Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Отзыв к книге «Вчерашний мир. Воспоминания европейца»

Отзывы к книге «Вчерашний мир. Воспоминания европейца» Цвейг Стефан
Автор: Цвейг Стефан
Опубликовано: КоЛибри
Серия: Персона
ISBN: 978-5-389-09871-8
Количество просмотров: 8

"Вчерашний мир" - последняя книга Стефана Цвейга, исповедь-завещание знаменитого австрийского писателя, созданное в самый разгар Второй Мировой войны в изгнании. Помимо широкой панорамы общественной и культурной жизни Европы первой половины ХХ века, читатель найдет в ней размышления автора о причинах и подоплеке грандиозной человеческой катастрофы, а также, не смотря ни на что, искреннюю надежду и веру в конечную победу разума, добра и гуманизма. "Вчерашнему миру", названному Томасом Манном великой книгой, потребовались многие годы, прежде чем она достигла немецких читателей. Путь этой книги к русскому читателю оказался гораздо сложнее и занял в общей сложности пять десятилетий. В настоящем издании впервые на русском языке публикуется автобиография переводчика Геннадия Ефимовича Кагана "Вчерашний мир сегодня", увлекательная повесть о жизни, странным образом перекликающейся с книгой Стефана Цвейга, над переводом которой Геннадий Ефимович работал не один год и ещё больше времени пытался его опубликовать на территории СССР.





Вернуться к списку


Виолетта Викторовна Баша       31.07.2020   18:22:04

Положительный отзыв на книгу:   Вчерашний мир. Воспоминания европейца


"Вчерашний мир" Стефана Цвейга я читаю и перечитываю уже полгода. Это потрясающая документалистика, свидетельство очевидца ушедшей эпохи предвоенной Европы. Это описание ее культуры и личностей в ней, гениев из круга гения - самого австрийского элитарного писателя еврейского происхождения. Это и сама Австрия в ее традициях и привычках, давно утерянных и трогательных, это ее культ искусства и традиций. Это чопорная финансовая Англия, и погружение во Францию и ее культуру. Ее богему и круг писателей.
Если вам интересна Европа, культура ушедшего континента Европа, которого уже почти и нет - читайте и перечитывайте книгу Стефана Цвейга" "Вчерашний мир". Этот мир был наивен и великолепен, его уже нет, но он рядом. На наших книжных полках.
Я получаю огромное наслаждение, смакуя эту книгу, читаю за один заход по странице, медленно и внимательно. Великолепная документалистика.

"Вчерашний мир" - последняя книга Стефана Цвейга, исповедь-завещание знаменитого австрийского писателя, созданное в самый разгар Второй Мировой войны в изгнании. Помимо широкой панорамы общественной и культурной жизни Европы первой половины ХХ века, читатель найдет в ней размышления автора о причинах и подоплеке грандиозной человеческой катастрофы, а также, не смотря ни на что, искреннюю надежду и веру в конечную победу разума, добра и гуманизма. "Вчерашнему миру", названному Томасом Манном великой книгой, потребовались многие годы, прежде чем она достигла немецких читателей. Путь этой книги к русскому читателю оказался гораздо сложнее и занял в общей сложности пять десятилетий. В настоящем издании впервые на русском языке публикуется автобиография переводчика Геннадия Ефимовича Кагана "Вчерашний мир сегодня", увлекательная повесть о жизни, странным образом перекликающейся с книгой Стефана Цвейга, над переводом которой Геннадий Ефимович работал не один год и ещё больше времени пытался его опубликовать на территории СССР.

- "Но должно было пройти ещё несколько лет, прежде чем я постиг, что испытания зовут на борьбу, преследования закаляют, а одиночество возвышает человека - если он не сломится под ними. Как и все самое важное в жизни, это знание никогда не даётся чужим опытом, а всегда - только собственной своей судьбой"
- "Юбилей или похороны известного актера становились событием, которое затмевало все политические события"
- "сцена, кроме места развлечения, была слышимым и зримым пособием по хорошему тону, правильному произношению, и нимб благоговения, словно на иконе, окружал все, что имело хотя бы отдаленное отношение к придворному театру"
- "Нас прежде всего надо было воспитать так, чтобы все существующее мы почитали совершенным, мнение учителя – непогрешимым, слово отца – неоспоримым, государственные институты – идеальными и бессмертными. Второй основной принцип той педагогики, который действовал и в семье, был направлен на то, чтобы молодым людям жилось бы не слишком сладко. Прежде чем получить какие-нибудь права, они должны были осознать, что у них есть обязанности, и прежде всего обязанность беспрекословно повиноваться. С самого начала нам внушалось, что мы, ничего еще в жизни не совершившие и никакого опыта не обретшие, должны быть благодарны уже за то, что́ нам предоставлено, и не иметь никаких поползновений что-либо просить или требовать. Этот нелепый метод запугивания в наше время применялся с самого раннего детства. Прислуга и неумные матери грозили трех-четырехлетним детям, что позовут полицейского, если дети не перестанут плохо вести себя. В гимназические годы, когда мы приносили домой плохую отметку по какому-нибудь второстепенному предмету, нам угрожали, что заберут нас из школы и заставят учиться ремеслу – самая страшная угроза, которая только существовала в кругу буржуазии: деградация до пролетариата, – а если молодые люди, движимые страстным стремлением к знаниям, искали у взрослых ответа на самые насущные вопросы, то их останавливали высокомерным: «Этого ты еще не поймешь». И этот метод использовался повсеместно: дома, в школе и в государственных учреждениях. Молодому человеку не уставали внушать, что он еще не «созрел», что он ничего не смыслит, что ему надлежит слушать и все принимать на веру, но самому никогда не высказываться, а тем более возражать. По этой причине и страдалец-учитель, который восседал наверху за кафедрой, должен был оставаться для нас неприступным идеалом, укрощающей все наши мысли и чувства «учебной программой». А каково нам в гимназии: хорошо ли, плохо ли – это никого не волновало. Фактически миссия учителя тогда сводилась к тому, чтобы по возможности приспособить нас к заведенному порядку, не повысив нашу энергию, а обуздав ее и обезличив. Подобное психологическое или, скорее, антипсихологическое давление на молодежь может воздействовать двояко: либо парализующе, либо стимулирующе. Сколько комплексов неполноценности породил этот абсурдный метод воспитания, можно узнать из отчетов психоаналитиков; быть может, не случайно этот комплекс открыли именно те люди, которые сами прошли сквозь наши старые австрийские школы. Лично я благодарен этому давлению за рано проявившуюся страсть к свободе, едва ли известную в такой крайней форме нынешней молодежи, и за ненависть к любому диктату, ко всякому вещанию «сверху вниз», сопутствовавшую мне всю мою жизнь"
С. Цвейг

Добавить отзыв или рецензию к книге:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  














1