Со свалки - на полку 


Сибиряк нашел и спас шесть 200-летних редких томов
Статья из газеты: Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36 06/09/2017
Дарья Галеева

Старинные книги из золотосплавочной лаборатории едва не угодили на помойку. Спас фолианты обычный прохожий, который посчитал, что выброшенные книги могут быть раритетом. И он оказался прав.
В середине августа иркутянин Олег Волков, проходя мимо мусорных баков недалеко от своего дома, заметил несколько книг, которые кто-то выбросил. Мужчина не прошёл мимо, а решил рассмотреть издания поближе и увидел старинные корешки, чуть пожелтевшие страницы, тексты на иностранных языках и множество пометок и штемпелей на титульных листах.

Пожалев книги, ставшие кому-то ненужными, сердобольный иркутянин решил отнести их в библиотеку - вдруг пожелтевшие от времени издания представляют какую-то ценность. Так обычным летним днём началась счастливая история, которая дала шести томам шанс на вторую жизнь. Корреспондент «АиФ в ВС» узнал, что содержится в спасенной литературе.
Сначала Олег Волков смог вызволить из беды только четыре книги, две оставшиеся оказались слишком большими и тяжёлыми, чтобы унести всю находку сразу. За ними мужчина вернулся позже. Удивительно, они пролежали у баков довольно долго, но никто другой не обратил на них никакого внимания, хотя выглядят они колоритно. Понять же с первого взгляда, о чём эти книги, сложно: текст на французском и немецком языках, без картинок.
Когда мужчина принёс фолианты в библиотеку, выяснилось, что среди спасённых им книг есть первый и второй тома прижизненного четырёхтомного издания «История химии» выдающегося немецкого учёного Германа Коппа и французская монография о минеральных водах Франции и Алжира - тоже прижизненное издание учёных. Также в сумке иркутянина оказались словарь наук, литератур и искусств, составленный французским историком и писателем Буайе, и издание Санкт-Петербургской академии наук на французском языке и их бюллетень. Все книги 19 века.

Подпорка для шкафа
Заведующая отделом историко-культурного наследия библиотеки им. Молчанова-Сибирского Наталья Суханова рассказывает, что, открыв книги, которые Олег Волков спас со свалки, удивилась - но не содержанию, а экслибрису. Согласно ему все тома раньше принадлежали библиотеке Иркутской золотосплавочной лаборатории - одного из крупнейших предприятий Сибири, которое изучало золотоносные руды.
«Примерно 80% нашего редкого фонда на западно-европейских языках - книги, которые раньше принадлежали библиотеке этого предприятия. В своей истории оно прошло три этапа: до революции было золотосплавочной лабораторией, затем её переименовали в «Сибгинцветмет», а в 1932 году - в «Гинзолото» - Всесоюзный государственный научно-исследовательский институт по золоту и рудникам. Однако в 1942 году предприятие превратили в военный завод и, скорее всего, в это же время расформировали его библиотеку. Тогда книги передали нам, но не все - часть ещё где-то осела, и встретить их сейчас было большим удивлением», - объясняет Наталья Суханова.
По словам девушки, у кого издания хранились 75 лет и кто мог их выбросить - непонятно и вряд ли удастся когда-нибудь установить. Единственное, что можно сказать о бывшем хозяине литературы: первым томом «Истории химии» (самым ценным из всей этой коллекции) он, по всей вероятности, подпирал какую-то мебель - то ли стол, то ли шкаф: на обложке остался хорошо заметный след от ножки.
«Возможно, такой подставкой книга служила до какого-то ремонта, во время которого её и выбросили, - предполагает специалист библиотеки. - Этот экземпляр пострадал сильнее других, у него даже корешок отпал, а остальные тома в хорошем состоянии».

Самое ценное - штамп
Наталью Суханову удивляет, что люди выбросили книги, а не принесли их в библиотеку или музей, она говорит, что обычно читатели приносят даже те издания, которым исполнилось сто лет, часто просят оценить - вдруг миллионы стоит. А «найдёнышам» уже почти 200.
Впрочем, несмотря на хорошее состояние, выручить большую сумму за все книги бывшему хозяину (реши он её не выкинуть, а продать) вряд ли удалось бы: в России есть коллекционеры, которые интересуются такими изданиями, но их скорее бы заинтересовал весь четырёхтомник «Истории химии», а не первые два тома. В рублях стоимость находки выходит скромная - несколько тысяч максимум. Ценность больше историческая, притом именно для Иркутска.
«В нашем случае самое важное - наличие штемпелей библиотеки золотосплавочной лаборатории, - говорит Наталья Суханова. - Это своего рода мемориальный предмет. Плюс найденные книги дополняют ту коллекцию, которая у нас уже есть. Интересно, что здесь есть не только штемпельный экслибрис, но и рукописный. Вероятно, раньше одна из книг принадлежала какой-то иностранной библиотеке (здесь есть пометка об этом и роспись), а уже затем попала в книгохранилище золотосплавочной лаборатории. В нашей коллекции на всех книгах были только печатные штемпели».
Также в книгах есть рукописные пометки: перевод заголовков на русский с немецкого и французского. Эти записи уже тоже реликвия - скорее всего, их делали библиотекари золотосплавочной лаборатории в начале прошлого века.

«Книга-феникс»
Спасённые книги - не единственные в «Молчановке» издания с богатой историей. Одна из самых интересных книжных судеб у самого старого фолианта библиотеки - «Евангелия учительного» авторства Кирилла Транквиллиона Ставровецкого, напечатанного в 1619 году. Подумать только, эта церковная книга старше самого Иркутска. Нашли её в Жигалово в начале 2000-х.
«Рабочие обнаружили книгу на чердаке сгоревшего дома. Огонь практически полностью уничтожил деревянный переплёт, но страницы сохранились, - рассказывает библиотекарь. - Хорошо, что не выбросили том вместе с мусором, а принесли в библиотеку. Титульного листа не сохранилось, но специалистам всё-таки удалось восстановить год, когда книгу напечатали».
Между тем ей было уготовано сгореть несколько раз: по словам Натальи Сухановой, такие издания в 17 веке уничтожали из-за их содержания. Оно не было еретическим, однако сам факт печати проповеди тогда не одобряли, считая, что единственное главное - это слово божье, а его интерпретация - удел католиков, но не православных. Тогда книгу, по всей вероятности, сохранили старообрядцы: после церковной реформы Никона они берегли все подобные фолианты. Однако как реликвия попала на чердак дома в Жигалово, до сих пор неизвестно.
«Читатели по-разному интерпретируют, почему старинному тому удалось избежать уготованной участи, - говорит Наталья Суханова. - Кто-то считает, что церковное слово помогло книге выжить, некоторые говорят, что сыграло свою положительную роль качество печати и бумаги: раньше страницы были тряпичные, а переплёт - из цельного куска дерева, обтянутый кожей. Он сам пострадал, но книжку всё равно защитил. Так же с «Историей химии» Коппа. Книгам уже 200 лет скоро, но состояние приемлемое. Любой том, напечатанный сейчас, пережив такую историю, вряд ли сможет похвастаться хорошей формой».
По печати, уверена специалист, можно судить и об отношении того или иного поколения к литературе. В этом смысле книги, как вино, - чем старше, тем лучше. К примеру, конверты для сохранности ветхих томов чаще всего приходится подбирать к изданиям, изданным во времена революции: напечатанные на дешёвой неоновой бумаге, они рассыпаются от времени. При этом книги 18 века в тяжёлых деревянных обложках стоят на полках, как новые, без всякой поддержки.
Библиотекарь, говорит, что книги, напечатанные в разное время, даже пахнут по-разному - аромат меняется и от качества бумаги, печати и краски, и от условий хранения.

Кстати
В редкий фонд библиотеки попадают не только издания, которым «сто лет в обед», но и, например, относительно современные издания, которые принадлежали известным людям. Так, в «Молчановке» хранится коллекция книг, принадлежавшая иркутскому писателю, поэту Марку Сергееву. Казалось бы, изданы они недавно, у многих дома есть точно такие же, но имя владельца делает собрание мемориальным. Хотя у него есть и интересная особенность: Марк Сергеев хранил множество книг с автографами их авторов.
Есть в редком фонде и совсем новые книги, изданные несколько лет назад, - например, самое миниатюрное издание. Это лирика Блока, и размер «тома» всего 1,5 на 2 см. Ещё один интересный экземпляр - книга-орешек, которую можно вложить в небольшой футляр в виде ореха. Её изготовили в 1965 году в Лейпциге на конкурс любителей книг.

https://clck.ru/Bo2Ls




Вернуться к списку











1