Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Нюрнберг по ним плачет…

Как доморощенные либералы превращаются в банальных расистов
Андрей Соколов
21.04.2020

Нюрнберг по ним плачет…
Как вы думаете, кому принадлежит такая фраза: «Население наше чётко разделилось на два, простите, биологических вида. Одному виду свойственно читать книги. Другой вид смотрит телевизор. Про прочие различия между ними умолчу — говном закидают»? Прежде чем раскрыть имя автора такого высказывания напомним, что деление людей на разные биологические «виды» — становой хребет нацистской идеологии.

Для нее есть высший биологический вид — арийцы, высшая раса, и есть неполноценные виды — всякие там цыгане, евреи, славяне и т.п., которых следует вообще уничтожать. А потому каждого, кто придерживается такой точки зрения, — иначе чем убежденным нацистом и не назовешь. Напомним также, что за распространение нацистской идеологии, осужденной международным Нюрнбергским трибуналом, во многих странах следует уголовное наказание.

Так кто же такую человеконенавистническую идеологию сегодня исповедует? Нет, эта фраза принадлежит не Геббельсу, и не какому-нибудь отпетому неонацисту в Германии, или отмороженному бандеровцу на Украине. Ее озвучили сегодня в России. И сделал это пресловутый «служитель муз» — музыкант Андрей Макаревич. Она — часть его комментария к фильму «Зулейха открывает глаза», опубликованного в понедельник на сайте «Эха Москвы» под заголовком «Что же за вонь поднялась вокруг фильма?». Макаревич возмущен реакцией общественности на эту картину и яростно, цинично ерничая, поносит ее критиков: «Оказывается, и историю переврали, и героическое прошлое страны оболгали, и вообще Родину не любят… В общем, типичное “оскорбление чувств верующих”». Потом он и произносит в адрес критикующих фильм, процитированную выше фразу. Называя тех, кто возмущен картиной, «другим биологическим видом».

Не будем сейчас разбираться, что это за фильм и почему он вызвал такие бурные споры — это тема отдельного разговора. Тут важно другое. То, что либералы, без всяких экивоков посредством своего информационного рупора открыто провозглашают: общество в России разделено на два «биологических вида». Один, высший, — это те, кто «читает книги». Под ним, как не трудно догадаться, Макаревич подразумевает самого себя и своих единомышленников. А тех, «кто смотрит телевизор», то есть, всех нас с вами, он и вместе с ним и редакция «Эха», считают видом второго сорта, неполноценным «быдлом».

Впрочем, так о русских и о России либералы говорят уже давно, никак не стесняясь. Вот всего лишь несколько уже известных цитат на наш счет из уст кумиров «либеральной интеллигенции».

Анатолий Чубайс: «Я перечитал всего Достоевского, и теперь к этому человеку не чувствую ничего, кроме физической ненависти. Когда я вижу в его книгах мысли, что русский народ — народ особый, богоизбранный, мне хочется порвать его на куски».

Леонид Гозман: «Людоедство — одна из наших скреп и традиционных ценностей».

Артемий Троицкий: «Я считаю русских мужчин в массе своей животными, существами даже не второго, а третьего сорта. Когда я вижу их — начиная от ментов, заканчивая депутатами, то считаю, что они, в принципе, должны вымереть… На самом деле, этой породы мне совершенно не жалко. И, если вместо той, которая вымрет (а она вымрет), вырастет новая поросль нормальных мужчин — чистых, опрятных, умных…»

Дмитрий Быков: «Разговоры о российской духовности, исключительности и суверенности означают на самом деле, что Россия — бросовая страна с безнадёжным населением… Большая часть российского населения ни к чему не способна, перевоспитывать её бессмысленно, она ничего не умеет и работать не хочет. Российское население неэффективно. Надо дать ему возможность спокойно спиться или вымереть от старости, пичкая соответствующими зрелищами».

Борис Акунин: «У меня возникло твердое ощущение, что моя страна оккупирована врагом… сейчас в России "правит балом" шовинизм, ксенофобия, агрессивное вранье, нетерпимость к инакомыслию».

Ксения Собчак: «Россия — страна генетического отребья и лохов».

Татьяна Толстая: «Страна не такова, чтобы ей соответствовать!.. Ее надо тащить за собой, дуру толстожопую, косную! Вот сейчас, может, руководство пытается соответствовать, быть таким же бл…ским, как народ, тупым, как народ, таким же отсталым, как народ».
Юрий Гусаков: «Страну населяет звероподобный сброд, которому просто нельзя давать возможность свободно выбирать. Этот сброд должен мычать в стойле, а не ломиться грязными копытами в мой уютный кондиционированный офис».

Хватит? Уже тошнит? А ведь это всего лишь несколько цитат. Но таких откровенно расистского толка высказываний, которые рисуют русских, как людей второго сорта, как неполноценную нацию, буквально переполнены не только «Эхо Москвы», но и все другие либеральные СМИ.

Получается, что в нашей стране вот уже который год совершенно безнаказанно ведется пропаганда расистских взглядов. Причем говорят все это не какие-нибудь маргиналы, а лидеры либеральных партий, люди, нередко, занимающие в России важные должности и посты.

Чубайс, например, до сих пор глава государственной корпорации «Роснано». Ксения Собчак ведет программу на Первом канале государственного телевидения и даже баллотировалась на пост президента России. Артемий Троицкий всюду расхваливается как талантливый музыкальный критик. Татьяну Толстую позиционируют, как выдающегося писателя. Юрий Гусаков был известным режиссером. Книгами Борис Акунина и Дмитрия Быкова завалены все прилавки книжных магазинов, Леонида Гозмана всегда охотно зовут на телевидение и т.д.

Складывается впечатление, что авторов всех этих откровенно русофобских высказываний нацистского толка в нашей стране не только никто не преследует, но и постоянно поднимают на щит. Вот лишь один, самый последний пример. На днях петербургскому «краеведу и историку» Льву Лурье стукнуло 70 лет. И все петербургские СМИ разразились панегириками по этому поводу, напечатали на первых полосах его огромные портреты и т.п. «Кодом Петербурга» назвала его, например, крупнейшая в городе на Неве интернет-газета «Фонтанка». Либералы не заметили ни кончину замечательного русского писателя-фронтовика Юрия Бондарева, ни юбилей прекрасного ленинградского писателя-мариниста Виктора Конецкого и т.д. А вот по поводу Лурье такой шум и гам, словно речь идет о Чехове или Толстом. В Москве эта фамилия ничего не говорит, а в Петербурге его прославляют как крупнейшего знатока истории города, называя «кодом Петербурга». Хотя по образованию Лурье — экономист и до сих пор работает учителем в гимназии. «Воспитанный на романе «Овод», со стены глядели портреты Желябова и Перовской», — восторгается «Фонтанка», описывая биографию «краеведа». И тут, конечно, будет нелишним напомнить, что Желябов и Софья Перовская — кровавые террористы, подло убившие царя, освободившего крестьян.

«Понятно, — продолжает превозносить Лурье «Фонтанка», — что нашей власти милее юнкер с похмелья, чем студент в очках. Лурье же раздражает даже не фрондой, а подтекстом… Это не размашистое — «долой режим» (выпьем и лежим). Бритва опаснее топора».
Понятен намек? Либеральное СМИ без обиняков признает, что такие «краеведы», преподающие сегодня в школах и извращающие нашу историю, исподтишка показывающие власти фигу в кармане, куда опаснее сегодня для государства российского, чем те, кто выходит на Болотную площадь или зовет в сетях «к топору». Тех, кто вышел на несанкционированный митинг, могут наказать: оштрафовать или даже посадить, а вот, что можно сделать с «интеллигентом в очках», который с ученым видом «историка», переписывает историю России, исподволь разлагая основы нашего национального самосознания, разрушая государственность?
А ведь они делают сегодня то же самое, что делала накануне февраля 1917 года либеральная интеллигенция, что и привело Россию к катастрофе. Изображая из таких, как Лурье, «корифеев» науки и истории, они тем самым порождают в нашей стране фальшивых кумиров.

«В студенчестве он писал листовки против избрания в Верховный совет Суслова, принимавшего участие в репрессиях. В 1968-м на Менделеевской линии вывел мелом «Брежнев, вон из Праги». К нему приходил домой КГБ… В его груди бьются правильные марши Ленинграда», — герой, да и только!

Но вот как этот «историк» описывает Ленинград, в котором он родился и вырос: «Тогда никто не жил на одну зарплату, да мало кто вообще жил на зарплату. Многие ленинградцы в 70-80-е годы были книжными маклаками, подпольными ювелирами, шабашниками на строительстве и ремонте, занимались частной практикой как врачи, репетиторы, писали за деньги чужие диссертации, играли на свадьбах и похоронах, продавали свои картины коллекционерам или иностранцам, а посылки от иностранных приятелей — соотечественникам. На Невском все носили джинсы, которых днем с огнем невозможно было найти в магазинах. Спекулянты и фарцовщики снабжали город пластинками, электроникой, одеждой, деликатесами, сигаретами, альбомами по искусству». Непонятно, кто же тогда запустил Гагарина в космос, перекрыл Енисей, осваивал целину, прославлял наше искусство? Наверное, все-таки не все были «маклаками» и спекулировали джинсами. «Историк» Лурье, очевидно, описывает людей «своего круга», которые потом из этих «маклаков» стали олигархами и знаменитыми «краеведами».

А вот что Лурье думает о России в откровениях «на заграницу» (отрывок из его интервью американской радиостанции «Свобода»): «До революции Россия в гораздо большей степени, чем сейчас, была страной африканской, страной третьего мира. Сейчас Россия, по крайней мере, столицы и города-миллионники, — это страна на уровне Восточной Европы. Все-таки надо понять степень дикости страны до 1917 года… Величайшим достижением последних десятилетий можно считать то, что Россия стала страной относительно чистых сортиров. Революция — это история грязных сортиров, история черни, не умеющей пользоваться городскими удобствами, которая врывается в город и постепенно ассимилируется. И дети шариковых — уже вполне себе преображенские».

Россия была «африканской, дикой страной»? И это говорит, человек, смеющий называть себя историком?! А как же Пушкин, Толстой, Достоевский, Чехов, Чайковский, Рахманинов? Как такие гении науки, как Менделеев и Павлов? Куда деть созданные в императорской России великолепные музеи — Эрмитаж, Русский музей, Третьяковскую галерею? Грандиозную Академию художеств в Петербурге, где творили Репин, Крамской, Серов, Шишкин, Брюллов? А разве не гениальные русские инженеры построили величайшую в те времена железную дорогу – Транссибирскую магистраль? А изумительная башня Шухова в Москве? А как быть с изгнанными из России большевиками Зворыкиным, который изобрел телевидение, Сикорским, создавшим вертолет, Понятовым, изобретателем видеомагнитофона? Все эти гении были людьми из «дикой» страны?

Господин Лурье так демонстрирует свое дремучее невежество? Нет, конечно, обо всем этом он прекрасно знает.
Он и ему подобные ненавидят все русское. Но изображая из нас «шариковых» и превращая историю России в «историю сортиров», они почему-то считают самих себя «профессорами Преображенскими». Хотя на самом деле они — Швондеры, иногда и читающие, и даже пишущие книги.

Но это ещe не все. Вот что «историк» Лурье пишет о блокаде Ленинграда: «Блокада — и страшная история, и культивируемый сверху миф. Сам термин «героическая оборона Ленинграда» возник на исходе блокады непосредственно в Смольном. Ленинградское руководство, как и их шефы в Москве, «проспало» наступление немцев, довело город до блокады. Сталин прямо приказывал командованию Ленинградского фронта сдавать город. Балтийский флот подлежал уничтожению… Мифом является и представление о том, что все ленинградцы единодушно любой ценой стремились отстоять город... Понимая, что всех, скорее всего, ждет мучительная и неизбежная смерть, многие надеялись, что немецкая оккупация будет меньшим из зол. Вторая мировая война знала такие случаи: Париж был объявлен открытым городом…»

Для всех жителей Ленинграда-Петербурга такие слова этого «краеведа», которого либералы торжественно объявили «кодом Петербурга», иначе, как кощунством, не назовешь!Вот как отозвался о таких высказываниях ЛурьеМихаил Бобров, блокадник-ветеран, почетный гражданин Санкт-Петербурга: «Подобный материал был бы вполне уместен в газетах фашистского министра Геббельса в годы той войны, в российской же газете он абсолютно неприемлем. Статья Лурье оскорбительна для людей, защищавших Ленинград от фашистов. Она оскорбляет память наших товарищей, погибших в блокаду, но не сдавших город захватчикам».

А ректор Санкт-Петербургского университета профсоюзов, член корреспондент РАН Александр Запесоцкий написал на страницах «Комсомольской правды»: «Не удивительно, что в научных кругах словосочетание «историк Лев Лурье» воспринимают весьма своеобразно. За попытки ссылаться на него на экзамене и двойку поставить могут. Слышал как-то, как доцент отчитывал нерадивого студента на пересдаче: "Стыдно быть Львом Лурье". Значит, имя собственное становится нарицательным… Безответственное обращение с историей, которое позволяют себе «попсовые» историки — вот настоящая опасность».
Опасность представляют не только «попсовые историки» Лурье, но и «попсовые музыканты, вроде Макаревича, или либеральные политики, вроде Гозмана.

Понося Россию, ее традиции и историю, либералы уже не гнушаются тиражировать геббельсовские теории о неполноценных нациях. И в этой связи не перестает удивлять одно: не только терпимость, но, порой, даже потворство государственной власти РФ этим «либеральным нацистам».

Тому же Лурье в Петербурге позволено сегодня не только пропагандировать подобные взгляды в школе, но даже создать в городе «Дом культуры Лурье», хотя понятно, что за «культуру» там насаждают…


Источник:
http://www.stoletie.ru/obschestvo/nurnberg_po_nim_...

Разместили:
Валерий Белов
Юрий Кольцов
Рустам Карим
П. Фрагорийский



Вернуться к списку
















1