"Свидетельства от Марии" в Барбикане


                                    “Свидетельства от Марии» в Барбикане.

Сегодня, мы ходили в Барбикан на представление пьесы по роману ирландского писателя Колма Тойбина «Свидетельства от Марии».
На днях, моя жена прочитала этот роман и коротко пересказала мне содержание, пока мы собирались в театр.
Меня эта тема давно интересует. Я написал несколько богословских эссе, роман о православном идеальном иерархе «Митрополит Серафим, пьесу «Начало Пути», в которой постарался в диалогической форме пересказать евангелие от Матфея. Задумывалась эта пьеса, как «пособие» для изучения и религиозного просвещения старших школьников и студентов. Но эта пьеса ещё не поставлена на сцене, хотя я надеялся, что именно студенческие театры, могут и должны её ставить.
И вот теперь я шёл смотреть интересное, театрализованное прочтение библейских историй нашим современником, рассказывающем о чувствах и страданиях Девы Марии, связанных с смертью её сына Иисуса Христа.
Театральный зал в Барбикане, удобный и вместительный, а при аншлаге набирается зрителей человек шестьсот-семьсот.
Когда мы вошли в зал и сели на свои места, то увидели столпотворение на сцене — зрители поднимались туда из зала и осматривали декорации спектакля, в котором играет роль Марии, матери Иисуса, одна актриса. Такой театральный жанр называется по русски — театр одного актёра.
Из репродукторов звучала торжественная музыка и на столе, на сцене, горели поминальные свечи, которые зрители разобрали и перенесли их в зал, перед началом представления.
Наконец пьеса началась и на сцену вышла женщина, в мягких рейтузах и кофте и высоким, часто срывающимся от волнения голосом стала рассказывать историю жизни и смерти Иисуса Христа. Всем нам известны множественные изображения Девы Марии с Младенцем на руках или изображения её, держащую на руках, убитого язычниками, Сына.
Православию, как-то особенно присущ эпический стиль описания жизни и смерти, не только самого Христа, но и Апостолов и Его близких. А на протестантском Западе, стараются «оживить» библейские истории. Идея «Свидетельства от Марии» и заключена в попытке показать страдания и переживания не Девы Марии, но матери Марии, потерявшей своего сына!
Актриса двигалась по сцене, переходя с места на место: то садилась на раздвижной стул, то на край длинного складного стола. Потом, она, рассказывая о воскрешении Сыном Лазаря, обычным бытовым английским, мимоходом наполнила амфору водой из под крана, который был установлен на сцене.
Вода с журчанием лилась из водопроводного крана в сосуд, а световые блики, отражения света в небольшом по размерам бассейне, играли на стенах сцены.
На трёх её стенах были подвешены большие белые щиты, которые, отражая сценический свет, усиливали освещение. Щиты эти, по замыслу сценографа, двигались и этим создавали световые эффекты, почти подсознательно воздействующие на эмоциональный фон человека. Из скрытых динамиков лилась тревожная и торжественная музыка, иногда еле слышная, а иногда пугающая зрителей внезапной громкостью обвала или взрыва.
Я уже говорил, что английские сценографы изобретательны и динамичны. И инженерныевозможности сцены этому способствуют.
Вспомнилось, как лет десять назад. в этом же зале, смотрели пьесу Чехова, Иванов, в исполнении московской труппы, в которой по ходу действия герои плавали и обменивались репликами в небольшом «пруду», устроенном на сцене...
В этот раз, бассейн и вода, играли свою особую, «христианскую» роль - ведь крещение водой, символизирует «новое рождение» человека в духовную жизнь по заветам Христа. После рассказа-воспоминания о казни Сына, Мария, переживая Его смерть, почти утопилась в нём, на несколько секунд исчезнув под водой. Но самоубийства не произошло и плача и всхлипывая, она выбралась из воды. После, из этого отверстия в сцене, выросло «дерево жизни», как символ вечности учения Иисуса Христа.
Во время спектакля, в особо напряжённые моменты, рассказа Марии о распятии Сына, в зале стояла полная тишина и было слышно, как дышат в напряжённом ожидании развязки, мои соседи.
Мы знаем из Четвероевангелия, торжественную и пафосную историю рождения, жизни, распятия и воскресения Иисуса из Назарета. Однако торжественность священных текстов, оставляет за «сценой» подлинные чувства и обиходный язык тех великих событий.
А в этой пьесе, Мария, ведёт себя как обычная женщина, потерявшая своего сына. И её переживания, а иногда и скепсис по отношению к ученикам-Апостолам, обоготворявших жизнь и смерть своего Учителя, носят вполне бытовой характер.
Когда она, рассказывает о рождении и непорочном зачатии, то горько смеётся над символизмом Библейских рассказов, и ей вторят зрители из зала.
Мне было не смешно, (я ведь человек православной культуры) и в этот момент подумал, что в России, постановка таких пьес невозможна, потому что православие, как раз и представляет из себя ветвь христианства, которая старается во всём «нечеловеческом» божественном величии, представлять в ритуалах и евангельских рассказах, божественную сущность Спасителя.
В протестантизме всё немного иначе, и Реформация, постаралась, исходя из собственно текста Библии, убрать ненужные чудеса, символизм и казённый догматизм, толкование которых приводят к противоречиям.
Культурные различия, между протестантами, католиками и православными очень велики и потому то что естественно воспринимается в протестантских странах, мало понятно и приемлемо в странах католических или православных. Конечно, это касается и зрителей, сидевших в зале.
В момент сильных переживаний, Мария, в обнажённом виде упала в воду. И это обнажение никого не шокировало, потому что свет деликатно убрали и ещё потому, что все поняли, невменяемое от горя, состояние героини!
Фиона Шоу исполнявшая роль Марии, в ходе пьесы, иногда очень едко иронизировала над восторженными учениками Сына, удивлялась чудесам воскрешения Лазаря и превращения воды в вино на свадьбе в Кане Галилейской, страдала описывая страшную казнь сына и делала это искренне, естественно и правдиво...
И зрители затаив дыхание наблюдали за этим чудесным превращением актрисы в ожившую мать Иисуса...
Пьеса окончилась и зрители вызывали Фиону, на бис, несколько раз. И она выходила. завернувшаяся после «купания», в махровую «ризу»...

...Мы вышли из театра и долго сидели на берегу пруда, посередине каменных громад жилых и культурных зданий, внутри замечательного архитектурного ансамбля Барбикан, выстроенного лет сорок назад, на месте бывших руин, оставшихся от бомбёжки в о времена второй мировой войны.
Этот ансамбль, состоящий из трёх многоэтажных башен, жилых строений, скверов и замощённых площадок перед зданиями, на двух или трёх уровнях, в своё время был новым словом в архитектуре и создавался из напряжённого железобетона, в доказательство пластичности этого тяжёлого материала...
С синего неба светило яркое золотое солнце, в пруду среди каменных строений и причудливых стенок набережной, росли ирисы и рядом плавали кряковые селезни. Люди вокруг, сидели за столами пили пиво и вино и разговаривали, обсуждая увиденное и услышанное. Само это место невольно ассоциируется с современной культурой Англии. В этом комплексе прекрасный, большой концертный зал, несколько кинотеатров, театр и множество студий и курсов.
Этот оазис искусства и культуры, возведённый в самом центре Лондона, окружают множество высотных современных зданий. Невольно возникает ощущение, что мы находимся внутри «города в городе». Здесь нет ни дорог, ни тротуаров, планировка свободная и потому — это излюбленное место для жителей города и туристов! Но о Барбикане, мне кажется, я уже писал прежде и потому не буду повторяться...

Май 2014 года. Лондон. Владимир Кабаков        






Рейтинг работы: 3
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 301
© 27.05.2014 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2014-1055082

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1