Великая Отечественная Война 1941-1945 г.


За Победу сражались отцы и деды.
Были удачи, а больше - беды!
Горькие слышал отца рассказы
Я о войне. - Не пустые фразы.

Сколько солдат полегло за землю.
Памяти светлой скорбя я внемлю.
Женщин, мужчин и детишек сколько?!
Разве же в цифрах всё дело только?

Сколько нещадной и жуткой боли
Выпало людям в плену неволи.
Сколько фашисты людей убили,
В печах сожгли и в земле зарыли!

Горькая память об этом в силе.
Но и фашистам лежать в могиле.
Новый фашизм весь извёлся в плаче:
Судит о прошлом уже иначе.

Судит. Ну что же. Пусть судит дальше.
Снова побьют, как и били раньше... -
Наша Победа! Отцов Победа!
Сердце моё - вразуми соседа!



© 17.03.2010 Иван Кунцевич

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

Историей вещей к войне прикоснусь.
О, как величава бескрайняя Русь.
С востока до запада в зорях она…
Вдруг мирный рассвет прерывает война.

Победу ковали в пургу и снега.
В жару и распутицу били врага.
Оплачена жизнью солдатской сполна,
Омыта слезами и кровью война.

Гремел над Рейхстагом военный салют.
Куранты Кремля о Победе споют.
В сердцах, в обелисках России сыны,
Как память, как эхо кровавой войны.

За днём Победы шли четыре года.
Одна война на всех, всего народа.
От стен Москвы, развалин Сталинграда
Шли до Берлина сквозь ворота ада.


© 02.05.2015 Неверович Игорь Леонардович

1945-й победный

Победный был в стране салют.
Не все,
не все им в 45-ом любовались.
На боль-просторах победившей
той страны -
могилы тех,
которые там в памяти
остались....
А сколько той войны сирот
по той стране голодными скитались?
В их памяти
отцы из года в год
металлом в сердце их,
в печали-боли матерей
вплавлялись...


© 20.03.2009 НЕПОМНЯЩИЙ - Нижегородец

22 ИЮНЯ 1941 ГОДА

Ранним утром, когда люди спят,
Когда снятся прекрасные сны.
К вам на головы бомбы летят,
Это значит начало войны.

Как шакалы, фашисты пришли,
Их никто к себе в гости не звал.
Сколько горя они принесли,
Но, фашист это не понимал.

Города их армады бомбят,
Коммунистов, евреев в расход.
Свой порядок устроить хотят,
На колени поставить народ.

Грабят ценности, в рейх свой везут,
Не гнушаются, гады, ничем.
По земле нашей смело идут,
Обнаглели фашисты совсем.

В Брестской крепости все полегли,
Но, не дали фашистам блицкриг
Было, да, отступали, полки,
Но, сжимали уже кулаки.

Под Москвой остановлен фашист,
В Сталинграде, устроен «котел»,
И под Курском Манштейн реваншист,
На костер свои танки привел.

Со своей земли гнали врага,
Европейцев спасли, сколь утрат.
И в Берлине сломав им рога,
Красный стяг водрузил наш солдат!

Этот день не забудет народ,
Свечи памяти будут гореть.
Если кто-то затеет поход,
Не пришлось бы и им сожалеть.


© 22.06.2016 Анатолий Бугаев

Сага войны...

Что вы ещё хотите?
Дайте дожить свой век.
Зря вы хулу плодите …
Я ли не человек?!

Да. Убивал. Так вышло.
Выше солдат приказ…
Это закон – не дышло,
Только я многих спас.

Не были вы в «вертушке»
Там, где нещадный бой…
Вызовут нас братушки,
Жертвуя всем, собой!

Стиснешь от горя зубы,
Залпом накроешь всех…
Камни вам станут шубой,
В штабе – штабной успех.

На перевалах снежно,
Пешему не пройти.
Я убивал вас нежно …
Сможешь, солдат, прости.


© 23.11.2012 Александр Дмитровский

Прожектора тревожно рыщут в небе

Прожектора тревожно рыщут в небе
Лучами, растянув его на пяльцы,
Стараются проткнуть палящим светом
Летящего, не званного скитальца

И кто войну считал аттракционом,
И как хотел , статистикою правил,
И кто копьём стучался в Мир драконом,
И выше всех себя над миром ставил.

Столкнулись в небе точкою прицела
И самолёт, беременный смертями,
Готовый разорваться страшной плевой,
Мир перекрасить чёрными чертями...

И ноготь белым пальцем жал в гашетку
И посылал, трассируя всё - матом
В расчерченное небо строгой сеткой
И счастлив был, когда злой ангел падал

И побеждал всегда, не тот, кто злее,
Не тот, кто Мир хотел одеть в заплатки,
Не тот, кто смерть для всех считал идеей,
А тот, кто смерти этой - в лоб бил пяткой!


© 13.02.2014 Лев Фадеев

Тишина на поле боя

Ничего страшнее тишины
нет в полях законченных сражений:
призрак смерти
с комплексом вины
падает пред жизнью на колени
и молитвы шепчет...
Губы сжав,
в комья кулаками упираясь,
тишину не держит, -
и, упав,
плачет скорбно, в слабости не каясь...

Эта канонада тишины
в сердце на пустынном поле боя -
эхо человеческой вины
всех за всех...
Да и за нас с тобою.



© 09.01.2010 Петр Корытко

На годовщину прорыва блокады Ленинграда

Ленинград не ждал освободителей,
Город Ленина - голодный, смрадный ад,
Из своих, почти угасших жителей,
Делал лучших на Земле солдат.
Строен ряд героев-небожителей,
Удержавших на замке ворота ада.
Выше подвига Христа-спасителя
Подвиг города-героя Ленинграда



© 25.01.2010 Шаровая молния

Письмо в сорок пятый...

Туда — на фронт, в далёкий сорок пятый.
Я папе в прошлое пишу письмо.
Встают с земли — погибшие солдаты,
Передо мной в замедленном кино.

Ах, папа, папа, как ты там воюешь?
Летая в небе вешнем, голубом?!
Я знаю, что ты нас — родимый любишь,
Но далёко от фронта отчий дом.

Я снова вижу — в небе кружит немец.
Взлетает эскадрилья отца.
Держись паршивый, гадкий иноземец,
Сейчас получишь нашего свинца!

Ура! Второй сегодня немец сбит —
Весть с самолёта, радостно летит.
Его сбивает мой отец — стрелок-радист,
Упал на землю вражий мессершмитт.

С две тысячи пятнадцатого года —
В сорок пятый — пишу я письмецо.
Из лет военных, страшных — эпизоды,
Я знаю лишь с рассказов храбрецов.

Мой папа, милый папа — горжусь тобой!
В далёком сорок пятом, ты был герой!


© 10.08.2016 Адилия Моккули

Война. Блокадный Ленинград

Едет трамвай. Стоп, машина!
Поперёк всех трамвайных путей*
(жаль, не фашист, не вражина,
я раздавила б злодея)
выгнувши тощие спины,

крысы уходят по шпалам...

Мне посчастливилось войн тех не знать,
но вот я прочла, зарыдала,
слёзы глотаю, не в силах унять
боль, что мне сердце сковала.


Голод такой, что нет крошки!
Родители наши познали
весь ужас пожаров, бомбёжки.
Но как они жили и как выживали
зимою без тёплой одёжки?!


А нам всё не так и не эдак:
то "мелок нам бисер", то жизнь нам скучна,
а всё потому что неведом
тот ужас и горе, что сеет война,
и радость, что дарит Победа.



© Copyright: Наталья Алексеевна Исаева, 2016