Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

МАКС ОТТО ФОН ШТИРЛИЦ


МАКС ОТТО ФОН ШТИРЛИЦ
                                                                                      Уже написан «Вертер»
        Давно не является секретом, что при создании образа штандартенфюрера СС Штирлица (нем. Max Otto von Stierlitz), являющегося советским разведчиком Максимом Максимовичем Исаевым (настоящее имя Всеволод Владимирович Владимиров), Юлиан Семёнов с санкции руководства КГБ СССР получил небывалый для того времени доступ к архивным материалам. Возникает закономерный вопрос, а зачем это было нужно?

          Обычно, рассказывая об истории создания фильма «Семнадцать мгновений весны» в 1969 – 1972 годах, киношники, журналисты и историки ссылаются на то обстоятельство, что раньше, якобы, немцев в советских фильмах изображали идиотами, а тут пришло время рассказать правду о Третьем рейхе и его спецслужбах. Такая постановка вопроса, мягко говоря, вызывает недоумение: а для чего? Например, во всех без исключения западных фильмах, а с некоторого момента и не только западных, советские люди, особенно военные, изображаются некими монстрами, и никого не смущает, что советские реалии в тех же фильмах о Джеймсе Бонде или Рэмбо даже близко не соответствуют действительности. А тут вдруг такая забота о восстановлении исторической справедливости по отношению к Главному управлению имперской безопасности Третьего рейха.

         Очевидно, причина появления образа Штирлица кроется совсем в другом. В 1960-е годы в Германии стали выходить книги немецкого историка Второй мировой войны Пауля Кареля. Его настоящее имя Пауль Карл Шмидт (Paul Karl Schmidt), он был оберштурмбанфюрером СС, пресс-атташе министра иностранных дел Германии Иоахима фон Риббентропа и переводчиком Гитлера. Его двухтомный труд «Восточный фронт» был переведен на все европейские языки, в том числе и на русский. Но в СССР он был доступен лишь немногим, поскольку хранился в спецхране.
           В нём, в частности, утверждается, что человеком, предопределившим исход многих операций Великой Отечественной войны, был агент «Вертер». В декабре 1941 года гестапо вышло на советскую агентурную сеть «Красная капелла», и в следующем 1942 году эта великолепная организация с контактами в нескольких германских министерствах была уничтожена. В том же году был арестован и расстрелян гауптштурмфюрер СС Вилли Леман, прототип Штирлица. Москва потеряла одного из самых лучших, самых надёжных и самых фанатичных агентов. Но вскоре брешь была закрыта. Уже летом 1942 года немецкая контрразведка обнаружила множество свидетельств, что Советское Верховное Главнокомандование постоянно получает точную информацию об объеме производства военной промышленности Германии, новых видах вооружений и, главное, планах и намерениях немецкого командования.

        Генерал-полковник Франц Гальдер, начальник Генерального штаба сухопутных войск, в 1955 году утверждал: «Почти все наступательные немецкие операции становились известны противнику, как только Верховное командование вермахта заканчивало их разработку, даже до того, как планы ложились на мой стол; всё это вследствие измены одного из сотрудников Генерального штаба сухопутных войск. Всю войну мы не могли пресечь утечку информации».

         Руководители советской разведки обращались в швейцарскую резидентуру, через которую в Москву поступала информация из Берлина, так, будто бы они запрашивали сведения в справочном бюро. И они получали всё, в чём были заинтересованы. «Даже поверхностный анализ данных радиоперехвата показывает, что на всех фазах войны в России агенты советского Генерального штаба работали первоклассно. Часть переданной информации могла быть получена только из высших немецких военных кругов - такое впечатление, что советским агентам в Женеве и Лозанне диктовали на ключ прямо из Ставки фюрера», - заключает Пауль Карель.
9 ноября 1942 года немецкая радиоразведка перехватила шифровку, в которой говорилось следующее: «Доре (советскому резиденту в Швейцарии – А.В.). Где расположены немецкие тыловые оборонительные позиции на линии к юго-западу от Сталинграда и вдоль Дона? Директор». Несколько часов спустя поступил дополнительный запрос: «Доре. Где сейчас находятся 11 и 18 танковые дивизии и 25 моторизованная дивизия, которые раньше действовали в районе Брянска. Директор». В Рождество 1942 года «Директор» запрашивает: «Вертер должен конкретно выяснить, сколько в целом дивизий подготовки пополнений будет сформировано из новобранцев к 1 января. Ответить срочно».
          Как утверждает Пауль Карель, в этой шифрограмме впервые появляется самое загадочное имя советской разведки в Германии – «Вертер». 16 января 1943 года «Вертер» снова упоминается в радиограмме: «Доре. Безотлагательно и в первую очередь отсылайте информацию Люци и Вертера о Кавказском фронте, Восточном фронте, а также об отправке новых дивизий на Восточный фронт. Последние сведения Вертера были исключительно ценными. Директор». Сверхсекретная информация исходила непосредственно от Верховного командования вермахта и из Ставки самого фюрера. Отсюда можно сделать вывод, что источник находился в ближайшем окружении Гитлера.
        Именно благодаря своевременному получению этой информации наша победа под Курском по существу была обеспечена ещё 12 апреля 1943 года, когда советская разведка положила на стол Сталина план будущей операции «Цитадель», подписанный всеми генералами вермахта, – сам Гитлер увидел этот же план… только через три дня!
15 апреля 1943 года Гитлер подписал приказ о начале операции «Цитадель»:
Оперативный приказ Ставки вермахта №6
ОКХ, Генеральный штаб сухопутных войск………… Ставка фюрера 15 апреля 1943 г.
Оперативный отдел (1). 430246/43……………………. Отпечатано в 13 экз. Экз. № 4.
Штаб 2-й армии. Оперативный отдел, № 591/43.
Сов. секретно. Только для командования…………. Передавать только через офицера.
Поступило 17.4.1943 г. (Два приложения).
Из данных, поступавших от «Доры» вырисовывался общий замысел операции германского командования. Он сводился к тому, чтобы двумя одновременными встречными ударами в общем направлении на Курск – из района Орла на юг и из района Харькова на север – окружить и уничтожить на Курском выступе советские войска. В дальнейшем расширить фронт наступления на юго-восток и разгромить силы Красной Армии в Донбассе.
Гитлер довел численность своих вооруженных сил до 10 млн. 300 тыс. человек. Операция разрабатывалась и готовилась в строжайшей тайне. Основная ставка делалась на новую бронетанковую технику. По состоянию на 1943 год бронирование тяжёлого танка PzKpfW VI «Тигр» было неуязвимым для противотанковой 76-мм дивизионной пушки образца 1942 года (ЗИС-3) в лобовой проекции и слабо уязвимым на дистанциях ближе 300 м в бортовой проекции. Слабо уязвимыми в лобовой проекции для ЗИС-3 был также новый немецкий танк PzKpfW V «Пантера». В свою очередь, 88-мм пушка KwK 36 L/56 «Тигра» не имела сколько-нибудь существенных проблем в поражении любого советского бронеобъекта на любых дистанциях боя и любых ракурсах, что вело к весьма крупным счетам немецких экипажей, воевавших на «Тиграх» на Курской дуге. 8 июля 1943 года повреждённый «Тигр» унтершарфюрера СС Франца Штаудеггера, находившийся на хуторе Тетеревино, в одиночку отразил атаку примерно 50 танков Т-34 и Т-70 из 26-й танковой бригады, подбив при этом 22 танка.
       Таким образом, если бы удар на Курской дуге, как и рассчитывал Гитлер, был нанесен внезапно, у Красной Армии практически не было шансов на успех и исход Второй мировой войны мог бы быть предрешен. Первая дата наступления под Курском была определена как 5 мая. Затем она несколько раз менялась. И обо всех этих изменениях сразу же становилось известно Сталину.
Наконец, в Ставке фюрера 1 июля 1943 года были собраны военачальники, которым Гитлер сообщил, что начало наступления под Курском - через четыре дня, рассчитывая на полную внезапность. Подтягиваемым на исходные позиции войскам не разрешалось пользоваться радиосвязью. Танковые части передвигались только ночью, а танкисты в целях маскировки были переодеты в форму других войск. Днем делались ложные переброски войск, в эфир летели фальшивые приказы с расчетом дезинформации нашего командования. Но всё это было напрасно – внезапности не получилось. Всё, о чем говорилось в Ставке фюрера 1 июля 1943 года, в тот же вечер было передано в Москву. Это мог сделать только человек, который присутствовал на том совещании. Источник информации фигурировал под псевдонимом «Вертер».
         Известно, что из всех советских агентов, бывших на связи лично у Лаврентия Павловича Берии, в окружении фюрера был лишь один – кинозвезда третьего рейха Ольга Чехова, которую Гитлер боготворил. Ольга родилась в Закавказье и имела общих с Берией родственников. Знала она и Сталина как по Тифлису, так и позднее по Петербургу. Именно Ольга передавала полученную в Берлине информацию агенту «Люци» в Швейцарию, а тот, в свою очередь, советскому резиденту Шандору Радо («Дора»), от которого донесение в тот же день уходило в Москву. Но вот кто был тем «Вертером», с которым была связана Ольга Чехова и который был источников важнейшей информации из Ставки фюрера?
В 1943 году в Швейцарию прибыл сотрудник абвера Ганс Петерс - красавчик, которого именовали «постельным офицером». Умеющий профессионально обхаживать женщин, Петерс быстро соблазнил радистку «Доры» - 23-летнюю Маргарет Болли. Во время ночи любви та разболтала ему название шифровальной книги - «Всё начиналось в сентябре». 13 октября 1943 года Болли была арестована полицией Швейцарии, а в мае 1944 года власти задержали и самого «Люци» - Рудольфа Рёсслера…
Германия с пеной у рта требовала от швейцарских властей срочной выдачи «Люци» - спецслужбам Третьего рейха не терпелось узнать имя агента «Вертера», обеспечившего Гитлеру поражение в Курской битве. Однако на допросах Рёсслер молчал, а у Германии к тому времени дела на фронте стали совсем плохи. Учитывая это, швейцарцы не стали связываться с СССР и выдавать Рёсслера немцам.
В итоге гестапо так и не смогло арестовать Ольгу Чехову, хотя такие попытки предпринимались. В начале 1945 года рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер подписал приказ об её аресте. Что значит попасть в гестапо, она прекрасно знала. Но этого, к счастью, не произошло. Когда эсэсовцы во главе с Гиммлером вошли в её дом на Гросс-Глинике, они увидели, что утренний кофе она пьёт вместе с… Гитлером. Арест так и не состоялся. Ольга никогда не называла причину, из-за которой Гиммлер хотел расправиться с ней. Но сам факт желания арестовать и вывести актрису из-под опеки фюрера говорит о многом. Тем более, что сам Гитлер сообщил ей, что он ясно выразился Гиммлеру, сказав: «Я беру над фрау Чеховой шефство». Знал ли Гитлер о разведывательной деятельности Чеховой? А если знал, то почему препятствовал её аресту? Или он был слишком самоуверен и не допускал мысли, что его может обманывать эта беззащитная женщина?
         Ольга Чехова много лет вела опасную игру среди верхушки Третьего рейха, не будучи разоблаченной. Только в последние дни войны, когда Советская Армия уже сражалась в пригородах Берлина, её шофер, через которого она передавала весь материал, был арестован. Ей самой чудом удалось избежать гестапо. 27 апреля 1945 года Ольга Чехова была арестована сотрудниками ГУКР «СМЕРШ» и на самолете доставлена из Берлина в Москву. Два месяца спустя, 25 июня, на самолете её снова отправили в Берлин.
9 марта 1980 года в своем доме в Мюнхене, чувствуя, что наступают её последние минуты, Ольга Константиновна позвала внучку Веру и сумела лишь прошептать ей своё последнее желание. Вера поднесла бабушке бокал вина, который оказался последним в ее жизни. Ольга Чехова выпила его и, сумев произнести: «Жизнь прекрасна», отошла в другой мир. Точно также поступил её знаменитый дядя Антон Павлович Чехов 76 лет назад. Он также попросил жену Ольгу Леонардовну принести бокал шампанского и, выпив его, скончался в немецком городке Баденвейлере. Ольга Константиновна Чехова была чистокровной немкой по происхождению, крещённой по лютеранскому обряду, но похоронить себя она завещала по русскому православному обряду.
        В октябре 1945 года швейцарские власти организовали суд военного трибунала над членами группы «Дора». Обвинения в незаконной разведывательной деятельности против фашистской Германии были предъявлены самому Шандору Радо (3 года тюрьмы!), его жене Лене, Рудольфу Рёсслеру, Кристиану Шнейдеру, Маргарет Болли, Эдмонду и Ольге Хаммель. Маргарет Болли получила мягкий приговор - 9 месяцев условно и штраф в 500 франков. Жива ли радистка до сих пор - сложно сказать, но в прессе нет информации о её смерти. Возможно, она живёт под другим именем. Между тем Болли - единственный (кроме Рудольфа Рёсслера) член группы «Дора», который мог знать имя и должность агента «Вертера» в Берлине. Рудольф Рёсслер, сумевший доказать, что занимался разведкой прежде всего в пользу Швейцарии, был оправдан судом. После войны он продолжал заниматься разведывательной деятельностью, работая на разведку Чехословакии, которую вполне можно было рассматривать как филиал советской. Он отправлял уникальную информацию, на этот раз из Западной Германии, в том числе и об американских войсках в Европе. За шесть лет, с 1947 по 1953 год, Рёсслер передал 160 донесений, примерно по 20 страниц каждое. Он споткнулся в 1953 году… Его судили за шпионаж в пользу иностранного государства и приговорили к 12 месяцам лишения свободы. Он отбыл срок. Прожил ещё несколько лет и умер в 1958 году. Считается, что перед смертью 11 декабря 1958 года Рёсслер назвал имя своего источника в Берлине сотрудникам ГРУ СССР. Однако все архивы по работе агента «Люци» строго засекречены и, очевидно, не будут рассекречены никогда. Похоронен легендарный «Люци» на деревенском кладбище близ Люцерна. На скромной надгробной плите надпись: «Рудольф Рёсслер. 1897–1958».
       Совершенно ясно, что ни второстепенный полицейский чиновник Вилли Леман («Брайтенбах»), ни штандартенфюрер СС Отто фон Штирлиц по размаху своей деятельности никак не тянули на то, чтобы быть источниками сверхсекретной информации из Ставки фюрера, и вряд ли могли иметь доступ к высшим секретам Рейха. Но почему именно о них должен был по замыслу Юрия Владимировича Андропова написать в своем сценарии Юлиан Семёнов, ни коим образом не касаясь «Вертера»?

      Да потому, что это была своего рода операция прикрытия, призванная отвлечь внимание от подлинных участников самой законспирированной советской агентурной сети, которые в то время всё ещё могли продолжать работу на советскую разведку.
Есть в московском районе Лефортово Введенское (Немецкое) кладбище - одно из самых таинственных и загадочных кладбищ Москвы. Где-то на его территории покоится прах Франца Лефорта, человека, в честь которого назван целый район столицы. Он сначала был погребен в немецкой кирхе, а затем перезахоронен. Отсюда и пошла легенда о призраке Лефорта, который прогуливается по Введенскому кладбищу. В другой легенде рассказывается, что под холмом, на котором находится Немецкое кладбище, расположен целый лабиринт подземелий, катакомб и склепов, и что войти в эту подземную Введенку можно только через какую-то часовню на поверхности...

Останавливаюсь около одного из надгробий и читаю: «Мартин Борман. 1900–1972».
Фото Андрея Ведяева.Фото Андрея Ведяева.Фото Андрея Ведяева.Фото Андрея Ведяева.Фото Андрея Ведяева.


Количество просмотров: 702
Количество комментариев: 0
© 04.04.2015 Полёт Орла

Полёт Орла       04.04.2015   10:50:30

В конце апреля 1945 года Борман постоянно находился с Гитлером в Берлине, в бункере рейхсканцелярии. Перед смертью Гитлер назначил Бормана рейхсминистром по делам партии (хотя ранее такого поста не существовало). 1 мая 1945 года Борман вместе с новым рейхсканцлером Йозефом Геббельсом и начальником штаба германских сухопутных сил Гансом Кребсом от имени нового рейхспрезидента гросс-адмирала Карла Дёница пытался вести с советскими военачальниками переговоры о перемирии. После провала переговоров и самоубийства Геббельса Борман принял решение прорываться из окружённого Берлина вместе с последними обитателями бункера. Для этого была организована боевая группа группенфюрера СС Вильгельма Монке, которая в ночь с 1 на 2 мая 1945 года покинула бункер и направилась в западном направлении. Во время этого продвижения, по свидетельству очевидцев, Борман был ранен осколками советского снаряда, попавшего в танк, за которым он шёл.
Тело Бормана первоначально не было обнаружено, и факт его смерти не подтверждён. Поэтому его долго считали скрывшимся, и в 1945 году он был заочно привлечён в качестве главного военного преступника к суду Международного военного трибунала в Нюрнберге.
Однако пойманный в конце 1945 года Артур Аксман, шеф Гитлерюгенда, который пытался покинуть Берлин вместе с Борманом, сообщил на допросе, что Борман погиб (точнее, покончил жизнь самоубийством) на его глазах 2 мая 1945 года. Он подтвердил, что видел Бормана и личного врача Гитлера Людвига Штумпфеггера, которые лежали на спине возле автобусной станции в Берлине, где шёл бой. Он подполз к их лицам вплотную и ясно различил запах горького миндаля — это был цианистый калий. Мост, по которому Борман собирался бежать из Берлина, был заблокирован советскими танками. Борман предпочёл раскусить ампулу.
Тем не менее, эти показания не были признаны достаточными свидетельствами гибели Бормана. В 1946 году Международный военный трибунал в Нюрнберге судил Бормана заочно и приговорил его к смертной казни. Адвокаты настаивали на том, что их подзащитный не подлежит суду, поскольку уже мёртв. Суд не счёл доводы убедительными, рассмотрел дело и вынес приговор, оговорив при этом, что Борман в случае задержания имеет право подать просьбу о помиловании в установленные сроки.
В конце 1972 года в Берлине при прокладке дороги рабочими были обнаружены останки, впоследствии предварительно идентифицированные как останки Мартина Бормана, но стопроцентная идентификация тогда была невозможной. 11 апреля 1973 года западногерманская прокуратура официально подтвердила, что Борман погиб в мае 1945 года. Тогда же западногерманский суд официально объявил Бормана умершим, однако сомнения оставались. Неоднократно появлялись сообщения о Бормане в Латинской Америке, «охотники за нацистами» продолжали рассматривать возможность его поимки. Лишь в 1998 году экспертиза окончательно удостоверилась, что найденные в Берлине останки действительно принадлежат Борману. Его сын — Мартин Борман-младший — согласился предоставить свою кровь для проведения ДНК-анализа останков.

Анализ подтвердил, что останки действительно принадлежат Мартину Борману, который действительно 2 мая 1945 года пытался покинуть бункер и выбраться из Берлина, но поняв, что это невозможно, покончил с собой, приняв яд (в зубах скелета были обнаружены следы ампулы, дающие основания предполагать, что покойным была раскушена ампула с цианистым калием). 16 августа 1999 года останки Бормана были кремированы, а прах развеян с военного корабля над нейтральными водами Балтийского моря.


Полёт Орла       04.04.2015   10:54:41

Версия Бориса Тартаковского

Судьба свела этого человека с Маршалом Советского Союза Ереме­нко, который перед смертью, в 1970 году, открыл ему тайну, мож­но сказать, государственного значения. По словам полководца, Бо­рман был не кто иной, как особо законспирированный советский раз­ведчик! Сказанное настолько поразило Тартаковского, что последу­ющие 20 лет он посвятил архивным розыскам и собиранию сведений о Бормане. И вот что выяснил,

Оказывается, Борман был завербован советской разведкой еще в конце 20-х годов минувшего века. Его рекомендовал руководителям ГРУ РККА вождь немецких коммунистов Эрнст Тельман, Борман (парти­йный псевдоним "товарищ Карл"), член "Союза Спартака", опытный по­дпольщик и конспиратор, прибыл в Москву, где встречался с И.В.Сталиным и дал согласие на внедрение в партию Гитлера. Так начал­ся его путь в вершинам власти "третьего рейха". Этому способство­вал и тот факт, что Борман лично знал Гитлера. Они познакомились на фронте во время 1-й мировой войны, когда Адольф еще был ефрей­тором Шикльгрубером.

30 апреля 1945 года эсэсовцы под руководством Бормана сожгли трупы отравившихся Гитлера и Евы Браун, а 1 мая Борман передал по рации советскому командованию о своем местонахождении. В 14 ча­сов к зданию рейхсканцелярии подошли советские тяжелые танки. Ими командовал сам начальник военной разведки СССР генерал Иван Серов. С группой спецназовцев он скрылся в глубине рейхсканцелярии, и скоро оттуда вывели человека, на голову которого был надет мешок. Танки без промедления взяли курс на аэродром.

Тартаковский ничего не сообщает о дальнейшей судьбе Бормана, но указывает место его захоронения - Лефортовское кладбище в Мо­скве, где есть могила с надписью "Мартин Борман» 1900-1973 гг."

Возможна ли версия №2? Думается, вполне. И здесь надо сказать еще об одном человеке, который имел непосредственное отношение к описанным событиям. Человек этот - Сталин. Когда он умер, он унес с собой множество тайн. Может быть, и тайну Бормана. Ведь до сих пор не найден личный сейф Сталина. Какие документы хранятся там? Мало кому известно, что у Сталина было от 12 до 14 агентов, кото­рые подчинялись только ему. О том, что это были за агенты, гово­рит такой факт. Был когда-то такой государственный и военный дея­тель царской России, как Гучков. Являлся министром Временного правительства, председателем Госдумы. Люто ненавидел большевиков и в З0-е годы, эмигрировав, сотрудничал с гестапо. Так вот: одним из личных аген
тов Сталина была родная дочь Гучкова, о чем стало известно совсем недавно.













1