Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Любовь тракториста


Любовь тракториста

Дед Макар рассказывал.
Жил у нас в деревне, значит, один механизатор. Четвертого разряда. Иван Никифорович Шульгин звали. К слову сказать, хороший механизатор был. Асс. Жена у него была – Любавушка, да трое деток – Ванька-младший, Гришка-средний и дочка старшенькая – Настасья.
Ну, Иван Никифорович, понятное дело, в колхозе нашем работал. Колхоз у нас, к слову сказать, хороший. Вот. Шульгин тогда трактористом чалился. Всю технику-то как свои пять пальцев знал. Всё бы и ладно. Ан, нет! Что такое спрашиваешь? Да, вот, среди мужиков наших колхозных говорок пошёл. Стали они за ним… ну… странности, что ли, разные замечать. Какие? Да всякие разные. В общем, трактор он свой, на котором работал… полюбил, в общем, трактор он свой. Как полюбил? А очень просто: разговаривать с ним стал, холить да лелеять… Подойдет, бывало, к нему, оглянётся по сторонам, что б никто не видел, и, давай его гладить да прижиматься к нему. А мужики наши колхозные, говорили, что видели даже неоднократно, как Иван Никифорович целовался с ним. Так не бывает, говоришь? Бывает. Еще как бывает!
С тех пор, в семье ихней разлад пошел. Любавушка, по-секрету, подружкам своим сказывала, ну а те – сороки-болоболки всей деревне растрезвонили. А Любавушка сказывала, что как муж он с ней насовсем жить перестал. А во сне, только и бормочет, что про трактор свой, будь он неладен. С первыми петухами – к нему бежит. Помоет его, погладит, заведет и весь день ездит, не слазит. Даже обедал в кабине. К слову сказать, норму свою Иван Никифорович хорошо выдавал. Иной месяц перевыполнение у него двести процентов бывало. А Любавушка, жена его, ужо и плакала, и ругалась, и по-хорошему просила, и к бабкам-знахаркам ходила. Что б заговорили они его, значит. Чего только горемычная не испробовала… А всё без пользы. Любит он, видите ли, трактор свой, а не жену – живую и законную. Любит он трактор, и все тут! Вот, хоть ты тресни. А Любавушка, как выпьет, бывало, самогоночки, слезами горькими зайдется, и говорит:
«Отравлю я его!». – Как кого? Ну, не трактор же. Мужа ейного – Ивана Никифоровича. – «Отравлю его, или шмальну из двустволки отцовской. Себе жизнь поломаю, но и он, гад такой, меня мучить и позорить не будет!».
Мы её всем колхозом уговаривали:
«Полно, Любавушка, не бери ты греха тяжкого на душу. Брось его – и всё тут. Мужика себе найдёшь нового».
А Любавушка говорит:
«Да какой же мужик меня с детками-то возьмёт!? У меня их трое: Ванька-младший, Гришка-средний и дочка старшенькая – Настасья».
Ну, кое-как, отговорили мы её от смертоубийства. Всё бы и ладно. Ан, нет!
Как назло, детишки соседские, шельмы глазастые, возьми да и заметь, как Иван Никифорович стоит ночью перед трактором и балду рукой гоняет. Покапал, значит, малофьёй своей на трактор, поцеловал его и пошел спать домой.
Ну, мужики наши колхозные терпеть этого не стали. Берут на следующий день банку самогонки трёхлитровую и идут к Шульгину.
«Что ж, ты, – говорят, – обормот эдакий, делаешь? Отвечай нам всё как есть. Начистоту выкладывай! С женой своей – Любавушкой не живешь, деток своих не воспитываешь! А всё только к своему трактору ходишь и дрочкой непристойной занимаешься!».
А Иван Никифорович Шульгин отвечает им:
«Мужики, – говорит, – хошь – режьте меня, хошь – бейте, а говорю всё как есть. Понимаете, люблю я трактор. Л–ю–б–л–ю! Трактор – самое дорогое для меня существо в целом свете. Увидел я, и понял его душу железную. Люблю я его, мужики. А трактор, значит, меня любит…».
Мы тут и обалдели все. Мужики выпили с ним. Я тоже стаканчик опрокинул. Покурили. По второй выпили. Тут Шульгин встаёт и говорит нам:
«Сегодня, мужики, радостный у меня день. Нонче женюсь я на тракторе. Давно мы с ним договорились о свадьбе, и долго ждали этого дня. Отродясь это моя жена будет! От Любавушки ухожу я. Деткам, по мере сил, помогать буду – не отказываюсь. Одену, обую, выучу. Всех на ноги поставлю: Ваньку-младшего, Гришку-среднего и дочку старшенькую – Настасью. Половину зарплаты в дом отдавать буду. А жить стану с трактором».
Тут Шульгин-то наш, Иван Никифорович, достал елдак свой да смазал салом его свиным топлёным. К слову сказать, здоровый болт у него оказался, – понятно нам тогда стало, почему Любавушка так убивалась по мужику своему. К трактору, значит, подошел, солидолом помазал трубу выхлопную, и, давай туда писюн свой мерзопакостный совать. Сношается, значит, с трактором евойным окаянным. Тьфу! Срамота одна. Я и смотреть не стал, – отвернулся, – к чему мне непотребство это.
Мужики наши колхозные крепко тогда побили его. Говорят: «Не дело это с трактором любиться, – вон баб кругом сколько!».
После такой оказии сторониться Ивана Шульгина стали. Мужики с ним не здоровались; бабы и дети обходили.
А вскоре он и вовсе съехал. В город подался. Сказал, что учить людей будет как трактор любить правильно. Желающие, говорит, найдутся. А я пример личный подам. Буду, говорит, разные шоу с программами вести да по телевизору выступать. Газеты с журналами про меня писать будут. Ну, и всё такое прочее. Вот так вот сказал нам Иван Никифорович Шульгин, и уехал. Вот. А мне ещё добавил: «Улыбок тебе, дед Макар».




Крым, март 2008 г.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 1467
© 06.04.2008г. Алексей Сильченко
Свидетельство о публикации: izba-2008-7479

Рубрика произведения: Проза -> Сказка
















1