Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ПОЭЗИЯ


Выбрать темы по:  
Виолетта Викторовна Баша (05.08.2011   12:57:44)
Просмотров: 684

Как я заметила, любителей классической поэзии на сайте много. И это хорошо.
Саша Трубин регулярно выкладывает на форум стихи ярких поэтов. Спасибо, Саша. Делают это и другие авторы, например Геннадий Агафонов. Простите, если не всех упоминаю. Но спасибо всем вам.
А ведь еще есть и экспериментальная поэзия.

Предлагаю выкладывать в тему свои или чужие со ссылкой стихи из этого жанра.



Комментарии:

Дoн Эллиoт   [Сaнкт-Петербург]    (05.08.2011   13:01:59)

А це та ке?

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (05.08.2011   13:09:55)
(Ответ пользователю: Дoн Эллиoт)

см ниже:)

Дoн Эллиoт   [Сaнкт-Петербург]    (05.08.2011   15:44:07)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Ой! Ужас какой!

... кстати, разве не экспериментальный экспромт? родился из глубины души...

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (05.08.2011   13:04:00)

Владимир Козлов

Эксперимент и документ против поэзии

В 1920-е годы в Париже Владимир Вейдле в работе "Умирание искусства”, формулируя основные тенденции современной поэзии, написал: "В изобразительном искусстве и литературе все более торжествуют две стихии, одинаково им враждебные: либо эксперимент, либо документ. Художник то распоряжается своими приемами, как шахматными ходами, и подменяет искусство знанием о его возможностях, то потрафляет более или менее праздному нашему любопытству, обращенному уже не к искусству, как в первом случае, а к истории, к природе... иначе говоря предлагает нам легко усваиваемый материал из области половой психопатологии, политической экономии или какой-нибудь иной науки”. Было бы сложно точнее сформулировать суть ситуации, сложившейся в русской поэзии начала XXI века.
Фетиши эксперимента и документа в разные историко-литературные периоды предстают в виде разных — модных — литературных идей. Если в 90-е годы эксперимент был представлен прежде всего идеей перформанса, то сейчас — идеей "диктата языка”, которая как бы разрешает поэту всецело отдаваться языковым упражнениям. Документ сегодня представлен идеей литературы non-fiction, в которую записывается порой вся лирика как таковая.

Но поэзия, ведомая литературными идеями, норовящими преподнести рецепт творчества, весьма уязвима. Суть спора состоит на деле в том, считать ли поэтический язык целью или средством поэзии. Установка на эксперимент делает язык целью, на документ — низводит до средства. И стремление сделать окончательный выбор между тем и другим — губительно для результата.

Недавно у нас с ростовским поэтом Надей Делаланд, чей сборник "Эрос, танатос, логос...” вышел в 2005 году в издательстве ОГИ, состоялась кухонная дискуссия, выросшая из вопроса о том, что мне нравится и что не нравится в ее — мне весьма интересных — стихах. Я признался, что мне не нравятся стихи следующего типа:

Здравствуйте,
это Вас беспокоит я,
что меня беспокоит — Вы,
что наклон твоей головы —
обещанье, моя — твоя
понимает, так ни хрена
не понятно, но не клади
на меня — ни трубки, ни льдин
тишины, которой — стена.
И страна. Странна-то, странна
я в своей манере звонить
незнакомым людям...

Словесная эквилибристика налицо. Но появление в стихотворении слов, объясняемое прежде всего принципами лингвистической ассоциации ("стена”, "страна”, "странна”), мне представляется недостаточно оправданным. (Хотя в той же книжке можно найти примеры и совершенно иного рода:

Не так ли в вечности метет
снежинками из мелких стекол —
Бог шарик елочный раскокал,
надел тулуп и санта колей
с мешком по улице идет...

— очевидно, что тут сам творческий метод другой, и в основе стихов лежит не чисто лингвистическая, но образная ассоциация.)

Автор возразила, что более всего в творчестве ей интересно находить и оживлять те возможности языка, которые в обыденной речи не работают. И зная, что я неравнодушен к творчеству Иосифа Бродского, сослалась на его идею "диктата языка” над поэтом. Вопрос, однако, насколько удачна эта ссылка.

"Это система доказательства, идущая сейчас от Бродского, — говорит в беседе с Игорем Шайтановым Олег Чухонцев. — Он всех убедил, что не поэт — носитель, а язык — носитель... Поэта формирует язык или он формирует язык? Это, в общем-то, две стороны одного, как медаль повернуть... А в последние десятилетия предпочитают замечать только одну сторону медали”*.

Если из-под словосочетания "диктат языка” убрать громадный подтекст творческой и жизненной судьбы Бродского, смысл этой формулы оказывается достаточно простым — и, на мой взгляд, весьма далеким от того, каким его обозначал сам поэт. Бродский говорил о диктате Языка — языка как такового, наднационального, причастного материи, а значит и "географии”, "жертвой” которой не раз называл себя он сам. Речь фактически идет о своеобразном биографизме теории: корни ее — в биографии поэта.

До эмиграции лирический герой Бродского был практически всегда участником изображаемого мира, событий, переживаний и т.д. (исключая, конечно, такие стихи, как "Сретенье”, рождественские стихи — здесь дистанция между "героями” и поэтическим сознанием задана изначально). После 1972 года, на который пришлась высылка поэта из СССР, поэтическое сознание Бродского постепенно нащупывает новую ценностную позицию, с которой ведется поэтическое высказывание. Это позиция вненаходимости, позиция неучастника происходящего. Одно из стихотворений цикла "Часть речи” начинается фразой, которую можно понимать как самоопределение собственных стихов нового периода: "Это — ряд наблюдений”. То есть как бы — "ничего личного”. В том же цикле появляется и другая формула поэтического сознания: "ниокуда с любовью”. Вненаходимость здесь заявлена прямо. Примечательно, что эта новая на тот момент позиция была нащупана в период, когда наиболее напряженно заявляла о себе в стихах Бродского личная драма. В этот период лирический герой "извивается ночью на простыне”, чего не будет в творчестве Бродского больше никогда. Драматическое напряжение оказывается преодолимым лишь с позиции неучастия в жизни.

И вот, когда человеческое начало оказывается в тупике, оно отступает перед ценностной позицией автора, сфера существования которого — язык. Идея "диктата языка” появилась у Бродского, когда язык был принят им как единственная альтернатива жизни, которая "обнажает зубы при каждой встрече”. Ставшая теперь хрестоматийной идея "диктата языка” впервые звучит в интервью поэта 1976—78 годов, т.е. уже после того, как эта тема была бессознательно пережита в его поэзии. "То, что мы называем голосом музы, на самом деле — диктат языка”. Ощущение диктата языка было сначала выношено Бродским как элемент поэтического мироздания, и только потом — в период многочисленных эссе и интервью — оформилось как теоретическая идея, как опорный пункт эстетики.

Но то, что было органичным для Бродского, для писателей-последователей часто оказывается противоестественным.

Дело в том, что идея диктата языка хороша для читателя, но не для писателя. Для читателя гениальное стихотворение уже есть, и он может выводить из него любую теорию. Например, теорию диктата языка. Эта идея и возникла-то как раз за преподавательской кафедрой, когда Бродский выступал более как читатель, нежели как писатель.

Для поэта же характерней ситуация, когда стихотворения еще нет, и непонятно, сколько шансов из ста, что оно получится. Если в этот момент поэт ведом идеей диктата языка, чем конкретно он может руководствоваться? Прежде всего — о каком языке идет речь? О повседневном языке во всем его многообразии и хаотичности или о "голосе музы”, в котором уже совершился первичный набросок и отбор материала?

Если поэт работает с языком во всем его многообразии, то очевидно, что здесь и речи быть не может об оправдании диктата как механизма творчества. Многообразие языка не может подсказать, как количество перевести в качество — как внеэстетическое сделать поэтическим. Количество в качество может перевести только само поэтическое сознание. Отдаваясь без остатка языку, можно, конечно, породить неожиданные сочетания, можно быть чрезвычайно виртуозным, но это труд механический — работа по учету многообразия языковых проявлений.

Приведу пример из экспериментального стихотворения Александра Тимофеевского "Передовица”, где каждый стих представляет собой оборванную — но ритмически верную — строку на языке газетной хроники:

Подделка денежных купюр
что далеко не очевидно
варя, картофельное пюр
просиживал все ночи, видно
ли перед съездом от Гайдар
что понял даже Хасбулатов
финансов. Ваучер удар
но не коснется партократов...

Очевидно, что в данном случае эксперимент себя не перерастает и не становится чем-то боґльшим, поскольку не происходит качественного перевода осколков внеэстетического, подобранного на улице языка в самостоятельное художественное целое, где случайное становится неслучайным, встраиваясь в уникальную иерархию оценок и ценностей. Такого рода эксперимент скорее тиражирует саму действительность.

"Голос музы” возникает, когда предварительный выбор в многообразии языка уже осуществлен. Можно смоделировать ситуацию: автор, пребывающий под определенным впечатлением, пишет стихотворение. В какой момент появляется "голос музы” — голос, который принадлежит уже не только поэту? Вот найдено нужное сочетание слов, подсказывающее ритм. Таким образом, найдена точка отсчета, с которой теперь нужно считаться. Первое сочетание формирует своеобразное технико-художественное задание. Точку отсчета теперь нужно развернуть в целостное эстетическое виґдение, первые контуры которого уже угадываются. Смысл дальнейшей работы заключается в том, чтобы не разрушить эту пока только угадываемую целостность, довести ее до полноценной, позволить ей осуществиться. "Служение музе” — и есть умение развернуть из ритмико-образного сочетания слов возможность виґдения мира, у которой — свой собственный голос. Поэт обязан его расслышать.

Вот этот акт угадывания новой личности, пробивающейся в незаконченном творении, описан в стихотворении Баратынского "Скульптор” (1841).

Глубокий взор вперив на камень,
Художник нимфу в нем прозрел,
И пробежал по жилам пламень,
И к ней он сердцем полетел.
Но, бесконечно вожделенный,
Уже не властвует собой:
Неторопливый, постепенный
Резец с богини сокровенной
Кору снимает за корой.
В заботе сладостно-туманной
Не час, не день, не год уйдет,
А с предугаданной, с желанной
Покров последний не падет,
Покуда, страсть уразумея
Под лаской вкрадчивой резца,
Ответным взором Галатея
Не увлечет, желаньем рдея,
К победе неги мудреца.

То есть речь идет о диалоге между творцом и предметом творения. Работа поэта завершается только тогда, когда он оказывается награжден "ответным взором”.

Таковы два творческих пути, подсказывамых идеей "диктата языка”. Один предполагает буквальное понимание этого словосочетания и творческий тупик. Другой плодотворен и основан на внутренней — ничего, впрочем, не гарантирующей — работе поэта с языком.

Из идеи диктата языка, понятой буквально, логически вытекает понимание языка как цели. "Поэзия становится все более филологичной, ориентированной на выявление немыслимых ранее потенций языка. Новая установка — язык как цель — оттесняет прежнюю — язык как средство выражения поэтической мысли”**. Наблюдение О.Тищенко справедливо, особенно в контексте сборника, в котором опубликовано. На конференции "Поэтический язык рубежа XX—XXI веков и современные литературные стратегии” сошлись языковеды и поэты. Сошлись, конечно, не случайно. Нынешняя экспериментальная поэзия чрезвычайно привлекательна для языковедов, которые не обременены по роду своей деятельности вопросами о сущности поэтического. Языковед задается вопросами о приемах, актуализирующих ту или иную возможность языка. Языковед и поэт, пишущий под диктовку самоценного языка, — это закономерный симбиоз.

Нашла сегодня союзников и идея поэзии как документа, где язык — средство.

В последние годы документ воплотился в идею литературы non-fiction. Такой литературе посвящен, например, специальный номер "Знамени”***. Он открывается программной статьей Натальи Ивановой "По ту сторону вымысла”. Основные черты поэтики non-fiction: установка на достоверность, отсутствие "вымысла”, равенство автора самому себе, жизненная реальность персонажей, эссеистичность. Отсутствие вымысла фактически означает отказ от образного языка. "Образ — это всегда i-mage, в корне образа всегда присутствует маг. В эссе, в non-fiction в целом словесность освобождается от "обязательного” и условного image”. О поэзии сказано особо: "Ага, поймают меня на слове записные филологи, — значит, лирику вообще можно записать по ведомству non-fiction?..” И, хотя с оговоркой, соглашается: "В случае, конечно, если автор не создает специальную маску для так называемого лирического героя, не делает его персонажем”. Но превращение лирического героя в персонажа — позднейшее завоевание лирики, связанное скорее с процессом романизации всех литературных родов и жанров. "Чистой” же лирикой принятно считать лирику медитативную. По логике Натальи Ивановой, она вся уходит в "ведомство non-fiction”. Это еще можно принять, учитывая особую внутреннюю документальность лирики, обусловленную ее родовыми особенностями: в лирике документальна прямая реакция поэтического сознания на мир, которая в эпике заслоняется сюжетом, отношениями автора и героя. Однако пример означенной поэзии, который приводится в номере, требует замечаний.

В тематическом номере нашлось место единственной стихотворной подборке, она принадлежит перу Тимура Кибирова. Стихи, прямо скажем, узнаваемые.

Если уж выбрал малобюджетную роль
рыцаря бедного

(см. также у Заболоцкого — "бедный мой воитель”),

изволь
решить наконец,
что же именно кровью своею
начертать на щите

(ну не Н.Н.М. же в конце-то концов!)!

Каков же девиз,
каков же рекламный слоган
сей безнадежной кампании?.....

Стихи такого рода знакомы по творческим опытам, отбираемым к публикации издательством "НЛО”, поощряемым премией Андрея Белого, отчасти премией "Дебют” и т.д. Понять, почему они появились в "Знамени”, вообще-то можно. Журнал, готовя тематический номер, в каком-то смысле загнал себя в угол: в ведомство non-fiction записана едва ли не вся поэзия, но публиковать в тематическом номере нужно было явно что-то особое. Остановились на привычном имени и непривычных для "толстого” журнала стихах.

Ход неудачный — от стихов нужно было отказываться вовсе. Поскольку если уж признается лирика литературой non-fiction, то показывать поэзию более документальной, нежели ее делают родовые черты, ни к чему. Журнал в результате попал на одно идеологическое поле с Дмитрием Кузьминым, лидером ныне виртуального литературного объединения "Вавилон”. Само по себе это, конечно, не страшно. Просто Кузьмин в понимании поэзии non-fiction (не пользуясь, впрочем, указанным термином) зашел гораздо дальше.

В недавней полемической статье, опубликованной вдогонку критике в "Вопросах литературы”, Кузьмин пишет: "Мне случалось уже... говорить о том, как впервые осмыслен и запечатлен опыт счастливого и полнокровного замужества у Веры Павловой и опыт беззаветной любви в глубокой старости у Инны Лиснянской, о том, как — применительно к литературному поколению, собранному в антологии "Девять измерений”, — впервые подступает Станислав Львовский к осмыслению тех сдвигов в базовых категориях восприятия, которые вызваны технологической революцией 1990-х... как к конфликту "человек и культура”, приобретшему новые очертания в эпоху информационного взрыва, с разных сторон пробуют подступиться Андрей Сен-Сеньков и Сергей Круглов, как проблематика нового присвоения телесности... исследуется Александром Анашевичем и Марией Степановой, как мучительно Дмитрий Соколов, Дмитрий Воденников, Кирилл Медведев нащупывают возможные ответы на вызов гуманитарной мысли XX века, ставящей под сомнение личностную самость как таковую...”****.

Но если в случае с Лиснянской и Павловой вычитываемый из их стихов "опыт” вполне подкрепляется высокими эстетическими достоинствами самих произведений, то представление с точки зрения выражаемого онтологического опыта остальных поэтов по той же причине достаточно опасно. Поскольку за поэзию здесь выдается работа иного рода. Создается ощущение, будто трудится слаженная лаборатория, в которой каждый поэт разрабатывает определенную проблематику. Кузьмин говорит о своем методе оценки поэзии и более прямо: "Метод свой я уже обозначил: в его основе — вопрос о том, на какой проблеме сосредоточивает поэт свои исследовательские усилия”.

Тезис Льва Толстого о том, что выражать свою мысль в стихе — все равно что пахать землю приплясывая, обращен как раз к людям, которые понимают лирику как плод "исследовательских усилий”. Исследования требуют точности и аргументированности, а поэзия — гармоничности и органичности. И если вернуться к журналу "Знамя”, то у него-то вряд ли было намерение показать лирику как плод "исследовательских усилий”.

"Экспериментальное” слово опознается по степени эмансипации от поэтического сознания. Это слово вне связи с поэтическим сознанием; оно чувствует себя самодостаточным. Его самостояние основано на некой гордости той языковой возможностью, которая словом реализуется. Но реализация таких возможностей — не прямая, а косвенная функция действительно поэтического слова. Если ценить поэзию только за ее способность выразить редкую возможность связи слов, редкую возможность семантического сдвига слова, то придется признать, что даже разного рода словари с этой задачей справляются лучше, поскольку учитывают большее количество голых языковых возможностей. "Экспериментальное” слово может пополнять словари, но не обязательно — историю поэзии. Словарь — вот апофеоз диктата языка, не оставляющего поэтическому сознанию места.

Однако поэзия также нуждается в человеке, как и человек в поэзии. В зону поэтического попадает лишь эксперимент, который затрагивает сферу поэтического сознания, расширяет его духовное пространство. Такое пространство когда-то открывало пушкинское "печаль моя светла”, соединяя доселе несоединимое. Но особенность поэтического эксперимента в том, что он оказывается удачным лишь в случае, если способен перестать быть экспериментом, стать традицией.

Традиция лирики укоренена в родовой опыт мировиґдения, поэтому языкового эксперимента лирике мало. Многообразие языка формирует горизонталь, сознание — вертикаль, сознаваемую или нет, но всегда так или иначе выстраиваемую. Материал языка всегда поверяется этой вертикалью, слова выбираются по соответствию. Именно сознание обнаруживает в словах способность ценностно прорастать. Слепое подчинение языку на деле лишает слово этой способности.

В поэзии, которая особенно чувствительна к каждому попадающему в ее поле слову, языковой слепок с действительности свою неограненность норовит выдать за новаторство. Эксперимент формально возводится к сфере языка, документ — к реальности жизни, слепком которой призван быть. В одном случае речь идет о действительности языка, в другом — о языке действительности. Но и то, и другое — лишь черновой материал для поэзии. Это то, что дано. Жизнь — отдельно, язык — отдельно. В отличие от математики, в поэзии один плюс один всегда больше двух. Потому что два — это просто сумма, внеэстетический закон связи. А один плюс один — условная формула художественного образа, в котором сочетается "далековатое”. В поэзии — в отличие от прозы — эксперимент и документ практически неразличимы. Они и идут рядом.

Приведу фрагмент из программы фестиваля "Ростовская лира-2006”: "конкурс поэтов по номинациям:

— "Бойцовский клуб” (гражданская лирика)

— "Черная луна” (мистика, фантастика)

— "Раздеты в любом состоянье поэты”

— "Струя экстрима” (новаторство, находки, авангард, эксперимент)

— "Карамельная лира” (молодежная и детская поэзия)

— "Муза инкогнито” (посвящения или стихи в стиле "великих”)

— "Арлекино” (юмор, сатира)”.

Не обращая внимания на перлы в названиях номинаций, можно отметить симптоматичную особенность предложенного выбора: некуда заявить просто хорошее стихотворение. Зрелому Пушкину со своим "Зима. Что делать нам в деревне?..” заявиться было бы некуда. Это фестиваль эксперимента и документа, которые к поэзии отношения не имеют. Но то, что в глубинке кажется каким-то сущностным непониманием того, с чем люди имеют дело, поэтическими объединениями столицы выносится на знамя.

Идеи эксперимента и документа нужны литературным стратегам, чтобы "впустить” в поэзию "массы” и тем самым обеспечить повышающее продажи расширение ассортимента. Идеи эксперимента и документа — элементы своеобразной экономики литературы, поскольку дают хорошую почву для литературных проектов. Эксперимент и документ — это два текстопорождающих механизма, практически не требующих человеческого участия. А поэзия его все же требует.

____________________________

* Арион № 4/2004.

** Тищенко О.На каком языке говорит поэзия fin de siecle. — Поэтика исканий, или Поиск поэтики. Материалы международной конференции-фестиваля "Поэтический язык рубежа XX—XXI веков и современные литературные стратегии”. М., 2004.

*** Знамя №11/2005.

**** Кузьмин Д. Вопли обывателей. — Критическая масса № 3-4/2005


ЗАКЛАДКИ






Статистика



Поиск




Произведения
Главная страница
Поэзия Серебряного века
Поэзия ХХ века
Современная поэзия
Стихи для детей
Христианские стихи
Стихи о войне 1941 - 1945


Статьи
Поэзия Серебряного века
Поэзия ХХ века
Современная поэзия
Сетевая поэзия
Учебники по стихосложению
Анализ творчества
Мемуары
Афоризмы, цитаты
Гостевая книга
Обратная связь


друзья сайта
Отзвуки Небес
ПОЭЗИЯ 21-й ВЕК
Портал "Слово"





http://snegirev.ucoz.ru/index/vladimir_kozlov_ehksperiment_i_dokument_protiv_poehzii/0-1405

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (05.08.2011   13:05:57)

экспериментов с языком бывает много.

Одним из них является составление произведений из слов, начинающихся на одну букву. В середине 2000-х это направление затянуло и меня.
И простите мне некоторую нескромность, в одном из конкурсов победителе стал и мой скромный стишок

РОССИЯ
Россия. Русские равнины.
Ревущий рокот русских рек.
Россия раною рябины,
Рубцами реет.
Ров. Разбег.

Рев революций. Рокот рыка.
Рабочий реввоенсовет.
«Расчет распят!» Рабочий Рыков -
РСДРП. Ревкомитет.

Раненье. Русская рубашка
Расшитая родной рукой.
Россия рублена размашисто.
Расписана росой, рекой.

Рубили. Раны. Рикошетом
Разметана. Распята. Рвусь.
Редеет род. Радей рассветом.
Рыдай, о, раненная Русь.

Рубином русская рубашка
Расшита, раною рябин!
Разлукою растут ромашки
Размытой россыпью равнин.

Роса. Раздолье. Русь. Равнины.
Ревущий рокот русских рек.
Рубинно - розово- рябиновый
Речной, ромашковый рассвет.


(Стихотворение заняло первое место на конкурсе произведений "На одну букву" на сайте проза. ру)


Вот ведь какой казус - сайт прозаический, но жюри там решило, что будет рассматривать все тексты просто как тексты, вне зависимости от того, прорифмованы они и написаны в столбик или нет

но конкурс- это мелочь.
Это - просто пример, чтобы показать, о чем идет речь

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (05.08.2011   13:15:30)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)


Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (05.08.2011   13:12:39)

Как я уже сказала. процесс затянул меня так, что некоторое время я генерировала только текст " на одну букву".
Потом бросила, как бросают курить.
Но, как оказалось, не навсегда.
Спустя несколько лет неожиданно написалось стихотворение "Светает", которое мне понравилось чуток больше. И - странное дело - оно почему-то нравится редакторам союзписательской периодики.

Они его быстро напечатали.


С...
В... Е...
Т...А...
Е...
Т...


© Виолетта Баша, "Московский литератор", 2009


Слушай свирель снежных северных снов,
Северу снятся сто сорок снегов.

Сорок сугробов столетия спят,
Сорок синиц с Синегорья спешат,

Свист соловьев снится сыну. Согрей
Солнечным светом сны сына. Сумей.

Север. Сиянье. Созвездия Снов.
Спящих сугробов и спящих сынов.

Сон сиротливо с сугробов слетает.
Слышишь свирель?
Скоро…
… светает…

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (05.08.2011   13:13:43)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)


Дневник романтика   [Новосибирск]    (05.08.2011   13:19:33)

Мое кредо - экспериментальные стихи. Суть: зацепить крючками правописания тех, кто не хочет думать головой, пусть барахтаются в паутине псевдо-ошибок. А тот, кто умеет думать и чувствовать Душой, дойдет до глубины самой сути СтихоТворения... Как пример это стихотворение, все просто с первого раза, а чуть замедлить бег, и прочитать еще...

ГолоВой


Привет, прохожий! Заглянул на огонек?
Как там погода в ожиданьях чуда?
По вкусу ли не соленое блюдо?
Что шепчет запоздалый ветерок?

Напрасно все, или оно так надо?
Скрипя зубами верить в небеса.
Смотри опять из ничего роса
Явилась миру, и припала к яду...

Шуршит дорога ветреной листвой,
Брутально солнце обжигает взглядом.
Привет, прохожий! А случайно ль рядом?
Когда был выбор, думал головой?

Все не случайно, даже если зря...

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (05.08.2011   13:29:17)
(Ответ пользователю: Дневник романтика)

Стиш неплох. И думаю, разумеется, надо.
Но я бы не сказала, что он имеет отношение к экспериментальной поэзии.
Вообще, я открыла тему, чтобы посмотреть, пишут ли люди экспериментальные стихи.

Дневник романтика   [Новосибирск]    (05.08.2011   13:43:42)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Это я для "почина" поставил, тоже хочется посмотреть на стихотворные экзерцизы (или экзерсизы?) других авторов)) А позже запостю (или запощу?) во-истину экспериментальное, хорошо?))

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (05.08.2011   13:45:51)
(Ответ пользователю: Дневник романтика)

Хорошо. А попробуете написать стиш, где все слова начинаются на одну букву, любую - по вашему выбору?

Фома_Шенкелов   (05.08.2011   13:43:23)

...)))..помянем же_убиенных Светланой Хариной_..))..

Арийская Актриса

Перерыв Последних Пьес,
Пользует Петля Платье,
Плачет Пёстрый Пан,
Пушки Палят
По Приливам Поэтесс,
Падёт Падший Пеликан?
Придёт – Правый Правитель,
Порвёт Побелевшие Пределы
Платье Повеселело,
Петлю Простило,
Птичьих Перьев Постелило,
Петлю Поэзия Прельстила..



Находятся находятся, небесные наёмники
Надежды нищие невольники
Наследники неба начальники
Нелепо, направятся налево
Настырная ненависть наступила на нервы
На нить неверия, на нить неведомой невесты
Нанизывают ночь находчивые негры
Не нужно надевать нарядные награды
На новое начало наступать не надо
Настаивать наркотический настой
Несбыточная нежность находит
Никем не найденная, ноет не_гретая
Нуждой. Некоторым не ново

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (05.08.2011   13:47:28)
(Ответ пользователю: Фома_Шенкелов)

Прелестно.
Почему прут правые? Патамушта -
Парад прошел.
Поздно.


--

Налегке. Налетом.
Невесело. Но...
Надо!

Фома_Шенкелов   (05.08.2011   14:00:51)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

...)))...

Елизавета Бамъ


Вывих души. Спи, родная,
осенью станет легче.
Осенью звук-трамвай
увезёт за край бессердечья.
Молоком птиц красноклювых
вскормленные,
оторопели после:
птицы не дают молока.
И с тех пор, лишь где-то заноет, -
«Вывих души!»
Слишком рука легка…
И важно ли – мало, много
осталось вдохов и выдохов?
Кто-то придёт
потрогать тело с души вывихом…



Акварель больше не сливается с прозрачной невинностью воды, она трусливо сжимается, стараясь
слипнуться с самой собой, с каждой своей агонизирующей частичкой, она исходит мелкой дрожью
недоуменного, обреченного страха, стоит мне лишь попытаться нарисовать его голос в надежде
таким образом избавиться от кровоточащей, горящей язвы – отпечатка, пылающего где-то глубоко
внутри…
*** Фонтан неадекватных эмоций, чувство вины – уже прогнившее, почти высохшее… но все еще крепко
вцепившееся в каркас прошлых растаявших отношений. Тень, рождаемая Древом Невежества, -
вооруженная бешенством Цензура – не выпускает наружу ни слова, ни мысли, ни даже крошечных
муравьев подсознания, бесконечно запечатлевая их панический бег в границах ее власти…[отрывки из поэмы “SICK THOUGHTS”]

Фома_Шенкелов   (05.08.2011   14:04:41)
(Ответ пользователю: Фома_Шенкелов)

дзя


Динамично-депрессивные думы души
давят дикообразно на дохлую
действительность. Дразнятся.
Детально делятся. Долбятся.
Догорают дымящиеся домики
дежурных [по скуке]
диспетчеров.
[это мечта моя.. вследствиеработная].
Догорают до древесно-серого.
Деньги. Дача. Дочь. [всего этого нет].
Детские драки в десять диабетиков
децибелят в них
дьявольских дракош [бэтмэноподобно-
ангельских].
А дамы-душечки в дорогих духах и
драгоценностях
делаются дурами.
[неизлечимо.. внелимитно плоскостопово].



Антиутопично архаично адресно
Алкогольно атмосферно ангельски
Абажурно агрессивно алово
Акселератно аферично адово
Аварельно-аксиомно, акушерная
акация
Аккордно-актуальная акустическая
акция
Алмазно-алчная амортизация
Аскетично-аморальная абстракция

Фома_Шенкелов   (05.08.2011   14:23:05)
(Ответ пользователю: Фома_Шенкелов)

Моргил


Белеет Беда Безмолвием, Безбашенно, Бесшабашно. Бредовое Безголовие Бывает Безлико, Бесстрашно.Боль – Болью. Боязнь – Боязнью. Безвинное Бродит Беспечно, Белёсой Больничной Бязью Бинтуется Бесконечно.Белеет Бедой Безумие, Бешено Бьёт Бездной Борт. Брошено Благоразумие Безмолвием Белых Бород.Блистать Бубенцами Брани? Бояться Бессмертных Богов? Бороться! Брести Боями, Бескрайностью Берегов!



Красивый Краской Красил Крышу, Корпус, Козырёк. Кошку Клеил, Крепко Квасил, Как Котёнок, Крал
Клубок.Когтем Книжку Кот Курочил, Курам Куры Киса Корчил… Костью Кок Коту Как Кинет! Котелок Котлетой Клинит…



Урфин



Утро сделало вдох.
В шкафу увяли скелеты.
Счастье, с газетных листов,
Сулят скупые портреты.
Небо раздвинулось в ширь
Нарушив границы окна.
Время на свой аршин
Меряет тишина.
Осени злую мигрень
Зима засыпала рисом.
Где-то, в больном ноябре
Спит, улыбаясь, Алиса


Свобода_Саркомы__Спор:“Спер!” -Совести_Спирт__ Совиный_СвободыСодома_Свор.__Сомосы_СМИ.Стыд_Сандино.__Снег -_СаванаСтынь,_Слёз__Соло._СольСтона_Сквозь__Сон -_СсорСколом._Свобода__Снов,_Стеблей,Смол,_Сил,__ Соков,_Сокола,Скал._Свобода -__Сбор,_Спор,Собор,_ Солдата__СвободыСан._Свинец.__СталинградаСталь._Победы__СолнечныйСтан.




...неформальный_неофутуристический_неостандартный_союз более 300 литераторов vs _Цукерман_...))..

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (05.08.2011   15:15:07)
(Ответ пользователю: Фома_Шенкелов)

Йес!

Проза - это отдельно. У меня целая серия рассказов на одну букву.


А вот еще - не на одну букву, но экспериментальная.


---
Поэма

Синий цвет печали
Цвет отца-отчаянья
Цвет морзянок космоса
Цвет святой тоски

Синими лучами
Музыки - встреча-ю
Синию симфонию
Цвета ностальги...
..и

*

Космос зовет
Морзянкой тоски
Вечность зовет
Песнь нос-таль-ги-и

Песнь всех ушедших
Не-воз-вра-щен-цев

Солнечно-звёздных
От зем-ли
От-ще-пен-цев...

*

Сине-звёздно. Сине-з`елено
Североморские звёзды севера
Северо-ликие. Северо-синие
К сильному ветру привыкшей России


Звёздной пурги не боясь, прикоснись
К северозвёздному, Млечному. Снись,
Снись мне, созвездние Северо-Лов,
Северо-Слов, Синих Северных Снов

*

Зябко! Зябко! Зябко!
Космос сигналит - морзянка!

Души сигналят - ушедшие!
Где вы, ау?... Молчание...

Души, огонь прошедшие.
Космо-венчание.
Судного дня Величание...

*

Над Россией звёзды особые,
Грустно-синие, очень высокие...

Над Россией так много созвездий. Что-ли
Прикоснуться к ним? …боль- но...

Позови - зажгутся пламенем...
Алые, а-лы-е...

Отвернись, упадут на ладонь...

И снова - о-гонь...

*

А сегодня ко мне пришло небо.

- Здравствуй, небо!
- Ну, здравствуй что ли...


-Что ж, чайку? Усадить тебя где бы?
- Я повсюду! А нынче - с тобою!

*

Ты - свеча? Кто дал тебе имя?
Почему горяча не со мной - с другими?

Почему холодна у меня - догораешь?
Это космоса зов? Ты куда истекаешь?

Завтра снова сгореть не удастся - не пробуй.
Быть свечой - не беда, но дорогой особой -

Исте-кать, исче-зать, испа-ряться до донца...

Чтобы стать вспышкой плазмы на Солнце!

*

Ты уйдешь по Млечному Пути,
И не быть тебе земною плотью
Ни-ко-гда.

Ты - сигнал космический, плотина.
Ты - фотонный ветер.
Ты - звез-да...

Она есть? Но где? Здесь?
Почему молчит? Звучит?
Уже звучит? Сигналит, бедная...

Я слышу тебя...
Бед-стви-е...


***
Поэма-экспромт,
написана за минуту
как эксперимент

23.01.09

Шаровая молния   (05.08.2011   16:03:43)
(Ответ пользователю: Фома_Шенкелов)

"...неформальный_неофутуристический_неостандартный_союз более 300 литераторов vs _Цукерман_...)).."

Фома, желаю Вам здравия!
Мне и во сне не могло присниться, что призраки убиенных мною неформальных гениев найдут меня здесь в теме несравненной Виолетты:-)

"Ой да растворите вы мне тёмную темницу,
Дайте мне сиянье яркого белого дня -- / (с посылом)..
Ой да чернобровую оно девицу,
Сивогривого оно коня.
Ой, конь гуляет а он в чистом поле,
Без узды скачит да он на воле.
Ой, да резво скачет, да он гривой свищет,
Ой, хвост по ветру а он распустил.
Ой, чернобровая оно девица
Слышно в тереме она живёт.
Ой, а в тюрьме окно было высоко.
Дверь железна она под замком,
Стены каменны они кругом.
Ой, да за стеной оно было высокой
Ой, да там не видно было да ничего.
Только слышно было за стеною--
Равномерно медленными шагами
Тихо ходит а он часовой."

Кстати, Виолетта, Вы не заметили, сколько нестандартности и экспериментальности в казачьих песнях?
Нет? Зато про - Русичей:-)

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (06.08.2011   04:25:56)
(Ответ пользователю: Шаровая молния)

Света, казачьи песни - это ведь душа народа. А экспериментальная поэзия - речевые игры, не более.
Сравнивать не надо.
В любом случае - я за русские песни и за казачьи двумя руками.

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (06.08.2011   04:24:11)
(Ответ пользователю: Фома_Шенкелов)

Елизавета Бамъ


Вывих души. Спи, родная,
осенью станет легче.
Осенью звук-трамвай
увезёт за край бессердечья.
Молоком птиц красноклювых
вскормленные,
оторопели после:
птицы не дают молока.
И с тех пор, лишь где-то заноет, -
«Вывих души!»
Слишком рука легка…
И важно ли – мало, много
осталось вдохов и выдохов?
Кто-то придёт
потрогать тело с души вывихом…


Очень хорошо!

Шаровая молния   (06.08.2011   16:36:24)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Я тоже сначала упивалась этим...
Елизавета Бам - довольно интересное существо сама по себе.
Но сейчас перечитала. И совсем восприняла по - другому.
Бред сивой кобылы.
Надо много нажраться и Муза возликует...
Правда, читателей здравомыслящих станет жаль.
Они чем виноваты?

София.Хаос   (10.08.2011   17:46:06)
(Ответ пользователю: Фома_Шенкелов)

† Ја сама љута
на Тебе.
За ИТ
Пошаљи голубова.
Одмах!!!

Фома_Шенкелов   (10.08.2011   18:33:32)
(Ответ пользователю: София.Хаос)

...))).._похвала Милорадова_..._Вы ли_..(?)..))...

София.Хаос   (10.08.2011   18:44:41)
(Ответ пользователю: Фома_Шенкелов)

† Кто не возлюбил болезни своей, а в ней бытие предков и прежнюю смерть свою,

Кто не искусился вековым печалованьем и одряхленьем,

Кто не сочинил песни до того, как услышал пение,

Кто не разучился слушать и беречь услышанное от изречения,

Тот не воидет во храм тишины на прибрежье морском,

В его груди не задышит ветер, и хлеб не вздохнёт на зубах его,

Не увидит он прозелень травы в изразце речном и сосна не станет расти для него.

Как принесёт он осенние листья на шапке своей,

Не познавши печали предков, не переболевший их болезнями, не перепевший их песен в своих?

Как ему научить леса свои откликаться нашим новым именам,

А своих коз — протечь молоком ароматным по нашим
долинам?

С камнем в руке, с зеницею в ухе, жду пробужденья,

Обходя храмы на берегах эгейских, —

Воин, метнувший копьё за отметку жизни.

Качели над колодцем имен

В какие сны забредаешь, мой зачарованный взгляд, пока глаза мои спят?

Сердцу понятна усталость твоя по возвращении на этот свет

После омовения в горячем ключе на дне колодца с ледяной водой,

Где звёзды теряют отраженья свои. Сердце знает, но не скажет.

Что вы, глаза, словно псы бежите вперёд жизни моей, у неведомого воруя?

Кто пугает вас в чаще, что ныне — поросль? Могу ли испить из ваших ладоней

Завтрашний дождь? Вдруг в одно прекрасное утро проснусь,

А вас растерзали глаза из чужого сна? Девочка в белых носочках

На качелях золотых кос качается над вашим колодцем.

Струйками пара поднимаются к ней потонувшие имена,

Но она, в их суть не проникнув, играет ими, словно камушками,

И бросает обратно. Напрасно, глаза, ныряете ночью за ними,

Превращёнными в цветы. Я не ведаю, как из цветка сотворить слово.

Сердце знает как, но не скажет. И только девочка в белых носочках

Могла бы помочь нам, но не знает как, или не хочет знать.

Љубазно Пишите Ми.

Шаровая молния   (05.08.2011   15:14:15)
(Ответ пользователю: Фома_Шенкелов)

...)))..помянем же_убиенных Светланой Хариной_..))..

Фома, давно галоперидол принимал?
Если это - Поэзия, то я - блондинка. Не иначе:-)

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (06.08.2011   04:26:57)
(Ответ пользователю: Шаровая молния)

Свет, неужто уже убили когой-то?:)
Хотя у нас тут на форуме регулярно то одного, то другого мочат. Традиция.

Шаровая молния   (06.08.2011   16:37:47)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Не у Вас.
Это - давняя история.
Фома в ней застрял. А я давно - выросла:-)

Шаровая молния   (05.08.2011   15:17:06)

Помянем Летова.


"Я совсем не похож
А ты похож
И ты похож
И она похожа - она спит она теплая
И он похож - у него лицо железяка
И они все похожи - кровь так и брызжет
А я совсем не похож."

Летов был великим стёбщиком.
А Фомы Шенкеловы на веру принимали:-)

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (05.08.2011   15:42:08)
(Ответ пользователю: Шаровая молния)

Был стебщиком. А это значит, наш человек!

Шаровая молния   (05.08.2011   15:49:18)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Именно - наш.
Но не Шенкеловых:-)
Уж поверьте мне. Я - то Шенкеловых давно знаю:-)

Фома_Шенкелов   (05.08.2011   16:07:25)
(Ответ пользователю: Шаровая молния)

...)))..Иго-го!!!...))...

Шаровая молния   (05.08.2011   18:08:17)
(Ответ пользователю: Фома_Шенкелов)

Лошади льстивые, лошади лимые льнёте ли Ланьку лягнуть? Лыбонь лелейте- лясну ль лопатою, либо лаптой лоскону...
Лельямы льёте, людину лапошите, лясите лепую ложь. Лиру лучистую лика лишаете...
Лошади
лошади
лошади
лощади
лошади
лошади
лошади
лошади
лош

Фома_Шенкелов   (06.08.2011   17:11:15)
(Ответ пользователю: Шаровая молния)

...)))...._Булкожуйка Харина_..

...хвост стиха заляжет мимо,мимо мима на-ру-ках,
если мы войдём без грима,все измазаны в стихах...))..

Шаровая молния   (06.08.2011   17:26:56)
(Ответ пользователю: Фома_Шенкелов)

Мама твоя - булкожуйка:-)

"если мы войдём без грима,все измазаны в стихах...)).."

Брр, пожалей меня, дорогой. У меня воображение живое.
Так чем вы там, говоришь, измазаны?

Скучно, Фома.
Наши конфликты в прошлом.
Понимаешь причину?
Старею, наверно:-)
---------------
А я полюбляю обмазуватися несвіжим лайном і дрочити. Щодня я ходжу по вулицяx з чорним мішком для сміття і збираю в нього усе лайно, що бачу. На два повних мішки цілий день уходить. Але, коли після важкого дня я приходжу додому, йду у ванну, включаю гарячу воду…ммм і звалюю в неї свій скарб. І дрочу, уявляючи, що мене поглинув єдиний організм — лайно. Мені взагалі здається, що какашки вміють думати, у них є свої сім'ї, міста, відчуття, не змивайте їх в унітаз, краще поселіть у себе, говоріть з ними, пестіть їх…. А вчора у ванні мені приснився дивний сон, неначе я пірнув у море, і воно перетворилося на лайно, риби, водорості, медузи, все з лайна, навіть небо, навіть сало
(пан Сорокин)



Фома_Шенкелов   (07.08.2011   00:16:31)
(Ответ пользователю: Шаровая молния)

...))..



Шаровая молния   (07.08.2011   00:55:58)
(Ответ пользователю: Фома_Шенкелов)

Да, кстати, если бы меня не коснулся, я бы не завелась.
Елизавета Бам, тобою процитируемая, насколько я помню, ко мне относилась неплохо и кстати советовала не бросать писать стишки.
Арийскую актрису, якобы мною убиенную, не помню.
Просьба: находись в сайте, меня не касаясь.
Никого я, Фома, не "убивала" и ты это прекрасно помнишь.
Просто я выступала против царящей русофобии в чате нашего Николая.
А Николай мне сам передавал полномочия, потому что знал, что мне стоит доверять. Живу по принципу: "Своих не предаю"...
А вот моя любимая Русская песня.
Спи.



Фома_Шенкелов   (07.08.2011   01:28:04)
(Ответ пользователю: Шаровая молния)

...))...касательно доверия..))...сама всё покажешь..напримерах личек своих новых _друзей_..когда инфа тебе пригодиться..а мы с женой в отпуск в Петербург..))..не хнычь-будет у тебя и здесь кнопка..высосешь..))..Я всё сказал..))..

Шаровая молния   (07.08.2011   21:23:29)
(Ответ пользователю: Фома_Шенкелов)

Мне кнопочку предлагали.
Я отказалась.
Николя мне давал "кнопочку" только по одной причине: экономия средств на не вполне мне нужный чат.
Каждый раз выходить в онлайн за семь рублей мне накладно было...А Николя просто хотел, чтобы я оставалась в чате. Потому что вы, всяческие педерасты, русофобы и неформальные гении просто в один прекрасный день стали ему неинтересны. Так бывает.
Увы, не моя вина. А ваша.
А с Николаем мы стали добрыми друзьями и по сей день общаемся...
Просто люблю хороших людей.
Если б ты, Фома, меня получше знал, то давно бы сообразил: я независима от статуса.
Вообще люблю быть независимой.
И ещё: начнём с того, что твоё поведение меня утомляет.
Ты - никто, коли скрываешься под никнеймом.
Ты - не личность. Увы. Помни это всегда.
И потому судить тебе меня не пристало.
А будешь приставать и дискредитировать меня перед товарищами, которых я знаю не первый месяц, придётся вызывать сюда Николая Кура. Тем более, что он здесь зарегистрирован.
Я - любитель расставлять все точки над "и"...
Так что " Я всё сказал" заткни себе в это самое и поглубже...
Ты не в чате.
Вот на ОБЩЕЛИТЕ и на СТИХИ.РУ тебя поймут...
Каждый должен находиться среди себе подобных.
Здесь тебе не место.
Скоро все это поймут...

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (05.08.2011   21:01:39)
(Ответ пользователю: Фома_Шенкелов)

Иго-го!:)

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (06.08.2011   04:27:40)
(Ответ пользователю: Шаровая молния)

Свет, сильно вредный товарищ, так понимать надо?
Но стихи неплохие привел.

Шаровая молния   (06.08.2011   16:32:27)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Скорее я вредна для сего "товарища".
А стихи - дерьмо привёл...
Совершенно безграмотное дерьмо.

Написаны эти стишки девочками из психушек под кайфом гашиша.

Администрация проекта   (05.08.2011   21:36:53)

Виолетта, а вот такой мой юношеский эксперимент в подражание Маяковскому
или Хлебникову (забыл...) можно отнести к экспериментальной поэзии?

НАДПИСИ.

На-
Ис-
Кось:
"На,
Ешь
Кость!"

А в выси:
"Накося,
Выкуси!"

Виктор.

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (06.08.2011   04:28:57)
(Ответ пользователю: Администрация проекта)

Именно.

И такие писала.

Сейчас поищу мою поэму "Постмодернизм". Хотя я его критикую в "Лит. России", но сама балуюсь. Не без этого.

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (06.08.2011   04:32:34)
(Ответ пользователю: Администрация проекта)

ПОСТМОДЕРНИЗМ

Виолетта Баша, 18 . 09. 2006

Постмодер-вниз!
Постмодер-вверх!
Постмодернизм!
Ров. Волчий мех.
Меня рвет словами –
кровью в бинты.
Привет – молодые!
Были битлы?
Мне – триста лет!
Я выполз из тьмы!
Смак! Поворот!(1)
Мы не правы?
А вы?




Рифмы разбив –
стакан в темноте –
Осколки души –
те – да не те!
Мой мир – закон
строя и слов,
Вычерчен он
с нуля до основ!
С вершины сорваться
скорей не спеши –
Выверен путь
осколков души!
Тише!...
Пиши!



В глуши…
грохот вех –
Эпоха скользит –
в кровавый снег!
Падая, думать, как жить –
гаснет свет
Постмодер-вниз –
в постмодер-снег!
Холодно! холодно! холодно! –
– Но
стынет огонь
и не греет вино
Давно…
дано?




Да, но… куда
летит наша жизнь? –

Постмодер-правды –
постмодер-лжи! –
В луже лежит!
– Отдыхает, никак?
Эй, человек!
– Как ты?
– Пустяк!
Ты пустяки
на судьбу нанижи –
Рваные раны
собакой лижи…
Лужи
лжи…

…мы- еще -жи-вы! (?)
А вы?
Были?
Ль?
Вы?
Львы!!!




*
«Сентябрь сколачивает стаи»…(2)
Пластинка –
старенький винил
По-питерски в туман истаял
Но по-московски загрустил
Гитарный лад
будь он неладен
Лесной народ уходит петь
Кострами пахнет птичья стая
Лесных поэтов и на треть-
-е здесь всегда гитара
На первое – стихи и флирт
Дымок костра
чреватый чаем
И мы уже не замечаем
Когда закончился наш спирт
На утро –
стук сосновых шишек
И ветер
рвущий паруса
Палаток
спор седых мальчишек
И жук
ползущий по часам
Лежащим
возле изголовья
Двух спальников –
двух островов
Четырех тел
тепло –
Любовью
Он все это
назвать не смел…

Сгорел……….


*
Мы вас породили
Сломав времена –

Постмодер-люди!
Постмодер-страна!

На стадионах –
Постмодер-смех!

Холодно! Холодно! –
Постмодер-снег!

На перепутьи –
ростками души

Постмодер-люди
Постмодер-лжи!

Сломана!
сломана!
сломана! –
жизнь! –
Постмодер-державы
постмодер – лжи!

Пиши!...

*
Смешно, не правда ли, смешно?(3)
Недолго жил –
ушел давно
Но…
Гамлет
снова
ищет
путь
И гул затих
и вновь подмостки(4)
И кто-нибудь
когда-нибудь
Взойдет на тот же перекресток
Ветров
– и станет во весь рост –
С гитарой
или с пулеметом –
Узнаем ли мы
Ланцелота –
Придет?
Дождемся ли?
Вопрос!

*
И все же вечности испив –
такой паскуды! –
Пока жива! пока жива! пока жива я! –
Проклятьем в небо
вновь и вновь
кричать я буду! –
Как догорали его гусли-самогуды –(5)
И пламя ярилось как рана ножевая!

*

PS
Цифрами в скобочках в тексте указано, где использовались точные или измененные фразы из стихов:
(1) - Андрея Макаревича,
(2) - Александра Городницкого,
(3)- Владимира Высоцкого,
(4) - Бориса Пастернака
(5) - Дениса Коротаева

Сeргей Медвeдeв   (05.08.2011   23:32:05)

Провели эксперименты - и в стране исчезли мЕнты (или правильно - "ментЫ?). Так подумал я. А ты? :-)

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (06.08.2011   04:29:37)
(Ответ пользователю: Сeргей Медвeдeв)

Что в стране "слегли" ментЫ!

Астсергей   (06.08.2011   13:43:07)

-- Когда искусства нет, то - то, что получаеца, называют экскриментальным..

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (06.08.2011   16:56:06)
(Ответ пользователю: Астсергей)

Взгляд ретрограда. Наоборот.

Эксперимент - поиск.

Александр Трубин   (06.08.2011   13:48:38)

Найдёшь "Со" Лифшица - вот это не просто экспериментально, а на порядка два повыше будет...

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (06.08.2011   16:56:28)
(Ответ пользователю: Александр Трубин)

Поставил бы. :)

Белла Минцева   (07.08.2011   01:06:22)

[Рошха Шана]


надменная роза пленяет красками
и лепестков коварных губ изгибом
тюльпан
под веками листьев скрывает маску
коварства и колких сухих шипов
обман
ромашка смотрит глазами чистыми
ресницы белые доверчиво распахнув
нам
топчем ромашек стебли неистово
розам подставив ранить свои сердца
шипам...

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.08.2011   03:58:39)
(Ответ пользователю: Белла Минцева)

Простенько.
Банальными являются выражения
коварных губ изгиб,
скрывает маску коварства, ромашка смотрит чистыми глазами
имхо - довольно заурядно.
А в чем эксперимент?

Белла Минцева   (07.08.2011   08:11:57)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Коварных губ изгиб у человека - возможно, банально, а у розы - уже эксперимeнт.
Веки листьев - уже новый образ.
А построение стиха?
Дайте пример подобного.
Образы могут быть избитыми, но применяемы совершенно в другом качестве.
В простоте и гармонии - сила.
А у вас, простите, нагромождение бессмыслицы.
Так-то экспериментировать каждый горазд!
:)))

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.08.2011   15:58:10)
(Ответ пользователю: Белла Минцева)

Белла, не кипятитесь. Я дала свою оценку - слабое стихотворение.

Экспериментальная поэзия не нагромождение бессмыслицы, а банальность не есть смысл.

Белла Минцева   (07.08.2011   16:04:58)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Как всякий рецензируемый, я имею право на защиту своего произведения.
И совершенно не кипячусь, потому что считаю, что мне это удалось.:)

Кстати, стих так и называется: Избитый образ.
А о "банальности" я написала ниже.

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.08.2011   18:35:28)
(Ответ пользователю: Белла Минцева)

Слишком избитый:)

Белла Минцева   (07.08.2011   23:15:02)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Я залечила его раны!
:)

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.08.2011   04:33:04)

ОБЭРИУТЫ


"
Если постмодернизм не предполагает обязательной локализации в историческом времени, то идеи и символы ОБЭРИУ, охарактеризованные Н.А. Заболоцким в "Манифесте ОБЭРИУ", совпадают с современными инвариантами постмодернистского метода. Для творчества А.И. Введенского характерен деконструктивизм, приемы его поэтической техники можно назвать "обратной интерпретацией" (9, с.90). Это означает, что одновременно с языковой первичной интерпретацией включается еще одна интерпретация, связанная с системой языковых символов. Это сближает творческую индивидуальность А.И. Введенского с "ситуацией постмодернизма".
Для участников ОБЭРИУ специфической чертой творческого метода была также "интуиция жеста", "чувство значимости жестового компонента в механизме творческой интерпретации" (9, с.92). Намек на жест содержится в стихотворении А.И.Введенского "Кругом возможно бог" (1931): "Горит бессмыслицы звезда,/ она одна без дна" (цит. по: 9, С.93). Хотя в то время "ситуация постмодернизма" еще не была наличной для автора, но основной принцип композиции у него обозначался словом "игра", причем от "игр" футуризма он двигался к "играм по Витгенштейну", ибо философия логического анализа Людвига Витгенштейна поразительно близка к характеристикам творчества участников ОБЭРИУ. Поэтика "бессмыслицы", свойственная всем обэриутам, сродни деконструкции в постмодернизме, а их творчество "является органичной частью мирового контекста диахронии послевоенного постмодернизма" (9, с.97).
Конечно, поэтика ОБЭРИУ и поэтика постмодерна — различные культурные феномены, но между ними существуют точки соприкосновения, позволяющие говорить об обэриутах как о непосредственных предшественниках "ситуации постмодернизма" (7, с. 101). В 30-е годы обэриуты были первыми в России постмодернистами и одновременно последними наследниками традиций модернизма — футуристической и символистской. "Виртуальность" мира, феномен "двойственного присутствия", отсутствие категории Истины — таковы, в частности, признаки постмодернизма в поэзии А.И. Введенского (7, с. 103). Текстам поэта также присущи интертекстуальность (в связи с чем актуализуется проблема авторства), отказ от традиционного мышления и попытка создать образ "западного" мира.

http://fege.narod.ru/librarium/andreeva.htm

Белла Минцева   (07.08.2011   08:56:22)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

"Всё уже давно изобретено, всё уже известно, поэтому паразитируй на старом, делай римейк. Выходит, к старой литературе современные поэты-постмодернисты относятся с бóльшим уважением, чем футуристы! А из чего бы тогда собирать «осколки»? Правильно, из уже существующего. Вот таким, например, образом: «И долго буду тем любезен я и этим» или: «Кто был ничем, тот стал никем». Приведу некоторые примеры «осколочной» поэзии Александра Ерёменко":


Играет ветер, бьётся ставень,
А мачта гнётся и скрипит.
А по ночам гуляет Сталин,
Но вреден север для меня.
***

И я там был, мед-пиво пил,
Изображая смерть и муку,
Но кто-то камень положил
В мою протянутую руку.

Разумеется, не вся постмодернистская поэзия «осколочная», но я привёл эти строчки не случайно: они указывают на внутреннюю пустоту многих современных поэтов с полной очевидностью. А вот вам и другие подтверждения этой пустоты.

Послание Ленке

Леночка, будем мещанами!
Я понимаю, что трудно,
что невозможно практически это.
Не поддаваться давай... Канарейкам
Свернувши головки,
здесь развитой романтизм воцарился,
быть может, навеки.
Соколы здесь, буревестники все,
в лучшем случае - чайки.
Будем с той голубками с виньетки.
Средь клёкота злого
будем с тобой ворковать,
средь голодного волчьего воя
будем мурлыкать котятами в тёплом лукошке.
Не эпатаж это - просто
желание выжить

(Тимур Кибиров)

http://www.lych.ru/online/0ainmenu-65/40--s32009/360-r------

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.08.2011   18:36:21)
(Ответ пользователю: Белла Минцева)

А здесь я согласна с вами.

Белла Минцева   (07.08.2011   23:24:42)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Вы сами себе противоречите.:)
Эту цитату я привела для того, чтобы засвидетельствовать, что мой стих оригинален и соответствует стилю постмодерн.
Вы стих отвергаете - и в то же время соглашаетесь с этим свидетельством.
Определитесь.

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (08.08.2011   01:51:43)
(Ответ пользователю: Белла Минцева)

Ваш стих, это ваш стих. На мой взгляд - банальный. Кибиров мне всегда нравился. Он креативен. Как я. То есть, близок мне.

Белла Минцева   (08.08.2011   01:59:02)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Сообщение удалено автором темы...

Белла Минцева   (08.08.2011   02:25:46)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Сообщение удалено автором темы...

Геннадий Дергачев   [Москва]    (07.08.2011   17:24:14)

https://www.chitalnya.ru/work/359514/
ПАТОЛОГИЧЕСКАЯ СТОПА ИЛИ В ТАКТЕ ПА-ПА

ПАродия, как в музыке синкоПА,
ПАрнаса тень, как контур у сноПА;
ПАсует перед Азией ЕвроПА –
ПАразитирует в ней, явно, шантраПА.
ПАрнишка пришлый, и без запаха укроПА –
ПАртнёр живучего трущобного клоПА,
ПАромом прибыл (не ждала, чай, ПенелоПА?), -
ПАломников ведёт его троПА.
ПАраллелизм – не иноходь галоПА,
ПАскудный вид – ужаснее шиПА,
ПАнама поощряет мизантроПА,
ПАтетика нужна лишь для столПА!

16.06.11

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.08.2011   18:37:06)
(Ответ пользователю: Геннадий Дергачев)

О! Браво, почти как я работаете.
Рада мастеру.

Геннадий Дергачев   [Москва]    (07.08.2011   19:43:24)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Спасибо, рад оценке! :)

Иван Серый   (08.08.2011   18:52:21)

Об этой хне ещё Макс Нордау писал в осьмнадцатом году...

"Диагноз болезни
Явления, описанные в предыдущей главе, б р о с а ю т с я в глаза д а ж е с а м о м у
ограниченному буржуа. Однако последний видит в них м о д у и довольствуется
тем, что называет их причудами, эксцентричностью, п о г о н е ю за новизной,
страстью к обезьянничанью. Эстетик, который вследствие своего о д н о с т о р о н него
образования не в силах установить связи м е ж д у различными явлениями
и уловить их значение, обманывает с а м о г о себя и других пустыми ф р а з а м и
и высокомерно говорит о «тревожном искании нового идеала», о « б о г а т о й
восприимчивости утонченной нервной системы современников», о «небывалой
восприимчивости избранных людей». Но врач, специально посвятивший себя
изучению нервных и душевных болезней, тотчас узнает в настроении fin de siècle,
в направлениях современного искусства и поэзии, в настроении мистиков, символистов,
декадентов и в образе действий их поклонников, в склонностях и вкусах
м о д н о г о общества о б щ у ю картину двух определенных патологических с о с т о яний,
с которыми он отлично знаком: вырождения и истерии, легкая ф о р м а
которой известна п о д именем неврастении. Э т о два совершенно различных
состояния, но м е ж д у ними есть м н о г о о б щ е г о , и они часто проявляются одновременно,
так что г о р а з д о легче н а б л ю д а т ь их в связи, чем каждое в отдельности.
Понятие о вырождении, ныне господствующее в психиатрии, впервые точно
анализировано и объяснено М о р е л е м . Э т о т замечательный психиатр объясняет
следующим о б р а з о м то, что, по его мнению, надо понимать п о д с л о в о м «вырождение
»: « П о д вырождением следует разуметь патологическое уклонение от первоначального
типа. Вырождение, хотя бы оно было вначале весьма несложно, заключает в себе
такие наследственные элементы, что человек, пораженный и м , становится все более
неспособным исполнять свое назначение и что умственный прогресс, заторможенный
уже в его личности, подвергается опасности и в лице его потомства».
К о г д а разного р о д а вредные влияния ослабили организм, то произведенное
им потомство представляет уклонение от з д о р о в о г о , н о р м а л ь н о г о и с п о с о б н о г о
к полному развитию типа и создает новый тип, который, как и всякий д р у г о й ,
обладает с п о с о б н о с т ь ю наследственно передавать свои особенности, т. е. в д а н ном
случае патологические уклонения от н о р м ы (уродливости и недуги) с о бственным
п о т о м к а м в усиливающейся прогрессии. Вырождение отличается от
нормального образования новых видов тем, что новый болезненный патологический
вид, к счастью, не сохраняется д о л г о и после нескольких поколений
вымирает, часто не опустившись до низшей ступени органического уничижения.
Вырождение проявляется у человека известными физическими признаками,
которые называются с т и г м а т о м или клеймом, выражение весьма неудачное, и б о
оно заставляет предполагать, б у д т о бы вырождение неизбежно является последствием
вины, а его признаки — наказанием. М е ж д у т е м эти стигматы составляют
не что иное, как последствие ненормального развития, и выражаются, прежде
всего, в асимметрии, т. е. неодинаковом развитии обеих половин лица и черепа,
в несовершенствах ушной раковины, п о р а ж а ю щ е й н е с о о б р а з н о й величиной или
оттопыренной, словно ручки у горшка, с н е д о с т а ю щ е й или приросшей мочкой,
с незагнутыми краями, далее в косоглазии, заячьей губе, неправильностях с т р о ения
зубов и неба, плоского или о б р а з у ю щ е г о острый угол, в сросшихся или
излишних пальцах и т. д. У ж е М о р е л ь дал нам перечень анатомических признаков
вырождения, а впоследствии список этот был значительно пополнен д р у г и м и
исследователями. В особенности Л о м б р о з о указывает на многочисленные симптомы,
которыми он, однако, наделяет только «прирожденных преступников».
С научной точки зрения с а м о г о Л о м б р о з о такое ограничение совершенно несостоятельно,
п о т о м у что «прирожденные преступники» представляют с о б о ю не
что иное, как один из видов вырождения. Фере выражается вполне определенно
по э т о м у поводу. «Пороки, преступления и сумасшествие,— говорит о н , — разграничиваются
только вследствие господствующего в обществе предрассудка».
Существует верное средство уяснить себе, действительно ли виновники всех
этих проявлений fin de siècle в искусстве и литературе — выродившиеся субъекты
(психопаты): стоит только подвергнуть их тщательному медицинскому исследованию
и проследить их р о д о с л о в н у ю . У всех, наверное, найдутся выродившиеся
родственники и один или несколько симптомов, подтверждающих диагноз об их
«вырождении». Правда и то, что результат п о д о б н о г о исследования нельзя было
бы опубликовать по соображениям человечности, и он убедил бы, следовательно,
только тех, кто его производил. Однако наука установила наряду с физическими
и психические симптомы вырождения, не менее явственно указывающие на него.
Они до такой степени отчетливо проявляются в жизни и главным о б р а з о м
в произведениях выродившихся субъектов, что бесполезно даже прибегать к измерению
черепа какогонибудь
писателя или к исследованию ушной раковины
живописца, чтоб доказать их принадлежность к э т о м у классу людей.
Для его обозначения установлен целый ряд разных названий. М о д с л и
и Балль называют их «пограничными жителями», т. е. обитателями той области,
где здравый ум граничит с признанным помешательством. Маньян называет их
«dégénérés supérieurs» (выродками высшего порядка), а Л о м б р о з о говорит
о «маттоидах» (от итальянского слова «matto», сумасшедший) и «графоманах»,
п о д которыми он разумеет полусумасшедших, и м е ю щ и х склонность к писательству.
Несмотря, однако, на все эти многочисленные названия, речь идет об о д н о й
категории лиц, связанных м е ж д у с о б о ю о б щ н о с т ь ю умственного облика.
Непропорциональность, характеризующая физическое развитие выродившихся
субъектов, замечается у них также и в психическом отношении. А с и м м е т рии
лица и черепа соответствуют ненормальные умственные способности. Один
не развит, другие болезненно возбуждены. Почти у всех больных этого р о д а
отсутствуют чувства нравственности и справедливости. Д л я них не существует
никакого закона, никакого приличия, никакого стыда. С величайшим спокойствием
и с а м о д о в о л ь с т в о м они совершают преступления и зазорные поступки для
того только, чтоб удовлетворить минутному влечению, склонности, капризу,
и удивляются, что другие им не сочувствуют. К о г д а эти симптомы проявляются
более явственно, тогда говорят о «нравственном помешательстве», «moral
insanity» М о д с л и . Но есть легкая степень этого патологического состояния, когда
человек хотя и не совершает уголовных преступлений, однако теоретически их
оправдывает и философствует о т о м , что д о б р о и зло, д о б р о д е т е л ь и порок —
понятия совершенно произвольные, восхищается злодеями и их преступлениями,
открывает в вульгарном и отталкивающем мнимые красоты и старается внушить
сочувствие к проявлениям чисто животных инстинктов. Психологические источники
нравственного помешательства во всех степенях его развития заключаются
в сильно развитом эгоизме и непреодолимых влечениях, т. е. неспособности
противиться внутреннему влечению, п о б у ж д а ю щ е м у совершить какоенибудь
действие. Э т о два главных признака вырождения. В следующих главах я еще
вернусь к э т о м у предмету и выясню, вследствие каких органических причин
и каких особенностей мозга и нервной системы психопаты отличаются э г о и з м о м
и импульсивностью. Теперь же я хотел только указать на самый признак.
Д р у г о й умственный признак вырождения составляет легкая возбуждаемость.
Морель считает этот признак даже главным, но, по м о е м у м н е н и ю, это неверно,
потому что он в той же степени встречается у истеричных, д а ж е у совершенно
нормальных людей, временно истощенных б о л е з н ь ю , сильным душевным потрясением
или другой преходящей причиной. Но тем не менее признак этот действительно
по большей части свойствен вырождению. Психопаты с м е ю т с я до слез
или горько плачут по какомунибудь
сравнительно пустому поводу. Самый
обыкновенный стих или строка в прозе вызывают в них дрожь; они приходят
в экстаз от заурядной картины или статуи, в особенности же их волнует музыка,
как бы ни было бездарно данное произведение. Они гордятся тем, что у них такая
впечатлительная к музыке натура, и хвастаются, что все их существо потрясено,
что они о щ у щ а ю т красоту до мозга костей, в то время как обыкновенный
смертный остается совершенно равнодушным. Легкая в о з б у ж д а е м о с т ь представляется
им превосходством; они в о о б р а ж а ю т , что у них о с о б о е чутье, и презирают
профана, грубым нервам которого недоступно понимание красоты. Несчастные
не подозревают, что они гордятся б о л е з н ь ю и хвастаются п о м е ш а т е л ь с т в о м ,
а некоторые глупые критики бессознательно вторят э т о м у помешательству,
силясь, из опасения прослыть невеждами, превознести в высокопарных выражениях
красоты, открытые этими субъектами в самых заурядных или д а ж е п р о с т о
смешных произведениях искусства.
Наряду с нравственным помешательством и легкой в о з б у ж д а е м о с т ь ю вырождение
характеризуется также состоянием душевного бессилия и унынием, проявляющимся,
смотря по обстоятельствам, в виде пессимизма, неопределенной
боязни л ю д е й и всего на свете или отвращения к с а м о м у себе. « Э т о г о р о д а
больные,— говорит М о р е л ь ,— чувствуют постоянную потребность жаловаться,
плакаться, повторяют одни и те же сетования с таким о д н о о б р а з и е м , к о т о р о е
просто приводит других в отчаяние. Они о д е р ж и м ы б р е д о м о ж и д а ю щ е г о их
несчастья или гибели и представлениями о всевозможных в о о б р а ж а е м ы х напастях
». «Я не могу отделаться от чувства отвращения к с а м о м у с е б е » ,— говорит
один из таких больных, с историей которого знакомит нас Рубинович. К числу
умственных признаков вырождения, по словам т о г о же автора, относится еще
и та неопределенная боязнь, к о т о р у ю больные проявляют всякий раз, когда им
приходится чтонибудь
рассматривать, обонять или до чегонибудь
дотронуться.
Он также упоминает об их «бессознательной боязни всех и всего». В э т о м
изображении унылого, мрачного, сомневающегося в себе и во всем мире меланхолика,
терзаемого опасением неизвестного и видящего вокруг себя разные
ужасы, мы узнаем человека fin de siècle, обрисованного нами в первой главе.
В связи с угнетенным состоянием духа обыкновенно замечается и нерасположение
действовать, д о х о д я щ е е иногда до отвращения ко всякого р о д а
деятельности и до полного ослабления воли (абулии). Человеческий у м , подчиняясь
закону причинности, старается, как известно, объяснить все свои решения
понятными мотивами. Еще Спиноза прекрасно выразил это в с л е д у ю щ и х словах:
«Если бы брошенный человеческою рукою камень м о г думать, то он, наверное,
вообразил бы себе, что он летит, п о т о м у что хочет лететь». М н о г и е душевные
состояния, равно как и поступки, в которых мы вполне о т д а е м себе отчет,
являются последствием причин, которых мы не сознаем. Т о г д а мы придумываем
для них мотивы, удовлетворяющие нашей потребности находить во всем ясную
причинность, и о х о т н о у б е ж д а е м себя, что мы нашли им верное объяснение.
Психопат не подозревает, что его бесхарактерность, леность, неспособность
к действию вызывается наследственными пороками мозга, и у б е ж д а е т с а м о г о
себя, что он презирает труд, а чтобы оправдать себя в собственных глазах, он
создает ф и л о с о ф и ю отречения, удаления от мира, человеконенавистничества,
толкует о т о м , что он убедился в превосходстве квиетизма...
В связи с неспособностью к деятельности находится склонность к бесплодной
мечтательности. Психопат не в состоянии долго сосредоточить внимание
на одном предмете, верно понять и упорядочить свои впечатления и выработать
из них ясные представления и суждения. Ему гораздо легче лелеять
в своих мозговых центрах неясные, как в тумане расплывающиеся картины,
едва созревшие зачатки мысли и предаваться постоянному опьянению неопределенными,
бесцельными представлениями; он редко собирается с силами,
чтобы противодействовать чисто внешнему сочетанию идей и образов и установить
некоторый порядок в диком хаосе вечно расплывающихся представлений.
Напротив, он гордится силой своего воображения, противопоставляемого им
трезвой буржуазной мысли, и с особенною любовью посвящает себя всякого
рода свободным художествам, позволяющим ему витать в эмпиреях, так как
он решительно не в состоянии выдержать труда, требующего внимания и точного
уяснения себе действительности. Он называет это идеальным настроением,
приписывает себе непреодолимые эстетические влечения и с гордостью называет
себя художником (Шарко).
Мы вкратце остановимся на особенностях, часто представляемых психопатами.
Они обуреваемы сомнениями, вечно задаются вопросом о причине явлений,
особенно таких, которые совершенно недоступны нашему понимаю, и признают
себя несчастными, когда все их размышления и расспросы ни к чему не приводят.
Они постоянно пополняют ряды изобретателей метафизических систем, глубокомысленных
истолкователей мировых вопросов, людей, посвящающих себя отысканию
философского камня, квадратуры круга и perpetuum mobile. Особенно
три последних вопроса имеют для них такую притягательную силу, что, например,
вашингтонское бюро для выдачи привилегий должно всегда иметь в запасе
ответные бланки для лиц, ходатайствующих о патентах на разрешение упомянутых
фантастических проблем. По исследованию Ломброзо, писания и поступки
многих анархистов также объясняются вырождением. Психопат не способен
приспособляться к данным условиям. Эта неспособность составляет вообще
отличительную черту всех ненормальных видов того или другого типа, и в ней
заключается, вероятно, одна из главных причин быстрого их вымирания. Поэтому
такой субъект восстает против воззрений и условий, которые ему тягостны
уже потому, что налагают на него обязанность владеть собою, на что он
вследствие органической своей бесхарактерности неспособен. Таким образом,
он вечно старается пересоздать мир и сочиняет планы спасения человечества,
которые отличаются одновременно горячей любовью к ближнему, трогательной
искренностью, нелепостью и почти невероятным незнанием действительности.
Наконец, еще одним из главных признаков вырождения является мистицизм.
«Из всех проявлений, свойственных людям, одержимым наследственным бред
о м ,— говорит Колен,— самым характеристичным является мистический бред,
или, если дело еще не дошло до бреда, то постоянное поглощение больного
мистическими и религиозными вопросами, его чрезмерная набожность» и т. д.
Я здесь воздержусь от выдержек и примеров. Впоследствии, когда я буду
говорить о мистической поэзии и искусстве, мне представится случай показать
читателю, что между этими течениями и религиозным бредом, наблюдаемым
почти у всех психопатов и людей, одержимых наследственным помешательством,
нет никакой разницы.
Я перечислил все характеристические признаки вырождения. Читатель мо-
жет теперь сам судить, насколько поставленный м н о ю диагноз вырождения
применим к эстетикам новой школы. Не следует, однако, д у м а т ь , что вырождение
и отсутствие таланта совпадают. Почти все исследователи э т о г о
явления приходят к диаметрально п р о т и в о п о л о ж н о м у выводу. «Выродившийся
человек,— говорит Легрен,— м о ж е т быть гением. У м , лишенный надлежащего
равновесия, чреват самыми высокими идеями, но в то же время с п о с о б е н
на низость и мелочность, поражающие тем сильнее, что они идут рука об
руку с блестящими способностями». Эту оговорку мы найдем у всех писателей,
занимавшихся в о п р о с о м о вырождении. «Выродившийся субъект,— говорит
Рубинович,— м о ж е т достигнуть значительного умственного развития, но в нравственном
отношении его жизнь представляет печальную картину... Он пользуется
своими блестящими способностями как для достижения великой цели,
так и для удовлетворения самых недостойных наклонностей». Л о м б р о з о в своей
книге «Гениальность и помешательство» приводит перечень несомненно гениальных
л ю д е й , которые в то же время были м а т т о и д а м и , г р а ф о м а н а м и или
просто сумасшедшими, а один французский ученый, Ласег, решился произнести
крылатые слова: «Гениальность — это вид нервного расстройства». Э т о были
очень неосторожные слова, п о т о м у что они дали невежественным б о л т у н а м
повод говорить как б у д т о с некоторым основанием о преувеличении и осмеять
психиатров за то, что они б у д т о бы видят сумасшедшего во всяком человеке,
возвышающемся над самыми обыкновенными л ю д ь м и . Наука вовсе не утверждает,
что всякий гений — непременно сумасшедший. Есть здоровые, сильные
люди м е ж д у гениями, и преимущество их заключается именно в т о м , что
у них наряду с необычайным развитием о д н о й какойнибудь
с п о с о б н о с т и и другие
не ниже обыкновенного уровня. Точно так же нельзя утверждать, б у д т о
всякий помешанный — гений; не говоря уже о различного р о д а с л а б о у м н ы х
и идиотах, большинство сумасшедших в о о б щ е глупо и м а л о с п о с о б н о . Но «выродившиеся
субъекты высшего порядка» Маньяна, отличаясь г р о м а д н ы м р о с т о м
или чрезмерным развитием некоторых отдельных органов, о б л а д а ю т какойнибудь
о д н о й выдающейся с п о с о б н о с т ь ю , чрезмерно развитой насчет других,
которые, таким о б р а з о м , отчасти или вполне атрофированы. По э т и м то
признакам
специалист отмечает с первого взгляда з д о р о в о г о гения от «выродившегося
субъекта высшего порядка». Отнимите у гения то дарование, к о т о р о е
ставит его так высоко над толпой, и он т е м не менее останется человеком
очень умным, дельным, нравственным, здравомыслящим, который с честью
займет всякое общественное положение. Но попробуйте отнять у психопата
его дарование, и вы получите только преступника или с у м а с б р о д а , ни к чему
не пригодного в жизни. Если б Гёте не написал ни о д н о г о стиха, он всетаки
остался бы необычайно у м н ы м и порядочным человеком, тонким ценителем
искусства, эстетикомколлекционером
и замечательным з н а т о к о м природы. ...
Беспорядочность ума, неуравновешенность, б е с п о м о щ н о с т ь способностей
выродившегося гениального субъекта б р о с а ю т с я в глаза всякому
трезвому н а б л ю д а т е л ю , не подчиняющемуся крикливым похвалам болезненно
настроенных критиков: он всегда отличит психопата от н о р м а л ь н о г о выдающегося
человека, указывающего л ю д я м новые пути и приводящего их на
высшую ступень развития. Я не разделяю мнения Л о м б р о з о , б у д т о бы гениальность,
вызываемая вырождением, содействует прогрессу человечества.
Лица, о б л а д а ю щ и е такой гениальностью, подкупают, ослепляют, к прискорбию,
Вырождение
производят нередко сильное впечатление, но оно всегда вредно. Это не замечается
с первого взгляда, но постепенно обнаруживается. Если современники и ошибаются
на этот счет, то история исправляет их ошибку. Люди эти также ведут
человечество к новым целям, по новым, открытым ими путям. Но пути их
приводят в пустыни или к пропастям. Они не путеводители, а блуждающие огни.
Все исследователи прямо указывают на бесцельность их дарований. Тарабо
говорит: «Это — эксцентрики, неясные умы, люди, утратившие равновесие или
неспособные; они принадлежат к числу тех существ, о которых нельзя сказать, что
у них нет ума, но ум их не создает ничего полезного». Легрен пишет: «Их соединяет
общая характеристическая черта: слабость суждения и неравномерное развитие
умственных способностей. В сочетании представлений они проявляют бессилие.
Их мозг не рождает великих идей, плодотворных мыслей. Это обстоятельство
составляет странное противоречие с часто необыкновенно развитым у них воображением
». «Когда они художники,— говорит Ломброзо,— то характеристической
способностью их является сочность красок, их живопись отличается декоративностью.
Когда они поэты, то они обладают богатой рифмой, блестящей формой, но
отсутствием идей; зачастую они декаденты».
Таковы самые даровитые из тех, которые отыскивают в искусстве и литературе
новые пути и провозглашаются пылкими учениками провозвестниками
будущего. Между ними господствуют маттоиды или психопаты. Что же касается
толпы, которая с восторгом внимает им и идет за ними, которая подражает
придуманным ими модам и предается описанным в предыдущей главе странностям,
то к ней большею частью применим второй из диагнозов: тут мы имеем
дело преимущественно с истеричными неврастениками."

Макс Нордау "Вырождение"

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (09.08.2011   17:13:38)
(Ответ пользователю: Иван Серый)

Спасибо за статью Нордау.


Позиция интересная.
Но я за поиск в искусстве. Хотя мейнстрим это не должно составлять. Писала об этом в моим статьях , например, о постмодернизме.

Рада тебя видеть, отче. ))))

Иван Серый   (10.08.2011   19:36:44)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Поиск поиску рознь... Если речь идёт о формах, то все они были рассмотрены и систематизированы ещё Аристотелем. Ничего принципиально нового здесь никто до сих пор не изобрёл. Что касается нового содержания, то оно в области поэзии старо как мир, ибо нет ничего нового под Луной. Нет, антураж, конечно, несколько изменился, в том смысле что появилось много новых ненужных вещей и много других уже почти кануло в антикварную Лету, так же как и словес, их обозначающих. Но по сути это мало что меняет, ибо поэтически ценным всегда считалось содержание вечное и вневременное, а не мимолётное и преходящее. Поэты конечно пытаются остановить прекрасные мгновения, но только такие, которые будут понятны не единицам, а сотням и тысячам читателей в каждом веке. Социум меняется очень быстро, архетипы очень медленно. Поэтому, что такое новое в поэзии - вопрос далеко не простой. Если брать просто механику этого процесса, то новое - это просто новое название предмета. Первый, кто сравнил женщину с цветком был поэтом, а все остальные после были уже жалкими подражателями. Можно, конечно, женщину и с дохлой лошадью сравнить и даже с инфузорией туфелькой, но вряд ли такие эпитеты и метафоры найдут благожелательный отклик у подавляющей массы читателей. Образ всё-таки должен отражать существенные черты предмета, раскрывать его суть, а не быть просто случайным названием. Модернисты во все века были полными дураками в том смысле, что они не были философами. Они всегда были далеки как от посвятительных таинств, дающих истинную экзистенциальную напряженность и значимость стихов, так и от логики, дающей прямую связь с космическим Логосом. Единственное, что им было доступно, это тёмные и слепые блуждания в низших астральных и ментальных сферах. Именно поэтому белые и черные, пастернаки и хлебниковы с маньяковской настойчивостью пытались найти истину в комбинаторике. Крутя словами и так и эдак, они СЛУЧАЙНО пытались найти сокровенный смысл вещей. Это очень похоже на то как профаны пытаются одолеть алхимические трактаты и понять, что же философы подразумевали под prima materia. За сотни веков существования алхимии, за миллионы вращений словесной рулетки никому и никогда ещё не удалось выйти на истинный и единственный смысл, найти verbum dimissum (потерянное слово) старых мастеров, дающее ключ к пониманию праязыка и даже к теургическим возможностям живого слова.
Что же касается мастеров великого делания, а в частности и поэтических мастеров, к коим однозначно можно причислить например Вергилия, Гомера, Данте, Гёте, то их поиск нового заключался в работе с архетипами - развитии парадигмы, т.е.
расширении и углублении знаний о мире всей цивилизации в целом. В этом смысле большие поэты те же большие учёные.
Я не говорю, что каждый поэт должен держать равнение на гигантов. Есть поэты года, десятилетия, века. Их произведения будут востребованы пока длятся эти сроки. Но потом о них забудут, ибо мир меняется слишком быстро и одна конкретика уступает место другой. Незыблемыми остаются только вечные проблемы любви, жизни и смерти, а к рисованию этого триптиха по факту допускают далеко не каждого художника...

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (10.08.2011   02:59:26)

ФУТУРИСТЫ



Футуристы вышли на литературную арену несколько раньше акмеистов. Они объявили классику и всю старую литературу как нечто мертвое. «Только мы - лицо нашего времени», - утверждали они. Русские футуристы - явление самобытное, как смутное предчувствие великих потрясений и ожидание грандиозных перемен в обществе. Это надо отразить в новых формах. «Нельзя, - утверждали они, - ритмы современного города передать онегинской строфой». Футуристы вообще отрицали прежний мир во имя создания будущего; к этому течению принадлежали Маяковский, Хлебников, Северянин, Гуро, Каменский.

В декабре 1912 г. в сборнике "Пощёчина общественному вкусу" вышла первая декларация футуристов, эпатировавшая читателя. Они хотели "Сбросить с парохода современности" классиков литературы, выражали "непреодолимую ненависть к существовавшему языку", называли себя "лицом времени", создателями нового "самоценного (самовитого) Слова".

В 1913 г. была конкретизирована эта скандальная программа: отрицание грамматики, синтаксиса, правописания родного языка, воспевание "тайны властной ничтожности".

Подлинные же стремления футуристов, т.е. "будетлян", раскрыл В.Маяковский: "стать делателем собственной жизни и законодателем для жизни других". Искусству слова была сообщена роль преобразователя сущего. В определённой сфере - "большого города" - приближался "день рождения нового человека". Для чего и предлагалось соответственно "нервной" городской обстановке увеличить "словарь новыми словами", передать темп уличного движения "растрёпанным синтаксисом".

Футуристическое движение было довольно широким и разнонаправленным. В 1911 г. возникла группа эгофутуристов: И.Северянин, И.Игнатьев, К.Олимпов и др. С конца 1912 г. сложилось обьединение "Гилея"(кубофутуристы): В.Маяковский и Н.Бурлюки, В.Хлебников, В.Каменский. В 1913 г.- "Центрифуга": Б.Пастернак, Н.Асеев, И.Аксенов.

Всем им свойственно притяжение к нонсенсам городской действительности, к словотворчеству. Тем не менее футуристы в своей поэтической практике вовсе не были чужды традициям отечественной поэзии. Хлебников во многом опирался на опыт древнерусской литературы. Каменский - на достижения Некрасова и Кольцова. И.Северянин высоко чтил А.К.Толстого, А.М.Жемчужникова и К.Фофанова, Мирру Лохвицкую. Стихи Маяковского, Хлебникова были буквально "прошиты" историко-культурными реминисценциями. А предтечей кубофутуризма Маяковский назвал Чехова-урбаниста.

http://student.km.ru/ref_show_frame.asp?id=7F46F5EE001A4913884367748DB57927

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (10.08.2011   03:04:38)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Футури́зм — направление в литературе и изобразительном искусстве, появившееся в начале XX века. Отводя себе роль прообраза искусства будущего, футуризм в качестве основной программы выдвигал идею разрушения культурных стереотипов и предлагал взамен апологию техники и урбанизма как главных признаков настоящего и будущего.

Иллюстрация
- Умберто Боччони, "Лица входит в дом", 1911

http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1173264



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (10.08.2011   03:10:00)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

принципов футуризма.

Футуризм — одно из течений авангардизма, породившего множество иных направлений и школ. Имажинизм Есенина и Мариенгофа. Конструктивизм Сельвинского, Луговского. Эго-футуризм Северянина. Будетлянство Хлебникова. ОБЭРИУ Хармса, Введенского, Заболоцкого, Олейникова. И, наконец, «ничевоков», так ничего и не создавших. К неофутуристам критика причисляет метаметафористов А. Парщикова и К. Кедрова, а также Г. Айги, В. Соснору, Горнона, С. Бирюкова, Е. Кацюбу, А. Альчук, Н. Искренко. В изобразительном искусстве следует отметить кубофутуризм — направление, в котором в разное время работали такие художники, как Малевич, Бурлюк, Гончарова, Розанова, Попова, Удальцова, Экстер, Богомазов, и др

http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1173264














1