Сказки старого дома

выбрать темы по:  




Ingeborg Zisser (14.03.2014   04:45:09)

Рецензия на роман-фантазию "Сказки старого дома" (3 книги)

ISBN: 978-5-9904720-1-3; 978-5-9904720-2-0; 978-5-9904720-3-7
Автор: Андрей Басов, (http://www.andrey-basov.net/)

Очень славная вещь из жанра научной фантастики с элементами сказки. Роман без труда можно охарактеризовать одним словом – "солнечный". Читается легко и гладко, несмотря на довольно непростое построение фабулы. Автор неожиданно для жанровых течений в фантастике нашёл оригинальный сюжетный ход. Разветвил основную интригу на несколько совершенно разных по характеру, времени, событиям других интриг, которые могли бы быть совершенно самостоятельными повестями и романами. Причём они так последовательно и органично связаны, что повествование спокойно скользит по сложностям структуры. Невольных стилистических ошибок не так уж много, чтобы говорить о них как признаке произведения. Умышленные ошибки обусловлены речью от первого лица, и предназначены для образности языка героя. В обиходе люди не говорят строго литературным языком.

В старом особняке Петербурга на рубеже развала СССР обнаружилась небывалая электрическая машина. Её создал немец-изобретатель ещё в царские времена. Машина позволяет нескольким жильцам дома (которые по ходу повествования стали близкими друзьями) создавать миры своей мечты и фантазии, существующие совершенно осязаемо. Главный герой – толковый, воспитанный, сообразительный и эрудированный молодой человек (но отнюдь не супермен) попадает с друзьями в их мирах в интересные ситуации. Как они выкручиваются из них – это просто прелесть сообразительности. И, вместе с тем, ничего экстраординарного до неправдоподобия. Никакого колдовства, монстров, насилия и прочего, как примитивной основы сюжета. Хотя, конечно, и без умеренного и редкого зверства нельзя обойтись, как и в нашей повседневной жизни. Но акцентирования и смакования насилия даже здесь не увидишь. Впрочем, и сексуальные завязки изящны и корректны, а юмор остроумен и неплох.

Возможно, кому-то может не понравиться редкость бурных, щекочущих нервы всплесков повествования. Но и ощущение после чтения вовсе не возбуждение, а приятное умиротворение и сопереживание героям и персонажам. Хочется знать, а что там дальше с ними со всеми будет? И автор это понимает, сам как бы сживаясь со своими героями. Начало первой книги отдаёт дань необходимости введения читателя в характеры героев и события. Поэтому завязка может показаться несколько вялой, но далее второй главы и во второй и третьей книгах отдавать дань уже ничему не нужно и действие получается более насыщенным. Это же надо додуматься, чтобы амазонок античного мира привести в Париж двадцатого века! А что там с ними происходит – просто прелесть! Правда, и амазонки не очень-то строго мифические. Кое-где в отзывах читатели как раз и отмечают эту главу, как превосходную.

И, вообще, эти амазонки древнего мира и в самом деле поразительное явление. Очень привлекательно даны типажи, характеры. Автор сам характеризует их как личности очень противоречивые. С одной стороны, непосредственны и ласковы, как дети. С другой же стороны, смертоносные машины невиданной силы и ловкости. Особенно выделяется старшая из трёх – Антогора. Вот взять хотя бы фрагмент не самого напряжённого, добровольного и показательного боя Антогоры в римском Колизее:
"… Судья ударяет в гонг и опять рёв труб. Самый шустрый гладиатор устремляется вперёд. Антогора спокойно ждёт. За миг до столкновения она делает неуловимый по быстротешаг в сторону и бьёт пролетающего мимо противника дубинкой по затылку. Тот зарывается носом в песок. Антогора небрежно оглядывается и пожимает плечами. Остальная четвёрка уже приблизилась плотной группой и Антогора налетает на них сама. Скученность мешает гладиаторам сразу всем применять оружие. Да они, похоже, и не успевают ничего сделать. Что происходит в этой закрутившейся мешанине, которую устроила амазонка разглядеть невозможно. Только слышится лязг перехваченных клинков и глухие удары дубинки. Вихрь борьбы распадается на три, лежащихна песке тела и одно сидящее и мотающее головой. На весь бой ушло не больше тридцати секунд…".

А вот другая сторона Антогоры:
"… По берегу озерца тут и там разбросаны обнажённые тела нимф и амазонок. Нежатся после купания. Антогора избрала в качестве изголовья мой живот. Я тихо перебираю пальцами её роскошные волосы, а она благодарно и блаженно улыбается. Рядом со мной сейчас лежит вовсе не решительная и жёсткая воительница, а просто красивая, романтическая и мечтательная девушка".

Довольно любопытно, что вещи не удаётся подобрать какого-либо близкого или дальнего аналога. Макс Фрай? Но "Сказки…" – это не фэнтези, хотя что-то колдовское, а, скорее, чарующее своей простотой и близостью в них есть. Да и в "Сказках…" всё строится на разнообразии диалогов, а не скучноватых и пространных рассуждениях преимущественно главного героя. Стругацкие? Превращение обыденной ситуации в фантастическую имеется. Но в "Сказках…" несравнимо более сложная по структуре фабула. Что делает развлекательность более заманчивой. Ласковость прикосновения к душе, как у Шефнера тоже прослеживается. Но сюжетность совсем не та. Александр Грин? Вот романтичность отношений тут тоже есть, но не в гриновской форме.

А может и не надо искать аналогов, и это совершенно самостоятельная форма? Потому и вроде бы найденные компоненты, детали, похожие на аналоги в совокупности составляют комфортную конструкцию, непохожую на что-то другое целиком. И, вместе с тем, не составляющую мешанины чужих форм и стилей. Хотя, впрочем, в "Сказках…"люди сначала попадают в неестественную ситуацию. Вслед за этим начинается интересная, необычная, но вполне естественная для них работа, вытекающая из ситуации и не сопровождаемая искусственным нагромождением других неестественностей. Которыми чрезмерно злоупотребляют некоторые фантасты, делая ставку не на осмысленность действия, а на поразительность антуража. Такое построение сюжета, как в "Сказках…" очень характерно для Жюль Верна. Осовремененного Жюль Верна.

Что можно сказать о развитии сюжета? Чуть выше об этом кратко уже упоминалось, но тут есть о чем поговорить подробнее. Довольно странное развитие. Спокойное, хотя и вполне динамичное, но слишком ровное до недоумения в первой книге непрерывно нарастает во второй, а в третьей словно получает дополнительный толчок и авантюрная составляющая просто захватывает всё впечатление. Разумеется, в пределах фабулы и избранного стиля, не позволяющих выходить в какие-то чрезмерные крайности. Обычно авторы стараются выложить хотя бы часть главной интриги и динамической энергии в начале произведения. Это гарантия, что внимание читателя будет захвачено сразу. Но скверно, что часто такой темп не удаётся выдержать до конца. Иногда он спадает и к середине, что приводит к разочарованию. В "Сказках…", пожалуй, можно начать разочаровываться в начале, но по мере углубления в сюжет это уходит. Хотя и говорят, что терпение вознаграждается и здесь это именно так, но я полагаю, что при данном подходе автора к построению повествования он может потерять многих читателей из числа нетерпеливых и суетливых. Хотя, впрочем, услышав хорошие отзывы, можно приняться за роман и повторно.

Нельзя сказать, что построение текста совершенно идеально. Есть и не очень удачно составленные фразы, и не очень убедительно звучащие абзацы. Но, в общем, текст добротный - очень неплохо отшлифован. Обоснованно и по-крупному придраться не к чему, а мелочи не бросаются в глаза. Из приведённых здесь цитат видно, что и со стилистикой у автора всё в порядке. Хотя повествование и от первого лица, но нет частых, длинных и скучных монологов, описаний, характерных для очень многих авторов, включая и корифеев жанра. Всё повествование строится на живом диалоге. И даже там, где казалось бы монолог неизбежен и вполне уместен, находится возможность пронести мысль в форма диалога. Здесь автор применяет любопытный приём. Он прерывает слишком длинные фрагменты монолога, диалога хотя бы одной-двумя, краткими, почти ничего не значащими фразами других лиц. С трудом можно почувствовать, что они излишни, но зато от этого текст становится более живым, динамичным и читается очень легко.Вероятно, сказывается и жизненный опыт автора, и его достаточно богатая лексика. Одновременно злоупотребление терминологией отсутствует. Падает богатство словарного запаса? Зато высоко понимание, мгновенное усвоение текста, не перегруженного незнакомыми и сложными словами. Что тоже ведёт к плавности чтения.

Некоторой характеристикой произведения может оказаться и характеристика самого автора, как творца. В данном случае налицо план написания трилогии почти непрерывного течения событий, состоящей даже из более полновесных томов, чем те, которые во множестве публикуются издательствами сейчас. Не каждый сможет отважиться на такое "эпическое" произведение, имея в предшествующем активе лишь несколько рассказов. Причём завязать сюжет и интриги чрезвычайно сложные для развлекательного фантазирования. Ведь с людьми всё и опирается на свойства обычных людей. То есть наша естественная людская сущность в романе не позволяет манипулировать сверх человечностью. Иначе теряется флёр достоверности событий и, соответственно, рушится вживание читателя в образы героев, сопереживание им.

Здесь невозможно как, например, в фэнтези в любой момент подложить в повествование "подушку безопасности", если герой и автор зашли в тупик собственных действий или окружающих событий. В фэнтези герой может вдруг выложить на стол сколько угодно роялей из кустов - небывалое заклинание или небывалое собственное свойство, и оно вытащит героя из кризиса ситуации, а автора из кризиса фантазии. В фэнтези можно придумать любое оправдательное объяснение любому сбою логики и естественности. Потому так и много сейчас пишущих в жанре фэнтези – здесь всё проще. В сюжетной линии, основанной на естественных свойствах людей такие фокусы невозможны. Вот тут-то и требуется недюжинная игра ума, чтобы создать интересные события при очень сильно сжатом поле для фантазии. Автору пока что это делать удаётся.

О юморе в романе, наверное, нужно сказать отдельно. Лёгкий и остроумный? Пожалуй, да. Не навязчив. Без притязаний на анекдотичность и нетленность. За редким исключением понятен только в контексте повествования. Ибо, так или иначе, связан с предшествующими или текущими событиями. Не только я заметила, наверное, единственный фрагмент, который сам по себе несёт комичное и понятен вне контекста. Это когда в романтическом окружении сказочной природы главный герой ласкает взглядом, оценивает прелести своих спутниц, словно завзятый рационалист и формалист. Вот этот фрагмент:
"… При выходе к чудному озерцу пропустил девочек вперёд. Пока шли до виллы, всё любовался стройными конструкциями их опорно-двигательных аппаратов и слаженным изяществом работы аппаратных механизмов. Не говоря уж об эстетическом наслаждении безукоризненной геометрией седалищных холмов…".
Недурно, и я сказала бы — изящно и необычно.

Есть ли в романе признаки "картонности"? Сложный вопрос. Всё зависит от точки зрения читателя или рецензента. Простой роман или примитивный? Я считаю, что простой по стилю изложения, но сложный по фабуле. Рецензент же с пристрастиями к боевым и лихо закрученным сюжетам сочтёт его примитивным. Личные пристрастия – сильная вещь и, несомненно, накладывают отпечаток на оценки даже профессиональных критиков. Романтизм и цинизм – суть разные вещи. И оценивать с позиций того или другого противоположные по жанру вещи – неблагодарное, бесполезное и недостоверное занятие. Идеализация есть и в "Сказках…", но ведь это именно романтизм, который как раз на идеалах всегда строится и держится. Не нужно забывать, что созидающая сила никогда не цинизм. Хотя и не всегда романтизм, но часто именно он под руку с реализмом.

Для кого написан роман? Для женщин? Для мужчин? Для подростков? Женщина не будет отождествлять себя с главным героем? Ведь он мужчина. Ерунда! Дело не в тождестве, а в увлечённости чтением. Женщины с восторгом читают и капитана Врунгеля, а мужчины Иоанну Хмелевскую. Так что я не берусь квалифицировать возможных читателей "Сказок…" по половому признаку. Вот с подростками ситуация несколько двусмысленная. Роман, конечно, не для них специально. Но мы все прекрасно понимаем, что "написано для подростков" и "могут читать подростки" не имеет никакой моральной разницы. Да, есть в романе и интимные сцены. Но секс там вовсе не развратный и разнузданный. Напротив, корректный и осторожный. По нынешним временам вряд ли интимные сцены "Сказок…" чем-то удивят или просветят молодёжь старше десяти лет. Так что хотя роман подросткам и не посвящён, но и вреда не несёт. Напротив, даёт понять, что такое доброта и дружба.

Любители изысканного, романтического чтения найдут в этих книгах отдохновение. Причём отсутствие безудержной фантазии ради фантазии, оригинальничания из которых подчас не могут выпутаться не только читатели, но и сами авторы, делает роман пробуждающим лёгкие и тёплые эмоции читателя. В действие уходишь, погружаешься сам, а не смотришь со стороны. Будь ты хоть мужчина, хоть женщина. Требуется одно – быть романтиком, желающим отдохнуть душой. Для таких читателей автор и предназначает свою сказку. Любителям исключительно супер магических, боевых и ужастиковых сюжетов роман будет не интересен.

Март 2014 г.



Комментарии:

Марина М.   [Cанкт-Собянинск]    (14.03.2014   12:54:42)

Спасибо!

Алексей Алексеев   [Москва]    (14.03.2014   13:52:07)

Восторженный рецензент с загадочно-причудливым ником «Ингеборг Циссер» (ну не Зиссер же) славит автора рассказов, некоего Андрея Басова, дебютирующего в жанре фантастического романа-эпопеи.
"… Судья ударяет в гонг и опять рёв труб. Самый шустрый гладиатор устремляется вперёд. Антогора спокойно ждёт. За миг до столкновения она делает неуловимый по быстротешаг в сторону и бьёт пролетающего мимо противника дубинкой по затылку. Тот зарывается носом в песок. Антогора небрежно оглядывается и пожимает плечами. Остальная четвёрка уже приблизилась плотной группой и Антогора налетает на них сама. Скученность мешает гладиаторам сразу всем применять оружие. Да они, похоже, и не успевают ничего сделать. Что происходит в этой закрутившейся мешанине, которую устроила амазонка разглядеть невозможно. Только слышится лязг перехваченных клинков и глухие удары дубинки. Вихрь борьбы распадается на три, лежащихна песке тела и одно сидящее и мотающее головой. На весь бой ушло не больше тридцати секунд…".
Во-первых, автор, а за ним и рецензент демонстрируют превратное представление о гладиаторских боях. Судьи ни в какой «гонг» не били. Гладиаторы сражались, как правило, парами (перед схватками проводилась публичная жеребьевка), а не неслись впятером на одного противника. Картина, рисуемая в «романе-фантазии», возможно, навеяна сценами гладиаторских схваток из голливудского фильма «Гладиатор», которые столь же далеки от исторических реалий.
Само описание в «романе-фантазии» подвигов Антогоры свидетельствует как минимум о незнании автором правил русского языка в части пунктуации. О плохом владении языком свидетельствуют такие перлы, как «делает неуловимый по быстротешаг»; «небрежно оглядывается»; «лязг перехваченных клинков»; «вихрь борьбы…распадается на три, лежащихна песке тела и одно сидящее и мотающее головой».
Далее впечатляют фантазии об обнаженных телах нимф и амазонок, на животе одной из которых почему-то отдыхает кровожадная Антогора с дубинкой. Куда тут Стругацким с их бедной "по структуре" фабулой! Вот Жюль Верн – другое дело! Таким образом, Андрей Басов – это современный Жюль Верн, хотя я что-то не припомню, чтобы великий французский фантаст сочинял фантасмогории про амазонок, отдыхающих на животах обнаженных нимф.
Под стать автору и рецензент. Восхищаюсь его рассуждениями о мастерстве «творца», сиречь, А.Басова. Таким, например: «В данном случае налицо план написания трилогии почти непрерывного течения событий, состоящей даже из более полновесных томов, чем те, которые во множестве публикуются издательствами сейчас» - ну перл, перл, умри – лучше не скажешь! Действительно, «…не каждый сможет отважиться на такое "эпическое" произведение, имея в предшествующем активе лишь несколько рассказов…» Между нами, зря отваживался, зря «манипулировал сверх человечностью и создавал «флёр». С таким "предшествующим активом". Полагаю, что «роман-фантазию» не оценят не только «любители исключительно супер магических, боевых и ужастиковых сюжетов», но и просто нормальные читатели.

Александр Дмитровский   [Москва]    (14.03.2014   15:31:09)
(Ответ пользователю: Алексей Алексеев)

Алексею Алексееву мои аплодисменты...

Ingeborg Zisser   (16.03.2014   19:24:56)
(Ответ пользователю: Александр Дмитровский)

И мои аплодисменты тоже! Бурные и продолжительные!
Это просто уникальное явление. Господин АА (ни с чем не ассоциируются звуки из этих двух букв?) состряпал отзыв на произведение, не прочтя из него ни строчки. Зачем-то обхаял автора, не процитировав ни строчки из романа, которые не были бы приведены мной. То есть для погрома у него была лишь моя рецензия. Удивительное явление. Такого фокуса встречать ещё не приходилось. Новое направление в критике?

Особенно умиляет как АА расписывается в том, что текста романа и не держал перед глазами. Делает это тоже оригинально. Громит недостоверность описания гладиаторских боёв с точки зрения истории. Такое можно ляпнуть только, не читав книги. Тогда как основа романа состоит в том, что герои создают сказочные миры соответственно своим представлениям. В романе и намёка нет о переносе действия в какой-то существовавший или существующий мир. Соответственно и миры создаются героями лишь частично похожие на что-то, и события в них происходят вовсе не в соответствии с "исторической правдой", а так, как представляется и благорассудится героям при создании своих миров.

Лёшенька, или как тебя там, злобствовать в литературе всё-таки тоже надо уметь. А ты даже пальцем в небо не попал. Ибо злобствовал беспредметно. Тебя, наверное, куда бы ты ни сунулся, повсюду в три шеи гонят. Или по меньшей мере должны бы гнать. Но я тебе кое в чём благодарна. Фамилию мою хотя бы верно прочёл. Не переврал, однако. Нижайший поклон за это...













1