Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Отзыв к книге «Миф о Сизифе: Философский трактат. Падение: Повесть»

Отзывы к книге «Миф о Сизифе: Философский трактат. Падение: Повесть» Камю Альбер
Автор: Камю Альбер
Опубликовано: Азбука
Серия: Классика (мяг)
ISBN: 5-352-00004-4
Количество просмотров: 2

Альбер Камю (1913-1960) - французский писатель и философ, лауреат Нобелевской премии. В книгу вошли философский трактат "Миф о Сизифе" и повесть "Падение". Перевод с французского С. Великовского, Н. Немчиновой.





Вернуться к списку


Виолетта Викторовна Баша       21.11.2019   14:08:23

Положительный отзыв на книгу:   Миф о Сизифе: Философский трактат. Падение: Повесть


Альбер Камю (1913-1960) - французский писатель и философ, лауреат Нобелевской премии. В книгу вошли философский трактат "Миф о Сизифе" и повесть "Падение". Перевод с французского С. Великовского, Н. Немчиновой.

Каждый интеллигент, особенно гуманитарий, должен знать эссе Альбера Камю как свои собственные.

В этот сборник включены философские эссе Альбера Камю, посвященные теме свободы человеческой личности. Свободы абсурдной, жестокой в первую очередь для ее носителя - но бесконечно важной для его психологической и творческой реализации. Творчество аморально по определению, ибо лежит вне привычных рамок буржуазной морали? Сейчас это кажется общим местом - однако до Камю не было философа, способного раскрыть эту тему во всей ее откровенности и силе. Свободный человек обречен страдать - но страдание его не пугает? Один из самых красивых постулатов французского экзистенциализма. Его развивали многие - но никто не пошел дальше Камю - создателя гениального "Мифа о Сизифе"...
Один из моих любимых авторов, Альбер Камю - французский писатель и философ, представитель экзистенциализма, получил нарицательное имя при жизни «Совесть Запада».
Еще несколько фактов о нем. Лауреат Нобелевской премии по литературе 1957.
Альбер Камю родился 7 ноября 1913 в Алжире, на ферме «Сан-Поль» у местечка Мондови.
Его отец, сельскохозяйственный рабочий Люсьен Камю, эльзасец по происхождению, погиб в битве на Марне в начале Первой мировой войны.
Мать, испанка по национальности, Кутрин Сантэ, переехала с детьми в город Алжир. В 1932-1937 учился в Алжирском университете, где изучал философию. Во время учёбы много читал, начал вести дневники, писал эссе.
В 1936-1937 путешествовал по Франции, Италии и странам Центральной Европы.

Среди прочего писатель известен благодаря своим великолепным эссе.

Эссе - жанр, занимавший в творчестве Камю особенное место. Жанр, к которому он обращался снова и снова на протяжении всей своей жизни и в котором чувствовал себя, пожалуй, наиболее свободным - и как философ, и как писатель.

Наиболее известное - Миф о Сизифе. Эссе об абсурде
Абсурдное рассуждение,
начинается с эпиграфа:
Душа, не стремись к вечной жизни,
Но постарайся исчерпать то, что возможно.
Пиндар. Пифийские песни

В эссе Камю ссылается на таких философов-экзистенциалистов как Кьеркегор и Ясперс.

религиозный смысл. На этом необходимо остановиться.

В качестве примера я проанализирую здесь несколько тем, характерных для Шестова и Кьеркегора. Ясперс дает нам типичный пример той же установки, но превращенной в карикатуру. В дальнейшем я это поясню. Мы видели, что Ясперс бессилен осуществить трансценденцию, не способе прозондировать глубины опыта, - он осознал, что вселенная потрясена до самых оснований. Идет ли он дальше, выводит ли по крайней мере все следствия из этого потрясения основ? Он не говорит ничего нового. В опыте он не нашел ничего, кроме признания собственного бессилия. В нем отсутствует малейший предлог для привнесения какого-либо приемлемого первоначала. И все же, не приводя никаких доводов (о чем он сам говорит), Ясперс разом утверждает трансцендентное бытие опыта и сверхчеловеческий смысл жизни, когда пишет: “Не показывает ли нам это крушение, что по ту сторону всякого объяснения и любого возможного истолкования стоит не ничто, но бытие трансценденции”. Неожиданно, одним слепым актом человеческой веры, все находит свое объяснение в этом бытии. Оно определяется Ясперсом как “непостижимое единство общего и частного”. Так абсурд становится богом (в самом широком смысле слова), а неспособность понять превращается во всеосвещающее бытие. Это рассуждение совершенно нелогично. Его можно назвать скачком. Как все это ни парадоксально, вполне можно понять, почему столь настойчиво, с таким беспредельным терпением Ясперс делает опыт трансцендентного неосуществимым. И о чем дальше он от этого опыта, чем более опустошен, тем реальнее трансцендентное, поскольку та страстность, с какой оно утверждается, прямо пропорциональна пропасти, которая разверзается между его способностью объяснять и иррациональностью мира. Кажется даже, что Ясперс тем яростнее обрушивается на предрассудки разума, чем радикальнее разум объясняет мир. Это апостол униженной мысли ищет средства возрождения всей полноты бытия в самом крайнем самоуничижении.

Такого рода приемы знакомы нам из мистики. Они не менее законны, чем любые другие установки сознания. Но сейчас я поступаю так, словно принял некую проблему всерьез. У меня нет предрассудков по поводу значимости данной установки или ее поучительности. Мне хотелось бы только проверить, насколько она отвечает поставленным мною условиям, достойна ли она интересующего меня конфликта. Поэтому я возвращаюсь к Шестову. Один комментатор передает заслуживающее внимания высказывание этого мыслителя: “Единственный выход там, где для человеческого ума нет выхода. Иначе к чему нам Бог? К Богу обращаются за невозможным. Для возможного и людей достаточно”. Если у Шестова есть философия, то она резюмируется этими словами. Потому что, обнаружив под конец своих страстных исканий фундаментальную абсурдность всякого существования, он не говорит: “Вот абсурд”, но заявляет: “Вот Бог, к нему следует обратиться, даже если он не соответствует ни одной из наших категорий”. Во избежание недомолвок русский философ даже добавляет, что этот Бог может быть злобным и ненавистным, непостижимым и противоречивым. Но чем безобразнее его лик, тем сильнее его всемогущество. Величие Бога в его непоследовательности. Его бесчеловечность оказывается доказательством его существования. Необходимо броситься в Бога, и этим скачком избавиться от рациональных иллюзий. Поэтому для Шестова принятие абсурда и сам абсурд единовременны. Констатировать абсурд – значит принять его, и вся логика Шестова направлена на то, чтобы выявить абсурд, освободить дорогу безмерной надежде, которая из него следует. Еще раз отмечу, что такой подход правомерен. Но я упрямо обращаюсь здесь лишь к одной проблеме со всеми ее последствиями. В мои задачи не входит исследование патетического мышления или акта веры. Этому я могу посвятить всю оставшуюся жизнь. Я знаю, что рационалиста будет раздражать подход Шестова, чувствую также, что у Шестова свои основания восставать против рационализма. Но я хочу знать лишь одно: верен ли Шестов заповедям абсурда.

В эту книгу вошли классические произведения Альбера Камю из сборников "Изнанка и лицо", "Лето" и "Брачный пир", эссе чисто экзистенциалистское (наиболее известный пример - "Миф о Сизифе"), эссе скорее поэтическое ("Бракосочетание в Типасе"), но чаще всего Камю удавалось, как в "Ветре в Джемиле", вполне естественно сочетать в своих очень небольших по объему произведениях художественные достоинства с философскими. Помимо эссе, в книгу вошла новелла "Счастливая смерть".

Добавить отзыв или рецензию к книге:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  














1