Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Рождественская сказка

Конкурсные произведения:

Поэзия   (93)Проза   (18)

Белое полотенце

Сказка-побывальщина.

   «Чш-ш-ш… Радуйся, ибо это я, многоочитый Дух Сумерек. Это я подкрадываюсь со спины, шевелю твои волосы на затылке своим ледяным дыханием, запускаю щупальца в твои глаза и уши. Не хватайся судорожно за выключатель, это не тот свет, при котором я исчезну. От моей улыбки сходят с ума – хочешь видеть её? Я твой кукловод – ты сам себя мне предал. Я владею твоим разумом, я грызу твою печень. Ещё чуть-чуть – и я доберусь до твоего сердца…»
Елисей в холодном поту кувыркнулся с нар. Сокамерники храпели, а он решился бодрствовать до утра. И выбрав момент, сел писать письмо:
   «Здравствуй, милая, дорогая моему сердцу мама, пишу к тебе из далёкой северной колонии эти строки. Огромное расстояние, которое отделяет меня от родной земли, позволило взглянуть на прожитую мной жизнь по-новому и ужаснуться её бесполезности. Ни разу я не давал тебе повода хоть немного гордиться твоим сыном, но многократно своей глупостью и беспечностью вызывал слёзы стыда и горя. И вот наконец куда завела меня лихость моя! Я – жалкий глупец, осуждённый по статье 167 УК Некоторого царства некоторого государства п.1 «Умышленное уничтожение или повреждение имущества» отбывать наказание в колонии общего режима. И сейчас не столь тяжким кажется мне это наказание, сколь жестоко мучают меня укоры совести, как несправедливо вёл я себя по отношению к Богу, к тебе и к добрым односельчанам нашим. Зачем я таскал кур да индюшек, обтрясал яблоки в чужих садах, срезал чистое бельё с верёвок, кидал дрожжи в сортиры, и наконец, закончил тем, что угнал и утопил в бездонном болоте чужой трактор? Всё перед друзьями-собутыльниками с малолетства выказывал я удаль мою, доказывал своё мнимое право верховодить ими. Справедливо осудили и изгнали меня наши соседи, я и не надеюсь на их прощение. Но ты, родная моя, простишь ли такого паршивого сына, принесшего тебе столько бед? Вскоре, в начале января, я, должно быть, попаду под амнистию за примерное поведение. И буду краешком проезжать село наше, куда от стыда я не решаюсь открыто являться на глаза честных людей, а хочу поискать работы в областном центре. Прошу тебя, родная моя, если сможешь простить меня, то повесь на оконце, что выходит на дорогу, белое полотенце. Если не увижу я его, то ивовсе не выйду из автобуса, а поеду прямиком к той доле, которую заслужил. А ты уж попроси за меня у всех прощения. Но если ты позволишь упасть покаянно тебе в ноги, то буду счастлив свидеться с тобой. На этом желаю тебе здоровья, прощаюсь и остаюсь непутёвый сын твой Елисей.
И ещё. Иконку твою у меня кто-то стащил. Ну да мужики не со зла. К нам ходит батюшка-монах отец Иеремия. Вот это человек! Прости меня, дурака, Христа ради. Не думал о том, что творил».
* * *
   Снова и снова пробегая глазами эти строки, обращая мокрое лицо к полным вещей печали очам Пресвятой Богородицы, она слышала далёкий голосок своего маленького мальчика, заблудившегося во враждебном ему мире. И она должна бы как-то ему помочь. Вот пойдёт и расскажет всё добрым людям…
* * *
   Зима в этом году была суха и чрезвычайно скупа на снег. Вот уже Новый Год миновал, а то, что мелось по земле, никак нельзя было назвать снежным покровом. Это была какая-то грязноватая крупка, сиротливо забегавшая в мёрзлые ложбинки. Стужа и больше ничего. Продвижение в поезде к югу ничуть не изменяло серой картины бытия. Только подгулявшие новогодние ёлки, маячившие во многих окошках на станциях и полустанках, указывали на время года – начало января, канун рождества Христова. Словно обиделся вышний мир на грешное человечество и не хотел утешить его ликованием чистого снега.
   «Прости меня, – прости меня, - прости меня», - как сердце стучали на стыках рельс колёса поезда, подбегая к очередной платформе. «Чш-ш-ш… Никто не простит тебя. Ты мой!» - противно шелестел голос в самом ухе. «Имя твоё тебе не поможет!»*
  Автобус не приходил очень долго. Маленькое станционное здание с убогим буфетом как могло грело немногих потенциальных пассажиров.
Садясь наконец в промёрзлый ПАЗик, Елисей мельком заметил, что на небе как суровые брови сдвинулись тёмные тучи. Почти сразу повалил густой снег. Он походил на хлопья пепла от глупо спалённой жизни. Водила нервничал, глухо матерился, опасаясь, что возникнут заносы и автобус встанет.
Когда замелькали знакомые окрестности, – пятнадцать, потом десять километров от родного села Елисея, - снег резко прекратился, тучи ушли в сторону. Так бывает, когда самолёт поднимается над облаками и вдруг вспыхивает солнце. Автобус и правда нёсся как самолёт. Солнце не показалось, но разъяснилось настолько, что стала видна повсюду пронзительная, свежая, долгожданная белизна.
И подняв глаза, парень неожиданно увидел под белым небом на белом пригорке домики, старенький храм без крыши. Родное село распахнув объятия неслось к нему навстречу. И когда оно приблизилось настолько, что можно было в подробностях рассмотреть дворы, он с перехваченным дыханием заметил, что под каждой белой крышей в оконце, или на воротах, или на заборе – даже на придорожных деревьях! – прилажены белые тряпки и полотенца. Сперва мелькнула мысль, что это от снега зарябило в глазах, но в следующую секунду он хриплым голосом закричал водителю: «Останови, останови здесь!» И рванулся к выходу.
Елисею было очень страшно по этой новой, нетронутой белизне прокладывать тропинку домой, но это был лёгкий, пушистый страх, не такой, какой вызывал Сумеречник. И не было у него в жизни в тот момент ничего важнее этой тропинки.
* * *
- Ты помнишь нашего Елисейку-атамана, посаженного за утопленный фермерский трактор?
- Ну?
- Полгода назад вернулся. Прикинь, как изменился человек. Работает трактористом у того самого фермера, храм восстанавливает, целую артель собрал. «К осени, - говорит, - крышу поправим и с Божией помощью службу начнём. И первое венчание, - говорит, - чур, моё. Ты приходи. Вы все приходите!» И знаешь, с тех пор, какего простили, у нас в селе как будто праздник каждый день. И светло на всю округу.
«Чш- ш-ш… Ну, ладно, может быть, этого я упустил. Но ведь есть ещё ты. Радуйся, ибо я ползу к тебе!»

*Значение имени «Елисей» - «Бог спасает».


© 31.12.2016   Виктория Бурцева


Рождественская сказка              Вернуться к списку конкурсов

















1