Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Отзыв к книге «Любовь крепостной актрисы»

Отзывы к книге «Любовь крепостной актрисы» Волконский Михаил
Автор: Волконский Михаил
Опубликовано: Гелеос
Серия: Романы князя Михаила Волконского
ISBN: 978-5-8189-1265-3
Количество просмотров: 2

Молодой дворянин влюбляется в крепостную актрису. История запретной страсти благородного Гурлова и романтической Машеньки оказывается вплетенной в запутанный клубок таинственных и страшных событий. Обугленный труп помещика Каравай-Батынского, хозяина девушки, находят в собственной постели; загадочный черный человек помогает в расследовании убийства; многое объясняющие секретные бумаги, адресованные императору Павлу I, бесследно исчезают; в поместье объявляется неожиданный наследник... Романы Михаила Волконского - новый шаг в триумфальном возвращении к читателям книг "русского Дюма", как называли этого запрещенного после революции автора. Его романы полны придворных интриг, великосветских тайн, авантюрных приключений... И, конечно, любви. Всепоглощающей любви во всех ее ипостасях - высокой, низменной, безумной, греховной... "Г-н Волконский порой изрядно пренебрегает исторической достоверностью ради увлекательности сюжета. Однако каждый его роман публика ждет с жадным, едва ли не нарушающим приличия нетерпением". Московскiя Въдомости





Вернуться к списку


Долорес       14.12.2019   19:51:42

Положительный отзыв на книгу:   Любовь крепостной актрисы


М. Н. Волконский " Любовь крепостной актрисы" или "Вязниковский самодур"

Право, не знаю, какой дурак доказывает, что во времена крепостного права крепостным людям жилось хорошо.
Возьмём, к примеру, эту повесть. Написал её не какой-то там крестьянин или мещанин, а самый что ни на есть настоящий князь, человек умный и знающий то время и ту среду, в которой жил.
Теперь посмотрим, кому на Руси тогда хорошо жилось.
Итак в Вязниках Владимирской губернии в своей вотчине жил князь Гурий Львович Каравай-Батынский. Что можно сказать про этого человека? Чревоугодник, сластолюбец, самодур. Любил в своём поместье собирать местное дворянство, угощать его от пуза, развлекать своим собственным театром, оставлять неделями у себя гостить... Но в один миг, мог гостёчков разогнать к чёртовой бабушке.
Со своей дворней был... не могу даже сказать, что крут. И слов-то не подберёшь. Короче, в подвалах его дома находились подземные камеры. И камера пыток была настоящая, и ещё кое-что...
Короче, не церемонился он ни с кем: даже с людьми дворянского происхождения.
И тут из самой Москвы, из обучения приезжает в дом князя красавица Марья, актриса, его же крепостная. А вместе с ней молодой красавец Сергей Алексеевич Гурлов, который по уши влюблён в эту милую девушку. Но как быть? У Гурлова денег нет, чтобы выкупить Машу из неволи. Да князь её и не продаст. Он сам имеет на неё виды. И тогда Гурлов идёт на хитрость и устраивается в дом Гурия Львовича камердинером - тарелки за обедом подавать.
Однако, молодая кровь кипит в нём, и однажды на оскорбление в свой адрес он запустил в князя бронзовым канделябром. Чуть- чуть зацепил его. Тут уж расправы не миновать. Но на защиту юноши встали двое гостей Караван-Батынского: офицер Чаковнин Александр Ильич и обедневший князь Труворов. Чаковнин гнул серебряные тарелки - такая у него была сила, а милый, добрый, неповоротливый толстячок Труворов Никита Игнатьич объяснялся при помощи всего нескольких слов ( в его лексиконе слов было меньше, чем у людоедки Эллочки) Ну, например:
- Ну, что там, какой там!... Что там, того?...
И вот эти две героические личности решили помочь бедному Сергею Алексеевичу и милой Маше соединить свои сердца. В этом им помогал ещё один человек... Очень интересная личность...
Чем закончилась повесть, вы узнаете, прочитав её. Клянусь! Вы получите истинное наслаждение! ( По объёму она небольшая...)
Надежда Люликова       16.12.2019   03:04:16

Галя! Спасибо! Наша история! С уважением. Всех благ!
Крепостное право - это позор нашей страны!

Текст из интернета:
... А. Н. Плещеев, русский поэт, в письме к своему знакомому Дурову упоминает о помещике Смирнове, который «развёл у себя в деревне гарем и изнасиловал одну девушку на глазах отца и матери».

При Николае I продажа крестьян, несмотря на запрещения, продолжалась в тех же размерах, истязания и издевательства не прекращались, часто переходя буквально в кошмарные формы. Был случай, когда помещик затравил собаками ребёнка на глазах отца; был помещик, который, потехи ради, скатывал с ледяной горы раздетых баб. И вообще трудно было отыскать такое наказание, которому помещики не подвергали бы своих крепостных людей. Но ещё страшнее помещиков для крестьян были управители, приказчики, иногда «из своих же крестьян», иногда из помещиков, иногда из мелких подьячих. Жестокость таких управителей, алчность, цинизм и вовсе не подаются никаким описаниям.

Жалобы крепостных на помещиков со времен Екатерины II были запрещены, и жалобщики подвергались телесному наказанию. Крестьяне находили другие формы протеста: обращались в бегство, главным образом на Кавказ; поджигали помещичьи усадьбы; лично расправлялись с жестокими помещиками; бунтовали целыми уездами. Подавление подобных волнений происходило самым беспощадным образом. Так, в 1847 г. произошло волнение в имении князя Голицына, в котором насчитывалось 1400 душ. Губернатор поехал на подавление, взяв три роты, то есть около 700 солдат. Крестьяне не оказали никакого сопротивления и тотчас смирились. Тогда началась экзекуция «для острастки». Перед экзекуцией одна старуха попросила пощадить его тщедушного сына. Вышел узкоплечий, малорослый, худой и бледный парень. Губернатор строго спросил его:

- Будешь ли теперь беспрекословно повиноваться князю Голицыну?

- Как мир, так и я, - заикаясь, ответил парень.

- А, так-то, - закричал губернатор, - дать ему первому двадцать пять горячих.

Ему «дали», и губернатор вновь повторил свой вопрос.

- Как мир, так и я! – ответил едва слышно парень.

- Ещё двадцать пять!

Затем крестьянину снова «дали» и снова спросили; он ответил то же, и его секли до беспамятства.

То же произошло и со следующими. Когда дошла очередь до «зачинщиков», то первый из них забил себе рот землю, чтобы не кричать. В это время деревенские бабы, чтобы отвлечь внимание, стали кидаться в пруд, но это нисколько не остановило губернатора.

В усмирениях бунтов особенно старательные доходили до нелепостей. Так, сохранилось донесение калужского вице-губернатора Митусова, в котором он пишет: «По прибытии в деревню не нашёл никого из крестьян, пересёк жён их и среднего возраста детей, в страх другим Дабы вызвать зачинщиков, сжёг особо стоящую клеть»...
Долорес       16.12.2019   13:13:38

Да, Надя, спасибо! Всё, что касается крепостного права в России - ужасно!
Я повторюсь немного. Это предисловие одного из моих романов, который называется "Оглядываясь назад..."

Этот роман я написала в 1998 году. В доме, где я живу в Москве на Таганке, у меня есть сосед, с которым мы дружим давно. Зовут его Олег Горелик. Человек он интеллигентный, интересный собеседник, талантливый музыкант. Его отец был известным в Москве скрипачом. Сам же Олег окончил Московскую консерваторию по классу фортепиано. Виртуозно играет на этом инструменте и на синтезаторе любую музыку. Особенно любит экспромты.
В своё время Олег был большим поклонником моего таланта, и прочитал все прозаические произведения, которые на тот момент были мною написаны. Как-то раз он достал из бюро объёмистую папку и протянул её мне.
- Что это? - удивилась я.
- Это - подлинный дневник моего предка, графа Каменского Сергея Михайловича.
- Уж не того ли Каменского, которого описал в своём известном рассказе "Тупейный художник" Николай Лесков? - спросила я. - Оказывается, в тебе течёт графская кровь?
- Да, течёт. Ты прочти внимательно. Может, этот дневник сподвигнет тебя к написанию нового романа?
Я стала читать. Листки были разрозненными, надписи полустёртыми. Работала с лупой, потому что в некоторых местах что-либо разобрать было почти невозможно.
То, что я прочитала об этом изувере, не поддаётся никакому описанию. Чем дальше я читала, тем страшней мне становилось. Волосы на голове вставали дыбом от того, что было написано в дневнике.
Уже спустя много лет, когда мы с супругом спорили о крепостном праве в России, он с пеной у рта доказывал мне, что это явление не так страшно, как его преподносят современным обывателям, что крепостным жилось очень хорошо! И тогда я привела ему пример: дневник графа Каменского! Его я прочитала от корки до корки. По словам моего мужа, этот инквизитор был "белым и пушистым"? Значит, всё, что было описано в его дневнике - это ложь? А рассказ Н. Лескова про тупейного художника? Получается, что знаменитый русский писатель тоже всё писал "от балды"? Да нет, всё. что написано в дневнике - было чистейшей правдой!
От отца Сергей Михайлович Каменский унаследовал необузданный нрав, жестокость, нравственную распущенность. Он был ярым крепостником и любителем домашних крепостных театров.
То, что Николай Лесков описывал в своём рассказе " Тупейный художник", мне всегда казалось выдумкой писателя. Оказалось, что Лесков написал чистую правду. Под гримёрными, в которых готовили крепостных артистов к спектаклям, в орловском поместье графа Каменского С.М. была оборудована настоящая камера пыток с дыбой, "струной" и прочими жуткими причиндалами, которые служили для усмирения плоти непокорных холопов. Короче говоря, Испанская Инквизиция просто отдыхала.
Особую склонность Сергей Михайлович испытывал к театру. Вся труппа его театра состояла из крепостных. Билеты в театр граф продавал сам, сидя в кассе. В антрактах публику угощали пастилой, мочёными яблоками и мёдом. Граф зорко следил за игрой артистов и скрупулёзно записывал на бумагу все замеченные ошибки.
После спектакля незадачливого актёра отправляли в комнату, которая находилась под гримёрными, откуда раздавались душераздирающие крики и леденящие душу стоны. Всё это слышали зрители. Мало того, он, будучи уже не молодым, любил лишать девственности юных крепостных девочек. Существовал целый ритуал: понравившуюся барину девушку-актёрку обряжали в наряд Святой Цецилии и вели к нему в спальню.
На основе всех этих неоспоримых исторических фактов у меня родился роман, который я назвала " ОГЛЯДЫВАЯСЬ НАЗАД" . Прошу моего уважаемого читателя не считать меня садисткой или склонной к его проявлению. За свою жизнь я только и делала, что помогала людям: будь то мои родственники, пациенты, подруги, несчастные животные и птицы.
В подтверждении моих слов хочу предложить прочесть рассказ Н. Лескова "Тупейный Художник" , в котором изувер - Каменский С.М. выступает под своей настоящей фамилией, а так же рассказ А. Герцена "Сорока-воровка", где у него другая фамилия - Скалинский.
Итак, призвав на помощь фантазию, опираясь на неоспоримые исторические факты, изложенные в дневнике графа С.М. Каменского, я написала этот исторический роман, который хочу представить на суд читателя.
Надежда Люликова       17.12.2019   03:55:41

Галя! Спасибо! Всё верно! Историю надо знать! С уважением.
Ярость, унижение народа - это революции 1905 и 1917 года!
Большевиков было мало, но народ их поддержал!

Текст из интернета:
...Мы не рабы́, рабы немы — фраза из первой советской азбуки «Долой неграмотность: Букварь для взрослых» (1919)...

...Фраза представляет собой словесный палиндром, то есть может читаться как слева направо, так и, по словам, справа налево. Кроме того, фразу можно написать двумя способами: «Мы не рабы, рабы не мы» и «Мы не рабы, рабы немы» — то есть мы не рабы потому, что не немые.

Фраза — один из самых распространённых лозунгов-идеологем эпохи, когда в советской России в массовом порядке проводили ликвидацию неграмотности среди взрослых...

Добавить отзыв или рецензию к книге:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  













1