом, что дало кратковременные результаты, но слишком дорогой ценой утраты личной свободы и привело в итоге к обожествлению вождей.

Кроме подмены основополагающей идеи, коммунисты повторили путь уже однажды проделанный Французской революцией. Они в процессе бюрократической эволюции, превратились в партию номенклатуры и чиновной верхушки. Постепенно были забыты или изменены на противоположные не только партийные принципы, но и цели. Остались демагогические лозунги, вроде «Народ и партия едины», или «Партия – авангард рабочего класса». Сегодняшние проблемы коммунистов заключены в неспособности понять изменившуюся ситуацию и соответствующим образом реагировать на перемены. И главное! Коммунисты должны покаяться и на деле доказывать, что они партия рабочих и крестьян....

Но вернёмся к англиканской церкви. Сегодня эта ветвь христианства является государственной религией в Англии и насчитывает во всем мире около семидесяти миллионов приверженцев. В Англии главой церкви является Архиепископ Кентерберийский. Он избирается сложной системой политических решений, где главным и решающим моментом является выбор премьер-министра английского правительства. Затем претендента представляют королю или королеве. В Англии косвенно даже архиепископ избирается народом и это есть продолжение политической системы. Иначе говоря, царствие кесаря и здесь поглотило царствие Божие. Нечто подобное было и в СССР, хотя здесь церковь была отделена от государства. Формально церковь в Англии зависит от государства, но фактически нет. Просто духовная и светская власть сотрудничают, удовлетворяя потребности друг друга и общества.

На первый взгляд смешение кесаря и бога, их сотрудничество, не касается политики, но это на первый, поверхностный взгляд. Сегодня проблемы веры и неверия стоят во главе угла политической жизни всего мира, а за этим скрывается борьба между «верными» Богу и «неверными», в основном из-за религиозных и политических противоречий Америки и Европы с арабским миром.

И не только религиозными разногласиями обусловлено желание арабского мира противостоять культурной экспансии Америки и их союзников в остальном мире, экспорту «Демократии» с помощью денег, а часто и с помощью оружия. Навязывание ценностей Западного мира, включающих атеизм и буржуазное полу-христианство, провоцирует отпор исламских фундаменталистов. Обезбоженность Западного мира достигла опасных пределов, когда деньги очень часто занимают место Бога на алтаре Жизни. Мне это напоминает религиозную ситуацию в Римской империи накануне рождения Христа. Во всяком случае, уже нельзя надеяться, что этот кризис «рассосётся» сам собой. На самом деле это может привести к новым религиозным войнам, своеобразной Круссаде, но теперь ислама против христианства. По сути, джихад, это и есть религиозная война «верных» против «неверных». Для мусульманских ортодоксов подмена царства Божия царством кесаря или светским государством – есть отпадение от веры. Для них и деньги и комфорт никогда не могут затмить блеска божьих идей учения Аллаха. Поэтому, наблюдая ниспадение веры на Западе до уровня средства достижения богатства и комфорта, они говорят о безбожии Западного мира.

Кроме того, ортодоксальная доктрина толкает приверженцев ислама на борьбу за независимость «правильной веры» от тлетворного влияния «неверных», так называемого либерализма, который, на взгляд ревнителей ислама, является врагом веры, проявлением человеческого эгоизма, замаскированного защитой псевдодемократических ценностей, таких как абстрактные права человека, права женщин, права сексуальных меньшинств. Для исламистов обожествление либеральных ценностей есть всегда борьба против подлинного бога и его заветов. Для исламских ортодоксов, очевидно, что Запад и, прежде всего Америка, маскируют свою испорченность и неверие разговорами об общечеловеческих ценностях, демократии и прогрессе. И здесь лицемерие и фарисейство Соединённых Штатов очевидно.

Для людей, умеющих чувствовать чужое горе, любые попытки бомбить чужие города и деревни, есть акты агрессии, чем бы они не оправдывались – борьбой с диктатурой или помощью демократической оппозиции. Объявление Бушем идеологических противников Америки, «осью зла» очень напоминает мне заявление Гитлера о странах, которые для блага всего мира и Третьего Рейха надо уничтожить, ибо в них живут недочеловеки. Кроме того, подводиться идеологическая база под утверждение, что только Запад и, даже конкретнее, президент США Джордж Буш- младший знает истину и по просьбе «Трудящихся американцев» берёт на себя роль бога, который один только знает, кто достоин жить, а кто нет. Одним словом, «ОВЦЫ НАПРАВО, А КОЗЛИЩИ НАЛЕВО», При этом американцы пробуют на непослушных новейшие вооружения, такие как 15000-фунтовые бомбы или даже вакуумные, обладающие особой разрушительной силой. Под лозунгом защиты добра и справедливости скрывается политика с позиции силы и откровенные экономические интересы. И дело здесь не только в нефти Ирака, но прежде всего в сохранении финансового доминирования «Избранных» над остальными, а для этого надо уничтожать непокорных и вообще инакомыслящих. Ужас, испытанный американцами и самим Бушем 11-го сентября, толкает их на бесчеловечные акции устрашения для наведения «нового порядка». При этом Буш часто молится и просит бога помочь ему и Америке победить врагов. После бомбежек в Югославии, войн в Афганистане и Ираке, после убийства десятков тысяч мирных жителей, он утверждает, что он христианин и исповедует христианские заповеди.

Постепенно война с терроризмом превращается в войну с инакомыслием, ведет к диктатуре США и не видеть этого невозможно. А то, что эта война ведётся под демагогическими лозунгами, ещё больше настораживает.

Анти–христианский, анти-религиозный характер всего происходящего наводит на печальные размышления об утрате христовых ценностей, превращения христианства в бытовой догматизм, приучающий людей к ценностям фарисейства. Делая зло или преступление, в надежде на безнаказанность, замаскируй ложь под правду, зло под добро, лицемерием скрой своё неверие и ты добьешься своего. Но из истории мы знаем, что Бог рано или поздно воздает злом за зло и добром за добро. Только невежды или отъявленные хитрецы не помнят, чем закончилась и казнь Иисуса и гонения на христиан в Римской империи.

В добавление хочется сказать, что распространение антиамериканизма во всем мире связано с попыткой американцев убивать других, не подвергая себя опасности: либо чужими руками, подкупая наемников в Югославии, в Афганистане и в Ираке, формируя и натравливая оппозицию на неугодные режимы, либо сбрасывая с воздуха тысячи бомб, зная об отсутствии или неэффективности противовоздушной обороны. Самое страшное, что американцы не прислушались к предупреждению, прозвучавшему 11-го сентября и продолжают политику под лозунгом разделяй и властвуй. Североамериканцы продолжают использовать своё островное положение, которое до сих пор помогало им избежать войны на своей территории. В то время, как на протяжении двух последних мировых войн страны Европы и Азии становились жертвами опустошительных взаимо нашествий, Соединенные Штаты, воюя, ещё и зарабатывали деньги на разорении и разрушении своих экономических конкурентов, используя океан, как щит.

Времена меняются и события 11-го сентября показывают, что никто сегодня, как бы далеко он ни находился от Евразии, не обеспечен полной безопасностью. Мало того. Сегодня, американское общество по своему национальному составу так многозначно и хаотично, что любые военные или экономические неурядицы могут привести это государство к гражданской войне и социальной атомизации, к борьбе всех против всех. Культ индивидуализма и корпоративной разобщенности чреват социальными потрясениями и кризисами, а либеральная идеология, ставящая во главу угла личное преуспеяние, подталкивает манифестацию эгоизмов, движет общество к краю пропасти. Рано или поздно подмена христианства либерализмом, обернется для Америки катастрофой.

И очень важно видеть перемены происходящие и происшедшие вокруг нас и внутри нас. И в Америке, и в Европе очевидно становление кризиса политической системы, когда перемены в обществе и в экономике заставляют менять и многие институты «старой» демократии. Тот, кто успеет провести необходимые реформы, тот избежит множества непредвиденных потерь и страданий.

Для сравнения хочу сказать, что СССР, главный враг Запада в холодной войне, потерпел катастрофу и распался, когда либерализм проник в общество и идеологи «победившего социализма» не «заметили» этого, потому, что сами были его носителями. Эгоизм и ложь партийно – чиновной номенклатуры разрушили единство народа, а потом уже стали разрушаться политические и экономические структуры. Кризис власти в СССР продолжается многие годы и до сих пор не закончился. Но ведь за спиной России в двадцатом веке, две революции, гражданская война, две кровопролитные мировые войны. Казалось бы, страна уже привыкла к катаклизмам, привыкла их преодолевать. И всё-таки...

В прошлом веке Россия насильственно потеряла более тридцати миллионов человек, лучших из лучших, базовый генофонд, что стало, на мой взгляд, причиной катастрофического демографического кризиса, от которого Россия ещё долго не сможет оправиться. Появление образованцев, социальная анархия, утрата морально–религиозных идеалов, отразилась на экономике и привела к воцарению в стране дикого капитализма, когда на место утративших силу скомпрометированных запретительных законов пришли законы бандитского сообщества. Свято место пусто не бывает ... Хочу напомнить, что разложение системы началось после введения войск в Чехословакию, а потом и в Афганистан. Тогдашние правители тоже вообразили себя знающими, что плохо и что хорошо для других стран...

Таким образом, даже привычная ко всему Россия, потерпела катастрофу и понесла невозвратимые потери. Каково же будет Америке пережить нечто похожее... Но я не хочу тревожить читателя мрачными предсказаниями.

В завершении хочу отметить, что религиозному сознанию нанесён значительный урон. Все что мы сегодня видим, есть следствие постепенного отступления от религиозных, христианских норм и требований. Телевидение, пресса и радио пропагандируют сытую довольную физиологическую, животную жизнь. Легализация секса, эротики порнографии, стремление избегнуть глубоких переживаний, будь то смерть близких или любовь, приводят к соответствующему понижению уровня ответственности за будущее иаше и наших детей. Прямая, сиюминутная выгода теснит благо и самопожертвование, высмеивает альтруизм, заставляет поверить в одномоментность, сиюминутность бытия, без перспективы развития, без воздаяния за наши дела и поступки. Для многих сегодня деньги становятся целью и смыслом жизни и они в бессмысленной погоне за богатством, олицетворяющем для них свободу, комфорт и, наконец, идеал веры, не могут уже оценить происходящее, всячески затуманивают своими рассуждениями и поступками разницу между богом и мамоной, любовью и себялюбием, верностью и предательством...

Все это следствие победы идеалов фарисейства, против которых так самоотверженно выступал Христос, видя в них предательство бога и причину человеческих страданий.

Количество верующих становится все меньше, а количество фарисеев или псевдо-верующих все больше. Протестантизм, который был реакцией на фарисейство, разрушающее подлинную веру, сегодня превращается в рутинное обрядоведение, ослабляемое псевдо реформами, угождающими фарисеям все больше и больше. Многие из верующих не видят альтернативы процессу дегуманизации и атеизации жизни.

Но ведь это так просто вернуться на путь праведной страдательной жизни. Возлюби ближнего как себя самого. Не делай другому того, что тебе самому не понравилось бы. Устреми своё я навстречу благотворительности и добролюбию...

«Распни его» – кричала толпа Пилату, и сегодня рёв толпы на стадионах очень напоминает этот сатанинский крик в Иерусалиме, во времена предательства и казни Иисуса. Рёв самолётов и вертолётов, взрывы мин и бомб вторят этому вселенскому «Распни его!»...

А современная церковь не находит в себе сил для благодатных перемен, потому что кесарево заслонило, затмило богово. Наступают времена Великого Инквизитора, времена фарисеев, которые готовы вновь и вновь предавать и казнить всякого, кто усомниться в их «святости и добродетелях». Либерализм – это идеология нового фарисейства, постоянное забвение слов Иисуса: «Царствие моё не от мира сего»...

2003-09-16. Лондон

Грязная работа

Я не работал в Англии после приезда около полутора лет. А точнее, я попробовал подрабатывать, помогая художнице делать поздравительные открытки и получал за многочасовую работу около двадцати фунтов в неделю. Я зарабатывал около фунта в час при кропотливой, напряженной работе. Однако скоро художница отказалась от моих услуг, чему я был втайне рад.

Когда я совсем заскучал без денег и без перспектив, мы с женой (сам я не понимал по-английски и тем более не говорил) пошли в трудовое агентство. Просмотрев сотни объявлений, мы выбрали два-три, которые нам подходили и стали разговаривать с агентом – симпатичной участливой женщиной средних лет. Она куда-то звонила, с кем-то о чём-то договаривалась и выдала нам два адреса. Назавтра жена позвонила по указанным адресам и в первом месте, уборщика посуды с утра до обеда, в кафе концертного зала «Фестиваль-холл» нам отказали, а во втором, уборщиком в Вестминстер – колледже предложили прийти. Я был согласен на любую работу, но только на полдня и с утра желательно. Это я указал в агентстве. Встретили меня в университетском общежитии двое молодых людей и предложили на следующее утро выйти на работу. Короткая справка: Мне за пятьдесят и в России я был директором большого подросткового клуба, с двадцатью педагогами и двумя уборщицами. Но делать нечего...

Утром в понедельник я получил ведро, швабру, резиновые перчатки, мне указали место, где я мог переодеться и началась моя рабочая деятельность. Три часа я мыл полы, ванны, туалеты, пылесосил и убирал студенческие кухни в квартирах из восьми комнат с гостиной. В комнаты я не входил, а все остальное было полем моей активности. Супервайзер -начальник показал мне, как надо мыть чистить, пылесосить и процесс пошел. Платили мне в начале минимальную в то время для Британии зарплату: три фунта шестьдесят пенсов за час работы. За две недело набегало около сотни фунтов.

Скоро я привык, познакомился с некоторыми студентами и остальными уборщиками. В основном это были африканцы, но бывали и европейцы: двое молодых парней из Югославии, которые меня почему-то жалели и снисходительно похлопывали по плечу. Потом появилась испанка и даже молодой вежливый китаец. Африканцы все хорошо говорили по английски, а европейцы и китаец плохо, как и я. Владельцем фирмы уборщиков был весёлый и немного нервный Раджин. Со мной он был вежлив и видимо догадывался, что я знавал и лучшие времена.

Со временем в уборщиках остались только африканцы и я стал называть себя белым негром, вспоминая знаменитое эссе Норманна Майлера «Белый негр». Вскоре я привык к работе, приноровился и захотел ещё подработать. Через знакомых жены я устроился в фирму по уборке офисов в Сити «по черному», то есть без документов. Как выяснилось, фирмой командовала женщина, а её сотрудниками были её сорокалетний жених и взрослая дочь. Встречаясь с Шеном, так звали жениха, мы убирали маленькие офисы и во дворе в трёх- четырёх местах. Напарник был карибским негром из Канады. В прошлой его жизни осталась жена – ирландка и двое детей подростков. Разошлись они потому, что бывшая жена была алкоголичка и, промучившись лет пятнадцать, он её бросил. Сейчас он был женихом необъятно толстой хозяйки фирмы, очень живой и общительной Магдален, которая от отца получила это дело в наследство. Работая так два с половиной часа, я получал ещё сто фунтов. Работы было немного, но мы ездили с работы на работу на автобусах, таская за собой пылесос в большой сумке и потому к вечеру я прилично уставал.

Иногда, мы с Шеном, перед работой выпивали по бутылочке пива, а то заходили на перерыве в паб и там я попробовал настоящий Гиннес и Карлсберг. Одним словом, я пытался въехать в колею и стать как все люди.

Однако с моей зарплатой скоро начались неприятности. Магдален памятуя о том, что я работал без договора, стала задерживать зарплату на месяц, а то и на два. Вскоре Шён ушел на другую работу, а я стал убирать офис на Олд стрит один, по два часа ежедневно – за сто пятьдесят фунтов в месяц.

В последний раз я не получал от Магдален зарплату за четыре месяца. Я работал и ждал, вспоминая, что в России не получают зарплату по году. Однако через своего знакомого я узнал, что фирма, с которой договор по уборке оффиса с Магдален, регулярно перечисляет ей мою зарплату.

В конце концов, Магдален выгнали, заставив её заплатить мне за четыре месяца шестьсот фунтов. Фирма была китайская и когда они узнали о моих злоключениях с зарплатой, то зауважали меня.

На первой работе сменился уже второй супервайзер и на место молодого парня из Бразилии, который все время спал, закрывшись в кабинете, пришла африканка средних лет по имени Мария. Она резво взялась управлять и, видя мою вежливость и безотказность, решила, что я существо безобидное, тем паче, что не говорю по-английски. Она стала приказывать и указывать, что и как делать, сваливала на меня самую грязную работу, под довольные ухмылки остальных. Один раз я не выдержал и так на неё рявкнул, ударив в ярости кулаком по перегородке, что она испуганно выскочила из комнаты и хотела вызвать полицию, но телефон почему-то не сработал. После этого случая она стала более вежлива и вскоре уехала в Африку.

Африканцы иногда посмеивались надо мной, не понимая, как может нормальный белый работать уборщиком. В Англии это прерогатива чёрных, или опустившихся людей, или эмигрантов только что прибывших в Англию. Но я терпел молчаливые усмешки и постепенно от меня отстали. Я ведь был воспитан в Советском Союзе, где все были равны и любая работа была не зазорна.

Через полтора года за то же время я зарабатывал вдвое больше и, в общем, на двух работах получал иногда более шестисот фунтов.

Индиец, новый владелец фирмы, видя мою работоспособность, зауважал меня и очень сожалел, когда я собрался уходить.

На второй работе тоже стало неплохо. Я перезнакомился с сотрудниками фирмы и беседовал с ними о футболе, рассказывал о России. Фирма занималась телекоммуникациями. Все работали с утра до вечера у компьютеров и у многих, даже молодых, в конце недели прорисовывались тёмные круги под глазами. А я, как «белый человек», приходил после полудня, мыл посуду на кухне, делая перерывы, читал газеты. Потом я пылесосил два зала, иногда попутно обсуждая результаты футбольной супер лиги с итальянцем Матео, страстным фаном итальянского клуба «Болонья». Я даже не переодевался, так как работа была чистая.

И ещё я думал, что работать так как, работают эти молодые мужчины и женщины, я не смогу. Мне казалось, что так работать могут только рабы, у которых другого выхода нет.

– Ну а деньги?- спросите вы.

Ну, а что деньги? Разве они делают нас счастливыми?... Главное, чтобы работа, которую вы делаете, была осмысленной. А они мучаются проблемами бессмысленной купли продажи с утра до вечера, а иногда даже ночью видят кошмары о непроданных услугах связи. Конечно, они все зажаты жизнью в угол. Если не будут зарабатывать достаточно, не смогут оплачивать жильё и их выгонят на улицу. Но, по мне, так лучше улица, чем всю жизнь вот так.

Пишу это, а сам думаю: «Ишь, какой ты смелый! Давно ли сам-то крутился, как карась на сковородке без работы и без денег»...

Через какое-то время я потерял работу и сейчас вновь безнадежно хожу по трудовым агентствам. На моём счету в банке сегодня семьдесят пенсов...

2003-09-16. Лондон

Взбаламученное море



ПРИТЧИ: Глава 11 «Ветхий завет».



«Придёт гордость, придет и посрамление».

«Непорочность прямодушных будет руководить

их, а лукавство коварных погубит их».

«Не поможет богатство в день гнева, правда же

спасёт от смерти».


Нынешнее морально-нравственное состояние России можно сравнить с взбаламученным морем. И это море раскачали праздные, безответственные люди. Вот только одна подробность « шторма», охватившего страну...

Читая русские газеты, я каждый раз подмечал выпячивание в них зла, каких-то особенных жестоких преступлений, каких-то особых сексуальных извращений и вообще ужасов, притягивающих обывателя, как магнит. Например: в одной популярной газете, между прочим, рассказано, как бывший зэк заманивал нестойких женщин и девушек к себе на квартиру, напаивал их, насиловал, а потом убивал и даже частично съедал филейные части, а остальное выбрасывал. Для разделки тел использовал мясницкие ножи и пилы для костей. После суда и получения срока грозил судьям убить их и съесть...

Похожие бессмысленные и кровожадные убийства довольно часто происходят в России. И вот я стал задумываться над причинами такого душегубства. Как Божии создания, сотворенные по образу и подобию Всевышнего, дошли до жизни такой. И почему в стране, называющей себя православно-христианской, такое стало возможным, да ещё не в мрачно жестокие средние века, а в начале двадцать первого века, во времена победы либерализма и воцарения демократии...

Весной 2003-го, я побывал в России, впервые после пяти лет разлуки. То, что я увидел, поразило меня.

В Питере, который судорожно готовился к Юбилею, нашёл я весеннюю грязь и запустение. На Малой Охте, в одном из тихих её уголков, было чудовищно грязно. Помойка, находящаяся рядом со школой, была раскидана на многие метры вокруг и запах мокрой, горелой бумаги, гниющего мусора, затруднял дыхание. На тающем заледенелом снегу, тут и там виднелись кучи и кучки оттаявшего собачьего дерьма, накопившегося за зиму. В доме, где живет моя дочь, все двери парадных были сломаны, замки вырваны с корнем. Полы в подъездах уже не мыли многие месяцы. Почти в каждой квартире за дверьми лаяли собаки, которым хозяева позволяли делать свои «дела» рядом с домом и потому вход в подъезд превратился в собачий туалет. В подвалах домов были крысы, которые иногда выбегали на лестничные площадки, пугая детей. Почуяв весну, из этих же подвалов вылезли стайки бездомных, нахально-весёлых подростков, радующихся яркому солнечному свету и наступающему теплу. Они попрошайничали в магазине микрорайона и продавец, пыталась их поскорее выгнать, чтобы клиентов не отпугивали...

Было ещё много грустных, мрачных впечатлений и я стал думать и спрашивать себя: «Кто виноват?»...

Россия, на свежий взгляд, представляется страной совсем недавно потерпевшей жесточайшее военное поражение. И это не только потому, что грязно, тесно бедно и мрачно внешне. Главное мрачно и бесперспективно внутри: душевно, эмоционально. Люди привыкли терпеть нищету и несправедливость, как нечто присущее самой жизни. Отсюда равнодушие при столкновении с произволом и беззаконием.

Лозунг дня: «А что я могу сделать?».

Более того. Я заметил, что многие люди, отчаявшись, строят свою жизненную философию на откровенном человеко- и бого-ненавистничестве. Всё плохое вокруг воспринимается ими как подтверждение их правоты: «Человек это чудовище, а Россия – страна подлецов и дураков!». При этом эти мизантропы не видят греха в своей оценке и своём поведении. В том, что Россия превратилась в страну злых собак, решеток и металлических дверей, они винят окружающих, но не себя. Всплеск ностальгии по мифическому «золотому веку», прерванному революцией, позволяет им чернить всю недавнюю историю шельмуя и большевиков и исторический взлет страны, когда СССР стал супер державой. Забыто тысячелетнее русское рабство, разделившее народ на две неравные половины. Забыто сотрудничество церковников – «стяжателей», после победы над «не стяжателями», с крепостниками – рабовладельцами. Стяжатели «иосифляне» в церкви христовой имели несметные богатства, крепостных крестьян и собственные заводы и фабрики, часто превращая церковь в «дом торговли». Революция была естественной реакцией на фарисейство клира и богатеев.

И что же мы видим сейчас в России?

Это не противостояние богатых и бедных, а скорее состояние, когда каждый воюет с каждым, а все со всеми. «Золотой телец» стал во главу угла. Тысячелетнее рабство возвращается. Бандиты и бывшая номенклатура ценою жестокости и крови, накопившие богатства, восхваляют позорное прошлое, подкупив средства массовой информации, объясняя устами подкупленных «авторитетов» на ТВ, радио и в газетах правомочность алчного эгоизма «перестройщиков», Мол, потом разберёмся, кто прав, а кто виноват. А пока, если есть стремление и силы, хватайте все, что раньше называлось народным и что уже давно стало ничьим. А если нет ни сил не умения, тогда терпите. Дескать, так нормальный мир устроен. При этом лживые «Авторитеты», показывая на благополучный Запад, спрашивают. «Хотите жить как они?... Тогда слушайте нас!»...

Берусь утверждать, что на Западе давно уже так не живут, а может быть никогда и не жили. На Западе самые отчаянные головы, хотя и немного, но верят в бога, иначе здесь не прожить. Конечно, религиозность не фанатична, но она есть и именно благодаря ей люди живут достойно. Предприниматели не только платят налоги, но и занимаются благотворительностью, строят больницы, школы, дома для престарелых, жертвуют деньги на научные исследования, разные курсы. И предприниматели здесь работают! Культура работы в Сити и деловых центрах такова, что многие проводят в офисах по десять – двенадцать часов, и это не считается трудовым подвигом. Не хочешь так работать – уходи... Найдём другого. А потери работы здесь боятся все. Автоматически начинают накапливаться долги и попробуй не выплати во время...

А в России? Чиновники работают спустя рукава, чуть ли не гордясь тем, что за малую работу получают приличное жалованье. Своё взяточничество они оправдывают нехваткой денег, простодушно уравнивая нравственность или по русски совесть, её количество с количеством денег в их карманах. Они оправдываются: «Платите больше денег и мы перестанем воровать и брать взятки». В России так говорят почти все.

И ещё одна деталь...

Когда я в разговоре с друзьями коснулся темы утраты русскими национальной культуры, то есть национального костюма, национальных песен и танцев, которые для подавляющего большинства стали концертными номерами, только подчеркивающими их экзотичность, мои интеллигентные друзья дружно кинулись обвинять меня в анти–русских настроениях. Это было неправдой и только рассмешило меня. Получалось так, что если ты «за русских», то должен молчать, как партизан, опасаясь брать на себя труд, предполагать и размышлять о причинах упадка и моральной деградации государства и нации в целом. Друзья скоро опомнились, тоже засмеялись смущенно. Ведь они по сути ничего не могли мне возразить и только кричали: «А сам-то ты поёшь русские песни, сам-то ты имеешь русский костюм»...

Однако, есть люди, которые считают, что все беды в России начались из-за отсутствия подлинно христианской веры, от неразберихи в умах, когда добро и зло поменялись местами и когда вор и бандит живёт богато, а честные труженики, верующие в добро и справедливость, страдают. Но, главное, чтобы эти люди знали и верили, что нет в жизни незамеченных, напрасных жертв. Что бывали в истории христианства мрачные страницы. Но через упорство и веру, ценою самопожертвования христианство восстанавливало свои силы и умножало их. Уверен, что Россия, пройдя через искушения и испытания, станет во главе православия очистившегося в испытаниях...

Однако, болезнь обезбожения мира и страны зашёл уже далеко. И чтобы лечить эту болезнь, в начале надо понять, как далеко мы ушли от идеалов христианской жизни. Тут надо не бояться правды и строгих самообличений, как нельзя бояться правдивого диагноза, если мы хотим излечиться. Надо готовиться к трудному излечению, к горьким лекарствам, к покаянию. Если мы будем скрывать сами от себя, что мы больны, тогда станет только хуже. Поэтому надо терпеть и работать. Иного пути нет...

2003-09-17. Лондон

Праздник беженцев в Нюэме

На подходе к школе в Илфорде стали попадаться нарядно одетые люди в индийских, африканских, азиатских одеждах. Из-за школьных зданий неслась громкая музыка. В воротах нас встретили приветливые люди, представители оргкомитета и мы показали пригласительные билеты...

На широком асфальтированном дворе школы на первый взгляд собралось не менее тысячи человек, в большинстве дети и подростки. Но много было и взрослых, ярко и красочно одетых, улыбающихся и в праздничном настроении. По краю школьного двора расположились аттракционы: карусели, резиновые крепости и дворцы внутри которых веселилась, прыгала и скакала детвора. В другом конце давал представление кукольный театр. По асфальту ездил поезд на резиновых колёсах и вагоны были заполнены улыбчивыми пассажирами. В левом углу большого двора, под лёгкими навесами расположилась большая столовая с блюдами из национальной кухни многих стран: Польши, Колумбии, Конго, Уганды, Бангладеш, Литвы ... Всего более чем из двадцати...

Все это бесплатно! Я попробовал польский бигус, карибский салат, из зелени и кукурузы, индийский рис с острыми приправами и литовское мясо. Разговорился с литовцами, которые, не высказывая удивления и национального чванства, говорили со мной по-русски. Один круглолицый, светловолосый мужчина, лет сорока, вспомнил благодатные годы, когда можно было на ночном поезде приехать в Ленинград, провести там день, а вечером уехать назад в Вильнюс или Каунас.

А я вспомнил, как мы однажды в Вильнюсе сидели с друзьями в гостинице в ожидании номера и вдруг литовская девушка, узнав о нашей беде, пригласила нас переночевать в пригородной гостинице, проводила нас до места, где мы разместились удобно и не дорого. Я часто вспоминаю этот случай и думаю, что нелюбовь литовцев к русским в советские времена сильно преувеличена сегодняшними газетами... Мой собеседник поддержал меня. «

– Мы жили в Союзе как хорошие соседи. Я всё собирался съездить на Кавказ, но откладывал, думал ещё успею... Не успел! – вздохнул он. – Я думаю, что развал Союза – это дело чиновников, так называемой элиты, которой все время хотелось иметь больше власти. Кто притеснял литовцев или эстонцев, или армян с грузинами? Мы были как одна страна. Но чиновная номенклатура воспользовалась ситуацией, трудностями и глупостью, в том числе и русских прежних чиновников. Союз, пройдя через кризисы, спровоцированные националистами и теми, кто их поддерживал, распался. Народу, простым людям, которых всегда большинство, стало хуже...

Я согласился, поддакнув и позже думал о том, что сегодня наступили времена искажённого видения прошлого, когда все что было, представляется некоторыми людьми, часто и не живших в те времена сознательной жизнью, чёрными красками. После длинной паузы литовец закончил. «Сегодня мы здесь и нам неплохо». Он обвел рукой вокруг и, вздохнув, закончил. «Но дома было бы лучше». Я кивал, но, заметив, что жена и дочь во время нашего разговора ушли к концертной эстраде, извинился, попрощался и пошел догонять своих. Мужчина вслед мне крикнул: « Сегодня и наши дети будут выступать!».

На сцену в этот момент вышли польские цыгане: женщины, подростки, девочки в длинных платьях. Зрители, расположившись тесным полукругом захлопали. Цыгане запели и заплясали: это было зажигательно весело, темпераментно, громко. Почему-то многие слова их песен были русскими и я всё понимал, да что там понимать? Ведь цыгане, везде цыгане. Ромалы! А кто не знает: «Две гитары за стеной, жалобно запели...»

Потом были поющие женщины из Зимбабве, в длинных желто – коричневых платьях и шалях- накидках. А потом в зелёных клетчатых костюмчиках блондинистые дети хором спели литовские народные песни с притопами и прихлопами, и сплясали литовский танец. Я смотрел, слушал и думал. Почему здесь нет русских? Может быть потому, что в России сейчас не помнят ни народных песен, ни танцев.

Это тоже отчасти проделки чиновников от образования и не только.. Может быть, поэтому русские, которых сегодня много в Лондоне, собираются только, чтобы потанцевать на английской дискотеке. Даже в России, национальная культура в загоне и встречается только на концертах национальных ансамблей. Пока русских объединяет « великий и могучий» язык, но ведь не секрет что дети эмигрантов часто плохо знают русский, а во втором поколении почти не знают. Может быть, поэтому русские везде так не дружны, не могут постоять за себя, да и не привыкли – ждут пока кто-нибудь скомандует. И как следствие это с одной стороны униженное самосознание, которое порождает велико – державный шовинизм, а с другой, – оголтелый национализм. И в этом я вижу «заслугу» кучки людей, которые называют себя демократами и либералами. Вспоминаю как эти радетели, «западной демократии» называли любого, кто заговаривал о возрождении национальных традиций ксенофобом, а людей протестующих против монструозного правления Ельцина, против обнищания народа и наживания миллиардов олигархами, называли красно- коричневым или коммуно – фашистом. И если бы это было только глупостью. В мутной воде раздоров эти люди ловят свою «золотую рыбку».

Но скоро я отвлёкся от своих невеселых мыслей. На сцену вышли африканцы из Конго. Ритмичная музыка, приплясывающий певец, завели публику: все заулыбались, притопывая в ритме песен. Рыжий мальчуган двух – трёх лет отроду не сдерживая восторга, плясал около сцены, веселя добродушную публику. Рядом танцевали другие дети и подростки: коричневые, белые, чёрные...

Праздник был в самом разгаре, но день клонился к вечеру и мы собрались уходить. В машине я спросил у жены – англичанки, чем отличаются беженцы от эмигрантов. Она долго думала, а потом сказала: «Беженцы – это те, кому грозит физическая или психологическая расправа в странах, где они жили. Ну а эмигранты – это люди, которые ищут лучшей жизни, в других благополучных странах».

Я вздохнул и подумал. «Что касается русских, то они сейчас беженцы, даже тогда, когда ищут лучшей жизни в чужих странах. Всё-таки эмиграция очень болезненный, драматический процесс. Жизнь на чужбине нелегка. Надо жертвовать своей судьбой ради детей. Но кто знает, каково будет в чужой стране нашим детям?».

И ещё я подумал, что хорошо бы устраивать такие праздники беженцев в России. Может быть, тогда русские, слушая чужие песни, глядя на чужие танцы, стали бы грустить о своих песнях и танцах и пришли бы через сожаление об утраченном к пониманию необходимости восстановления национальной культуры и традиций, которые объединяют народ, людей в нацию.

«Однако всему своё время» – подумал я и снова вздохнул. За стеклом мелькали старинные церкви, скверы. Колледжи, госпитали и все это ухоженное красивое, просторное...

Мне стало грустно...

2003-09-22. Лондон

«Палата №9»

У меня проблема с лодыжкой. Боль – иногда сильнее, иногда слабее всегда есть, при этом даже тогда, когда я не двигаюсь. Два года назад я начал беспокоиться о будущем и обратился к врачу. В начале попал к специалисту – диагносту, который сделал рентгеновский снимок повреждённого места, тут же показал мне снимок и сказал, что процесс имеет необратимый характер и надо делать операцию. Следующая консультация была у специалиста-хирурга, фамилия которого была Ангел. «Это хороший знак»- подумал я. У Ангела в той поликлинике, где я делал осмотр- должность консультанта и он бывает там раз в неделю приезжая из госпиталя. Я ждал очереди к нему на приём, около месяца.

Ангел оказался мужчиной средних лет, приятной наружности, с иголочки одетый. Он включил диктофон и, осматривая меня, точнее мой анкл-ладыжку, записывал свои замечания. Показывая мой снимок рассказал, что кости голени опустились и опускаются на кости стопы. Рентгеновский снимок моей стопы выглядел отвратительно, и я окончательно решил, что надо делать операцию. Но Ангел сказал, что придётся ждать около года, так как есть очередь к нему. Он смотрел на меня внимательно, говорил оптимистично и пообещал, что после операции я смогу ходить в горы и даже играть в теннис. Я вдохновился – мне надоела моя боль и хотелось расслабиться. И ещё я понял, что если не сделаю операцию, то лучше мне уже не будет, и со временем я начну ходить с тросточкой, а потом и с костылём. Мне было пятьдесят пять и я хотел ещё прожить лет двадцать. Согласитесь – двадцать лет – это большой срок. Уходя из поликлиники, я думал, что Ангела мне послал сам бог...

Я продолжал работать, но сократил число рабочих часов до четырёх...

Прошел год и, когда я собирался в отпуск во Францию в Альпы, вдруг пришло письмо, в котором мне предлагалось прибыть в ортопедический госпиталь, на операцию, через неделю. Если я не приеду, то меня переведут в хвост очереди и придётся ждать ещё год. Я, конечно, поехал, срочно найдя замену на работе, ожидая двухмесячное колясочно-костыльное существование...

Госпиталь оказался на окраине Лондона среди полей и перелесков и занимал несколько гектаров зелёных холмов. Приехали мы туда утром, предварительно созвонившись с рисепшен-приёмной и узнав, что моя палата №9.

Палата оказалась большим помещением с двадцатью специальными кроватями и мужским населением после операции рук и ног. Мы немножко подождали, погуляли по территории госпиталя, позавтракали в столовой для персонала и, когда наше место освободилось, я занял кровать номер два, почти у входа.

Скоро нам принесли меню для выбора блюд на ближайшие три дня. Я заказал себе лазанью и сладкую булочку на ленч (обед) и мясное рагу с рисом и ананасом на саппар (ужин.) Ленч начинался в 12 и саппар в 6 часов. Жена всё это время сидела рядом со мной и переводила мои ответы на английский, на котором я говорил очень плохо.

Между делом у меня взяли кровь, сделали рентген, записали мои данные, в том числе: какого я вероисповедания и не вегетарианец ли. В палате оказался перевозной телефон и я несколько раз перевёз его к нужной кровати, ответив на звонок – я пока был ходячий больной.

Мою операцию назначили на девять часов утра, на завтра. Пришли анестезиологи: в начале один, потом второй. Говорили, что мне нельзя будет есть после полуночи, что мне в начале сделают местный наркоз, а потом и общий, что во время операции я буду спать и операция продлиться около трёх часов.

Постепенно я привык к больничной атмосфере, к тихим разговорам, наблюдал поведение посетителей, которые стали приходить после ленча...

Несколько слов о системе здравоохранения в Англии. Как выяснилось, она не так плоха, а если сравнивать с нынешней российской, то и вовсе хороша. Есть очереди на операции, не хватает мест в больницах, но если попадаешь к врачу, то тебя осмотрят, выслушают, предложат хорошее, современное лечение. В сравнительно дорогой Англии я лечился бесплатно. До этого я прошёл курс лечения от головокружения, от сердечных проблем. Меня осматривали, обстукивали, оклеивали мою голову датчиками. И все это сосредоточенно, профессионально, вежливо, Люди работали ... И никого не интересовало, что я недавний эмигрант и что у меня проблема с документами. В больнице я был только пациент, не более...

Конечно, причиной этих недугов был внезапный переезд в Англию. Чужая страна, чужой язык, ностальгия – все это повлияло на моё здоровье, а точнее мои проблемы проявились здесь внезапно и с особой силой. И моя нога заболела здесь по-настоящему: четыре года назад я ещё играл в футбол, а сейчас иногда с трудом, хромая, прихожу с работы.

Но ведь есть и позитив. В России, где я много и увлечённо работал, я не нашёл времени заняться своей ногой. Когда тебе не хватает времени, для того чтобы поесть, часто совсем не думаешь о будущем и о своём здоровье тоже. А здесь в Англии я уборщик и моя операция – это передышка в бессмыслице монотонных будней. Мало того. Я ведь получил после операции бюллетень и оплату бюллетеня почти восемьдесят процентов от моего заработка. Это конечно меня сильно поддержало. Но, я отвлёкся...

В шесть часов вечера я вкусно поужинал и после, мы с женой сходили в столовую, где она поела вкусно и недорого, а я купил для себя книг на благотворительной распродаже по фунту за экземпляр. Одна о восхождении британской команды на Эверест, а другая очерки Ролана Барта об эстетике.

Надо отметить, что здесь всё устроено удобно, как для больных, так и для посетителей и персонала. И все работают, а не отсиживают часы. Ведь платят за работу хорошо. Поэтому каждый делает своё дело серьёзно и непрерывно. Нянечки, медсёстры, работают буквально, не покладая рук. В большинстве, это выходцы из Африки и Азии. Доктора же, в большинстве, англичане.

Вечером ко мне подошёл анестезиолог и отрекомендовался – Саша...

Я был приятно удивлён и мы поговорили о жизни, о его работе. Он уже четыре года здесь и за это время, я был первым русским, которого он встретил в госпитале среди больных. Саша подтвердил, что больница действительно хорошая, и всё оборудовано и устроено по последнему слову ортопедии. Он между разговорами расспросил меня о предыдущих операциях, имею ли какие аллергии, на что я уверенно ответил «Насинг» – Нет. Потом, ещё раз напомнив, что после полуночи ни есть, ни пить нельзя, он ушёл, Вскоре я проводил жену домой и остался один. Я стал ждать и готовиться...

Спал хорошо, несмотря на летнюю жару и непривычное место. Ночью, сквозь сон, слышал шаги и тихие разговоры медсестёр, меряющих температуру и давление у тяжелых больных.

Проснулся на рассвете, поворочался, встал и пошёл в туалет. Потом полежал, послушал храп соседей и, когда света прибавилось, почитал англо-русский словарь. Страницу за страницей, как художественную книгу...

Около восьми утра принесли ситцевый халат для операции, одеваемый завязками назад, бумажные плавки, специальные носки для улучшения кровообращения. Носков было два и я долго ломал голову, переживая, надевать или не надевать носок на левую ногу, которую должны были оперировать. После долгих и сложных рассуждений, носок одевать не стал...

Вскоре пришёл молодой человек в белом халате и представился. Это был ассистент Ангела. Он сообщил, что я первый в этот день на операцию, что разрезы сделают здесь, здесь и здесь. Он показал где. Потом пояснил, что металлическими шурупами соединят кости в районе лодыжки, закрепив их вместе. Я ответил, что уже слышал это.

В девять часов пришли двое в зелёном, переложили меня на специальную кровать и повезли по длинным покатым коридорам. Встречные больные смотрели вслед долгими внимательно-сочувственным взглядами.

В операционной меня встретили анестезиологи. Саша шутил, что–то рассказывал, объяснял, что он делает, хлопал своей ладошкой по моему предплечью, и втыкал шприц куда надо. Я улыбался в ответ и пытался шутить, но внезапно потерял сознание и перестал что–либо помнить....

Очнулся уже в другой комнате, весь в поту, словно облитый водой. Улыбаясь незнакомому человеку, хлопочущему вокруг меня, вытирал пот полой халата, чувствуя холод от струй вентилятора под потолком и лёгкую тошноту... Меня вырвало несколько раз слюной и стало немного лучше. Мельком глянул на часы – был ровно час дня. Моё беспамятство длилось около трёх часов.

Повезли в палату. Хотелось пить и немного тошнило, но я улыбался и щупал сырой ещё гипс и одеревеневшие пальцы ноги – анестезия всё ещё действовала.

Пришла жена. Принесла фрукты и шоколад – подарок детей. Я ей очень обрадовался и, поедая крупную, спелую черешню, болтал без умолку рассказывая перипетии до и после операции. Она кивала мне, но смотрела с состраданием.

Потом меня неожиданно вырвало и я снова облился потом. Медсестра сделала мне укол в филейную часть, и мир вновь обрёл нормальный вид. Гипсовый «сапог» охватывал стопу и верх голени до колена и я искал положение поудобнее для этой новой «обуви».

Неожиданно вспомнил больницу в Симферополе, мужскую палату на шестерых, анекдоты, рассказываемые по вечерам, громкий хохот над фривольными шутками. Все они были старше меня и у одних в буквальном смысле двоилось в глазах, а другие беспрестанно подёргивали головой, дёргая ещё и подбородком. Но жизнь кипела. По вечерам смотрели телевизор, комментируя повороты сюжета. Мне тогда тоже было плохо, не мог ходить без поддержки, но тоже смеялся их шуткам...

После ужина жена ушла и я остался наедине с наступившей тишиной. Самое спокойное время в палате между семью и десятью вечера. Нет суеты, громких разговоров, будто люди устали от прошедшего дня.

Я, осторожно перекладывая ногу, поворочался с боку на бок и стал читать настольную библию, которую обнаружил в ящике своей тумбочки. На ночь выпил болеутоляющую и снотворную таблетки. Заснул чутким нервным сном.

Утро началось с чистки зубов и мытья...

Я впервые попробовал ходить на костылях и у меня получилось. «Не так быстро, не так быстро»- останавливала меня медсестра.

С восьми утра, «косяками» пошли люди в белых халатах, санитары стали перестилать бельё на постелях, кухня развозила утренний чай, и все это столпилось в проходе. Я с завистью смотрел на здоровых людей, понимая, что сам надолго выпал из их людской суеты...

День проходил медленно: завтрак, обед, ужин. Днём пришла молодая физкультурница и пригласила на тренировку в зал физиотерапии. Везли туда меня на коляске, а когда я взял в руки костыли, она постоянно останавливала меня, просила не спешить и делать все правильно. Потом она показывала, как правильно садиться и вставать с коляски, подниматься по лестнице и спускаться с неё. Потом я показал ей, как надо бороться на руках и объяснил, что в России был тренером по армрестлингу. Остальные смотрели и улыбались, а физиотерапистка была в восторге.

Потом мы с женой посидели в маленьком внутреннем дворике. Я стал объяснять ей, что для меня эта операция не постепенное приближение к инвалидности, но попытка от неё избавиться, что я снова хочу начать бегать, прыгать, ходить в горы с тяжёлым рюкзаком. Я хочу через временные страдания и неудобства, этой немалой ценой вернуть себе способность радоваться жизни, как это было в молодые годы. Еще, будучи тренером, я постоянно спорил с врачами спортивного диспансера о том, что человек обладает бесконечными приспособительными возможностями и если их использовать в полной мере, то можно делать чудеса. Я рассказывал им о Дикуле, цирковом артисте, который, упав с высоты в цирке, сломал себе позвоночник. И вот прикованный, как казалось, до конца жизни к постели, он начал бороться за жизнь и победил болезнь, стал ещё сильнее, чем был. Я видел его выступление в цирке, когда он жонглировал семидесятикилограммовым шаром и держал на прямых руках лёжа на спине штангу весом чуть менее тонны. Зрители в этот момент испуганно замерли, а когда номер закончился, разразились неистовыми аплодисментами...

Если врачи поймут, что они, используя эти возможности, будут совершать чудеса превращений больных в здоровых и инвалидов в полноценных людей, тогда человек и человечество смогут далеко продвинуться на пути к самосовершенствованию. Я с жаром доказывал жене, что я могу стать и здоровее и сильнее чем был в молодые годы. Здесь дело в силе моего желания и в упорстве, с которым я буду преодолевать последствия операции...

Вечером, когда жена уехала домой, я стал писать рассказ о походе в весенний лес и так увлёкся, что не обращал внимания на время. Закончил около одиннадцати вечера, принял таблетку « пейнкиллер» – нога начинала болеть – заканчивалось действие анестезии. Боль была не сильной, но постоянной и, чтобы заснуть, я все-таки принял снотворное.

Заканчивался третий день моего пребывания в больнице...

Утром, пришёл брать кровь флеботомист и он, также, как и Саша, оказался русским человеком «с Херсона». Его звали Гена и он долго рассказывал о своей нелёгкой жизни здесь, о госпитале, о футболе по воскресеньям в парке, о барбекю во дворе своего дома, о том, что он сочинил песню о жизни русских в Англии, что хочет открыть свою клинику для лечения раковых больных...

Как большинство новых русских он скептичен, агрессивен и фамильярен. Эти черты, я думаю, выработались за последние двадцать-тридцать лет и помогают русским выжить под давлением очередного кризиса. Причиной изменения русского характера я считаю катастрофическое состояние не только экономики, а, прежде всего, совести или то, что иначе называют нравственностью. Количество зла, циркулирующее внутри русского общества, превысило все допустимые пределы. Произошло своеобразное отравление злом. Началось это с вторжения в Афганистан, продолжилось расстрелом Белого дома в девяносто третьем и войной в Чечне в девяносто пятом. Постепенно нравственные устои общества были разрушены и это явилось основной причиной последовавшего экономического и властного кризиса. Россия стала ареной очередного социального эксперимента, который определяется логикой жизненной необходимости, или, иначе говоря, принципом ответственности за свои слова и поступки и эта необходимость управляет миром с бесстрастием и неумолимой неотвратимостью присущей древним богам. Россия и страны бывшего Союза напоминают котёл, в котором кипят долго сдерживаемые страсти личного и национального эгоизма. Переоценка ценностей, замена альтруизма, как цели развития, на эгоизм, не позволяет надеяться обществу на скорое окончание смуты.

Срабатывает закон воздаяния. Жизнь – это продукт, результат взаимодействия причин и следствий, поступков и суммы результатов от этих действий, воздаяние за все, что делали мы и наши предки. Мы являемся заложниками действий, которые были совершены, иногда задолго до нашего рождения. У христиан это и называют первородным грехом. Проще говоря, мы ответственны за свои слова и поступки не только перед современностью, но и перед будущим.

Но я отвлёкся от рассказа о моем новом знакомом ...

Он приехал в Англию по туристической визе с сыном подростком и остался тут, когда деньги кончились, пошел разносить лифлеты – рекламные листовки. Потом работал на изготовлении бутербродов, потом у частника, который делал упаковки. Гена в своё время закончил мединститут, работал в центре лечения рака. Когда в России и в Украине всё стало быстро рушиться, занялся торговлей, что-то покупал, что-то продавал. Наконец от всего устал или бандиты придавили и он уехал в Англию

Сейчас он снимает дом, вызвал жену, работает флеботомистом в двух местах, собирается получить лицензию на работу доктором в Англии. Но за всем этим тяжелый труд и душевная боль. Почему? Как это случилось?

С Геной мы разговаривали несколько раз и подолгу, как это часто случается у русских встречающих земляков за рубежом. Помимо сожалений о прошлом и трудном настоящем, Гена немного рассказал мне о системе здравоохранения в Англии, да кое-что я сам узнал и вычитал в журналах...

Здесь больным всё говорят: если рак – рак, если смертельно – говорят смертельно. В России все наоборот. Гена рассказал мне, что придёт к ним в херсонский центре смертельно больной, видно, что умрёт через месяц, а ему говорят – у вас бронхиальная астма... Здесь же и больной и родственники всё знают и борются до конца. Ещё Гена рассказал мне, что даже здесь в больнице можно нарваться на обвинение в расизме и потерять работу. Так как большая часть обслуживающего персонала здесь африканцы или выходцы из Азии, надо следить за собой и не произносить неупотребляемых слов. Например, слово «негр», носит здесь оскорбительный характер. Иногда родители цветных детей в больницах жалуются на докторов за скрытый расизм. «И у меня такое было. Сейчас я к некоторым пациентам прихожу и беру кровь только в сопровождении медсестёр, чтобы если что, были свидетели».

В английских больницах не принято делать подарки персоналу. В российских же больницах без денег и подарков просто не прожить. При этом все, кто берёт подарки, часто уважаемые и уважающие себя люди. Но такова сила рабской привычки. Это началось лет тридцать назад и как всегда в столицах и оправдывалось добротой русской души. Тогда начались подлые разговоры, что если человек мало зарабатывает, то он имеет моральное право брать взятки. Эта привычка обманывать законы и государство обратилась против всех и виновных во взятках и невиновных. У меня был знакомый, который, воруя бензин из бензовозов, оправдывал себя тем, что – де государство нам недоплачивает и обманывает и потому его кражу можно рассматривать, как акт восстановления справедливости.

В России вообще многое стоит не на ногах, а на голове. Например, некоторые политики говорят, что увеличение минимальной зарплаты до приемлемого уровня ни к чему хорошему не приведёт, что надо возбуждать в народе предпринимательские способности и тогда этот народ сам прокормится. Чего тут, в этих аргументах, больше, глупости или подлости, я не знаю. Для многих «новых русских» человеконенавистничество стало нормой. Они открыто называют народ быдлом и норовят снова загнать его в «хлев».

Но самое отвратительное сегодня то, что, будучи бандитами, многие русские считают себя нормальными людьми. Послушайте богатых « новых» и вы услышите, что их богатство следствие их ума и изворотливости, а бедность остальных следствие их глупости и «совкового» прошлого. Очевидно, что в России, в какой-то момент светлые идеалы исчезли и на их место пришёл закон уголовников. Но, конечноЮ в глубине души иногда совесть просыпается и что бы защититься от её укоров начинают оправдывать и даже хвалить это человеконенавистничество. Однажды в центре Лондона я встретил русскую, которая материлась на весь автобус, рассказывая о том, как она срывает денежку с клиентов, особенно с богатых евреев. Она была экскурсоводом по Лондону для русских и очень гордилась своими знаниями. Она говорила о своём доме в пригороде, о дорогой машине. Когда она вышла, я ещё долго морщился, как от зубной боли. Ведь таких в России много. Просто эта цинична и откровенна, а многие так думают, так делают, но скрывают это. Сейчас для России главное не проценты экономического роста, а возвращение правды и христианских норм жизни.

Ибо, как ни велики будут эти проценты, если не покаяться, не поменять отношение к богатству, то эти проценты по прежнему будут делать богатых ещё богаче, а бедных беднее. «Не хлебом единым жив человек», ответил Иисус на искушение сатаной и это глубокая истина...

... Но продолжим рассказ о палате №9. В субботу я уезжал домой. Меня покормили вкусным обедом, я почитал библию и нашёл там много ответов на свои напряжённые вопросы о правде и смысле жизни. Именно в трудные моменты жизни мы понимаем многое, что было недоступно в обыденности...

После работы приехала жена, забирать меня. Мне дали с собой лекарство против боли – «пейнкиллер», бюллетень на те дни, которые я пролежал в больнице, дали костыли, посадили на коляску и вывезли на стоянку машин, где я пересел на переднее сиденье автомобиля и мы, помахав руками, поехали. Был солнечный, тёплый день. Дорога петляла среди холмов, где тут и там виднелись среди зелени дома и домики фермеров. Синее небо, пушистые, лёгкие облачка, просторы пригородов пролетали мимо. Это была свобода! Город показался необычно красивым и чистым. Люди спокойные и даже весёлые шли, ехали, стояли на остановках. И далеко позади остался госпиталь, палата № 9 и все кто переживал там трагедию жизни...

2003-09-21. Лондон

«Темпл» (Церковь в Англии)

Бывают моменты в жизни, когда сам себе становишься отвратителен. Наконец, понимаешь, что ты глуп, самонадеян, мнителен и нерешителен одновременно. Думаешь, что жизнь прожита зря, что даже родные дети тебя не любят и всё потому, что ты их плохо воспитывал. Жена и подавно считает тебя нарциссом с садистками наклонностями. Одним словом мир не мил и «оружия ищет рука».

Именно в такое время я попал на службу в Темпл – англиканскую церковь, неподалёку от моста Блакфрайерс. В старинном, с закопченными стенами здании и островерхой высокой крышей было тихо и входящие люди негромко разговаривали между собой, занимая места на удобных скамьях с мягкими подстилками на сиденьях. На полочках перед каждым местом лежали книжки: сборники церковных гимнов, псалтирь, библия и тоненькая программа церковных служб на месяц. Службы начинались каждое воскресенье в одиннадцать часов.

Я, усевшись, стал крутить головой, рассматривая стрельчатые потолки над центральным и боковыми нефами, яркие витражи в узких длинных окнах, скульптурные фигуры давно умерших Мастеров ордена тамплиеров, лежащих вдоль стен.

Заиграл, что-то величественно-грустное орган и мне вдруг стало легко и спокойно на душе, забылись неприятности и невзгоды последнего времени. Ежедневная суета отступила и я, расслабившись, стал слушать музыку, представляя в воображении службы, проходившие в этом храме несколько столетий назад...

Орган неожиданно умолк, Головы прихожан повернулись в одну сторону и все встали. От входа к расположенным по обе стороны от прохода скамьям двигалась неспешная процессия. Впереди шли попарно дети-мальчики от пяти до двенадцати лет в красных хламидах и белых ризах поверх, сложив руки вместе и опустив глаза долу. За ними так же торжественно шагали взрослые в такого же покроя и цвета одеждах. Дальше следовал регент хора и два священника. Позади всех шел служитель, держащий двумя руками деревянный посох с серебряным набалдашником. Когда хор и притч заняли свои места на скамьях, в центр вышел регент хора, взмахнул руками и, слившись воедино, зазвучал орган и нежные голоса детей, которым вторили низкие, мужские.

Храм высокий, объемный и эхо, умирая, ещё звучит несколько мгновений, плавает под сводами, затихая, вторя напеву. Детские голоса чисты и звонки, мужской бас ведёт мелодию, оформляя и обосновывая её, а высокие проговаривают со страстью и состраданием, подпевают песне о любви и прославлении Господа.

При упоминании Святой Троицы все встают и повторяют за священником слова молитвы. Служба идет, конечно, на английском, но хор иногда поёт на латыни и, однажды, я с удивлением и восторгом услышал распевы из православной литургии на старославянском: «Верую» Гречанинова. Кроме Гречанинова иногда поют и Бортнянского, но «Верую» – это особенно хорошо звучит. Многоголосый хор, в православной церковно-песенной традиции мягко переходя голосами с уровня на уровень иногда объединяясь в усилии достичь божеских пределов. Лёгкое, сладкозвучное "Ве – ру – юю..." заставляет сердце биться сильнее, выжимает из глаз слёзы умиления и рука сама творит крестное знамение по наитию Духа Святого. И тут солнце, пробившись сквозь тучи, проникает внутрь храма и делает ненужными электрические люстры, осветляя, завораживая живительной теплотой и прозрачностью солнечных лучей.

А я, слушая и наблюдая, думал. « Да! Мир прекрасен!». Тут набежали тучки и в храме потемнело. «Но жизнь трудна и трагична. И только с верой в единосущную Троицу можно пройти её не склоняя головы перед опасностями и невзгодами жизни, славословя бога и счастье любовной жизни. И смерть становиться не страшной, избавлением от земной суеты, переходом в мир вечности»...

Хор, конечно, играет особую роль в службе, настраивает души верующих, как камертон, на благостный и молитвенный лад. Поэтому ещё во многих англиканских храмах есть детские хоры. Ведь детский голос звонкий и искренний летит к небу легко и свободно и невольно зовёт к праведности и жертвенности. Вспоминается наказ Иисуса Христа: «Будьте как дети!».

В Темпле главная фигура конечно Мастер. Он вдохновляет, ведёт паству, при этом, не навязывая своего мнения как непременной догмы о святости пастыря, что характерно для Фанатиков. Его поведение постоянно подчеркивает человеческое происхождение священства, его неразрывную связь и служение церкви – то есть простым людям, их сообществу.

Мастер, среднего роста, светловолосый человек с приятным мужественным лицом и сильными руками. Пожимая его крепкую, широкую ладонь я представлял его спортсменом или тренером, настолько он добродушен и приветлив, и вместе он интеллектуал, преподавал в Кембридже, написал и напечатал большую монографию о евангелистах и назвал её: «Четыре свидетеля». Он бывает ироничен, весело смеётся. Читая проповеди, касается в основном исторических фактов и насколько я понял, избегает толкования, как библейских событий, так и истории церкви в аллегорическом смысле, хотя это и очень заманчиво показать своё я в этих вечных дискуссиях. Его проповеди скорее исторические обозрения и эта роль простого комментатора, лишает его возможности стать властителем дум прихожан. Он сообщает, а не призывает, комментирует, а не вдохновляет. Он является частью службы, Темпла, англиканской церкви, а не патриархом для которого прихожане клиенты. Думаю, что его личность, ярко показывает характерную черту англиканства и вообще протестантизма: вера- это дело сугубо личное, индивидуальное. «Сливаться в общем порыве» – это удел экзальтированных фанатиков, верящих в чудеса, но не желающих видеть пути веры как личного выбора и часто безмерных страданий во имя любви к богу и человечеству. Тут много сложных, трудных тем и я не буду их здесь касаться.

У Мастера есть помощник, «чтец» как его называют. Это скромный ,немного грустный человек иногда подменяющий Мастера на службе , читающий отрывки из библии и поющий вместе с хором а точнее предваряющий хор чтением – пением псалмов. Большая с золотом библия лежит во время службы на специальном пюпитре посередине храма. Во время службы и Мастер, и Чтец занимают свои места рядом с хором, справа и слева. Когда-же читается проповедь, то Мастер поднимается на высокую кафедру справа от алтаря. Алтарь сделан из красивого дерева и рядом престол, на котором готовиться обряд причащения.

Есть ещё служитель, который следит за порядком в храме, раскладывает или меняет программы богослужений, печатает объявления, а во время службы ходит с красивым посохом и изображает простого пастуха для паствы. Он приводит хор в храм и уводит его по окончании службы.

Руководитель хора, или дирижёр стоит впереди и руководит хором и органом. Органист видит дирижёра не только через специальное зеркало помещённое на высоте но, последние годы и на экране специального монитора . Орган аккомпанирует хору, ведёт сольные мелодии , а органист иногда заменяет дирижёра , когда тот в отъезде. Несколько раз в месяц, в конце службы Мастер и Чтец причащает хористов и паству. Прихожане подходя к алтарю становятся на колени а Мастер даёт им капельку вина и мажет елеем. Право причащаться имеют только члены общины...

Служба длиться около полутора часов. В храме расставлены удобные скамьи с мягкими сиденьями и откидывающейся подставкой для тех, кто захочет встать на колени.

Англиканская церковь появилась в Англии через борьбу и кровопролитие, как альтернатива казённому католицизму в средние века набравшему тогда силу церковному лицемерию, пытающемуся сбить верующих в безответное стадо, лишая тем самым личной ответственности. Устройство англиканской церкви, форма и содержание службы, говорит о стремлении к проявлению индивидуальности в вероисповедании, желание сочетать коллективное с индивидуальным без насилия над личностью. Ведь главное в любой вере не форма, а суть, не слова, а дела. И вновь вспоминается завет Христа: « По делам судимы будете»...

Темпл церковь не бедная потому, что её приход- это юридическое сообщество, а юристы неплохо зарабатывают в Англии. Однако в конце каждой службы, во время пения последнего гимна, маленькие хористы ходят по рядам и в большой кошелёк с двумя ручками собирают пожертвования на церковь. Часто прихожане вместо денег опускают в кошелёк чеки с указанной немалой суммой...

Устраивая встречи прихожан, служители выставляют на столы вина и закуски. Часто встречи проходят в доме Мастера, большём трёхэтажном особняке рядом с храмом. Организуют встречи актив церкви, в который входят родители хористов. Иногда, особенно зимой, на пати (встрече) бывает очень оживлённо.

Англичане любят и умеют поговорить и потому после бокала, а то и двух белого или красного вина у всех развязываются языки и стоит гул голосов. Кто-то рассказывает о старших детях, кто-то о работе или о поездке за границу.

Перед летними каникулами бывает большое пати, в красивом саду, с грилем, вином, закусками и футбольным матчем между командами хористов Темпла и Роял-Чапелл-королевской капеллой. Взрослые организуют матч и азартно болеют за своих, а дети играют со страстью. После этой пати, Темпл «уходит» на каникулы: церковь и служители отдыхают, едут на холидей, то есть на каникулы – отпуск. Началом следующего церковного года является сентябрь. Кто-то все же остаётся и занимается ремонтом и подготовкой к следующему году.

Церковь Темпл основана в 1180-м году и первоначально задумана как двойник церкви в Иерусалиме Основателями и настоятелями церкви были рыцари-темплиеры, часто меняющие сутану на рыцарские доспехи. Они по сию пору лежат в храме каменными изваяниями в доспехах и с мечом устрашая врагов веры и ордена. Времена постройки храма были временем крестовых походов на Восток, ко гробу Господню и слуги Христова бились с неверными за освобождение святого города Иерусалима. Они всю жизнь к этому готовились. Неподалёку от Темпла было поле, на котором рыцари- монахи бились между собой, готовясь к военным походам, сражались учебным оружием, но иногда погибали, как в настоящем бою. Так погиб один из Мастеров. Кожаная подпруга на всем скаку лопнула под тяжестью всадника и он, грянув наземь, убился до смерти...

. Прошли времена и нынешний Мастер совсем не похож на своих яростных предшественников. Он мягок, общителен, с хорошим чувством юмора. Под его руководством община развивается, увеличивается её состав. Сегодня уже трудно найти свободные места во время торжественных служб и концертов...Под стать Мастеру и руководитель церковного хора, дирижёр и органист. Сегодня трудно попасть в хор и на прослушивание выстраивается очередь. Хор Темпла выступает на сцене Альберт-холла и на Би-Би-Си.. История органа тоже интересна. Во время войны Темпл был почти полностью разбомблен и орган погиб. Несколько лет Темпл стоял без органа, пока какой-то шотландский миллионер не пожертвовал свой орган, изготовленный для его замка известной органной Фирмой. Впервые хор выступил в Темпле очень давно и с той поры несколько сотен хористов сменяя поколение за поколением пело в храме. Хор делится на две половины: 16 взрослых певцов и 16 или чуть больше детей. После удачного прослушивания они некоторое время стажируются и осваивают технику хорового пения под руководством специального учителя и привыкают к порядкам. Всем им с момента поступления в хор выплачивается учебная стипендия, покрывающая две трети оплаты за обучение в мужской школе в Сити с которой Темпл давно и прочно связан. Кроме того, за участие в крестинах и свадьбах хористам выплачивают гонорар. Дети получают от десяти до двадцати фунтов за выступление. Так что и дети, и родители очень заинтересованы в членстве в хоре, поэтому в церковном хоре строгая дисциплина. На встречах с хористами и родителями в неформальной обстановке Мастер и руководитель хора обсуждают общие дела и проблемы.

Темпл одна из известнейших церквей не только в Лондоне, но и в Англии. Мастер занимает одно из высших мест в англиканской церкви и по Темплу можно судить об англиканской церкви в целом. Меня приятно порадовала дружеская тёплая атмосфера в этом храме. Я часто бывал и на службах и на концертах хоров и органистов в Темпле и каждый раз, выходя из церкви, чувствовал умиротворение и думал о великом предназначении христианской церкви, объединяющей людей под её высокими сводами...

2003-09-23. Лондон

В память о митрополите Антонии Сурожском,
который долгие годы был главой Русской православной церкви в Англии...



В качестве эпиграфа приведу несколько цитат из его книг: «Человек перед богом» и «Пути христианской жизни»: «....Какова же была деятельность Христова? Во-первых, она не определялась предметом; она определялась милосердием, любовью, жалостью. Все случаи исцелений, которые мы находим в Евангелии (воскрешение сына вдовы Наиновой или Лазаря), все чудеса, которые Христос творил над природой (как умирение бури на море Тивериадском), определяется только одним; Ему жалко в самом сильном смысле этого слова, жалко погибающей твари и он вступает и что-то делает по милости, по милосердию..... А второе – выражаясь по человечески и конечно несколько грубо: если кто был неудачником, то это Христос, потому что если посмотреть на жизнь Христа и на его смерть вне веры – это катастрофа..... В этом отношении мы должны быть очень осторожны, когда думаем о христианской деятельности как о такой деятельности, которая целесообразна, планомерна, успешна, которая обращена к определённой цели и её достигает, которая так проводится, что венчается успехом..... не в них сущность христианского момента, Христова момента в деятельности. Сущность его в том, что Христос во всей Своей деятельности, в каждом слове, в каждом деле, во всём Своём бытии выражал, делал конкретной, реальной волю и любовь Божию... Вот почему Христовы действия, Христовы слова так совершенны, и вот что они собой представляют...

«Человек перед богом» глава «Созерцание и деятельность». Москва. 1995 г.



«...Если мы хотим быть Христовыми, мы должны научиться по отношению к страданию каждого человека вокруг нас, каждой твари вокруг нас, всего мира вокруг нас, подобно Христу, допустить это страдание во все наше сознание, чтобы оно проникло до глубин нашего сердца. Феофан Затворник (правда не о страдании, а о молитве) говорит: надо вонзить её в своё сердце как кинжал... Да, вонзить страдание моего ближнего, как кинжал в сердце. И пусть льётся кровь, и пусть пронизывает нас боль, но не отвернуться, не защититься! И только тогда наше сострадание может стать творческим, наше сострадание может быть соучастием в чужом страдании и несением чужого креста. Христос не Себя принял весь ужас отпадшего от Бога мира, принял и понёс на своих плечах. Не согнулись его плечи; Он был распят. И мы призваны быть Христовыми. И перед каждым из нас стоит вопрос о нашем страхе перед страданием – своим, не чужим; страхе о том, что нам кажется: если только я откроюсь, если только я услышу, только увижу, только осознаю, – мою душу раздерёт боль... Начинается же наше соучастие в жизни мира, в жизни человека и в жизни Христа с момента, когда мы говорим: Да! Пусть так будет... Потому что, будь то мир, будь то отдельный человек, будь то какая-то измученная группа людей, принять других значит, употребляя образ Христа, взять другого человека, чужое как будто страдание на свои плечи и этого человека донести до отчего дома. Но порой это значит взять человека на свои плечи и вдруг обнаружить, что это не человек, а крест, и что этот крест я должен донести до Голгофы, и что только если я буду распят на нём, только если я буду распят без гнева, без закрытости, отдавая себя до конца, я смогу сказать: Прости ему Отче, он не знает, что творит... Вот задача которая стоит перед каждым из нас. Она начинается в очень малом: просто научиться видеть и слышать то относительное страдание, которое вокруг нас живёт и крушит чужие жизни. И вдруг осознать, что если вдвоём нести страдание, то оно пополам делиться. И еще: что чужого страдания нет, потому что мы друг другу не можем быть чужими. Помню, будучи в Троицкой лавре, я искал своё место за столом; и один из монахов мне сказал: Да садитесь, где хотите!- Я ему ответил: Я не хочу сесть на чужое место. – И он на меня посмотрел с изумлением, непониманием, как это может быть, и сказал: Так ведь здесь чужих нет – мы все свои...

«Человек перед богом» Глава: «Воспитание сердца». Москва. 1995 г.


Читая книги, написанные митрополитом Антонием Сурожским, о многом думаю. Ему, Владыке Антонию, дан чудесный дар не только слышать и слушать других и себя, но и дар слова, говорящего через веру о вере. Дар этот проявился в нём от постоянного общения с людьми, разговоров с ними, от желания помочь словом и делом их бедам. В его устах слово обретает силу действия, вдохновляет, часто даёт ощущение понимания, веры и тем самым, помогает жить.

Вместе с тем осознаёшь величие задач поставленных перед собой Владыкой. Ведь мы в общении оперируем словами, которыми и правду говорим и лжём с увлечением, увеличивающимся от научения. Иначе говоря, слова используются нами для оправдания зла и неверия, так-что очень трудно уже на этом языке говорить о добре и святости. Однако, Владыка на этом языке говорит так проникновенно, что может просто объяснять очень сложные вещи. Читая его книги, понимаешь трагедию противостояния добра и зла, веры и неверия, живущих в мире бок о бок. Находишь ответы на вопросы, как жить самому и как находить правду во внешней жизни.

Сегодня можно видеть и слышать, как человек, творя зло, уверяет себя и других, что когда-нибудь это зло превратится в добро. Он убеждает себя, что не надо думать и мучаться, изгоняет из головы и сердца любые размышления или переживания, оставляя только действия. Он уверяет себя, что в отношениях с другими можно лгать, хитрить, подкупать, а иногда быть даже искренним циником, простодушно веря в свою правоту и неправоту тех против кого он действует. Здесь Владыка не говорит о злодеях или извергах. Он имеет в виду тех, кто, видя как другие делают зло, молчат и уговаривают себя не «встревать». Владыка часто прямо говорит о том, что мы причастны всякому злу творящемуся на земле, если мы его не замечаем или делам вид, что нас это не касается. В России сегодня это беспризорники, преступность, взяточничество, обнищание народа не только экономически но и морально, нравственно. Владыка говорит, что в начале человек теряет совесть и веру, а потом уже разваливается вся его жизнь. Много раз Владыка повторяет в своих проповедях фразу сказанную Христом сатане в пустыне: «Не хлебом единым жив человек...»- утверждая главенство в жизни не экономики, но души, совести и веры.

Чувство правды присуще Владыке. Он понимает положение обывателя от веры, которому очень хочется выглядеть искренне верующим при других и для других, но Владыка не упрекает, а просит людей быть честными перед Богом и собственной совестью, понимая их подавленность перед лицом сложной и трудной жизни. Он призывает не лгать, а каяться, ценою страдания получая прощение. И себя Владыка не выделяет из среды простых людей и повторяет, что его отличие в том, что он верует, глубоко и бескомпромиссно...

Узнавая Владыку, читая его проповеди и рассуждения о вере и неверии, я подумал, что он похож на Сократа: та же искренность, та же самоирония, то же критичное отношение к самому себе.

Вспомнился эпизод из жизни Сократа.

Когда Дельфийского оракула спросили, кто самый умный из людей в Греции, то он назвал Сократа. Сократ же прокомментировал это так. «Единственное чем я отличаюсь от других греков – это тем, что я знаю, что ничего не знаю». Это незнание, понимание сложности и глубины бытия, уже было подступами к вере...

Пересказ истории Иисуса Христа, рассказы об апостолах в устах Владыки звучат как свидетельства современника тех событий и тем самым очаровывают и подкупают глубиной веры и понимания. Когда Владыка говорит о Боге, то мы воспринимаем это как разговор о ком-то очень близко знакомом и уважаемом.

Владыка «оживляет» вечного Бога для нас с вами, рассказывая и объясняя, что он жив и присутствует везде и во всем, вводит Бога, Сына и Святого Духа в масштаб человеческой истории и конкретной человеческой судьбы.

Его скромность, постоянное упоминание о собственной обычности, придаёт его беседам и монологам личный, интимный характер, позволяет почувствовать его преклонение перед Святой Троицей.

Местоимение Я употребляется им очень редко, или если упоминается, то в плане самоиронии или даже раскаяния. И эта грустная улыбка в свой адрес, даёт возможность, нам грешным, спокойно глянуть на себя, без самодовольства, но и без чувства самоунижения, позволяет, любя себя, видеть грехи и недостатки и каяться, стараясь избавляться от них в обыденной жизни...

Владыка с удивительной глубиной и состраданием отвечает на самые сложные вопросы теологи и теофании. Его речь проникновенна и логична, вместе с тем проста и понятна для всех, сочетает грусть и трагизм с добродушной улыбкой. В ней всегда слышны любовь и сострадание к простому человеку, желание помочь, поделиться личным опытом и накопленными знаниями о пережитом.

Владыка Антоний не находил ничего зазорного в том, чтобы признаться, что он чего-то может не знать, но всегда брал на себя смелость отвечать прямо на прямые вопросы. Его внутренняя просветлённость, глубокая вера позволяли ему правдиво и откровенно отвечать на самые трудные и сложные вопросы...

И вот Владыки Антония Сурожского не стало. И все, кто его знал лично, кто читал его проповеди и книги о христианской вере, словно осиротели. Из этого мира ушёл праведник, защитник веры, святой – я не побоюсь этого слова и думаю все кто его знал, меня в этом поддержат. Будем скорбеть о тяжёлой утрате, но и надеяться, что семена веры, правды и сострадания, посеянные Пастырем Владыкой Антонием, взрастут плодами благочестия и богопочитания...



И в качестве завершающей цитаты приведу одно место из книги Владыки Антония: «Пути Христианской жизни» из главы « Дорожите временем, потому что дни лукавы».



«Но каково наше положение? Мы находимся сейчас в мире, который полон зла. Кто из нас может сказать, что он не убегает от него, что он не ищет покоя, обеспеченности, защищённости? Разве можно сказать, что каждый христианин себя считает воином, который послан Богом бороться со всеми формами зла – ценой свое жизни, ценой своей чести человеческой перед лицом людей, ценой всего того, что ему по человечески дорого,- каждый в меру своих сил, но изо всех сил? Вот наше призвание. Но кто из нас, в каком бы чине он ни был, может сказать, что он это выполняет? Разве мы не занимаемся тем, что постоянно обращаемся к Богу за помощью, молим Его о помощи: «Избави, спаси, помоги»? И разве нам Господь не отвечает на это: «А кто же в этой страшной или пугающей тебя обстановке сделает Моё дело? Ты ведь знаешь Мои пути, ты знаешь Мою волю, ты знаешь Мою любовь и сострадание к людям. Почему же ты бежишь, тогда как твоё призвание – быть воином?» Это всё звучит очень громко, если мы думаем обо всём мире, о государствах, о царствах. Но оглянемся на себя в самой обычной нашей обстановке. Что мы вносим в жизнь нашей семьи, в среду наших друзей, в среду тех, с кем мы встречаемся по службе и по работе? Не делаемся ли мы трусливыми, безмолвными, «с волками воем»? Не находимся ли мы в постоянном состоянии страха и бегства? Не говорим ли мы Богу: «Господи, здесь есть нужда. Ты меня сюда послал для того, чтобы я отозвался на неё, но мне страшно; Ты Господи, сделай то, что нужно, я буду только молиться». А разве от того, что ты только молишься, кому–нибудь прибавляется хлеба, крова, одежды? Мужества, радости, упования? Ничего не прибавляется. Смеем ли мы говорить, что мы молимся Богу обо всех нуждах земли, если и пальцем не прикасаемся к этим нуждам?.. Снова вспоминаются слова Спасителя: От слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься... Бог нам открыл нужду, а мы Ему отвечаем: «Нет Господи, Ты Сам эту нужду разреши. Мне неохота, мне некогда, мне страшно, это не моё дело – Твоё...» Я помню, как кто-то мне сказал: «Мы живём так, будто говорим Спасителю: Тебе – крест, нам – воскресение...»

Разве не так мы живём?...

2003-10-11. Лондон

Прогнозы. Выборы в Думу

О либералах...

Бессилие либеральной партии, ошибочно названной Союзом Правых Сил (СПС), заключается в сущностных моментах. Это, во-первых, отсутствие самостоятельного и положительного содержания в её программе, что мешает достигнуть в общении с народом политического пафоса, который образует притягательную силу каждой крупной партии. Защита прав абстрактного человека и общественной культуры не обосновано, не связано с личностями, стоящими во главе этой партии и часто воспринимаются как тактический приём. Сквозь этот приём просвечивает многообразие личностных, эгоистических интересов социальной прослойки которую Солженицын очень тонко назвал «образованцами». СПС пытается претендовать на звание представителя и наследника русской интеллигенции, однако русские интеллигенты жертвовали своими жизнями за освобождение простого народа, а в политических заявлениях СПС часто слышится плохо скрытое презрение к этому «неграмотному», «невежественному», «красно-коричневому» народу «не уважающему святынь». В определённом смысле СПС самая антирусская партия в России. Они зависят от мнения Запада намного больше, чем от мнения большинства людей, живущих вокруг, от московских до государственных границ. В их постоянных критических выпадах, часто противоположного содержания по отношению к правительству, которое волею времени несёт тяжелое бремя ответственности, просвечивает безответственная анти – государственность неосуществимых желаний. Есть хороший афоризм: «Хотеть не вредно». Правые, всегда «хотят», не сообразуясь с реальной жизнью. СПС – партия русских либералов, которые всегда отличались отсутствием нравственного опыта в отношении основных положительных начал государственной жизни. Господствующим настроением в стане либералов всегда была критика во имя отвлеченных нравственных начал против власти и существующего порядка управления. Критика правительства у них часто переходит в критику России, становится критикой «русскости» вообще. Вне осознания трагической ответственности всякой власти, всякого хотения.

Здесь я почти цитирую Лосского, его мнение о либералах той поры. И его оценка перекликается с суровым приговором Достоевского: «Вся наша либеральная партия прошла мимо дела, не участвуя в нём и не дотрагиваясь до него; она только отрицала и хихикала». Эти оценки попадают в цель и сегодня.

СПС не осознаёт до конца зависимости всякой власти от духовного и культурного уровня народа и вместо трудной работы и самопожертвования призывают к механическим реформам, простой смене власти или экономической системы. Мы все помним «реформы» Гайдара и Чубайса и «успешный разгром» экономики, который отбросил недавнюю супер-державу в ряд «развивающихся» стран. Конечно, они только продолжили безответственный стиль руководства своих коммунистических предшественников, но ведь они не дети и должны отвечать за свои слова и действия...

Думаю, что СПС может не набрать пятипроцентной нормы и остаться вне Думы. Хотя, повторяю, что либералы (они, конечно, никакие не правые и им срочно надо поменяться названиями с партией Жириновского) представляют русских образованцев и потому их мнение тоже надо учитывать...



Либерально демократическая партия (ЛДПР).

Партия по недоразумению названа либеральной, хотя по всем канонам, она ультраправая. Недаром Жириновский и Ле Пенн похожи и дружны. ЛДПР завзятые государственники с националистическим уклоном, популисты, заигрывающие с властями и вместе с тем, перехватывающие у коммунистов, когда это удобно, их принципы. ЛДПР существует в нише, которая не перекрывается настоящими либералами, с одной стороны, и коммунистами с другой и «просачивается» между, используя противоречия базовых партий. В случае ухудшения социальной ситуации будет происходить радикализация общественного сознания и число сторонников Жириновского уменьшится. Однако, ввиду низкой политической просвещенности, в России всегда останется некоторое количество людей, агрессивно относящихся к инициативному деланию. Это основные «кадры» для Жириновского.

Жириновский, как лидер, вполне соответствует своей партии. Мне он напоминает русского юродивого из времён Ивана Грозного, который не боится говорить правду и потому заслуживает уважение не только обывателей, но и самого царя. Думаю, что кроме Жириновского, никто не говорит в Думе правду до конца. Похоже, что кроме него, никто и не понимает притягательности правды в политике. Одни лгут из соображений «политической корректности», другие потому, что у «политиков не принято говорить правду». Однако нельзя забывать, что русские любят правду – матку, особенно если это правда о других, а не о себе. «Жирик» же, может со временем попасть в народный фольклор, а может даже сделаться «святым», как преподобная Ксения.

На этих выборах партия Жириновского сохранит свои позиции в Думе, но с уходом из политике своего создателя и лидера, утратит влияние и возможно даже поменяет своё название на «народный фронт» или что-нибудь похожее.



О коммунистах.

Всем известно, что великую организующую силу имеют только положительные идеи. Но коммунисты сегодня не предлагают политической программы в которой было бы что–то новое, учитывающее прошлые ошибки и преодолевающее их.

Не сделана даже попытка исчерпывающего анализа этих ошибок, приведших к реставрации «дикого» капитализма, к контрреволюции, осуществлённой государственными и партийными чиновниками, которую многие либералы–образованцы называют революцией. В этой неразберихе «новые» коммунисты так и не нашли своего места. В компартии нет достойных лидеров, которые бы ценой самопожертвования и личной нравственной чистоты приобрели бы политическую харизму, которой обладали и Ленин, и Сталин, и даже Троцкий. Невысокий интеллектуальный уровень «вождей» приводит к непониманию необходимости тонкого, своевременного анализа постоянно меняющейся ситуации: то, что было реальностью ещё вчера, сегодня уже ошибка, а завтра будет преступлением. Неподготовленность коммунистической элиты к овладению властью очевидна для большинства и потому появление «традиционалиста», человека действия и ответственности, бывшего «реального» чекиста Путина, льстит как «старым», так и «новым» патриотам.

Правление центристов уже приводит к радикализации общественного сознания, но нынешние коммунисты этим не смогут воспользоваться. Чтобы выйти в лидеры, КПРФ надо признать свои прошлые ошибки и, может быть, вернуться к основополагающим принципам отстаивания интересов рабочих и крестьян, которых в России по-прежнему большинство...

Что касается результатов нынешних выборов, то думаю, что коммунисты, за « прошлые заслуги» вновь станут вторыми, хотя для них ничего не изменится. Ведь большинство будет за центристами...



О центристах.

Основной их ошибкой (или может быть заслугой: всё зависит от времени пребывания в этом состоянии) является подчинённое положение партий центра по отношению к президенту и тем самым к правительству. На первых порах это даже способствовало консолидации власти. Но чем дальше , тем заметнее становиться давление правительства на парламент, в котором вот уже два года большинство принадлежит центристам. Жизнь между тем не становится лучше, расстояние между очень богатыми и очень бедными все увеличивается и народ глухо ропщет. А парламент, который должен представлять волю народа, попал «под правительство», стал орудием в руках чиновников, движется в кильватере правительственной политики. В этом случае утрачивается смысл демократии и где-то вдалеке брезжит уже хорошо знакомая диктатура, но на сей раз не власть партийной идеологии, а прямое правление «Чиновных элит».

Ещё одна проблема: Правительство, на мой взгляд, не обладает значительным аналитическим потенциалом и, кроме того, иногда играет откровенную лоббирующую интересы монополий и олигархов роль. Но приватизация не всегда хороша, о чём свидетельствует состояние многих бывших государственных монополий в странах Запада, распроданных в частные руки, например железные дороги в Англии, работа которых вызывает сильную критику.

Учитывая обострение международной обстановки, стратегически очень важно сохранить железные дороги, авиацию и естественные монополии (контрольный пакет) в руках государства. Как говорится, всему своё время и своё место. И в этом есть разумная постепенность и понимание существующей ситуации, обусловленной рядом причин: войной в Чечне, кризисом христианской веры и совести, «атомизацией» общественного сознания.

И ещё. Мягко говоря, вывоз капиталов продолжается, а правительство, судя по всему, этому способствует. Чубайс крепко стоит у «руля» российской энергетики и вполне способен спровоцировать новую русскую революцию. Недавно я слышал, как он, в интервью на радио, говорил о том, что и разруха предыдущих лет и подъём экономики сегодня – это проявление «правой» (читай – либеральной) идеи. С первой частью высказывания я совершенно согласен...

И ещё одна особенность этого правительства, управляющего парламентом. Очень быстро цены на внутренних рынках поднялись до высот мировых, а зарплата в десять – двадцать раз меньше,чем в том же «мире». Даже не экономисту понятно, что тут самое узкое место. Вспоминается Великая Депрессия. Но ведь Россия не США, может и не сдюжить. Странно, что президент этого не боится и не бояться центристы. Если что случится, олигархи, как это уже сделали Гусинский, Березовский и Абрамович, отъедут за границу, на Запад, который их не выдаст и станут, посмеиваясь, покупать футбольные клубы и прочую мелочь. Расхлёбывать анархию придётся простым людям...

На этих выборах партии центра победят почти наверняка, но только потому, что выбирать не из кого. На следующих выборах всё может поменяться...



Яблоко.

Просто правой партией сейчас в России становиться Яблоко с Явлинским во главе. Их бескомпромиссность сыскала им в последнее время уважение среди россиян и прежде всего у нарождающегося среднего класса. В любом случае Яблоко намного серьёзнее СПС, которые постоянно готовы воссоединиться с Явлинским, но он, судя по всему, уже этого не хочет. Яблоко выходит на третью позицию в российском списке и это закономерно.

Думаю, что Яблоко может поделить с ЛДПР третью-четвёртую позицию. Но, чтобы продвинуться вперёд, яблочникам надо будет оставить для СПС отвлечённо-эгоистические поиски абстрактных человеческих прав и попытаться отстаивать интересы большинства с прицелом на лидерство, в конце концов, хотя это не будет скоро. Может быть, после долгого правления Путина... Но чтобы управлять такой страной, как Россия надо иметь реальный опыт работы в правительстве. Положительный опыт, а не разрушительный. Может быть, Явлинскому надо попробовать перейти от критики и нереализованных предложений к работе где-нибудь в правительстве. Ведь в критицизме можно закоснеть. И потом от постоянной критики характер портиться...



Общие прогнозы.

На вторую великую революцию у России не хватит сил, поэтому будет продолжаться партийная борьба с попытками партий, снабжаемых деньгами олигархов, совершать государственные перевороты. Определяющим моментом во внутри-партийных делах будет работа на местах с членами партийных ячеек и воспитание политической активности в своих сторонниках, которая будет выражаться в митингах, шествиях, голодовках и, может быть, в терроре, с созданием ВО на манер эсеровской партии. Центристы, волею обстоятельств, должны будут сместится влево и блокироваться с коммунистами, имея харизматического лидера Путина.

Борьба с сепаратизмом будет продолжаться с переменным успехом, но без успехов в реальной экономике (то есть экономики, которая ярко будет выражена увеличением количества полноценных денег в кармане простых людей при сохранении нынешнего уровня цен), любые военные меры будут обречены на провал...

Русских, живущих за рубежом, надо пригласить заселить Сибирь и Дальний Восток. Необходимо будет использовать местные материалы и новейшие технологии обработки дерева и строительство удобных просторных домов своими руками и в красивых удобных местах. Примером могут служить США во времена быстрого освоения Запада...

Во внешней политике необходимо, постепенно занимать независимое положение с тенденцией развития долгосрочного государственного сотрудничества с азиатскими странами: Китаем, Индией, Японией, Индонезией, не теряя связей с Европой, используя свою срединность.

Американо-английский блок, используя своё положение победителя в «холодной войне», будет основным соперником возрождающейся России... Здесь нужно, используя общие христианские корни, наладить многообразное сотрудничество для устранения последсвий «холодной войны"»: недоверие, взаимную подозрительность, двойные стандарты...

Необходимо будет вернуться к идее объединения всего славянского мира под эгидой сильной России. Клиентство стран бывшего коммунистического блока у американцев скоро закончиться и многие страны смогут перейти в орбиту влияния России (прежде всего страны СНГ)...Но при этом очень важно помогать соседям, а не эксплуатировать их, стараться и в политике жить по христианским нормам, памятуя, что уже одно стремление часто меняет ситуацию в лучшую, в добрую сторону...

Времена гегемонии США проходят так и не начавшись. России необходимо преодолеть свою зависимость от доллара и строить пусть бедную, зато свою страну, свою судьбу... И дело тут не в претензиях России, а в претензиях Америки, в которой анти российские настроения очень сильны. Срабатывает инстинкт соперничества. В России, страны американского блока, по-прежнему видят основного соперника в борьбе за мировое господство. Надо показывать Америке, что претензии на единоличную власть в таком маленьком, тесном мире обречены на неудачу и что лучше жить дружно, чем строить козни или воевать...Более того. Я склонен думать, что в Америке сегодня формируется новая угроза миру, «американский национальный капитализм» с привычными рассуждениями о праве избранной нации на превентивную агрессию, подавление стран «изгоев», установление «нового порядка» и прочей опасной глупости. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть партийные съезды в Америке. Их истеричность, крикливость, горделивость меня просто пугают. Нормальные люди, истинные христиане так себя не ведут...



Заключение.

России в сложившейся ситуации прежде всего надо объединиться изнутри, заботиться о бедных, о детях, о стариках, делясь с ними всем, что мы имеем, обеспечивая пусть не богатую, но достойную жизнь. Государство должно стать гарантом справедливости, законности и правды, а народ должен научиться жить своим умом и своими силами, не надеясь на "Доброго царя". Задача интеллигенции состоит в просвещении народа, а не в его обмане и оболванивании, чем до сих пор занимается «образованщина». Необходимо так же бороться с «великодержавностью» и шовинизмом, но вместе сознавать и помнить роль и значение российско-советского государства в истории мира и Европы. Россия долгие века стояла барьером между Европой и Азией, но теперь настало время стать связующим звеном. Несколько раз именно Россия спасала человечество от мировых «погромов» и сейчас, мне кажется, мир должен помочь ей своим пониманием ситуации.

Очень важна при этом роль подлинно интеллигентных людей, людей верующих и потому понимающих значение кризисов в истории государств и народов. Необходимо противостоять лживой пропаганде алчных «образованцев», которых сегодня, к сожалению, большинство в средствах массовой информации по обе стороны границы...

Лондон. 25.07.2003

«Подмена понятий»



Эпиграф: «Бог борется за спасение людей, за то, чтобы не погибло мироздание, которое Он вызвал из небытия для вечной славы. И то, как Бог борется за это мироздание, бывает иногда для нас очень страшно, потому что, как только мы предаемся Сатане, как только мы делаемся землей и плотью, Он, разбивает всё, что есть земля, плоть, благополучие, обеспеченность, потому что важны спасение и вечность!»

Митрополит Антоний Сурожский: «О встрече». стр. 117-118.


После разрушения Советского Союза легализован интересный социальный феномен, который был уже при коммунистах и послужил одним из главных составляющих процесса, разрушившего не только СССР, но и государственную власть вообще. Этот феномен называется – подмена понятий. Корни этого явления уходят в России в начало восемнадцатого века, во времена, когда свирепый и психованный самодержец – Пётр-1, побывав на Западе, решил «за уши» вытащить Россию из трясины полу-азиатского, полу – христианского образа жизни. Сознательно упрощая длительный процесс, мы скажем, что тогда и образовалась русская интеллигенция, некий слой людей, занимающийся культурным обслуживанием верхнего класса. Будучи, однако, христианами по воспитанию, они стали носителями идеи сопротивления тирании денег, диктатуре власти, религиозному фанатизму и фарисейству. На Западе эти люди нашли модель властной системы, которая увлекла их своей парадной стороной. Во-первых, там во многих странах был парламент и, во-вторых, тирания монарха была ограничена конституцией.

Однако многие из них понимали, что демократия, была отвоёвана ценою тысяч и тысяч жизней представителей простого народа и среднего класса, позже названного буржуазией. Средний класс присвоил плоды многовековой борьбы и назвал такое правление буржуазной демократией. Таким образом, позаимствовав у древнегреческих полисов слово демократия, буржуазия совершила первую подмену понятий, чтобы обмануть чувства распространённые тогда в народе, назвав народной, власть, поделенную между аристократией и буржуазией. Но в Древней Греции демократией называли власть свободных граждан, большинства, над меньшинством, которое представляли диктаторы, олигархи и различного рода отщепенцы, одним из которых, увы, оказался мудрец Сократ. Таким образом, даже власть народа иногда ошибалась. Платон, страстный почитатель Сократа, называл демократию тиранией большинства...

Кроме того, демократия управляла и рабами, которые в те времена приравнивались к говорящим орудиям труда или к говорящим игрушкам, услаждающим рабовладельцев-свободных граждан- сторонников демократии.

Вводя в обиход старинные термины, буржуазия отнюдь не стремилась к созданию христианского общества, в котором все перед Богом равны. В борьбе с подменой понятий, или по христианской терминологии фарисейством, возникло интеллектуальное течение названное социализмом, а потом и коммунизмом. Идейными вождями этого движения были: Жан-Жак Руссо, Сен-Симон, Фурье, Прудон, Бакунин, Маркс, Энгельс и другие. Русские интеллигенты с жаром приняли доктрину всеобщего равенства, стали её пропагандистами в формах радикальных, выросших на ужасах российского крепостничества и монархии с одной стороны и крестьянской коммуны-общины, с другой...

Когда уже после формального освобождения в 1861 году, интеллигенция увидела, что Освобождение, да и сам Освободитель не могут и не хотят довести реформы до логического конца, они решили, действуя, помочь истории, довести освобождение до определённого предела. В начале было « хождение в народ». Когда агитация и пропаганда свободы и равенства в народе казалось не имели успеха, тогда в ход пошёл террор и личное самопожертвование в борьбе с тиранией олицетворяемой царём и его приспешниками. Тут уж постепенно проснулись от тысячелетнего дурмана и рабы, то есть народ. Напомню, что интеллигенция была побочной ветвью буржуазии и её блудным сыном (или скорее дочерью).

Сам по себе термин буржуазная демократия, тоже оказался подменой. Надо было говорить, «буржуазо-кратия». Но нам часто бывает лень быть точными в словах, понятиях и мыслях. Отсюда, нередко происходят многие беды. Но, кстати сказать, большевики-то были честны, называя свою власть «диктатурой нищих».

А как вам нравится повторная подмена в выражении «западная демократия»? Слово «буржуазная», незаметно заменена, на «западную». Но смысл уже другой. Имеется в виду, что вы можете голосовать, даже если вы бездомный, но быть избранным вы можете только теоретически, «в принципе», как говорили в советские времена. Без больших денег и партийной поддержки сегодня вас даже в местное самоуправление не выберут. Но сегодня подмена понятий уже хитро завуалирована...

Однако в постсоветской России подмена понятий просто буйствует. «Образованцы» присвоили себе титул «интеллигенции», сторонники олигархов называют себя «Демократами», ультра – правые теперь ЛДПР, а либералы российского разлива гордо называют себя СПС. Вспоминается цитата из Достоевского, в которой он называет русских либералов «лакеями мысли», имея в виду западные мысли. Конечно и образованцы никакие не интеллигенты, а типичные фарисеи и тем самым анти – христиане. Ведь большинство из них сторонники олигархов потому, что те покупают их и эксплуатируют за деньги.

Подмена понятий мгновенно распространилась на бытовом уровне. Педагогические институты вдруг стали именовать себя педагогическими университетами, хотя прославились в недавние времена тем, что штамповали полуграмотных «образованцев». Вспоминается народная поговорка: «Ума нет – иди в пед». Провинциальные институты поименовали себя академиями и так далее и тому подобное.

Дальше – больше. В политике утвердилась неразбериха, которой пользуются нечестные люди, запутывая народ. Жириновский – типичный ультра правый, русский Ле – Пенн, становиться либерал – демократом, а сторонники дикого капитализма и диктатуры «образованцев» улучив момент, перехватывают название, «Демократическая Россия», а потом, потеряв власть, доведя страну до бандитской анархии и нищеты, вдруг становятся «правыми» хотя никогда с этим направлением в политике и рядом не стояли.

В народе недаром говорят: «Наворовались, натворили делов, а чтобы удержать награбленное стали говорить о себе-мы правы-е!».

Народники – популисты назвали себя КПРФ, хотя очевидно на коммунистов не тянут, в лучшем случае они социал-демократы.

Центристы – это не название партии, а место в политической шеренге. Но они, судя по всему представляют госслужащих. Однако не назовёшь же себя партией номенклатуры!

Яблоко «замаскировалось» под фрукт, но такие поэтические вольности только запутывают граждан.

Русские либералы, как всегда считают себя умнее других и позволяют, на всех с ними не согласных, навешивать ярлыки, даже после провала на выборах в Думу, но особенно, когда они были у власти. Людей, которые находили в себе свободу и смелость протестовать против безвластия и разворовывания народного достояния, они называли «коммунно-фашистами», « красно-коричневыми», что не только оскорбительно, но ещё и типичная подмена понятий, если не политическая безграмотность.

Пастернак как-то подметил, что трагедия полузнания, страшнее неграмотности, потому что полузнание тщеславно, злобно и цинично. Вот уже много лет еврейские националисты называют всех, кто с ними не согласен, «нацистами» или « антисемитами». Это такое клеймо, от которого не отмоешься. Одна знаменитая сегодня в России писательница определила, что сейчас вся русская интеллигенция – это евреи. Тут тоже подмена понятий. Титул- интеллигент –это высоко, а известно, что интеллигент всегда скромный человек.

Но я бы сказал, что сегодня вся «русская интеллигенция-это «образованцы» и потому их иногда стыдно слушать и читать, уж очень они хотят угодить тем, кто им платит: будь то Гусинский, Березовский. Ходорковский, или зарубежные заказчики.

Во времена развала власти начались чудовищные спекуляции, когда нынешние миллиардеры делали себе состояния, а многие миллионы людей на государственной службе не получали заработной платы по несколько месяцев часто ещё и потому, что администрация «крутила» их деньги в банках, зарабатывая свои Иудины миллионы. И всё это, с легкой руки либералов, называлось властью демократической. Бессовестная подмена понятий, после которой слово «демократ» стало синонимом слова «жулик».

Народ не виноват в том, что его обманывали несбывающимися обещаниями такие деятели, как Ельцин, Черномырдин, Гайдар. В народе Егора не даром прозвали Мальчишом-Плохишом. Он и внешне похож на этого антигероя сказки его деда-писателя Аркадия Гайдара. Внук-Гайдар, типичный представитель «образованческой прослойки», поколения, которое предало заветы великих дедов и отцов в прямом и переносном смысле.

Воспользовавшись недовольством простодушного народа, оболваненного пропагандой застойного периода, сбитого с толку «ускорениями» и перестройкой», такие псевдо-учёные как Гайдар, Чубайс и Немцов ввергли страну в пучину дикого, бандитского капитализма, довольно хихикая и потирая руки. И действительно, было над кем и над чем издеваться. Страна, которая после 2-й Мировой второй стала супер-державой, которая запустила первый спутник и первого человека в космос, когда по планам уже в восьмидесятом году должна была оставить Америку далеко позади, сегодня с трудом выбирается из экономического и нравственного коллапса, а те люди, которые ответственны за развал страны, утверждают, что они сделали благое дело.

Один старый клоун снимается в рекламных роликах и претендует на Оскара в Голливуде, как чтец, в детской опере Прокофьева «Петя и Волк». Другой сидит на даче, заручившись клятвой преемника, о своей неподсудности, и изредка с помпой выезжает на теннисные турниры. Чубайс стал главой самой большой российской корпорации, которую надеется тихой сапой приватизировать, а Мальчиш – Плохиш, возглавляет какой-то институт, изредка помогая советами нестабильным странам, как "восстанавливать» разрушенную экономику, хотя очевидно, что он большой спец по разрушению экономик...

Но трагедия России не только в подмене понятий или забвении принципов чести и совести, но главное в безответственности политиков и их избирателей. Хотя повторяю: народу просто «промыли» мозги, воспользовавшись легковерием и простодушием большинства. И тут возникает тень Сталина. В его времена людей приучили слушать и повиноваться, отвечать за слова и поступки, что хорошо, когда власть на стороне большинства и плохо когда наоборот. А сил – то, а мужества и смелости протестовать – не осталось. Сталин уничтожил анархию, но и дух протеста тоже. Но нельзя допустить, чтобы жертвы революции с обеих сторон, жертвы гражданской и двух мировых войн, превратились бы в напрасные жертвы. И потому не соглашайтесь на подмену понятий, когда предателей называют борцами за справедливость, а героев называют послушными исполнителями, не будьте простодушными и легковерными в век лицемерия, лжи и фарисейства. Вспоминайте, как Иисус гнал торговцев из храма и как потом его предали. А главное знайте, что демократия это не власть бессовестных образованцев, а власть работающих и верующих...



Добавление 1:

Сегодня «демократия» ассоциируется с бандитами и беспорядком. И причина здесь в том, что из-за подмены понятий, которую осуществили и осуществляют образованцы, со времён Хрущёва, народ не способен разобраться в том, где правда, а где ложь и махнул рукой: «А пошли вы все!...»

В этом главная причина душевного равнодушия, и даже цинизма. «А-а, они все врут...» – вот привычное оправдание своей пассивности. В этом главная причина недоверия к любому голосованию и любым выборам. Около 44% всех граждан России не пошли голосовать за кандидатов в Думу и около 5% процентов проголосовали против всех. Таким образом, нам не известен подлинный выбор страны и это уже политический и властный кризис. А причина кризиса в невинной кажется на первый взгляд подмене одного слова другим, одного смысла на другой. Люди видят, что творят подлые, жуликоватые дела, а им говорят во всеуслышание – Это демократия...

Вспомните разгул бандитизма, взяточничества, безответственности и развал властной вертикали. Тогда заправляли «ДемРоссия» и её ставленник Ельцин. И они ввели в обиход хитрый термин: «политкорректность», что подменило понятие «ЛОЖЬ». Благодаря политкорректности, либералы оправдывали свои ошибки и даже преступления. Вспомните Ельциновский государственный переворот в девяносто третьем и расстрел Белого Дома...

Сегодня, те же образованцы яростно нападают на власть, которая, безусловно, достойна критики, но не со стороны людей, которые таким образом пытаются уйти от ответственности за сделанное ими в последнее десятилетие. Они утверждают, что борьба с бандитизмом, грабежом олигархов и взятками – это диктатура, и наоборот, развал власти и безответственность – это демократия...

Вместе с подменой понятий, пришла ложь, которая опутала весь народ, всю страну, но особенно утвердилась в Москве. Политические партии ассоциируются с определёнными личностями, которые «крутятся» в обойме популярных лиц на ТВ, в газетах, на радио. И партии представляют, на мой взгляд, только интересы этих «персон»- называть их личностями язык не поворачивается. В большинстве своём – это какие-то клоуны, на арене «публичного цирка»...

И завершая, хочу сказать, что жить по человечески, по христиански можно только «по правде». Горькой, но правде. Чем быстрее люди поймут, что подмена понятий – это хуже чем прямая ложь, тем быстрее народ начнёт понимать, что происходит и начнёт сопротивляться лжи...



Добавление 2:

«Не в силе Бог, а в правде» – гласит русская поговорка, и это единственный путь спасения, как личности, так и государства. Искажение, переписывание истории, подмена понятий и смыслов, потеря в этом хаосе мнений, принципов чести и совести, привела к тому, что правда, пусть горькая, неудобная, неловкая покинула нашу жизнь. Люди оказались в нравственном вакууме. И не важно кто и когда начал лгать первым, и не важно была эта ложь сознательной или бессознательной. Ложь ведь часто бывает «искренняя», когда старается гармонизировать неправедные дела с инстинктом справедливости, который я уверен, живёт в каждом человеке и на котором стоят религиозные принципы. Конечно, живя по правде так обманывать себя невозможно и тогда люди начинают жить по лжи. Даже для бандитов, взяточников, предателей очень важно верить в то, что их жизнь моральна и правильна. Для обоснования этого прибегают к самой изощрённой лжи, основанной на подмене понятий. Понятно стремление образованцев опорочить поиски праведной, справедливой жизни. Поэтому образованцы всех времён и народов против революций, и даже против протеста Иисуса Христа обличавшего лицемерных фарисеев и книжников. В определённом смысле именно Христос был первым революционером в истории Западного мира...

Но революции – это факт социальной жизни, факт природной жизни. Образованцы как бы говорят: «А мы против бурь. Мы за постепенное изменение давления в атмосфере без вихрей и ураганов. Ведь они нарушают так хорошо организованную устоявшуюся жизнь». Но законам природы, нет дела до наших эгоистических желаний. И потому для меня – образованец – это тот, который «хочет»- для себя, не сообразуясь с другими

Их сиюминутный эгоизм для меня очевиден ...

И конечно, они, образованцы не хотят верить в посмертное воздаяние. Они не хотят услышать слова Христа «Царствие моё не от мира сего». Поэтому они не верят в Бога. Они воюют против него, потому, что выбирают для себя жизнь по лжи и сегодня. «Лови момент» – это клич язычников... В их жизни нет места для подлинного Бога. Есть место для денег, для карьеры, для секса, но именно поэтому нет места для Бога. Они образованцы, предают Бога и его заветы и потому ненавидят его, как ненавидят жертву своего предательства, сами предатели.

И потому образованцы изобрели свою систему ценностей путём подлога и подмены понятий, выстроили свои эстетические и этические конструкции, сущностью которых является личный и сословный эгоизм. Они тщательно маскируют животное начало в своей жизни и обманывают простодушных. Подменяя понятия, они клевещут на правду и праведность, обеляя вместе с тем свой образ мыслей и образ жизни.

А начинается всё с «невинной» филологической операции – подмены слов и понятий...

...В качестве пояснения: «образованцы» – это люди получившие знания, но не получившие религиозного воспитания, поэтому очень часто не понимающие куда приложить их, не различая, что есть добро и что есть зло, что такое Бог и чем он отличается от Сатаны.

Образованцы в политике, рано или поздно становиться провокаторами, паразитирующими на ошибках государственной власти и несчастьях народа. Политические провокаторы- люди разрушительных слов и поступков, буржуа, скрывающие под изощрённой демагогией свой животный эгоизм: хотение мягко спать, вкусно и много есть, меньше работать, требуя за это привилегий и почестей.

Образованцы считают себя лучшей частью народа, присваивают себе высокие звания демократов, борцов за правду и свободу (личную), ненавидя и презирая простых людей. Все они путают, часто бессознательно, вследствие неразвитого нравственного чувства, собственный эгоизм с общим благом. Любую борьбу с безответственной болтовней, называют нарушением демократии, а своих критиков ненавидят люто и мстительно. Под защитой своих прав, они подразумевают возможность заниматься демагогией, желание продаваться беззастенчиво, тем, кто может их купить, услужливо разворачивая свои политические взгляды в сторону тех, кто платит. Образованцы хитрые софисты, и потому, служа Мамоне, стараются изобразить это, как служение Благу или даже Богу. Их умение представить ложь правдой и, наоборот, у меня вызывает почти мистический ужас, настолько, благодаря своим знаниям, преуспели они в подмене понятий...

28.02.2004

«Заметки о текущем моменте»

После трагедии, произошедшей в Беслане, после взрыва на Рижской, после взрыва двух российских пассажирских самолётов, наступил новый этап борьбы с терроризмом и новое понимание ситуации в стране. Следует, наконец, сказать правду, отчетливо и нелицеприятно. Политическая система, сформировавшаяся в России после «демократической контрреволюции», неадекватна понятию демократии и является системой, в которой меньшинство провокаторов – образованцев, дезорганизованных отсутствием нравственного воспитания (не наученных различать христианские понятия о добре и зле), садистки наслаждаются разрушением существующего. Это «подавляющее» меньшинство, владеющее сегодня масс-медиа, бесстыдно манипулирует зарождающимся общественным сознанием, с двух сторон, слева и справа, атакуя здравый смысл молчащего народа, насаждая в головах запутавшихся читателей, слушателей, зрителей идеи борьбы и ненависти, вопреки заветам Христовым о любви и сострадании, о необходимости понимания других, о цели жизни в созидании, а не в разрушении...

Образованцы не так многочисленны, как может показаться на первый взгляд, но они выпускают определённого толка газеты, сидят в редакциях на радио и телевидении, составляют большинство в Думе, занимают министерские кресла в правительстве. Эти «новые» российские буржуа, упорно тянут страну в пропасть. Называемую "либеральной" демократию, ничего общего не имеющую ни с подлинной демократией, ни с настоящим либерализмом (стремлением к свободе)... Но это, на мой взгляд, плоды контрреволюции, совершенной в течение последних десятилетий, партийной и чиновной номенклатурой в пользу «новой» буржуазии....И вместо того, чтобы, сообща разобравшись в причинах, попытаться исправить ситуации, образованцы «вопят» о нарушении прав человека, о незаконном преследовании олигархов, о диктатуре власти, действуя по принципу, когда вор кричит: «Держи вора!!!».

Послушать клеветников, так Россия в очередной раз рухнула и лежит в пыли... «Оппозиция», воспользовавшись случаем, требует «человеческих» жертвоприношений, отставки правительства и президента, не понимая и не желая понимать, что кризис совести охватил всю страну, и что это следствие чиновной контрреволюции начатой ещё бюрократией и партноменклатурой и завершенной последователями Ельцина... Идеологические конфликты переходя в военные будут продолжаться долго, если мы не попытаемся восстановить крепкую власть закона, под контролем большинства, которое называется по «старому» – народом...Главное сегодня, сузить и заровнять ту пропасть, между горсткой богатых и сотней миллионов бедных, которая в России образовалась, подстрекаемая манией личного обогащения, или алчности, говоря по русски. Алчность заставляет не только беззастенчиво продавать и предавать интересы страны и народа, но и идеологически оправдывать грабёж и бандитизм. Увеличивая развал и смуту в умах и душах простых людей и «государственных мужей». (Думаю, что во многом нравственную ситуацию в России определяют и женщины, сбитые с толку, со времён горбачёвской говорильни – ведь в России, главный воспитатель-это мать и жена. Но об этом в другой статье).

...В России все может пойти, и уже идёт по Югославскому сценарию. Там было Косово, здесь Чечня и если бы не ядерный «щит-меч», то Россию давно бы бомбили самолёты и ракеты «демократического» военного блока НАТО, с аэродромов, бывших «братских» республик. Это надо всем очень хорошо помнить и понимать!!!

И я уверен, случись такое, русские либералы будут довольно потирать руки. Настолько они рабы, лакеи западной идеи.

Для меня, однако, очевиден сегодня и кризис западной культуры, её обезбоженности, особенно уродливо проявляющийся в «новой» прозападной России. Проблема «образованства» остро встаёт и на Западе, но в России уже выросло несколько поколений провокаторов – образованцев, людей получивших образование, но не получивших воспитания, дающего понимание жизнеобразующих принципов. Таких как: что есть добро, любовь, созидание, а что наоборот есть зло, ненависть, разрушение?...Это может быть религиозное или светское воспитание, но в основе и того и другого лежат христианские, религиозные ценности. Ведь и в основании Западной цивилизации лежит христианство.... И я уверен, что Запад сегодня несравнимо религиознее России и причина здесь в воспитании, даже если это воспитание атеистическое. Пожив в Англии, я начал понимать, я увидел, что вся жизнь здесь пронизана христианскими традициями. Можно спорить в какую сторону движется здесь религиозность, но то, что основой западной цивилизации является христианство- это, несомненно...Иначе капитализм бы оставил после себя пустыню в прямом и переносном смысле слова...

Но в России атеизм, к сожалению, был одним из стержней национальной политики так долго, что разрушил все законы совести и оставил в душах только страх перед наказаниями. Может быть, поэтому в изуродованные души россиян так беспрепятственно, без борьбы, проникли идеи эгоистичного обогащения, экономические и моральные принципы бандитского, дикого капитализма...

Сегодня, к сожалению, в России в воспитании основными стали языческие ценности: золото, успех, слава, известность...

Если звериные инстинкты в тех же США, сдерживаются пока относительно высоким уровнем религиозности церковной и светской, то в нашей стране им почти нет отпора.

Поэтому всё происходящее в России и в мире, надо рассматривать в контексте борьбы цивилизаций и культур.

Очередная «ересь», националистический капитализм, проповедуемый сегодня на Западе,- это очередное извращение подлинного христианства, желание остановить историю, утверждая, что «накизм» – вершина прогресса и образец для подражания. Мир становиться всё страшнее и агрессивнее, а нас, новоявленные Геббельсы, пытаются уверить, что это «лучший» из лучших миров, которые когда-нибудь существовали на свете. И «Накизм» помня кровопролитную вторую мировую войну, пятьдесят миллионов погибших с обеих сторон, сегодня переменил тактику. Он утверждает, что борется за права человека, за свободу человека...

Но аргументация и риторика прошлого и настоящего, невольно может быть очень похожи: « Сила-это право». «Страны – изгои», «новый миропорядок»... Всё это мы помним со времён Гитлера.

В угоду нынешним «накистам» переписывается история, и есть много историков, которые «уверены», что войну с Гитлером, выиграла Америка с Англией, а СССР воевал на стороне Гитлера. Это конечно сарказм, но логика заказных наукообразных изысканий именно такова...

Хотелось бы уточнить и сказать, что и на Западе много людей противостоят и не принимают идеологии «нового национального язычества». Однако оказалось, что национализм часто идёт в мире рука об руку с фарисейством и лицемерием. Формальное христианство не является помехой для «дружбы» национализма с индивидуальным эгоизмом. Однако это тема уже другой статьи...

Слушая дебаты на радио, на ТВ, читая газеты я, вдруг понял, что всё это не важно: будет назначать президент или будут избирать губернаторов в регионах, будут люди работать у капиталиста или на госпредприятии, будут законы ужесточаться или смягчаться, будут давать говорить журналистам или зажмут им рот... Суть, прежде всего в том, что Россия и Запад на сегодня не имеют животворящей идеи. Я понимаю это, как обезбожение жизни. Иначе говоря, в душах россиян нет божественной сверхидеи или нравственного закона. По русски – совести...

Сегодня надо говорить об этом во весь голос и выбирать пути, которые приведут следующие поколения к Богу, то есть к освоению нравственного закона...

Что для этого надо сделать?..

Надо позволить всем, кто хочет – учиться, и учиться бесплатно, чтобы овладеть знаниями, которое накопило человечество за многие тысячелетия существования. Бесплатно – потому что образованцы постоянно пытаются присвоить себе это наследство и, продавая знания, получать для себя прибыль. Знания,- дух развития, – это почва для Семени. Сеятель сеет Семена и сегодня, но Семена божественной истины, то на «камни» упадут, то «птицы» суетных желаний их «расклюют», а если они и прорастут где-то, то ветер страстей дунет, и ростки из Семени завянут.

Это путь обязательного религиозного просвещения. Обязательного, потому, что за будущее детей отвечают родители, взрослые, и даже более того – мудрые старцы...

Ведь человек не становиться личностью в десять лет. И только сделавшись взрослым или даже стариком, понимает, что для него как человека добро, а что зло,...Поэтому будем кланяться религиозным учителям, берущим на себя труд, растолковать нам значение жертвы Христа в нашей жизни и говорить о кознях Сатаны...А Сатана для меня – это аллегория зла, неискоренимого в этом мире. Будь то человеческий эгоизм или стихийное природное бедствие. Нельзя оставлять Сатану в победном одиночестве перед толпой...

Жизненное нравственное кредо, на мой взгляд, очень простое и высказано было ещё Святым Августином: «Зло- это недостаток добра. Делай добро и в мире станет меньше зла!»...

Есть и другой путь. Это, когда обезбоженные люди начинают воевать, обрекая себя и других на страдания. И уже через страдания приходят к пониманию воли Божией или к закону совести. Сегодня я не вижу другого пути для Запада и для России, при нынешней системе ценностей, которая изувечила нравственное сознание большинства и потому формирует образованцев.

Но, воюя, надо уже сегодня вводить подлинно христианское воспитание, подлинно религиозное и тогда не только Россия, но и Запад, и весь мир воспрянет к строительству новой жизни, ибо подлинная религиозность помогает человечеству не только преодолевать кризисы, но и двигаться к Богу...

Исторические корни нынешнего кризиса тоже понятны. Монархия и стяжательное православие перестали животворить в предреволюционные времена, и царская Россия рухнула под напором желания построить новый, справедливый мир, без эксплуатации с лозунгами всемирного братства и равенства, которые подменили суть христианства – любовь и сострадание.

Попытка построить рай на земле без Бога была обречена на провал, хотя, как всякая революция, русская, высвободила колоссальные силы народа, что помогло выиграть восставшим гражданскую войну, преодолеть тяготы коллективизации, индустриализации, и победить в мировой войне – «новое язычество», во главе с Гитлером. Но после постепенной реставрации безыдейности, прославления эгоизма и власти денег, Россия встала на путь саморазрушения...

Одна из проблем послереволюционной демократии состоит в том, что народ, большинство, делегирует свои властные полномочия чиновникам или управленцам, которые, уничтожив предшествующую бюрократию, устанавливают себя на ее место, просто подменяя понятия. Нечто подобное произошло и в СССР. Сталин, на мой взгляд, в конце тридцатых годов беспощадно и жестоко подавил первую чиновную контрреволюцию, и на какое-то время укрепил государственную власть. Кроме того, Сталин во время войны, в самое трудное для народа время реабилитировал христианскую церковь и религию вообще. Однако уже его «преемник» Хрущёв, вновь начал гонения и пропаганду безбожия и атеизма. Все это, послужило причиной следующей, на сей раз, уже вполне успешной контрреволюции, а затем и «реставрации» власти образованцев, в лице чиновников и бюрократов. Сегодня несколько миллионов образованцев властвуют над сотнями миллионов простых полунищих, униженных и обманутых людей. Продолжая подмену понятий, участники этой контрреволюции называют ее революцией, пытаясь через позитивные термины обозначить реакционное содержание происшедшего и реставрация происходит сегодня в разных направлениях и с разной степенью анархии.

Сегодня продолжается движение в сторону олигархического капитализма и концентрации власти в руках чиновных злит, которые враждуют друг с другом, усугубляя развал. Одни называют его диким капитализмом, другие бандитским, но суть от этого не меняется.

Кроме того, вместо Советов, которые раньше представляли народное мнение, с разной степенью успеха, а после правления Хрущева уже представляли только чиновников на жалованье, сегодня пытаются создавать «общественное» мнение, которое с подачи образованцев не будет представлять мнение большинства народа, а только мнение образованцев. Создана и укрепляется двухполюсная система, на одном из которых исполнительная и законодательная власть чиновных элит, а на другом, «общественное» мнение, составленное другим крылом образованцев, с системой ценностей оправдывающей эксплуатацию человеком человека, продажу земли на которой мы все живем, продажу знаний, которые накопило все человечество, безбожие, манипуляцию человеческим сознанием...

То, что происходит с Россией сегодня, уже было в Соединенных Штатах, после краха на Уолт-Стрите в 1929 году. Рузвельта и его правительство клеймили и поливали грязью все или почти все богачи, американские олигархи, которым свои личные миллионы были дороже процветания и благополучия целой страны. Только упорной войной с олигархами, с образованцами в политике и культуре, Рузвельт помог простым людям и тем спас страну от коллапса, экономического и политического.

Если внимательно всматриваться в историю (правдивую), то мы можем увидеть в прошлом много знакомых ситуаций, что поможет разрешению нынешних. Не потому ли образованцы во всех странах так яростно выступают против предоставления доступа к знаниям большинству людей?

Не это ли основная причина «реформ» в российском образовании, которые помогут российским образованцам сохранить свою монополию на человеческие знания, передавая их только своим потомкам или «клиентам»? Но такая несправедливость чревата в России если не революцией, то стихийными бунтами. Вглядитесь господа – товарищи образованцы в то, что происходит сегодня вокруг вас. С какой ненавистью смотрят на вас, «преуспевающих», полунищие, полуграмотные люди. Бандитизм и терроризм, драки футбольных фанатов и наркомания, бездомные дети, живущие в подвалах с крысами и олигархи покупающие на «лишние» деньги футбольные клубы в Англии и яхты за семьдесят миллионов фунтов, вывоз и укрывание от налогов гигантских сумм, на которые, тем же бездомным, можно было бы построить каждому по квартире и дать бесплатное лечение и образование каждому, кто этого хочет- это звенья одной цепи. Только после, когда начнется Новый Конец Света, не говорите, что вы этого не знали! Не проливайте крокодиловых слёз по новым жертвам насилия и беззакония. Несправедливость, которую сегодня вы называете «новым мировым порядком», является следствием вашего равнодушия и безверия и на Страшном суде с вас за все спроситься. А может быть уже при вашей жизни!!!

Нью-Форест

Весна была ранняя. Мне всё вдруг опротивело: работа, дом, заботы. Хотелось всё поменять и быстро.

Вот тогда-то и пришла в голову мысль. Надо ехать на природу, на волю и тем поменять ситуацию...

И вот мы с женой едем на природу в Нью – Форест, что по русски переводится как Новый лес. Мы там уже были несколько раз и мне там нравилось. Большие пространства, занятые лесом и не так далеко от Лондона...

Замечательное, золотое утро. Проснулись по будильнику в семь, но только в девять выехали. Однако город ещё пуст, машин немного и мы чуть проехав по декоративной набережной Темзы, свернули у Вестминстера, миновали дорогой и красивый Южный Кенсингтон и незаметно оказались в пригородах, в рощах распускающих уже листы и листочки. Обрадовано открыли окна в машине, но навстречу дул такой холодный и резкий ветер, при прозрачном воздухе и чистом солнце, что затворились наглухо и летели вперёд по трёх рядке, словно по воздуху.

Через два часа мы въехали в Минхюрст, городок посередине Нью-Фореста...

Оставив машину, мы решили позавтракать и отправились в гостиницу «Корона» в которой обедали в прошлый приезд, а заодно решили узнать, сколько стоит номер на двоих. Любезная девушка в рисепшен посмотрела на экран компьютера и сообщила, что номер есть и будет нам стоить сто тридцать фунтов, но для нас они готовы снизить цену до ста десяти фунтов. Нам почему-то расхотелось не только селиться в «Короне» но и завтракать и мы, извинившись, ушли.

Вернувшись в информационный центр, стали узнавать подходящими варианты. Посмотрели по справочнику, выбрали городок милях в десяти в глубине леса и позвонили. «Бед энд брекфаст» – это обычное для Англии сочетание частного дома и гостиницы и таких домов очень много, особенно в местах, где много туристов.

На звонок ответила хозяйка и, узнав, что мы хотим остановиться на две ночи предложила нам комнату по пятьдесят фунтов на двоих. Это было дешевле, чем в «Короне» в два раза и мы согласились.

Встретил нас любезный, немножко равнодушный хозяин похожий на отставного офицера, проводил нас в дом, всё показал, и нашу комнату тоже. Это было просторное, уютное помещение на втором этаже с душем и двумя окнами на закат. В саду под окнами протекает ручей с форелью и выдрами, а вокруг зелёные луговины, на которые иногда по вечерам приходят из соседнего леса дикие олени пощипать травку. И тишина кромешная, особенно после Лондона.

Вначале мы поехали в Болдервуд, где за проволочной изгородью паслось большое стадо диких ланей. Посмотрев немного на этих грациозных животных, мы пошли в лес окружающий ферму. Войдя в рощу причудливо громадных деревьев, мы, подстелив куртки, полежали, подрёмывая и слушая шум ветра в голых ещё ветвях деревьев, погрелись на ярком солнышке, а потом пошли вдоль по течению маленькой речки. Я радовался как заключённый, которому внезапно пришло помилование. Отходил от жены то влево, то вправо, срывал травку и первые цветочки, принюхивался и только сожалел, что вокруг нет опасных хищников, а у меня нет ружья. Поход в лесах, где нет хищников, всегда казался мне немножко пресным. Согласитесь! Опасность придаёт остроту нашему существованию...

После леса мы поехали на море, но на берегу был такой холодный ветер, что мы, купив «фиш енд чипс» сьели их, закрывшись в машине, а после поехали домой, потому что гулять даже по городу было очень холодно.

Вечером мы отдыхали, читали книжки и смотрели телевизор, но вскоре легли спать. Тишина действовала как снотворное...

Утром в восемь часов утра был брекфаст – английский завтрак. Это жареная ветчина, сосиска, глазунья из одного яйца и поджаренный помидор с соусом и кетчупом. Потом предлагается чай или кофе со сливочным маслом и мармеладом (тип густого варенья из лимона с сахаром). Чай янтарный в керамическом красивом заварнике. Во время чая-кофе мы разглядывали картины на стенах, где был изображен хозяин в охотничьем костюме на лошади скачущий через кусты, а впереди неслись английские борзые-грейхаунды. «Тоже охотник»- уважительно думал я, чистосердечно благодаря хозяев за вкусный и сытный завтрак.

После еды отправились в Чёрный лес, где как утверждал путеводитель, росли двухсотлетние деревья, заслоняя от солнца дорогу и подрост.

Приехали в лес, часов в одиннадцать. Было ветрено и прохладно при тёмно – синем небе и ярком солнце. Оставили машину на стоянке и пошли по лесной дороге до большого мокрого луга с кочками и небольшим озерцом на дальнем краю. Луг был огорожен и с внешней стороны стояла смотровая вышка, почему-то закрытая на замок. Пошли в обход и на дороге увидели диких пони, малорослых, шерстистых и с длинными хвостами до земли. Только вошли в тень громадного ветвистого бука, как я увидел в кустах, справа от дороги, какое-то движение. Я всмотрелся и заметил молодого оленя, тёмно коричневого окраса внимательно приглядывающегося к нам. По длинной тёмной шерсти я определил, что это был первогодок. Олень смотрел на меня в упор с расстояния в пятнадцать метров.

Я замер и мы долго смотрели друг на друга. Потом олень тронулся с места и продолжил кормиться, а мы пошли дальше, обмениваясь впечатлениями. Жена тоже видела зверя.

Пройдя ещё метров двести, я, в глубине леса, различил ещё двух оленей. Они были большие, крупнее пони, высокие на ногах, с маленькими головками и большими ушами. Очень красивые, сильные грациозные животные. Крадучись я подошёл к ним почти на пятьдесят шагов пока один из оленей, стоящий ко мне грудью заметил меня и насторожился. Он смотрел на меня, не отрываясь, и я затаился, застыл неподвижно. Светило солнце. Шумел лес. По дороге, мимо, проехала семья на велосипедах, громко разговаривая. Но зверь смотрел, не отрываясь только на меня. «Охотника учуял»- подумал я и тут олень сорвался вскачь и второй последовал за ним. Через мгновение они скрылись в чаще.

Пройдя с полкилометра, сели в тени и пока жена, отдыхая, рассматривала деревья полу – задушенные лианами паразитами, я спустился к озеру и, подкравшись под прикрытием кустов к берегу, долго рассматривал в бинокль две пары канадских гусей, у которых в высокой осоке видимо были гнёзда. Поведя биноклем чуть в сторону, я увидел на озере парочку кряковых селезней, греющихся на солнце...

Через полчаса продолжили путь в обход озера. На прибрежных полянах увидели косулю, с короткой, серой шерстью и маленькими рожками на грациозной головке. Она была меньше оленя раза в два. Косуля кормилась и когда, насторожившись, вдруг подняла голову, то стали хорошо заметны и чёрный влажный нос и тёмные блестящие глаза.

Мы с женой долго крались за маленьким оленем и когда неосторожно шуршали сухой травой косуля снова поднимала голову, осматривалась и, не заметив нас, продолжала не спеша кормиться. Ветер дул в нашу сторону и потому она не могла нас учуять. Мы, наконец, остановились и косуля, постепенно удаляясь, пройдя рядом, почти вплотную с пони появившейся тоже неожиданно, спокойно ушла в лес.

Дул холодный ветер, и безлистый лес гудел под его напором, а речка бегущая к озеру в крутых, обрывистых берегах, журчала на галечных перекатах и сверкала чистой водой под солнцем. День казался бесконечным. Далеко были и особняк с приветливыми хозяевами и утреннее пение птиц за окнами, и асфальтированные дороги, и стоянка для машин с маленьким буфетом продающим мороженное.

Здесь была дикая природа. Старый лес, зелёные поляны, дикие олени и пони, вольный ветер и аромат сосновой хвои разогретой солнцем. Остановившись, посидели на упавшем стволе большого дерева. Сьели по яблоку и запили водой, а потом пошли в обратный путь к стоянке. У обочины росла тонкая берёзка и мы залюбовались ажурной кисеёй из серёжек и крошечных зелёных листьев только, что появившихся из почек. На фоне глубокого необъятно синего неба и серёжки и листочки казались невесомым облачком, парящим над землёй.

Придя к машине, долго обедали, наблюдая за тремя братцами, приблизительно одиннадцати, пяти и полутора годов от роду, играющих рядом с нами. Старший, быстро и умело построил вигвам из толстых упавших с деревьев веток, ставя, их вершина к вершине по кругу. Средний сосредоточенно стучал палкой по стволу толстой ели, а младший, который едва научился ходить, глядя на братьев, тоже пытался что-то делать, старался затолкать в щели толстой коры сучок, а потом стал, подражая брату стукать по дереву тонким прутиком. Прилетели две красногрудые птички и когда мы бросили им кусочки хлеба начали аккуратно склёвывать крошки...

Мы переночевали ещё одну ночь, сьели ещё один вкусный полный английский завтрак, а потом, простившись с хозяевами, пустились в обратный путь. Три часа ехали в бесконечном потоке машин, по хайвэю выстроившись в три ряда, слушая шум моторов вокруг, невнимательно разглядывая проносящиеся мимо, быстро остающиеся позади деревни, посёлки и городки.

В Лондоне было холодно, солнечно, беспричинно – многолюдно и одиноко. Я за ужином выпил водки, стал вспоминать и записывать увиденное и вдруг представил себе лес, сумерки, спокойных оленей, их длинные шеи, грациозные головы. Услышал шум леса, журчание речных струй на перекатах, тишину надвигающейся ночи. Подумалось о человеческом одиночестве в огромных городах, и единении в природе живого и неживого.

Мы тоже побывали там, тоже крались, вслушивались, всматривались, тоже на время стали частью матери-природы. А теперь кругом громады многооконных зданий. Бетон и асфальт, шум города-чудовища.

Природа осталась там, а здесь только дома, машины и люди, миллионы людей озабоченных, прячущих в многолюдии свою неприкаянность. И между людьми здесь и животными там, неощутимая, но непреодолимая граница.

«Зачем мы так живём?» – спрашивал я сам себя в полутьме городской квартиры. Уставившись в потолок, сожалея и вздыхая о чём-то, я незаметно заснул, утомленный длинным днём.

А утром надо было идти на работу...

2003-09-20. Лондон

Перед Новым годом

Зима – везде, зима – даже в Англии. Все приелось: частокол лондонских крыш каждое утро в туманно морозной дымке, короткий суматошный день с перебеганием с одной работы на другую, длинный вечер в ожидании тёплой ванны и постели...

Мы выехали в двенадцатом часу дня, двадцать девятого декабря, в субботу. Моросил мелкий дождик и мне показалось, на лицо упала крупинка снега. «Новый год скоро. Пора бы»- ворчал я, усаживаясь в машину, на переднее сиденье. За рулём – жена, ибо я по характеру своему не приспособлен к вождению машин: слишком резок в суждениях и поступках, а за рулём слишком нетерпелив...

Выехали на А40 и помчались в общем потоке машин, слушая гул ветра, шум мотора и радио-ФМ-3, где джаз окатывал слушателей оптимизмом и бодростью...

Оксфорд объехали по круговой дороге и чуть дальше, заехав в лесок, поели и попили кофе из термоса. Дождь сменился снежным шквалом и я возрадовался, вспоминая Сибирь, весну, неожиданный снег среди солнечного холодного дня...

Но снег скоро кончился. Сквозь дымно – седые полосы туч проглянуло ослепительное солнце, а на полях вдоль дороги забелел снег. «Вот и зима пришла – думал я – и не по календарю, с её обычными атрибутами. Мороз и солнце- день чудесный!» – декламировал я, вглядываясь в панораму невысоких холмов с рощами и перелесками среди полей, в которых то тут, то там прятались дома местных крестьян...

Свернули налево, спустились по узкой ленте дороги в глубокую долину и увидели лес под названием Котсволдские холмы. Вдоль петляющего ручья стали подниматься в вершину долины, где две тысячи лет назад римляне построили большую виллу для городского « начальства». От виллы остались фундаменты и обломки полов, но стоило напрячь воображение и ты видел на месте развалин, каменные белые постройки, воинов-охранников в шлемах с конскими хвостами, в блестящих наплечниках с короткими плоскими мечами. По субботам из бань выходили распаренные хозяева с бритыми подбородками, в длинных разноцветных тогах, говорящих на величественной латыни...

Ну а мы, дрожа от холода, переоделись, оставили машину под высокими мощными деревьями и отправились в поход. Тихо и прохладно. Неожиданно где-то в лесу сухо защёлкали выстрелы и я с завистью подумал об охотниках, с утра бродящих по тихому лесу и высматривающих дичь. И тут же, почти из-под ног, с громким хлопаньем крыльев, вылетел фазан, сверкая коричнево-оранжевым опереньем. Вслед за ним второй, третий. Серые, голенастые курочки бесформенными тенями, убегали по земле сквозь густые заросли ежевики. Я ликовал! «Так много птиц, диких, крупных, красивых и так близко нас подпустивших...»

Пройдя лес поперёк, вышли на заснеженное поле и увидели тропинки следов: стрелочки, следующие близко одна от другой – это фазаны, а раздвоенные острые копытца – это маленькие олени – лани. Тут же следы собак и рядом следы резиновых охотничьих сапог.

«Как здорово!- восхищался я. – Здесь фазанов не меряно, да ещё и олени есть. Вот раздолье для охотников!»

Жена молчала, шла не спеша, вдыхая ароматы леса и на моё восхищение не реагировала. На закрайке полей я увидел охотничьи скрадки, на один из которых взобрался по деревянной лестнице, посидел, оглядывая поля и вспомнил Ленинградскую область, заброшенные поля неподалеку от станции Шапки, следы кабанов по краю зеленеющих озимых, среди густых ельников.

Спускаясь назад в долину, видели десятки фазанов летящих и бегущих и неподвижно замеревших перед взрывом полёта. Видели крупного зайца осторожно, с остановками перебежавшего дорогу. Из-за горы ярко светило солнце. Где-то далеко слышны были звонкие детские голоса... Выйдя к двухэтажному дому, во дворе, обнесённом проволочной изгородью увидали необычайно крупных, серых с большими головами на длинных шеях, домашних гусей стоявших как изваяния, неподвижно. Тут-же от их кормушек слетели фазаны, а один просто стоял и напряженно наблюдал за нами, прячась за изгородью.

Солнце село за лес, стало холодно и полутемно. Выйдя к машине, мы, торопясь, попили чаю и поехали искать ночлег... Заехали в деревенский паб и хозяин объяснил нам, что ночевать мы можем в придорожной гостинице и что стоить будет комната для двоих шестьдесят фунтов, а я вспомнил, что в Лондоне, неподалеку от вокзалов номер на двоих стоит пятьдесят пять. А шестьдесят да ещё в деревне, зимой – это слишком дорого... Несмотря на то, что времени было только пять часов, было совсем темно, но мы решили ехать в ближайший городок Сайренчестер, милях в двадцати пяти от леса. Там повеселее, да и подешевле.

Минут через двадцать въехав в пустынный город оставили машину на стоянке и чуть соскальзывая на заледенелых лужах, вышли на центральную улицу, светящуюся новогодними ёлочными огнями и витринами уже закрывшихся магазинов. В центре информации узнали название улицы, на которой расположены «Бед енд Брекфаст» и получили бесплатно путеводитель с адресами. На улице, по которой мы шли было совсем пусто и очень холодно. На многих домах висели объявления: « Закрыто на Новый год». Увидев, наконец, вывеску «свободные комнаты» мы позвонили и нам открыла женщина, видимо хозяйка. Комната на двоих стоила всего тридцать пять фунтов. Мы тут же получили ключи от дома и от комнаты и пошли за машиной. Ужинать решили в пабе, почти напротив.

Перегнали машину, поставили её под окна «нашего» дома и отправились ужинать.

В пабе, сидели местные жители, пили пиво и закусывали, болтая обо всё на свете. Проводив нас взглядами, они через время вновь увлеклись беседой. Мы сделали заказ: я взял мясо и пирог с овощами, а жена вегетарианскую яичницу с брюссельской капустой. Мясо моё было в соусе с почками, пирог немного пересох, картошка в мундире не очень горячая, но мы проголодались и ели быстро, с аппетитом. За ужин заплатили всего тринадцать фунтов на двоих. Придя в дом, мы никого не встретили, поднялись к себе в комнату, включили чайник, заварили кофе и, развалившись на широких кроватях, стали смотреть по телевизору фильм «Английский пациент» попивая кофе.

Время незаметно приблизилось к полуночи, за окнами был мороз и мёртвая тишина и мы, поворочавшись, крепко заснули, поплотнее укрывшись толстыми одеялами...

Снились тёплые, лёгкие сны и проснулся я уже на рассвете, когда в доме, внизу на кухне тихонько забрякали чашки и зашуршали тихие разговоры. Было около семи часов утра. Я ещё повалялся в постели, задрёмывая, и проснулся окончательно только в половине девятого, когда золотистое солнце с любопытством заглянуло в наше окно. Приняв ванну, мы спустились в столовую, где нас встретил приветливый хозяин в кухонном переднике. Мы заказали завтрак и, выпив сока, сьели по чашке мюзли с молоком.... Немного погодя, хозяин принёс мне яичницу с беконом, сосиской и бобами, а для жены – яичницу с помидорами и гренки с настоящим деревенским маслом. Кофе был в металлическом кофейнике и с молоком в кувшинчике.

На стене висели пейзажи, написанные маслом, в дорогих резных рамах и мы обсуждали качества пейзажей и их воплощение ... Наевшись, искренне поблагодарили хозяев, заплатили за комнату, быстро собрались и поехали осматривать местные достопримечательности- остатки римского амфитеатра...

Попетляв по многочисленным разводкам на выезде из города мы, наконец, въехали на нужную улицу. На месте амфитеатра были большие бугры и глубокая яма посередине, но стоя на верху на бывших трибунах, я вообразил себе арену, гладиаторов, бьющихся друг с другом, львов и медведей нападающих на воинов, «увидел» пёструю толпу зрителей в римских одеждах, услышал шум аплодисментов и яростные вопли» Убей его!!! Убей!!!»...

Светило солнце, гудели моторами машины внизу за буграми, и ночной снежок начал таять. Всё было как всегда, но мы словно прикоснулись к древности, страстям и опасностям той далёкой утраченной жизни...

Выехав из города, поехали в сторону холмов. Въезжая в лес окунулись в морозную, насторожённую тишину и впечатление от жестокого и яростного мира римлян постепенно стёрлось, забылось.

По заброшенной железной дороге со снятыми рельсами тихо шли среди утреннего леса, заглядывая в крутые заросшие крупным лесом распадки, поднимавшиеся откуда-то снизу. Потеплело, Небо закрыли тяжёлые, тёмные тучи. Тут и там из-под ног взлетали фазаны

Часа через два сьели свой «пикник», сидя на свежеспиленных брёвнах. Снизу из маленькой долинки неожиданно появился ярко-разноцветный, словно расписной фазан. Он замер, глядя черными бусинками глаз в нашу сторону и так же тихо ушел за ряды елочек, как и появился. Отдохнув, мы пошли дальше и скоро нас догнала машина местного егеря с сыном подростком. Остановились. Поговорили. Я рассказал, что я из России, из Сибири, что был там охотником и путешественником. Егерь подхватил тему, сказал, что тоже не любит многолюдных городов и никогда не стоит в магазинах в очередях. «А здесь тихо и мне нравиться»- закончил он и его сын молча кивнул подтверждая. «Да, здесь почти как в тайге» – поддакнул я. Пройдя чуть дальше, заблудились, долго смотрели карту, а спустя полчаса, уже были у машины. Короткий декабрьский день заканчивался и на душе, после похода по лесу, было грустно и спокойно...

Вечером, возвращаясь домой, заехали в Оксфорд, и долго искали старейший английский университетский городок, запрятанный в разросшиеся промышленные пригороды. Наконец, оставив машину на платной дорогой стоянке около дверей одного из колледжей, погуляли по старинным улочкам, среди почти крепостных стен, башен и башенок университетских колледжей. Было очень холодно и чтобы согреться, мы зашли в паб «Корона», выпили пива и поужинали. В пабе часто бывал Шекспир и даже говорят, что он был влюблен в жену его владельца.

После, походили по тёмным тихим улицам, разглядывая причудливые стены и фасады, почерневшие от дыма и копоти и потому показавшиеся нам немного запущенными и неухоженными. Может быть, наше равнодушие было рождено новогодними морозами, темнотой и безлюдьем?...

Об Оксфорде и Кембридже я расскажу в другом очерке, ну а пока мы сели в заиндевевшую машину, попили кофе из термоса, стараясь согреться и выехав на хайвэй, понеслись в сторону Лондона сопровождаемые серебряной полной луной, заглядывающей в машину то слева, то справа. Навстречу нам двигался неразличимый «дракон», поток машин с множеством пар ярко горящих глаз-фар. Позади остались в ночной тёмной тишине лес с дремлющими обитателями, остатки виллы и римский амфитеатр. Впереди на полгоризонта вставало ночное зарево Лондона...

2003-09-26. Лондон

«Сад Леонардсли»

Несколько раз проезжая по дороге в Брайтон, на одном из ответвлений шоссе я видел табличку «Сад Леонардсли» и, вглядываясь в мелькающие просветы, видел крупные деревья на вершинах холмов и угадывал красивые лесные долины и, может быть, речки бегущие по ним.

Но то, что я увидел, превзошло все ожидания. Это был даже не праздник одиночных чудесных пейзажей или удивительных цветов, но праздник цвета и аромата, как субстанций. Вспомнились легкие, яркие цвета Клода Мане, немыслимые сочетания Матисса и даже драматизм фиолетово-сиреневого Врубеля...

Но, по порядку...

Воскресный день. Тёплое сумеречное утро с каплями дождя на ветровом стекле. Въезжаем в парк, берем, протянув руку в окно, билеты (семь фунтов за взрослого и три за ребёнка). Время двенадцать часов, но машин уже много. Оставляем свою на зелёном газоне и входим в чудесный мир разноцветья и разнообразия форм. Секвойя, камелии, рододендрон во всех мыслимых видах, тонах и полутонах. И ещё японский сад Бансай, пальмовая роща с архидейно-лилейными цветами – паразитами, лианисто поднимающихся почти к вершинам. И конечно животные в маленьком зоопарке: грустные сосредоточенные валлаби (есть даже два детёныша альбиноса), олени с солнечными пятнышками на боках самок и детёнышей, и большие рога, ещё по-весеннему мохнатые у самцов. И оранжерея и обязательно удивляющая всех выставка авто: год производства от 1895-ого до 1902-ого года. Немыслимая экскурсия в пионерское авто-время. Даймлер и Пежо, руль в форме тракторного рычага и первые рули-баранки, и конечно немножко смешной комфорт начала века.

И все это сочетается в солнечный, после мрачного утра, день. Даже тысяча-другая посетителей не портили очарования знакомства с уголком рафинированной природы при столичном, при лондонском Суссексе. И все это рядом с курортным Брайтоном и прохладным дуновением бриза с Северного моря.

Однако, вернёмся в сад. На дне долины, головокружительно пахнущей цветочными духами от цветущих рододендронов, расположена цепочка озёр, разделённых пешеходными перемычками. В озёрах плавают гуси, лебеди и утки. Вдоль озёр тропки и тропинки, по которым гуляют сосредоточенные одиночки или шумно-говорливые компании туристов. На другом берегу гуляющих поменьше и можно, повалившись в тень под старую сосну, вздремнуть, изредка открывая глаза и вглядываясь из зелёного рая в небесную синеву...

Находившись по лесу, посмотрели музей-диараму: жизнь сельской Англии в 19-м веке, где помещичья усадьба соседствовала с конюшнями и домами небогатых сквайров. На стенах игрушечного сарая висела игрушечная конская сбруя, а в уличном туалете на полке даже видны старые газеты. Конечно всё это искусно сделанные муляжи, но не забыта ни одна мелочь.

Около шести часов вечера попили чаю с вкусным лимонным тортом в прохладном кафе. Перед закрытием попали в сад камней, где на настоящих скалах по замыслу художников – садоводов, цветут и благоухают неведомые тропические кустарники с крупными ароматными яркими цветами. Даже из-за этого маленького чуда стоило ехать сюда. Но напоминаю, что сад камней был уже завершением долгого незабываемого дня.

Замечу, что таких ландшафтных садов в Англии много. И в Уэльсе, и в Шотландии, и на Юге страны. Сады с местными особенностями ландшафта и флоры, каждый по-своему замечателен.

В семь часов вечера выехали из сада и словно осиротели. Мир чудесных деревьев и волшебных цветов остался позади. Началась обычная, летняя зелёно-лесистая, автомобильно- дорожная жизнь...

Постскриптум. Не советую посещать сад легко возбудимым и экзальтированным особам, ибо после общения с чудом, обычная жизнь невыносима!...

2003-09-28. Лондон

Баттерси парк

Первый раз я побывал в Баттерси несколько лет назад. Тогда здесь ещё жили олени в маленьком домике, на верху холма. Сегодня домик есть, но оленей после ремонта куда–то увезли и остались только павлины, которые по осени, так пронзительно и печально кричат, видимо скучая по оленям...

Но сегодня весна, идёт мелкий прохладный дождик и весь парк просматривается из одного конца в другой. А павлины молчат и непонятными, невообразимо причудливыми разноцветно-волшебными сооружениями, тихо сидят на ветках упавших деревьев, рядом с избушкой. Выяснилось, что они неплохо умеют летать и потому взлетают на нижние ветки деревьев и даже перелетев через высокую ограду, гуляют вблизи от привычных мест. Свои роскошные хвосты они поменяли за зиму на новые и потому невообразимо красивы и величественны, как заколдованные злым волшебником, сказочные принцы и принцессы ...

На парковом озере менее шумно, чем в солнечный день. Но из дальнего угла пруда, доноситься трубные, сердито обиженные клики гуся, за которым гоняется сердитый лебедь. Гусь не может уплыть от взъерошенного и похожего на белоснежную сердитую подушку, быстрого лебедя и потому подлётывает, на несколько метров, каждый раз, как хулиган лебедь подплывает опасно близко...

Лебеди – самые сильные на пруду птицы и потому иногда треплют ни в чём неповинных гусей, только заподозрив их в намерении обидеть их лебёдушку.

На самом деле очень трудно разобраться, напрасны ли лебединые агрессивные действия. Может быть как раз гуси-то в этом парковом сообществе не всегда невинны... Во всяком случае вид, особенно у серых гусей, достаточно подозрительный. Они часто шипят, даже на прохожих, а в сторону канадских гусей, иногда проделывают совсем недружелюбные жесты...

Посередине паркового пруда, в отдалённости и недоступности, стоят острова, на которых сегодня чисто и ухоженно. Сухие ветки и упавшие деревья распилены на короткие чурочки и сложены в поленницы. Листья собраны в аккуратные кучки и отсутствие листвы на деревьях, делает острова прозрачно чистыми и успокоенными.

Длинноногие нескладные, как молодые балерины, цапли, делают гнёзда, в вершинах крепких деревьев на краю большого острова. Плавно взмахивая крылами, муж цапли неслышно и неспешно пролетает надо мной, неся в длинном клюве веточку, делает изящный полуразворот и плавно садиться на край большого тёмного гнезда, из которого вдруг «вырастает» голова жены цапли на длинной шее. Она берёт ветку и видимо говорит мужу.: «Может ты отдохнёшь дорогой?». Муж цапля в ответ глядит на неё ласково снисходительно и тут же вспархивает- летит за следующей веточкой.

В соседнем гнезде цапли та же картина, но там муж с достоинством, довольно долго сидит на краю гнезда, и видимо советует жене как ей лучше пристроить в сооружение, принесённую ветку. Только увидев, что сосед улетел за новой порцией стройматериалов и второй муж нехотя покидает супругу и улетает вдаль...

Уже на «материке», с толстого лондонского платана спускается на землю, шурша по коре коготками, белочка. Она, подскакивает к большому сухому листу, ловко помогая себе лапами складывает его в рот и легко взбирается назад, на дерево. Белки тоже строят гнездо для потомства...

На холме, две вороны согласно делят хлебную корку и сытые, прячут кусочки хлеба в землю: чуть раскапывают мягкую почву и суют в образовавшуюся ямку хлеб, а потом клювом же, заравнивают почву сверху. Одна из ворон, увидев рядом старый лист, хватает его клювом и кладёт сверху на тайник. «Для маскировки!» – с удивлением догадываюсь я...

Мелкий дождик продолжается и я останавливаюсь, чтобы достать из сумки зонтик. Неподалёку за металлической оградой, вдруг, замечаю движение и, вглядевшись, вижу, что это большая серая крыса с длинным хвостом. Немножко брезгливо я слежу за тем, как крыса, словно на ощупь, не торопясь, зигзагами бежит по земле, волоча длинный хвост по сухим листьям, затем, словно в поисках грибов, начинает закапываться в листву и движет перед собой, а точнее над собой, горку листьев. На какое-то время она замирает, там, под слоем осенних листьев, затем начинает, двигаться, не показываясь на поверхность и вновь на какое-то время замерев, появляется на виду. Догадываюсь, что она, видимо, ест каких-то жучков – паучков, которые прячутся под листьями. Может быть поэтому, крыса на какое-то время делается кротом. Я сдвинулся с места, раскрывая зонтик, чтобы защититься от дождя, крыса замечает движение и шмыгает в какую-то щель в корнях... Наверное, это её нора...

Не спеша, иду дальше, любуясь тонким рисунком древесных веток, опутавших небо графической паутиной. Трава по-весеннему зелена, но из-за недостатка света, под дождливым небом, эта весенняя зелень не бросается в глаза. То тут, то там на зелёном газоне видны стрелки дафоделс с неяркими жёлтыми цветочками, растущими дружными группами, на склонах зелёных полян. Кое-где, уже появились белые и розовые цветочки дикой вишни. Но это пока первые беленькие многоточия, а не густые бело-розовые облачка, в которые они превратятся через месяц.

Весна, словно на ощупь, пробует пройти по парку и кое-где ей этого ещё не удаётся сделать...

Дождь продолжается и я ещё медленнее иду вдоль пруда, вглядываясь в причудливые изгибы стволов, веток и в мурависто-зелёно-глянцевую листву вечнозелёных кустарников, по русски называемых падубом...

Парк, шершаво тих... Низкое небо, однотонно-серого цвета и даже ярко праздничный в солнечный день, золочённый и спокойный Будда, на подиуме азиатской пагоды–ступы, грустно неприветлив...

А кругом продолжает шуршать по траве и деревьям, кажущий таким английским, чахлый весенний дождик... Кажется, что он никогда не кончится и поэтому на душе тоже грустно и тоскливо и я шагаю все медленнее и смотрю уже только себе под ноги...

2005-02-19. Лондон

Лондонский ботанический сад в Кью

Если вы за один день собираетесь побывать в джунглях Амазонки, в полупустынях Мексики, в Индии и прочих экзотических местах, то в Лондоне это вполне возможно. Надо всего – лишь купить за восемь с половиной фунтов билет в Лондонский ботанический сад и отправиться туда пораньше, эдак часиков в десять, чтобы успеть всё осмотреть и ознакомиться с тамошними чудесами...

Но обо всём по порядку...

Переехав через Темзу с левого берега на правый, помотавшись какое–то время по параллельным улочкам, мы, наконец, высадились на автостоянке у входа в Кью – ботанический сад Лондона. Справа виднелось широкое пространство реки. Слева и впереди – деревья, скрывающие под пологом чудеса современной цивилизации. Купив билет, с какими–то большими скидками: за членство моей жены, в каких-то клубах и за то, что нашему сыну ещё не исполнилось шестнадцати лет – мы вошли внутрь и, ознакомившись с планом сада, двинули направо.

Первое чудо – цветущие рододендроны. Разноцветные, с цветами разной величины, от нашего сибирского, величиной с пятикопеечную монетку, до соцветий размером с детскую голову. И на каждом стволе табличка: как называется, откуда родом, с какого года в саду...

Я начал охать и ахать от восторга, бессвязно рассказывать о чудесных сиреневых, разного оттенка горах, у нас, в Сибири, покрытых кустами цветущего багульника – так по сибирски зовут рододендрон....Но меня никто внимательно не слушал. Может быть потому, что это трудно представить, а может быть потому, что слышали об этом от меня же, несколько раз. Мы живём вместе уже давно...

Пройдя чуть дальше, вышли на поляну с деревянными скамейками вдоль реки, текущей где-то внизу, под высоким берегом. По берегу, между садом и водой, пролегала прогулочная тропинка, по которой в обе стороны шли гуляющие и ехали велосипедисты. По неширокой реке, изредка, проплывали гребные лодки с загребными, громко командующими остальными гребцами...

Не торопясь, заварили кофе и чай кипятком из термоса и закусили бутербродами, заготовленными ещё дома.

День разгулялся. Облака разошлись, растаяли под ярким солнышком. Над головами с интервалом в две минуты проплывали по небу пассажирские самолёты, немного похожие на громадных акул – недалеко был аэропорт Хитроу...

Чуть погодя, тронулись дальше. Следующая достопримечательность – сосновый лес. Каких только сосен тут не было! И длиннохвойные, с искривлёнными стволами и могучие в два обхвата ливанские кедры, и наша сибирская красавица со стройным стволом и гудящей под ветром пушистой кроной. В ароматной чаще стоял небольшой, уютный домик одной из многочисленных исторически известных королевских жён, которая видимо, скрывалась здесь от суеты и сплетен двора. «Лирическая, наверное, была женщина»- позавидовал я...

Тут же, неподалеку, была вырыта искусственная барсучья нора, по полутёмным коридорам которой ползали радостные дети. Я, внутрь залезть не рискнул, побоялся застрять, но сверху всё осмотрел и убедился, что нора как настоящая, только размерами в несколько раз больше. Вспомнил тайгу в начале лета, яростный лай моей собаки Лапки, мелькнувшего в норе приземисто, упитанного барсука...

Сосняк вскоре кончился и среди крупных дубов мы увидели китайскую пагоду, этажей в девять, высокую, как башня, и потому непонятно для чего, предназначенную. «Как в ней жить то?- спросил я жену, но она на мой глупый вопрос не взялась отвечать и я успокоился...

Неподалёку, на невысоком холмике, был разбит японский (философский, как я его называю) садик. Несколько плоских, причудливо изогнутой формы пространств, покрытых светло-серой ровной, мелкой галькой, «причёсанной» граблями. По «берегам» этих «водоёмов» торчали камни с острыми краями, похожие на скалы в миниатюре. Весь холмик был засажен японскими цветами и деревьями, включая растительный символ Японии – дерево вишню-сакуру. На вершине холма стояли причудливые ворота – копия, каких-то известных в Японии ворот в половинную величину. Я снова завздыхал, присел на лавочку, сосредоточился и «отлетел», на время перенесясь на волшебные, чудесные острова страны «Восходящего Солнца»... Ведь этот садик был для меня миром природы в миниатюре. «Причёсанная» галька-это вода. Острые камни – это скалы. Деревья, трава и цветы – это леса...

Следующим чудом была теплица. Войдя в стеклянный дворец, мы попали в «тропики». Было влажно и жарко. Какие-то чудесные цветы, похожие не то на амазонских попугаев, не то на африканских бабочек, видны были на земле, на кустах, на деревьях. Поднявшись по витой лестнице, мы оказались над «Джунглями» и сверху разглядывали причуды тропического леса: стволы в форме громадных бутылок, плоские листья, напоминающие по размерам лодки, кокосовые орехи, гирляндами висевшие на пальмах. Тут были и деревья какао, и кофе, и цитрусовые, и бамбук, растущий по десятку сантиметров в день. Спустившись в подвальное помещение, мы наблюдали причудливой формы и разнообразных, ярких расцветок рыб и рыбок, морских ежей и коньков, крабов и спрятавшихся в песке одноглазых камбал, живущих в больших аквариумах встроенных в стены...

Вышли из теплиц, переполненными впечатлениями и взмокшими от тропической жары. «Да... Жизнь у них там, в джунглях... Не позавидуешь!..». «Ну почему же, – коротко возразила мне жена, – люди ко всему привыкают»...

В соседнем здании представлена «Эволюция жизни». В начале была только лава, кипящая жидкая глина и сухой жаркий воздух. Потом появились какие-то ракушки и головастики. Ещё позже проросли леса и обнаружились гигантские и страшные динозавры, которые поедали эту зелень, а потом и друг друга. Потом, после внезапной катастрофы, они в один момент вымерли и через время появились новые травоядные и хищники, но уже поменьше и поприличнее. «А где же Бог – ворчал я вопросительно, но сын твёрдо знал, что бога нет и только поглядывал на меняя снисходительно, а жена, как всегда, отмалчивалась, зная, что если вступишь в спор, то греха не оберешься...

Последняя стадия жизни началась совсем недавно, этак пару, три миллиончика лет назад, когда на планете появился «венец» природы – Человек... На этом панорама эволюции жизни заканчивалась и мы вышли на воздух. Вокруг зеленела трава и деревья, светило яркое солнце, но я был взволнован и разочарован:

– А как же насчёт цели жизни. Кто мне на это ответит? – возглашал я.

Но жена и сын ушли вперёд, а я тащился позади, вдыхая ароматы чудесных магнолий и жасминовых рощ...

Зрелище мексиканских полупустынь с разного вида кактусами, меня немножко взбодрило и я представил себе свирепого Панчо Вилью в сомбреро, дико скачущего на взбесившейся лошади...

Зато влажные тропики мне совсем не понравились и я был рад, когда мы, выйдя из последней теплицы, свернули к кафе...

Попивая горячий, вкусный чай, я рассуждал о многообразии форм жизни, рассматривая стаю жирных круглых, диких индеек из Северной Америки, пасущихся на лугу, перед кафе. Когда же сын предложил мне часть сливочного мороженного я совсем размяк и согласился, что Кью – волшебное место.

День, между тем, клонился к закату. Прохладные тени пересекли луговины и тропинки, по которым мы просто гуляли, обсуждая увиденное. Некоторое время посидели на берегу пруда, заполненного тихой, маслянисто – блестящей водой. Вдоль берега плавали утки, гуси, лебеди, а к нам, как к хорошим знакомым, подскочила белочка, которую мы покормили с руки. Сын, может быть, первый раз по настоящему удивился, опасливо пытался погладить зверька, который безбоязненно вскочил к нему на колени в поисках пищи...

Заходящее солнце серебряно – золотым пожаром разлилось по поверхности пруда и мы уже просто отдыхали, каждый думая о своём. Людей почти не было видно вокруг и наступала вечерняя тишина...

На обратном пути я полюбовался громадным дубом, может быть самым большим и самым старым в Лондоне и его окрестностях, потом со вздохами прощаясь с земным чудом, вдыхал ароматы цветов и сирени, разные формы и виды которой собраны на небольшой площадке.

С территории ботанического сада мы уходили одни из последних. Усталый служащий у ворот пожелал нам доброго пути и мы, усевшись в машину, поехали домой, через весь город, молчали и вглядывались в полупустынные улицы. Солнце спряталось за стенами скучных домов и освещало прощальными лучами золотого заката стройно – высокие церковные шпили...

Чудесный день закончился...

20. 5. 04. Лондон

Кембридж

Моя дочь недавно закончила кембриджский университет, лингвистический факультет по специализации французский и немецкий языки и получила степень бакалавра искусств.

И вот мы едем туда из Лондона, на церемонию получения диплома...

Хочу сразу оговориться, что писать по-русски об английских университета очень сложно, потому, что во-первых, я не привык понимать и слушать специальные термины по английски, а во-вторых, потому, что именно здесь видна разница, отличие между русским и английским языками, между системами высшего образования в Англии и России.

Известно, что русская система образования копировала немецкую и потому английская в России была малознакома и мало отражена в развивающемся языке. Тем почётнее будет для меня, если я выпутаюсь из затруднений, без больших потерь...

Итак, мы едем в Кембридж!

Дорога нам хорошо знакома, ведь дочь прожила в студенческом кампусе, три года. Ещё год учёбы она провела во Франции, на стажировке, обучаясь в одном из Парижских университетов, кажется в университете №7... Это было прошлый год. Ну а сейчас, через четыре года после поступления в Университет, она проводит в Альма Матер последние деньки...

В Кембридж приехали поздно вечером, потратив на дорогу из Лондона полтора часа. Машин на хайвэе было немного, пробок, к счастью, не было и мы «долетели вмиг»...

Ночевали в доме родственника жены, Питера, который ещё в первый год Аниной учёбы дал нам ключи от дома, чтобы мы могли в любое время у него останавливаться, естественно предварительно созвонившись и согласовав дату визитов...

Утром я проснулся от воркования голубей на дереве под окном, поворочался, поворчал про себя о непривычной тишине, на фоне которой даже птичьи песни звучали как будильник. Тем не менее, в восемь часов мы уже были на ногах и спустились завтракать в маленькую столовую, рядом с кухней. Стол был накрыт и хозяин, поздоровавшись с нами, пригласил к столу. Обычный английский завтрак для вегетарианцев: мюзли или кукурузные хлопья с молоком, сок перед и чай или кофе после, с хлебом-маслом и фруктовым джемом. За столом говорили о поездке Питера в Монголию в прошлом году, о его сыновьях, которые с ним уже не живут, но которые изредка приглашают его на обед в Лондон, в какой-нибудь ресторан. Поговорили об изучении иностранных языков нашими детьми. У Питера, так же как у нас, семья интернациональная. Он был женат на персиянке (так кажется по-русски это звучит). Моя жена англичанка и поэтому, что у Питера, что у меня, дети вынуждены, как минимум, понимать два языка, а ещё лучше и говорить на них. С последним проблема, что у него, что у меня. Хотя дети и стараются. Ведь, уж очень далеко от Англии и Россия и Иран...

Вскоре разговор плавно перешел на мою работу, на русском радио в России и в Англии. Я рассказал о замечательном человеке, дикторе Русского радио в Лондоне, Севе Новгородцеве.

Работая вместе, мы как-то за говорили об НЛО и оказалось, что это хобби для Севы уже много лет. Я со своей стороны вспомнил рассказ моего знакомого по лесным походам, о том, как он в Саянах, видел космический корабль пришельцев. Питер выслушал мой, на плохом английском рассказ и в ответ рассказал, что брат, умершего года три назад крестного, получил послание с того света, от брата, который интересовался в том числе и жизнью своего крестника, то есть Питера. Брат крестного – знаменитый английский учёный, и потому не верить ему, как-то затруднительно – подчеркнул Питер. Я согласился с ним и объяснил, что верю в чудеса, потому, что сама по себе жизнь каждого человека – удивительная тайна...

На этой красноречивой ноте мы закончили завтрак и стали собираться на церемонию, а Питер вскоре уехал по делам...

Ежегодная церемония награждения выпускников проводится в конце июня и длится несколько дней с утра до вечера. Каждый день получают «благословение» выпускники нескольких колледжей. Всего в Кембридже более тридцати колледжей, каждый из которых имеет своё название, свои здания, свой участок земли. Например Королевский, Иисусов, Христов, Святой Троицы и так далее.

Церемония проходит в доме Сената и, начинаясь утром, заканчивается вечером...

У нас были билеты на церемонию и по ним мы прошли в садик при Сенатском доме, стали в очередь, для того чтобы занять получше места на трибунах или на галерее в зале.

Вокруг нас толпились и весело разговаривали сотни три родителей и близких родственников выпускников. Многие из них сами заканчивали этот привилегированный университет и были в шляпах или шарфах определённого фасона и расцветки...

Неожиданно, без всякой подготовки, двери дома Сената отворились и оттуда медленно вышли люди в чёрных мантиях, в «фесках» с плоской квадратной крышкой сверху и ещё с кисточкой с одного краю. Двое из этих людей, идущих гуськом, несли серебряные толстые палки с серебренными же, цилиндрическими набалдашниками. Возглавлял процессию человек в красном. Как позже выяснилось, это был Мастер, то есть глава очередного колледжа...

Светило солнце, счастливые и не очень, студенты, фотографировались вокруг нас, с родителями и без них. Гудела разговорами толпа на зелёном газоне... Наконец, стали запускать и наш колледж: дочь окончила колледж Иисуса...

Внутри Сенатский дом оказался просторным высоким залом, со скамейками по бокам, с подобием низкой сцены на котором стояли несколько стульев и бархатное кресло с золотыми львами по бокам. Нам достались, удобные места почти напротив кресла, хотя сидеть на скамьях было тесно и потому неловко. Мои колени почти упирались в спину впереди сидящей дамы и я напрягся.

Наконец, в зал вошла торжественная процессия: «начальство», люди в «фесках» и Мастер в красной мантии и какой-то средневековой шляпе блином, какую я видел на портретах голландских живописцев. Мастер сел в кресло и церемония началась...

Студенты-выпускники в мантиях уже стояли рядами, в дальней части зала. Наконец, женщина в мантии и «феске» вышла на середину зала, стала напротив Мастера в кресле и на латыни представила первую «четвёрку» выпускников, при этом все четверо держали её за пальцы правой руки. Названный по списку студент оставлял в покое палец «презенторши», делал несколько шагов к креслу и становился на колени, на бархатную, алую подставку. Мастер вытягивал руки, зажимал своими ладонями ладони студента или студентки и произносил, тоже на латыни, традиционное напутствие. Поднявшись с колен, студент отступал на шаг, кланялся и уходил вправо и вперёд через другой выход. Перед уходом из зала ему вручали диплом...

Церемония для выпускников Иисусова колледжа продолжалась около часа. Наконец, последний студент ушёл, благословлённый Мастером во взрослую жизнь и сам Мастер, пройдя перед вставшими, в знак уважения зрителями, во главе торжественной процессии покинул зал... Ушли и мы.

В садике, перед Сенатом, мы сфотографировались на память и пошли в Иисусов колледж. Там, на лужайке, были расставлены столики с шампанским и я с удовольствием выпил бокал, вспоминая, как четыре года назад наша дочь, здесь же знакомилась с будущими сокурсниками и преподавателями. Тогда мы все были моложе и этот факт напомнил мне о драматизме неостановимой жизни: одни взрослеют, а другие стареют. Увы!..

Тогда же дочь познакомилась со студенческими «мамой» и «папой», из старшекурсников, которые взялись опекать новичков. Есть в Кембридже и такой обычай!..

Теперь наша дочь уже БИ-ЭЙ, то есть сама имеет степень. Следующая степень – это магистр, но странно. Я узнал, что в Кембридже и Оксфорде можно стать магистром, заплатив определённую сумму. Не учась дополнительно и не сдавая экзаменов. Просто за деньги!.. И так только в Оксбридже. Так называют два этих университета вместе... Поговорив о нашей дочери с тутором, то есть с наставником и научным руководителем, мы пошли теперь на большую лужайку, уже на общий для колледжа, торжественный обед...

В большой палатке были выставлены длинные столы с закусками и едой: осетриной, лососиной, салатами, мясом разных видов и сортов. На улице стояли столы с вином белым и красным, с соками и лимонадом. Набрав полные тарелки еды, мы сели за столы на воздухе, стали есть, пить и разговаривать. Я познакомился с отцом Аниной соседки по студенческому общежитию – Фионой. Он преподавал в университете Глазго физиологию. А я в России был директором подросткового клуба и тренером по атлетизму. Я вспомнил свою программу оздоровления подростков в Питере, встречи с комиссией Законодательного собрания по здравоохранению, когда я убеждал их в возможности изменить даже генотип человека, если подходить к этому вопросу системно и последовательно. Конечно, к изменению генотипа, я сам отношусь осторожно и это была шутка, но и к моим предложениям, результатам моей десятилетней работы, члены комиссии остались равнодушны.

Мой опыт, однако, заинтересовал собеседника и он задал мне много вопросов, стараясь говорить медленно – мой английский нехорош...

На десерт была традиционная английская клубника со сливками, чему я после двух выпитых бокалов белого вина откровенно обрадовался...

Но, когда-нибудь, и самый вкусный обед заканчивается... Мы распрощались со всеми новыми и старыми знакомыми и сфотографировав все виды колледжа и его окрестностей, пошли в общежитие, где те, кто оставались ещё учиться дальше, жарили во дворе, на лужайке, барбекю.. Жизнь продолжалась!..

Оставив Аню паковать вещи, мы с женой и сыном пошли гулять по старинному, уютному Кембриджу. В одном из кафе сели посмотрели Уимблдон, теннис, и я порадовался на успех соотечественницы, выигрывающей важный матч, попивая чёрное, витаминизированное пиво «Гиннес». Отдохнув и утолив жажду, взобрались на самый высокий холм в окрестностях и полюбовались открывающимися видами. На мемориальной доске я прочитал, что уже более двух тысячелетий назад здесь была крепость. Но что самое замечательно и символично! Когда начали строить колледжи, то камни для их стен стали брать, разбирая стены крепости. «Вот бы так всегда и везде – радуясь, думал я. Вместо военных баз и атомных бомб, много-много университетов и школ!!!».

На этом я заканчиваю рассказ о церемонии окончания университета в Кембридже – знаменитом на весь мир старинном университете.

Остаётся добавить, что я пишу сейчас книгу «Первый большевик» о Кромвеле, трагическом лидере революции в Англии, который был избран в Парламент от Кембриджа и, кажется, даже был какое-то время его ректором...

27. 06. 04. Лондон

Отрывок из романа под названием «Первый большевик», об Оливере Кромвеле, из сборника «Рассказы о героях».

Казнь Короля

Тридцатого января 1649 года в Лондоне стояла холодная погода. Лужицы на улицах похрустывали утренним ледком и смог от множества каминов, разожжённых с утра, делал улицы и прохожих на них, похожими на мрачные декорации с привидениями.

Часов после десяти взошло солнце, осветившее жалкие лачуги бедняков на южном берегу Темзы и стены дворцов в Вестминстере. Толпы любопытных, несмотря на середину рабочей недели, потянулись в сторону Уайт-холла. Помост для казни Короля, назначенной на два часа и выстроенный за одну ночь, красовался посередине большого пространства, постепенно заполняемого людьми. Ряды копейщиков, с длинными страшными пиками отделяла помост от толпы. На площади стоял гул тысяч голосов, бегали и толклись под ногами крикливые дети, а их отцы и матери стояли в ожидании великого события переминаясь с ноги на ногу...

Король проснулся рано, обессиленный ночными кошмарами. Нехотя встал с постели и камердинер помог ему одеться. Умывшись и попив кофе, он подошёл к камину погрел зябнущие руки, сел в кресло и стал читать Библию, Евангелие от Матфея, главы, в которых описывалась смерть Христа. Часто, отвлёкшись от чтения Чарльз, долго и неподвижно смотрел на потрескивающий огонь, на язычки пламени, серо-оранжевые, в свете наступившего дня. Поежившись, он приказал принести ему вторую теплую рубашку, не спеша одел её и наглухо застегнув камзол, вновь сел. Охранник, приставленный к нему Полковником Томлинсоном, казалось, совсем не мешал ему о чём–то сосредоточенно думать. Точнее, Король не замечал его, погружённый в трагические переживания всего происходящего...

До последнего дня он надеялся, что Смутьяны не посмеют его казнить, что помощь и освобождение вот-вот наступят. Еще три дня назад, когда ему зачитали страшный приговор, он ждал и надеялся, что верные ему люди спасут его от смерти...

И только сегодня ночью он осознал, что жить ему осталось всего несколько часов.

Вместо страха, вдруг появилось равнодушие и, беседуя с кардиналом Юксоном, своим духовником, он много говорил о судьбе невинно осуждённого Иисуса Христа, вспоминал тяготы походной жизни, предательство и эгоизм придворной челяди, передавал через кардинала советы и наставления семье, которая была в изгнании, в Голландии.

– Я сожалею, – говорил он Юксону, – что буду умирать, не видя родных, знакомых лиц. Но все мы умрём, поменяв нашу земную жизнь, полную суеты и страданий на жизнь загробную, где нет ни политики, ни войн, ни предательств...

Юксон слушал и молча кивал головой, а его кардинальские одежды поблескивали серебром и золотом, когда вдруг, огонь в камине вспыхивал ярче. Это почему-то беспокоило

Короля и он невольно отводил глаза от румяного лица своего священника.

Помолчав какое-то время, Чарльз произнёс: «Я хочу побыть один»- и кардинал тихо ступая, удалился...

– Когда это началось? – спрашивал себя Чарльз, уже в который раз,- Почему это произошло со мной и в моей стране, Англии?

Он вспомнил далёкую юность, своего наставника и друга, герцога Букингемского, который учил его фехтовать, стрелять из лука и мушкета, возил на большие охоты, далеко от Лондона, советовал как выбирать стильную одежду и обувь, грациозно и с достоинством кланяться и принимать поклоны. Его отец Джеймс был равнодушен и часто груб, а бедная матушка тиха и молчалива. Только герцог был добр, общителен, вежлив, красив, смел... И вдруг все кончилось. Герцога Букингемского убил какой-то полусумасшедший фанатик и так легко, весело начавшаяся юность внезапно оборвалась. С той поры он не любил посторонних людей, доверял только своим близким, народ презирал и считал его тёмным стадом животных, далёких от искусства, заботящихся только о деньгах и благе собственного живота. Парламент же всегда не любил, потому, что тот мешал ему умно управлять страной, которая дана была ему в наследство от Бога...

Он долго не мог понять, как это сборище полукрестьян, полусолдат, полуторговцев может вмешиваться в его государственные дела, которые он не отделял от личных дел. Когда они – Парламент – стали ему мешать в его начинаниях, он их просто распустил по домам, считая Парламент неким предрассудком, доставшимся ему неудачным наследством. Это была неприятная сторона жизни...

Но была и приятная: женитьба на красивой молодой женщине, потом дети, охота, искусство... Красивые картины, много картин. Художники, неловкие, но услужливые. Наряды, на которые с восхищением смотрели женщины, и с завистью, мужчины...

Но когда же неприятного в его жизни, стало больше чем приятного?»... Он вспомнил стычки с Парламентом собранным им милостиво после десятилетней паузы. А ведь мог бы и не собирать! Потом этот полусумасшедший Джон Пим, посмевший его, Короля, обвинить в расточительстве...

То ли от возраста, то ли от возрастающей неприятной стороны жизни, Чарльз стал раздражителен и заболевал нервными расстройствами, которые тщательно скрывал от придворных и даже от близких. «Дурная наследственность – рассуждал он, вспоминая развратного и необузданного отца, который впадал в ярость от малейшего сопротивления его воле...

Потом Смутьяны из Парламента, подняли народ на войну и он несколько лет, вместо дворцов Лондона, жил в военных лагерях, в заштатном Оксфорде, а потом и просто в жалких лачугах, где скрывался от этих негодяев, временно одержавших над ним победу.

Чарльз презирал и Ферфакса и Эссекса, но особенно ненавидел этого выскочку из Кембриджа, Оливера Кромвеля, сектанта и врага не только королевской власти, но и католической церкви. Когда же он, Король, увидел это носатое, грубое лицо, коренастую фигуру, вызывающий взгляд, то понял, что перед ним враг и антипод. Король тогда обозвал его Анабаптистом, и оказался прав. Во время последней войны, Чарльз надеялся разбить армию Парламента и переманить на свою сторону их полководцев, а Кромвеля повесить. И это ему почти удалось, но Кромвель разгадал планы, изгнал лорда Манчестера, разбил королевские войска при Нейсбай, и, выследив, воспользовавшись предательством знати, захватил самого Короля, и осудил на смерть, конечно, не сам, но с помощью запуганных им судей...

Часы пробили двенадцать и во дворце Сент-Джеймс, в котором помещялся пленный король, началась какая-то суета. В спальню заглянул полковник Томлинсон, небрежно поклонился Королю, что-то прошептал на ухо часовому и ушел, стуча каблуками и звеня шпорами.

«Хам! – подумал Чарльз и, оторвавшись от горестных воспоминаний, удалился в маленькую часовню, в углу, за ширмой, стал на колени и, глядя снизу вверх, на фигуру Христа на деревянном распятии напротив, стал молиться:

– Господи! Прости мне мои прегрешения, мою усталость и моё равнодушие в прежние годы, когда я не находил времени среди занятий искусствами уединиться и молиться тебе, Боже, прося благодати и благословения!.. Спаси и сохрани мою семью, жену и детей от происков врагов наших. Прости и моим врагам их грубость и неразвитость. Воистину, не ведают, что творят!..

Из-за ширмы вошёл кардинал Юксон и встал поодаль, стараясь не мешать молитве Короля.

Вскоре, однако, раздалось лязганье шпор и полковник Томлинсон почти гаркнул, приказывая:

– Через полчаса надо отправляться!

Король поднялся с колен и Юксон, стараясь отвлечь Короля, предложил:

– Может быть, вам, государь, надо подкрепиться?.. Дух силён, а плоть немощна, – пробормотал он привычно, но Король согласился.

Подойдя к столу с закусками, он выпил немного вина и съел кусочек белого хлеба... Потом в коридоре затопал сапогами конвой... Король в последний раз оглядел спальню, яркие огоньки углей в камине, блеск солнечного света отразившегося в оконном стекле... «Пора, – подумал он,- Да воздаст господь Смутьянам сполна! А мне даст силы перенести казнь, как перенёс её он Сам!».

Чарльз широко перекрестился и в сопровождении Юксона и своего старого слуги Нерберта, под аккомпанемент топанья сапог полуроты конвоя, твердо зашагал к выходу...

Ровно в два часа по полудни Король Чарльз взошёл на эшафот в сопровождении кардинала Юксона, двух полковников, распоряжающихся казнью и чуть отставших палачей в полумасках и кажется даже в париках. Кардинал морщил лицо, сдерживая рыдания и, не глядя на побледневшее лицо Короля, шевелил губами, шепча молитвы. Король невольно вздрогнул, когда толпа увидевшая его тысячегорло охнула и раздались крики:

– Ведут! Ведут!

Заплакали, запричитали сердобольные женщины. Кому-то в задних рядах сделалось плохо. Мужчины стояли молча, хмурые и мрачные. Наступила тишина и даже дети притихли. Один из полковников выступил вперёд и, торопясь, невнятно, прочёл приговор.

– За измену... народа и Англии... казнить... через отсечение...

Народ вновь охнул:

– О-о-о-х-х-х.

Кардинал подошёл и дал поцеловать Королю золотой, большой литой крест...

Палач и его помощник стояли рядом, широко расставив ноги и заложив сильные мускулистые руки за спину. Когда полковник окончил читать приговор, помощник передал палачу чёрную повязку и тот, подойдя к Королю сзади, ловко и быстро завязал ему глаза. Люди в толпе замерли. Палач, словно актёр-протагонист, казалось, упивался своей бесстрашной силой. Взяв Короля под руку, он подвёл его к плахе, помог встать на колени и поправил поудобнее голову.

Солнце, пробившись сквозь белое облако, ярко озарило сцену казни и вновь скрылось... Палач молодецки повёл плечами, подбросил чуть вверх топор, примериваясь. Помощник палача подошёл к Королю со спины и чуть надавил двумя руками вперёд...

– Боже!!! Прости ме... – начал шепотом читать молитву король.

Но не закончил, палач, чуть привстав на носках, взметнул блеснувший под солнцем топор и с хаканьем опустил на шею... Голова, полностью отрубленная, со стуком упала в сторону и через мгновение из шеи фонтаном хлынула кровь...

– А-а-хх, – взвыла толпа.

Зкричали в истерике женщины, кто-то упал в обморок, кого-то держали под руки. Мужчины отворачивались, стараясь не смотреть друг другу в глаза. Палач, бросив топор на помост, вынул из-за пояса красную тряпку, схватил за длинные волосы голову с открытыми ещё глазами, вытер капли крови с лица и волос и, показывая её толпе, поводя рукой со страшной ношей то влево, то вправо, произнёс традиционную фразу хриплым и громким голосом:

– Смотрите!!! Вот голова его!!!...

Глухой вой страха и отчаяния пронёсся над площадью и солдаты, подгоняемые короткими злыми командами, принялись вытеснять народ с площади...

23.09.2004. Лондон

«Смерть Короля». Продолжение сцены

В этот день в пабах Лондона было многолюдно и шумно. Все обсуждали казнь Короля.

В пабе «Львиная голова», что на Холбоне, неподалёку от Друри Лейн, было тесно. Сидевшие в тёмном углу солдаты, приехавшие со своим ротным за провиантом для Армии, разместившейся временно в Сафрон Уолдене, милях в шестидесяти от столицы, разговаривали громко, с вызовом поглядывая на компанию робких мастеровых, примостившихся в противоположном углу. Горбоносый, тощий и высокий Билл, с большим шрамом через всю щеку громко говорил:

– Я помню битву при Нейсбай. Рубка была настоящая и в начале нас потеснили. Джек, Гарри Трумен и Вилли были убиты или ранены, а потом затоптаны конями принца Рупперта. Казалось, что пришла наша погибель...

Двери паба растворились и сопровождаемые клубами холодного воздуха в помещение вошли два констебля. Потирая озябшие руки, они осмотрелись, заметили группу солдат, Их возбуждённый вид, кажется, напугал служителей порядка и потому, потоптавшись у порога, констебли вышли, проклиная про себя и службу и неспокойные времена, когда закон потерял силу, а на место закона пришла сила оружия...

Подбодренный «отступлением» сил правопорядка, Билли хлебнул ещё несколько больших глотков из кружки.

– Эх! Какие это были ребята! Дрались с приспешниками Короля, как звери. Но, тут всем показалось, что мы проиграли битву!.. – Разгорячившись, он стукнул кулаком по залитому элем столу. – Но наш Старик, наш Генерал как всегда знал что делать! Повернул всю конницу и ударил во фланг ихней пехоты!..

Тощий победоносно оглядел товарищей, которые слышали эту историю много раз, а некоторые сами были участниками той битвы, и потому слушали невнимательно, разглядывали двух проституток у стойки и обменивались замечаниями. Робкие мастеровые тихонько оделись и незаметно ушли, опасаясь скандала.

– Благодаря Богу и нашему Оливеру, мы повернули Фортуну к себе передом и тут ей уже было не отвертеться. – Продолжил Тощий и захохотал.

Все солдаты, оценив шутку Билли, подхватили веселье, загоготали:

– Ах, Билли! Ах, развратник! Да накажет тебя Бог! Если бы наш Старик тебя слышал, он бы наказал тебя. Все знают, что Генерал Кромвель Пуританин. Он бы приказал тебя оштрафовать. – Все ещё громче засмеялись.

– Он, Старик своих не выдаёт! – отбивался довольный Билл. – Мы за это его и любим. Он за простых солдат горой стоит!

– Так!... Это так!- понеслось со всех сторон...

– Сегодня Королю отрубили голову и это справедливо, – тощий схватился за саблю и лицо его перекосила судорога, – пусть кто-нибудь мне возразит!

Он выхватил из ножен саблю, а потом вновь вложил ее со стуком.

– Я верю в Господа Бога и знаю, что без его поддержки Парламент бы не победил Короля. Тут воля Божия – как говорит наш Старик. – Король покусился на нашу свободу, захотел сделать нас своими рабами и убил многих наших товарищей. И мы вправе убить его, защищаясь!

Сидящие за столом вскочили:

– Виват Кромвель! Виват Республика!- кричали они все вместе и в разнобой. – Да славиться наш Господь! И да провалиться в преисподнюю Папизм и свора его прислужников. Теперь мы Свободны!!!...

Солдаты вывалились из паба около полуночи и, поддерживая друг друга, горланя песни, двинулись в сторону казарм...

24.09.2004г. Лондон

Политический кризис в странах Запада

Политический кризис в странах Западной Европы начался давно. Ещё во времена революции и гражданских войн в Англии, потом продолжился во Франции, потом в России и в Германии. Затухающие волны революций возникли во Франции в 1968 году, и, наконец, все вновь забурлило после «реставрации» капитализма в России. Русские либералы, вдохновленные поддержкой Запада, решили построить «новый-старый» мир на обломках коммунистической системы. Но получилось невесть что. То ли при строительстве поторопились с выбором модели (американская модель, для России оказалась не совсем подходящей), то ли местные условия не совсем такие как в Америке. Одним словом получился какой-то монстр: может быть бандитско-олигархический капитализм, а может быть либеральная форма диктатуры денег. А ведь на Западе это выглядело привлекательно...

Я, в отличие от Маркса, считаю, что побудительным мотивом всех революций с древнейших времён до наших дней была борьба идей христианства с идеями язычества. И «магистральный» путь человечества стремится к власти большинства над меньшинством. То есть от тирании одиночек, «лучших» людей, к власти в интересах подавляющего большинства. И это «путь», а не цель. Ибо только люди достигнут идеала – и всё остановиться, «и времени больше не будет», как поэтично сказано об этом в Библии...

На этом пути человечество опробовало уже самые разные формы политических и идеологических систем, начиная с родового строя и через монархии, тирании, демократии, олигархии, буржуазные и социалистические демократии пришли к тому, что мы имеем сегодня. К конгломерату различных систем, в разнообразнейших сочетаниях диктатуры, монархии и социализма. Теперь становиться ясно, что в дебрях Экваториальной Африки или допустим в том же Ираке, демократию американского образца построить невозможно, даже если для достижения цели поубивать каждого второго. В оставшихся сохраниться тот уровень социального развития, который позволяет им жить более или менее удобно на данной ступеньке, а никак не при коммунизме или при развитом капитализме. Но я повторяю! Каждая страна в мире бессознательно стремиться к христианскому идеалу всеобщей любви и солидарности. Но тут вопрос соотношения количества добра и зла. И пока есть праведники, будет борьба, будут самопожертвование, будут и предательства. Согласитесь, что хоть и небольшие, но есть изменения. И эти изменения произошли благодаря подвигу самопожертвования таких вот праведников. Иначе говоря – «Путь» человечества в будущее, лежит только через страдания и даже кровь, часто через море крови...

И последнее замечание. Никто не знает кроме Христа, что есть Истина. А он говорит, что истина в Боге... И когда Запад говорит, что нынешний «либеральный капитализм»- это конечная цель развития человечества, то не верьте. Это не так!.

Действительно. Некоторая стабилизация капитализма длилась все годы «холодной» войны, благодаря ожесточенному противостоянию систем и закончилась во времена развала СССР. Какое-то время, несколько поколений молодых людей на Западе, делали карьеру, зарабатывали денежки и протестовали против вторжения СССР в Чехословакию и Афганистан. Наконец, под грузом собственных политических и экономических ошибок и давления Запада, Советский Союз рухнул. Победила «ползучая» либеральная контрреволюция, вдохновляемая и поддержанная либеральным Западом...

И вот, окончилась «холодная» война» и Запад победил «коммунизм». Чаемое, наконец, достигнуто... Соединённые Штаты, накопив силы и деньги, решили управлять миром в одиночку. Прологом к этому послужила Война в Заливе. Американцы и их союзники-клиенты опробовали силы и поняли, что мир «ждёт» установления «нового порядка». Начался «разгром» остатков социализма в Европе...

Через пять лет были введены Натовские войска в Боснию. В Югославии был спровоцирован национальный кризис, и в 1999 году, Самолёты НАТО бомбили Югославию. Слободан Милошевич, был выбран в качестве «врага народов» и предстал перед судом Запада в Гааге. Всё складывалось для Запада удачно. Мир подобострастно кланялся новому «гегемону», но тут грянуло 11е Сентября, 2001-ого года. Жуткие картины страданий захлестнули волнами ужаса и насилия весь мир, одни при этом плакали, но кое–кто откровенно радовался. Таких было немного, но они были. Когда рассеялись в прямом и переносном смысле клубы дыма и пыли, выяснилось, что президент самой сильной и самой богатой страны мира, в течении нескольких часов, в страхе летал на военном самолёте над Америкой, решая, где приземлиться и что делать дальше. Эти часы были триумфом террористов, которые конечно не ожидали такого успеха. Всех потрясло и количество жертв, и масштабы разрушений и шок, пережитый Америкой. Поразило и коллективное самопожертвование террористов. Мир содрогнулся и задумался. Дальше уже нельзя было жить так, как раньше. Началась война мировых культур, двух цивилизаций: экономической (со стороны Запада) и религиозной (со стороны мусульманской части мира)...

И тут в историю вмешивается человеческий фактор. Президент США, Буш-младший, как никто другой подходил на роль вождя страны, решившей завоевать мировое господство и уничтожить врага в его «логове». Определив главного врага, а им оказался Усама Бен Ладен, миллионер и религиозный фанатик, Буш, подготовившись, нанёс удар по оплоту исламского терроризма – Афганистану. Американцы, правда, только бомбили талибов и Аль-Кайду, но американские деньги сработали. На подкуп афганских племенных вождей затратили всего около ста миллионов долларов, а их отряды, уже с помощью русских танков завершили разгром. Временным главой правительства стал Хамид Карзай, а потом, он же был «избран» временным президентом. При этом либеральные газеты никак не комментировали его победу. Даже «свободолюбивые» члены Евросоюза промолчали...

Выстраивая «новый порядок» Буш, обозвал всех противников США странами – изгоями, и потребовал в этих странах построения «американской» демократии. Освоившись с ролью победителя в Афганистане, президент Соединённых Штатов обвинил Саддама Хусейна в создании оружия массового поражения, в злокозненной диктатуре и решил отомстить ему, наказать, а заодно построить «демократию» и в этой стране. Попутно, так сказать. Американцы действовали по обычной схеме: бомбометание и подкуп...

Через месяц Ирак пал...

Однако, своей безапелляционностью и пропагандисткой ложью, Америка настроила против себя не только мусульман, но и многие страны Европы и Азии. Во многом ещё и потому, что в воздухе невольно повис вопрос: А кто следующий на очереди в построении демократии по американски?

По сути, началась новая «холодная война». С одной стороны тут Буш, Блэр и страны – сателлиты, а с другой, весь остальной мир. То есть, страны с разными идеологиями и уровнями жизни, но одинаково опасающиеся диктатуры американской демократии. Ведь после «успехов» в Афганистане и в Ираке, американцы готовы были продолжить наведение «новых порядков», « в любом регионе мира».

Но вернёмся к войне в Ираке.

Ирак стал новым полигоном, для проверки на живых людях, тактики и стратегии современной войны, для испытаний новых вооружений. На головы иракцев сбросили самую большую бомбу, весом в десять тонн, против танков использовали снаряды с «неопасным» урановым сердечником, которые прошивали танковую броню как иголка прошивает шелк. Англичане хвастались, что новая система точечного наведения и бомбометания, сработала на славу. А сколько тут ещё скрытых секретов.

В информационной войне, «новый Запад» расстарался, совсем по рецепту Большого Брата из Оруэлла. Свою войну они назвали «Походом свободы». Саддама Хусейна называют тираном, а себя, «освободителями» Ирака и его народа, который они забросали бомбами и ракетами. При этом они стараются, как всегда обезопасить себя максимально, убивая с больших расстояний и подкупая всех, кто продаётся. Известная стратегия самой богатой и развитой страны мира. Использовали американцы и «либеральное» общественное мнение во всем мире. Перед нападением они с помощью ООН разоружили Ирак, а потом напали. Буш- младший, в какой-то момент предстал перед миром в роли Судии, решая, кто прав и кто виноват, «на этом Свете» не дожидаясь Страшного суда...

Многие страны восприняли войну в Ираке, как прямой вызов мировому сообществу стран и народов, пренебрежение к нормам международного права. Нечто подобное демонстрировал СССР в годы «застоя», но тогда это осудило «все прогрессивное человечество». А сегодня только Старая Европа и Россия признали, что война в Ираке, это «ошибка»...

Здесь отчетливо проявился политический кризис, который, то вспыхивая, то затухая, длится уже несколько сотен лет. И я повторяю. В основе этого кризиса лежит отход от норм и догматов христианской жизни, в пользу сектантского, реформированного, корпоративно-классового понимания прав и обязанностей человека перед Богом и Человечеством. И, на мой взгляд, Человечество периодически, через противостояния идей о значении справедливости и свободы, приходит к противостоянию, революциям, кровопролитиям. Сегодня помимо непосредственного столкновения культур, форм веры и неверия, проявляется противостояние бюрократии и управляемого ею большинства, особенно заметного в Англии, Испании и в других странах. По поводу войны в Ираке большинство в этих странах, не поддерживает правительство и, несмотря на это, руководящие чиновники решают и делают по-своему. В России, конечно, точка расхождения иная, но корни противостояния растут из той же почвы. Правительство живёт в своём мире цифр и прогнозов, а простые люди, народ, в мире бедности и неверия, часто замаскированного исполнением обрядов. Чем ещё объяснить, такое количество казнокрадов, бандитов и бытового воровства в стране, называющей себя христианской?...

Однако вернёмся к кризису на Западе.

Старая демократия» доживает в этих странах последние дни. Политические программы главных партий во многих европейских странах очень похожи, часто потому, что беззастенчиво заимствуют главные положения программ, друг у друга и народу просто не остаётся выбора. В политической борьбе участвует по сути одна партия, состоящая из нескольких трудно отличимых одна от другой, частей, и тут выигрывает тот, кто первым сумеет выкрикнуть в сторону противников, «дураки». При этом, естественно у правящего крыла этой большой партии всегда больше возможностей, и потому они так долго побеждают на выборах, заводя противоречия внутрипартийные и межпартийные в тупик, и потом уходят, оставляя множество неразрешимых проблем.

Блэр, английский премьер-министр, и его «рабочая» партия, наглядный тому пример. Несмотря на протесты многих министров в правительстве, несмотря на миллионные антивоенные демонстрации, он вверг страну в войну на стороне США, и, почувствовав вкус славы, как «герой Соединённых Штатов», ослеплённый тщеславием, не может остановиться. А в это время волна протеста растёт, как впрочем и волна равнодушия.

Проблема иммиграции не решается, образование с каждым годом становится всё дороже, преступность и анти-социальное поведение молодёжи тревожит, а последствия от этой войны и в экономике и в социальной жизни не предсказуемы... Однако, правительство и парламент делают вид, что ничего особенного не происходит.

«Диктатура» среднего класса, как национального большинства, не успев начаться, как лозунг дня, уходит в тень. На повестку дня встаёт вопрос о подлинно демократическом правлении с участием многочисленных эмигрантских общин, в скором времени составящих почти половину жителей Великобритании. Но политические реформы запаздывают, как всегда. Я видел на стене дома в Олдгейте (район Лондона населённый мусульманами) надпись: «Усама Бен Ладен живёт здесь»! Согласитесь – Многозначительная фраза. И это на границе с Сити! ...

Иммиграция сегодня – это расплата для стран Запада за столетия колониальной деспотии. В мире подлинно христианском, подлинно религиозном принято каяться за грехи прошлого и нести свой крест. И если мы хотим избежать гражданских войн уже в недалёком будущем, надо сегодня делать бархатную революцию, менять надвигающуюся ситуацию, чреватую насилием и крушением принципов, присущих «старой» демократии.

Я вспоминаю отношение к иммиграции лет пять назад. Тогда было «табу» упоминать о проблемах связанных с ней на партийных митингах и в газетах. Хейга и консерваторов обвиняли в расизме после обсуждения этой проблемы на одной из партийных встреч...Эта – одна из особенностей либерализма – стараться выглядеть хорошими, вопреки реальности. «Мы хотим, чтобы не было дискриминации!» – говорили и подразумевали они. Но ответом либералам, часто звучит русская поговорка, выражающая очень точно сущность либерализма: «Хотеть не вредно».

Сегодня, все газеты во весь голос говорят о жёстких анти-иммиграционных законах и иногда уже тише о беззаконии и негласных инструкциях, рассылаемых правительством. Но эти меры запоздали лет на десять, Здесь мы сталкиваемся с природой «либерализма», когда за ошибки правящего класса отвечают подвластное большинство. Нас пытаются уверить, что всё под контролем, но успехи Британской Народной Партии (крайне правая, националистическая партия) на выборах, показывают, что число недовольных происходящим в стране растёт, притом это радикалы, которые способны на жёсткие, непредсказуемые действия...

Если же говорить о мировых процессах, то революция уже происходит в странах третьего мира, Процесс религиозной и этнической самоидентификации нарастает и агрессивность Запада, есть проявление попыток подавления этой революции. И иммиграция, захлёстывающая страны Запада, это тоже шаги революции. Для Старого Запада, любая оппозиция стран отсталых воспринимается как «бунт на корабле» и подавляется экономическим и военным путём. Активность США, как «гаранта» порядка в мировой политике, яркий тому пример...

Характерной чертой нынешней ситуации в мире, является факт «предательства» интересов стран – колонизаторов, в их бывших колониальных владениях, попытка новых национальных элит самоопределиться и занять независимую позицию по отношению к бывшим хозяевам. «Глобализм» сократил земные расстояния и передвинул, если не уничтожил национальные границы. Терроризм, использует появившуюся возможность интернационализировать конфликты, переносит войну на территории стран «агрессоров», которые, используя свою силу и богатство, занимаются экспансией: культурной, религиозной, экономической. Но арабский мир, мир старых культурных традиций и расширяющегося ислама, воспротивился этому и нанёс удар по «культурному агрессору»...

США, как единственный лидер в сегодняшнем мире, претендующий на право установить «новый порядок», утратили гибкость политико-экономического давления и часто переходят к прямому диктату, замаскированного идеологической завесой, по отношению к странам не согласных с гегемоний неверия, и власти денег. Но известно, что жестокость порождает жестокость в ответ. В этом мне кажется, суть акции проведённой 11 сентября в Америке. И взрыв Мирового Торгового Центра, и атака на здание Пентагона, и возможно не состоявшийся удар по Вашингтону – всё это символы разрушения анти-мусульманских «святынь» Запада, их олицетворение. Молодые исламские радикалы ценою собственных жизней взяли на себя страшную, для западного человека, ответственность за тысячи жизней религиозных «врагов» и «врагов» арабской культуры, показав всему миру решимость жертвовать своими жизнями за веру. Их молодой радикализм представляет Америку, как вместилище всех мыслимых и немыслимых пороков, распространение которых необходимо остановить любой ценой. Они полагают, что мир поделён сегодня на страны «элитные», и «страны-изгои», которые пытаются противостоять диктатуре «сытых». На стороне «элитных» стран, ложь и фальсификации средств массовой информации, твердящих о свободе, о демократии, о правах человека, тем, кого они сами долгое время загоняли в «гетто» для «неполноценных» стран. Богатые страны, пытаются навязать другим свою систему ценностей, которая, надо признать, далека от системы христианских ценностей, а тем более ислама. Всё это, на мой взгляд, и послужило теоретическим обоснованием для страшной решительности террористов из арабских стран. Ещё одна причина- это поддержка Америкой Израиля в войне против Палестины. Но, кажется, главной причиной было – Неверие. Об этом часто говорит в своих посланиях Усама Бен Ладен. И молодые борцы за «правильную» веру с ним согласны...

Ещё один кризис, свидетельствующий об упадке Запада – это кризис культуры, которую я стал называть «писсуарной», после того, как пятьсот культурологов – экспертов признали наиболее выдающимся актом искусства двадцатого века – писсуар, помещённый в качестве экспоната в музее Гуггенхайма в середине прошлого века. Иначе говоря, современной культурой на Западе, считают, с подачи «специалистов», артефакт, цинично оправдывающий, разрушение идеального и в жизни и в искусстве и саркастически превозносящий примат животного над собственно, божественно человеческим. Для них это так очевидно...

Слишком часто за последнее столетие профессиональную непригодность, благодаря словесным спекуляциям превращали в положительное мерило текстов, картин, скульптур и даже музыки. Движение культуры в сторону дегуманизации и деперсонализации, приняло лавинообразный характер и стало настолько привычной нормой, что заявление Льва Толстого о том, что искусство должно быть подлинно народным, воспринимается апологетами «нового» искусства, как пощечина «общественному» вкусу. Искусство, утверждают эти продвинутые эксперты, ничего общего не может иметь с народом и даже со здравым смыслом, это некий животный импульс, возникающий в голове или в желудке «творца», который вправе публиковать его, в надежде найти сострадателя и сочуственника. Изощренность такого искусства, часто граничит с изобретением новых форм подачи и оболванивания зрителей, читателей и слушателей...

Я с «удовольствием» слушал восторженный панегирик, русской дамы, владелицы и директора музея в Москве, которая захлебываясь от переполняющих ее чувств, рекламировала не фотоработы, американского фотохудожника, специализирующегося на съемке мертвых человеческих тел и его деталей, а самого фотографа. Она ничего не сказала о смысле и содержании работ, но много и подробно говорила о гомосексуальных наклонностях художника, о его потрясающей энергетике и способности убеждать в собственной гениальности. Россия как видно решила и здесь ни в чем не отставать от Запада...

Но господа – товарищи! При чем тут искусство? И если вы это называете искусством, это ваши психиатрические проблемы. Почему вы пытаетесь насильно навязывать ваши «культурные идеалы» нациям и странам, которые обладают многотысячелетней оригинальной культурой, вовсе не желающей соглашаться с утверждениями сторонников «писсуарной» культуры о е эстетических преимуществах перед всеми остальными...

Можно было бы посмеиваться над потугами простодушных «минималистов», если бы их притязания не были поддержаны много миллиардными богатствами, а часто и зверскими орудиями уничтожения всех несогласных, с такой «культурой», с таким «искусством» Незаметно, конфликт между культурами, религиями, искусством, переводится энтузиастами «писсуарства» в плоскость соревнования вооружений и способности как можно быстрее уничтожать, как можно большее количество людей...

Тут-то талантливые фотохудожники, специалисты по трупам и частям трупов не останутся без работы и без восторженных заказчиков на подобные работы...

В заключение темы, мне хочется напомнить, что уже были попытки навязать миру

«подлинную культуру господ», которые с трудом, ценою сотен миллионов жертв, удалось отбить. И попытки эти, были направлены с Запада на Восток... Вам не кажутся знакомыми эти «векторы»?!...

Еще одной характерной чертой политического кризиса Запада, стало отпадение от веры, создание сиюминутного суррогата, заменяющего традиционные религии мира: христианство (католичество, православие, протестантизм) ислам, буддизм, превращение веры в игрушку для бездуховных людей. Происходит расслоение, размежевание, распределение людей, сообществ и даже групп государств на два противостоящих друг другу лагеря – на верующих и неверующих. Запад религиозно деградирует и на этом фоне возникает «новое язычество»- разложение христианских традиций и нравов. Конечно люди, рождённые и воспитанные в атмосфере эгоистического прагматизма, подвергнутые промыванию мозгов через масс – медиа, служащих идеологии потребления, не замечают и не могут заметить всё ускоряющегося скольжения в ад эгоистических инстинктов. Но люди пережившие войну и тяготы послевоенного восстановления, понимают, что без веры в Бога, невозможно осмысленно и целенаправленно улучшать жизнь вовне и внутри себя. Вспоминается афоризм: «Для того, чтобы был порядок и радость внутри человека и в отношениях с природой, надо для этого тратить много жизненной энергии». Молодое поколение, поощряемое беспринципными «учителями», исповедуют религию потребления и накопительства, религию чувственных удовольствий и отрицают очистительную силу страданий и становления. Христианство сегодня, на Западе играет роль декораций, прикрывающих откровенную манифестацию человеческих эгоизмов. Вот наглядный пример! Начиная войну в Ираке и Буш и Блэр призывают Иисуса Христа на свою сторону, словно они воюют не за нефть, а за спасение христианских святынь. Они вспоминают Христа в суете материальной жизни и утверждают, что они верующие. Но такая вера страшнее языческого неверия, потому что это попытка обмануть и людей и Бога. Если вы воюете, убивая мирных жителей, то ваша месть направлена не на тех, а есть акция устрашения? Тогда чем вы отличаетесь от террористов, которые мстят ни в чём не повинным соотечественникам чиновников, которые решили напасть на их страну?.. Разница, конечно, есть, и каждый из нас её чувствует. Террористы пожертвовали своей жизнью, а чиновники, высшие чиновники, даже не чувствуют себя виноватыми...В этом отличие ислама от псевдо-христианства. Для западного человека сегодня свято всё, что угодно: частная собственность, свобода личности, права человека. Религиозная вера для многих на Западе ничего не значит. Неверие или псевдовера стали нормой. Кто сегодня пожертвует жизнь за веру в Христа?..

Комфорт и сексуальные удовольствия становятся для многих главными ценностями западной цивилизации. Борьба за свободу, вырождается в свободу Греха. Наследством России после короткого правления ориентированных на Запад «либералов», стала нищета большинства, сотни тысяч беспризорных, на фоне «жирующих» и проматывающих награбленные деньги, «олигархов». На Западе, даже Феминизм, движение за права женщин, превратилось в право женщин на сексуальность, уравняло их в этом с мужчинами, сделав их рабами плотских удовольствий. Британцы становятся нацией эксгибиционистов и обнажаются, прежде всего конечно женщины, но теперь уже по собственной воле. Вспоминается гениальный Толстой, который говорил, что право женщин на свободу, это только часть свободы вообще. Благодаря западному пониманию свободы, сегодня не только женское, но уже и мужское тело становиться товаром. Можно с горечью сказать, что в этом наступило равенство...

На этом примере важно показать фарисейскую подмену понятий, которую производят «образованцы» к восторгу новых «язычников». Заветы Христа не только забыты, но и яростно высмеиваются и подвергаются нападению. Праведники, становятся «городскими сумасшедшими» для либерально настроенной публики. Эгоизм животных инстинктов в тысячелетней борьбе подавляемый христианским альтруизмом выходит из-под контроля, превращая людей в стадных животных, объединенных только потребностями пола и желудка. Моральные скрепы общества распадаются и это, на мой взгляд, является основной причиной социального и экономического кризиса испытываемого Западом последние десятилетия...

Есть ли путь, которым может направиться Запад в оптимистическое будущее?

Прежде всего, надо заниматься восстановлением религиозных ценностей и морали. Археологи говорят сегодня, что религиозные культы, возникли не менее пятисот тысяч лет назад, ещё в эпоху младенчества человечества как био-вида. Значит, делаю я вывод, религия была неотъемлемой частью развивающегося человечества, помогало ему выжить.

Христианство возникло две тысячи лет назад и помогло людям увидеть свой путь в будущее, после долгой и кровопролитной борьбы, обьеденив Запад идеей самопожертвования и любви к Богу и к Человеку, как сотворенному по божьему образу и подобию. Это произошло в начале кризиса древнеримской цивилизации и помогло пережить этот кризис. Но, читая Апокалипсис, мы все понимаем, что любое забвение или пренебрежение идеалами любви и братства, забвение веры приведёт нас к катастрофе. И здесь для меня уже нет никакой мистики. Только понимание логики развития, знание человеческой истории.

Для предотвращения конца человеческой истории, необходима борьба против козней Сатаны, часто ценою противостояния неверующему большинству, вдохновляясь учением и жизнью Иисуса Христа. Я воспринимаю и Библию и Евангелия, как некую животворящую аллегорию. Сатана – это вовсе не крылатый, закопченный злодей, а «противник» Бога и рода человеческого, существующий вокруг нас Инкогнито. Он просто олицетворяет могущество зла в мире в разнообразнейших его формах. Но ему противостоит Бог – Отец, Бог-Сын и Святой Дух. И пока это противостояние есть, пока жива вера в искупительную жертву Христа, распятого за людские грехи на кресте, пока мы верим в Святую Троицу, мы избежим страшного продолжения кризиса, так мрачно и красочно описанного в Апокалипсисе.

И наука совсем не противостоит вере, а является ступенькой, может быть последней, к ней приводящей. Именно понимание сложности мира, его глубины, часто «неподъемной» для человеческого разума, приводило гениальных учёных к вере.

Вспоминается анекдот времён агрессивного атеизма в СССР. «Эйнштейн, Павлов и много других великих учёных верили в Бога. Но любой лаборант из планетария твёрдо знает, что Бога нет!»...

В заключение, приведу высказывание учёного антрополога и католика – иезуита Тейяра де Шардена: «Бог для меня – некая точка Альфа в космическом пространстве...». И в этом единении, учёного, одного из авторов открытия синантропа и глубоко верующего человека в одной религиозной личности, нет никакого противоречия. Только псевдо-учёность безрелигиозна...

Для меня, повторяю, кризис «старой демократии», очевиден. Пытаясь сформулировать проблемы, присущие сегодня Западу, я надеюсь на понимание и снисходительное отношение тех, кого заинтересует такая постановка вопроса. Я чувствую, что многое не додумано, а что-то может быть просто неверно. Однако, думаю, что сообща можно более точно определить происходящее, а уже после попытаться что-то исправить к лучшему. Именно надежда на улучшение жизни людей в будущем и заставила меня начать писать эту статью...

4.10.2004. Лондон

«Захват». Статья о терроре

В сентябре 2004 года исполнилось три года после нападения террористов на Америку...

И тут грянуло вновь, теперь уже в России...

Первого сентября чеченские террористы захватили школу №1 в Беслане. Мир в трауре. Но есть и те, кто радуется, кто мстительно улыбается. «Вы думали, что только наши дети могут погибать неотомщенными и неоплаканными?» – спрашивают они, глядя в небо...

После 11-ого сентября, стало очевидным, противостояние ислама и Запада. Написать, «противостояние с христианством» рука не поднимается. Ислам сегодня сопротивляется «экспорту» западного, но не христианского стиля жизни, экспорту западного суррогата культуры потребления. И сопротивление часто носит религиозный характер, ибо эта «пришлая» псевдокультура нарушает, прежде всего, традиционные религиозные установления, являющиеся основой не только религиозной, но и бытовой жизни. Запад серьёзно болен, говорят идеологи ислама. Трансформация веры, приводит, если не привела уже к неверию, как главному принципу жизни. Свобода превратилась не только в возможность делать грех, но и жить во грехе. Права человека превратились в удобную ширму для прикрытия человеческого эгоизма. Права на аборты, как не странно, напрямик связаны с пренебрежительным отношением младших к старшим, детей к родителям. Поколение за поколением вырастают «образованными» но не воспитанными, не различающими Добра от Зла и Бога от Сатаны. Детям с пелёнок внушают, что они – личности, и вот в десять лет ребёнок уверен, что он умнее родителей, а уж то, что лучше остальных взрослых – это «очевидно». И вот такая «личность» вступает в мир, требуя удовольствий и уважения, боясь как огня страданий личностного становления. Свобода, по их мнению – это возможность делать, то, что они «любят» – секс, развлечения, наркотики. Убийство не рождённого ребёнка – это вовсе и не причина для страданий. Самое страшное здесь, что, вырастая, становясь родителями, они вовсе не считают себя обязанными воспитывать и своих детей.

– А школа на что? – спрашивают они...

Дети становятся для таких, говорящими игрушками. Когда дети вырастают, их просто выпихивают во взрослую жизнь...

Философия потребления требует удаления из жизни переживаний и страданий. Человек превращается в сытое животное, страшное в своём стремлении возвратиться к инстинктивной, обезбоженной жизни. Нравственные установки христианства забыты. Богатые становятся всё богаче, а бедные беднее. «Развитые» страны, такие как США, Англия, Германия, а их всего около полутора десятков из более чем двух сотен, «жиреют», страны Африки, Азии и Латинской Америки становятся всё беднее. Говорят об относительной бедности, но достаточно вспомнить о тысячах, десятках, сотнях тысяч гибнущих от голода и болезней в этих странах и мы понимаем, что часто – это просто буквальная нищета.

И тут же, как отвратительный бесчеловечный противовес – «трагедия» жирных в Америке, где уже не от голода умирают, а от ожирения. И этот мир смеет называть себя христианским?! И эту «культуру жирных» хотят внедрить на ближнем Востоке?! Усама Бен Ладен прямо обвиняет Запад в неверии и угрожает разрушить Америку- оплот «неверных»

В чём же причина, или причины такого противостояния?

Корни его уходят далеко в прошлое.

Мы попробуем вспоминать историю уже после рождения Христа...

Христианство появилось тогда, когда очередной кризис охватил человечество и средиземноморскую цивилизацию в частности. Главенство действия над верой проявлялось все очевидней, войны становились нормой, а мир редким исключением. Богатство всё больше делалось целью и смыслом существования. Деньги давали возможность покупать рабов, строить богатые дома, окружать себя усладами, комфортом и нанимая воинов, умножать свои богатства за счет других...

И вдруг, в далёкой Римской провинции Иудее, появляется человек, утверждающий, что он сын Бога и предлагающий всё в жизни поменять. Говорит о вере, как о главной цели, о достоинствах бедности и недостатках богатства, если ударили по левой щеке, то не отвечай ненавистью и местью, а подставь правую... Конечно этого человека казнили мучительной смертью, но он воскрес и через это доказал людям, что он и вправду сын Божий, что он был послан на Землю, чтобы через свои страдания и смерть, спасти человечество. Возникла церковь, христианство и мир получил новую цель и смысл для тех, кто стремится делать добро и бессмыслицу в наказание, для тех, кто делал зло. Сила и слабость, добро и зло, стали бороться, предчувствуя победу первых над вторыми. Борьба была ожесточённой. Постепенно проявилось превосходство христиан перед язычниками и мир благополучно дожил до двадцатого века, но в процессе эволюции утратил правдивость, искренность и – твёрдость веры...

Появление либерализма, материализовавшегося после долгого становления, вновь главным в жизни сделало деньги, сиюминутные прелести, лицемерие и фарисейство «реставрировало» древнего человека. Либерализм постепенно произвел подмену понятий, целью которых было возвращение язычества, замаскированного под либеральную идею. Отрицая подлинное христианство с его вечной борьбой добра со злом, либерализм предложил весёлую и сытую жизнь для немногих, за счёт большинства и назвал это буржуазной демократией. И вот эта-то буржуазная демократия привела к первой мировой войне, в которой погибло около пятнадцати миллионов человек, а потом ко второй мировой, в которой погибло уже более пятидесяти миллионов. Буржуазная демократия постепенно создала глобальное информационное пространство, чтобы не только пропагандировать свои взгляды, но и оправдывать последствия «воцарения» нового порядка. «Новый порядок» вернул человечество во времена, когда деньги и сила главенствовали. Благодаря пропаганде или промыванию мозгов, получалось так, что победитель всегда прав. Возрождение языческих принципов привело к изобретению атомной бомбы, к Хиросиме и Нагасаки, жертв которых так никто и не оплакал, кроме самих японцев, В свирепое назидание потомкам были одномоментно уничтожены сотни тысяч мирных жителей: женщин, стариков и детей. Кто сегодня помнит об этих апокалипсических днях? Кто осуждает сегодня людей, которые скомандовали и которые сбрасывали эти бомбы?..

Но, один из главных христианских принципов заключен в утверждении, что зло порождает зло. И почему-то, глядя на растиражированные по всему миру ужасы 11-го сентября, я вспоминал Хиросиму и Нагасаки, бомбёжки Дрездена в конце войны, сметающие с лица земли и город и тех же беззащитных женщин, детей и стариков. Мне вспоминался ещё один принцип: «За всё содеянное придётся платить рано или поздно, и часто ещё на этом свете».

И конечно, никто не вспоминает и не оплакивает смертей миллионов в Африке и в Азии, за годы колониальной эксплуатации отсталых стран, странами «развитыми» (ещё одно словечко из политического жаргона либералов). Культурно-экономическая экспансия «развитых» стран, во главе с США, продолжается. Деньги всё больше правят миром. Фарисеи от христианства, подменяя понятия, сегодня уже оправдывают зарабатывание денег, эксплуатируя других, оправдывают аборты, болтая о правах личности, называют животный эгоизм, индивидуализмом... Либерализм, современная форма фарисейства, разрушают подлинные принципы христианства, издевается над носителями веры с помощью псевдонауки, отрицая ответственность за слова и поступки, деморализуют молодёжь несбыточными обещаниями, превращения жизни в земной рай через торговлю материальными и моральными «благами». Масс-медиа, «зомбируют» людей с младенческого возраста, превращая человека в потребителя-покупателя, вместо воспитания творческой, религиозной личности...

Американцы сегодня хвастаются победой над фашизмом, победой над коммунизмом, переписывают историю, на свой манер. Но «новая» история чаще всего оказывается идеологической ложью, с которой соглашаются запуганные и льстивые союзники, и даже бывшие враги не находят возражений. Антихристианство помогает странам Запада и в первую очередь американцам, навязывать всему миру свой стиль жизни, который, как мне кажется, направлен не к «храму», а к пропасти небытия. Человек не может жить и выжить без веры в нечто высшее, чем потребности секса и желудка...

Либерализм – идеология нового фарисейства, в которой человеческий эгоизм маскируется под веру, якобы реформированную человеческими свободами. Манипулируя общественным сознанием, эти идеологи, находят возможным свой узко национальный интерес представлять как общечеловеческий. Вспомним Кайафу в Евангелии, где он, решая казнить Христа, мотивирует это тем, что спасёт народ израильский от избиения, казнив одного «смутьяна»...

Сегодня, как никогда, много в политике лжи и лицемерия.

Американское правительство, Сенат, поощряют сепаратизм в странах, «соперниках», называя это «освободительными» движениями», а в странах сателлитах всячески противятся установлению независимости для национальных меньшинств. Бойня в Израиле, длящаяся уже десятилетия, привела к тысячам жертв среди арабов, да и самих евреев, но и в Америке тоже, потому что одной из причин теракта 11-ого сентября, была поддержка американцами Израиля... Поддержка, благодаря которой «ястребы с обеих сторон, чувствуют себя правыми. Израильские, – потому, что террор продолжается, арабские, – потому, что гибнут не только мужчины, но и дети, и женщины. Более того. Мне кажется, упорная не конструктивность израильских властей, часто вынуждена. Ведь помогая, Америка ждёт соответствующей политики. Я думаю, что именно поддержка той или иной позиции в странах третьего мира «большими братьями», приводит к страшным кровопролитиям. В этом я усматриваю большое зло, присущее либеральной политике, в отличие от политики «органической». Но об этом в другой раз...

Не секрет, что американцы поддерживали движение моджахедов в Афганистане и даже режим Саддама Хусейна во время войны с Ираном, заклятым врагом США. Теперь ситуация изменилась и «джин» выпущен на свободу. США до сих пор поддерживают «повстанцев» в Чечне, давая политическое убежище деятелям бывшего правительства «независимой» Ичкерии. Каждый акт такого покровительства оборачивается сотнями ужасных смертей в Чечне и в России. Но и Америка, и Англия продолжают говорить о совместной борьбе с терроризмом во всем мире. Захват школы в Беслане, это одно из звеньев этой цепи лицемерия и проявления двойных стандартов. Однако страны фарисеи должны помнить, что бешеные «псы» террора кусают всех, налево и направо. Не надейтесь отсидеться за морями и океанами, или закрывая границы от остального мира. Не рассчитывайте откупиться, жестами «дружелюбия» по отношению к ним...

Война объявлена и объявлена она не США, не России, а либерализму и антихристианству во всём мире. Ислам – это религия простых людей, которые сохранили в себе чувство ярости, мести и достоинства. Жестокость, восприятие зла, как одной из субстанций материального мира, одно из свойств простого народа. Вспомните русскую революцию, вспомните историю фашизма и нацизма...

Ведь во многом, причинами, толкнувшую Германию, Италию, Испанию в объятия Гитлера, Муссолини, Франко, было антихристианское поведение победителей в первой мировой войне. Озлобление, нищета, произвол правительств стран победителей, привели к победе националистического язычества, а подталкивание в сторону ненавистного СССР, стали главными причинами жуткой бойни, последствия которой, до сих пор переживают и Россия, и Германия и Япония. И только Америка окрепла, обогатилась в этой войне...

СССР перестал существовать ещё и потому, что не смог залечить раны войны. Главными потерями были не страшные экономические, а человеческие жертвы, приведшие к демографической катастрофе, когда лучшие, умнейшие, самые смелые погибли от войны. Миллионы, десятки миллионов пали на полях этой войны и в тылу, защищая СССР и мир от гитлеризма. Пример Франции показал, что страны – либералы, ничего бы не смогли противопоставить, нацизму, вдохновлённому лёгкими победами и экономическими успехами. Кровью и страданиями многонационального СССР во многом завоёвана мировая свобода. И что же? Кто сегодня помнит восторг и преклонение во всем мире перед силой духа и оружия Советского Союза тогда, шестьдесят лет назад. И где были бы сегодня либеральные свободы, победи тогда фашизм Советский Союз?

Незримый, либерально настроенный Большой Брат переписал потихоньку историю и нынешние пятнадцатилетние уже могут с уверенностью сказать вам, что в той войне победила Америка с Англией, а СССР и Германия потерпели поражение. Более того. В Германии ученики старших классов не помнят даты начала войны с СССР, которая и привела к разгрому гитлеризма. Забыли – оправдывают себя «новейшие» историки. Как это могло случиться? А ведь случилось!..

Сегодняшняя война с террором, производное от той, старой уже истории. Либералы всего мира обьеденились и воюют против ислама в Афганистане, в Ираке, в Чечне. Да, да! И в Чечне тоже, потому, что поддержка сепаратистов международными либералами уже принесла к многим жертвам с обеих сторон и, главное, народам Чечни. Исламские ортодоксы будут продолжать войну на уничтожение, если не понять, что идёт война культур, война мировоззрений. Западу надо прекратить бессмысленно упрямиться и, признав свою неправоту, уйти с Ближнего востока, заплатить за разрушения, помочь восстановлению экономики этих стран, оставив право выбирать между либеральной культурой и культурой традиционной, самим народам на Ближнем Востоке. Перестать помогать сепаратистам в других странах, помня уроки Аль-Кайды, Усамы Бен Ладена.

Странам либерального Запада надо научиться самим отвечать за политику и идеологию, не перекладывая это на плечи всего мирового сообщества, надо перестать подкупать страны бедные и несамостоятельные, используя их, как проводников своей политики, как удобное и недорогое оружие для достижения часто сомнительных целей...

Страшные события в Беслане показали всем, что три десятка решительных, опытных, обученных террориста могут погубить тысячи. 11 сентября девятнадцать человек стали причиной смерти почти трёх тысяч.

Бороться со злом терроризма необходимо. «Так много ещё вокруг людей чуждых добру». Но надо видеть причины возникновения терроризма в мире. Это бедность и нищета, недостаток образования и болезни, политическое лицемерие и двойные стандарты...

И, главная причина, – это отпадение от веры, фарисейство и лицемерие, забвение христовых заповедей любви и сострадания.

Ислам исторически, никогда не был агрессивен по отношениям к другим верам, в том числе и к христианской. Но он был опасен для неверующих, исповедующих свободу делать Грех и жить во Грехе. «Оглянитесь без гнева» вокруг. В каком фальшивом мире мы все пребываем, становясь либералами! Как часто, низки и постыдны причины, по которым мы нападаем на других.

Жадность, злоба, неутолимая гордыня невольно приходят в мир через несоблюдение христианских норм. И для того, чтобы всё исправить, не обязательно быть фанатиком, но надо видеть, что в основе даже европейского атеизма лежат принципы христианской культуры. А если мы всем поможем освоить культуру, тогда не будет повода защищать права человека от посягательств антихристиан. Их просто не будет. Можно говорить об утопизме таких предложений, но уже много раз доказано: «Кто предупреждён об опасности, тот уже вооружен».

Мир не прост. Но Любовь всегда победит ненависть, если эта любовь будет действенной. Вспомним историю Иисуса Христа и будем молиться, прося сил в любви и помощи к заблудшим и злым....

И, уничтожая терроризм, начнём с себя, борясь с «древним» человеком внутри нас...

7.10.2004 Лондон

О воспитании

Давно собирался приступить к написанию статьи о проблемах воспитания, копил материал, но приступить к этой теме боялся. Уж очень велика ответственность и объем работы. Наконец, решился, но опасаюсь, что будет всё немного несвязно... Касание каких-то отдельных тем... Забывание каких-то существенных вещей...

Заранее прошу у читателей извинения...

России, как многим кажется, предстоит трудное будущее и проблемы воспитания как, основы для этого вхождения в завтра, сегодня встают во весь рост. Даже проблемы экономики, на мой взгляд, стоят позади воспитания и обучения, потому, что экономика зависит от решённости задач воспитания, а само воспитание часто не зависит от экономики, а лишь от мудрости и доброй воли воспитателей...

Вспомним, что подъём экономики и культуры в СССР связан был с всеобщей образовательной и воспитательной политикой. Победа во второй мировой войне во многом была обусловлена идеологией равных возможностей и законом о всеобщем и бесплатном образовании. К началу Второй Мировой войны, народное государство было в основном построено..

Забвение этих подлинно демократических принципов в устройстве социалистического общества, привели к появлению заразы образованщины. Тогда лозунг всеобщего равенства был преобразован образованцами в «От каждого по способностям, каждому по возможностям». А каковы возможности, уже решали образованцы. С той поры в «престижные» вузы стали поступать, в основном, дети образованцев, то есть дети государственных и партийных чиновников, а остальные уже делили между собой оставшиеся места. Такой остаточный принцип привёл, в конце концов, к системе, которая не отбирала из равных возможностей таланты, а всячески проталкивала «своих», которые были середнячками. Один раз направленная в сторону усреднения, дальше система уже двигалась сама, только усугубляя социальную несправедливость...Кстати, и принцип партийного строительства на этом же стоял. Отсюда такие гении администрирования стояли во главе страны. Вспомним по убывающей: Хрущёва – который промотал запасы набранного темпа и доверия народа властям, Брежнева – при котором жизнь плавно въехала в застой, Горбачёва, косноязычного и тщеславного шута, Ельцина, шута страшного, который с помощью «либеральных» болтунов довёл за короткое время страну до зверств бандитизма и коллапса экономики. Сегодня уже можно об этом говорить не боясь быть расстрелянным из танков. Наконец, пришёл Путин, вселяя надежды своей решительностью и деятельным характером. Но годы идут, а жизнь для большинства не становится лучше, хотя говорят конъюнктура рынка благоприятна для России. Думаю, что Путин помнит из институтского курса марксизма – ленинизма, такое понятие как «относительное» обнищание. Это когда у всех становиться денег больше. Но у одних в тысячу раз, а у большинства, только в полтора раза.... При таком положении дел люди перестают верить, а только делают вид... И озлобляются... Все знают, что от Управителей многое зависит. А если Управители только о своём благе или о своей славе заботятся, тогда вера угасает, и приходит показуха, обрядоведение...

Так было и с ранним христианством. Пока их, христиан было мало, пока их гнали и мучили, мир и любовь были теми качествами, которые отличали христианскую общину от язычников. Тогда ещё существовал тщательный отбор и главами коммун были апостолы или выдающиеся по любви и уму люди. Когда христианство после трёх столетий гонений превратилось в государственную религию, тогда в «христиане» двинулись многие и подлинные христиане стали уходить в пустыню потому, что в храмах стало не протолкнуться и большинство оглашенных просто суетились, а не веровали. Нельзя сказать, что жить христианам стало легче или лучше. Скорее жизнь стала суетливей. Как бы кто не выскочил вперёд, и не хапнул какой-нибудь пост, или «хлебное» местечко. Подлинных христиан это отвращало от прозелитов, но и заставляло искать места, где можно было бы предаться вере, без суеты. Произошёл процесс приватизации жизни и христианская коммуна развалилась, а носителями идеи, отрицающей Мир сей, стали монахи. Церковь превратилась в Мир, а монашество в некое отрицание мира, «зеркало», глядя в которое миряне могли видеть своё, неблагообразие. Да и монахи, в конце концов, поделились на «белое» и «чёрное», монашество. Белые монахи управляли паствой, а черные показывали остальным, что есть настоящая вера...Часто таких белых монахов, плохих, неавторитетных, неумелых пастырей, можно было назвать религиозными образованцами...

Но я отвлёкся. Итак, однажды появившись, образованцы влияли на всё, что происходило в стране. При коммунистической номенклатуре они прислуживали так называемой социалистической демократии, а с падением КПСС, практически те же люди, стали обслуживать либеральную демократию. И то, что раньше делалось полулегально, узаконили. Образование стало платным и теперь в те же вузы стали «пропускать» по количеству денег в карманах родителей абитуриентов. В конечном итоге, это были те же дети, но теперь уже бывших партийных и государственных чиновников, которые стали олигархами. В течение долгого времени образованцы своим лакейством создали тиранию номенклатуры, продолжая твердить о социализме. Клеветой и историческими подлогами они на волне критики культа личности, созданного ими же, сотворили в стране атмосферу лицемерной лжи и неверия, стараясь сделать все колоссальные жертвы революции и становления СССР напрасными. И им это удалось. Они оболгали своих дедов и отцов за их героическую попытку сделать мир справедливым для большинства, корыстно проповедуя антихристианские идеи силы денег и богатства, укрывая за абстрактными требованиями прав человека, свои лакейские, корыстные интересы. Образованцы «воспитали» новый правящий класс – номенклатуру, из чьих рядов вышли фальсификаторы и предатели идей свободы, равенства и братства. По сути дела образованцы помогли совершить чиновную контрреволюцию своим хозяевам и за это им было позволено продолжать обслуживать «новых русских».

Теперь образованцы поделились, как это и должно быть. Часть, самая беззастенчивая и нахальная, «приватизировала» то, что было создано и защищалось народом, кровью и тяжким трудом, многие десятилетия. Вторая, более многочисленная, стала их обслуживать, оправдывая грабёж исторической целесообразностью, восхваляя монархию и проклиная большевиков и простых людей, совершивших революцию и победивших всех своих врагов в гражданскую, а потом и во вторую мировую, и построивших супер-державу, вопреки ожиданиям врагов. Вторая половина обслуживает нынешних своих хозяев с рабской готовностью сделаться за деньги хоть палачами, хоть убийцами, лишь бы платили. История теми же образованцами переписывается во второй раз, но в прямо противоположном духе. Теперь уже становятся героями царь, его простоватые прислужники, Распутин, жандармские чины и деятели охранки, которые под бойким пером псевдо историков становятся борцами за справедливость и отечество. В народе говорят: «Был бы лакей, а хозяин найдется».

Но самое страшное в этой вакханалии прислужничества в том, что люди перестали верить писанной истории и начинают питаться слухами и сплетнями, чем и воспользовались историки – любители. (Типичный пример: Каспаров – «Хоцца иногда чтой-то новое открыть». Я Каспарова, ой как понимаю... Извините, отвлёкся.)

Сегодня задача образования и воспитания заключена в уничтожении назойливых, лицемерных образованческих мифов всех времён и народов, восстановление правды, без идеологического замутнения. И возврат к принципам чести и совести, не только в науку о человеке, но и в нашу обыденную жизнь. Задача трудная и потребует работы нескольких поколений...

Одна из ошибок современной системы образования в её оторванности, несвязности и отрывочности от этапов и уровней воспитания. Даётся усреднённая сумма знаний, рассчитанная на усреднённого ученика, при почти полном отсутствии воспитания человека, как социальной личности. Дети и подростки питаются какими-то легендами о независимости жизни конкретного человека от условий жизни общества.

Такие знания позволяют водить машины, пользоваться компьютером, и даже летать в космос, но не дают человеку чувства удовлетворения участием в жизни общества, целостного, неразрывного понимания происходящего вокруг, как исторического процесса. И тут необходим путеводитель и помощник – религиозность, помогающая сохранить связь с чем-то более высоким, чем сам человек. С тем, что объединяет и бедных между собой и богатых. Это может быть Бог или Боги, Кодекс чести или Закон совести.

В качестве страшного примера, превращения людей в «винтики» государства, можно привести историю рождения и гибели гитлеризма. В тяжёлой ситуации, в которую попали после войны страны побеждённые, тяга к романтизации идеалов силы и красоты привела к власти «зажигательного мечтателя» Муссолини, а потом и Гитлера, как носителя и пропагандиста такого начала, и в конечном итоге к созданию мифа о господах и рабах, якобы изначально заложенного в человечестве. Отсюда и сумасшедшая мысль о господстве одних и рабском повиновении других наций. Но ведь Гитлер – пример того, как человек «культурный», но не воспитанный, остался всю жизнь на уровне социального развития, присущему пятнадцатилетним подросткам. Это очевидный дефект системы воспитания на Западе.

Странно, но нечто подобное можно наблюдать сегодня в самой «демократической» стране мира, в США. Смотря по телевизору предвыборные съезды партий, невольно начинаешь сомневаться во вменяемости, как участников, так и ораторов на трибунах. Все разговоры крутятся вокруг непобедимости «Великой страны», о «величии» вождей страны и партии. И всё сопровождается криками и взвизгиваниями. Мне скажут в оправдание, что таков немного театральный стиль жизни в политике Америки. Но ведь на экранах взрослые люди – вожди, их «вдохновенные» жёны, глядящие на своих уже далеко не молодых мужей с утрированной страстью. Их дети, наконец.

Я вижу, что для многих пример Америки заразителен. Что многие в мире подражают или хотят подражать этому стилю. Но ведь я помню театральность и энтузиазм, с которым немцы начинали «установление нового порядка». «Что-то неладно в датском королевстве» – хочется воскликнуть вслед за Шекспиром...

Второй пример – СССР времён застоя. Монополия государства на теорию и практику общественной, то есть нашей с вами жизни, достигла немыслимой «всеобщности». Чиновники всё «узаконили» и народ ответил равнодушным пьянством и анекдотами про Чапаева и Лёнина.

И ещё одна деталь. Чиновники – образованцы плодились, зарплата за ту же норму падала, выходные дни сократили. Популярна была поговорка: «Вы делаете вид, что нам платите, а мы делаем вид, что работаем»...

В восьмидесятые годы в России зародился нацизм. Некое подражание, почти детская игра, увлечение идеалом сильной личности. Прошло время и на волне лицемерия и социальной несправедливости, обрушившейся на Россию, молодёжь готова как никогда к приятию идей национализма. Отряды скинхедов и футбольных фанатов на улицах, прямая тому иллюстрация. Отрицая беспросветность тупого зарабатывания денег, узаконенную либералами – образованцами, сопротивляясь диктатуре жлобства, так варварски насаждаемой в стране, молодёжь ищет примеры для протестного подражания и находит его в лице «бескомпромиссного» Гитлера...

Но ведь, кто главный пропагандист культа денег и свободы их зарабатывать и поклоняться им? Это, те же образованцы, которые называют себя борцами за «демократию». Кто идеологически оформлял растаскивание и развал экономики, разрушение системы власти под лозунгом борьбы за демократию? Всё они же.

Кто поощрял бандитскую приватизацию и политически оправдывал вмешательство различных международных финансовых фондов в экономику? – Образованцы, называющие себя то демократами, то либералами, а то Союзом Правых Сил. Кто, наконец, называл людей протестующих против этого грабежа, «красно-коричневыми» и «коммуно-фашистами», а потом расстреливал Парламент, после государственного переворота, устроенного Ельциным, их ставленником? Да всё они же, образованцы! То есть люди с высшим образованием, но совершенно не воспитанные в человеческом, религиозном смысле!!!

Конечно, нас воспитывают не только семья, школа или церковь. Воспитывает, прежде всего, жизнь. И если мы видим, что говориться одно, думается второе, делается третье, то, сколько тут не говори о правдивости и справедливости, поверить в то, что всё это присутствует в жизни, трудно. И образованцы в определённом смысле жертвы лжи, которая постепенно, но неуклонно распространялась с течением времени парт и гос. номенклатурой в загнивающем СССР, через тогдашних образованцев. Все твердили о коммунистических идеалах, но потихонечку начинали пользоваться карьерными возможностями, спецраспределителями, спецпайками, спецдачами, спецшколами...

Но ведь мы, взрослея, начинаем нести ответственность за свои слова и поступки. И мы прекрасно понимаем, что когда делаем что-то плохое – это грех, но, делая, надеемся на безнаказанность. К сожалению, справедливость приходит не всегда сразу после совершения преступления. Не молчи тогда покорное большинство, может быть всё сложилось бы иначе. И потом, мы заслуживали тех правителей, которых имели. Ведь мы не протестовали, не возражали против лжи, которая изливалась на наши головы. Мы, как обезьяны, повторяли за дрессировщиками «Народ и партия едины» или «Партия ум, честь и совесть нашей эпохи». И помню, как я сам грустно посмеивался, глядя на портреты вождей на фасадах: «Если это ум, честь и совесть, тогда каково же бесчестье?»...

Для многих, спасением от неправды, надвигающейся неумолимо, с течением времени, были книги. Многие мои сверстники зачитывались романтическими рассказами и романами, Майн-Рида, Джека Лондона, саркастическими историями Ильфа и Петрова. И это нас воспитывало. Многие из нынешних правдолюбов прошли через это «воспитание». Многие, с тех детских лет усвоили правила чести и честности, перед собой хотя бы. А кого не вдохновлял пример Тимура, командира благородных помощников нуждающимся старичкам и старушкам из книги Аркадия Гайдара? Наверное, потому поколение нынешних образованцев так не любят ни тимуровского благородства, ни бескомпромиссности Павки Корчагина. По российскому телевизору уже давно не «кажут» таких наивностей. Ильфа и Петрова тоже странно понимают и из сатиры превратили в «руководство к действию». Множество «двойников» весёлого жулика, Остапа Бендера, выросло на просторах Союза и орудуют, строят капитализм с «человеческим лицом». Это они начали потихонечку жульничать, а потом уже пришли «невесёлые жулики» типа подпольного миллионера Корейко и тогда уже началось настоящее воровство...

Я иногда думаю, что социализм совсем не так плох, если бы он был с Богом. И даже корни террора я вижу в том, что при отсутствии Бога, только на партийных программах, даже самых хороших, народ не может жить. Сталин, как мне кажется, в какой-то момент понял, что новая «буржуазия» – старые большевики и их почитатели чиновники – бюрократы, ничуть не лучше « старой буржуазии» и начал ее искоренять, с решимостью и последовательностью, ему присущими. Мне кажется иногда, я понимаю его мотивы. «Не хотите верить в светлое будущее, не боитесь Бога, так я вас заставлю бояться закона». И он заставил! Правда цена была непропорционально велика достигнутому результату. Но кто её определит? Ведь именно СССР после волны террора установившего равенство перед законом всех, не взирая на ранги, остановил и опрокинул непобедимый, как казалось гитлеризм. Благодаря этому равенству и ответственности чиновной элиты перед народом, простые люди так любили Сталина. В этом загадка феномена Вождя. Может быть, впервые в мире управителем своей судьбы стал сам народ, хоть и через чиновников из партии, которым он передал свои властные полномочия. Об этом очень интересно пишет Александр Зиновьев. Но повторяю! Без Бога, без веры в Иисуса Христа, все попытки построить рай на земле приводят к разочарованиям, жертвам и сожалениям. Только на страхе перед законом ничего надолго нельзя построить. Вспоминаются слова Иисуса Христа, о доме, построенном на песке. Всё стало рушиться, стоило Сталину умереть. Это ещё раз доказывает, что воспитание только через битиё пользы не приносит...

Глядя на малышей в детском садике, я размышлял, когда же в эти чистые души поселяется зло, равнодушие и преступления? Нет. Кажется, не поселилось ещё...

Потом, вглядываясь в лица младших школьников, снова вопрошал себя о том же, и вновь отвечал, что не сейчас. Хотя что-то уже накапливалось в их душах и не самое благостное иногда.

Я вспоминал свои пионерские годы и первое разочарование от проявлений злости и эгоизма в общении среди кажущихся друзей, какого-то разделения на первых и последних, какой-то злобы к «не нашим». И только, когда период полового созревания прошёл, я увидел в каком страшном, недружественном мире мы все живём...

Вот и сейчас, вглядываясь в лица шестнадцатилетних подростков с городских бедных окраин, я понял, что именно отсутствие нормального христианского воспитания делают их такими одинокими в джунглях городских трущоб, что, сбиваясь в стаи, им легче проявить социальность, для которой рожден человек. Но это социальность изгоев, не знающих что человек человеку друг, товарищ и брат. «Да! Мы как братья, но только между своих, другие – это страх и опасность. Поэтому чем мы сильнее, злее, бесстрашней, тем больше нас боятся, а это значит и уважают.» Потом, подумав, продолжают. «Таковы наши герои в телике и в кино. Они не сомневаясь бьют всех налево и направо. Они герои. Мы хотим быть похожими на них». Некоторые прямо говорят. «Мы хотим быть бандитами. Их все боятся и уважают. У них много денег. Их любят красивые девушки.» А некоторые так прямо признаются, что хотят научиться убивать...Для таких, простодушных варваров делают сегодня «кино про бандитов». «Бригада», например. Я видел фотографии в газетах, на которых, щуплый «бригадир» обнимается с накачанными «братками». Российское общество потеряло инстинкт самосохранения, делая из бандитов романтических героев. Тут лживая пропаганда, за деньги таких же «бизнесменов». Киношники делают из бандюков, романтических героев, а подростки «млеют» от восторга, думая: «Во, дают!»...

И мне вспомнился рассказ моего племянника, бывшего спортсмена и офицера пограничника. Он рассказал мне, что как-то побежал за город, пробежаться, вечером, когда уже было темно. Отбежал от домов с километр, и вдруг услышал хлопки выстрелов и свист пуль рядом. Он глянул вдаль и заметил на дороге силуэты больших легковых машин – вседорожников, на которых любят ездить бандиты. И он вдруг понял, что стреляют по нему и испугался сильно. Представьте!.. Ночь. Зима. Мороз. Сне, на фоне которого видна его бегущая фигурка. И бандиты, которые просто решили потренировать волю, привычку к стрельбе и убийству. «Новые Рахметовы» из новых русских... Тогда мой племянник обежал эти машины кругом в несколько километров, на всякий случай, и пришёл домой поздно, дрожащий от холода, страха и возбуждения. И после этого заболел. Заболел душой. Он мне потом объяснял: «Так не должно быть, и так никогда не было в нашей стране, Советском Союзе. Тогда люди были другие. Они воспитаны были иначе. Были конечно хулиганы, были драки, но такого просто не могло быть, чтобы люди, как дикие звери, хотели убить из равнодушия к чужим жизням, ради тренировки способности бестрепетно убивать».

Эта история меня поразила до глубины души и я понял, что «невоспитанность» достигла апогея. Чуть позже я прочитал о расстреле очередного криминального авторитета в центре этого города, из автоматов. Были убиты ещё шесть человек вместе с ним. И мне даже какое-то время слышалась реплика убийц. «А какая разница? Один, три или семь?». И никто не стал возмущаться, никто не выходил на улицы города с плакатами: «Найти и наказать убийц!». Ведь убили не меня и не моих родственников, и даже не моих знакомых. А бандиты пусть друг друга убивают, туда им и дорога!» Но они, «разобравшись» со своими, будут убивать всех, кто им помешает, не только новых русских. Надеяться на их «пролетарскую» солидарность, всё равно, что называть волков «санитарами» леса. Эти так «подсанитарят», что и косточек не останется... Бандиты, «воспитанные» на американских боевиках, убивают и простых людей. Может быть те же бандиты, что управляют в «Городке» расстреляли теперь уже в Ленинградской области трёх Гаишников, около КПП, а потом, подъехав к КПП, застрелили и двух человек в «Жигулях», стоящих рядом. Убрали свидетелей! Как в американских фильмах про гангстеров....И никто из этих бандитов не наказан. Более того. Они убили прокурора, который похвастался, что разберётся с ними...

После этого, начинаешь понимать, почему милиция боится бандитов. И почему среди милиционеров так много «оборотней» в погонах. Они ведь тоже не получили христианского воспитания...

А теперь завершающий штрих... Года два назад, я, будучи в церкви, услышал просьбу священника по окончании службы, помочь, кто, сколько может, семье убитого бандитами прямо перед церковью. Во дворе её. И эта церковь в Англии в Лондоне. Так далеко дотянулась эта «невоспитанность»...

Я уже где-то писал, что был в России после пятилетнего перерыва и то, что увидел, поразило меня своей озлобленностью, равнодушием и бедностью. Но я видел и отдельных богатых, видел, как тратят деньги зло-равнодушные новые русские. Они и не хотят быть добродетельными. «Сами виноваты, – зло цедят они, по поводу бедняков, – Надо покрутиться, головой поворочать»... Но, разговаривая с новыми русскими, я часто слышу их презрительные описания англичан: они и равнодушные, и жадные, и лицемеры... Иногда, особенно молодые, хвалят себя за душевность и доброе сердце.. А я, вспоминая злобное равнодушие большинства в тех городах, где я побывал, подростков-наркоманов толпами бегающих за продавцами наркотиков, которые иногда задерживаются и приезжают не по «расписанию». И все об этих наркоманах и дилерах знают, только милиция «не в курсе». Вспомнил ребятишек лет двенадцати-четырнадцати, в Питере, живущих в подвалах, рядом с крысами, стаями, как собачки и продавщицы в магазинах, куда беспризорники заходят погреться, боязливо гонят их вон, чтобы клиентов не отпугивали. Магазины, конечно, все частные, хозяйские... В России сегодня каждый выживает в одиночку...

И мне подумалось, что болезнь отсутствия человеческого Воспитания, зашла в России слишком далеко и близка уже к озверению. Продлись российский вариант «либеральной демократии» ещё несколько лет и сегодня, наверное, уже и на улицу, после наступления темноты, было бы не выйти, без отряда спецназовцев. И приговаривают старушки между собой: «Лишь бы не хуже». И вспоминают с умилением ранешние годы, когда Хрущёв обещал в восьмидесятом году, уже при коммунизме, показать последнего вора.

Вот как иногда в истории бывает. Казалось так были близки к долгожданному светлому завтра, но только узда закона ослабла и все вернулось на какие-то новые рубежи бесчеловечности и зверства, вкупе с фарисейством...

А причина проста, как блин. Упустили время воспитывать своих и чужих детей в христианских заветах. Соблазнились неправдой и лицемерием личного, эгоистического обогащения. А теперь вот уже за тысячу долларов готовы родную бабушку взорвать, а уж за миллион, целый город подорвут, не поморщатся.

«А правительство что же? – спрашивают. А что правительство? Их ведь пока на площадях из автоматов не убивают. И потом им совсем неплохо живётся. Зарабатывают на бутерброд с икоркой. И не только... Да и что они могут сделать? Они живые люди. Тоже бояться. И бандитов и критики, что мало экономическими реформами занимаются. А Старший Брат из-за океана иногда так недружелюбно поглядывает. «Обещали демократию выстроить к двухтысячному. Уж две тысяча чутвёртый на исходе, а вы всё копаетесь». Иной раз так глянет, что мороз по коже. Вот и стараются. Шурудят!..

И действительно шурудят. «Абрамович у Березовского на днях замок во Франции прикупил за двадцать миллиончиков, а средняя зарплата учителей, две- две с половиной тысячи... Долларов?.. Каких долларов?.. Рублей!.. Это будет ... Это будет... Постой, не мешай считать!.. Будет это долларов семьдесят пять – восемьдесят... А жизнь то, всё дорожает!... Говорят у них там, на Западе, уборщик на улице такие же деньги зарабатывает за один день. И ещё говорят... (Шёпотом)... У них там цены на промтовары такие же, как у нас... Это во сколько же раз мы беднее развитых стран? Ой! Сбиваюсь со счёта»...

Такой монолог я представил себе и подумал: А действительно? Куда это наше правительство смотрит? Говорят, нефтедолларов уже некуда девать, а народ нищает. Что это за правители такие, КОТОРЫЕ СВОЙ НАРОД НЕ УВАЖАЮТ! Они что, разве октябрьскую революцию не помнят, а потом и гражданскую. Но ведь сейчас времена другие. Если атомно-водородную бомбу кто-нибудь из мятежников кинет на голову врагов, то мало не покажется!!!

Не хочется пророчить, но, если УПРАВЛЯЮЩИЕ НЕ ОДУМАЮТСЯ, НЕ ПРИБАВЯТ ЗАРПЛАТУ В РАЗЫ, ТО МОГУТ РАЗДЕЛИТЬ СУДЬБЫ ГОРБАЧЕВА И КПСС. История ведь иногда повторяется. Но во второй раз уже в качестве фарса.

Сегодня любой экономист вам скажет, что испытывать народное терпение даже в такой долготерпеливой стране как Россия, опасно... Говорят, в новом бюджете «оборонке» прибавили. Но если народ отвернётся от правителей, то никакое оружие не поможет защитится. Из оружия ведь стреляют люди. Те самые, простые люди, которым сегодня нищенскую зарплату платят, да и то не всегда вовремя. Странные стратеги в Кремле сидят...

А вот на образование с воспитанием опять с гулькин нос выделили. Одни долги ЮКОСА в бюджет за год, такие же, как на всё образование дают, тоже на год. А заниматься-то надо не только образованием, но и воспитанием ещё.

Клубы детские, подростковые, досуговые строить надо, чтобы народ сидючи по квартиркам не зверел, а общался на спортивно-культурном уровне, приучался жить христианской комунной. Помогать друг другу надо. Любить не только ближних, но и дальних. А тут только доброе воспитание может выручить. Надо сделать труд воспитателей почётным. Уважаемым. И начинать надо уже сегодня, чтобы завтра, не дай Бог, не было бы поздно...

20. 10. 2004 года

Записки.
(На каждый день)



ЭПИГРАФ: Из Достоевского...

«Там были разные люди (кто эмигрировал), но большинство из них, если не все, ненавидели Россию, некоторые из моральных соображений, обвиняя: «В России им нечего делать, таким как они развитым и интеллигентным людям»; другие просто ненавидели её, просто натурально, физически: за её климат, её поля, её леса, её дороги, её освобождённых крестьян, за её Российскую историю; короче ненавидели её абсолютно за всё».


Кто такие образованцы?

Это тип психологический, социальный и, может быть, физический...

Психологически – это люди с комплексом неполноценности – с большими интеллектуальными претензиями при средних способностях, с жаждой верить и поклоняться кому-то понятному, быть может даже похожему на них, но достигшему успеха и популярности. Образованец (ка) делают из него кумира и поклоняются ему, со всей страстью безответной влюблённости. Как правило, их герой – это или телеведущий или либеральный депутат, говорун, не запятнавший себя никаким положительным действием, и только критикующий людей, которые стараются что-то сделать, что-то построить, создать...Это и красавец, и высокий, и умный и стильный. (Если мужчина, то обязательно стильный. Если женщина, то элегантная). Хотя всем известно, что все вместе эти свойства не встречаются. Но если очень хочется ...

Вообще, он, образованец, очень часто хочет. Или славы. Или денег. Или всего вместе... Это одна из сущностных его характеристик. Поэтому образованец часто суетлив, требователен к другим, критичен. Нередко он мечтатель, вроде старухи из сказки Пушкина о Рыбаке и Рыбке. Иногда образованец хочет, но не знает чего... Например: хочет западного преуспеяния, но без эксплуатации личности. Или демократии, но чтобы и за порядком следили и на улицах убирали и чтобы воровства и бандитизма не было, и главное, чтобы свобода была слова. Чуть что не нравиться – сразу в газету, а то и на телевидение... Знай наших...

Образованец очень часто образован, так сказать, поверхностно, и отсюда преувеличенная самооценка, и из этих же корней, растёт пренебрежительно-презрительное отношение к простым людям. В силу образованства, он не воспитан, и потому не различает нравственных категорий, недоумевает, когда серьёзно говорят о боге и считает веру предрассудком. Однако, как человек стремящийся не отставать от моды, в последнее десятилетие, многие образованцы стали посещать церковь, отстаивать службы и даже поститься. Но у них это больше похоже на диету. Житейский прагматизм и здесь даёт себя знать...

Почти всегда, образованец недоволен своей судьбой, считая, что его недооценили. Претензии в этой плоскости очень велики, почти невыполнимы, но главное недовольство вызывает зарплата. Кругом так много красивых, удобных вещей, а денег, чтобы их покупать, нет. Поэтому не будучи идеалистами и даже немного посмеиваясь над такими, они готовы продаваться на любых условиях и кому угодно. «Деньги не пахнут» – уверены они...

Я помню, как в восьмидесятые, образованцы оправдывали взятки, тем, что их собратья по образованству имеют малую зарплату. Тогда в обиход они запустили подлую теорийку о правомочности обирать «клиентов» оправдываясь нехваткой денег. Сегодня взятки переросли в откровенный бандитизм и оправданием этому уже другое. «Все так делают» – говорят они. Мой знакомый доктор наук, который сегодня уже не живёт в России, говорил тогда «Чего же ты хочешь? Люди хотят жить красиво!». Сейчас, он где-то в Америке, но жизнью недоволен по-прежнему. Эмиграция –это тяжёлое испытание. Но сегодня в том, что твориться в России он винит кого угодно, только не себя и не таких как он сам. Он искренне не понимает, что образованцы спровоцировали и взяточничество, и бандитизм, и пофигизм, воцарившиеся сегодня в России...

За последнее десятилетие образованцы заметно посуровели и потому немного циничны и в отличии от своих либеральных предшественников советских времён, готовы запродать даже душу. Тем паче, что в её существование не очень-то верят.

Нынешний образованец, несмотря на заигрывание с церковью, сторонник саентисткой (наукообразной) системы обучения и жизни, часто толкует о биополях, энергетике, астральном поле, читает астрологические прогнозы и следит за своим здоровьем по системе доктора Коновалова или Чумака. Тут фамилии меняются, в зависимости от того, кто больше в моде на данный момент. Не стесняется ставить заряжать воду на портрет учителя... И помогает... Хотя святую воду считает шарлатанством и брезгует.

Что касается физической фактуры, то это в большинстве народ не статуарный, «качков» презирают, драться не любят и боятся. Уважают законы и всегда старются их соблюдать. Да им и беспокоиться об этом не надо. Пессимизм и хилое телосложение не дают никаких шансов сделаться бандитами. Могли бы быть идеальными гражданами идеального государства, если бы не желание из собственных слабостей сделать силу: полуграмотность распространить поголовно, а полусовесть и полуверу сделать общественным идеалом... Всё это, делает их фанатиками демократии. И как всякий фанатизм – демократический фанатизм опасен социально. Образованцы требуют, чтобы все стали такими, как они. Но ведь это значит чтобы интеллектуально все люди «выровнялись» на середину, а уровень совести и сознательности опустился бы ниже опасной черты. Во многом цинизм и пошлость современной масскультуры, обусловлен несколькими десятилетиями гегемонии в ней образованцев. А главное, что много «Воспитателей» были из их среды. Вспомните народную поговорку «Ума нет – иди в Пед»..

Ещё характерное. Образованцы не любят страну, в которой родились и норовят сплыть за рубеж, где живут невесть как счастливо, но тщательно это скрывают. Соотечественников не любят и даже презирают, но богатых уважают и гордятся знакомством с ними. Хотя любят пошутить по поводу новых русских.

Замечательная черта! Когда их много в одном месте, то ссорятся, завидуют друг другу, критикуют налево и направо и просто опасны для стабильности в государстве, так как являются разрушителями любого человеческого сообщества...

Ещё немаловажная деталь. Будучи всегда в услужении у богачей, они называют себя демократами и толкуют о свободе. В этом как и во всём прочем, лицемерно подменяют понятия – будучи эгоистами, называют себя борцами за общее благо и ратуя за права человека, тяготятся ближними, а о дальних говорят: «Другие – это ад»...

Образованцы считают себя интеллигентами, но часто не в ладах со здравым смыслом. Эта прямая дорога приводит их в «мистику». Что-нибудь вроде столоверчения или теософии. Образованец по простоте душевной имеет немудрёную, вполне конформистскую и буржуазную программу жизни: «Иметь и видеть». Возможность покупать вещи и ездить по заграницам он принимает за свободу. Отсюда недоумения, когда и вещи покупаются и «везде были», а жизнь как-то не складывается, бессмыслица и безобразие изо всех углов вылезает.

Раньше образованец гордился своей библиотекой, или томиком антикварного Пушкина. А сегодня это невинное коллекционирование, как и надо было ожидать, выродилось в страсть «машинизма». Из последних денежек покупается машина, на неё молятся, о ней много и неинтересно говорят, заводят в друзья какого-нибудь Мишу с авторемонта, дают его «на прокат» знакомым и друзьям. Ведь страсть знакомиться с «нужными людьми» осталась с советских времён. Всё общение потихонечку превращается в коллекционирование «нужных» людей. И это всё от какой-то подлой внутренней привычке всех считать дураками, а себя – светочем мысли. Придумываются новые клички для простецов и не «наших». Последний «взвизг» в образованческой Москве называть народ «электоратом». Самый захудалый образованец уверен, что уж он-то к «коллективному бессознательному» никого отношения не имеет. Конечно, часто образованец может и не знать работ Юнга. Но от этого глупость его самомнения ещё очевиднее.

Иногда я думаю – как отделить интеллигента от образованца? В чём разница?...

Кодекс чести русского интеллигента известен: «Всегда быть на стороне слабого. Видеть в ужасах происходящего свою вину. Сочувствовать и помогать простым людям. Бояться внутренней лжи и лицемерия»...

Но прошло время и романтизм интеллигенции сменился на цинизм образованцев, когда неуважение и неприятие чести превратилось в право на бесчестие. «Имеем право на подлость и бесчестие» – как бы повторяют образованцы слова героев Достоевского. Но, совершая преступление, начисто отрицают наказание за него. «Подумаешь, старушку убили!- слышаться их наглые заявления, – так ией и надо!».

Интеллигенция всегда работала на благо народа. Чиновники – на благо государства. Это противоречие породило революцию. Интеллигент превратился в образованца, когда стал чиновником. Эгоизм толкает интеллигенцию к перерождению и отделяя от народа, заставляет его презирать.

Интеллигенция в России противостояла чиновникам, аристократам и продавцам. Когда аристократия была изгнана или уничтожена после и во время революции, образованщина, занявшая место интеллигенции, попыталась занять её место и в обществе, противопостав себя народу. Однако, не имея кодекса чести, традиций и сословных преданий, образованцы превратились в лакеев нового чиновного класса, а потом, после контрреволюции, в слуг и идеологов «новых русских», обслуживая их невысокие интеллектуальные и культурные потребности. Самые продвинутые из образованцев стали обслуживать иностранных заказчиков создавая издевательские бывальщины, романы и пьесы. Таким образом главным оружием литературного образованца стала провокация. На потребу идеологии эти «писатели» трагедию жизни превратили в глумление, в фарс. Проведя операцию по подмене понятий, образованцы назвали себя борцами за свободу и демократами, а всех не согласных с ними – «коммуно-фашистами». За короткий период нахождения у власти, образованцы, отбросили страну на несколько десятилетий назад. Спровоцировали гражданскую войну в Чечне, ограбили страну, и всё это под лозунгом построения демократического общества. Зверские инстинкты атеистического общества, подталкиваемые всеобщей нищетой и лицемерной ложью нашли себе выход в бандитизме, воровстве и лжи. Из пропасти возникшей между богатыми и бедными вылезли бесчувственные, холодные убийцы и насильники. Образованческие провокации сработали...

Из всего происходящего можно сделать выводы и один из таких выводов – нельзя уничтожить разделение людей одним образованием. Если Бога в процессе жизни нет, если дети не получают религиозного воспитание или воспитаны как фарисеи, тогда получатся образованцы, для которых рано или поздно на место Бога встанут деньги. Тут срабатывает логика обезбоженной жизни...

23.10.2004. Лондон

О «Свободе»

На радио «Свобода» работает несколько человек, после передач которых возникает ощущение злого, сумасшедшего дома. Эту обстановку нагнетают ведущие, а гости часто её поддерживают... Кроме гостей, «Свобода» имеет «набор» определённого склада «вопросантов», которые часто добавляют злобы в обсуждения. А так как «Свобода» станция с «либеральным» уклоном , то и ассистенты соответствующие – фанатики либеральной идеи. А фанатиков, как известно, сама по себе истина не интересует. Главное, чтобы их идеологии соответствовала. И встают в памяти, сцены террора. Цвет террора – это несущественные мелочи...

А ведь иногда просто хочется послушать что-то доброе, например песню типа: «Любимый город может спать спокойно, и видеть сны среди весны...» в исполнении Марка Бернеса или просто добродушно посмеяться над самоиронией тех же ведущих.

По уровню озлобленной критики, «Свобода» даёт сто очков вперёд, самому злому русскому радио. Хотя последнее время и «русаки» стали подтягиваться до уровня «Свободы». Это какой-то радио-вирус...

Но возвратимся к «Свободе»...

Иногда так и хочется сказать: «Господа-товарищи! Если свобода, которую вы предлагаете, такая злая, то лучше уж слушать несвободное, но добренькое радио. Вы, любезные друзья, психику радиослушателям срываете, вашим ущербным темпераментом. Стоит послушать зверские, оскорбительные реплики ваших «вопросантов» и начинаешь понимать, что «Свобода» провоцирует взрывы негативных эмоций. Вы вносите в обыденную жизнь нотки злобного недоверия и беспринципной критики. Ваша образованческая идеология так и лезет между слов и рассуждений. Иногда подбор фактов тенденциозен, а иногда факты сфальсифицированы. Я слышал, как после референдума в Белоруссии, вы сообщали в новостях о многотысячных митингах оппозиции и тут же выступавший корреспондент говорил: «На митинге присутствовало не менее тысячи протестующих». У вас с цифрами не все в порядке. Если протестуют коммунисты, то вы их количество уменьшаете, а если «ваши» люди, то преувеличиваете. «Ну как не порадеть родному человечку»... У вас даже ведущий религиозных программ зло саркастичен, подчас сам этого не замечая. Характер!.. И конечно его позиция представляет неравнодушную смесь социального «вахабизма», дурной либеральной ангажированности и цинизма и не имеет ничего общего с христианством. А ведь его представляют как священника, хотя, впечатление остаётся как от расстриженного за «политику» сектанта. Я бы к такому служителю, врагу не посоветовал ходить. Я понимаю депутатов думы- политика- их профессия. Но при чём тут христианство или религиозные программы... Если «Свобода» претендует на звание русскоговорящей радиостанции, то нужно хоть немного уважать народ для которого вы работаете. Подбор участников дискуссий часто однобокий, если не тенденциозный Я понимаю что вы американская радиостанция, но почему, как во времена холодной войны, вы выступаете против России, против народа из которого вы сами «вышли» Мне кажется, часто «личные» счёты не дают вам возможности быть объективными. Если вы заранее знаете, что есть истина, тогда к чему дискуссии и обсуждения. Давайте будем слушать только вас, ведущих...Даже разговаривая с политиками вы позволяете себе тон всезнающих людей. Но многие слушатели не такие умные как вы и им интересен обмен мнений и желательно равнозначный с двух сторон. Это только кажется . что журналисты – это говоруны не несущие ответственности за то, что происходит в мире. Да, вы «зеркало», но зеркало не должно быть кривым»...

Постскриптум: Слушал комментарии «Свободы» к выборам на Украине. Впечатление, что Свобода» провоцирует сторонников Ющенко на гражданскую войну. Захлёбывающиеся от ненависти к оппонентам с Востока, голоса «известных» писателей, откровенный чёрный пиар, так укрепившийся на постсоветском пространстве с подачи западных демократических наставников и беспринципных «политтехнологов» из России, которым всё равно кого пиарить, лишь бы деньги платили. И особенно становиться заметной злоупотребление «глупой ложью». Склонность к глупой лжи особенно «популярна» в политиках, прошедших школу комсомольской и партийной работы в советском партаппарате. Особенность этой лжи сегодня – её кажущаяся безнаказанность. Лгут, посмеиваясь, как бы говоря: «А пойди, докажи!» Из-за этой лжи почти половина избирателей не ходит голосовать. А где вы видели газету или слышали радио, или смотрели по телику, чтобы лгунов вывели на чистую воду. От безнаказанности ложь становиться всё грязнее, всё изощренней. Но господа – товарищи! Ведь есть же правила чести. Есть совесть. Есть, наконец «высший, божий суд». Это вам кажется, что можно мимо просклизнуть....

Я не удивлюсь, если в Украине вспыхнет гражданская война – так накалили обстановку, радетели за оппозицию. Опыт России, похоже, никого ничему не научил. Ведь несмешной шут Ельцин, тоже пришёл на волне желания перемен. Разгром, который он и его прихлебатели учинили в России не видят только сами прихлебатели.

И ещё. Я боюсь, что когда украинские «образованцы», называющие себя демократами, придут к власти и всё развалят, то главным виновником окажется Россия. Так уже было в Грузии. Так вообще живут политики без чести и без совести. Набивают карманы деньгами, а потом вопят, убежав за границу: «Они нам мешали, делать для вас светлое завтра!»

Конечно, глас народа – глас божий. Но ведь если случится ошибка, то расхлёбывать придётся народу. И тогда уже нельзя будет ни на кого перевалить вину за свой выбор.

23. 10. 2004. Лондон

Новости в масс-медиа

Каждый раз после террористических нападений в России говорят о цензуре и самоцензуре в СМИ. И каждый раз террористы добиваются своего. Во-первых – это реклама для их действий, во-вторых – очередной кризис в отношениях между властями и журналистами, провоцирующих простых людей, привлекающих внимание к слухам и сплетням, а в конечном итоге – это приводит к недоверию «этим властям».

Но мне кажется, что и власти и, прежде всего журналисты, должны понимать, что нынешняя идеология средств массовой информации обусловлена, помимо инстинкта «ветхого» человека, ещё и коммерческим успехом обслуживания этого инстинкта. То есть, масс-медиа провоцируют животное в человеке, показывая зверства и предполагая зверства в нём, в конечном итоге, получая ожидаемое.

Сегодня общий новостной фон носит почти апокалипсический характер. Новости «строительства» или «праздничности» советских времён, превратились сегодня в новостной балласт, в заполнитель пауз между рассказами о катастрофах, нападениях, убийствах, террористах и бурях.

За неимением убийств и множества смертей, показывают и говорят о погодных катаклизмах: об ураганах с человеческими жертвами, о бурях с оборванными проводами и повреждёнными электроподстанциями, о тысячах домов без электричества, о наводнениях с сотнями и тысячами пострадавших, об отсутствии горячего отопления в домах, школах, детских учреждениях и больницах. И обязательно с перечислением количества жертв, погибших и раненных. Чем больше жертв, тем «горячее» новость.

СМИ эксплуатируют «зверскую» жажду обывателей узнавать о катаклизмах, катастрофах, заговорах и их жертвах, и тем самым, воспитывают новое поколение таких обывателей. Вспоминаются блаженные времена, когда писали и показывали съезды, парады, пуски плотин и гидростанций, запуски космических кораблей и не писали или писали очень мало о серийных убийцах или серийных насильниках, а о погоде говорили только в конце программ.

Особый этот погодный «драматизм» употребим на российском радио. Ведь не говорят же о том, что до дождей стояла неделю прекрасная погода. Зато всегда говорят о проливных дождях, о наводнениях, о селях... Уж если за день никого не взорвали, не было массовых убийств или катастроф, то хоть о плохой погоде рассказать. Мне кажется, что погодные комментаторы сегодня становятся почти так же популярны, как политобозреватели. (Я их называю "политподозревателями", потому, что если они никого не «припечатали» каким нибудь подозрением, то это не «интересно».

Конечно, чтобы новости продавались, надо сделать их «интересными». Беда, что этот интерес очень быстро смещается в сторону удовлетворения звериных инстинктов и убийцы с насильниками становятся героями дня, а их жертвы – всего лишь новостными статистами. Эта идеология нас очень далеко заводит. Я почти уверен, что все, что мы видим в ТВ, будит в каждом из нас зверские наклонности. Я совсем не верю учёным, которые утверждают, что увиденное и услышанное не влияет на проценты прироста преступлений. Тут мне кажется, работает другой принцип. Один раз увидев сцену насилия, мы ужасаемся, а если это уже в сотый раз, то нам интересно. Мало того. Многие половые извращения, формы жутких насилий, будят в нас атавистическую память, оставшуюся в нашем подсознании, со времён людоедских и дорелигиозных. И когда мы это видим, то происходит процесс актуализации, и эти зверства из подсознания перекочёвывают в нас «бодрствующих».

Мне кажется, что надо бы сознательно менять плотоядную стратегию владельцев ТВ и кинофабрик, на стратегию «вегетарианства», как это было сделано в пищевой индустрии. Согласитесь, что количество любителей мяса, без какого-либо насилия, только за счёт пропаганды, уменьшилось значительно за последние годы. Не пора ли нам заняться пропагандой «здорового» отношения к жизни и критикой «зверского» образа мыслей и развлечений?..

23. 10. 2004. Лондон

Клубное воспитание

Мы, группа педагогов и тренеров, пытались пропагандировать идею создания местных, досуговых клубов в городах и посёлках России, для жителей: родителей и детей, дедушек и бабушек, для всех желающих. Кружки и секции в таких клубах могли быть платными и бесплатными. В таком клубе мог бы работать психолог и даже инспектор по подростковым правонарушениям, сотрудничая с педагогами в нужных случаях. Кое–где так и было раньше. Возрастные границы таких клубов составляли бы от трёх лет, до старости...

Изменение социальной, этнической и культурной ситуации в России требуют прорыва в воспитательной работе и создание клубов (досуговых) было бы определённым вкладом в это дело, отчасти решало бы проблему иммиграции. Ведь в иммигрантах мы часто получаем и новую «кровь» в этнотип, и рабочую силу и новые культурно-языковые добавления... При одном условии. Надо, чтобы иммиграция была как можно быстрее ассимилирована титульным этносом. Иначе возникают трения на национальной почве вплоть до гражданских войн... Но подробнее об этом в другой раз...

Возникновение изолированных, этнокультурных общин, требует нового подхода в решении проблем адаптации, в том числе подрастающего поколения, к объединяющей всех культурно–образовательной политике...

На мой взгляд, Россия сегодня переживает воспитательно-образовательный кризис, обусловленный изменением социальной ситуации и безответственной либерализацией системы образования, проводимой без должного обсуждения, учёта традиций и положительного наследства, накопленного за долгие десятилетия, если не века. Откровенно подражательные новшества, вводятся в обиход людьми, которые и не собираются отвечать за результаты этих экспериментов. Либералы от образования требуют прав личности для детей в школьной, семейной, и детсадовской жизни, но за этими «горами» прав совсем не видно обязанностей, перед старшими, перед родителями, перед сверстниками, перед обществом-государством, перед Богом, наконец. Псевдо-реформаторы, копируют западные образцы, не понимая тамошней ситуации, не зная, что либерализм в воспитании приводит к неразрешимым противоречиям в западном обществе, к растущему уровню подросткового эгоизма, преступлениям и анти-социальному поведению, которое привлекает внимание не только общественности, но и правительств...Последнее время к этому, например, в Англии, относятся очень серьёзно, но исправить быстро уже ничего нельзя. Дети и подростки часто неуправляемы. А ведь хотели детей сделать свободными. В Лондоне, например, подростки в бедных районах, сбиваются в «стаи», в «банды», которые часто агрессивны по отношению к взрослым. А эти дяди и тёти начинают бояться своих детей. Ведь у этих «чад» есть право подавать жалобы на родителей в полицию. А потом пойди оправдайся, что ты хотел «воспитывать» своих деток...А с незнакомыми эти «зверятки» ведут себя ещё страшней. Особенно с теми, кто другого цвета кожи, другой нации, другой культуры. Мне рассказывали много историй. Например, русскую женщину чернокожие девочки подростки ударили в автобусе бутылкой по голове только потому, что она не сумела ответить им по-английски. Или, во время моей практики в подростковом клубе, мальчик лет четырнадцати стал вдруг пинать в меня мячом, хотя видел первый раз. Полагаю, что ему не понравился мой акцент. И он был удивлён и разъярен, когда я стал на него кричать в ответ. Я, конечно, был в этом случае не прав, но попробуй сдержать нервы.

Я видел в этом же клубе сцену, когда мальчики лет десяти «посылали» куда подальше педагога – пожилую женщину, которая ничего с ними не могла поделать.

И это только часть того, что я видел и слышал. Отсюда я сделал вывод: трусливое равнодушие и безразличие окружающих, прикрывающихся красивыми разговорами о «свободах» – это ложная система воспитания, чреватая непредсказуемыми последствиями....

Россия и её граждане, становится заложником такой «свободы» быть эгоистом, творить зло и жить во зле. Особенно это касается детей, которые, вырастая, не ощущают должного внимания со стороны семьи и родителей. Их не учат различать зла от добра в человеческом, обыденном смысле. Жертвами либерального воспитания становятся прежде всего, сами дети и их родители, которые уже не знают, как справляться с десятилетними чадами. Презрительно-равнодушное отношение к старшим приводят к обострению конфликта поколений, делает несчастными и одинокими не только детей, но и взрослых...

Для меня ответственность родителей, взрослых, государства перед новыми поколениями очевидна. Ведь ребёнок – это детёныш природы и вне человеческого, религиозного воспитания, он превращается в зверя. Вспомните истории с потерянными в джунглях младенцами. Они вырастали «в волков», если их воспитывали волки и «в обезьян», если родителями становились обезьяны... И наоборот. Я знаю историю, когда девочка сирота из самого отсталого индейского племени живущего в дебрях Амазонки, была привезена учёным антропологом во Францию и была воспитана в его семье. Девочка выросла, окончила университет и стала доктором наук...

К сожалению, внимание к воспитанию человеческих качеств в детях, утрачено и детей в первую голову учат, как зарабатывать деньги и практически всеми путями, том числе постыдными и преступными...

Школы, сегодня, занимаются обучением детей и юношества, прежде всего как экономической единицы этого сообщества, не касаясь практически, морально-нравственных принципов. Здесь и перегруженность учителей и установка на «деидеологизацию» школы.

Досуговые клубы, позволяют развивать в детях и подростках личностные, душевные качества. Тут юные могут заниматься тем, к чему душа лежит. Удовлетворять естественную потребность в общении ради общения, интерес к другим людям или нестандартным увлечениям.

В идеале, хотелось бы, чтобы человек в своей жизни занимался тем, что ему нравится. Однако, пока существуют товарно-денежные отношения, человек постоянно находится под давлением экономических обстоятельств, заставляющих зарабатывать деньги, самыми разными способами, часто способами, унизительными для человеческого достоинства, социально не привлекательными, приводящим к нервным срывам и стрессам.

Задача досуговых клубов, создание « заповедников», где человек сможет реализовать свои способности, свой интерес, тем самым само-выразиться, доказать, что он личность.

Что касается детей и подростков, то в клубах, идёт формирование их характеров в присутствии и с помощью педагогов, специалистов по внешкольной работе. Кроме того, я на основании опыта работы в досуговом клубе, берусь утверждать, что дети, формируя силу характера до пяти лет, нравственную направленность определяют в подростковом возрасте, с десяти до двадцати лет. В этот период идёт активное формирование личности и определяется – в добро или во зло будет работать сила характера, становящаяся в раннем детстве. Поэтому так важно присутствие в судьбе подростка умного и доброго педагога. Тренера. Учителя жизни.

Продуктивность формирующейся личности определит дальнейшая судьба человека. Поэтому нельзя на это жалеть ни сил ни средств. Поэтому необходимо развивать систему внешкольного воспитания начиная с детских садов и включая, различные клубы и досуговые центры...Опыт работы с подростками показывает, что там, где хорошо поставлена внешкольная работа, там преступность, уровень анти-социального поведения снижается, а это открывает большие перспективы, как прямой экономии средств, так и скрытые положительные перемены в экономике, в уровне и качестве жизни...

Структуры клубов необходимо должны включать предметную занятость детей в них. Спорт, культура, профессионально-техническое образование, – эти формы внешкольной деятельности помогают детям и взрослым найти себя, преобразовывая энергию общения в приемлемое для общества русло...

Спортивные кружки, секции, спортивные школы, помогут физическому развитию детей. Ведь мы знаем, что в общеобразовательных школах этому не могут уделять должного внимания. А ещё в Древней Греции поняли, что обучение должно базироваться на развитии физической природы человека. Тренировки не только укрепляют ребёнка физически, но помогают воспитанию ответственности и положительного характера...

Культура: музыка, живопись, танцы, пение, драма – развивают творческие, эстетические чувства в человеке. Делают его мягче, отзывчивей...

Профтехобразование позволяют человеку не только получить новую профессию, но и овладеть навыками хозяйственной жизни...

Цель досуговых и подростковых клубов, главное их предназначение состоит к подготовке человека к неформальной, частной жизни, развитие индивидуальных качеств, наряду с социализацией его, развитие уровня культуры, в том числе культуры общения, которая позволяет преодолевать трагедию отдельности и одиночества нависающей над человеком в городах, городках и поселениях. В развитии этого большую роль могут сыграть религиозные организации и в частности русская православная церковь...

В России разгорелась широкая дискуссия, о пользе уроков христианства. Либеральная образованщина, горой встала против. Спрашивается почему? На мой взгляд, потому, что они, образованцы, сторонники суррогата христианской культуры-сайентизма. Эти методики по наблюдениям специалистов давно уже присутствуют под невинными названиями в программах школ. Но в них те же христианские термины переиначены, концепции упрощены, и выдаются за взлёт социальных наук. Но в этих «методиках» нет главного... Как в любви и согласии прожить свою жизнь с людьми и среди людей. Нет того, на чём стоит христианство – любви и сострадании... Мне кажется, что знакомство с основами православия, других религий поможет человеку избежать ловушек псевдо-знания, поможет ему проживать жизнь достойно...

Социально-адаптированный человек, сохраняет развитый социальный инстинкт, до преклонного возраста, и это позволяет привлекать в досуговые клубы и центры людей разного возраста, где взрослые вместе с детьми могут в удобное для всех время, заниматься любимым интересным делом, делает их взаимо существование осмысленным, помогает правильному пониманию человеческих задач в этой непростой жизни.

Общение на неформальном уровне позволяет перекидывать « мосты» между социальными и возрастными группами людей. Помогают лучше понять друг друга, развивают дружелюбие и взаимо поддержку, позволяет молодым безболезненно вливаться в жизнь общества, научает сбалансированному подходу к удовлетворению общих и индивидуальных потребностей. Реализация индивидуальных потенциалов увеличивает потенциал всего общества, и тем самым делает нашу жизнь более наполненной и само-достаточной.

Вспоминается светлый афоризм русского писателя Максима Горького «Человек рождён для счастья, как птица для полёта»...

25. 10. 2004. Лондон

Проблемы иммиграции



Эпиграф 1:

Проблемы иммиграции – это расплата за колониальное прошлое.



Эпиграф 2:

«Запад есть Запад, Восток – есть Восток...»

Джозеф Редьярд Киплинг.


Иммиграция – это процесс, который начался как нарастающее явление и превратился в проблему совсем недавно. Вспомните пример США, где иммигранты составили основу государственности. В этом смысле Северная и Южная Америка – уникальный пример превращения проблемы в положительное движение. Особенно в этом отличаются Соединённые Штаты. По сути, это государство Иммигрантов. Если посмотреть на национальный состав этой страны, то мы увидим, что многие национальности по численности приближаются к количеству членов общины в титульном государстве. Это свидетельствует о благоприятных условиях, созданных в США для количественного и качественного возрастания уровня этих наций. Во многом этому способствовала американская конституция, борьба за права чёрных меньшинств и ещё много мелких факторов, которые я не буду здесь перечислять. Процесс кипения, брожения привёл к созданию монолита, который стал самым сильным и самым богатым государством мира...

Во многом тут сыграла свою роль географическая позиция Америки, первоначальная колонизация европейцами, её отделённость от Европы и Азии, что создавало благоприятные условия для развития и защиты государства от врагов. (Это ещё один аргумент в пользу благотворности мирных условий развития). Африка в этом смысле менее далека от Америки, так как послужила источником насильственной иммиграции в рабовладельческие времена. Тем не менее, Америка, со времён английских пилигримов была Землёй Обетованной, для самых энергичных, смелых и предприимчивых людей: в основном из Европы, и позже из Азии и Латинской Америки.

Но мне хотелось бы поразмышлять над проблемами современной иммиграции в странах Западной и восточной Европы, а также в России...

В качестве примера рассмотрения, возьмем Англию. За послевоенные годы, количество иммигрантов здесь достигло почти одной пятой всего населения, а в Лондоне, некоторых городках и в их окрестностях составляют существенно большую цифру. Есть уже города, в которых количество не этнических англичан составляет больше половины. С этим связано растущее напряжение в национальных и религиозных отношениях. За последние двадцать лет произошло несколько бунтов в районах Лондона и в городках, густо заселённых национальными меньшинствами. А после 11 сентября, в ожидании террористических акций, напряжение нарастает с каждым годом. При этом ряды протестующих против «засилья» иммигрантов пополняются экстремистами, в основном правого толка или откровенными фашистами. БНП во много раз увеличила количество членов, да и подход к проблеме стал одной из ключевых в программах правящих партий. Однако, национальная политика, строящаяся на позитивном опыте США, позволяет избегать неразрешимых противоречий, делает жизнь иммигрантов достойной...

Справедливости ради надо отметить всё увеличивающийся поток эмигрантов в страны Старой Европы. Появилась тенденция, переселения англичан в Испанию, Францию в Австралию...

Возможно, два разнонаправленных потока переселенцев как-то связаны. Очевидные причины эмиграции – дешевизна жизни на Континенте, новизна ощущений, перенаселённость Англии, ухудшающееся качество жизни...

И всё-таки, иммиграция и эмиграция не сравнимы. Поэтому мир сегодня напоминает два сообщающихся сосуда. В большем из них живут бедные, а иногда просто нищие и вымирающие народы. В другом значительно меньшем – представители так называемых развитых стран. И существует узкое горлышко, через которое идет «переливание», в одну сторону – в сторону стран развитых, или в другую, – из развитых, но дорогих, в более дешевые. Вспоминается народная русская поговорка. «Рыба ищет, где глубже, а человек где лучше».

Ширина или пропускная способность этого горлышка, обусловлена законами богатых стран и горлышко это, за последние годы становиться всё уже и уже, не вмещает всех желающих «перелиться» в преуспевающие страны. Давление в большем сосуде растёт. Как следствие, начинаются проблемы для переселенцев из Европы в бывших колониях. Политические и чиновные элиты в бедных странах требуют власти и одним из важных требований в этом случае становятся требования к бывшим колониальным странам, возместить «ущерб», прямо или косвенно, нанесённый колониализмом. Страны Латинской Америки: Куба, Венесуэла, Аргентина и другие. Африка: Зимбабве, Кот-де-Вуар и так далее. В Азии – это Северная Корея, Индонезия, Малайзия- все требуют у стран Запада и материального и морального возмещения. И мне кажется, что процесс будет нарастать...

Глобализация только усилила размежевание богатых и бедных стран и для многих людей во всем мире эмиграция, – это единственная возможность вырваться из нищеты и полудикого существования у себя на родине. Процесс ограбления мировых окраин продолжается, но принимает уже новые формы, в том числе и военные. Политический и экономический империализм набирает силу, а с развалом СССР альтернатива капитализму на какое-то время исчезла. Многие люди в Африке, Азии и даже в Восточной Европе голодают, умирают от болезней и нищеты, в то время как в странах богатых, люди мучаются ожирением и проблемами поиска смысла жизни... И процесс этот нарастает наряду с ростом эмиграции. В геополитическом смысле последствия этого трудно предсказуемы, но не замечать его тоже нельзя, так как уже сегодня необходимо предпринимать определённые меры... Иначе может быть поздно...

Как решалась и решается проблема эмиграции в мире. Я уже немного рассказал о том, как это происходит и происходило в США. Но повторяю – там особый случай. США – государство, в основе которого лежит полиэтничность. Здесь же, в Европе в странах с моноэтничной структурой нарастают противоречия, чреватые распадом государства и гражданской войной для разрешения назревших противоречий. Пример тут-Югославия, Турция, Израиль- Палестина, даже Испания... Хотя во Франции и Англии есть свои горячие точки. Но в будущем, судя по направлению развития проблемы, с трудностями иммиграционной политики могут столкнуться самые, на сегодня, благополучные страны.

Как это решалось в СССР. Там был лозунг – пролетарии всех стран соединяйтесь. Но там была и национальная политика на выковывание национальных кадров, были формальные возможности выхода из Союза, была культурная автономия. Наконец было КГБ, которое внимательно следило за националистическими движениями в республиках, периодически обезглавливая его, превентивными акциями. Там была свобода религиозных конфессий и отделение церкви от государства. Всё это позволяло правительству справляться с сепаратизмом.

Однако всё переменилось с возникновением глобализации. Процессы объединения развитых стран в союзы, противостоят сегодня процессам поисков национально- культурной идентификации, которые возглавили представители национальных элит защищающих в этих процессах, свой корпоративный интерес. Этим воспользовались супер державы, которые осуществляют политику по древнейшему принципу: разделяй и властвуй. СССР распался, Югославия тоже, и если в СССР это обошлось без кровопролитий, то в Югославии была гражданская война, принявшая сегодня скрыто-вялотекущую форму...

Напрямую, странам с большим количеством иммигрантов, сегодня это не грозит. Но определённые трудности уже есть.

Очевидно, что для решения проблем иммиграции есть много путей и самый главный, – это ассимиляция, поглощение «пришлых» титульной нацией. Или создание Федерального устройства. То есть относительно независисимые, административные единицы, с собственными правительствами и многоэтническим составом жителей. К сожалению, нынешние потоки иммигрантов на территории других стран, селятся компактными этно-религиозными группами и не желают забывать ни свою культуру, ни свою религиозную конфессию. Часто английский язык становится вторым языком и это тоже консервирует ситуацию. Особенно опасно в социальном отношении, второе поколение эмигрантов, когда забыты культурно религиозные навыки и обычаи родины, но ещё не освоены культура и религия большинства, то есть титульной нации. Этот слой эмигрантов поставляет наибольшее количество проблемных протестантов и доставляет в ряды преступного мира своих «добровольцев».

К главным инструментам ассимиляции «чужаков» является образовательный комплекс, включающий в себя обучение английскому языку взрослых, профессионально техническое обучение и нормальное образование для детей. Некоторое отставание в успешном обучении тех или иных этнических, национальных групп, может быть преодолено через определённое время. За счёт повышенного внимания к неблагополучным слоям или группам населения. На первое место здесь, выходит задача изучения английского языка, как второго. Необходимо создание новых методик обучения, как для детей, так и для взрослых, создание специальных курсов для учителей, выпускники которых могли бы преподавать английский язык для всех возрастов и состояний в иммигрантской среде. Необходимо так же под патронажем государства создавать национальные культурные центры, в которых люди могли бы встречаться и развивать культурно- художественные, национальные традиции. Все это помогает адаптироваться в чужой стране.

И вместе с тем необходимо создавать досуговые клубы для детей и молодёжи разных национальностей, где эмигранты встречались бы с представителями других национальных общин и английской молодёжью, где завязывались бы дружба и знакомства на всю жизнь. Социализация, преодоление изолированности, поможет юношам и девушкам влиться в общество с равными возможностями для всех...

Как это происходит в России? После рассоединения, национально-чиновные элиты почувствовали себя хозяевами жизни и принялись приватизировать законно и незаконно земли, производства, культуру. Всё это породило анархию в управлении и бандитизм, развал властных структур или наоборот установление личных режимов власти. Произошло повсеместное обнищание одних и непомерное, преступное обогащение других. Всё это произошло за короткий исторический срок и привело к росту социального напряжения, падению стандартов совести и терпимости, снижение уровня качества жизни.

Многие русские люди уезжают из России на заработки и за лучшей жизнью, в страны Запада. Однако в Россию, особенно из средней Азии, в свою очередь, едет много людей, недавно ещё советских граждан, которые говорят по русски, что облегчает им адаптацию и привыкание в новой жизни.

Волею чиновников, проводящих неверную национальную политику, эмигранты становятся соперниками для русских, живущих в необъятной российской глубинке. Во многом благодаря неумелой политике, множество «пришлых», людей с тёмной кожей, которых русские называют «чёрными», занимаются торговлей, монополизируя мелкий бизнес и особенно рынки. Это приводит к оттоку денег из России, к неоправданно высоким ценам, появлению национальных бандитских объединений, криминализации торговли, контрабанде наркотиков, проституции, что вместе взятое, приводит к обострению национальных отношений, шовинизму и откровенному русскому фашизму.

Идеи интернационализма забыты и подвергаются шельмованию, теперь уже со стороны властей, что тоже не делает теплее межнациональные отношения. В связи с разложением традиционных отношений, происходит утрата общенациональных ценностей, прежде всего у представителей русского этноса, Православие превращается в обрядоведение, на смену вере, приходит сайентизм с одной стороны, а с другой, получерносотенная ортодоксия, которая создаёт миф об обиженном иноверцами русском народе, о богоизбранности «бедных» русских, звучат призывы к жёсткости и даже жестокости к иноплеменникам и иноверцам, которые «заполонили» страну. Звучат мотивы о возврате в «прекрасное» прошлое, поются гимны монархии и полуязыческому христианству, ничего общего не имеющего с подлинным православием. Шельмуется недавняя история народа, тиражируются мифы о потерянном рае, разрушенном революцией...

Идеологическая неразбериха, отсутствие правил чести и совести постепенно толкают Россию на путь саморазрушения. Уже появились прогнозы, о превращении её, в недалёком будущем в страну, с границами в пределах древней Киевской Руси. Тиражируется псевдонаучные выводы, о невозможности экономического развития при таких больших неосвоенных пространствах и при таком холодном климате. Эксперты из американских научных кругов предлагают россиянам переезжать, ну хотя бы из Сибири в Ленинградскую область, мотивируя это мировой демографической направляющей, предрекая экономический крах России в недалёком будущем. «Недалёкое будущее» надвигается на разрозненных россиян неизведанными опасностями, будоражит «общественное мнение», помогает пофигистам куражиться от осознания своей «правоты». Слышится уже залихватское: «А мне всё по фигу!» и из углов доносится: «А я вам что говорил?!»...

Правительство, с его установкой на капиталистическое реформирование, забывает о сегодняшнем дне, рвётся в «будущее» и при благоприятной экономической ситуации никак не может повернуть в сторону обнищавшего большинства. Много русских (и не самых плохих) уезжает из России навсегда, за «рубеж», а на их место прибывают иммигранты. В то же время, достаточно много этнических русских ждёт возможности переехать в страну «отцов». И здесь чиновники ничего не делают, чтобы облегчить им возвращение на привольные земли Сибири и Дальнего Востока. Я сам родился около Байкала, служил во Владивостоке, работал на БАМе и знаю, что красивее и щедрее этих земель трудно сыскать. Проблему строительства городов и посёлков при таком количестве лесоматериалов и современной технологии их обработки, можно и нужно решать очень быстро. Тут конечно нужен генеральный план развития малозаселённых земель, и главное нужны воодушевлённые, сильные верой люди из молодых. И ещё нужно правительство, которое стоит на стороне народа, а не олигархов.

В России проблемы иммиграции будут день ото дня всё более усложняться, если рассчитывать на освоение Севера и Востока только «рабочей силой» из-за рубежа.

Тут надо поменять приоритеты. Освоение «Дикой Сибири» может пройти быстро, если сделать это приоритетной задачей, если количество иммигрантов из-за границы здесь не будет превышать определённой нормы. В этом вопросе надо сочетать оптимизм с трезвой оценкой последствий непродуманной политики. И уж на новом-то месте надо в начале строить церковь, а уж потом по потребности игорные дома, ночные клубы и прочую развлекательно денежную индустрию. И хочется напомнить Управляющим, что это надо было начинать «вчера». Но и сегодня ещё есть время!..

Землю, даже в Сибири, нельзя продавать. Можно сдавать в аренду, если уж вы хотите дать гарантии, но продавать – это грех. Земля Божья, а не Иванова или Петрова. Времена наступили тревожные, и потому лучше, когда весь народ вместе, а не каждый за своим «забором».

На Западе и в США, в том числе, иммиграцию воспринимают по капиталистически, как дешёвую рабочую силу. Буш, не скрывая, говорил, что откроет границы с Мексикой, для запуска нескольких миллионов, которые должны будут заполнить дешевые рабочие места неквалифицированными рабочими. Но такая политика уместна, когда всё идёт по восходящей. Если же наступит кризис, а он уже был не один раз, тогда озлобление бедняков обернётся против хозяев жизни. Капитализм с его системой эксплуатации держится пока силою христианства, которое при капитализме сделалось и экономическим регулятором. Попробуйте поверить мне на слово, ибо чтобы это доказать, нужен новый Маркс.

А я это почувствовал, прожив на Западе какое-то время. Мало того... Я стал думать, что и коммунизм в России рухнул от неверия в Бога. Постепенно «грехи» накапливались, накапливались и, преодолев какую-то черту, всё развалилось. Я уверен, что Бог – это истина и никакие заменители Бога, как бы привлекательны они не казались, не могут помочь человечеству, а только заводят его в тупики. Поставление на место Бога экономики – тоже легкомыслие...

Но здесь, на Западе, даже ситуация с иммиграцией зависит от экономики. В случае роста последней мы видим, что иммиграция укрепляет страну. В случае кризиса или стагнации – это разрушает.

Ещё, мне хотелось бы, хотя бы вскользь, затронуть тему этнической целостности, что является залогом, стабильности при экономических или политических кризисах. Вспомните историю Австро-Венгрии после первой мировой войны, или недавний пример в Советском Союзе, в Югославии, или чеченскую войну и кризис на Северном Кавказе в России. Во всех случаях происходит разрушение территориальной целостности. Иначе говоря, определённое государство гибнет, превращаясь в несколько новых, или ново- старых, что делает регион на долгое время очагом напряжения. Во всех рассматриваемых случаях результатом развала был экономически – политический кризис. Трудно утверждать чего больше было – экономических или политических составляющих. Но одно очевидно. Этнически все разрушившиеся государства были неоднородны, и уже не цементировались идеологически, как во времена создания их. В СССР, например идеология власти работающих, была подменена на идеологию чиновно – однопартийного государства, что и послужило главной причиной коллапса. Идеология начинает разваливаться первой, а потом уже экономика и политика. Способствуют разрушению безжалостная конкуренция, как в экономике, так и в политике. Это касается и геополитики. «Волки»-то есть страны сильные, страны хищники, нападают на ослабевшие или «больные» страны и убивают их. Такие страны, воодушевлённые своими экономическими успехами, пользуются правом сильного, но проходит время и сильные становятся слабыми и их ждёт та же участь, если они не смогут перебороть слабость, ценою напряжения всех сил, или ценою революций, когда из недр народного сознания вырывается скрытая подавленная энергия подвига и созидания. Это было после Революции в Англии, Франции, Голландии, России...

Это, однако, возможно при более менее этническом единстве страны. Либо как в России, которая была многонациональной, после революции, когда лозунг: «Пролетарии всех стран соединяйтесь» удерживал внутриклассовым тяготением тенденции «разлезания», разобщения, к чему всегда склонны малые нации и народности...

Или, как в США, которые этническую неоднородность использовали под практически тем же лозунгом «Если ты, будучи африканцем или итальянцем, чувствуешь себя американцем – Америка становиться твоей Родиной».

Остальной мир в этом случае нечто другое, иногда враждебное. Вспомните, что во Вторую мировую в американской армии служили и этнические немцы и итальянцы, воевавшие в Европе.

Тем не менее, видимо, существуют определённые количественные пропорции соотношений титульной нации и иммигрантов, после превышения которых, начинается процесс развала, разъединения в случае глубокого идеологического, религиозного или экономического кризиса.

Хотя кажется, что всё-таки определяющим фактором является религиозное единство, иногда выступающее в форме идеологической (как в СССР).

Если рассматривать государство, как некое органическое единство, то есть, прежде всего, этническую однородность, то такой организм будет болеть или даже умирать при разрушении этого единства.

Возможно, биологически человек недаром поделён на расы, в которых существует ещё деление на национальности, народности и племена. И возможно нарушение этого деления, будет нарушением законов выживания или адаптации. Но это тема уже другого обсуждения...

Вспоминается ветхозаветная легенда о Вавилонской башне. Возможно, в этой легенде пророки пытались предостеречь людей от намерения всех обледенить и сделать похожими. Я полагаю, что в нивелировании путей развития человеческих особей, некогда биологически разделённого приспособительными механизмами, таится неизвестная опасность, какого-то вселенского катаклизма, который может грянуть как извне, так и изнутри человечества. Каким-то образом это связано с эволюцией человека, как био-вида... Возможно Страшный Суд и Второе Пришествие уже «При дверях»...

Тем не менее, я – оптимист, и уверен, что можно и нужно не бояться нового, а решать проблемы по мере их возникновения. Однако прежде чем делать, надо долго и тщательно всё обдумывать. Вспоминается буддисткой афоризм: «Действие не устраняет незнания, так как не противоречит ему»...

10. 11. 2004. Лондон






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 430
© 06.06.2014 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2014-1061893

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1