Капустник и Сенека



(Из цикла «Миниатюры от Степаныча)

Написал я недавно миниатюру «Женская логика»...
Про то, как я решил испечь пирог с капустой и что из этого вышло...
Кто не читал, скажу, что вышло еще одно доказательство оригинальности и непредсказуемости женской логики.
А пирог вроде как в стороне остался...
И сразу посыпались в мою сторону упреки...
В основном, со стороны женской части населения «Избушки»...
Мол, а как насчет пирога? Нам ведь интересно! Может, мы тоже захотим его сварганить... А нас на портале многия тыщи! Статистика сразу заметит аномальный рост спроса на капусту и порошок под названием «Разрыхлитель».
Пришлось снова сесть за компьютер и написать миниатюру под названием «Капустник и Сенека».
Причем здесь Сенека?
Позже поймете...
Значит, так...
Как человек творческий я понимал, что для приготовления романтического пирога, дух которого способен вызвать восторг и ностальгию, необходимо вдохновение... А для вдохновения нужно одиночество. Я закрыл дверь на ключ, выключил телевизор и остановил испорченные часы-кукушку, которые взяли себе за привычку куковать каждые пятнадцать минут.
Затем я сделал все так, как было написано в рассказе «Ласточка и капустник» и поставил сковороду в духовку.
И только через десять минут после этого я обнаружил, что забыл ее разжечь.
Когда я включил газ, возникла другая проблема: до какого состояния надо ее нагреть...
Чтобы узнать это, пришлось позвонить своей бывшей коллеге, ныне пенсионерке Дудоровой. Она преподавала в нашей школе домоводство.
- Слушай, Лида, - спросил я, - когда надо в духовку пирог засовывать?
Она ничуть не удивилась и ответила профессионально:
- При температуре 200 градусов.
- А как я могу их определить, эти 200 градусов?
- В духовке есть термометр, - размеренно и четко произнесла она, и я понял, что долгое преподавание домоводства приучило ее ничему не удивляться.
Зато удивился я..
- Да? - переспросил я ее по-идиотски, и моя терпеливая коллега повесила трубку.
Термометр я все-таки нашел, но с большим трудом: он с успехом прятался под толстым слоем сажи и жира.
Пока духовка разогревалась до нужной кондиции, меня потянуло в сон... Пришлось снова запустить часы-кукушку и включить телевизор.... Там на всех каналах передавали сотые серии каких-то сериалов, а я, как назло, не видел ни одной предыдущей.... А кукушка, видимо, обиделась на меня и перестала вообще куковать.
Когда, после сладкой дремы, я взглянул на термометр, он показывал триста градусов... Был вынужден выключить газ и подождать, когда стрелка станет на цифре 200...
Наконец я засунул сковороду в духовку и облегченно вздохнул... Процесс пошел...
Через некоторое время, в точном соответствии с прочитанным в рассказе «Ласточка и капустник», по квартире поплыл неповторимый хлебный дух....
И сразу вспомнился бабушкин поселок, жаркая печка в углу комнаты, гора дров возле нее... Мы сидим вокруг стола и ждем, когда бабушка достанет из духовки хлеб.... Это первый пшеничный хлеб за всю войну... В комнате жарко, но я встаю из-за стола и закрываю дверь в сени... Я не хочу, чтобы уходил этот запах, сладкий запах пшеничного хлеба, запах, который мы уже стали забывать....
... После таких воспоминаний у меня в голове начинают слагаться пронзительные стихи об этом, и я убегаю к письменному столу, хватаю ручку и начинаю писать, писать писать...
И вдруг слышу другой запах...
Запах сгоревшего пирога....
… Утром заявляется Степаныч.
- Я так и знал, - с порога говорит он. - Пирог сгорел... Я ж тебе говорил: не берись не за свое дело...
Он подошел к сковороде и критически взглянул на мое неудавшееся произведение:
- Может, не совсем сгорел? Под ямайский ром пойдет?
Я виновато достал из-за портрета Хемингуэя заветную бутылку.
Степаныч сделал глоточек огненного напитка и закусил кусочком пирога.
И тут же лицо его пошло наперекосяк, а глаза полезли из орбит...
- Ты сколько раз его солил? - хрипло спросил он.
- Один раз капусту, и один раз тесто, - ответил я.
- И, небось, по жмене?
- Нет, по столовой ложке...
- С тобой все ясно, - махнул безнадежно рукой Степаныч. - Вижу, что ты и разрыхлителя туда целый пакет вбухал... Инструкцию не читал...
Теперь он выпил полную стопку рома и ушел, не закусывая и не прощаясь...
А мне почему-то сразу пришло на ум изречение моего любимого философа Луция Аннея Сенеки:
«Если прочтешь что-либо, то из прочитанного усвой себе главную мысль».
Ведь автор «Ласточки и капустника» писала свой рассказ совсем не для того, чтобы научить меня печь пироги...





Рейтинг работы: 16
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 307
© 13.04.2014 Борис Аксюзов
Свидетельство о публикации: izba-2014-1027647

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра


Светлая Ночка       13.04.2014   17:11:10
Отзыв:   положительный
не буду спорить с Сенекой...
да и с Вами, Борис, - тоже...
но всё же, но всё же...
мне бы хотелось, чтобы Вы повторили попытку, учтя все просчёты и промахи, и я уверена, капустничек у вас получится, ибо Вы усвоили главное, - "во всём нужен тон, да голос" и соответствующее НАСТРОЕНИЕ, улыбаюсь









1