Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

3 января 2016 великому русскому поэту Николаю Рубцову исполнилось бы 80 лет


Выбрать темы по:  
Виолетта Викторовна Баша (04.01.2016   05:35:13)
Просмотров: 373

РУБЦОВ, НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ (1936–1971), русский поэт. Родился 3 января 1936 в поселке Емецк Архангельской области; сын погибшего в войну политработника, с 6 лет потерял мать, воспитывался в детских домах. Учился в лесотехническом техникуме г. Тотьма. С 16 лет скитался по стране, был библиотекарем, кочегаром на рыболовном судне, нес срочную службу на Северном флоте, работал в Ленинграде на Кировском заводе (кочегаром, слесарем). В 1962–1969 учился в Литературном институте им. М.Горького.
Печатался с 1962. Опубликовал сборники Лирика (1965), Звезда полей (1967), Душа хранит (1969), Сосен шум (1970), Зеленые цветы (1971). Посмертно издан его последний сборник Подорожники (1976). В сложной, тонко разработанной структуре поэзии Рубцова, многообразной ритмически и лексически, привлекают свежесть и острота восприятия, сопоставимая с художественным видением раннего В.В.Маяковского, философичность, заставляющая вспоминать о лирике Ф.И.Тютчева, фольклорная образность в духе поэтики С.А.Есенина («Топ да топ от кустика до кустика…» – стих. Подорожники), субъективно-эмоциональное ощущение постоянной связи с природой, родственное фетовскому. Сам поэт так определял свое творческое кредо: «Я переписывать не стану /Из книги Тютчева и Фета, /Я даже слушать перестану /Того же Тютчева и Фета… /Но я у Тютчева и Фета /Проверю искреннее слово, /Чтоб книгу Тютчева и Фета /Продолжить книгою Рубцова» – стихотворение Я переписывать не стану). Опора на традиции отечественной словесности не мешала яркой самобытности рубцовского стиха с его доминирующей «разговорностью», синтаксическими шероховатостями, необработанностью и впечатляющей непосредственностью почти лишенной эпитетов и метафор естественной речи, то задиристой, то приглушенно-плавной и раздумчивой («Высокий дуб. Глубокая вода. /Спокойные кругом ложатся тени. И тихо так, как будто никогда /Природа здесь не знала потрясений» – стихотворение Ночью на родине). Лучшие из не всегда ровных по мастерству стихов поэта-самородка ставят их автора в первый ряд русских поэтов 20 в. (Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны, Прощальное («Печальная Вологда дремлет…»), Тихая моя родина, Осенние этюды («Огонь в печи не спит, перекликаясь…»), Вечернее происшествие («Мне лошадь встретилась в кустах…») и др. В критике (первым открыл и дал адекватную оценку его поэзии В.В.Кожинов) справедливо отмечалось, что постоянная тема деревни у Рубцова – не самоцель, а форма поэтического мышления о мире в целом («В деревне виднее природа и люди… Виднее… на чем поднималась великая Русь»). Национальный характер творчества Рубцова проявляется не только в том, что в его стихах звучат мотивы русской природы и русской истории (стихотворения Видение на холме, О Московском Кремле и др.), встают образы А.С.Пушкина и М.Ю.Лермонтова, Н.В.Гоголя и Ф.М.Достоевского, А.А.Фета и С.А.Есенина, современных отечественных поэтов (стихотворения О Пушкине, Последняя осень – о Есенине, Сергей Есенин, Последняя ночь – о Д.Б.Кедрине, и др.). Национален сам лирический герой Рубцова, с его исповедальностью и мужественной самоиронией, удалью и нежностью, жизнелюбием и тоской, с всеохватностью приятия мира и катастрофическим ощущением непонятости и внутреннего одиночества, с неизменным при этом осознанием «корневой» связи своей судьбы с судьбой России. Поэт занимался также художественными переводами. Умер Рубцов в Вологде 19 января 1971.


http://www.litra.ru/biography/get/wrid/00059201184773068995/



Комментарии:

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (04.01.2016   05:40:34)

Красоту его стихов трудно не услышать, не заметить, не понять. На мой взгляд, ничего подобного после Есенина не было и пока нет, да и ближе всего его творчество к творчеству другого величайшего русского поэта - Сергея Александровича Есенина. Напевное, народное, истинно русское. Но стихи Рубцова - трагичнее ( имхо)



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (04.01.2016   07:10:00)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Ах, отчего мне
Сердце грусть кольнула,
Что за печаль у сердца моего?
Ты просто
В кочегарку заглянула,
И больше не случилось ничего.


Я разглядеть успел
Всего лишь челку,
Но за тобою, будто за судьбой,
Я выбежал,
Потом болтал без толку
О чем-то несущественном с тобой.

Я говорил невнятно:
Как бабуся,
Которой нужен гроб, а не любовь,
Знать, потому
Твоя подруга Люся
Посмеивалась, вскидывая бровь?


Вы ждали Вову,
Очень волновались.
Вы спрашивали: "Где же он сейчас?"
И на ветру легонько развевались,
Волнуясь тоже,
Волосы у вас.


Я знал
Волненья вашего причину
И то, что я здесь лишний,—
Тоже знал!
И потому, простившись чин по чину,
К своим котлам по лужам зашагал.


Нет, про любовь
Стихи не устарели!
Нельзя сказать, что это сор и лом.
С кем ты сейчас
Гуляешь по Форели?
И кто тебя целует за углом?

А если ты
Одна сидишь в квартире,
Скажи: ты никого к себе не ждешь?
Нет ни одной девчонки в целом мире,
Чтоб про любовь сказала: «Это ложь!»

И нет таких ребят на целом свете,
Что могут жить, девчонок не любя.
Гляжу в окно,
Где только дождь и ветер,
А вижу лишь тебя, тебя, тебя!

Лариса, слушай!
Я не вру нисколько —
Созвучен с сердцем каждый звук стиха.
А ты, быть может,
Скажешь: "Ну и Колька!" —
И рассмеешься только: ха-ха-ха!

Тогда не сей
В душе моей заразу —
Тоску, что может жечь сильней огня.
И больше не заглядывай ни разу
К нам в кочегарку!
Поняла меня?

1959
Николай Рубцов. Стихотворения.
Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.





БЕРЕЗЫ

Я люблю, когда шумят березы,
Когда листья падают с берез.
Слушаю - и набегают слезы
На глаза, отвыкшие от слез.

Все очнется в памяти невольно,
Отзовется в сердце и в крови.
Станет как-то радостно и больно,
Будто кто-то шепчет о любви.

Только чаще побеждает проза,
Словно дунет ветер хмурых дней.
Ведь шумит такая же береза
Над могилой матери моей.

На войне отца убила пуля,
А у нас в деревне у оград
С ветром и дождем шумел, как улей,
Вот такой же желтый листопад...

Русь моя, люблю твои березы!
С первых лет я с ними жил и рос.
Потому и набегают слезы
На глаза, отвыкшие от слез...

1957
Русская советская поэзия.
Под ред. Л.П.Кременцова.
Ленинград: Просвещение, 1988.



В ИЗБЕ

Стоит изба, дымя трубой,
Живет в избе старик рябой,
Живет за окнами с резьбой
Старуха, гордая собой,

И крепко, крепко в свой предел -
Вдали от всех вселенских дел -
Вросла избушка за бугром
Со всем семейством и добром!

И только сын заводит речь,
Что не желает дом стеречь,
И все глядит за перевал,
Где он ни разу не бывал...

Николай Рубцов. Стихотворения.
Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.




В КОЧЕГАРКЕ

Вьется в топке пламень белый,
Белый-белый, будто снег,
И стоит тяжелотелый
Возле топки человек.

Вместо "Здравствуйте":
— В сторонку!—
Крикнул. — Новенький, кажись?—
И добавил, как ребенку:
— Тут огонь, не обожгись!—

В топке шлак ломал с размаху
Ломом красным от жары.
Проступали сквозь рубаху
Потных мускулов бугры.

Бросил лом, платком утерся.
На меня глаза скосил:
— А тельняшка что, для форсу?—
Иронически спросил.

Я смеюсь: — По мне для носки
Лучше вещи нету, факт!
— Флотский, значит?— Значит, флотский.
— Что ж, неплохо, коли так!

Кочегаром, думать надо,
Ладным будешь,— произнес
И лопату, как награду,
Мне вручил: — Бери, матрос!—

...Пахло угольным угаром,
Лезла пыль в глаза и рот,
А у ног горячим паром
Шлак парил, как пароход.

Как хотелось, чтоб подуло
Ветром палубным сюда...
Но не дуло. Я подумал:
"И не надо! Ерунда!"

И с таким работал жаром,
Будто отдан был приказ
Стать хорошим кочегаром
Мне, ушедшему в запас!

1959
Николай Рубцов. Стихотворения.
Поэзия XX века. Москва: Профиздат



* * *


В минуты музыки печальной
Я представляю желтый плес,
И голос женщины прощальный,
И шум порывистых берез,

И первый снег под небом серым
Среди погаснувших полей,
И путь без солнца, путь без веры
Гонимых снегом журавлей...

Давно душа блуждать устала
В былой любви, в былом хмелю,
Давно понять пора настала,
Что слишком призраки люблю.

Но все равно в жилищах зыбких —
Попробуй их останови!—
Перекликаясь, плачут скрипки
О желтом плесе, о любви.

И все равно под небом низким
Я вижу явственно, до слез,
И желтый плес, и голос близкий,
И шум порывистых берез.

Как будто вечен час прощальный,
Как будто время ни при чем...
В минуты музыки печальной
Не говорите ни о чем.
Николай Рубцов. Стихотворения.
Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.




В СИБИРСКОЙ ДЕРЕВНЕ

То желтый куст,
То лодка кверху днищем,
То колесо тележное
В грязи...
Меж лопухов -
Его, наверно, ищут -
Сидит малыш,
Щенок скулит вблизи.

Скулит щенок
И все ползет к ребенку,
А тот забыл,
Наверное, о нем,-
К ромашке тянет
Слабую ручонку
И говорит...
Бог ведает, о чем!..

Какой покой!
Здесь разве только осень
Над ледоносной
Мечется рекой,
Но крепче сон,
Когда в ночи глухой
Со всех сторон
Шумят вершины сосен,

Когда привычно
Слышатся в чесу
Осин тоскливых
Стоны и молитвы,-
В такую глушь
Вернувшись после битвы,
Какой солдат
Не уронил слезу?

Случайный гость,
Я здесь ищу жилище
И вот пою
Про уголок Руси,
Где желтый куст,
И лодка кверху днищем,
И колесо,
Забытое в грязи...1966
Николай Рубцов. Стихотворения.
Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.



ВЕСНА НА БЕРЕГУ БИИ

Сколько сору прибило к березам
Разыгравшейся полой водой!
Трактора, волокуши с навозом,
Жеребята с проезжим обозом,
Гуси, лошади, шар золотой,

Яркий шар восходящего солнца,
Куры, свиньи, коровы, грачи,
Горький пьяница с новым червонцем
У прилавка
и куст под оконцем -
Все купается, тонет, смеется,
Пробираясь в воде и в грязи!


Вдоль по берегу бешеной Бии
Гонят стадо быков верховые -
И, нагнувши могучие выи,
Грозный рев поднимают быки.
Говорю вам:- Услышат глухие!-
А какие в окрестностях Бии -
Поглядеть - небеса голубые!
Говорю вам:- Прозреют слепые,
И дороги их будут легки.

Говорю я и девушке милой:
- Не гляди на меня так уныло!
Мрак, метелица - все это было
И прошло,- улыбнись же скорей!

- Улыбнись!- повторяю я милой.-
Чтобы нас половодьем не смыло,
Чтоб не зря с неизбывною силой
Солнце било фонтаном лучей!1966
Николай Рубцов. Стихотворения.
Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998



ВЕСНА НА МОРЕ

Вьюги в скалах отзвучали.
Воздух светом затопив,
Солнце брызнуло лучами
На ликующий залив!

День пройдет — устанут руки.
Но, усталость заслонив,
Из души живые звуки
В стройный просятся мотив.

Свет луны ночами тонок,
Берег светел по ночам,
Море тихо, как котенок,
Все скребется о причал...

1959
Николай Рубцов. Стихотворения.
Поэзия XX века. Москва: Профиздат, 1998.



* * *

Ветер всхлипывал, словно дитя,
За углом потемневшего дома.
На широком дворе, шелестя,
По земле разлеталась солома...

Мы с тобой не играли в любовь,
Мы не знали такого искусства,
Просто мы у поленницы дров
Целовались от странного чувства.

Разве можно расстаться шутя,
Если так одиноко у дома,
Где лишь плачущий ветер-дитя
Да поленница дров и солома.

Если так потемнели холмы,
И скрипят, не смолкая, ворота,
И дыхание близкой зимы
Все слышней с ледяного болота...


Николай Рубцов. Стихотворения.

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (04.01.2016   08:24:19)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Мое посвящение Николаю Рубцову ( Журнал "Москва, 1987)

https://www.chitalnya.ru/work/17063/

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (04.01.2016   11:02:59)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Николай Рубцов

Я буду долго гнать велосипед.
В глухих лугах его остановлю.
Нарву цветов и подарю букет,
Той девушке которую люблю.
Нарву цветов и подарю букет,
Той девушке которую люблю.

Я ей скажу с другим наедине:
"О наших встречах позабыла ты.
И потому, на память обо мне,
Возьми вот эти скромные цветы.
И потому, на память обо мне,

Возьми вот эти скромные цветы."



Она возьмет и снова в поздний час,
Когда туман сгущается и грусть,
Она пройдет, не поднимая глаз,
Не улыбнется даже, но и пусть.
Она пройдет, не поднимая глаз,
Не улыбнется даже, но и пусть.

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (04.01.2016   11:03:53)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Неизвестный

Николай Рубцов


НЕИЗВЕСТНЫЙ


Он шел против снега во мраке,
Бездомный, голодный, больной.
Он после стучался в бараки
В какой-то деревне лесной.

Его не пустили. Тупая
Какая-то бабка в упор
Сказала, к нему подступая:
- Бродяга. Наверное, вор...

Он шел. Но угрюмо и грозно
Белели снега впереди!
Он вышел на берег морозной,
Безжизненной страшной реки!

Он вздрогнул, очнулся и снова
Забился, качнулся вперед...
Он умер без крика, без слова,
Он знал, что в дороге умрет.

Он умер, снегами отпетый...
А люди вели разговор
Все тот же, узнавши об этом:
- Бродяга. Наверное, вор.

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (04.01.2016   11:07:19)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

В минуты музыки печальной
Я представляю желтый плес,
И голос женщины прощальный,
И шум порывистых берез,

И первый снег под небом серым
Среди погаснувших полей,
И путь без солнца, путь без веры
Гонимых снегом журавлей...

Давно душа блуждать устала
В былой любви, в былом хмелю,
Давно понять пора настала,
Что слишком призраки люблю.

Но все равно в жилищах зыбких —
Попробуй их останови!—
Перекликаясь, плачут скрипки
О желтом плесе, о любви.

И все равно под небом низким
Я вижу явственно, до слез,
И желтый плес, и голос близкий,
И шум порывистых берез.

Как будто вечен час прощальный,
Как будто время ни при чем...
В минуты музыки печальной
Не говорите ни о чем.

Геннадий Ростовский   (04.01.2016   11:16:54)

Виолетта, объясните мне, пожалуйста, необходимость открытия ещё одной темы на форуме, аналогичной той, что мною была вчера открыта. Я не понимаю цели, мотивов.

Лео Сильвио (Л.К.-Т.)   [Москва]    (04.01.2016   11:35:54)
(Ответ пользователю: Геннадий Ростовский)

Вот я тоже не понял...
Зачем???

Дмитрий Лавров   [Москва]    (04.01.2016   13:02:48)
(Ответ пользователю: Геннадий Ростовский)

Геннадий, но это же ВАША тема, а не её... что тут непонятного?!

Геннадий Ростовский   (04.01.2016   14:39:17)
(Ответ пользователю: Дмитрий Лавров)

Вообще-то я считаю подобные темы изначально как бы "обчими" - все могут при желании оставлять свои посты. А автор вообще может после преамбулы не отмечаться - пусть другие высказываются. В данном случае та же Виолетта - сколько угодно в моей теме могла бы постить, никаких препятствий.
Я понимал подоплёку открытия почти одновременно двух тем о Майе Плисецкой В.Башой и Д.Немировской - там были разные, по сути противоположные мнения и взгляды. Но в данном случае этого нет.
Впрочем, больше в тему эту не захожу, дабы не флудить...

Дмитрий Лавров   [Москва]    (04.01.2016   14:53:32)
(Ответ пользователю: Геннадий Ростовский)

Ах, Геннадий... какой Вы недогадливый....
ЖЕНШЧИНА - она же всегда права и должна быть ПЕРВОЙ!!! Во всём...

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (04.01.2016   14:02:23)

О трагической гибели поэта ходят слухи и домыслы. так что же произошло на самом деле?

Обратимся к статьям в интернете.

Вот наиболее принятая версия.


"В 1969 году у Рубцова появилась женщина, которой суждено будет сыграть в его судьбе роковую роль. Звали ее Людмила Дербина (она родилась в 1938 году). 2 мая 1962 года они встретились в компании в стенах общежития Литературного института (их познакомила поэтесса Вера Бояринова). Однако тогда это было всего лишь мимолетное знакомство. Рубцов, носивший пыльный берет и старенькое вытертое пальто, произвел на девушку отталкивающее впечатление. Но уже через четыре года после этого, прочитав книгу его стихов "Звезда полей", Дербина внезапно почувствовала к поэту сильное влечение. К тому времени за ее плечами уже был опыт неудачного замужества, рождение дочери. Зная о том, что и Рубцов в личной жизни тоже не устроен, она вдруг решила познакомиться с ним поближе. 23 июня 1969 года она приехала в Вологду, и здесь вскоре начался их роман. Завершился он тем, что в августе того же года Дербина переехала с дочерью в деревню Троица, в двух километрах от Вологды, и устроилась на работу библиотекарем. Позднее она вспоминала:
"Я хотела сделать его жизнь более-менее человеческой... Хотела упорядочить его быт, внести хоть какой-то уют. Он был поэт, а спал как последний босяк. У него не было ни одной подушки, была одна прожженная простыня, прожженное рваное одеяло. У него не было белья, ел он прямо из кастрюли. Почти всю посуду, которую я привезла, он разбил. Купила я ему как-то куртку, замшевую, на "молнии". Через месяц спрашиваю - где? Он так спокойно: "А-а, подарил, понравилась тут одному".
Все восхищались его стихами, а как человек он был никому не нужен. Его собратья по перу относились к нему снисходительно, даже с насмешкой, уж не говоря о том, что равнодушно. От этого мне еще более было его жаль. Он мне говорил иногда: "Люда, ты знай, что, если между нами будет плохо, они все будут рады..."
Отношения Рубцова и Дербиной развивались неровно: они то расходились, то сходились вновь. Их как будто притягивала друг к другу какая-то невидимая сила. В январе 1971 года всем стало понятно, что это была за сила - темная, злая... "Я умру в крещенские морозы..." - напишет Рубцов в своей "Элегии". Как в воду смотрел...
5 января Дербина после очередной ссоры вновь приехала на квартиру к поэту. Они помирились и даже более того - решили пойти в загс и узаконить свои отношения. Там их какое-то время помурыжили (у невесты не было справки о расторжении предыдущего брака), но в конце концов своего они добились: регистрацию брака назначили на 19 февраля. 18 января молодые отправились в паспортный стол, чтобы там добиться прописки Дербиной к Рубцову. Однако их ждало разочарование: женщину не прописывали, потому что не хватало площади для ее ребенка. Выйдя из жилконторы, молодые отправились в редакцию газеты "Вологодский комсомолец", однако по пути, возле ресторана "Север", внезапно встретили группу знакомых журналистов, и Николай решил идти вместе с ними в шахматный клуб отмечать какое-то событие, а Дербина отправилась в редакцию одна. Через какое-то время она тоже пришла в шахматный клуб, где веселье было уже в самом разгаре. Новоприбывшей налили вина, но она практически не пила, предпочитая тихо сидеть на своем месте. И здесь в какой-то момент Рубцов вдруг стал ее ревновать к сидевшему тут же журналисту Задумкину. Однако досадный эпизод удалось обернуть в шутку, и вскоре вся компания отправилась догуливать на квартиру Рубцова на улице Александра Яшина. Но там поэта вновь стала одолевать ревность, он стал буянить, и, когда успокоить его не удалось, собутыльники решили уйти подальше от греха. В комнате остались Николай и Людмила.
Л. Дербина вспоминает: "Я замкнулась в себе, гордыня обуяла меня. Я отчужденно, с нарастающим раздражением смотрела на мечущегося Рубцова, слушала его крик, грохот, исходящий от него, и впервые ощущала в себе пустоту. Это была пустота рухнувших надежд.
Какой брак?! С этим пьянчужкой?! Его не может быть!
- Гадина! Что тебе Задумкин?! - кричал Рубцов. - Он всего лишь журналистик, а я поэт! Я поэт! Он уже давно пришел домой, спит со своей женой и о тебе не вспоминает!..
Рубцов допил из стакана остатки вина и швырнул стакан в стену над моей головой. Посыпались осколки на постель и вокруг. Я молча собрала их на совок, встряхнула постель, перевернула подушки...
Рубцова раздражало, что я никак не реагирую на его буйство. Он влепил мне несколько оплеух. Нет, я их ему не простила! Но по-прежнему презрительно молчала. Он все более накалялся. Не зная, как и чем вывести меня из себя, он взял спички и, зажигая их, стал бросать в меня. Я стояла и с ненавистью смотрела на него. Все во мне закипало, в теле поднимался гул, еще немного, и я кинулась бы на него! Но я с трудом выдержала это глумление и опять молча ушла на кухню...
Где-то в четвертом часу я попыталась его уложить спать. Ничего не получилось. Он вырывался, брыкался, пнул меня в грудь... Затем он подбежал ко мне, схватил за руки и потянул к себе в постель. Я вырвалась. Он снова, заламывая мне руки, толкал меня в постель. Я снова вырвалась и стала поспешно надевать чулки, собираясь убегать.
- Я уйду.
- Нет, ты не уйдешь! Ты хочешь меня оставить в унижении, чтобы надо мной все смеялись?! Прежде я раскрою тебе череп!
Он был страшен. Стремительно пробежал к окну, оттуда рванулся в ванную. Я слышала, как он шарит под ванной, ища молоток... Надо бежать! Но я не одета! Однако животный страх кинул меня к двери. Он увидел, мгновенно выпрямился. В одной руке он держал ком белья (взял его из-под ванны). Простыня вдруг развилась и покрыла Рубцова от подбородка до ступней. "Господи, мертвец!" - мелькнуло у меня в сознании. Одно мгновение - и Рубцов кинулся на меня, с силой толкнул обратно в комнату, роняя на пол белье. Теряя равновесие, я схватилась за него, и мы упали. Та страшная сила, которая долго копилась во мне, вдруг вырвалась, словно лава, ринулась, как обвал... Рубцов тянулся ко мне рукой, я перехватила ее своей и сильно укусила. Другой своей рукой, вернее, двумя пальцами правой руки, большим и указательным, стала теребить его за горло. Он крикнул мне: "Люда, прости! Люда, я люблю тебя!" Вероятно, он испугался меня, вернее, той страшной силы, которую сам у меня вызвал, и этот крик был попыткой остановить меня. Вдруг неизвестно отчего рухнул стол, на котором стояли иконы, прислоненные к стене. На них мы ни разу не перекрестились, о чем я сейчас горько сожалею. Все иконы рассыпались по полу вокруг нас. Сильным толчком Рубцов откинул меня от себя и перевернулся на живот. Отброшенная, я увидела его посиневшее лицо. Испугавшись, вскочила на ноги и остолбенела на месте. Он упал ничком, уткнувшись лицом в то самое белье, которое рассыпалось по полу при нашем падении. Я стояла над ним, приросшая к полу, пораженная шоком. Все это произошло в считанные секунды. Но я не могла еще подумать, что это конец. Теперь я знаю: мои пальцы парализовали сонные артерии, его толчок был агонией. Уткнувшись лицом в белье и не получая доступа воздуха, он задохнулся...
Тихо прикрыв дверь, я спустилась по лестнице и поплелась в милицию. Отделение было совсем рядом, на Советской улице..."
А вот как описал эти же события в своем "Дневнике" Ю. Нагибин: "Когда он хрипя лежал на полу, она опомнилась и выбежала на улицу. "Я убила своего мужа!" - сказала она первому встречному милиционеру. "Идите-ка спать, гражданка, - отозвался блюститель порядка. - Вы сильно выпимши". - "Я убила своего мужа, поэта Рубцова", - настаивала женщина. "Добром говорю, спать идите. Не то - в вытрезвитель". Неизвестно, чем бы все кончилось, но тут случился лейтенант милиции, слышавший имя Рубцова. Когда они пришли, Рубцов не успел остыть. Минут бы на пять раньше -его еще можно было бы спасти..."
В протоколе о гибели Н. Рубцова зафиксированы икона, пластинка песен Вертинского и 18 бутылок из-под вина.
Вологодский городской суд приговорил Л. Дербину к семи годам лишения свободы за умышленное убийство в ссоре, на почве неприязненных отношений. За несколько месяцев до этого убийства Дербина отдала в набор свой второй (первый - "Сиверко" - вышел в свет в 1969 г.) поэтический сборник "Крушина", предисловие к которому написал Н. Рубцов.
Л. Дербина отсидела пять лет и семь месяцев, после чего ее амнистировали в связи с Международным женским днем. После этого она приехала в Ленинград и устроилась на работу в библиотеку Академии наук. В те же годы она стала работать над книгой "Воспоминания".
Книга увидела свет в 1994 году. И тут же вызвала яростные споры. Одни называли ее "кощунственной", писали, что имя Дербиной проклято навеки, другие давали право этой женщине на покаяние. Сама Л. Дербина рассказывает:
"Меня немного отпустило только восемнадцать лет спустя - в 89-м, 3 января, на Колин день рождения. Три года до этого епитимью исполняла, наказание за грехи. Раньше все это угнетало, очень тяжело было жить. А снял отец Иринарх епитимью - сразу стало легче, что-то я познала такое, такую истину... Мне и Коля приснился, в его день рождения. Будто ведут меня на расстрел - за то, что его погубила. Идем, сбоку ров глубокий, а на той стороне - группа морячков. Один оборачивается, улыбается, я смотрю - Коля. Вдруг он отделился от этой группы и идет ко мне. У меня сердце замерло. А он перепрыгнул через ров, подошел, приобнял меня. "Вот видишь, -говорю, - меня из-за тебя расстрелять хотят". А он в ответ с улыбкой: "Знаю..." А в этом "знаю" - тут все: и надежда, и утешение, и желание ободрить. Он вернулся к товарищам, а меня ведут дальше, и уже ничего черного, только покой..."
Р. S. В 1973 году на могиле Н. Рубцова поставили надгробие - мраморную плиту с барельефом поэта. Внизу выбили надпись: "Россия, Русь! Храни себя, храни!"
В 1996 году, к 60-летию поэта, в Вологде открыли мемориальную доску на "хрущевке", где он жил и погиб."

http://www.nyandoma-lib.ru/rubcov3.htm

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (04.01.2016   14:11:10)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Рубцов Николай
Я умру в крещенские морозы...
Я умру в крещенские морозы.
Я умру, когда трещат берёзы.
А весною ужас будет полный:
На погост речные хлынут волны!
Из моей затопленной могилы
Гроб всплывёт, забытый и унылый,
Разобьётся с треском,
и в потёмки
Уплывут ужасные обломки.
Сам не знаю, что это такое...
Я не верю вечности покоя!

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (04.01.2016   14:13:01)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Удивителен дар пророчества у настоящих поэтов. Денис Коротаев незадолго до гибели писал о своей ранней смерти "Догорают мои гусли-самогуды". И не только он. Предчувствие ранней кончины и сама она - словно роковая метка больших русских поэтов.

Рубцов Николай
Да, умру я!
Да, умру я! И что ж такого?
Хоть сейчас из нагана в лоб!

...Может быть, гробовщик толковый
Смастерит мне хороший гроб.
А на что мне хороший гроб-то?
Зарывайте меня хоть как!
Жалкий след мой будет затоптан
Башмаками других бродяг.
И останется всё, как было,
На Земле, не для всех родной...
Будет так же светить Светило
На заплёванный шар земной!

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (04.01.2016   14:15:19)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Так что же это было? Жизнь с ощущением близкой кончины,жизнь на острие боли? Сумрачное сознание? Кто теперь точно ответит. Как и с Есениным. Сложная душа в русских поэтов. Я имею ввиду настоящих. Кои наперечет.

Интересно отношение Рубцова к своей судьбе.

Рубцов Николай
Я люблю судьбу свою...
Я люблю судьбу свою,
Я бегу от помрачений!
Суну морду в полынью
И напьюсь,
Как зверь вечерний!
Сколько было здесь чудес,
На земле святой и древней,
Помнит только темный лес!
Он сегодня что-то дремлет.
От заснеженного льда
Я колени поднимаю,
Вижу поле, провода,
Все на свете понимаю!
Вот Есенин —
на ветру!
Блок стоит чуть-чуть в тумане.
Словно лишний на пиру,
Скромно Хлебников шаманит.
Неужели и они —
Просто горестные тени?
И не светят им огни
Новых русских деревенек?
Неужели
в свой черед
Надо мною смерть нависнет, —
Голова, как спелый плод,
Отлетит от веток жизни?
Все умрем.
Но есть резон
В том, что ты рожден поэтом.
А другой — жнецом рожден...
Все уйдем.
Но суть не в этом...

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (04.01.2016   14:25:14)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Не хочу приводить интерпретацию Градского стихов "Я умру в крещенкие морозы", на мой взгляд - она чудовищна.

Кто только не поет стихи Рубцова. И лучшее исполнение - просто под гитару - бардовское. Потому что такие стихи содержат внутреннюю музыку, и чем меньше аранжировщик приложил руку, тем лучше.

В моей молодости я была знакома с Александром Евстигнеевым и его группой "Подорожники", которые собирали стихи Рубцова, устраивали фольклорные экспедиции на малую родину поэта, и написал на них несколько десятков песен,я думаю, это лучшие песни, написанные на стихи Рубцова. Если найду в сети - проставлю.

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (04.01.2016   14:26:40)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Подорожники

Автор слов: Николай Рубцов

Автор музыки: Александр Евстигнеев



Тот да топ от кустика до кустика -
Неплохая в жизни полоса.
Пролегла дороженька до Устюга
Через город Тотьму и леса.

Приуныли нынче подорожники,
Потому что, плача и смеясь,
Все прошли бродяги и острожники -
Грузовик разбрызгивает грязь.

Приуныли в поле колокольчики.
Для людей мечтают позвенеть,
Но цветов певучие бутончики
Разве что послушает медведь.

Разве что от кустика до кустика
По следам давно усопших душ
Я пойду, чтоб думами до Устюга
Погружаться в сказочную глушь.

Где мое приветили рождение
И трава молочная и мед,
Мне приятно даже мух гудение,
Муха - это тоже самолет.

Всю пройду дороженьку до Устюга
Через город Тотьму и леса,
Топ до топ от кустика до кустика -
Неплохая в жизни полоса!

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (04.01.2016   15:10:11)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Звезда полей



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (04.01.2016   15:13:51)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

В этой деревне огни не погашены...

Поет русский народ...



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (04.01.2016   15:18:33)

Улетели листья с тополей...



Alex Wolf   (06.01.2016   00:58:12)

Какая трагическая судьба у российских поэтов..



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (06.01.2016   22:57:05)
(Ответ пользователю: Alex Wolf)

Да, трагическая. Причем не только у Рубцова.

Пушкин - убит на дуэли в 36 лет. Лермонтов - еще моложе.
Блок умер рано.
Есенин убит в 30 лет. Маяковский покончил с собой.
Как и Цветаева. Расстрелян Гумилев.
Убит Николай Рубцов. Погиб Виктор Цой, Убит Игорь Тальков. Погиб Денис Коротаев ,тоже 36.

такое ощущение, что русских поэтов ждет ранняя смерть ( я имею в виду конечно только настоящих поэтов).

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2016   08:39:08)

НЕСКОЛЬКО ФАКТОВ ИЗ ЖИЗНИ ПОЭТА (НИКОЛАЙ РУБЦОВ)

Среда, 27 Июля 2011 г. 16:12 + в цитатник
http://www.museum.ru/imgB.asp?48100
(97x51, 3Kb)
1827016_4707367cd3c9a90222860701b45a4abe (56x63, 5Kb)




ХРОНИКА ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА

Людмила Грабенко
"Я УМРУ В КРЕЩЕНСКИЕ МОРОЗЫ, Я УМРУ, КОГДА ТРЕЩАТ БЕРЕЗЫ"



Русский поэт Николай Рубцов родился 3 января 1936 года, а уже в 42-м остался сиротой. Он воспитывался в детском доме и мечтал о море, которого никогда не видел. В июле 1950 года он закончил семилетку и отправился поступать в рижское мореходное училище, куда его не взяли по возрасту. Позже он служил матросом на тральщике "Архангельск", а в армии служил на морфлоте. В 1963 году поступил в Московский литературный институт. Автор поэтических сборников "Звезда полей", "Волны и скалы". По воспоминаниям родных, свое первое стихотворение он написал в тот день, когда умерла его мать... 19 января 1971 года Николай Рубцов погиб -- его убила женщина, которую он собирался назвать женой.



Несколько фактов из жизни поэта.
живописный портрет поэта кисти Михаила Копьева


1. Будучи человеком мистического склада, поэт любил разного рода предсказания и гадания, знал много небылиц про нечистую силу и порой темными ночами рассказывал их друзьям по общежитию Литинститута "на сон грядущий". Однажды он решил погадать на свою судьбу -- из черной копировальной бумаги вырезал самолетики, открыл окно и, присвоив каждому самолетику имя одного из присутствующих, стал пускать их в окно. Первый самолет плавно пролетел несколько метров и сел на снег, второй -- тоже. "А это -- моя судьба", -- сказал Рубцов и запустил третий самолет. Едва тот взмыл в воздух, его подхватило неизвестно откуда взявшимся ветром (погода в тот вечер была тихая) и резко швырнуло вниз. Увидев это, Рубцов потемнел лицом, закрыл окно и больше самолетики не пускал.



2. Рубцов очень рано остался сиротой -- мать мальчика умерла, отец ушел на фронт. А шестилетний Коля Рубцов попал в дошкольный детский дом. Голодное время ударило по всем, но детям-сиротам пришлось особенно тяжело: кусочек хлеба весом в 50 граммов и тарелка супа в день -- вот и весь детдомовский рацион. Иногда они воровали на поле турнепс и пекли его на костре... По воспоминаниям товарищей по детдому, Коля был мальчиком ласковым и очень ранимым. Прекрасно учился. Обычно под Новый год отличникам давали по два подарка, ему же однажды дали только один. "Мне два", -- сказал он воспитательнице, выдававшей подарки. "Хватит с тебя и одного!" -- ответила она. Он никогда не умел защищаться, так и ушел с одним, но долго плакал от обиды -- обиды настолько сильной, что и спустя годы, став взрослым, он о ней не позабыл...

В детском доме его поддерживала единственная надежда: вот вернется с фронта отец, заберет его домой, и все снова будет хорошо. Но этим мечтам не суждено было сбыться. Нет, его отец, к счастью, вернулся с фронта живым. Но Михаил Андрианович просто забыл, что у него есть дети -- он снова женился, и в новой семье скоро появились другие дети... Но совсем выбросить отца из сердца ему не удалось. Наверное, поэтому в двадцать лет он нашел его. Но эта встреча не принесла радости ни отцу, ни сыну. У Михаила Андриановича была молодая жена и маленькие дети, он занимал солидный пост, и появление взрослого сына, которого он почти не помнил, в планы Рубцова-старшего не входило.

Николай Рубцов

3. В 1962 году Рубцов поступил в Литературный институт в Москве, поселился в общежитии и очень скоро стал известен в среде модных столичных поэтов. История учебы Рубцова в Литинституте была весьма драматичной: приказом ректора его три раза отчисляли, а потом три раза восстанавливали -- как писалось в официальных документах, за "пьяные дебоши и скандалы в общественных местах". Правда, впоследствии оказывалось, что Рубцов был не так уж и виноват.

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (07.01.2016   08:42:37)

Тема размещена на официальной странице избы-читальни в фейсбуке.

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (09.01.2016   17:10:13)

Николай Рубцов

Я представляю жёлтый плёс,
И голос женщины прощальный,
И шум порывистых берёз,

И первый снег под небом серым
Среди погаснувших полей,
И путь без солнца, путь без веры
Гонимых снегом журавлей...

Давно душа блуждать устала
В былой любви, в былом хмелю,
Давно понять пора настала,
Что слишком призраки люблю.

Но всё равно в жилищах зыбких -
Попробуй их останови ! -
Перекликаясь, плачут скрипки
О жёлтом плёсе, о любви.

И всё равно под небом низким
Я вижу явственно, до слёз,
И жёлтый плёс, и голос близкий,
И шум порывистых берёз.

Как будто вечен час прощальный,
Как будто время ни при чём...
В минуты музыки печальной
Не говорите ни о чём.

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (10.01.2016   00:36:00)

Моя первая публикация ( Журнал "Москва, 1987)

Николаю Рубцову

https://www.chitalnya.ru/work/17063/


Как будто бы проста и незатейлива,
Но чем-то душу растревожив снова,
Звучит гитара Саши Евстигнеева
Далеким голосом ушедшего Рубцова.

И так слова и музыка чисты,
Что, и умолкнув, не дают покоя
Погост и деревянные кресты,
И в старой церкви пенье хоровое.

Вы все, кому любить, кому стареть,
Вы помните, предчувствию внимая,
Как он хотел упасть и умереть,
И обнимать ромашки, умирая?

Но вновь звучат его колокола,
И вновь в минуты музыки печальной
Я вижу край российского села
И слышу за рекою голос дальний.

И вновь в глаза бревенчатой Руси
Смотрю, смотрю и не найду покоя.
О многом бы еще его спросить!
Да поздно – звон да пенье хоровое…

Но песня, песня, песенка – жива!
Так струны колокольцами звенели,
Что ненароком за сердце задели
Простые немудреные слова.

Вот так и жить, чтобы потом воскреснуть,
Чтоб падая и поднимаясь снова.
Мы можем жить, пока мы пишем песни
В едином вздохе музыки и слова.
1987

(Моя первая публикация, журнал «Москва», 1987, №6)

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (11.01.2016   23:28:07)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Николай Рубцов

Добрый Филя

Я запомнил, как диво,
Тот лесной хуторок,
Задремавший счастливо
Меж звериных дорог...

Там в избе деревянной,
Без претензий и льгот,
Так, без газа, без ванной,
Добрый Филя живет.

Филя любит скотину,
Ест любую еду,
Филя ходит в долину,
Филя дует в дуду!

Мир такой справедливый,
Даже нечего крыть...
— Филя, что молчаливый?
— А о чем говорить?

Валерий Гулянов   [Алтай]    (13.01.2016   00:06:29)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Спасибо за память и за поднятую тему посвящённую великому русскому поэту, Виолетта...
Насчёт близости к Есенину, полностью согласен...
Читая и перечитывая Николая Рубцова, заметил, что в его стихах нет каких-то "особых сложных метафор" и "приукрашиваний", его стихи написаны простым русским языком, но они очень душевны и напевны, они - понятны народу... В них - живёт Русская Душа, и потому его стихи так любимы народом...

Да, так получается, что в этом году - две памятные даты:
80 лет со дня рождения и 45 лет со дня смерти Николая Рубцова...
(А это один из ранних моих стихов, посвящённый Николаю Рубцову):

Сон в крещенскую ночь. Памяти Н. Рубцова.

К пьедесталу, словно, среди поля,
Где дрожат ромашки на ветру,
Я бреду... Ну, здравствуй, Коля!
Вот и свиделись брат по перу.

Жаль, не довелось при жизни сбыться
Нашей встрече, что тут говорить...
Раз, мне позже выпало родиться,
Место встречи нам не изменить.

Ты ушёл от нас так рано,Коля,
Птицей певчей, сбитой на лету,
Кто-то скажет, мол, такая доля...
Я ж смириться с этим не могу!

Ты прости за эти откровенья,
Не с того я начал, что-то, брат,
С Днём Господнего Преображенья
Я тебя поздравить очень рад!

Из "бутылки" горькой, словно слёзы,
В два стакана поровну налью,
Не люблю крещенские морозы,
Я вообще морозы не люблю.

Извиняясь за свою беспечность,
Обращусь к тебе...И вдруг, из вне,
Средь покоя содрогнётся вечность -
Ты ожив, протянешь руку мне...

Ты шагнёшь неспешно с пъедестала,
Времени завесу разорвав,
Твоё сердце снова застучало,
Все законы бытия поправ.

Онемев, застыну в изумленье,
Не поверю я своим глазам,
И твоё услышу предложенье:
По зелёным погулять лугам.

Пророню я: "Ну, не чудеса ли?!
Что ж пойдём, глядишь, развеем грусть,
И пошли в далёкие мы дали,
Обнимать берёзовую Русь.

Шёл ты, мне стихи свои читая,
Как мессии я тебе внимал.
О своём, о чём-то вспоминая,
У плакучих ив ты замолчал.

Я твоё молчание нарушу,
И скажу: "Давай-ка, по одной!
За твою ромашковую душу
Предложу я тост очередной.

-Помнишь,Коля, как ты на Алтае
Девушке одной дарил "Букет"?
Твои строки скромно рассказали,
Что красивей девушки той нет.

Стали нынче песней те куплеты,
И метаморфозою в судьбе,
Вот, ведь как оно, теперь, букеты
Дарят сами девушки тебе...

Мы присядем у сосновой балки.
Скажешь ты: "Букет тот помню, да...
Жаль, вот рано отцвели фиалки,
И других не будет никогда"...

Я в ответ тебе "Зачем о грустном?
Ты об этом Коля не жалей,
Лучше, чтоб с души снять груз нам
Выпьем за твою "Звезду полей"!

Пусть, она нам ярче всем сияет,
Освещая жизни нашей путь!
Ты кивнёшь, печально замечая,
Что "проходит всё когда-нибудь"...

Клином крик разбудит в сердце рану,
Пролетевших в небе журавлей,
Скажешь ты: "А всё же рано,
Улетели листья с тополей"...

Я смолчу, а на краю заката,
Я и сам отважусь на стишок,
Улыбнёшься ты мне виновато:
"Мне пора. Давай на посошок".

Чокнувшись ещё раз по рюмашке,
Закурили мы, ну а потом...
Ты ушёл, а я упал в ромашки,
И забылся спьяну крепким сном.

Я проснулся среди зимней прозы,
Бросил на окно свой сонный взор,
А на нём крещенские морозы
Выткали причудливый узор.

И тотчас на сердце защемило,
От стихов Рубцова в тишине...
То ли это всё по правде было,
То ли это всё приснилось мне...

1998

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (13.01.2016   11:18:41)
(Ответ пользователю: Валерий Гулянов)

Верно, Валера, близок к Есенину, прекрасной простотой и ненатужностью, мелодией русской души и ее грустью.

Когда мне грустно или плохо совсем, лечат меня эти стихи. Как никакие другие.














1