Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

С Рождеством!


Выбрать темы по:  

С Рождеством, православные!

И храни Бог Россию и каждого из нас...

Много бед выпадало на Русь нашу, Родину Россию. Но Россия под покровом Богородицы.

И сейчас, когда США провоцирует большую войну, уповаем на милость Божью и Покров Богородицы. Но и сами не плошаем...

Любите Россию, не верьте всяким навальным и гозманам, именно о таких Достоевский говорил "Бесы"



Комментарии:

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2020   07:40:37)

Россия Православная, великая традиция, близость к небу... нам ли бояться Империи зла и Мормоны?

С РОЖДЕСТВОМ, БРАТЬЯ И СЕСТРЫ!

Эта тема - о Святой Руси

На фото Валаам



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2020   07:40:54)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Валаамский монастырь - мужской - Спасо-Преображенский был основан, как гласит предание, отцами Сергием и Германом. По преданию Сергий был греком, пришедшим из Византии через Новгород, Герман был карелом, обращенным в христианство. Но основан был монастырь в самом прямом смысле слова в незапамятные времена. Даже церковные историки до сей поры не могут назвать дату основания монастыря. В нижегородской-уваровской летописи лишь одно известно достоверно, что в 1147 году монастырь на архипелаге уже существовал. Возник он, разумеется, стихийно, случайно, но, возникнув случайно, монастырь Валаамский волею судеб оказался на гребне вражды, вражды между славянами и скандинавами за торговый путь, знаменитый путь из варяг в греки, который шел водами Балтики, Финского залива, Невы, Ладоги и далее на Черное море. Борьба за владение этим торговым путем была кровавой и многовековой. С конца 10 века до начала 14 между Швецией и Новгородом за 300 лет прогремело 82 войны. На этих берегах постоянно горели города, возникали и исчезали посады, крепости, людская кровь лилась рекой. А монастырь - оплот православия, оплот власти Новгорода стоял. Разумеется, для королевской Швеции он был просто бельмом на глазу. Как только шведы оказывались в Ладоге, монастырь, как правило, сжигали до основания, братью монашескую вырезали поголовно. Но монастырь после очередного разорения вновь возрождался, как Феникс из пепла. Вновь приходили люди в монашеских рясах, звенели топоры, пилы, монастырь отстраивался, ибо служба в Валаамском монастыре для новгородского монашества считалась духовным подвигом - люди, шедшие сюда, знали, на что они идут. И это продолжалось до начала 17 века.
В 1611 году Валаамский монастырь исчез с лица земли сроком более чем на 100 лет. Смутное время. Монастырь Валаамский был разорен до основания, братья была почти вся вырезана, оставшиеся в живых монахи ушли на южные берега Ладоги и нашли себе приют в Васильевском монастыре.
1715г. Северная война. Север Ладоги был освобожден от шведов войсками генерала Апухтина. Петру было доложено об этом и в этот же год игумен Кирилло-Белозерского монастыря Петру пишет прошение с просьбой о возрождении Валаамского монастыря. Петр издает указ, и с сентября 1715 года монастырь возрождается.



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2020   07:41:48)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Материалы статьи с сайта

о Валааме

http://www.panasia.ru/main/oth/rusmonastery/valaam/index.html

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2020   07:42:03)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Россия строит военный флот, строит Петербург, переформировывает армию, конечно же, казна петровская не ломилась. По нужде пришлось выделить монастырю всего 200 рублей серебром. Надзирать за монастырем было доверено Александру Даниловичу Меньшикову. Тот поступил просто: он пригнал сюда 200 своих рейтар, и через полтора месяца монастырские постройки засияли свежеструганным бревном. Начались опять несчастия. Через 4 года в конце августа во время сильной грозы молния попадает в колокольню собора, все вспыхивает ярким огнем, монастырь сгорает до тла. Казна вновь раскошелилась, опять солдаты помогают строить монастырь, через 6 лет опять пожар: зимой во время топки какой- то раззява забыл закрыть печь, выпал уголек, начался пожар, опять все сгорело. Казна вновь раскошелилась...
Короче говоря, до 1756 года монастырь горел 6 раз подряд. Всякая история надоедает, и петербургская епархия принимает решение: строить на Валааме монастырь каменный с каменными же полами. К 1881 году возник первый каменный монастырь. Он создал строительную базу: была создана лесопилка, большая кузница, всевозможные мастерские, чтобы можно было вести строительство с размахом. И начали строить.
валаамский монастырьВ 19 веке монастырь достиг своих экономических возможностей. Было прекрасно организовано хозяйство, причем не только натуральное, но и целый ряд промыслов: столярное, слесарное, иконописное, ювелирное, фотографическое, были прекрасные сады, огороды. Вырубаемый лес шел напрямую в Голландию и Англию. В 23 км от Валаама на острове разрабатывали гранит, который шел на строительство столицы. Мосты, парапеты набережных, цоколи зданий, дворцов (атланты в портике нового Эрмитажа) были вырублены из черного Валаамского камня. Такую лепту внес Валаамский монастырь в украшение Петербурга.
Плюс к этому - огромный поток богомольцев. Богомольный люд валом валил на Валаам, в дни престольных праздников здесь собиралось до 3-4 тыс. человек одно временно. И с 1843 года было налажено постоянное пароходное общение с Петербургом. Ежедневно от Калашниковой набережной отходил один из пароходов, принадлежащих монастырю. В те поры маленький теплоход, водоизмещением 150 тонн привозил 400 человек. У Лескова в очерке "Монашеские острова на Ладожском озере" есть очень смешной эпизод: 2 богомольца в 4-м классе (трюмном) стоят в углу. Стоят час, другой, третий, четвертый, сил уже никаких нет, и один другому говорит: "Егор, давай ты ляжешь, я на тебе посижу, отдохну, а потом поменяемся местами" Вот с таким комфортом ехали. Подаяния монастырю давали изрядный доход -ежегодно до 50 тыс рублей золотом. Банковского капитала было 1млн 236 тыс золотом. Все это кануло в никуда в 1940 году. Монастырь был богат. Устав был строг. Еще в конце 18 века митрополит Гавриил был определен как место ссылки для церковников перед православною церковью провинившихся.
В русской литературе Валаам также нашел свое место. Возьмите повесть Лескова "Очарованный странник" путешествие идет сюда. Очерки "Монашеские острова на Ладожском озере". У Немирович-Данченко повесть" Мужицкая обитель или крестьянское царство". У Апухтина поэма "Год монастыря". Роман Шмелева "На скалах Валаама" был представлен на соискание нобелевской премии. По традиции теплоход уходит с Валаама в 21 час под звучание печальной торжественной мелодии Чайковского - она рождена Валаамом.
Привлекала всех этих людей на Валаам конечно не только удивительная Валаамская природа и микроклимат, но и желание приобщиться к тишине монашеской жизни.
валаамский монастырьИ в наши дни Валаамский монастырь исполняет то же служение утешения, духовного отдыха и просвещения людей. Как провидчески писал о Валааме в 1936 г. И.С.Шмелев, "придет время, и расцветут подросшие цветы духовные: "Господний посев не истребится". К братии и паломникам применимы слова Святителя Игнатия (Брянчанинова): "Валаам, на котором вы видите гранитные уступы и высокие горы, сделается для вас ступенью к небу, той духовной высотой, с которой удобен переход в обитель рая".



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2020   07:43:17)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Исторические сведения
о преподобных Сергии и Германе Валаамских

О Валаамском м-ре

Основатели Спасо-Преображенского Валаамского монастыря преподобные Сергий и Герман, согласно церковному преданию, были греческими священноиноками, пришедшими в X веке во владения Великого Новгорода вместе с первыми православными миссионерами. Исторические сведения об основателях Валаамского монастыря скудны. Не раз во времена вражеских нашествий (XII, XVII века) монастырь переживал опустошение, на долгие десятилетия прерывалось здесь иноческое служение. Во времена нашествий уничтожались церковные памятники, монастырские святыни, не раз были сожжены и разграблены богатейшие монастырские библиотека и хранилище рукописей. Утрачено и Житие преподобных Сергия и Германа Валаамских. Свидетельством иноческого подвига преподобных стали церковное предание и древние летописные памятники. В XVI веке уже было утрачены многие исторические документы, об этом свидетельствует древний синодик Валаамского монастыря, после разорения обители в 1611 году хранившийся в Староладожском Васильевском монастыре. Этот синодик является единственным историческим документом, написанным на Валааме, в котором отражено подлинное знание о первоначальниках обители. В синодике в списке игуменов упоминаются преподобные Сергий и Герман1.
Смысл иноческого жития преподобных Сергия и Германа состоял в просвещении светом Христовой веры языческих карельских племен, в утверждении Православия на Севере Руси, в основании монашеской обители, которая стала оплотом Православия в ранние века христианского просвещения. Об этом свидетельствуют древние жития, в частности Житие преподобного Авраамия Ростовского, в котором повествуется о его пребывании на Валааме, о существовании здесь православного монастыря уже в X веке. Древние новгородские летописи сообщают об обретении мощей преподобных Сергия и Германа и перенесении их в Новгород во время нашествия шведов в 1163-1164 годах2. "В лето 1163. О архиепископе Иоанне. Поставиша Великому Новуграду архиепископа Иоанна Перваго, а преж были епископы. Того же лета обретены быша мощи и перенесены преподобных отец наших Сергия и Германа Валаамских, Новгородских чудотворцев при архиепископе Новгородском Иоанне..."3.

Именно тогда состоялось местное прославление основателей Валаамского монастыря и было положено начало церковному почитанию преподобных Сергия и Германа в пределах Новгородской епархии. Свидетельством их церковного почитания является наличие их в Соборе Новгородских святых, упоминания в службе "Всем русским святым", составленной в XVIII веке4, а также прориси и иконописный текстовой подлинник XVIII века. Текст подлинника гласит: "Сергий подобием сед, брада Александра Свирскаго, ризы преподобническия, схима на плечах"5. Герман сед, брада покороче Власиевы, ризы преподобническия, схима на плечах"6. "Сергий сед, брада аки у Александра Свирскаго, ризы преподобническия, на плечах схима. Герман сед, брада аки у Кирилла Белоезерскаго, риза преподобническая, на плечах схима"7.

В начале XVIII века были известны иконы преподобных Сергия и Германа8. Напоминание об утраченном житии преподобных встречается в многочисленных списках "Валаамской беседы", памятника церковной публицистики XVI-XVII веков. Зачало "Беседы" несомненно является отрывком из сентябрьских Миней, где повествуется о перенесении мощей преподобных Сергия и Германа (Карельских чудотворцев) из Новгорода в монастырь Всемилостивого Спаса по утишении военной опасности, по-видимому, в 1182 году, что подтверждается новгородскими летописными источниками9. Первоначальное место подвигов преподобных Сергия и Германа указывается на Святом острове. Так говорит предание, известное при игумене Ефреме, во второй половине XVIII века10. Также данный факт подтверждает и шведский атлас, в котором на карте острова Валаама Святой остров именуется как Vanho Valamo - Старый Валаам и на этом острове указан крест.

В грамоте Новгородского митрополита Варлаама от 27 мая 1592 года излагаются некоторые правила Валаамского общежития: "Жить по чину монастырскому благочинно, смирно, безмятежно, по преданию отеческому и по закону преподобных Валаамских первоначальников Сергия и Германа - общежительством. Закон и начало, исстари положенные в Валаамском монастыре, не разорять, но сохранить со всяким благоговением. Жить в согласии всей братии и слугам вкупе, единомысленно и меж себя в послушании. Монастырское содевать по совету, с сбора всей братии; без братского собора не должны действовать ни старец, ни слуга. Общину соблюдать по-прежнему: платье и обувь давать по старине, из монастырской казны как братиям, так и слугам. Казначея во всяком обиходе: приходе и расходе, считать вправду по спискам"11.

Чрезвычайно широкое распространение "Валаамской беседы", известной во множестве списков XVI, XVII, XVIII веков, свидетельствует о высоком духовном авторитете основателей Валаамского монастыря, так как именно их духовными устами изложена позиция нестяжателей в известной церковной полемике XVI века.

В 1611 году монастырь был разорен шведами, и на острове жили шведские колонисты. В 1685 году, в царствование Великих Князей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича, шведы захотели откопать мощи преподобных и надругаться над ними, но Господь молитвами преподобных вскоре послал на них великий недуг и расслабление членов, поэтому они устрашились и над мощами их устроили часовню.

В том же году архимандрит Тихвинского монастыря Макарий повергнул на имя Российских самодержцев следующее прошение:

"Милостивые Государи и Великие Князи Иоанн Алексеивич, Петр Алексеевич, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцы, пожалуйте нас, богомольцев своих; не дайте, великие государи, тех святых Германа и Сергия Валаамских, паче же и Российских древних преславных чудотворцев, их мощем у проклятых лютор в поругании быть: повелите, государи, те святые мощи с того Валаамского острова от их лютерского поругания пренести в свое царское богомолие монастырь, дабы оне, проклятые люторы, тем не возносилися и святым нашим поругания не чинили, и за сие бы от окрестных государств, которые ныне состоят в благочестии и содержат закон греческий, поношения и укоризны не было; паче же премудрый Господь Бог за сие люторам, на святыя наша попущение, на нас праведного своего гнева не послал. Воистину великие Государи, тии святые Герман и Сергий, Валаамские чудотворцы, преславные, еще живи быша и тогда прорицаху настоящая, будущая, яже о сем, великие Государи, сотворите прилежное радение, дабы тех святых Германа и Сергия Валаамских, паче же Российских православных чудотворцев, многочудесныя их мощи от проклятых лютор в поругании не были. За сие же вашу государскую благую ревность и за прилежное тех святых Германа и Сергия чудотворцев о вас молитвы подаст вам Господь Бог милость Свою и покорит вам вся враги, возстающия на Православную нашу Христианскую веру, под ноги ваша, о сем молим вас, милостивых и премилостивых великих государей. Мы богомольцы ваши и милости просим великие Государи Цари смилуйтесь".

В 1764 году капитан Яков Яковлевич Мордвинов посетил Валаамский монастырь. В своих записках он описывает Святой остров, место первоначальных подвигов преподобных Сергия и Германа: "К святому острову пристали с западной стороны, а в других местах пристать невозможно, понеже все каменные горы на утесе, а где пристали на берегу, крест деревянный и - восход на гору весьма крут. В половине горы часовня деревянная и в ней образы. Часовня поставлена и образы написаны при игумене Ефреме. Позади той часовни пещера в каменной горе, где преподобные спасались. Проход во оную тесен, и проходили на коленях. Вшед в пещеру, можно стоять двум человекам. В оной стоит деревянный небольшой крест и лежат небольшие два камня, а над входом в оную пещеру висят отломившиеся от горы каменья и некоторые лежат при входе, и видно, что упали с верха и расшиблись. По выходе из пещеры восходили на самую высоту горы, и проход весьма крутой, и над проходом висят каменья и деревья. Взошед на гору, площадь которой вся заросши лесом, и погуляв на той горе, спустились к своему судну. Святой остров от Валаамского отделяется проливом широтою на одну версту"12.

В 1755 году игуменом Ефремом был выстроен новый деревянный соборный храм, в котором имелся придел преподобных Сергия и Германа. Тот же путешественник Мордвинов так описывает сам монастырь: "Монастырь построен на горе каменной, церкви, колокольня и ограда деревянные. И всему оному монастырю взят план, и на плане означено: Соборная церковь Преображения Господня, в ней приделы: с южной стороны - святых Апостолов Петра и Павла, с северной - святого Апостола Иоанна Богослова, вверху с юга - святого Апостола Андрея Первозванного, с северу - святых праведных Захарии и Елисаветы, внизу с южной стороны - преподобных отец Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев, где и мощи преподобных под спудом, а сверху сделаны раки, и на раки их положены живописные их образы"13.

К 28 июня 1789 года был выстроен и освящен новый соборный храм преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев, казначеем Иннокентием с братией, где мощи их почивают под спудом. В 1817 году архимандритом Коневского монастыря Иларионом была составлена служба преподобным Сергию и Герману, Валаамским чудотворцам, и напечатана в Синодальной типографии с приложением поучительного слова на память их.

В 1819 году, 20 октября, Святейшим Синодом было предписано общероссийское почитание Валаамских угодников и определены дни церковного празднования их памяти 28 июня (11 июля н. ст.) и 11 сентября (24 сентября н. ст.).

Мощи преподобных Сергия и Германа и ныне почивают под спудом в Спасо-Преображенском соборе Валаамского монастыря. Свидетельством благодатной молитвенной помощи преподобных являются многочисленные чудеса, явленные по вере просящих и молящихся.

Основатели монастыря преподобные Сергий и Герман, Валаамские чудотворцы, не оставили нам своего жития, которое несомненно существовало, сохранились лишь краткие упоминания в летописях и древних рукописях. Но преподобные Сергий и Герман никогда не оставляли своего братства. Они продолжают свидетельствовать на протяжении тысячи лет свое незримое присутствие, охраняя своим молитвенным предстательством Валаамскую обитель. Свидетельством их богоугодной жизни стало множество чудес и исцелений, подающихся по вере просящих о молитвенном предстательстве преподобных Сергия и Германа, которые продолжаются и в настоящее время.

В монастырском архиве, находящемся ныне в Финляндии, в Ново-Валаамском монастыре, сохранился сборник "Чудеса преподобных Сергия и Германа с 1839 года по 1895 год"14. Составлен он был по благословению игумена Дамаскина, выдержки из него приводим далее.

Великие угодники Божии преподобные Сергий и Герман и по своем успении продолжают подавать исцеления и творят многие чудеса, которые обильно изливаются от их цельбоносных мощей всем с верой к ним приходящим.

Преподобные отцы наши Сергие и Германе, молите Бога о нас!

Явление преподобных Сергия и Германа жене священника, бывшего под началом* на Валааме15

(*сосланного в Валаамский монастырь за провинность на определенный срок. - Прим. ред.) В последние годы существования в Петербурге, в малой Коломне, Валаамского подворья (1822-1832 годы) пришла в тамошнюю церковь женщина пожилых лет. Помолясь несколько в преддверье, она приблизилась к иконе преподобных Сергия и Германа и, взглянув на лики праведников, с криком упала на колена. Бывшие тут старцы в испуге подошли к ней и спрашивали: что случилось?

Сквозь рыдание она могла вымолвить только два слова: "Это они". Напоследок успокоившись и помолясь со слезами преподобным, рассказала следующее: "Муж мой уже три месяца отправлен под начал в монастырь, а в какой, я не знаю. Много скорбела я о судьбе его; неизвестность приводила меня в отчаяние, от постоянной грусти силы мои истощились, я занемогла и слегла в постель. Одна молитва доставляла мне утешение, и я молилась! В передпрошедшую ночь во сне явились мне два старца монаха - эта икона есть живое подобие им, оттого, взглянув на нее, я и пришла в такое сильное волнение. Старцы утешали меня в моей скорби, говоря, что муж мой благополучно живет в Валаамском монастыре и скоро возвратится оттуда в Петербург, что эта разлука послужит к нашему взаимному счастию, потому что он исправился в это время от прежних своих слабостей и более в них не впадет! С радости я проснулась почти здоровая, рассказала свой сон и узнала, что точно есть Валаамский монастырь на острове Ладожского озера, а подворье его у нас в Петербурге в Коломне, поэтому сегодня пришла сюда и увидела лики своих благовестителей, преподобных Сергия и Германа. Я нимало не сомневаюсь, что это они явились мне в сонном видении".

Чрез несколько дней жена священника приезжала на подворье воздать благодарственную молитву Валаамским чудотворцам и рассказала, что муж ее точно был на Валааме и возвратился в предсказанное время в полном здравии.

Часто и потом благочестивая эта женщина и с мужем бывала на подворье, и езжала в монастырь на поклонение нетленным мощам угодников Божиих. Упоминаемая здесь икона преподобных Сергия и Германа находилась в Валаамском монастыре в иконостасе церкви Живоначальной Троицы.

Видение схимонаха отца Порфирия и рассказ монаха Каллиста

Случилось мне, говорил монах Каллист, слышать рассказ блаженной памяти схимонаха отца Порфирия, как Господь сподобил его видеть преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев. Накануне памяти перенесения честных мощей сих угодников Божиих (из Новгорода обратно на Валаам в 1179 году, сентября 11-го), благоговейный старец Порфирий во время всенощного бдения во храме преподобных, где почивают нетленные их мощи, стоял в приходе за алтарем, подле окна, что против самого престола, на аршин не более расстоянием от него. Вдруг видит во время величания по обе стороны престола Божия явились два светообразных старца в схимах. Лучезарное сияние разливалось от них и озаряло священнослужителей и молящихся.
При каждом возглашении клиром: "Ублажаем вас, преподобные отцы наши Сергие и Германе!" - старцы благословляли всех. По прочтении же Святого Евангелия оба вышли царскими вратами из алтаря и, еще благословив предстоящих, стали невидимы.

Видение послушнику Семену, впоследствии монаху Савватию, преподобных Сергия и Германа

1840-го года седьмого января утром Валаамского монастыря казначей Виктор и нарядчик монах Нил с благословения игумена Дамаскина ездили в санях на Ладожское озеро за Никольский остров посмотреть, благополучно ли переплавляется в Сердоболь монастырская почта.
Погода была ясная и мороз жестокий. На возвратном пути близ Петровской рыбной ловли прозябнувшая лошадь пустилась бежать во всю прыть и со всего маха ввалилась в полынью. Монахи считали себя погибшими и молились об отпущении грехов своих, но к счастью их на озере случились монастырские работники и по какому-то тайному указанию прибежали прямо к месту, где погибали казначей со спутниками. С большим трудом вытащили их из полыньи и отправили в монастырь.

Нарядчик, проводив казначея в его келлию, пошел в рабочую избу, где он тогда жил, и по дороге постучался в келлию соседа, помощника своего, послушника Семена (ныне монаха Савватия). Тот вышел и, увидев отца Нила мокрым и обмерзшим, с ужасом и удивлением отступил в свою келлию. Нил вошел туда же, желая его успокоить, и узнал, что Семен смущен более чудным сном, который он только что видел. Ему снилось случившееся происшествие, при тех же обстоятельствах, как и наяву. Семен побежал на помощь. За монастырскими западными воротами встретились с ним преподобные Сергий и Герман, судя по сходству с иконами сих чудотворцев. У одного из них был в руке большой деревянный, чудной отделки старинный крест.

Старец спросил Семена: "Куда он бежит?" "Спасать утопающих", - отвечал Семен. "Останься, они будут спасены, возьми это" - и хотел дать бывший у него в руках крест, но другой угодник остановил его, сказав ему: "Не надо, он не хочет остаться в нашем монастыре". "Нет, останется", - возразил первый, и в это время Семен проснулся от стука в дверь своей келлии, вышел и встретил спасенного Нила.

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2020   07:43:44)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Спасение иеромонаха Макария

Когда рыбные ловли на реке Кюмени принадлежали Валаамской обители, управлявший ими иеромонах Макарий (впоследствии архимандрит и настоятель Соловецкого монастыря), осматривая раннею весною свое хозяйство, оступился и упал в пороги. В одно мгновение волны Кюмени покрыли пеною свою жертву и с ревом умчали под лед!..
Нельзя было сомневаться в погибели Макария, и православные свидетели этого несчастия, осенив себя крестным знамением, промолвили: "Упокой, Господи, душу иеромонаха Макария!" Но о неисповедимость милосердия Божия! Отец Макарий явился на камне, сажен с лишком за тридцать от места своего падения жив и невредим, проплыв все это пространство подо льдом!

Когда же недоумевающие работники пришли к нему, чтобы помочь выйти на берег, отец Макарий рассказал следующее: "Едва я почувствовал себя в воде, возмолился к преподобным отцам нашим Сергию и Герману: угодники Божии, спасите меня от кончины без покаяния! - два старца черноризцы взяли меня под руки и вынесли, как видите, невредимо на этот камень!.."

Близ Господь всем призывающим Его... во истине... молитву их услышит и спасет я (Пс. 144, 18-19).

Рассказ Валаамского монаха Саввы

Осенью 1832 года артелью по обыкновению в семь человеке отправились мы ловить рыбу в Ладожское озеро, на остров Тейне, в двадцати верстах от Валаама. Внезапно скорчило мне левую ногу в коленке. Целую неделю я не мог работать, а время благоприятное для ловли уходило. Я горевал крепко. Ночью в самое заговенье на Филиппов пост ползком на одном коленке я выбрался из избы на двор и, оборотясь к Валааму, стал молиться преподобным Сергию и Герману, чтобы исцелили меня от недуга моего, обещая прожить несколько времени на послушании в их монастыре.
По молитве воротясь в избу, я лег на полу и прикрылся шубою. Ночь была темная и бурная. Вдруг в избу входят два старца и стали что-то говорить, но слов их хорошенько разобрать не мог: от испуга я закутал голову в шубу, в этом положении и уснул. Утром, проснувшись, я потянулся, боли в ноге не чувствовал, она выпрямилась совершенно и на другой день я уже работал!

Будучи вполне уверен, что я исцелен преподобными Сергием и Германом, воротясь домой, я хотел тот час же исполнить свое обещание - идти в Валаамский монастырь, но мать и брат долго мне этого не позволяли; однако ж потом отпустили, и я, прожив год в обители, со свидетельством игумена Вениамина ездил на родину за увольнением от общества для вступления в монашество. Родители более не прекословили и благословили мне поступить, как Бог вразумит.

Вот уже семнадцать лет, как я живу в монастыре; за молитвами святых угодников Сергия и Германа несу свое послушание, рыбачу благополучно. Ни разу не был болен и в нынешнем году сподобился ангельского чина с именем Саввы.

Сегодня годовщина чудного моего исцеления (14 ноября 1849 года), и я рад, что в этот день Господь сподобил меня передать для записанья дивную милость Его, явленную на мне, грешном, чрез преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев.

______________

На фото - остров Валлам в Карелии



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2020   07:45:56)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Об исцелении и жизни петербургского купеческого сына

Иоанна Федоровича Семина

Иоанн Федорович Семин родился в 1828 году. В детстве он отличался необыкновенною живостию характера, к учению был прилежен, во всех поступках своих обнаруживал рассудительность, превосходившую лета. В отроческом возрасте он помогал уже родителю в делах торговли. Расторопность и сметливость юноши обещали купца умного в летах зрелых; но едва исполнилось Иоанну 18 лет, как по следующему необыкновенному случаю характер и склонности его изменились. Однажды, возвратясь из лавки домой, он почувствовал себя необыкновенно утомленным и по совету матери лег отдохнуть. Усыпление продолжалось трое суток! Все сочли его умершим, лишь приложенное к устам зеркало обнаружило в нем признаки жизни.
Когда же он очнулся, то, казалось, от сильного внутреннего волнения не мог словами отвечать на вопросы родителей. Знаками он потребовал аспидную доску и написал, что голоса их не слышит, что во сне являлся ему старец, подобный Святителю Николаю, как обыкновенно изображают сего чудотворца на иконах.

Старец поднял его за руку с ложа и велел следовать за собою. Они шли лесом, переходили речку, в которой Иоанн едва было не утонул без помощи вожатого. Напоследок старец показал ему большое озеро и на нем остров с часовнею, которую он называл своею. Из-за часовни виден был каменный монастырь. Когда же взошли на половину горы, служащей подножием монастырю и где иссечены крест и надпись, когда устроена здесь дорога, Иоанн заметил приближающихся к ним двух благообразных схимников и спросил проводника своего: "Кто они?" "Это Валаамские настоятели", - отвечал старец и, обратясь к ним, сказал: "Возьмите юношу к себе и исцелите!" "Хорошо, - отвечали схимники, - если он согласится жить в нашей обители". Старец стал невиден, и схимники повели Иоанна далее, тут он проснулся. Чрез малое время язык Иоанна разрешился, но глухота осталась. Первыми словами его была просьба отправить его немедленно на Валаам для совершенного исцеления. Несмотря на суровость зимы, родители не могли долго противиться его желанию и мать повезла больного в Валаамский монастырь. Дорогою Иоанн признавал многие встречавшиеся предметы за виденные им в таинственном сне, и чем ближе подъезжали к монастырю, тем нетерпение его становилось сильнее. Наконец, не доезжая верст четырех до Валаама, едва завиднелась Никольская часовня, Иоанн выскочил из саней и пустился бежать по глубокому снегу к острову, крича: "Вот часовня Святителя Николая, которую он показывал мне во сне!"

На другой день по прибытии в обитель Иоанн во время заутрени утомился и вздремнул, присев на скамью. Снова предстал ему Николай Чудотворец и велел немедленно после ранней обедни отслужить молебен преподобным Сергию и Герману.

Когда перед окончанием молебна юноша стал прикладываться к раке Валаамских чудотворцев, он внезапно почувствовал, что из ушей его вытекла какая-то влага в небольшом количестве, и вдруг услышал молебенное пение! Слух его отверзся навсегда.

С благоговейною радостию сообщил он о своем исцелении матери и другим предстоявшим. Все восхвалили Господа, столь дивно прославляющего угодников своих Сергия и Германа.

Признательный Иоанн решился посвятить себя служению преподобным, и все просьбы матери не могли отклонить его от этого намерения. Он остался в числе послушников Валаамской обители. Здесь жизнь его была жизнию призванника Божия: он, как бы опытный подвижник, мыслию постоянно возносился к Творцу вселенной, уста занимал молитвою, а тело трудами. Тихая задумчивость не сходила с юного чела его, и никто не слыхал от него праздного слова!

Любимым местом уединенных его прогулок был берег озера, около упраздненной пещеры старца Никона, где теперь игуменский сад. Тут часто видали его припавшим на камни и засматривающимся на красоту цветка или бабочки. Тогда взоры его горели восторженною благодарностию к Содетелю всего прекрасного и по бледным устам струились слезы умиления!

Лукавый завистник спасения человека не оставлял искушать и благочестивого юношу разными страхованиями. Редкую ночь не тревожили его какие-либо соблазнительные или ужасающие видения, сопровождаемые иногда страшным шумом; слышавшие это приходили в его келлию, заставали уношу спокойным на молитве, а мебель вокруг него в крайнем беспорядке. К концу года пребывания своего на Валааме Иоанн занемог и по усильным убеждениям родителей своих возвратился в Петербург. Там он принес очистительную жертву Господу почти годовым телесным страданием. В болезненном своем состоянии неоднократно он сподоблялся почти наяву бесед Святителя Николая и преподобных Сергия и Германа. Угодники Божии облегчали его земные страдания надеждою на небесные радости, обещанные потерпевшим до конца.

Часто в видениях своих он переносился в места человеческой жизни Христа Спасителя, с особенным одушевлением говорил о берегах Священного Иордана. Все его рассказы о местностях удивительно сходствовали с описаниями путешественников, которых он однако ж никогда не читывал!

Последние дни жизни страдальца Господь благоволил утешить его великою семейною радостию: бабушка Иоанна была закоренелая раскольница, он увещаниями своими и просьбами обратил ее к Православию, между тем как все многолетние убеждения родственников не имели в том успеха!

Пред кончиною следующее знамение показало, что угодна бе Господеви душа его (Пр. 4, 14). В комнате Иоанна стояла икона Божией Матери. Больной почти не сводил очей с лика Пречистой Девы, и умная молитва неумолчно возносилась к Утешительнице всех скорбящих. Иоанн желал приложиться устами к святому образу Богородицы, но створы кивота так забухли, что никакими усилиями не могли достать иконы. За несколько часов до кончины Иоанна кивот сам собой открылся и пред иконой вспыхнула лампадка!

Иоанн с умилением облобызал длань, носившую Спасителя мира, и с тех пор стал готовиться к исходу из сей жизни. Напоследок настал великий час. Иоанн, попросив требник, вслух читал отходные молитвы и едва кончил, чистая душа юноши, оставив бренную оболочку, отлетела в обитель, уготованную праведным до начала мира. Восхищен бысть, да не злоба изменит разум его, или лесть прельстит душу его... Скончався вмале исполни лета долга (Прем. 4, 11, 14).

Когда тело опрятали и готовились класть во гроб, влетела в комнату никем доселе не виданная птичка, села на крышку гроба, пропела сладким голосом как бы напутственную песнь и исчезла.

Иоанн по собственному завещанию погребен в одежде послушника на Волковском кладбище 6 января 1846 года. При въезде в ворота тело его было встречено крестным ходом с Богоявленскою песнею: Во Иордане крещающуся Тебе, Господи! - которую усопший так любил воспевать в жизни. Блажен его же избрал и приял еси! Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят.

Откровение ремесленнику Иакову Данилову, впоследствии монаху на Валааме

Монах Валаамского монастыря Исидор, будучи еще мальчиком в ученье портному ремеслу, разгорался уже любовию к иноческому житию, но лета и обстоятельства потушили было совсем этот святой пламень. Сделавшись искусным подмастерьем, он стал получить хорошее жалованье и предался душетленным удовольствиям сего мира. Мечты детства были забыты, а когда порой и вспоминал об них, то они казались уже смешными!
Но Господь не отвратил лица Своего от отрока Своего. Однажды в сонном видении ему представилось, что он приехал на богомолье к большому каменистому острову, покрытому дремучим лесом. Сойдя на берег, он должен был подняться на гору крутою гранитною лестницею. На вершине взоры его были поражены величественным каменным зданием монастыря, к которому вела тернистая липовая аллея, перед которой стояла большая каменная часовня.

Над святыми воротами возвышалась церковь, над окнами коей снаружи были три большие иконы. Помолясь пред ними, Исидор вошел в монастырь и, миновав двор и еще ворота, очутился на пространной площади перед большим храмом и по чьему-то указанию вошел в нижний этаж оного. Здесь представилась ему небольшая, пещере подобная церковь и посреди между царскими и северными вратами серебряная гробница. Он уразумел, что это вместилище святых телес, с благоговением пал ниц и услышал вокруг себя говор множества народа и слова: "Смотрите, угодник Божий Сергий восстал и благословляет!"

Исидор поднялся на колена и видит: в гробнице сидит седовласый старец и осеняет крестным знамением предстоящих. Радостный трепет пробежал по всем членам Исидора, он проснулся, но чувство святого восторга, произведенное видением, усладительно волновало его душу. Оно казалось ему знакомым!

Исидор вспомнил те минуты юности своей, когда после тяжких трудов дневных он в ночи стаивал на молитве, а в сердце его было так легко, так весело! Мысль об иночестве снова блеснула в уме его, снова в молитве он стал находить отраду!

Услышав от одного из своих приятелей о Коневском монастыре, Исидор поехал туда и там узнал о существовании Валаамской обители. Чрез неделю Исидор возвратился в Петербург, но здесь уже не находил прежних удовольствий - непреодолимое желание видеть Валаам влекло его из столицы. Наконец он выпросил у хозяина своего позволение говеть и поплыл на монастырском судне Валаама к пустынной обители преподобных Сергия и Германа. Дорогою он любопытствовал познакомиться с правилами жизни Валаамских отшельников, и рассказы инока-кормчего о тамошних подвижниках приводили его в умиление.

Завиднелись мрачные скалы Валаама, сердце Исидора сжалось как бы ожиданием чего-то необыкновенного; въехали в залив, омывающий подножие монастыря, - Исидором овладело недоумение: не бывал ли он когда здесь? Вышел на берег - и ему представилось то же местоположение, тот же монастырь, который видел во сне... Вот и серебряная рака, из которой святой Сергий благословил его! Благоговейный страх напал на Исидора - он познал указующий перст Божий и судьба его решилась: он навсегда остался на Валааме!

Избавление от потопления

Выборгской губернии Сердобольского уезда Кидельского прихода жена бобыля Анна Трофимова Савельева, сорока лет, шла с Майницкого острова озером домой и провалилась на тонком льду, имея на руках годовалого ребенка. Девочка пятнадцати лет шла несколько позади и не провалилась. Мать с ребенком была уже подо льдом. Утопая, она призвала на помощь Валаамских чудотворцев преподобных Сергия и Германа, обещаясь, если спасут, идти в обитель и там поговеть. Внезапно как будто руками подняли ее кверху; в то время подошедшая девочка, схватив утопавшую за платье, вытащила ее на лед с ребенком, и все они остались здоровы.
Видение преподобных сомневающемуся иноку

Поведал нам монах К., что когда он жил еще в новоначалии, то часто слышал среди молодых братий такие слова, что, дескать, наши преподобные отцы Сергий и Герман находятся не здесь, где стоит их рака, а где-нибудь в другом месте, а здесь, в соборе, их рака находится только для воспоминания о них и сами-то они еще неизвестно где положены.
Вот, наслушавшись таких речей, однажды я, стоя в церкви на хорах во время всенощной, когда читали кафизмы, стал об этом размышлять и, как бы соглашаясь с прочими, подумал: "А кто знает, может быть и в самом деле преподобных-то здесь нет? Ведь Валаам-то велик! Они, может, где-нибудь и в другом месте положены? Но только что я успел это подумать, как в душе моей произошло какое-то изменение. Внезапно мое сердце умягчилось. Пришло некое Божественное умиление: полились слезы из моих глаз и душа моя исполнилась каким-то дивным духовным чувством. Взглянув на иконостас, я узрел с правой стороны, у колонны, преподобных отцов наших Сергия и Германа, стоящих по обеим сторонам иконы Божией Матери, висящей на колонне, именуемой Валаамской. Одеты они были в мантии и полное схимническое одеяние. На схимах были видны кресты и можно было прочитать слова: "Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный" и т. д. В руках они держали свитки. Лица их были постнические. Глаза чудные, голубые. Настолько вид их был дивный и божественный, что, кажется, глаз бы от них не отвел. Они смотрели внимательно на братию, как бы следя и наблюдая за ними. Я глядел на них, у меня слезы лились из глаз, а душа как-то неизреченно радовалась и утешалась и горела любовью ко Господу и угодникам Его. От избытка своей радости, желая поделиться ею со стоящим рядом со мною иноком, я хотел показать ему видимое мною. Но только что успел я это подумать, как видение кончилось и преподобные стали невидимы. По-прежнему висела на колонне только икона Царицы Небесной.

После этого видения у меня все помыслы и сомнения о местонахождении наших преподобных совершенно исчезли и я твердо уверовал, что именно здесь, а не в ином месте находятся угодники Сергий и Герман. Здесь они почивают своими нетленными и многоцелебными мощами, духом будучи вне всего видимого и земного. Уверовал я, что они молятся за братию и помогают всем с верою и любовью припадающим к их честной раке, облегчая их скорби и нужды и врачуя немощи и неисцелимые болезни16.

http://www.panasia.ru/main/oth/rusmonastery/valaam/1.html



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2020   07:49:52)

Мне посчастливилось вести рубрику "Чудотворцы земли русской" в ежедневной газете- миллионнике "Моя семья", писала в том числе о святых России, монастырях Россия, ее старцах...

Чапсть материалов на моей странице идут под номерами 606-617

Один из самых знаменитых монастырей - Оптина Пустынь...

На фото Введенская Оптина Пустынь

ОБИТЕЛЬ ИЗРАНЕННЫХ ДУШ. СТАРЦЫ ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ"

https://www.chitalnya.ru/work/181003/



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2020   07:55:14)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Обитель израненных душ.

Старцы Оптиной пустыни

Виолетта Баша, "Моя семья"

ОБИТЕЛЬ ИЗРАНЕННЫХ ДУШ
( На фото - о. Варсонофий)

СВЯТОЙ СТАРЕЦ НЕКТАРИЙ ПРЕДСКАЗАЛ РАССТРЕЛ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ, ТЯЖЕЛЫЙ ВЕК ДЛЯ РОССИИ И ЕЕ БУДУЩЕЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ

© Виолетта Баша, еженедельник «Моя семья»



Основанная раскаявшимся разбойником в XV веке , Оптина пустынь прославила Русь своими святыми старцами. Она стала обителью утешения для всех обездоленных. Сюда за исцелением и надеждой приходили и нищие, и немощные, и знать, и великие русские писатели и философы. Не раз обитель подвергалась разгрому. Однако, чудом возрождаясь из небытия, Оптина пустынь стала истинным духовным центром России. После долгих лет разорения, Оптинская пустынь в 1989 году была вновь открыта. Сейчас это один из первых открытых после советских времен мужской православный монастырь. Здесь и по сей день у мощей святого старца Амвросия происходят чудеса исцеления. А один из святых оптинских старцев Нектарий предсказал за год до расстрела царской семьи ее мученический конец, тяжелый век, наступающий для России, и будущее величие и славу нашей Родины.


Атаман разбойников


Основателем Оптиной пустыни в середине XV века предание называет старца Опту, до внезапного раскаяния - атамана казачьей шайки. В Козельских лесах в XV веке эта шайка долго терроризировала округу. Преступники убивали и грабили людей. Но произошло чудо. Атаман разбойников раскаялся в содеянном, стал голодать и молиться, искупая свою вину, и основал божью обитель. Главарь разбойников стал старцем! Основанная бывшим разбойником обитель стала самым знаменитым духовным центром России. Какие только бедствия не претерпевала обитель. И литовский набег в Смутное время, и голод, и разорение. В XVII веке монастырь нищенствовал, а монахи питались одной капустой. В семидесятых годах XVIII века в обители осталось всего два монаха, глубоких старика, один из которых был слепым. Как они выжили без средств к существованию? Бог ведает. Закрывали обитель и в советские времена. В 1919-м ее преобразовали в «сельхозартель», а в 1926-м разгромили «активисты». И все-таки обитель возрождалась после каждого разгрома, и прославила Русь святыми старцами.


Обитель раненных душ

В начале восемнадцатого века обитель прославилась старцем Львом. О нем узнала вся Россия, большинство населения которой составляли крестьяне. Врачей нас селе не хватало, а болезней и бед было в избытке. Люди шли за помощью ко Льву. И никто не уходил от него без исцеления. Его преемником стал Макарий. Но самым известным был третий по счету оптинский старец Амвросий, ученик Льва и Макария. Именно он стал прототипом старца Зосимы из романа «Братья Карамазовы» Достоевского.

Амвросий, в миру - Александр Михайлович Гренков, родился 5 декабря 1812 в Тамбовской Губернии в семье пономаря Михаила Федоровича и его жены Марфы. При крещении его назвали Александром в честь князя Александра Невского. Он был шестым из восьмерых детей в семье. Во время учебы в духовном училище он опасно заболел и дал обет постричься в монахи.

"Батюшка Амбросим", как называли его простые люди, был великим старцем. Ему были открыты мысли приходящих к нему людей и их грехи. В его маленький домик в скиту приезжали со всей России тысячи страждущих. Как писал современник, «не было часа в сутках, когда не стояли бы у скитских ворот жаждавшие повидать батюшку, здесь не рассуждали, может ли всех принятых прокормить и содержать монастырь». Больные после посещения старца выздоравливали, у бедняков налаживалась жизнь. Павел Флоренский называл Оптину пустынь «духовной санаторией израненных душ». Но если кто-то не выполнял указание старца, случиться с ним могло все, что угодно. Человек мог разориться, заболеть, и это была не воля старца, а кара Господня. Власть старца тогда была абсолютной, ослушаться его боялись даже преступники, не боявшиеся городовых!

Амвросий открыл детский приют, и основал поблизости от Оптиной пустыни в поселке Шамордино женскую Казанскую обитель, где провел последние годы жизни. Монахини боготворили своего духовного наставника. 22 октября 1891 старец скончался. «Я знаю таких, у которых личное к нему чувство было сильней самой веры в Церковь. Я уверен, что есть люди (особенно пожилые монахини), которые надолго его не переживут», – писал после смерти Амвросия Константин Леонтьев Василию Розанову.

В 1988 году Амвросий причислен к лику святых. Его мощи покоятся в Введенском соборе Оптиной пустыни. И по сей день у мощей Амвросия происходят чудеса, люди исцеляются от многих , порой неизлечимых болезней.


«Война и мир» между писателем и старцами


Амвросия посещали Федор Достоевский, Константин Леонтьев, Владимир Соловьев, Алексей Толстой и Лев Толстой. Лев Николаевич относился к старцам неприязненно, а после визитов к ним написал критические статьи: «Записки христианина» и «В чем моя вера?». История противостояния Льва Толстого и старцев имела продолжение после смерти Амвросия. Упрямый писатель в последнем странствии в 1910-м году все-таки посетил Оптину пустынь. И вновь он не поладил со старцами. Когда стало известно, что Лев Николаевич при смерти, ученик Амвросия Варсонофий приехал к нему, однако, старца не пустили к умирающему!

Позднее в Оптиной пустыни побывал и Гоголь. Видно, не давали ему покоя его мистические персонажи (один черт из «Вечеров на хуторе близ Диканьки» чего стоит!), и он писал старцам: «Ради Самого Христа молитесь: мне нужно ежеминутно быть мыслями (духом) в Оптиной пустыни».


Иосиф и его четки


После смерти Амвросия духовником Оптиной пустыни стал его ученик Иосиф. Он рано стал сиротой, зарабатывал на жизнь, работая в трактирах. Тяжелое детство подорвало его здоровье, всю жизнь старца мучили жестокие болезни, несмотря на которые он принимал огромное количество посетителей. От слабости он не мог вести долгие беседы, но умел в нескольких словах выразить главное, и помог многим больным. Известен случай, когда женщина исцелилась, просто подержав в руке его четки. На девятый день после его смерти на его могиле исцелился первый больной.


Странник

После Иосифа старческое служение продолжил Варсонофий, в миру - Павел Иванович Плиханков. Дворянин, полковник, состоявший на блестящем счету, он вот-вот должен был стать генералом. Товарищи веселились на пирах, а полковник читал Библию, постился, ходил в церковь и писал стихи духовного содержания под псевдонимом Странник. Когда Павел Иванович поступил в Оптину пустынь, ему было почти пятьдесят лет! Через десять лет он стал старцем Варсонофием. У него был необыкновенный дар прозорливости. Незнакомцам он открывал все их грехи, точно указывая даты и имена. Во время русско-японской войны он был на фронте священником, где он причащал воинов и отпевал погибших. Пуля не брала больного старца! Вернувшись в пустынь, он несколько раз чудесным образом избежал смерти.


Второй Серафим Саровский


Старца Анатолия (Потапова) в народе называли «утешителем» и "вторым Серафимом". Несмотря на боль в кровоточащих ногах и от ущемления грыжи, старец принимал всех без ограничения времени, всегда был приветлив, со всеми ласков. Иногда он не спал неделями. Вскоре после революции старца арестовали. Он вернулся в обитель еле живой, с остриженными волосами и бородой, но ... улыбающийся. Второй раз за ним приехали 29 июля 1922 года. Под утро келейник застал старца стоящим на коленях. Когда же сотрудники уполномоченные вошли в келью, они увидели, что старец уже не в их власти: Господь забрал его, не допустив продолжения пыток в застенках ГПУ.


Пирожок с начинкой


Отец Анатолий всегда спрашивал посетителей, были ли они у отца Нектария. Узнав, что нет, говорил: "Идите к нему сегодня же. Он великий старец, такой, как Амвросий". Сам отец Нектарий не признавал себя великим, говоря: " Я все равно как пирожок без начинки". (Пирожком с начинкой он называл отца Анатолия.) Если Анатолий всех покорял добротой, то Нектарий мог быть и суровым. Родом из бедной семьи, он стал наставником интеллигенции. Одна лишь беседа с ним могла в корне переменить судьбу человека.

В 1912 году в Оптину пустынь приехал известный русский спирит Владимир Быков, скрывший от старца свое увлечение оккультными науками. Старец принял его доброжелательно, однако, внезапно сказал: «Ужасное, пагубное для души и для тела – увлечение спиритизмом». Спирит вспоминает: «Если бы в келии раздался раскат оглушающего удара грома, он бы не произвел на меня такого впечатления, как эти слова боговдохновенного старца». Рассказал старец и о связи подобных занятий с развалом семьи, поведал Быкову о его потаенных мыслях и желаниях. Рассказ старца так подействовал на него, что знаменитый спирит публично отрекся от своих бывших убеждений, обличал спиритов, а вскоре стал священником.


«Николка проспится - всем пригодится!»

Святой Нектарий (в миру Николай Васильевич Тихонов) родился в 1853 году. Он рано осиротел, работал в лавке. Когда ему исполнилось восемнадцать, приказчик решил женить его на своей дочери. Николаю посоветовали спросить благословения на брак в Оптиной пустыни. В то время к преподобному Амвросию шло столько народу, что приема ждали неделями, но Николая старец принял сразу же и беседовал с ним два часа, и Николай навсегда остался в обители. Он часто опаздывал в церковь и ходил с заспанными глазами. Братия жаловалась на него Амвросию, а тот отвечал: "Подождите, Николка проспится, всем пригодится".

В 1898 году Нектарий перестал выходить из кельи, а окна в его келье были заклеены синей бумагой. Несколько лет он читал духовные книги, занимался математикой, историей, географией, русской и иностранной литературой, языками, свободно говорил по-французски. Нектарий был невысокого роста, с округлым лицом, из-под высокой монашеской шапочки выбивались пряди полуседых волос. В руках он всегда держал гранатовые четки. Иногда старец совершал странные поступки. На трапезе он мог слить все блюда в одну тарелку; мог — в нарушение монастырского устава — откушать с посетителями молочного шоколада. А то вдруг начинал играть с фонариком, включая и выключая его и приговаривая: "Я молнию поймал". В 1913 году братия собралась, чтобы избрать старца. Скромный Нектарий собрание не посетил: "И без меня выберут кого надо". Но старцем выбрали именно его. За ним послали. Он пришел: одна нога в туфле, другая — в валенке.

Старцам приходилось вести огромную переписку. Отец Нектарий отвечал на письма, не вскрывая их. Священник Василий Шустин был особенно поражен этой способностью Нектария: "В один из моих приездов в Оптину пустынь я видел, как отец Нектарий читал запечатанные письма. Он вышел ко мне с полученными письмами, которых было штук 50, и, не распечатывая, стал их разбирать. Одни письма он откладывал со словами: «Сюда надо ответ дать, а эти письма, благодарственные, можно без ответа оставить»". Он их не читал, он видел их содержание. Некоторые из них он благословлял, а некоторые и целовал».


Невесомый кувшин

Священник Василий Шустин оставил воспоминание и о таком чуде отца Нектария. Однажды старец сказал ему: "Пойдем, научу самовар ставить. Придет время, у тебя прислуги не будет". Нужно было налить воды; старец указал Василию на большой медный кувшин. Василий попробовал его поднять, но не смог. Нектарий опять повторил: "Ты возьми кувшин и налей воду в самовар". "Да ведь он слишком тяжелый для меня, я его с места не могу сдвинуть", - ответил Василий. Тогда батюшка подошел к кувшину, перекрестил его и говорит: "Возьми". Василий поднял его и с изумлением почувствовал, что кувшин ничего не весит! Отец Нектарий уничтожил силу тяжести крестным знамением!


Пророчества святого Нектария


В 1923 году старец Нектарий был арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности. Его ожидала казнь. Его спасло только заступничество поэтессы Надежды Павлович. Она обратилась в Наркомпрос с просьбой спасти ее "дедушку", старика-монаха, которого хотят расстрелять. Крупская расценила это как "перегибы на местах", вскоре в Козельск пришла телеграмма об освобождении старца. Нектария отправили в ссылку в брянское село Холмищи. Эту перемену в своей судьбе старец предвидел. Еще до Октябрьской революции он предсказывал, что монастырь разорят. А в 1917 году при Временном правительстве сделал пророчество:

«Скоро будет духовный книжный голод. Не достанешь духовной книги. Наступает век молчания. Государь сколько унижений терпит за свои ошибки. 1918 год будет еще тяжелее, Государь и вся семья будут убиты, замучены. Да, этот Государь будет великомученик. В последнее время он искупил свою жизнь, и если люди не обратятся к Богу, то не только Россия, вся Европа провалится. Наступает время молитв." . О более далеком будущем он говорил, что "Россия воспрянет и материально не будет богата, но будет богата духом".


Жукову он предсказал великую победу


Духовные дети Нектария приезжали к нему в Холмищи. Однажды приехала Мария Сухова, будущая монахиня Илария. "Сегодня ляжешь спать не в комнате приезжих, а у меня", - приказал старец. Всю ночь он молился, а на рассвете сказал: "Иди в общее помещение". Она вышла и узнала, что ночью приходили из ГПУ с обыском. Если бы не указание старца, ее бы арестовали. А войти в келью отца Нектария чекисты не решились.

В 1925 году в Холмищи к старцу приехал Георгий Жуков. Тогда ему было двадцать девять лет. Отец Нектарий предсказал ему блестящие победы.

Старец принимал на себя чужие грехи и болезни и тяжко страдал. Свою смерть старец предчувствовал. Прощаться с близкими он начал еще за два месяца: говорил последнее наставление, благословлял. Умер он 29 апреля 1928 года.

Начались разрушения: погибли 65-метровая колокольня, больничная Владимирская церковь. Храмы разорили и обезглавили, могилы старцев сровняли с землей.


Здесь снова происходят чудеса

Оптина пустынь — один из первых вновь открытых православных мужских монастырей. Его передали верующим в ноябре 1987 года, а в июне 1988-го здесь освятили первый престол. За несколько лет были восстановлены храмы, стены и башни монастыря и скита. 3 июля 1989 года состоялось обретение мощей преподобного Нектария. Когда торжественная процессия двигалась по обители, от мощей исходило сильное благоухание. Мантия старца оказалась нетленной, сами останки были янтарного цвета. Святые мощи Нектария были перенесены в собор во имя Введения во храм Божией Матери, где уже покоились мощи его наставника — святого Амвросия. Обретены были мощи и семи других оптинских старцев, также прославленных как святые. Каждое воскресенье их вносят во Введенский собор. Рака с мощами преподобного Нектария находится в западной части Амвросиевского придела соборного храма. У мощей совершаются чудеса исцелений. Недавно канонизированы еще 13 оптинских старцев.



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2020   07:58:48)

Потрясающим был мое паломничество в Николо -Берлюковский, один из древнейших на Руси, монастырь, что в Подмосковье. И двухчасовая беседа с его настоятелем отцом Евмением, кандидатом тех. наук, выпускником Баумановского Университета.
Настоящим подвижником русского православия.



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2020   08:01:16)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Моя статья об этом вышла в издании "Русский вестник",
сил вам, здоровья в трудах ваших, дорогой Отец Евмений!

"Дорога к Храму. Николо-Берюковский монастырь"

https://www.chitalnya.ru/work/1683775/



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2020   08:02:43)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

НИКОЛО-БЕРЛЮКОВСКИЙ МОНАСТЫРЬ


https://www.chitalnya.ru/work/1683775/
© Виолетта Баша, "Русский вестник"

ЧАСТЬ 1.

ДОРОГА К ХРАМУ

В который раз убеждаюсь, что ни что в мире не случайно. Летом 2007 года, когда Москву изнурял жаркий август, родня отправила меня в подмосковный пансионат, что приютился в сосновом бору на берегу речки Вори. Слышала я про эту речку, что вода там ледяная, родниковая, а места и по сей день – заповедные. Вроде и Москва не в каких-то полусотне километров, а самая что ни на есть Русь изначальная. А вот про то, что места эти особые, и рядом - земли монастырские, и не знала. Но это я не знала ничего про монастырь, а Бог, видно, вел меня к нему. В ту ночь жара была особенно невыносимой, дышать становилось все труднее. И как только первые лучи побежали над сосновой рощей, решила я, так и не уснув, что, не лучше ли, чем задыхаться от аритмии в душном номере, отправиться в монастырь. Мое не совсем здоровое сердце после недели изнуряющей жары болело, и я не была уверена, что легко дастся мне эта дорога к храму. Оделась не по погоде – в длинную черную юбку, косынку повязала – в монастырь все-таки иду, и отправилась в путь. Дошла до шоссе и повернула направо. «Километра три по боковой дороге, и сама увидишь», - рассказали мне в пансионате, где и экскурсии в монастырь проводят. Да не хотелось мне на экскурсию, на которой толком и душу монастыря не поймешь. А еще надеялась я с настоятелем о своей душе поговорить…

ЧАСТЬ 1
РУСЬ ИЗНАЧАЛЬНАЯ

Дорога шла в гору. Солнце пекло так, словно и не Подмосковье это, а Палестина, земля обетованная. Пот катил градом, и сердце отстукивало барабанным боем. Но я решила дойти любой ценой. То и дело меня обгоняли машины, и можно было бы доехать попуткой. Но настоящий паломник должен преодолеть путь пешком. Слева и справа от дороги леса сказочные, и появление царевны лягушки или Добра-молодца, бьющегося со Змеем Горынычем, меня бы не удивило: бурелом да ели стометровые с соснами. Когда силы были на исходе, а я – на самой высокой точке холма, на которой взбегала эта дорога, вдруг показались соборы и монастырский забор. Я сделала передышку и встала, как зачарованная. Это уже потом я увидела, насколько разрушен монастырь. Но издалека он казался необычайно прекрасным на фоне пронзительно голубого неба.
- Вот бы был жив Андрей Тарковский, - подумалось мне, - ему бы здесь про Русь изначальную фильм снимать…
Наверняка жили здесь и язычники. И паломники ходили этой дорогой сотни лет назад. И словно не двадцать первый век идет, а век 9 или 10. Казалось, что увижу сейчас людей того времени, бредущих тем же Путем. К православию.
Мы все учились понемногу. Учили в наши семидесятые много лет всякого рода историю КПСС, марксистскую философию и прочий диамат. Раз шесть экзамены по всему этому списку сдавала и в студенчестве, и при сдаче кандидатского минимума. А нашу историю, русскую, знаем мало. Позднее, когда почитала историю монастыря, узнала, что места эти и вправду – самая что ни на есть Русь изначальная.
В IX – X веках территорию современного Богородского района Московской области заселяли славянские племена. Под предводительством вождя Вятко, вятичи поселились в бассейне реки Оки. В лесах на берегу красивейшей и полной ключей и родников реки Вори у Стромынского тракта находилось крупное славянское поселение. На холме над рекой Ворей располагался культовый языческий центр. Были здесь и карстовые пещеры. Принятие Киевской Русью христианства коснулось и этих земель. На рубеже 11 и 12 веков здесь стали появляться христианские миссионеры, которые порой жертвовали жизнью, чтобы приобщить язычников-вятичей к христианству. Один из них- Преподобный Кукша, был убит язычниками, но успел сделать многое для распространения среди язычников христианства. С середины 12 века под предводительством великого Киевского князя Юрия Долгорукого и его сына Андрея Боголюбского в эти края переселялись люди из Киевской Руси. Не даром говорят, что связаны мы с Киевской Русью связями кровными, как бы сейчас не стремились поссорить наши страны недруги заокеанские. Точно неизвестно, когда поселились здесь в карстовых пещерах монахи-скитники, основавшие Николо-Берлюковскую обитель, но ученые считают, что произошло это в 12-начале 13 веков.
Вот так – не много, ни мало – а с 12 века, еще с пещерных монахов, ведет свое летоисчисление открывшаяся моему взору обитель. Именно они, жившие в пещерах монахи, и были ее основателями.
Шло время, и постепенно Обитель заняла большую территорию не только около пещер, но и в лесах над ними. В обители было в то время два храма. Один – пещерный, посвященный Святому Иоанну Предтече, второй, в честь которого Обитель и получила свое название – храм Святителя Николая Чудотворца, построенный на места брошенных язычниками идолов. Неподалеку располагалось селение Берлино. От него и получила Обитель свое первое название - Свято-Николаевская Берлинская пустынь (скит).
Первым настоятелем обители, который упоминается в летописях, был строитель Феодорит, прибывший из Николо-Берлюковской Обители в 1571 году в Макарьевский Калязинский монастырь, где он был настоятелем по 1573 год, а в 1572 года - епископом Тверским и Кашинским. Таким образом, достоверные летописные сведения о существовании обители относятся еще к 16 веку.

Дом Скорби



Но вскоре мое ощущение благодати от ощутимого присутствия здесь древней Руси было нарушено неприглядной картиной. Приблизившись к древнему монастырю, я обнаружила высоченные автоматически открывающиеся, как я полагаю, только по спецпропускам, ворота, явно напоминавшие о временах ГУЛАГа. За ними – дом скорби, или, выражаясь современным языком – психиатрическая больница. Перед входом – вполне «рыночная» картинка: палатки для несчастных родственников, в которых можно приобрести все то, что положено было бы выдавать страдальцам этого дома скорби – вещи первой необходимости. Безлюдно и жарко, как на адском противне. Именно такое ощущение обрушилось на меня – обитель, место, особо близкое Богу, оскверненное каким-то адским «новоязом» вещей и зданий. А постояльцы – да не они виноваты в том, что не нашло государство им иного места, кроме как отобрать у древнейшей русской обители храмы и здания под приют для душевнобольных, которые и больны то скорее всего – нашим временем. Ведь по статистике каждый второй, если не более, в девяностые пережил состояние посттравматического синдрома. Впрочем, как всегда, есть процент и рожденных с психическими заболеваниями, и хроников. Но это – другой разговор. Проблема здесь наглядна как нигде более – обитель светлых душ и дом для душ, полных скорби и потерявших себя. Примета времени ли, отношения государства ли? Скорее – второе. Потому что знаю – не единичный это случай – размещать подобные заведения на территории монастырей. У медиков есть термин – «пограничное состояние». Человек еще не безумен, но любой толчок – и его сознание погружается во мрак. Россия нашего времени – это Россия «пограничного состояния». Пограничного – между чем и чем? Может быть, между православием как дорогой к свету и безумием наших дней. Бросивших страну на выживание, а ее народ – в дома скорби. Вот такие мысли… окаянные…
Впрочем, нет, не правда, что не видела я бедолаг, приютившихся здесь. Один из них регулярно приходил на берег реки Воря, где отдыхающие проводили досуг. Там же по выходным загорали и медсестры больницы. Которые и рассказали мне о нем.
Он приходил на пляж всегда одетый не по сезону, в какие-то темные и странные обноски, бродил отрешенно по берегу, подбирая то рваный сандаль, то чью-то брошенную вьетнамку. Медсестры знали его еще с того времени, когда безумец был подростком, он – местный, старожил ближнего села. Его то и дело то кладут в клинику, то отпускают домой. Потому что в больнице мест мало, и лечение стоит денег. Говорят, что он не опасен, но взрослые следят, чтобы он не подходил близко к ребятишкам, которые привычно дразнят его. Он тихий, забитый молчун. Мне было почему-то пронзительно жалко его. Рваный, безумный, ушедший в какой-то свой мир, с ничего не видящим взглядом, может быть, душа его просто бежала всех наших несчастий. Может быть, он даже счастливее нас, понимающих, что происходит…. Бог знает…
…как он похож на символ нынешней России…
Да и не только нынешней. Тяжелый век пережит, век двадцатый, век атеизма и гонений на церковь.
29 июня 1920 года официальным постановлением Богородского исполкома у монастыря отняли помещения, оставили только настоятельский корпус с храмом Всех Святых. Храм Христа Спасителя удалось зарегистрировать как приходской храм деревни Авдотьино.. Все остальные строения обители были отданы инвалидному дому.

Психиатрическая клиника разместилась на большей части территории монастыря в 1972 году и находится здесь по настоящее время. Официальное ее наименование: больница №16 Департамента здравоохранения города Москвы.

Спросила у торговцев, продающих пожитки для больных, где вход в монастырь, и получив ответ:
- Да вот там, за поворотом,… - (не странно ли, что главный вход, первое, что предстает перед паломниками – это тот самый – Гулаговский, страшный, как вход во врата Ада, или точнее - в Зону, а настоящий вход – где-то на задворках…?).
Я обошла длинный монастырский забор и вошла на территорию обители. Точнее, на то, что осталось от этой территории. На сегодняшний день Церкви возвращены только храм Христа Спасителя, игуменский сад, колокольня.

Сад, и сплошь – яблоки. В тот год был необычайный на них урожай. Рядом – под открытым небом, а точнее – под навесом – летняя трапезная. Деревянные столы. С навеса свешиваются корзиночки с цветами, слегка покачиваюсь на ветру.
Поблизости на скамейке женщина чистит яблоки и кидает их в ведро.
- Вам к настоятелю?
- Да, я хотела бы с ним поговорить…
- Подождите, Отец Евмений сейчас занят – беседует с прихожанами. Скоро он освободится и поговорит с вами…
- Помочь вам? Давайте, я почищу яблоки… - улыбаюсь я женщине в скромном платочке и таком же неприхотливом, но аккуратном платье.
- Да нет, не надо… мы заготавливаем яблоки на корм скоту, а те, что получше – пойдут на повидло…
В монастыре - натуральное хозяйство. Козлика, мирно пасущегося под яблонями, я уже видела. Он приветствует гостей каким-то странным рыком – похожим на рычание маленького медвежонка… То ли мутант, то ли охрип, он еще и норовит добродушно боднуть гостей в бок - но это выглядит мило и смешно.
Пока Отец Евмений беседует с молодой, видимо, семейной парой под навесом трапезной, я украдкой разглядываю и его, и его гостей, и всех вокруг.
До меня доносятся отдельные слова беседы. Говорят о вечности, о бессмертии и о Боге. Где еще в России услышишь такие беседы, не о курсе валют или ценах на недвижимость, а о вечности и душе?
Маленькая территория вся как на ладони. А рядом – все тот же суровый забор клиники Скорби, никуда взгляду от него не деться… Говорят ли там о вечности?
Вряд ли…
Пока я ждала, когда отец Евмений освободится, вспомнился мне в связи с временами нынешними в перекличку к ним - один эпизод из истории государства Российского…
Иногда старцам и настоятелям не только веру и монастырь приходилось от врагов защищать, но и саму Русь.
Нашествие поляков в 17 веке стало угрозой для существования страны. И тогда патриарх Гермоген из Чудова монастыря обратился ко всем русским людям. Его призыв сплотил народ, и страна была освобождена от захватчиков. На русский престол взошла династия Романовых.
Согласно легенде в 1606 году из разоренного поляками Стромынского Троицкого монастыря пришел на берег реки Вори иеросхимонах Варлаам. Предание добавляет, что отец Варлаам пришел около 1606 года.
То, что он увидел, было ужасно: полное разорение стало уделом обители. Монастырь и поселения были сожжены и полностью разорены. Варлаам соорудил деревянную часовню, куда водрузил образ Николая Чудотворца. На места разоренной обители стали возвращаться монахи. Варлааму пришлось начинать все с нуля. В 1613 году при его подвижничестве был заложен каменный храм Святителя Николая Чудотворца. Храм еще не был достроен, а Варлаам отошел в мир иной. В 1700 году сам Петр I - первый император Руси - сам занялся судьбой монастыря, блюстителем которого он назначил епископа Рязанского Стефана (Яворского), а церковные земли храма Николая Чудотворца перешли Московскому Чудову монастырю. Возрождать обитель сюда был прислан настоятель Пахомия. Средства для строительства храма пожертвовал купец Викул Мартынов.
В 20-х годах 18 века была отчислена от Чудова монастыря и приписана к Стромынскому Успенскому, а настоятелем обители назначили иеромонаха Диодора.
До наших времен в Николо-Берлюковском монастыре чудом сохранился уникальный колокол, отлитый еще при настоятеле Диодоре.
Вот только сейчас вроде бы и поляки Москве не угрожают, да только отцу Евмению приходить снова, как и в те смутные времена, возрождать обитель из руин…
А то, что падают здесь кирпичи – сама видела… с красивейшей даже в таком ее разоренном виде и высокой колокольни…
И снова вспомнился Андрей Тарковский - как бы он снял здесь фильм о Руси изначальной, и как бы эта колокольня полуразрушенная вписалась в эти стилистику давать наезды и крупные планы… вот только красота эта словно бы из «Зоны», той, которую после нашествия пришельцев сталкеры стали осваивать…
А пришельцы… да разве, не пришельцы – эти, разорившие монастыри, повыкосившие миллионы наших соотечественников, и произошло в двадцатом веке напастью на нашу страну – Гражданская война, времена военного коммунизма и гонения на церковь, последствия которых чувствуются до сих пор… например, в виде отнятых территорий и Домов Скорби на монастырской земле…



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2020   08:04:42)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Дорога к Храму. Николо-Берлюковский монастырь
Виолетта Баша, "Русский вестник"
https://www.chitalnya.ru/work/1683775/
ЧАСТЬ 2
ПОДВИЖНИК ОТЕЦ ЕВМЕНИЙ

Отец Евмений

Отец Евмений – молодой человек между тридцатью и сорока. Мне нравится его взгляд – умный и доброжелательный…
Таким я и представляла настоятелей – внимательными, и очень доброжелательными. Ведь его профессия, а точнее – призвание – наши души.
Разговор наш был долгим: многое на душе накопилось. Читала раньше о старцах, писала о них статьи для газеты, но не представляла, какими бы могли быть такие вот люди, как с ними разговаривать. А оказалось – просто. И не только о вечном. О науке, например. О литературе русской. Написала вот роман я о русской эмиграции, а прототип этого романа спорит со мной о России, обозлен и на Россию в первую очередь. Вот и об этом поговорили.
- Знаете, батюшка, тяжело мне от того, что потеряла я дружбу этого эмигранта по мере окончания романа, а ведь обидеть его вовсе не хотела, напротив, целый год переписывалась, морально поддерживала его, когда он приехал нелегально в Португалию и пытался там выжить, как мог.
- Ну, раз ты сама знаешь, что не обижала ты его книгой, писала с теплом и любовью к эмигрантам нашим, значит все верно – нет здесь твоей вины. А о том, что дружбу с ним потеряла, не жалей. Сколько он там уже живет?
- Да, кажется, лет шесть…
- Значит, уже не наш. Они за такое время и от православия могут уйти, и от России…
А ведь точно сказал отец Евмений, я то по последним письмам Владимира знаю – ни церковь ему ни дорога, хоть в Лиссабоне есть наша, православная церковь, ни Россия… ушел он в западный мир. Но после разговора с батюшкой на душе и вправду легче стало. Мир ему, эмигранту, не понял он, что потерял – какой мир – Россию, край, такой близкий Богу…
А меня благословил отец Евмений продолжать писать о России…

Отец Евмений – в миру - Евгений, - выпускник Университета имени Баумана, коллега-технарь, коих уважаю безмерно как минимум за то, что создавали такие вот технари всю мощь нашей державы, космос и авиацию. А еще внимательно изучает он труды по генетике и эволюционизму, чтобы аргументировано критиковать последний. И мне близок его подход: не могла двойная спираль образоваться путем эволюции. Это я как математик говорю. В восьмидесятых я была оппонентом одной диссертации по математической нейробиологии. Еще тогда меня поразил тот факт, что уравнения, описывающие передачу сигналов в головном мозге так похожи на те, что описывают работу компьютеров. Божественный компьютер – вот оставшаяся с той поры ассоциация с понятием хомо сапиенса, человека не только разумного, но и созданного Божественным Началом. А стало России трудно – и увидел Евгений себя на самом переднем фронте поддержки душ людских – в монастыре. Настоятелем и настоящим подвижником. С именем Евмений.
По крупице восстанавливает настоятель монастырь. И идут сюда люди: не только из окрестных деревень. Приезжают и ученые, и писатели. А еще есть в монастыре компьютеры и создал отец Евмений свой сайт.
А пока разговаривала с ним, не заметила, как произошло настоящее чудо: всю неделю последнюю задыхалась я от больного сердца и от жары, и тут как-то незаметно стало дышать легко, словно не было ни тридцати трех градусов в тени…
Воздух здесь что ли иной… и небо ближе… такое голубое, солнечное, просвечивающее сквозь колеблющиеся, подвешенные к навесу над трапезной цветы…
Вот такой батюшка…

Запало мне в душу его понимание русской эмиграции. Понимание того, какая волна поднялась в России века двадцатого, и в начале его, после революции, и в девяностых. Поднялась и выбросила за пределы России миллионы соотечественников. Многие оставались верны России, но это по большей части эмиграция первой волны. А вот позднейшая – другая. Уже не наша, как сказал отец Евмений. Уехавшая с обидой и хранящая эту обиду на Россию в душе своей…
Западничество. Сколько навязывали его Руси, а не прижилось оно. Потому что дух русский – дух бунтарский. И путь свой. Который имеет название – Дорого к Храму.
Дух бунтарский
Среди предшественников отца Евмения нельзя не вспомнить иеромонаха Иосия.
В 1731 году новым строителем пустыни стал иеромонах Иосия (Самгин), постриженный в 1708 году знаменитой Саровской пустыни. Поручителями Иосии были царевны Мария и Феодосия сестры Петра Великого. Он вел аскетический образ жизни, поселился в лесу в нескольких километрах от монастыря, в кельи, где создал небольшой скит. Иеромонах Иосия был духовным отцом многих известных людей: Анастасии Ермиловны Матвеевой, семей Долгоруких и Одоевских, тайного советника и бывшего канцлера Петра Великого - Алексея Васильевича Макарова. Судьба его трудна и полна испытаний. Иосия непримиримо боролся со всем западным, за чистоту православной веры, чем завоевал нелюбовь Анны Иоанновны, тяготевшей ко всему западному. Однако это его не сломило, голос настоятеля продолжал звучать из одинокой кельи, и не давал покоя властям. В 1734 году Иосия был отрешен от должности и выслан на поселения до конца жизни на Камчатку. Вместе с ним туда отправились и некоторые верные ему монахи. Обитель высочайшим указом закрыли, а оставшихся монахов распределили по другим монастырям. Однако незадолго до царского разгрома Обители один из монахов предсказал и выпавшие на ее долю гонения, и будущее возрождение: «Бог милостив, иногда по падении будет и возстание, да еще такое, что паче прежнего».
И восстанавливать обитель приходилось не раз. Еще один из сподвижников обители – иеромонах Иоасаф. В марте 1779 года пришел указ Московской Духовной Консистории, согласно которому обитель была вновь открыта на правах заштатной пустыни, а строителем был назначен подвижник, иеромонах Иоасаф. Он сумел найти поддержку и понимание помещиков, начавших помогать обители. Среди них есть знаменитые имена России –Лопухины, Долгорукие, Тюфякины, Салтыковы и графа А.Р. Брюс. В декабре 1779 году Указ Синода об утверждении Берлюковской пустыни в числе 8 заштатных монастырей на содержании в Епархии окончательно узаконил восстановление обители, к которой перешел ряд окрестных часовен. Был заложен новый храм Святой Троицы, строились новые каменные сооружения для монахов и настоятелей, увеличилось число братии. После смерти Иосафа настоятелем обители стал его брат Николай, при котором вокруг обители была построена каменная ограда с вратами и трапезная.
Но не всегда тяжелые времена сопровождали деятельность настоятелей. Было время и другое, которое до сих пор считают «золотым веком».
Золотой век обители
XIX век называют «золотым веком» Николо-Берлюковской обители: обитель процветала, начались раскопки древних пещер монахов. Большие усилия к этому приложил иеромонах Максим (Никита Васильевич Погудкин).
С появлением в монастыре в марте 1828 года чудотворной иконы «Лобзание Иисуса Христа Иудою» связано и произошедшее здесь чудо: исцеление слепой женщины – Татьяны Кузнецовой, приложившейся к этой иконе и прозревшей.
В то же время в 1829 году в обители появляется новый настоятель отец Венедикт, заложивший в 1835 году новый храм Христа Спасителя. Строительство этого храма завершилось в 1848 году. За свои труды 1853 году Венедикт (Василий Семенович Протопопов) получил сан архимандрита. Он много сделал для обители: при нем была освящена церковь по имя Всех Святых, с хорами, на которые были сделаны ходы из келий, построены кельи для больных старцев. Великолепный, резной, позолоченный червонным золотом иконостас этой церкви принадлежит работе мастера Павла Константинова. В это время в обитель пришел бывший крепостной крестьянин купцов Куманиных Макар, отпущенный ими на волю за примерное поведение, ставший позднее схимником. Он занялся раскопками пещер на берегу реки Вори, обнаружил Святой источник на берегу реки, построил несколько келий. Люди стали приходить к нему за советом и наставлением. Не менее знаменитым является и современник Макария, его ученик и друг иеромонах Феодорит. Он прожил в обители 36 лет. Его жизнь, его аскетизм и духовные подвиги стали не менее легендарными, чем жизнь Макария. Последние годы он не мог вставать и шесть лет пролежал на спине, не в силах двигаться. Но не унывал, все время проводил в молитвах и наставлял братию. К этому времени относится целая плеяда старцев: иеросхимонах Иринарх, схимонах Варлаам, схимонах Николай – слепец, иеромонах Порфирий - афонец, иеромонах Вонифатий, схимонах Арсений. Он умер 27 февраля 1863 года и был похоронен рядом с Макарием у Казанского храма.
В 1854 году монастырская роща была обнесена с трех сторон высоким забором, сложенным из целиковых сосен.
В 1856 году приемником отца Венедикта стал иеромонах Парфений (1856-1860). Это был человек интересной судьбы. Детство провел в семье старообрядцев, обучился грамоте. По совершеннолетию принял постриг у старообрядцев под именем Паисий, посетил все знаменитые старообрядческие скиты. К 1836 годы осознал свои заблуждения и в 1837 году принял православие. В 1839 году принял монашеский постриг на Афонской горе с именем Парфений. В 1843г. побывал в Иерусалиме, Палестине и в Константинополе. В 1847 году по благословению афонских старцев он прибыл в Сибирь в город Томск с целью миссионерства. Там в Томском Архиерейском доме он писал свои заметки о странствованиях. В 1856 году вышла его книга «Сказание о странствии и путешествии по России, Молдавии, Турции и Святой Земле». Она имела колоссальный успех, ее заметили все великие писатели того времени. Свои положительные рецензии дали историк С.М.Соловьев, историк М.П.Погодин, писатель М.Е.Салтыков - Щедрин, писатель Ф.М В 1858 году полностью перестроил Казанскую церковь на кладбище из прекрасного дерева, на каменном фундаменте, и на ее колокольне, на деньги благотворителей повесил колокол в 120 пудов. В этой церкви находился древний список иконы Божьей Матери Казанской, окруженный житием и очень почитаемый окрестным населением как Чудотворный.

Привел отец Парфений в порядок ризницу и библиотеку обители, сам занимался переплетами книг, писал много апологетических и обличительных сочинений по обращению раскольников в православие. При нем стали в обители изучать греческий язык и искусство колокольного звона. Очень уважительно относился к Парфению и митрополит Филарет. В 1860 году Парфений был награжден золотым наперсным крестом.
Сокровищница русского церковного искусства
Мало что осталось от прежнего богатого убранства монастыря. А гордиться было чем.
Много сделал для обители строитель иеромонах Иосиф (1860-1865), постриженик Троице-Сергиевой Лавры. Им были проведены работы в Троицком соборе, того самого, где находится ныне пищеблок больницы.
В течение 1860-1864 годов был поставлен новый иконостас. Великолепный, из розового дерева с резьбой из ореха, с позолотой и резными фигурами херувимов и серафимов наверху, этот шедевр церковного искусства был выполнен московским мастером Павлом Варфоломеевичем Алексеевым. Этим же мастером были вырезаны клиросы из розового дерева.
В 1863 году на Чудотворную икону «Лобзание Иисуса Христа Иудой» возложен хитон из золота – это был дорогой вклад московского купца Ивана Степановича Кулаева.
В то время купечество считало особой своей обязанностью и добровольным долгом помогать монастырям. Сам образ пребывал в чеканной серебреной вызолоченной ризе. Венец на Спасителе в виде сияния убран бриллиантами, на образе круг убран крупными стразами, а по углам крупными каменьями. Вот такие богатые убранства имел в то время монастырь. Вверху надпись на финифти в каменьях. Местная икона Христа Спасителя сидящего на престоле была в ризе серебреной и чеканной. Венец и сияние были обрамлены стразами и каменьями. В руках Спасителя скипетр серебреный. Риза была даром в обитель от Ивана Семеновича Соловьева. Перед иконой Спасителя на престоле висела массивная серебреная лампада старинной работы. На верху шара Ангел с крестом серебренный, внизу кисть виноградная. Лампада была богато украшена. Три цепи, на которых она висела, были из серебра. На лампаде надпись, что это дар обители от графа Димитрия Николаевича Шереметьева. Серебра было в этих творениях 3 пуда 18 фунтов 70 золотников. Иконы в храме Троицы выполнил известный иконописец из Сергиевой Лавры иеромонах Симеон. Иконостас же этот был замечателен тем, что был он двухсторонний, то есть был обращен и в алтарь. Местные иконы в нижнем ярусе были все в серебреных ризах, украшены каменьями и поставлены были в бронзовые рамы.
Как мне хотелось, чтобы пришел в обитель снова этот «золотой век», чтобы труды отца Евмению были не напрасны…
А пока он с горечью показывает мне через забор на собор.
- Вот, видите, там – больничные палаты. Они размещены в храме во имя Всех Святых, и в бывших братских корпусах. Но это еще не все. Вот это – Отец Евмений показывает на Троицкий собор – теперь больничный пищеблок…
Я шокирована… Любой пищеблок – это температурные и химические процессы, связанные с приготовлением пищи. Трудно представить себе, чтобы в каком-либо государстве мира пищеблок по указу властей расположили бы в помещении, представляющим культурную и историческую ценность. Но в России, стране с выдающейся культурой, это оказалось возможно: пищеблок больницы расположен в Троицком соборе.
- А в храме во имя Василия Великого расположена администрация клиники. – Продолжает отец Евмений . - Кабинет главврача находится прямо в алтаре храма…
Читаю о былом величии и красоте монастыря, и вижу перед собой только руины и невероятное при нынешних обстоятельствах желание и упорство настоятеля воссоздать былое величие монастыря. Горько и светло на душе. Горько от того, что не умеем мы ценим подлинное достояние России. Светло от неистребимости сподвижничества.
От усилий отца Евмения и его коллег и единомышленников. Среди которых и историки, и просто сторонники. А ведь были здесь времена и страшные…
Кровавое колесо…
Сколько бед принесла России революция и последовавшая Гражданская война. Историкам работы на века.
Одним из первых декретов власти большевиков стал Декрет о земле, который лишил Церковь земель, принадлежавших монастырям. Национализация банков повлекла утрату хранившихся там вкладов. В январе 1918 года началась конфискация имущества храмов. 19 января 1918 года В феврале 1918 года Святейший Патриарх Тихон предал анафеме врагов Христовой Церкви и призвал настоятелей монастырей продолжить служения невзирая на гонения новой, атеистической и безбожной власти. Святыни русские изымались, церковнослужители арестовывались и предавались смерти, и их надо было защищать.
С 1909 года настоятелем Николо-Берлюковской обители был игумен Петр (Павел Иванович Орлов). Именно на его долю выпало самое трудное время для православия в России – время гонений и вероотступничества властей. Закончилась война и с фронтов и госпиталей возвращались в обитель видевшие смерть на войне и испытавшие многое, духовно стойкие иеромонахи Серафим, Аристоклий, Михаил, Нифонт, Никодим и Амвросий. Трижды игумен обители страивает крестные ходы – в 1918 и 1919 годах. В первом, направлявшемся в Павлов Посад, участвовало около 7 тысяч человек. Оснеью 1918 года крестный ход идет в город Богородск, а апрельский крестный ход, в котором участвовало уже более 10 тысяч человек, снова отправляется в Павлов Посад. Времена были такие, что народ встал на защиту православия.
И звучал благовестом колокол высокой, в 90 метров, монастырской колокольни…
Такими колокольными звонами по всей России протестовала против безбожия, плакала о погибших в братоубийственной войне сама русская душа…
Но кровавое колесо истории, раскрученное революцией, преодолеть не смог…
Церковнослужителей расстреливали, над ними глумились, их пытали и убивали представители новой власти.
21 марта 1919 года исполком Богородского совета рабочих и крестьянских депутатов постановил передать все земли и имущество монастыря организованной здесь детской колонии. Но устроить колонию не получилось. И тогда здесь открывают инвалидный дом для красных воинов и их семей.
25 апреля 1922 года уездная Богородская комиссия произвела изъятие церковных ценностей: 9 пудов 04 фунта 51 золотник серебра, были сняли ризы с самых почитаемых чтимых икон, среди которых и «Лобзание Иисуса Христа Иудой». То, что с точки зрения безбожных властей не представляло ценности ( не содержала серебра, золота и драгоценных камней), бросали в огонь. Жгли иконы, с колокольни поснимали колокола.
В самое тяжкое для обители время – в 1923 году – разоренную и практически переставшую существовать обитель возглавил игумен Ксенофонт. Но, несмотря на все указы новой власти, службы в храмах монастыря продолжались до 1930 года. В 1930 года на территории бывшей обители, в храме Христа Спасителя, состоялась последняя Божественная Литургия. Последняя.
18 февраля 1930 года игумен Ксенофонт, иеромонах Горгоний, послушник Григорий Архипович Аверьянов и председатель церковного совета Григорий Афанасьевич Ольхов были арестованы. Их отправили в Бутырскую тюрьму. Игумена Ксенофонта и иеромонаха Горгония приговорили к высылке на север на три года, Григория Аверьянова приговорили к трем годам лагерей, Григория Ольхова – к пяти годам лагерей с заменой затем приговора на высылку на север.

Зазвучат ли колокола над Россией?

Давно минули времена кровавых расправ. Страна пережила Великую Отечественную войну, когда измученный народ, понесший огромные утраты и выдержавший тяжелейшие испытание, снова, впервые после многих лет безбожия, потянулся в церковь. Пришли времена застоя и разделения церквей на русскую и зарубежную, снова Россия претерпела времена революционные – изменился строй и православие возвращается к нам. Но сколько же на земле русской ран…
Вот и разрушенная эта святыня вызвала у меня горькие и нежные чувства как большая мать, которой нужна наша помощь…
Не больница на территории монастыря, а куда более целебная для русской души обитель.
И шрамы на теле колокольни, и пищеблок в храме, и бедность некогда очень богатой обители – все это шрамы…
Восстанавливается монастырь, восстанавливается по крупицам, невероятными усилиями подвижников, в первую очередь отца Евмения.
8 августа 2006 состоялось водружение креста на монастырскую колокольню. Крест – это не просто атрибут церковный. Крест на 90 метровой колокольне, одной из самых высоких в России – словно спасительный крест на самой Россией, после времен лихолетья – защитником и символом надежды на возрождение воспарил.
А ведь уже были две попытки поставить крест, но не получалось. И это тоже символично – за грехи безбожных времен стоило ли ожидать, что Господь так просто простит наш народ? Ведь и Святой Серафим Саровский предсказывал к 2003 году возрождение России после ста лет лихолетья - но только после всенародного покаяния за вероотступничество. А его и поныне не было…
Вот и сорвал сильный ветер крест с колокольни в первую попытку установки колокола, а во вторую помешали турбулентные потоки воздуха вертолету, который этот крест поднимал…


Более тридцати лет простоял без крыши и окон, разоренный и обезображенный местный храм Христа Спасителя, открытый дождю и снегу. Скольких трудов стоило осушить подвал, протопить храм, а иконы присылали отцу Евмению коллеги – батюшки из самых разных краев и мест. Так, общими трудами и заработал храм – начались здесь и подземном храме службы…
А во дворе отец Евмений показал мне приготовленные к водружению колокола, а даже насладил слух мой благовестом…
И помечталось мне, что пройдет время, и станет монастырь богатым и прекрасным как в лучшие свои годы, и вернут ему отнятые помещения, и не будут кипеть котлы с пищей в храмах, и не будут психиатры прописывать уколы безумным страдальцам в помещениях, намоленных веками, потому что чем больше монастырей в России, тем меньше душ больных…

В октябре 2006 года посетил обитель митрополит Ювеналий, и, посмотрев на шаги по восстановлению монастыря, сказал настоятелю отцу Евмению:
« Да ты, брат, подвижник »…
А ведь такими сподвижниками во все времена и была жива вера на Руси…

А на обратной дороге зашла на святой источник…
Тишина первозданная…
Безлюдно…

Словно и не было двух революций и трех войн двадцатого века…
Только высокие ели… о чем-то молчат.
Посидела я рядышком, подумала о России нашей, о местах этих исторических, о судьбе монастыря, о его людях…
Может быть, ели эти первых пещерных монахов еще помнят?
А вода в источнике – ледяная, чудо какая вода! После нее и одышка прошла, и сердце перестало болеть, хоть жара была все той же – тридцать три по Цельсию…

Эх, Россия, матушка Россия…
Нет тебе равных и по вере нашей, и по людям светлым, и по страданиям…
И что ни дорога твоя – то ведет она в храм…
Только бы видеть, как восстанавливаются руины…
И с приходом нового Патриарха у верующих Святой Руси появились и новые надежды на возрождение ее монастырей.
А там уже ничего и не страшно, ведь не может же быть, чтобы душа народа очерствела, нет, не может.
Отец Евмений убедил меня в этом.


Автор выражает благодарность и глубокую признательность историкам, сотрудничающим с монастырем, и предоставившим материалы для работы по истории обители и ее возрождению

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2020   08:07:56)

Нилова пустынь - один из красивейший монастырей России, там слово сама природа поет в резонанс русской душе православной...

Вот она какая, птица белая...



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2020   08:08:37)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Нилова пустынь , аэросъемка



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2020   08:09:58)

Храни тебя Господь, Русь православная!
Ибо есть у тебя, родная, миссия - спасать мир.

За что и бьют нас всем Западом.
Выдержим!

С Рождеством, православные!



Николай Климкин   [Курган]    (07.01.2020   12:40:07)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

С Рождеством Христовым! Быть добру.



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2020   15:50:23)
(Ответ пользователю: Николай Климкин)

С Рождеством Христовым, Николай!



Астсергей   (07.01.2020   10:55:30)

Мы, за этими поклонениями забываем СВОЙ народ . А в нем - наша сила и будущее. Беден народ? Беднее всех на Земле? Да хоть замолитесь - я против этого!

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2020   15:51:31)

Обращение Святейшего Патриарха Всея Руси Кирилла по поводу Рождества, 2020
https://youtu.be/bsPIryeS2O0
https://youtu.be/x8nlKYLcJZ0



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2020   16:03:06)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

С Рождеством Христовым!
















1