Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Шестидесятники. Интервью с Новеллой Матвеевой


Выбрать темы по:  
Виолетта Викторовна Баша (22.09.2008   03:35:00)
Просмотров: 441

© Виолетта Баша, "Литературная Россия", 20. 05. 2005
© Виолетта Баша, "Литературная газета", 30. 07. 2006

«Верить в то, что в России будет лучше – это наша обязанность»

"Расстраивает - значит, не искусство. Руки у людей опускаются? - значит, не искусство. Радует? - значит, искусство".

Новелла Матвеева


«Мы - поколение детей войны, поколение, не успевшее на войну», - так говорил о шестидесятниках Юрий Назаров. Новелла Матвеева говорила о своем детстве: "Я была очень взрослой, когда была маленькой...".
Много ли радости было в жизни этого поколения? Военное детство, голодные послевоенные годы. И огромное желание радоваться, выплеснутое в хрущевскую оттепель. Проходит время, но ничего подобного солнечному протуберанцу шестидесятых, не было, и нет. Тарковский и Высоцкий, Шукшин и Окуджава, Евтушенко, Рождественский, Вознесенский, Ахмадулина и Казакова, и еще многие. Они стали властителями умов, собирали большие залы. Новелла Матвеева всегда была отдельно. Ее не представить выступающей на стадионе. Страна «Дельфиния», гриновская романтика дальних странствий. Корней Чуковский называл ее «уходящая». В ней есть загадка. Несколько поколений пели ее песни - на кухнях, собравшись в кругу друзей. В каждой – волшебство родом из детства и светлячок чистоты душевной. Как пережить суровые времена?
…Светляк сверкнул в росе, как быстрой мысли миг,
И где-то задрожал прохладный голос птицы...
Это она написала в девять лет! Расслышав, что голос птицы прохладный…

Когда в войну от авитаминоза едва не ослепла, книги стали спасением. Отец, работавший в военном госпитале, устроил ее туда, что ее и спасло. Там ей давали сырую морковь, и глаза настолько открылись, что она смогла читать. Читала "Гекльберри Финна", "Тома Сойера". Кроме Твена в числе любимых - Пушкин, Жуковский, Сервантес, Диккенс, Шекспир.

Первая пластинка Новеллы Матвеевой появилась в 1966 году. Это была первая в Советском Союзе пластинка с авторскими песнями. Там была и "Девушка из харчевни", песня, вышедшая далеко за пределы поющей интеллигенции, та самая, " о гвоздике". Прошло много лет, недавно вышли в свет четыре компакт диска с ее песнями, сборники ее стихов. Но по-прежнему она – отдельная, сравнить ее поэзию не с чем. Как сравнить сказку, которая даже и не сказка, потому что она реальней суровой прагматики жизни. Кто она, эта загадка? Откуда столько света и радости? Александр Городницкий считал, что только очень счастливый человек способен так писать. И поразился ее простому быту. Но быт ее не касался. Она никогда не жаловалась. Только в одном стихотворении как-то мельком заметила: "Шум повседневности, обидный для меня…"

Кто она, откуда? Откуда эти ее дальние дороги и моря? Возможно, дух Пушкина присутствовал при ее рождении как поэта, недаром же она родилась в Царском селе. Среди ее предков были музыканты и крестьяне, поэты и моряки, скрипичный мастер и даже корабельный фельдшер.

- Вас относят к шестидесятникам. Что это было за время?
- Там было много хорошего. Но я была и тогда немножко отдельно от всех. Вообще-то слово «шестидесятники» в последствии придумала я. Известно, что были шестидесятники в девятнадцатом веке. Это были тогдашние демократы, которые так и назывались. А в наше время никто их так не называл, пока я всех нас, живших и действовавших в 60-е, так не назвала в статье, опубликованной альманахе «Поэзия» примерно во второй половине восьмидесятых. К сожалению, кто-то в редакции взял это слово в кавычки, и получилось, будто бы я кого-то цитирую.
- Время ярких личностей. Кто вам запомнился из тех времен?
- Я встречалась с Маршаком, с Чуковским, с Ашотом Граши, которого я переводила. С поэтом Николаем Старшиновым мы были не только друзьями, но одно время даже соседями. Мы с мужем жили на Малой Грузинской в том же доме, где и Старшинов. Мы - на третьем этаже, а он этажа на два выше. Ходили друг к другу в гости. Он печатал меня и Ивана Семеновича Киуру, моего мужа, которого не очень то жаловали. Старшинов и Геннадий Красников (между прочим, тоже хороший поэт) воевали за то, чтобы там проходили не только мои стихи (мои, кажется, без боя проходили), но и стихи Ивана Киуру.
- А интересные эпизоды были?
- Мне рассказывали, что Корней Иванович, когда прочитал мое стихотворение «Солнечный зайчик», от радости он будто бы прыгал через стул. Сколько раз, не знаю.
- Когда вы узнали, что вас поет вся страна?
- Разве вся страна?
- В семидесятые, восьмидесятые годы на бардовских слетах были очень популярны ваши песни. Вы сейчас с бардами встречаетесь?
- В своей массе они меня недолюбливают. Будто я что-то у них отняла, такое впечатление.
- …может быть, талант?
- … хотя я не люблю слово барды. Я называю нас «полигимники». Среди полигимников самые значительные очень хорошо относятся ко мне. Очень дружески - Виктор Луферов. Я его считаю настоящим гением.
- А из современных поэтов кто вам нравится?
- Назовешь два-три имени, а потом вспомнишь, что кого-то забыл. Лучше никого не называть.
- Как вы воспринимаете нынешнее время?
- Мало хорошего. Много цинизма.
- Говорят, что сейчас время прагматиков и нет места поэзии?
- У кого-то нет места для поэзии, у кого есть. Все зависит от того, какое сам человек место занимает, какое у него направление ума и деятельности. И размер ума. Размер души. Если человек ничтожный, то у него никогда не было места для поэзии, ни прежде, ни теперь, ни завтра. Такие люди отрицают Шекспира, отрицают Гомера. Получается, живут в черных дырах. И ничего! Процветают. А другие наоборот - не специалисты пристраиваться. Но для них поэзия всегда была, есть, будет.
- Вы верите, что в России сохранится поэзия, сохранятся романтики?
- Если сохранится человечество, и народ России, то будет и романтика, и поэзия. На выжженном месте ничего не растет. Упаси Бог.
-
- … У Новеллы Матвеевой есть строки:
Поэзия есть область боли
Не за богатых и здоровых,
- А за беднейших, за больных...
-
- А Россия сейчас – выжженное пространство, или есть место для ростков? Вы верите в то, что в России будет лучше?
- Сейчас трудно сказать. Знаете, по-моему, верить – это даже наша обязанность. Я обязана верить. Иначе… знаете, человек, который не верит, обязательно начинает распространять это неверие, и отравлять сознание остальным.
- С юности помню вашу песню «Девушка из харчевни». Она ведь удивительная, эта девушка! Способная на верность и любовь. Есть ли сейчас такие девушки?
- Знаете, вот какие поколения уже состоялись, их уже не испортишь, правда? А за молодежь очень страшно. Потому что ну как из них могут вырасти – простите, что я к своим стихам обращаюсь – девушки из харчевни, люди, с такими характерами. Или ждущая капитана Грея Ассоль? Как же из них могут такие вырасти, когда они каждый день включают телевизор и видят там гадости?! То, о чем говорить не хочется. Они видят там возмутительные вещи, которые нельзя показывать. От молодежи требуют сейчас, чтобы она обязательно была грязной.

- Вы сказали, что все зависит от человека. Как не портят его у нас, как ни ломают, а чистые люди в России есть…
- В таких условиях им труднее сбываться, труднее потом, если сбылись, осуществляться. Много труднее.
- Я прочитала про ваше военное детство, про госпиталь, трудно было. А вы такие светлые вещи пишете! Откуда этот свет, откуда силы?
- В войну я еще маленькая была. Почти ничего не писала. Сочинила в том же госпитале первые стихи, сугубо детские и не очень складные. Одно – про белку, другое с претензией на юмор и сатиру.
- Это … немножко как бы сказки?
- Я не воспринимаю как сказки то, что я пишу…
- Может быть, это такая терапия для людей, уход от боли в свет…
- И уходов нет. Критики теперь даже сердятся, что я впадаю в публицистику. А публицистические стихи никак не говорят об «уходе».
- А что-нибудь из последнего?

Страна сгорела, но не вся.
И решено в итоге
Сдать поджигателям леса
В награду за поджоги…
Так начинается одно стихотворение, посвященное думскому решению о том, чтобы сдать в аренду леса, а ведь их для того и сжигали, чтобы получить их в свою собственность, и там строится.
- Вы следите за политикой, за новостями и переживаете это все?
- Да. Очень близко все принимаю.
- В вашем стихотворении об осени есть такие строки «Я знаю, что есть у меня цвет неба вчерашнего дня». Сейчас многие люди живут вчерашним днем. Кажется, что тогда было лучше?
- А действительно было лучше. Знаете, вот наша семья жила в очень трудных условиях, и многое терпела при советской власти всякой несправедливости. Но такого, как сегодня, не было. Поэтому даже наше житье тогдашнее может показаться счастьем. Раем каким-то. Не потому что, что прошло, то станет мило. Хотя может быть и это тоже. А потому что действительно даже в прошлом нет примеров таких возмутительных безобразий, какие творятся сегодня. Когда целые дома, населенные людьми, сносятся. А люди разные бывают: больные, немолодые. Их куда-то насильственно переселяют. Когда какой-то инвестор этого хочет. Будто инвесторы – это какие то святые. Выше мира и страстей. И уж разумеется выше всех нас. Когда Москву калечат, перестраивают нахально, сносят исторические здания. И никто ничего не может сделать. А кто начинает с этим бороться, его устраняют, или доводят до лихорадки, «до кондиции».
- Вы не верите, что в России возможны перемены к лучшему?
- Я верю, что может стать лучше в зависимости то того, как мы себя будем вести.
- А что для этого нужно?
- Мы уже зомбированные. На нас ничего уже не действует. То, что раньше мы воспринимали бы, как какой-то ужас, или возмутительные явления, не лезущие ни в какие ворота, на то теперь многие глядят почти равнодушно. Нас как будто нарочно подменили. Подменяют все, подменяют язык. Нас приучили к словам-«смягчителям», мы боимся слово молвить. Напрямик называть вещи своими именами. Ведь для этого надо сбросить оцепенение, это заклятие. Это как в сказках, где превращают кого в дракона, кого в лягушку. И потом должна приехать какая-то девица, и, извините, поцеловать этого дракона, или Иван Царевич взять эту лягушку в жены. Пока никто не едет, никто никого не спасает. Мы сами должны из этих лягушек, из этих - «зверь лесное чудо морское» в наш прежний облик вернуться. А как это сделать, если мы еще и материально под корень подрублены? Как это сделать, я не знаю. Но надо это заклятие суметь с себя сбросить. Пусть не у всех это получится, но у кого-то это получится.
- А потом, знаете, говорят, это у нас такой народ, от природы бездеятельный, не протестующий, покорный. Вовсе нет! А просто безоружный. Хоть бейся об стену лбом, а если твой оппонент вооружен, а ты безоружен - что тут сделаешь? Говорят, что народ пассивен. Он не пассивен, он безоружен. А другие вооружены. Вот в этом контрасте очень много коварства. Я ни в коем случае не за всеобщее вооружение. Но если один вооружен, а другой нет – когда и как мы уравняемся в положении?
- Убеждением…
- Да. Слово кое-что решает. Вы правы.



Комментарии:

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (22.09.2008   03:38:00)

Думаю, нет такого человека, кто бы не слышал и не любил бы песен Новеллы Матвеевой.

Романтических и немного наивных, светлых и сказочных.

Как песенка о бездомном домовом, которую так часто пели на слетах бардовской песни семидесятых.


БЕЗДОМНЫЙ ДОМОВОЙ
Кораблям в холодном море ломит кости белый пар,
А лунный свет иллюминаторы прошиб.
А первый иней белит мачты, словно призрачный маляр,
И ревматичен шпангоутов скрип...

Говорят, на нашей шхуне объявился домовой —
Влюбленный в плаванья, бездомный домовой!
Его приметил рулевой,
В чем поручился головой,
И не чужой, а своей головой!

Домовой
Заглянул к матросу в рубку,
Закурил на юте трубку
И журнал облизнул судовой
(Ах, бездомный домовой,
Корабельный домовой!) —
И под завесой пропал дымовой...

...Перевернутый бочонок,
на бочонке первый снег.
Куда-то влево уплывают острова.
Как с перевязанной щекою истомленный человек,
Луна ущербная в небе крива.
Кок заметил: «Если встретил
домового ты, чудак,

То не разбалтывай про это никому!»
А рулевой про домового разболтал,
и это знак,
Что домовой не являлся ему.

Что не ходил к матросу в рубку,
Не курил на юте трубку,
Не мелькал в хитрой мгле за кормой...

Корабельный домовой,
Ах, подай нам голос твой!
Ау! Ау!
Ай-ай-ай!
Ой-ой-ой!

Загляни к матросу в рубку!
Закури на юте трубку!
Рукавичкой махни меховой!..

Волны пенные кипят,
И шпангоуты скрипят,
И у штурвала грустит рулевой...
Новелла Матвеева. Закон песен.
Москва: Советский писатель, 1983.

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (22.09.2008   03:39:00)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

А эту песню о ветре мы слушали еще в шестидесятые, на виниловой пластинке.




ВЕТЕР
Какой большой ветер
Напал на наш остров!
С домишек сдул крыши,
Как с молока - пену.

И если гвоздь к дому
Пригнать концом острым,
Без молотка, сразу,
Он сам войдет в стену.

Сломал ветлу ветер,
В саду сровнял гряды -
Аж корешок редьки
Из почвы сам вылез.
И, подкатясь боком
К соседнему саду,
В чужую врос грядку
И снова там вырос.

А шквал унес в море
Десятка два шлюпок,
А рыбакам - горе,
не раскурить трубок.

А раскурить надо,
Да вот зажечь спичку,
Как на лету взглядом
Остановить птичку.

Какой большой ветер!
Ах, какой вихрь!
А ты сидишь тихо,
А ты глядишь нежно.

И никакой силой
Тебя нельзя стронуть,
Скорей Нептун слезет
Со своего трона.

Какой большой ветер
Напал на наш остров!
С домишек сдул крыши,
Как с молока - пену.

И если гвоздь к дому
Пригнать концом острым,
Без молотка, сразу,
Он сам войдет в стену.


Песнь Любви. Стихи. Лирика русских поэтов.
Москва, Изд-во ЦК ВЛКСМ "Молодая Гвардия",
1967.

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (22.09.2008   03:41:00)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Вот такой она была в шестидесятые...



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (22.09.2008   03:43:00)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Песенка про погонщика также была непременной для слетов семидесятых, она звучала у костров и во время походов, когда мы ее запевали всей нестройной и веселой шеренгой поющего братства поэтов.


ИСПАНСКАЯ ПЕСНЯ
Ах, как долго, долго едем!
Как трудна в горах дорога!
Чуть видны вдали хребты туманной Сьерры.
Ах, как тихо, тихо в мире!
Лишь порою из-под мула,
Прошумев, сорвётся в бездну камень серый.

Тишина. Лишь только песню
О любви поёт погонщик,
Только песню о любви поёт погонщик,
Да порой встряхнётся мул,
И колокольчики на нём,
И колокольчики на нём забьются звонче.

Ну скорей, скорей, мой мул!
Я вижу, ты совсем заснул:
Ну поспешим - застанем дома дорогую...
Ты напьёшься из ручья,
А я мешок сорву с плеча
И потреплю тебя и в морду поцелую.

Ах, как долго, долго едем!
Как трудна в горах дорога!
Чуть видны вдали хребты туманной Сьерры...
Ах, как тихо, тихо в мире!
Лишь порою из-под мула,
Прошумев, сорвётся в бездну камень серый.


Советская поэзия 50-70х годов.
Москва: Русский язык, 1987.


Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (22.09.2008   03:45:00)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

А эту песню о листьях я услашала впервые в исполнении сподвижника бардовской песни и руководителя существовавшей в 80-е годы
группы "Подорожники" Саши Евстигнеева.


КРУЖАТСЯ ЛИСТЬЯ...
Кружатся листья,
кружатся в лад снежинкам:
Осень пришла,— темно и светло в лесах.
Светятся в листьях розовые прожилки,
Словно в бессонных
и утомленных глазах.

Летнюю книгу эти глаза читали,
Мелкого шрифта вынести не смогли
И различать во мгле предвечерней стали
Только большие — главные вещи земли.

Проносятся кругом цветные листы
на садом;
Глаза их прозрели,
да, только прозрели для тьмы.
Вьются снежинки,
кружатся листья рядом,
Реют
Верят
В пылкую дружбу зимы!

Падают листья
липы, дубов и клена...
Звездочки снега сыплются с высоты...
Если бы знать: насколько зимой стесненно
Или свободно лягут под снегом листы?
Если бы знать: какие им сны
приснятся?
Что нам готовит их потаенный слой?
Что им сподручней: сверху снегов
остаться
Или под снегом скрыться,
как жар под золой?

Танцуйте, танцуйте!
С холодным снежком
кружитесь,
Покуда снежинки так запросто с вами летят!
Только до срока
под ноги не ложитесь,
Чтобы
Не скрыла
Вьюга ваш яркий наряд!

Танцуйте, танцуйте!
Ведь это последний
танец!
Кружитесь,
кружитесь
(Ведь время
время не ждет!)

Новелла Матвеева. Закон песен.
Москва: Советский писатель, 1983.



Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (22.09.2008   03:47:00)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Ну а страну Дельфинию уж наверное знают все!!!


СТРАНА ДЕЛЬФИНИЯ
Набегают волны синие.
Зелёные? Нет, синие.
Как хамелеонов миллионы,
Цвет меняя на ветру.
Ласково цветёт глициния —
Она нежнее инея...
А где-то есть земля Дельфиния
И город Кенгуру.

Это далеко! Ну что же?—
Я туда уеду тоже.
Ах ты, боже, ты мой боже,
Что там будет без меня?
Пальмы без меня засохнут,
Розы без меня заглохнут,
Птицы без меня замолкнут —
Вот что будет без меня.

Да, но без меня в который раз
Отплыло судно «Дикобраз».
Как же я подобную беду
Из памяти сотру?
А вчера пришло, пришло, пришло
Ко мне письмо, письмо, письмо
Со штемпелем моей Дельфинии,
Со штампом Кенгуру.

Белые конверты с почты
Рвутся, как магнолий почки,
Пахнут, как жасмин, но вот что
Пишет мне родня:
Пальмы без меня не сохнут,
Розы без меня не глохнут,
Птицы без меня не молкнут...
Как же это без меня?

Набегают волны синие.
Зелёные? Нет, синие.
Набегают слезы горькие...
Смахну, стряхну, сотру.
Ласково цветёт глициния —
Она нежнее инея...
А где-то есть страна Дельфиния
И город Кенгуру.


Написана она раньше, а опубликована позднее.

Новелла Матвеева. Иван Киуру.
Мелодия для гитары. Песни и стихи.
Москва, "Аргус", 1998.


Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (22.09.2008   03:48:00)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Что думает Новелла Николаевна о поэтах и поэзии?

А вот что!!!


ПОЭТЫ
Памяти Тудора Аргези

Когда потеряют значение слова и предметы,
На землю, для их обновленья, приходят поэты.
Под звездами с ними не страшно: их ждешь, как покоя!
Осмотрятся, спросят (так важно!): «Ну, что здесь
такое?
Опять непорядок на свете без нас!»

(Кругом суета:
Мышь ловит кота,
К мосту рукава пришиты...
У всякой букашки просит защиты
Бедный великан!
Зеленый да алый
На листьях дымок;
Их бархат усталый
В жаре изнемог...)

Вступая с такими словами на землю планеты,
За дело, тряхнув головами, берутся поэты:
Волшебной росой вдохновенья
кропят мир несчастный
И сердцем возвращают волненье,
а лбам — разум ясный.
А сколько работы еще впереди!

Живыми сгорать,
От ран умирать,
Эпохи таскать на спинах,
Дрожа, заклинать моря в котловинах,
Небо подпирать!
(Лучами блистает
Роса на листе,
Спеша, прорастает
Зерно в борозде.)

Привет сочинителям славным, чьи судьбы предивны!
Но колбасникам, тайным и явным, поэты противны —
Что в чужие встревают печали, вопросы решают...
«Ах, вопросы нам жить не мешали: ответы — мешают!

И скажут ребятам такие слова:

«Вы славу стяжали,
Вы небосвод
На слабых плечах держали,
Вы горы свернули,
В русло вернули
Волны грозных вод...»
Потом засмеются
И скажут потом:
«Так вымойте блюдце
За нашим котом!»

Когда потеряют значенье слова и предметы,
На землю, для их обновленья, приходят поэты;
Их тоска над разгадкою скверных, проклятых
вопросов —
Это каторжный труд суеверных старинных матросов,
Спасающих старую шхуну Земли.


Новелла Матвеева. Закон песен.
Москва: Советский писатель, 1983.


Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (22.09.2008   03:50:00)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Интересно, как она, всенародная любимая, сама относится к славе!

А никак!!!

Вот, это - ответ на вопрос.


Художник, незнакомый с поощреньем,
А знаешь ли? В тени пожить не грех:
Не ослепляясь счастья опереньем,
Мир как он есть увидеть без помех.

Негромким смехом встретить грубый смех,
Злорадство — ледяным обдать презреньем...
Нас невеликость наша высшим зреньем
Снабдит. И высший нам суждён успех.

Чтобы затем, с победою помешкав,
С насмешливым поклоном взять реванш.
Так Гулливер — игрушка бробдингнежцев —
Мог разглядеть морщины великанш,

Чью красоту считали в Бробдингнеге
Вершиной безупречности и неги.
1962
Новелла Матвеева. Иван Киуру.


Мелодия для гитары. Песни и стихи.
Москва, "Аргус", 1998.

Михаил Богомолов   [Владивосток]    (22.09.2008   15:16:00)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Дорогая Виолетта! Это просто подарок судьбы! Дело в том, что именно со стихов Новеллы Николаевны и начались мои опыты. С год назад, на одном из литсайтов я тоже опубликовал о ней несколько строчек, которые предварил своим стишком. Надеюсь меня не забросают табуретками и не обвинят в пропаганде собственного творчества.

Новелле Николаевне Матвеевой.


Сегодня тихо, славная погода.
Плыви родная лодочка, плыви.
Туда, где светит огоньком свобода,
Туда, где голос слышится любви.

Ты, обойдя земные океаны,
Потом, вернувшись мне, расскажешь вновь,
Везде бывала ль, видела ль все страны?
А где страна – Свобода-и-Любовь?

И мне ответит старенькая яхта,
Так, будто нос расквасит до крови –
Где есть любовь, свободою не пахнет,
А где свобода, не найти любви.

Нет, дорогая! Я тебе не верю!
Ну, где-то ж есть, за тысячей морей,
Страна Любви, где все открыты двери,
Страна Свободы вовсе без дверей!



Сухая справочная статья из БСЭ
___________________________________

Матвеева
Новелла Николаевна (родилась 7.10.1934, город Пушкин Ленинградской области), русская советская поэтесса. Печатается с 1958. Автор сборников стихов "Лирика" (1961), "Кораблик" (1963), "Душа вещей" (1966) и других, поэмы "Питер Брейгель Старший" (1969). Для М. характерно стремление посредством необычного освещения преобразить мир обыденных вещей в духе романтической влюблённости в жизнь. Её поэтические размышления, утверждающие героическую энергию человека, тяготеют к притче, афоризму. Выступает также как автор текстов и мелодий лирических песен.

Лит.: Рунин Б., Далёкое и близкое "Новый мир", 1964, № 5; Медынский Г., Песенная поэзия Новеллы Матвеевой, "Юность", 1966, № 7; Приходько В., Душа и плоть поэзии, "Дружба народов", 1967, № 2. (с)
___________________________________

Когда я впервые услышал её песни? Давно! Первая пластинка вышла в 1966 году, мне тогда было девять лет. «Развесёлые цыгане» гуляли по всей стране и распевались на взрослых вечеринках под гармошки и гитары. Естественно, кто автор, стихов и музыки я не знал. Года через четыре, а может пять, у моего приятеля появилась пластинка с фотографией взрослой женщины на конверте и песнями Новеллы Матвеевой, но голос был какой-то девчачий и песни необычные. Уж не помню, на что мы с приятелем махнулись, только пластинка оказалась у меня. И вот фокус, чем чаще я ставил её на диск проигрывателя, чем больше слушал, тем больше и больше мне начинало нравиться. Меня просто очаровала её романтическая лирика (ну, тогда таких «умных» слов я не говорил), очаровала и полюбилась на всю жизнь. Более того, лет двадцать или чуть больше назад, хватило нахальства спеть несколько своих песен на её стихи на КСПшных фестивалях. Сейчас, не достало бы смелости.

Ей повезло родиться в семье с богатыми поэтическими традициями. И дед, и отец, и мама были поэтами. Писали стихи дядя и младший брат. Странное дело - дед, Матвеев-Амурский, Николай Петрович, также был и автором первой «Истории города Владивостока». Недалеко от города, в море, есть скала – Камень Матвеев, наверное, в его честь. Отец был географом, исследователем Дальнего Востока… Может, из рассказов родных появились ростки её удивительного таланта и удивительные образы, ставшие понятными и близкими владивостокскому мальчишке. Чудно! Как впрочем, всё в её стихах. Кстати, её муж тоже поэт - Иван Киуру, с 1992 года Новелла Николаевна вдова.

У нашей самодеятельной песни, той, которая не включается в бесконечные хит-парады, а поётся в компаниях у костров и в квартирах, так вот, у неё есть вполне конкретные родители - по мужской линии Анчаров и Окуджава, по женской Новелла Матвеева. У нашей поэзии много прекрасных женских лиц и титулованных и гонимых, но как-то уж особо выделяется её творчество. Искренность, доброта, романтизм, особый дар проникновения в суть вещей. Дар, гармонично наделять неодушевлённые предметы качествами, которые присущи людям. Дар сопереживания своим героям, нахождения самого высокого в самом простом. Дар детского мироощущения неутраченный с годами.

Живёт и работает в Москве, домашнюю кошку зовут Репка.

Поначалу, садясь за эту заметку, я думал, что знаю достаточно о творчестве Новеллы Николаевны, но ошибся на самую малость, то, что я знал, было лишь верхушкой огромного айсберга. Только в Гугле около 80 000 упоминаний!

И последнее. На многие вопросы ответят Пушкин, Лермонтов, Фет, Блок, Светлов, Антокольский, Бродский... Но в иные минуты, хочется услышать девчачий голос, поющий о кораблике, который сам себя смастерил. На мой взгляд, она и есть страна Свобода-и-Любовь с открытыми настежь дверями стихов.


Новелла Николаевна! Я Вас люблю!

PS Любовь-кровь-вновь хоть и банальные, но прекрасные рифмы!

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Вот такая была публикация. Виолетта! Прошу Вас, позвоните Новелле Николаевне, узнайте как её здоровье и передайте, что во Владивостоке у неё есть по прежнему восторженные почитатели. Камень Матвеев как всегда принимает на себя удары волн и провожает корабли. Передайте ей, что мы храним миры Солнечного зайчика и Теплой как зола, летней ночи. Радует ли свою хозяйку Репка? Нельзя ли с Вашей помощью получить от неё книжку стихов с афтографом, где можно познакомиться с музыкальной пьесой написанной Н.Н. И не нужна ли какая помощь...

С Огромной Благодарностью за публикацию на форуме, Гловз.

Олег Аранович   (22.09.2008   19:41:00)
(Ответ пользователю: Михаил Богомолов)

Миша, лучшего образца ФИЛОСОФСКОЙ ЛИРИКИ, чем это посвязение Н.Матвеевой, я у тебя не встречал...Останется в веках!

И. что главное, аболютно точно...

С Почтением
О.Аранович

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (05.10.2008   02:39:00)
(Ответ пользователю: Михаил Богомолов)

Михаил!
Знакома.
Позвоню конечно.
Спасибо за теплоту по отношению к ней, она очень грустная в последние годы...
Все передам Новелле Николаевне. И прочитаю ваше посвящение ей.
Сереж, а от ее стихов всегда тепло...
Олег, и правда стихотворение Михаила очень славное.

Сeргей Медвeдeв   (22.09.2008   18:26:00)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Спасибо, Виолетта! Теплее вдруг стало на отмороженной душе... а ты и впрямь знакома с ней лично? Здорово! Завидую!

Василий Чуприн   (22.09.2008   05:09:00)

Виолетта, сама пишешь себе темы, сама же на них даешь рецы, А ведь дело не в Навелле Матвеевой и не в Олеге Чухонцеве, Просто народ на сайте выражает тебе протест своим молчанием.. И мне бы нужно было промолчать, Но я хочу напомнить, сказать, тебе лично в лицо: Многие на сайте просто презирают тебя. Форума практически нет, потому, что общенье с тобой или с твоей севрокомпанией, не доставляет никому никакого интереса. Шла бы ты дальше, свалила бы вообще из Избы, может после этого, и вернуться те, кто ушел по твоей милости.
Извините, меня, братаны, не удержался.

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (22.09.2008   05:47:00)
(Ответ пользователю: Василий Чуприн)

Вася, ты - не народ, ты - х. мор*овый, ну .... сам знаешь, кто, ага)))
Это последний сайт, откуда тебя еще не выгнали)))
А на тему придут. Когда солнышко встанет. Не все же по ночам козлом по сайтам прыгают.

Тамара Маханькова-Гурьянова   [Н. Новгород]    (22.09.2008   07:19:00)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Виолетта Викторовна, извините... но промолчать не могу. Вы - писатель, поэт...человек, женщина, которая должна очень осторожно относиться к СЛОВУ... БЫТЬ ДОБРОДЕТЕЛЬНОЙ, БЛАГОПРИСТОЙНОЙ. Подпасть пороку по неведенью - одно...знать его, и тем не менее в нем погрязнуть - совсем другое... Мне очень жаль...я Вас уважала.
И...всё-таки...с уважением, Тамара

Виолетта Викторовна Баша   [Москва]    (22.09.2008   07:54:00)
(Ответ пользователю: Тамара Маханькова-Гурьянова)

Тамара, я к слову отношусь очень трепетно. А со слова х. начинается не одно слово. Ну почему вы сразу подумали о плохом. Харизматик например))). Вася же понимает только такой язык, на котором он сам и пишет, харизматический.
Не знаю ни одного более или менее заметного сетевого автора, которого он бы не обложил этой своей харизмой)))
С улыбкой.
Поговорим лучше про Новеллу Николаевну, с которой я дружна. Добрый и не очень счастилвый человек. Но и счастливый тоже. Счастливый своими песнями сказочными.
Вы ее песни любите?

Сергей Тверской   [Москва]    (22.09.2008   09:44:00)
(Ответ пользователю: Виолетта Викторовна Баша)

Виолетта сказала про Новеллу "Добрый и не очень счастливый человек. Но и счастливый тоже...", а мне подумалось - Господи, а, ведь это и про ЛЮБОГО из нас,... в т.ч. про Виолетту,... и про Василия,... и про меня...
Когда же мы, наконец, поймём это,... поймём всю мелочность "обид" стоящих между людьми... Ей Богу, в нас гораздо больше того, что объединяет... и, что-то разрушая, мы непременно рушим самих себя. Что ж ты делаешь, Вася?
Виолетта, спасибо за рассказ о Новелле...

Василий Чуприн   (22.09.2008   10:44:00)
(Ответ пользователю: Сергей Тверской)

Как литератор, как поэт, Виоллета - никто Просто поднаторела около литературы современных авторов. Знаешь и того и этого, а сама ты кто?
А я отвечу, тролль, занимаешься тем, чтобы протащить свою бездарность за счет других авторитетов. Но многие уже знают твои обличия, знают и сколько в тебе мыла, чтоб пролезть на тёплое место… и знают, как ты заботишься о своём имидже, посему я скопирую твои автографы.

"Вася, ты - не народ, ты - х. мор*овый, ну .... сам знаешь, кто, ага)))
Это последний сайт, откуда тебя еще не выгнали)))
А на тему придут. Когда солнышко встанет. Не все же по ночам козлом по сайтам прыгают" (С) Виоллета Баша

А на счет харизмы, то она действительно, бывает для некоторых клизмой, но это всё для их же пользы. Истина в том, что харизма либо есть, либо её нет вообще.

Когда врачую авангардистов,
то применяю её как клизму.

Сeргей Медвeдeв   (22.09.2008   18:25:00)
(Ответ пользователю: Василий Чуприн)

Вася, опять перебор: надо в таких случаях "спасибо" говорить. А почему бы самому не вспомнить о Матвеевой? И так же тепло о ней не написать?! Если тебе не нравится Баша - мог бы найти и более подходящий повод для выпада. А сейчас как-то, знаешь ли, не смотрится.

Василий Чуприн   (22.09.2008   23:15:00)
(Ответ пользователю: Сeргей Медвeдeв)

Неужели ты не уловил статистику её работ, Статьи о Коротаеве Матвеевой Чухонцеве Высоцком, и в контексте обязательно она, где-то рядом, около. Не от любви это – от зависти.. И выводы свои, согласно менталитету.
"Ложь это всё, и на лжи одеянье ея"














1