Михаил Штирой
[Shtiroyi]
Михаил Штирой
Избранные авторы:

Количество просмотров: 1281
Написано отзывов: 1
Отзывы к книгам: 0
Получено отзывов: 1

Информация об авторе
Мои избранные аудиозаписи: 1
Мои фотоальбомы: 1
Гостевая книга: 1

Рейтинг автора (общий): 25
Рейтинг активности на сайте: 0
Посетителей: 1081
Был на сайте: 07.04.2016
Дата регистрации: 12.08.2015
Опубликовано произведений: 8

СКВОЗЬ ПОЭТИЧЕСКИЙ БИНОКЛЬ

Предисловие

Часть І

Неужели так уж необходимо, чтобы мы страдали по по-воду всего, что делаем? Или все же есть секрет, открыв кото¬рый, мы будем способны подняться над всеми нашими невзгодами? «Из жизненного опыта следует извлекать только полезное и ничего больше, – сказал, однажды, Марк Твен, – иначе мы уподобимся той кошке, что присела на горячую печку. Она на горячую печку никогда больше не сядет – и правильно сделает, но она никогда больше не сядет и на холодную».

В сущности, великий писатель и юморист говорит нам: «Пусть пройдет боль горьких уроков, и мы двинемся дальше, но теперь будем более осторожными». Иными словами, встречаясь на земном жизненном пути с плохим и хорошим, мы учимся тому, что значит быть Человеком, и начинаем понимать, что такое жизнь и для чего мы заброшены в этот мир, – это для того, чтобы со-вершенствоваться, помогая друг другу! Не стану отрицать, что черные мысли и негативные эмоции мне не знакомы. Было и смятение чувств:

«Я больно падал, – поднимался снова,
Страдая, ненавидя и любя,
Пока в душе не вызрела основа,
Которую лелеяла Судьба»;

было и раздвоение личности:

«Согласен с Фаустом вполне,
Что «…две души живут во мне,
И обе не в ладах друг с другом…»;

но все это уже в прошлом, а сейчас:

«Две души, наконец-то, слились воедино, –
Слава Богу, закончился их поединок!»

Обретя свое истинное «Я», начинаешь сознавать, что существует другой, высший мир, который и является нашим подлинным домом; что здесь мы лишь для того, чтобы усвоить уроки этой жизни, а вовсе не для того, чтобы оказаться невольными участниками драк и сражений за лучшее место под солнцем.

Осознав это, я успокоился. Стать спокойным в неспокойном мире – дело не простое. Оно требует усилий. Внутреннее спокойствие не равнодушие, но душевное умиротворение и одухотворенность, основанные на прозрении:

Никто из нас не застрахован
От сокрушений в чреве лет,
Но тот, кто СЛОВОМ очарован,
Дыханьем Истины согрет.

Сейчас я отчетливо сознаю, что получал от судьбы и впредь буду получать ровно то, что заслужил в результате своего духовного роста, соразмерно этому росту и на каждом этапе этого процесса. Например, ещё десять лет назад, разве мог я предположить, что всерьез увлекусь стихотворчеством, не говоря уж о том, что осмелюсь печататься? Да о подобном мне и не снилось даже,— до поры…

Теперь же некоторые мои стихи опубликованы в газетах «Наш путь», «Артинские вести», «Добрый день», «Городок», в поэтическом сборнике "Приуфимские зори" и в уральском альманахе «Складчина». Действительно: «Пути Господни неисповедимы».

Часть II

В связи с этим, обязан рассказать один удивительный сон, приснившийся мне весной 1996 года, и что за этим последовало. Я и сегодня, спустя десять лет, помню его до ярчайших подробностей. Тогда мне приснилось, что лежу я, весь израненный, в искорёженных железных доспехах, не в силах выбраться из их смертельного плена. Вдруг замечаю сквозь прорези для глаз незнакомого мне человека в белом. Незнакомец, склонившись надо мной, открывает со скрежетом на моем шлеме заклинившее за-брало и произносит: «Выходи!». И я вылез с его помощью из сплющенных лат через открытое отверстие, как рак из панциря. Затем, велев следовать за ним, мой неожиданный избавитель стал удаляться, почти не касаясь земли и, подчиняясь его воле, я поднялся и побрел за ним, с трудом передвигая ноги.

Какое-то время мы пробирались сквозь чащу густого хвойного леса, затем перешли через глубокий овраг, пересекли березовую рощу, прошли озимое поле и, наконец, оказались на окраине какого-то не то поселка, не то городка. Долго шли в вечерних сумерках по длинной, безлюдной улице. Всюду валялись пустые бутылки, банки, пакеты, окурки, клочки рваной бумаги и прочий «человеческий» мусор и хлам. На столбах и заборах пестрели афиши, объявления, висели лозунги на растяжках и стояли рекламные щиты с белым текстом на черном фоне, как в негативе.

Затем мы спустились в подземный переход, где вдоль стен мрачного туннеля стояли нищие, сидели калеки и лежали пья¬ные. Пройдя тоннель и поднимаясь по ступеням ведущей из подземелья лестницы, я увидел во встречном потоке людей толпу дерущихся и среди них узнал некоторых моих прежних знакомых (ныне умерших), призывающих меня к ним, но мой проводник велел не задерживаться, и мы вышли на поверхность. Здесь зани-мался рассвет…

Тут я увидел отъезжающий автобус со школьниками и учителями, (бывшими моими коллегами), и среди них узнал свою жену. Забыв про все на свете, кинулся им вдогонку, крича и размахивая руками, стараясь привлечь их внимание, но все тщетно – автобус уехал:

Вы уехали – я остался.
Добела раскалилась слеза;
Свет померк, горизонт закачался –
Пополам раскололась душа.

Придя в себя, заметил, что вожатый уже далеко, и снова устремился к нему. Из последних сил шел и шел за ним вдоль ограждения из колючей проволоки, за которой беспорядочно сновали заключенные в окружении вооруженных милиционеров.

Наконец, я оказался перед трехэтажным белокаменным зданием, в котором уже скрылся мой ведущий. Над входными дверями была вывеска, где играя всеми цветами радуги, сияло одно слово «Школа». Стеклянная мозаичная дверь была от¬крыта, и я зашел вовнутрь. В вестибюле никого, в коридоре тоже пусто. Решил подняться на второй этаж, но ни лестницы, ни лифта нигде не обнаружил, зато заметил, что из круглого люка в потолке струится чистая, как слеза, вода. Почувствовав непреодолимое желание утолить жажду, отпил этой воды из пригоршни и вдруг ощутил необычайную легкость тела и не¬бывалый прилив сил. Тем временем струя воды как бы за¬мерла и затвердела, став похожей на гимнастический канат, по которому я легко вскарабкался наверх и очутился в светлом просторном зале, в центре которого на монолитном мрамор¬ном пьедестале в виде скалистого выступа возвышалась статуя небольшого крылатого коня размером с пони, наподобие конька-горбунка из сказки Ершова. Я понял, что это Пегас – крылатый конь Зевса из древнегреческой мифологии [с греч. Pёgasоs ‹ pёgё - источник].

Только я коснулся статуи рукой, как конь неожиданно ожил, ударил правым передним копытом по пьедесталу, и от¬туда, как из недр Геликона, забил, запульсировал чудесный ключ с живой водой, словно волшебный источник Ипокрена – источник муз, вода которого, якобы, давала вдохновение поэтам.

В ранней молодости я несколько раз пытался рисовать словами, но из-за недостатка знаний и отсутствия опыта, да и за суетой жизни, каждый раз бросал это занятие. Но вот наваждение-то, уже в зрелом возрасте, имея троих взрослых детей, – опять «накатило»: копилось, копилось и вдруг, как плотину прорвало. Как тут не вспомнить А. Майкова:

Мысль поэтическая, – нет! –
В душе мелькнув, не угасает!
Ждет вдохновенья много лет
И, вспыхнув вдруг, как бы в ответ
Призыву свыше, воскресает.
Дать надо времени протечь,
Нужна, быть может, в сердце рана
И не одна, чтобы облечь
Мысль эту в образ и извлечь
Из первобытного тумана.

Итак, я нашел Пегаса. В голове сами собой, как внезапные гейзеры из-под земли, вырвались и запульсировали в ямбическом ритме слова:

Найду крылатого коня,
Лет 25 балластных скинув,
Легко вскочу ему на спину,
И – только видели меня….

Произнес это вслух. Пегас закивал головой и вдруг спросил человеческим голосом: «Хочешь летать?» – «Да», – сказал я. – «Тогда оседлай меня». (Оседлать Пегаса – писать стихи, стать поэтом.) Помню, когда мне было 12 лет, мы – ребятня, часто водили коней в ночное. Я долго не решался перевести коня с бега «рысью» на «галоп», но однажды это произошло, и я испытал необычай¬ный восторг от ощущения свободного полета над землей. По-добное ликование испытываешь при первом прыжке с па-ра¬шютом и в моменты творческого озарения:

Не выразить словами ощущения,
Когда внезапно начинаешь сознавать:
Какое это чудо – вдохновение,
А может даже, Божья Благодать!

Недолго думая, привычно, как когда-то в детстве, я взобрался на коня. Пегас, шумно взмахнув крылами, плавно воспарил над пьедесталом, и мы выплыли из раскрытого окна ничуть не хуже, чем булгаковская Маргарита. Удивительно, что с этого момента я снова начал летать в своих снах, причем без всяких подручных средств, просто раскинув руки в стороны, и паря над землей, иногда выше, иногда ниже – когда как.

Сделав несколько кругов по восходящей спирали, мы под-нялись до уровня окон третьего этажа, и тут на единственном балконе я снова увидел того, по стопам которого шел все это время. Сейчас он был не один, – рядом с ним стояла женщина изумительной красоты.

Пегас, почувствовав мой интерес к ним, замедлил полет и завис в воздухе как раз перед балконом. Я в замешательстве молчал, не осмеливаясь что-либо спросить, но незнакомец по¬нял мой безмолвный вопрос и сам спросил: «Знаешь притчу о милосердном самарянине?» Я кивнул головой утвердительно. «Считай, что это я,– сказал он с дружелюбной улыбкой, а это Агапэ – твой светлый ангел. Теперь она будет заботиться о твоей душе. Доверься ей. Я же сейчас должен незамедлительно удалиться, но мы еще не раз встретимся, по¬этому не прощаюсь». Сказав это, он повернулся и скрылся за балконной дверью, а женщина-ангел, лучезарно улыбаясь, протянула мне небольшую книгу, которую все это время держала в руке, со словами: «Возьми. Это твой будущий поэтический сборник». Я с трепетом принял из её рук книжку, на обложке которой прочитал название «Сквозь поэтический бинокль», побла-годарил и … проснулся.

Часть III

С того времени я постоянно стал чувствовать чье-то незримое присутствие рядом, как будто Некто следит со стороны за моими поступками в снах, как бы смоделирован¬ных специально для того, чтобы проверить в тех или иных си¬туациях мою реакцию на них; наблюдает, но не вмешивается в мои действия, лишь оценивая выбор моего поведения, иногда одобряя и подбадривая, иногда осуждая и сдерживая. Стран¬ные ощущения.

Слава Богу, глядя сегодня с высоты своего богатого жизненного опыта на все «Сквозь поэтический бинокль», я уже начал понимать, что человек является не тем, чем он вла¬деет, но тем, что владеет им.

У любого из нас есть выбор, либо следовать к свету, либо идти в противоположную сторону, либо топтаться в замешательстве на одном месте, не зная, куда ступить и как поступить, рискуя заблудиться и быть сбитым (с толку) потоком, движущихся во тьму.

Скажу проще:

Путей, бесспорно, в мире много –
Суть вечной Истины одна:
Когда душа не ищет Бога, —
Её находит сатана:
Жизнь — двухсторонняя дорога.

Казалось бы, куда еще проще-то, но нет, куда ни глянь – сплошные ссоры, драки, грабежи, разбои и войны. Что как ни зло – расовая, национальная и религиозная нетерпимость, фальшь и ханжество, холуйство и самовлюбленность, ложь и мошенничество. Отсюда слезы, кровь, боль и страдания. За¬частую осознание того, что зло зияет, а добро сияет, приходит слишком поздно, когда процесс погрязания в разлагающемся болоте соблазнов, грехов и пороков становится уже необрати-мым. Да и сам-то я, давно ли выбросил чертову дубинку, найдя перо жар-птицы, чтобы освещать с Божьей помощью путь и себе, и тем, которые все еще блуждают в потемках жизни, как и я недавно, мечась и разрываясь между дьяволом, который хочет довести нас до животного состояния, и Богом, который дает нам возможность об-рести спасение.

Конечно, я не могу пока с полной уверенностью утвер-ждать вслед за Л.Н. Толстым, что «… побуждают меня к тому, что я делаю, не корысть, не слава, не мирские соображения, а только страх не исполнить того, чего от меня хочет Тот, Кто послал меня в этот мир и к Которому я каждый час жду своего возвращения». ( Л.Н. Толстой, «Я верю».).

Тем не менее, в меру своих сил и возможностей, я должен хотя бы попытаться предостеречь от необдуманных и безрас¬судных поступков и себя, и тех, кому еще не поздно помочь, иначе мне не простится мое бездействие, ибо, как утверждал
Е. Н. Баратынский: «Дарование есть поручение и должно исполнить его, несмотря ни на какие препятствия».

© Copyright: Михаил Штирой, 2010
Свидетельство о публикации №110030501237


Произведения без рубрики
1.
ЗАРЯНКА – Поэмы и циклы стихов / рейтинг 7 / отзывов 0 / опубл. 07.04.2016 в 07:32
2.
ТВОИ ГЛАЗА – Лирика любовная / рейтинг 6 / отзывов 0 / опубл. 05.11.2015 в 04:02
3.
ДУХОВНОЕ ПРЕОБРАЖЕНИЕ часть 3. Интуитивное прозрение. – Поэмы и циклы стихов / рейтинг 0 / отзывов 0 / опубл. 08.09.2015 в 03:59
4.
ДУХОВНОЕ ПРЕОБРАЖЕНИЕ часть 2. Душевное смятение – Поэмы и циклы стихов / рейтинг 3 / отзывов 0 / опубл. 07.09.2015 в 02:26
5.
ДУХОВНОЕ ПРЕОБРАЖЕНИЕ Часть 1 Внутреннее разногласие – Поэмы и циклы стихов / рейтинг 13 / отзывов 0 / опубл. 04.09.2015 в 03:22
6.
КОГДА ПУЛЬСИРУЮТ СВОИ СТИХИ – Мир души / рейтинг 0 / отзывов 0 / опубл. 02.09.2015 в 14:02
7.
СКВОЗЬ ПОЭТИЧЕСКИЙ БИНОКЛЬ – Мир души / рейтинг 0 / отзывов 0 / опубл. 14.08.2015 в 03:34
8.
ЗЕМЛЯНАМ – Лирика гражданская / рейтинг 0 / отзывов 0 / опубл. 13.08.2015 в 01:01










1