Банка говяжьей тушенки.


Банка говяжьей тушенки.

(миниатюра)

    Мы шли по Приморью походом, который я гордо назвал «По следам Дерсу Узала».
Пройдя деловито-беспокойную Находку, приземистый, грязноватый Сучан, уютный, современный Лучегорск и множество хмурых деревень, мы стали лагерем у кордона лесничего, откуда начинался наш долгий переход по таежным тропам....

    Рано утром в мою палатку постучалась Наташка Лебедева, во всех моих походах наш неизменный начпрод (член отряда, который закупает продукты и распределяет их по рюкзакам туристов).
  - Валентиныч! - сказала она громким шепотом. - У нас ночью кто-то втихаря банку тушенки слопал... Говяжьей.... Пошла будить дежурных, чтобы завтрак приготовили, смотрю под пологом палатки валяется...
И она протянула мне пустую жестяную банку, на этикетке которой была изображена толстая корова с веселыми глазами...
  - Чо будем делать? - тревожно спросила меня Наташка, знавшая, что впереди у нас магазинов больше не будет, а одной банки тушенки хватает, чтобы приготовить ведро каши на весь отряд.
  - Ну, тебе раз плюнуть, чтобы узнать, кто это сделал, - спокойно ответил я. - Открывай свои записи, посмотри, у кого в рюкзаке не хватает банки тушенки, и делу конец... Потом Гена Травкин как командир отряда пусть соберет ребят, и вы решите, что делать дальше...
  Проводить инвентаризацию запасов продовольствия оказалось излишним... Как только ребята собрались у костра, стало ясно, кто поживился туристическим деликатесом: на штормовке у Миши Стремоухова были ясно видны пятна жира, а над карманом, на пуговице даже повисли жилочки мяса...
  Объяснил он свой поступок очень просто: не хотелось тащить слишком тяжелый рюкзак, решил сделать его полегче...
  Услышав такое, командир Гена Травкин растерялся и тут же бросился за помощью ко мне:
    - Валентиныч, что будем с ним делать?
    - Решайте сами, - сказал я. - Одна банка тушенки погоды не делает. Хотя случиться может всякое... Перевоспитывать Мишку у нас нет времени... Кто знал, что он окажется таким плохим товарищем... Даже никого не пригласил помочь ему втихаря такую огромную банку умять...Так что давайте сами разбирайтесь...
      Я сидел у костра, в одной руке у меня пустая банка из-под злополучной тушенки, в другой - маленький туристический топорик.
    Подняв с земли обгорелый гвоздь, я стал пробивать в банке два отверстия, одно против другого...
    - Что Вы делаете? - беспокойно полюбопытствовала Наташка.
    - А вот вдену сюда веревочку, повешу банку себе на шею и пойду так по тайге, гордый, - ответил я, продолжая свою работу.
    - Зачем?! - чуть ли не хором заорал отряд. - Почему?!
    - Первый раз у меня такое в походе случается, - объяснил я, не поддаваясь их ору. - Надо отметить знаменательное событие и одновременно уроки извлечь... Не на прогулку по Бродвею я с вами вышел, а в тайгу повел, где сто верст пройдешь и никого не встретишь... Кроме тигра... А вот кого в этот поход беру, не подумал... Так пусть эта баночка у меня на шее напомнит мне об этом....
    Шире глаз, чем у моих пацанов в тот момент, я в жизни еще не видел...
    И вдруг раздался крик Гены Травкина, такой радостный и звонкий, словно ему счастье привалило на весь век:
    - Валентиныч! Я придумал, как Мишку наказать! Пусть он на шее весь поход эту банку тащит! А в Уссурийск придем — пусть и там с ней по улицам ходит!
    Отряд так дружно и громко поддержал своего командира, что из дома вышел лесничий с карабином в руках...
    Я посмотрел на Стремоухова... На нем не было лица... Он знал, что если отряд что-то решил, то так и будет... И тогда он медленно обратил свой убитый взгляд на меня... Теперь я был его последней надеждой и опорой... Несмотря на то, что я горько раскаялся в том, что взял его в поход...
    Я молчал... Не потому, что держал эффектную паузу в воспитательных целях... Просто я действительно думал, кому из нас двоих нести на шее эту проклятую банку...
    Наступила мертвая тишина...
    Лесничий сплюнул и ушел... Ему было досадно от непонимания происходящего...
    И тогда мне стало ясно, что надо ставить точку над i ....
    - Ребята - сказал я, - я прошу вас изменить свое решение... Не надо никого наказывать... Стремоухов слопал эту тушонку не для того, чтобы объесть вас... Просто, как он сказал, рюкзак у него слишком тяжелый... Наташа, возьми у кого-нибудь из девчонок банку тушенки и переложи ее в Мишкин рюкзак. Чтобы он знал, что поедание общественных продуктов — не способ облегчить свою ношу...
    Краем глаза я увидел, как светлеет Мишкино лицо, а вместе с ним и лица всех остальных.
    - Лови! - крикнул я Мише и кинул ему пустую банку из-под тушенки, которую он съел ночью. - Обожги ее на костре и зарой в землю метра этак на полтора... Говорят, жесть разлагается в яме в течение пятидесяти лет... К тому времени у тебя будут уже внуки, перед которыми ты сможешь похвастаться, что ходил в поход по следам Дерсу Узала...





Рейтинг работы: 27
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 420
© 25.03.2014 Борис Аксюзов
Свидетельство о публикации: izba-2014-1014622

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра


Ольга Таранюк       27.03.2014   08:29:44
Отзыв:   положительный
МАСТЕРУ СЛОВА, МАСТЕРУ МЫСЛИ, ПСИХОЛОГУ И ПОТРЯСАЮЩЕМУ ПЕДАГОГУ мой земной поклон..
Я Вас обожаю...


Борис Аксюзов       27.03.2014   08:50:27

Моей верной ЧИТАТЕЛЬНИЦЕ, ВДОХНОВИТЕЛЬНИЦЕ и ПРОСТО ОБАЯТЕЛЬНОЙ ЖЕНЩИНЕ с незабываемым ГОЛОСОМ огромное СПАСИБО...
Флярик       26.03.2014   18:48:22
Отзыв:   положительный
Вот это ход! И не слабый воспитательный удар, и его четко рассчитанная сила. Мальчик не стал в результате изгоем. Наказание - первый шаг к примирению. Наказание - начало прощения. Я впервые прочла об этом у Тихона Шевкунова, и как же это верно по мысли!
Безнаказанность же порождает или привычку к злу (греху), или обозлённость, потому что совесть продолжает свою обличительную работу, давит на неокрепшую душу.
Браво педагогу и браво автору! Отличная миниатюра, Борис Валентинович. Не стандартно!
Борис Аксюзов       26.03.2014   19:03:37

Спасибо большое за отзыв! На снимке: я - стою в центре с повязкой а-ля Дерсу Узала на голове, слева от меня в темном - Гена Травкин, мой орущий командир, за ним - Миша (имя и фамилия изменены, потому что у него и взаправду уже есть внуки) Наташка сидит понурая на бревне, ближе всех ко мне... Остальные ребята - тоже герои... Только других миниатюр...
Флярик       26.03.2014   19:06:55

Т-а-а-к... начинаю рассматривать, вооружённая новыми знаниями!!!









1