Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Кто ты?


Выбрать темы по:  
Виолетта Викторовна Баша (17.12.2009   05:45:27)
Просмотров: 168

Кто ты? Мне все о тебе говорят.
Судя по тем словесам,
Раньше ты был и красив и богат,
Ныне же пьян и бедней во сто крат,
Так, что не ведаешь сам.

Мало ли мелет молва чепухи?
Я и не верил бы, но
Бают, мол, ты, ненавидя грехи,
Ныне батрачишь за миску ухи
В недорогом казино,

Бают, мол, продал себя и детей.
Те ж, кто с тобою знаком,
Даже сочувствуя доле твоей,
Рады, что сами не этих кровей
И шелестят языком.

Все, что они о тебе говорят,-
Камень и в мой огород...
Но, даже если ты правде не рад,
Кто ты, скажи, мой единственный брат,
Кто ты, мой русский народ?..

Денис Коротаев

11-13.08.2000


Комментарии:

Олег Павловский   (17.12.2009   06:37:57)

Олег Павловский

* * *

Ты художник и пахарь, и воин,
ты родитель и доблестный сын,
солнцем, небом, свободой напоен –
ты не раб, но и не господин.

Это сладкое слово – Свобода!
Если совесть чиста, как слеза,
верный сын трудового народа –
поклонись дорогим образам.

Поклонись чудотворной иконе,
поймам рек, колокольням, полям...

Посмотри – в золоченой попоне
вороного выводят коня.
Он сродни деревенской лошадке
и буланым степным скакунам...

Вспоминаешь? По лестницам шатким
доводилось взбираться и нам...

И калечило нас, и пуржило
по дворам, и слабела рука,
и картавая стая кружила
над страной простоявшей века.

Но враги разбежались, попрятались,
затаились в поганых углах...
Мы с тобою не связаны клятвой –
это Родина нас позвала.

Нам судьба не покажется скатертью –
Хлебом, кровью – делились не раз.
Это – мы. Это русские матери,
это русские дети у нас.

* * *



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (17.12.2009   07:14:38)
(Ответ пользователю: Олег Павловский)

Который век нам спорить суждено,
Который век все яростнее речи.
Откуда мы - не все ли нам равно,
Чем лучше Синегорье Междуречья?

Кто пращур наш - Сварог иль Иисус?
И как нас звать - Славяне или Русы?
Ответит всяк на свой капризый вкус,
Но как порой разнятся наши вкусы!

Кто говорит - нам много тысяч лет,
Кто говормт - одно тысячелетье.
Иной речет - мы пасынки планет,
Иной - о, нет: обещанные дети.

Нас назовут нездешним "Иоанн",
Лета сочтут по шрамам и морщинам,
И до поры погрузится в туман
Наш давний спор без толка и причины.

Мы - те, кто есть, а что до остальных -
Не им судить о наших русских спорах,
Им - тени стен, бетонных и стальных,
А нам - ветра на северных просторах.

Мы - те, кто есть. Иного не дано.
Так отчего, оттачивая речи,
Который век нам спорить суждено -
Чем лучше Синегорье Междуречья?..


Денис Коротаев



Олег Павловский   (17.12.2009   08:07:00)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Олег Павловский

МЫ ПЕРЕДУШИМ ВОРОНЬЕ!

* * *

Мы передушим воронье
и присных их перестреляем.
Блудниц и блудников – огнем!
Каким? Я здесь не уточняю...

Мы перережем глотки тем,
кто кровь сосал, как клоп смердящий
из наших душ, из наших тел...
И снова станет настоящей

любовь и жизнь, мечта и честь!
Нам надоели ваши рожи.
Мы – русские! И даждь нам днесь,
Господь, судить и подытожить

минувший век своей рукой –
мозолистой, а не холеной!
И старцам даровать покой,
и радость юношам влюбленным.

Вернуть надежду матерям
и мужество отцам усталым,
и лОдьи белые морям...
Мы здесь, недолго ждать осталось.

* * *



Олег Павловский   (17.12.2009   08:40:25)
(Ответ пользователю: Олег Павловский)

* * *

Не быть России под врагом,
не быть растоптанной и пьяной, –
под north atlantic сапогом,
под перемирием коварным.

Пока не выкован топор
и не заточен меч на камне,
не закален в слезах... Позор
да не коснется нашей длани!

Еще спесив тупой ковбой
безродных скотников потомок.
Он приготовлен на убой,
и тысячи ему подобных.

Он бит повсюду и не раз –
в Корее бит и во Вьетнаме,
но только русское «ура»
поставит мат продажной даме.

Покуда веселится кат
и не подозревает вроде,
что над планетой бьет в набат
весны грядущей половодье.

Взовьется тонкая коса –
и ты не спрячешься, пархатый,
за белорусские леса,
и за украинские хаты,

«Аз есмь. И Я воздам». За все
мы покараем извращенцев,
за опустенье наших сел,
за не родившихся младенцев.

За вдов, за нищих и сирот,
за рук протянутые горсти...
Пусть слово обжигает рот,
а не бесстыдное обжорство.

* * *



Павел Иванов-Остославский   [Херсон]    (17.12.2009   12:26:20)
(Ответ пользователю: Олег Павловский)

Лев
(Басня)

В лесу, как раз под новый год,
Лесной парламент заседал:
Там были: Вепрь, Лис, Волк и Кот,
А председателем Шакал.

И я там тоже побывал
Как журналист и рифмоплёт,
И вот я обо всём в журнал
Пишу подробнейший отчёт.

Признаюсь честно, что сперва
Весь зал ревел, гудел, шумел -
Вопрос решался, как бы Льва
Нам отстранить от царских дел.

Шакал кричал: «Лев- дармоед!
Его от власти отрешить!»
И вторил спикеру совет:
«Льва отрешить! Льва низложить!»

Кот выл: «Он предал свой народ,
Он болен так, что жив едва!
Как честный депутат, как Кот
Я требую: гоните Льва!»

И Волк, избранник от волков,
Кричал с трибуны: «Как он смел!
Он бьёт нас, как трусливых псов!
Вот произвол! Вот беспредел!

Меня он в яме продержал
(Я вам открыто говорю)
Всего за то, что я задрал
Осла, двух Зайцев и Свинью!»

Козёл кричал: «Да нет делов -
Наш Лев - отъявленнейший гад!
Зачем не любит он козлов.
Ух тоже мне - аристократ!

Он мне испортил кровь и мех,
Лишил дохода он меня,
Русалок разогнавши всех,
С которых так кормился я.

Меня назвал он «сутенёр»
И посадить хотел на кол!
Позор ему! Позор! Позор!
Я вам ни кто-нибудь: КОЗЁЛ!»

Царя решили отрешить
От власти, выгнав тут же вон.
Ну что же, так тому и быть -
Закон суров, а всё ж закон.

Шакал другой ещё потом
Закон издал, что так вот мол
Теперь не гоже Льву быть Львом,
Теперь пусть будет Лев - Осёл.

И, вскоре лес покинув сам,
И с новью сжиться не хотев,
Лев жил, не кланяясь Козлам,
Всегда он помнил: Лев есть Лев.

У Льва по-прежнему дела
Идут обычным чередом.-
Не превратился он в Осла,
Оставшись благородным Львом.

Лев, как и встарь, и горд, и прям,
Он помнит, что такое честь
На зло Шакалам и Козлам,
Которых и не перечесть.

Вот, господа, мораль для Вас:
Осла из истинного Льва
Не может сделать, ни указ,
Ни окруженье, ни молва.

Коль ты на свет рождён был Львом,
Так помни свой священный сан,
Чтоб ни узнать тебе потом,
Что ты не Лев, а так… Баран.

Где б Львов подобных раздобыть,
Но нет их, нам же на беду.
Их всех успели перебить
Ещё в семнадцатом году.


Павел Иванов-Остославский.



Павел Иванов-Остославский   [Херсон]    (17.12.2009   12:09:07)

В бою кровавом сломан мой эсток,
Я окружён врагом со всех сторон -
Моей безумной жизни вышел срок,
Увы, коротким оказался он.

Своих врагов я ни боюсь не чуть,
Смерть для меня ничтожнейший пустяк.-
Пусть недруги мою отметят грудь,
Хоть тысячью своих подлейших шпаг.

Что мне борьба - я дьявольски устал,
Мне безразличны долг, отвага, месть:
Я пренебрег началом всех начал,
Я позабыл про родовую честь!

Я соучастник авантюрных дел:
Дуэлей, кутежей, побоищ, драк,
Я совершал ужасный беспредел,
Быв главарём разбойничьих ватаг.

Не раз клинок я обнажал за трон,
В бою был безрассуден и жесток,
Так что и люди будущих времён
Едва ль забудут грозный мой эсток.

Отмечен разным мой кровавый путь:
Я мятежей участник, и не зря
Соперников хотел я оттолкнуть,
Чтоб самому влиять на короля.

Меж нами шла упорная борьба.
Коварством часто разрешал я спор
И древний щит фамильного герба
Не раз мог треснуть, не снеся позор.

Но всё, же не всегда таким я был,
Ведь и любовь жила в душе моей.
Когда-то в детстве нежно я любил,
Я всех людей любил, любил людей…

Во цвете нежных отроческих дней
Был ни солдат я, а творец, поэт,
Я благородство воспевал Вандей,
Которых ненавидел целый свет.

Я упивался благодатью муз,
Я укреплял всегда, как только мог,
С посланницами бога свой союз,
Пока не вышел срок, не вышел срок…

Но вышел срок: в стране переворот -
Разбит в осколки королевский трон
И мой несчастный, обедневший род
Был тут же новой властью истреблён.

Увы, из рода ни одна семья
Не выжила, но я лишь выжить смог.
Смерть, голод и войну изведал я,
И ненавистью горькой я истёк.

Я взял фамильный дедовский клинок
И дом покинул. Ненависть свою
Уже тогда я обуздать не мог,
И я её растрачивал в бою.

Я разрушал деревни, города,
Мои бойцы рекою лили кровь.
С тех пор не вспоминал я никогда,
Ни дом, ни муз, ни детскую любовь,

Я полюбил войну, привык к войне,
И, хоть был всё же восстановлен трон,
Считал я, что король никто: в стране
Установился только мой закон.

Я жил, как герцог, как владетель жил.
Чего ни делал только я - бог весть,
Но я забыл, о главном я забыл,
Что у меня есть родовая честь.

Но вот возмездье - есть на свете Бог:
Для глаз моих Господин свет померк,
Я в западне, изломан мой эсток,
И в грудь мне смотрит вражеский фламберг.

Насквозь вошёл извилистый клинок.
Остановилась жизни круговерть.
Меня неслышно призывает Бог,
Даруя мне спасительную смерть…


Павел Иванов-Остославский.



Павел Иванов-Остославский   [Херсон]    (17.12.2009   12:23:17)

Не грусти в минуты трудные -
Знай и помни: всё пройдёт,
Верь, что скоро чудо чудное
Для тебя произойдёт.

Знай, куда б твои туманные
Тропы жизни не вели,
Чудо вдруг придёт, нежданное,
Словно бы из-под земли.

Горести забудь случайные,
Миру посмотри в глаза -
Он свои откроет тайные
Пред тобою чудеса.

Он, скрывавшийся под масками
Пошлых и простых вещей,
На тебя повеет сказками
Сквозь туманы древних дней.

Сбросив путы неизбывные
Жизни, сотни голосов
Ты услышишь, то старинные
Духи гор, степей, лесов;

Ты услышишь вдруг наречия
(К ним чужда душа твоя) -
Это души человечии
Шепчут из небытия.

Ты не бойся их: туманные
Души эти позови -
Им известны тайны странные
Благородства и любви.

Ты загадки Мироздания
Вдруг познаешь, и тогда
Ты поймёшь, что все желания
Исполняются всегда.

Не грусти в минуты трудные:
Знай и помни - всё пройдёт,
Верь, что скоро чудо чудное
Для тебя произойдёт.


Павел Иванов-Остославский.



Олег Павловский   (17.12.2009   18:16:17)
(Ответ пользователю: Павел Иванов-Остославский)

Олег Павловский

ДА, Я СОЛДАТ!

Да, я солдат! И повторяю,
и скажут тысячи со мной:
– Россию мы не потеряли!
А дядя Сэм – ступай домой.

Гляди, в пути не заплутайся,
у нас такие, брат, леса,
у нас такие ипостаси
и каждый вечер чудеса...

Мы понимаем, вам не сладко:
в Гудзоне убыло воды...
там, говорят, одни мулатки...
там, говорят, одни жиды!

У нас свои случались драмы –
тот, понимаешь, из-за дамы!
другой, как образец рекламы,
подходит, цацками звеня,
и «молвит, не моргнув очами,
– Ребята! Не Москва ль за нами?»

Москва пока еще над нами...
за нами – Родина моя.
. . . . . . .

За нами ты, душа живая,
душа народа моего!
Мы ничего не забываем,
и не прощаем ничего.

Привыкли.
Назови годину,
что б было нам не горячо?
Где есть земля – найдутся спины,
где есть друзья – найдем плечо.

Здесь молодые думкой стары,
я их за это не виню...

Один – купаться на Канары.
Другой, как водится, в Чечню...

Рука привыкнет к автомату,
глаза не разъедает дым.
Всех привилегий у солдата –
навек остаться молодым!

Зайдутся плачем мать и сестры,
займется пламенем свеча...
В моей груди огни погостов
и сапогов его печать...

Твоим сынам, моя Россия,
тревожный сон, тяжелый крест.
Твоим Иудам – по осине –
их целый лес, их целый лес...

И это Ты, моя Отчизна,
страна святых, приют воров?

Конец войны. Начало жизни.
И Божьей Матери покров.
. . . . . . .
















1